Высокие статистические технологии

Форум сайта семьи Орловых

Текущее время: Вс окт 22, 2017 2:38 pm

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 59 ]  На страницу Пред.  1, 2
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Обратный отсчет монархии. Социальная хроника 1917
СообщениеДобавлено: Ср авг 09, 2017 10:18 pm 
В сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7280
На смену двоевластию буржуазия насаждала диктатуру

Газета "Правда" №86 (30583) 10 августа 2017 года
1 полоса
Автор: Виктор ТРУШКОВ.

Над 16-м номером «Рабочего и Солдата» в ночь на 10 (23) августа колдовали печатники. Уже была готова десятая часть тиража (6 тысяч экземпляров). В этот момент ворвавшаяся в помещение полиция объявила об аресте номера и запрете газеты. Но «Правду» уничтожить невозможно. 13 (26) августа она пришла к читателю в обличье «Пролетария». Кстати, несмотря на все препоны, газета оставалась ежедневной, никому из партийных активистов, если они были большевиками, и в голову не приходило, ссылаясь на тяжёлые условия, предложить издавать её лишь раз в неделю. Такого инициатора однопартийцы в лучшем случае выставили бы на смех, а то и (суровое было время) объявили отступником…

НОВИЧОК газетного мира, как и его предшественники, выходил под лозунгом «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!». Он сразу заявил себя, во-первых, ежедневной газетой, во-вторых, центральным органом РСДРП. 1-й номер открывался статьёй К. Сталина. Он определял «линию «Правды» и чаще всех выступал в августовском ЦО. В этом выпуске Сталин отвечал на коренной вопрос дня: «Куда ведёт Московское Совещание?» Перечислим основные тезисы статьи:

— «Московское Совещание как «центр объединения» контрреволюции — таков смысл речей «его сторонников». Они утверждали:

— «Правительство должно быть организовано Московским Совещанием или временным комитетом Гос. Думы, а не какой-либо партией, как это было до сих пор. Такому правительству должна быть предоставлена вся полнота власти и независимости».

— «Меньшевики и эсеры, созвавшие Совещание, облегчили дело организации контрреволюции, всё равно — хотели они этого или нет».

— «Сомнения невозможны: дело идёт к утверждению и оформлению военной диктатуры. Отечественная и зарубежная буржуазия будет её «лишь» финансировать».

— «А Москва делает своё революционное дело. Газеты сообщают, что по призыву большевиков в Москве началась общая забастовка, вопреки решению Всероссийского Исполнительного Комитета, до сих пор ещё тащущемуся в хвосте за врагами народа».

Рядом информация «Москва бастует». Даже сугубо буржуазная «Биржёвка» признавала: «Забастовка охватила весьма значительные районы и крупные производства. С раннего утра в город вышло незначительное количество трамваев. Около 10 час. трамвайное движение совсем прекратилось... Забастовка организована исключительно большевиками и правлением профессиональных союзов. Состоялось соединённое заседание 23 профсоюзов… Вынесена резолюция: объявить в знак протеста против Московского Совещания всеобщую забастовку в Москве».

В номере опубликовано также «Воззвание Ц. К-та». Его призывы: «Товарищи! Созывайте митинги и выносите резолюции против «Московского Совещания»! Присоединяйтесь к путиловцам и организуйте сегодня в знак протеста против «совещания» сборы в пользу гонимой и преследуемой партийной печати. Не поддавайтесь на провокации и не делайте сегодня никаких уличных выступлений!»

Ситуация требовала, чтобы в газете выступали все наиболее известные руководители партии. К этому же призвал ЦК РСДРП 5 (18) августа. В номере, кроме сталинских, статьи Г. Зиновьева и Л. Троцкого. Во 2-м номере «Пролетария», вышедшем 15 (28) августа, статьи К. Сталина, Л. Троцкого, А. Джапаридзе. Там же опубликовано заявление Московской городской конференции РСДРП «Московское Совещание и рабочий класс». Конференция, вслед за постановлением ЦК, призвала «предложить всем товарищам делегатам немедленно организовать там все революционные элементы вокруг требований последовательной революционной демократии и, огласив нашу декларацию, в которой необходимо разоблачить как контрреволюционный характер Совещания, так и предательскую политику буржуазных партий и покрывающих её вождей меньшевиков и соц.-революционеров, демонстративно покинуть собрание». Конференция поддержала идею проведения митингов и однодневной стачки протеста.

На следующий день «Пролетарий» открывался статьёй Г. Сокольникова «Генералы на параде контрреволюции». Автор писал: «Московское Совещание — это организующаяся во всероссийском масштабе контрреволюция, боевой смотр контрреволюционных сил, переходящих «от слов к делу». Правительство Керенского явилось в Москву, чтобы всенародно и торжественно опереться на контрреволюционный буржуазный блок, объявив спасение его интересов — спасением «всей страны».

В 3-м номере привлекало также внимание читателей письмо Ленина «О выступлении Каменева в ЦИК по поводу Стокгольмской конференции». Владимир Ильич сразу, как говорится, брал быка за рога: «Речь т. Каменева в ЦИК 6 августа по поводу Стокгольмской конференции не может не вызвать отпора со стороны верных своей партии и своим принципам большевиков». Почему? «В первой же фразе своей речи т. Каменев сделал заявление формального характера, которое придаёт его выступлению прямо чудовищный характер. Тов. Каменев оговаривается, что выступает от себя лично, что наша фракция этого вопроса не обсуждала.

Во-первых, с каких это пор в организованной партии по важным вопросам выступают отдельные члены «от себя лично»? Раз фракция вопроса не обсуждала, т. Каменев не имел права выступать. Вот первый вывод из его же слов.

Во-вторых, какое право имел т. Каменев забыть, что есть решение ЦК партии против участия в Стокгольме. Если это решение не отменено съездом или новым решением ЦК, то оно остаётся законом для партии».

Не менее серьёзные претензии Ленин предъявил Каменеву и относительно содержания выступления. «Над Стокгольмом, — сказал Каменев, по передаче газет, далее, — начинает развеваться широкое революционное знамя, под которым мобилизуются силы революционного пролетариата».

Это — пустейшая декларация в духе Чернова и Церетели. Это — вопиющая неправда. Не революционное знамя, а знамя сделок, соглашений, амнистии социал-империалистов, переговоры банкиров о дележе аннексий, — вот какое знамя на деле начинает развеваться над Стокгольмом.

Нельзя терпеть, чтобы партия интернационалистов, перед всем миром ответственная за революционный интернационализм, компрометировала себя кокетничанием с проделками социал-империалистов русских и немецких, с проделками министров буржуазного империалистического правительства Черновых, Скобелевых и Ко».

17 (30) августа на месте передовой — статья Сталина «Итоги Совещания». Никаких сглаживаний углов, только суровая правда:

«Коронация контрреволюции — вот результат Московского Совещания.

Оборонцы, болтающие теперь о «торжестве демократии», и не догадываются, что их взяли просто в лакеи для услужения торжествующим контрреволюционерам. Таков — и только таков — политический смысл «честной коалиции», о которой «с мольбой» говорил г. Церетели и против которой ничего не имеют гг. Милюковы.

«Коалиция» оборонцев с «живыми силами» из империалистической буржуазии против революционного пролетариата и крестьянской бедноты.

Таковы итоги Московского Совещания».

«Автономия Сибири» — публикация, демонстрирующая ещё одну грань разрушительной политики Временного правительства. Из Томска сообщали, что состоялась Сибирская областная конференция, которая выработала проект автономии Сибири. Он предусматривает, что «автономия Сибири приравнивается к штатам, устроенным на федеральных началах; законодательная власть должна принадлежать Сибирской Думе, исполнительная — Сибирскому Кабинету Министров, а высшая судебная — особому Сибирскому Сенату. Большинство членов съезда принадлежит к партии социалистов-революционеров».

На этом фоне большим событием становится информация о том, что в Риге на городских выборах блестящий результат у большевиков социал-демократии Латышского края: из 120 мест они получили 56.

А на заводах — забастовки: Минск, Новочеркасск, снова Ростов-на-Дону…

«Пролетарий» № 5 предоставил свои страницы для двух статей Сталина — «Правда о положении на фронте» и «О причинах июльского поражения на фронте». Обе посвящены общественно-политическим истокам фронтовых неудач, которые генералитет и крупный капитал стремились использовать для введения диктатуры. Но даже буржуазные издания вынуждены говорить о «провоцированном отступлении», об «измене, разыгранной по заранее обдуманному, рассчитанному плану». Сталин особенно выделяет оценки «Нового времени», о сотрудниках которой говорили, что это «бывшие холопы царя». Но и они вынуждены заявлять, что «снимают с большевиков огульное обвинение в нашем поражении», что дело не в большевизме, а в «более глубоких причинах»… Это прежде всего непригодность для нас тактики наступления при наших «сырых генералах», при слабости «материальных частей» наших войск, при неорганизованности солдат. Затем вмешательство «дилетантских (неопытных) элементов, настаивавших и настоявших в июне на наступлении. Наконец, слишком большая готовность правительства исполнить советы союзников о необходимости наступления, не считаясь с действительным положением на фронте».

Традиционно важной темой номера является отношение рабочего класса к текущим политическим событиям. «Митинг на Путиловском заводе» — публикация из этого ряда. В нём участвовали 8 тысяч человек. Наиболее близкой рабочим была позиция критики меньшевиков и эсеров за «Московское Совещание», за «святое» молчание при введении смертной казни. Общий вывод: «только они, «правящие партии», виновны в том, что нет единого фронта революции».

Рабочие завода Эриксона в своей резолюции пришли к заключению, что «Временное Правительство, содействуя диктатуре контрреволюционной буржуазии, за время своего существования занималось тем, что проводило реставрацию старого строя».

Рабочие завода Щетинина, оценивая текущий момент, заявляли: «Протестуем против несозыва Петрогр. Сов. Р. и С. Депутатов даже в назначенные дни, видя в этом нежелание считаться с волей революционного пролетариата… Протестуем против закрытия рабочих газет левого социалистического крыла, а в частности «Рабочего и Солдата».

Пролетариат сопротивлялся диктатуре, которую стремилась насаждать буржуазия.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Обратный отсчет монархии. Социальная хроника 1917
СообщениеДобавлено: Пн авг 14, 2017 6:34 pm 
В сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7280
«Каждый член партии должен быть подписчиком своей газеты»

Газета "Правда" №88 (30585) 15—16 августа 2017 года
1 полоса
Автор: Виктор ТРУШКОВ.

Противостояние буржуазии и пролетариата усиливалось и обострялось с каждым днём. Неизбежность сурового противоборства революции и контрреволюции становилась всё более неотвратимой. Но всякий крутой поворот в обществе требует единодействия пролетарских сил и их партии. Поэтому в конце августа центральный орган большевиков почти в каждом номере публиковал призывы: «Каждый член партии должен быть подписчиком своей газеты», «Каждый член партии должен быть постоянным подписчиком «Пролетария». В пяти последних номерах «Пролетария» с этим призывом обращался к партии и её ЦК.

ЭТО БЫЛ КЛИЧ не только о финансовой помощи, хотя и она была нужна партии позарез. Но поддержка центрального партийного органа рабочей копейкой была прежде всего показателем политической поддержки линии большевиков, линии «Правды». Вот строки из обращения «К нашим друзьям», подписанного Центральным Комитетом РСДРП(б), редакцией «Пролетария» и большевистской фракцией Совета рабочих и солдатских депутатов: «Товарищи! Три месяца назад, когда мы обратились к вам за поддержкой для приобретения типографии, мы сумели в несколько дней собрать более 100 тысяч. Сумейте же и теперь в одну неделю собрать 100 тысяч! Покажите врагам, что в момент, когда буржуазные гиены стараются оболгать и оклеветать вашу партию, а вождей ваших преследуют и арестуют, вы умеете поддержать вашу пролетарскую партию!

100 ТЫСЯЧ В ОДНУ НЕДЕЛЮ НА НУЖДЫ «ПРОЛЕТАРИЯ»!»

Это обращение было в 8-м номере, а в 10-м ЦК РСДРП(б) обращается «Ко всем партийным организациям»:

«Товарищи! Партия заинтересована в том, чтобы распространение её Центрального Органа было поставлено на надлежащую высоту. Долг местных организаций взять на себя постановку широкого распространения ЦО.

ЦК предлагает всем организациям партии обязать всех своих членов стать постоянными подписчиками ЦО.

ЦК призывает всех членов партии содействовать самому широкому распространению партийной газеты путём организации коллективной подписки по фабрикам, заводам, мастерским, казармам и пр.».

Невозможно обеспечить единодействие партийцев, если оно не координируется центральным органом партии, проводящим линию «Правды». А потребность в координации была колоссальной.

6-й номер «Пролетария» открывала статья Сталина «Американские миллиарды». Она была посвящена итогам Московского Совещания. Оказывается, за его ходом внимательно следили американские толстосумы: «Ближайшим результатом работ Московского Совещания, — цитирует автор публикацию «Биржёвки», — в особенности симпатии, проявленной к этому Совещанию со стороны американцев, как передают, явилась возможность заключить на заграничном рынке 5-миллиардный государственный заём. Заём будет реализован на американском рынке. Благодаря этому займу будет выполнена малая финансовая программа Временного Правительства».

Сталин формулирует принципиальные выводы, важные как для всей партии, так и для рабочего класса: «Ещё в 1906 году, когда революция ещё развивалась в России, Запад помог царской реакции оправиться, ссудив ей два миллиарда. И царизм действительно окреп тогда ценой нового финансового закабаления России Западом. По этому случаю замечали тогда, что Запад ввозит в Россию не только социализм, но и реакцию в виде миллиардов.

Теперь раскрывается перед нами более красноречивая картина. В момент, когда русская революция напрягает силы для отстаивания своих завоеваний, а империализм старается добить её, — американский капитал снабжает миллиардами коалицию Керенского — Милюкова — Церетели для того, чтобы, обуздав в конец русскую революцию, подорвать разрастающееся на Западе революционное движение… Не правда ли, Запад ввозит в Россию не столько социализм и освобождение, сколько кабалу и контрреволюцию».

Другой центральной публикацией номера была статья Ленина «За деревьями не видят леса». Поводом для неё стало выступление Мартова на заседании ЦИК Советов, в котором этот родоначальник меньшевизма рассуждал о лозунге «Вся власть Советам». Выявив меньшевистскую путаницу оратора, Ленин пишет: «После 4 июля переход власти к Советам стал невозможен без гражданской войны, ибо власть перешла с 4—5 июля к военной, бонапартистской клике, поддержанной кадетами и черносотенцами. Отсюда вытекает то, что все марксисты, все сторонники революционного пролетариата, все честные революционные демократы должны теперь выяснить рабочим и крестьянам коренную перемену положения, обусловливающую другой путь перехода власти к пролетариям и полупролетариям».

Второе принципиальное положение этой статьи касается Учредительного собрания:

«Какую бесконечно грязную лакейскую роль сыграл ЦИК Советов, т.е. господствующие в нём эсеры и меньшевики, в деле отсрочки созыва Учредительного собрания! К.-д. дали тон, бросили идею отсрочки, начали кампанию в печати, выдвинули казачий съезд с требованием отсрочки. (Казачий съезд! Как же не лакействовать Либерам, Авксентьевым, Черновым и Церетели!) Меньшевики и эсеры петушком побежали за кадетами, как собака поползли на хозяйский свист, под угрозой хозяйского кнута».

И вывод: «Кто не дошёл до полной подлости, должен сплотиться вокруг партии революционного пролетариата. Без его победы ни мира народу, ни земли крестьянам, ни хлеба рабочим и всем трудящимся не получить».

С ленинской статьёй перекликается корреспонденция «Совещание фронтовых организаций». Газета без комментариев (комментарии тут ни к чему) сообщает: «По вопросу организации выборов в Учредительное Собрание в действующей армии собрание постановило, что избирательным округом для действующей армии является фронт». Демократичнее некуда!

Проблема армии в условиях обострения классового противостояния на страницах «Пролетария» занимала значительное место. В 6-м номере за 19 августа (1 сентября) напечатана эмоциональная статья И. Безработного (Мануильского) «Слышу, товарищ!». Это рассказ о голодовке протеста солдата Баландина (к этому факту газета вернётся ещё не раз). Там же тему продолжает большая редакционная статья «Ещё о виновниках поражения на фронте». Оснащённая документами, она повествует о том, что поражение армии — результат не трусости солдат или большевистской агитации, а бездарности генералов. Об этом же информация «Требование солдат», сообщающая об обращении исполкома Румынского фронта, Черноморского флота и Одесского округа к Временному правительству и ВЦИК. «Официально перед всей Россией должна быть признана доблесть и беззаветная храбрость солдат Румынского фронта, … прекращена травля в печати солдат, которые ежедневно тысячами гибнут в ожесточённых боях, защищая революционную Россию» — такова позиция этого документа.

В 8-м номере статья Сталина «Голоса провокации». Она вызвана известием о сдаче немцам Риги. И снова «наймиты буржуазной печати принялись травить солдат, якобы бегущих в беспорядке. Контрреволюционная Ставка поёт в один голос с «Вечерним Временем», стараясь взвалить вину на революционных солдат». Автор завершает анализ риторическим вопросом: «Не ясно ли, наконец, что открывшаяся в России полоса провокации является орудием диктатуры империалистической буржуазии, полная ликвидация которой является первой задачей пролетариата и революционных солдат?»

Опровергая напраслину, возводимую на солдат, «Пролетарий» публикует телеграммы помощника комиссара Северного фронта, ярого оборонца В. Войтинского, в которых подчёркивается, что при защите Риги «случаев бегства и предательства воинских частей не было».

Ещё одна важная тема той августовской недели 1917 года — выборы в Петроградскую городскую думу. Большевистская газета в день выборов, 20 августа (2 сентября), публикует агитку, носящую ярко выраженный политический характер. Её невозможно спутать с агитматериалами меньшевиков или эсеров:

«Рабочие! Солдаты!

Сегодня на выборах гласных в Центр. Гор. Думу голосуйте за список № 6 партии большевиков, потому что только они одни не на словах, а на деле ПРОТИВ смертной казни для солдат, захватной войны, грабежа капиталистов. ЗА переход власти к рабочим и беднейшим крестьянам, немедленную конфискацию земли, установление рабочего контроля над производством, ограничение грабежей капиталистов».

В 9-м номере, вышедшем 23 августа (5 сентября), в передовой «Наша победа» газета заявляет: «Именно наша партия оказалась той единственной революционной партией, на которую обратили свои взоры широкие народные массы в ту минуту, когда все окончательно убедились в крахе оборонцев всех толков и направлений, в гибельности для революции тактики соглашательства с империалистами, ведущей к полной капитуляции перед буржуазно-помещичьей контрреволюцией».

В 10-м номере (он для «Пролетария» оказался последним) — передовая «Крах оборонческого соглашательства». В ней приведены результаты выборов в столичную Думу. Большевики — единственная партия, которая увеличила армию своих избирателей. На июньских выборах 1917 года у большевиков было почти вчетверо меньше голосов, чем у оборонцев. Теперь отставание сократилось всего до 10 тысяч. Эсеры, ещё сохранившие первенство, потеряли 400 тысяч голосов, а меньшевики не сумели даже выставить своих списков.

В этом же номере ленинская статья «Политический шантаж», известная фраза из которой была даже вписана в партбилеты КПСС. Но главная мысль статьи: наиболее распространённым инструментом политической борьбы буржуазии стал шантаж. Ленин напомнил, как слуги капитала беспощадно чернили лидера эсеров Чернова за «пораженческие» статьи. «Но вот кадеты и эсеры «помирились» на определённом составе правительства. И — о чудо! — «дело» Чернова исчезло!! В несколько дней, без суда, без разбора, без оглашения документов, без опроса свидетелей, без заключения экспертов, — «дело» исчезло… Вот вам, как на ладони, политический шантаж».

Но куда больше Ленина интересовал не Чернов, а Каменев: «Одним из последних пострадал от шантажа наш товарищ Каменев. Он «устранился от общественной деятельности» до разбора дела. По нашему мнению, это — ошибка. Шантажистам только того и надо было… Не будем поддаваться крикам буржуазной прессы! ... Будем полагаться на суд пролетариев, сознательных рабочих, своей партии...»

А вот и знаменитая фраза: «Будем стойки в клеймении шантажистов. Будем непреклонны в разборе малейших сомнений судом сознательных рабочих, судом своей партии, ей мы верим, в ней мы видим ум, честь и совесть нашей эпохи...»


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Хроника 1917
СообщениеДобавлено: Пт авг 18, 2017 1:45 pm 
В сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7280
От Московского Совещания к корниловскому мятежу

Газета "Правда" №90 (30587) 18—21 августа 2017 года
1 полоса
Автор: Виктор ТРУШКОВ.

Линию «Правды» после «Пролетария» выпало вести «Рабочему». С таким временным названием первая в России рабочая газета уже издавалась в 1914 году. Во 2-м его номере, вышедшем 26 августа (8 сентября) 1917 года, опубликована заметка «Странное совпадение», которая, кажется, объясняет смену хранителя правдинских традиций.

ВОСПРОИЗВЕДЁМ эту небольшую публикацию полностью:

«Мы хотим отметить одно странное совпадение.

Каждый раз наши газеты закрываются в одном определённом случае: когда они призывают рабочих не поддаваться на провокацию.

«Правда» была закрыта, когда она, после июльских дней, призывала рабочих и солдат к прекращению демонстрации.

«Рабочий и Солдат» закрыт, когда в статье «Что будут делать питерские рабочие в день 12 августа» призывал не устраивать в этот день уличных выступлений.

И, наконец, «Пролетарий» закрыт на другой день после того, как, в связи с прорывом Рижского фронта, он призвал рабочих и солдат к выдержке и спокойствию!

Что же это значит? Чья рука так заботливо не даёт рабочим знать, что партия предостерегает их от провокации?

Чья же это провокационная рука?

Или, точно безумцы, они играют с огнём?»

Запомним эти «странные» совпадения. Тем более что через неделю они повторятся и с «Рабочим». А пока полистаем его 1-й номер. Он вышел 25 августа, на следующий день после запрета «Пролетария» (большевистская партия чрезвычайно высоко ценила ежедневный характер выпуска своего центрального органа!) и открывался статьёй Сталина «Союз жёлтых», посвящённой международному значению происходивших в нашей стране процессов: «Русская революция не есть нечто обособленное. Она кровно связана с революционным движением на Западе. Более того, она есть часть того великого движения пролетариев всех стран, которое призвано сокрушить самые основы мирового капитализма. Вполне понятно, что каждый шаг нашей революции неминуемо вызывает ответную волну на Западе, каждая её победа — оживление и рост мирового революционного движения, сплачивая рабочих всех стран к борьбе с капиталом».

Но за ходом русской революции зорко следили не только вдохновлявшиеся ею пролетарии, но и злобная буржуазия. «Когда Пуришкевич и Милюков, проливая крокодиловы слёзы по случаю падения Риги и клевеща на солдат, хулят в то же время Совет и Комитеты, то это значит, что они рады случаю требовать дальнейших репрессий для окончательного торжества помещиков и капиталистов.

Когда империалисты Запада, разглагольствуя о «судорогах боли» по случаю падения Риги и взваливая всё на солдат, в то же время поносят «нелепые армейские комитеты», то это значит, что они рады случаю добить последние остатки революционных организаций в России. В этом — и только в этом — политический смысл объединённого похода лжи и клеветы против умирающих на северном фронте русских солдат».

Кстати, о Пуришкевиче. В 1-м номере «Рабочего» о нём «персональная» заметка. На заседании Временного правительства обсуждался вопрос о привлечении его к ответственности. За что? «На совещании членов Гос. Думы Пуришкевич требовал введения военной диктатуры, ареста Совета Раб. и Солд. Деп., обвинял Временное Правительство в узурпации прав Учредительного Собрания, настаивал на возвращении института генерал-губернаторов и прежней полиции… Хотя В.М. Пуришкевич проявил себя в этой речи контрреволюционером, но так как она… не была опубликована», правительство решило на неё не реагировать.

Поскольку рядом с «Союзом жёлтых» статья Троцкого «Итоги и перспективы», то поневоле бросается в глаза её холодно-пренебрежительная, высокомерная тональность в отличие от сталинской боли о русских солдатах. Троцкий писал: «При беспримерной ясности классово-политических группировок в русской революции в области идеологии у нас царит столь же беспримерный кавардак. Запоздалый характер исторического развития России позволил мещанской интеллигенции украсить себя павлиньими перьями самых лучших социалистических теорий…» Кстати, утверждения об отказе Троцкого в 1917 году от идей перманентной революции тоже, оказывается, не очень-то обоснованы. В этой статье, уже будучи членом ЦК РСДРП(б), он велеречиво писал: «Перманентная революция против перманентной бойни! — такова борьба, в которой ставкой является судьба человечества».

Опубликованная во 2-м номере «Рабочего» ленинская статья «О Стокгольмской конференции» тоже посвящена месту русской революции в мировых процессах. Но её положения, оставаясь научными, плотно вплетены в практическую борьбу, сохраняют актуальность и сегодня: «Те социалисты, которые стали на точку зрения своей буржуазии в настоящей войне, перестали быть социалистами, изменили рабочему классу, перешли на деле в лагерь буржуазии. Они стали классовыми врагами пролетариата… Во всех странах именно оппортунистическое крыло социализма поставило главные кадры социал-шовинистов».

Во 2-м и 3-м номерах напечатано короткое заявление ЦК РСДРП(б):

«Тёмными личностями распускаются слухи о готовящемся в воскресенье выступлении, организуемом якобы нашей партией. ЦК нашей партии призывает рабочих и солдат не поддаваться на провокацию, сохранить полную выдержку и спокойствие, не предпринимать никаких выступлений».

Поскольку 3-й номер «Рабочего» вышел в «полугодовщину революции», то в нём большое место занимают перепечатки из первых номеров «Правды», вышедших через неделю после отречения Николая II.

4-й номер насыщен тревогой:

«Контрреволюция ведёт наступление.

Контрреволюционный заговор открыт.

Товарищи!

Теперь нужна особенная организованность, не поддавайтесь ни на какие провокационные призывы и слухи, сохраняйте полную выдержку и спокойствие».

На месте передовой статья Сталина «Мы требуем!».

«События бегут, — пишет соратник Ленина. — После Московского Совещания — сдача Риги и требования о репрессиях. После неудачной травли солдат на фронте — провокационные слухи о заговоре большевиков и новые требования о репрессиях. После разоблачения провокаторских слухов — открытое выступление Корнилова, требующего смещения Временного Правительства и провозглашения военной диктатуры. Причём партия Милюкова, партия народной свободы, уходит, как в июльские дни, из министерства, открыто поддерживая тем самым контрреволюционный заговор Корнилова.

В результате поход корниловских полков на Петроград с целью утверждения военной диктатуры, смещение Корнилова Временным Правительством, объявление Керенского о кризисе, уход Кишкина из партии к.-д., замешанной в заговоре, образование так называемой революционной директории».

Изложив хронику событий, Сталин пишет: «Контрреволюция началась не со вчерашнего дня и не в связи с заговором Корнилова. Она началась, по крайней мере, в июне, когда Правительство, перейдя в наступление на фронте, стало проводить политику репрессий…»

И — стратегическая позиция большевистской партии: «Рабочие и солдаты примут все меры к тому, чтобы дать решительный отпор контрреволюционным бандам Корнилова, если они появятся в революционном Петрограде.

Рабочие и солдаты не допустят осквернения столицы России грязными руками врагов революции. Они грудью будут отстаивать боевое знамя революции».

«Заговор против революции» — под такой шапкой выходит 5-й номер «Рабочего». Орган ЦК РСДРП(б) перепечатывает из «Известий» «картину военного заговора». В её центре «Поручение В.Н. Львова». Бывший обер-прокурор святого синода, член Госдумы Львов 26 августа просил Керенского назначить ему аудиенцию. Министр-председатель через адъютанта ответил, что принять его сможет лишь в воскресенье. Но после переговоров по прямому проводу со Ставкой поручил тому же адъютанту немедленно найти Львова. «Адъютант случайно встретил В.Н. Львова идущим по Невскому пр. (как и в анекдоте, в кустах случайно оказался белый рояль. — В.Т.) и, пригласив его в свой автомобиль, доставил в дом военного министра, где продолжал оставаться А.Ф. Керенский». Львов передал, что по поручению генерала Корнилова требует от Керенского «передачи всей власти ген. Корнилову для сформирования нового правительства».

Здесь же «Рабочий» публикует «Манифест Корнилова». Генерал оспаривает изложенную «Известиями» версию событий: «Не я послал Львова к Керенскому, а, наоборот, Керенский первый послал Львова ко мне и провокационно вынудил меня на выступление».

29 августа (11 сентября) вышел 6-й номер ЦО РСДРП(б). В нём также доминировала хроника событий, связанных с корниловским мятежом. Пожалуй, в этой ситуации необычно выглядела публикация работы Ленина «Из дневника публициста. Крестьяне и рабочие». Она вроде бы не касалась тревог текущего дня. В ней речь шла о 242 наказах, доставленных местными депутатами на I Всероссийский съезд крестьянских депутатов. Они вызвали огромный интерес у Ильича, но он писал: «Достаточно небольшого размышления над этими требованиями, чтобы увидеть полную невозможность осуществить их в союзе с капиталистами без полного разрыва с ними, без самой решительной и беспощадной борьбы с классом капиталистов, без свержения его господства». Но эта борьба предполагает объяснение крестьянству, что эсеры «представляют не массу крестьянской бедноты, а меньшинство зажиточных хозяев», что эсеры изменили крестьянам.

Ленин делает вывод: «Только революционный класс, только объединяющий его авангард — партия большевиков может на деле выполнить ту программу крестьянской бедноты, которая изложена в 242 наказах». Нынче, идя к 100-летию Великой Октябрьской социалистической революции, мы часто вспоминаем принятый в первый день Октябрьской победы Декрет о земле, тот самый, в основе которого лежали 242 крестьянских наказа. Глубоко символично, что предтечей этого исторического декрета была статья, опубликованная в день корниловского мятежа.

В тот же день, 29 августа, вышел экстренный вечерний выпуск «Рабочего». В нём преобладали публикации о том, как уверенно и спокойно встретил питерский пролетариат известие о корниловском мятеже. «Среди всеобщего предательства рабочий класс не потерял головы, он бодрствует, организуется и вооружается всеми средствами революционной защиты и нападения» — так описывал ситуацию в Петрограде центральный орган большевистской партии.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Хроника 1917
СообщениеДобавлено: Ср авг 23, 2017 6:47 pm 
В сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7280
Диктатура капитала и военная диктатура — родные сёстры

Газета "Правда" №92 (30589) 24 августа 2017 года
1 полоса
Автор: Виктор ТРУШКОВ.

«Товарищи рабочие и солдаты! Контрреволюция наступает. Будьте осторожны! Не предпринимайте никаких выступлений без призыва нашей партии. Ждите директив ЦК РСДРП» — под этим призывом, напечатанным под выходными данными «Рабочего», подпись: «Центральный Комитет Российской Соц.-Дем. Рабочей Партии». Это означало, что угроза корниловского переворота и диктатуры контрреволюционной военщины усиливалась.

ОБ ЭТОМ ЖЕ говорилось и в воззвании Центрального и Петроградского Комитетов РСДРП (большевиков), Военной организации при ЦК, Центрального совета фабрично-заводских комитетов и Большевистской фракции Петроградского и Центрального Советов Р. и С. Депутатов «Ко всем трудящимся, ко всем рабочим и солдатам Петрограда»:

«Контрреволюция надвигается на Петроград. Предатель революции, враг народа, Корнилов ведёт на Петроград войска, обманутые им… Чтобы облегчить Корнилову расстрел пролетариата, буржуазия выдумала, что в Питере будто бы восторжествовал мятеж рабочих. Теперь вы видите, что мятеж поднят не рабочими, а буржуазией и генералами во главе с Корниловым. Торжество Корнилова — гибель воли, потеря земли, торжество и всевластие помещика над крестьянином, капиталиста — над рабочим, генерала — над солдатом. Временное Правительство распалось при первом же движении корниловской контрреволюции».

Охарактеризовав политический и социально-экономический смысл корниловщины, большевики поставили конкретные задачи перед теми силами, которые их стабильно поддерживали, являясь социальной базой партии и революции:

«Население Петрограда! На самую решительную борьбу с контрреволюцией зовём мы вас! За Петроградом стоит вся революционная Россия!

Солдаты! Во имя революции — вперёд против генерала Корнилова!

Рабочие! Дружными рядами оградите город революции от нападения буржуазной контрреволюции!

Солдаты и рабочие! В братском союзе, спаянные кровью февральских дней, покажите Корниловым, что не Корниловы задавят революцию, а революция сломит и сметёт с земли попытки буржуазной контрреволюции».

Г. Сокольников в статье «Торг идёт» обратил внимание на смычку интересов капитала и контрреволюционной военщины: «В Зимнем дворце, где находится Временное Правительство, также лихорадочно идут… переговоры с кадетами, переговоры с Алексеевым, переговоры с открытыми союзниками Корнилова, с злейшими врагами революции». В другой статье — «Как Временное Правительство защищало Корнилова» — этот же автор напомнил читателям, что, когда во время Московского совещания «генерал Корнилов делал свои последние приготовления к мятежу, заместитель министра-председателя Некрасов заявил следующее:

«Вр. Правительство единодушно питает полное и безусловное политическое доверие к верховному главнокомандующему, какие бы политические интриги ни возникали вокруг ген. Корнилова, он лично остаётся чужд им».

В большой информационной подборке «Заговор буржуазии» привлекают внимание сообщения «Торг с буржуазией продолжается» и «Гнездо военных заговорщиков». В первом, ссылаясь на «Биржёвку», «Рабочий» повествует о том, что «во время собеседования послов союзных держав с министром иностранных дел М.И. Терещенко представители союзников… рекомендовали Временному Правительству ликвидировать конфликт в кратчайший срок… исходя исключительно из солидарности интересов всех союзников». Во втором сообщении говорится, что «в гостинице «Астория», в этом совином гнезде контрреволюционного офицерства, проходило собрание офицеров-заговорщиков».

Одновременно проходили и собрания иного рода. На общем собрании завода «Анчар» единогласно принято требование «передачи всей власти в руки Советов Р., Кр. и С. Д. и объявления России Демократической Республикой».

На общем собрании II округа Путиловского завода в количестве 4000 человек вынесена резолюция: 1) Правительство революционной страны должно быть составлено только из представителей революционного класса, а таковым является только пролетариат и поддерживающие его слои беднейшего крестьянства. Всякие переговоры о коалиционной власти в условиях борьбы буржуазии и её ставленника Корнилова с народом мы будем отныне считать изменой делу свободы. 2) Немедленно должен быть прекращён торг правительственных мелкобуржуазных партий с генералами о передаче в руки этих изменников верховного командования…»

В резолюции рабочих завода «Старый Лесснер» выдвинуты требования «восстановления свобод, декретирования демократической республики, немедленного созыва Учредительного Собрания; законодательного установления 8-часового рабочего дня и организации демократического контроля над фабриками, заводами, банками с преобладанием представителей от рабочих…» С аналогичными требованиями выступили рабочие Обуховского завода и завода «Атлас». В 8-м номере опубликованы резолюции рабочих собраний с подобными требованиями, принятые рабочими Российско-Балтийского моторного завода и фабрики «Невка», в 9-м номере — рабочими завода военных и морских приборов Сименс-Шуккерт, соединённых кабельных заводов, Финляндского лёгкого пароходства… Такие резолюции публиковались и во всех следующих номерах «Рабочего».

Политическим событием стала публикация статьи Ленина «Уроки революции» в 8-м и 9-м номерах газеты. И сегодня актуально звучат её многие положения. Вождь пролетариата напомнил, что впервые приём создания коалиционного правительства буржуазии с включением в него «перебежчиков социализма» был применён после революции 1848 года, когда положение правительства капиталистов стало неустойчивым. «С тех пор, — замечает Ленин, — капиталисты много раз и с большим успехом применяли этот приём. «Социалистические» вожди, входя в министерство буржуазии, непременно оказывались подставными фигурами, куклами, ширмой для капиталистов, орудием обмана рабочих».

Ленин популярно объясняет, зачем бывают нужны буржуазии в составе её правительств «социалисты» на примере Временного правительства: «Там, где не мог бы появиться министр-буржуа с защитой Правительства, перед революционными рабочими или в Советах, там появлялся (скорее туда высылался буржуазией) «социалистический» министр Скобелев, Церетели, Чернов и т.п. и добросовестно выполнял буржуазное дело, лез из кожи, защищая министерство, обелял капиталистов, одурачивал народ повторением обещаний, советами погодить, погодить и погодить».

9-й номер «Рабочего» за 31 августа (13 сентября) открывался статьёй Сталина «Против соглашений». Она звучит в унисон с только что приведёнными положениями Ленина принципиального методологического характера: «Корниловские генералы разбиты, но торжество революции ещё не обеспечено.

Почему?

Потому, что вместо беспощадной борьбы с врагами соглашатели ведут с ними переговоры.

Потому, что вместо разрыва с помещиками и капиталистами оборонцы устраивают с ними соглашения…

Пора положить конец этому преступлению против революции.

Пора сказать решительно и бесповоротно, что с врагами нужно биться, а не соглашаться».

На этом фоне рассуждения Г. Зиновьева о двух перспективах в статье «Два пути» выглядят не слишком мобилизующими, особенно когда он выражает надежду, что корниловский мятеж убедит «революционную демократию», то есть меньшевиков и эсеров, ведущих переговоры с корниловцами, в установлении «теснейшего союза с рабочим классом». Такое впечатление, что этот автор, скрываясь от Временного правительства, не имел информации о поведении Временного правительства, не читал резолюций рабочих собраний. Да и газетная подборка «Настроение на местах», напечатанная в этом номере, не давала оснований надеяться на готовность рабочих идти под знамёнами социал-предательства.

Опубликованная в 10-м номере «Рабочего» резолюция большевистской фракции, оглашённая на заседании ЦИК, также направлена против соглашательства: «От власти должны быть отстранены не только представители к.-д. партии, открыто замешанные в мятеже, и представители цензовых элементов вообще, но должна быть в корне изменена и вся та политика соглашательства и безответственности, которая создала самую возможность превратить верховное командование и аппарат государственной власти в очаг и орудие заговора против революции». Что касается требований фракции, то они созвучны содержанию резолюций, принимаемых на рабочих собраниях заводов и фабрик.

В 10-м номере опубликовано продолжение ленинских заметок «Из дневника публициста». В них — приговор сторонникам мелкобуржуазного социализма: «Эсеровские («социал-революционеры») и меньшевистские вожди, которые на деле перешли на сторону буржуазии, вошли в буржуазное правительство, обязались поддерживать его, изменив не только социализму, но и демократии».

11-й номер представляет экстренный выпуск «Рабочего», вышедший в тот же день, что и 10-й номер. Главная новость — в статье «Исторический поворот»: «Петроградский Совет Рабоч. и Солд. Депутатов (в соединённом заседании) большинством 279 против 115 (при 50 воздержавшихся) принял резолюцию, предложенную большевистской фракцией. В её основе требования: декретирование демократической республики, немедленная отмена частной собственности на землю без выкупа, рабочий контроль, беспощадное обложение крупных капиталов, разрыв тайных договоров и немедленное предложение народам всех воюющих государств демократического мира».

2 (15) сентября появились признаки поражения мятежников. На первой полосе «Рабочего» обращение ЦК: «Каждый член партии должен стать подписчиком своей газеты. Организуйте коллективную подписку».

Внизу призыв: «Добивайтесь строгого суда над всеми офицерами, замешанными в заговоре Корнилова! Но помните, что самосуды недопустимы! Они вредны для нашего же дела». Но на месте передовой заявление ЦК РСДРП(б), ПК РСДРП(б) и фракции большевиков ЦИК в Петросовете «Товарищи, не поддавайтесь провокации!» В нём сохраняется тревога: «Корниловский заговор отнюдь не ликвидирован ещё. Заговорщики отступили в порядке, чтобы завтра с помощью буржуазии опять напасть на революцию. Заговорщики нарочно прикидываются сдавшимися. Будем бдительны, будем осторожны, — но не поддадимся на провокацию, примем бой не тогда, когда этого хотят наши враги.

Политика соглашательства с буржуазией потерпела крах. Провал Корнилова станет и провалом этой политики».


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Хроника 1917
СообщениеДобавлено: Ср авг 30, 2017 9:21 pm 
В сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7280
Когда можно «приносить уплату долга по частям»

Газета "Правда" №95 (30592) 31 августа 2017 года
1 полоса
Автор: Виктор ТРУШКОВ.

Ленинская статья «О компромиссах», написанная сразу после подавления корниловского мятежа, встраивается в ряд его трудов, посвящённых требованию «Вся власть Советам!». Этот исторический (не только по значению, но и по предмету анализа событий на пути от Февраля до Октября) цикл открывают, естественно, «Апрельские тезисы», далее следует статья «К лозунгам», а за ней — «О компромиссах»… Первая утверждала возможность мирного перехода от буржуазно-демократической революции к социалистической благодаря взятию власти Советами рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Во второй — лозунг всевластия Советов снимался, так как в ходе третьеиюльского переворота социал-соглашатели сомкнулись с капиталистической реакцией. В статье «О компромиссах» вновь ставится вопрос о возможности установления Советской власти мирным путём.

ПОЖАЛУЙ, СЕГОДНЯ самая цитируемая фраза из этой ленинской статьи, опубликованной в 3-м номере «Рабочего Пути» 6 (19) сентября — о мирном приходе к власти: «Если есть даже один шанс из ста, то попытка осуществления такой возможности всё-таки стоила бы того, чтобы осуществить её». Положение — гениальное. И очень актуальное в наши дни. Только не забудем: у Ленина оно совсем не безусловное.

Во-первых, оно было выдвинуто после того, как мелкобуржуазные партии эсеров и меньшевиков решительно выступили — не на словах, а на деле — против корниловского наступления на Петроград и заявили о нежелании сотрудничать с кадетами.

Во-вторых, мирное развитие в многоукладном, многоклассовом обществе всегда предполагает компромиссы. Ленин напоминал: «Энгельс был прав, когда в своей критике бланкистов-коммунистов (1873 г.) высмеивал их заявление: «никаких компромиссов». Это фраза, говорил он, ибо компромиссы борющейся партии часто с неизбежностью навязываются обстоятельствами, и нелепо раз навсегда отказываться «принимать уплату долга по частям». Задача истинно революционной партии… в том, чтобы через все компромиссы, поскольку они неизбежны, уметь провести верность своим принципам, своему классу, своей революционной задаче, своему делу подготовки революции и воспитания масс народа к победе в революции».

В-третьих, надо обязательно иметь в виду, что Ленин писал не о мирном приходе партии к власти, а о принципиально ином: о компромиссе «во имя мирного развития революции (выделено мной. — В.Т.) — возможности, крайне редкой в истории и крайне ценной, возможности исключительно редкой, только во имя её большевики, сторонники всемирной революции, сторонники революционных методов, могут и должны, по моему мнению, идти на такой компромисс».

А теперь посмотрим, каково содержание компромисса, предлагавшегося Лениным от имени большевиков мелкобуржуазным партиям. «Компромисс состоял бы в том, — писал Владимир Ильич, — что большевики, не претендуя на участие в правительстве (невозможно для интернационалиста без фактического осуществления условий диктатуры пролетариата и беднейшего крестьянства), отказались бы от выставления немедленно требования перехода власти к пролетариату и беднейшим крестьянам, от революционных методов борьбы за это требование. Условием само собой разумеющимся и не новым для эсеров и меньшевиков была бы полная свобода агитации и созыва Учредительного собрания без новых оттяжек или даже в более короткий срок».

Ленин обладал удивительными способностями объяснить вносимую инициативу, он сразу ставит вопрос: «Что выиграли бы обе «соглашающиеся» стороны от этого «компромисса», т.е. большевики, с одной, блок эсеров и меньшевиков, с другой стороны? Если обе стороны ничего не выигрывают, компромисс надо признать невозможным, и тогда не к чему говорить о нём». Очень важная методологическая установка!

В своей статье Ленин ясно раскрывает, что получат от компромисса оппоненты: «Меньшевики и эсеры выиграли бы то, что получили бы сразу полную возможность осуществить программу своего блока, опираясь на заведомо громадное большинство народа и обеспечив себе «мирное» пользование своим большинством в Советах».

Не менее полно Ильич объясняет сторонникам своей партии пользу компромисса для неё: «Большевики выиграли бы то, что получили бы возможность вполне свободно агитировать за свои взгляды и при условиях действительно полного демократизма добиваться влияния в Советах. На словах «все» признают теперь эту свободу за большевиками. На деле она невозможна при буржуазном правительстве или при правительстве с участием буржуазии, при правительстве ином кроме советского. При советском правительстве такая свобода была бы возможна (не говорим: наверняка обеспечена, но всё же возможна). Из-за такой возможности в такое трудное время следовало бы пойти на компромисс с советским большинством нынешнего дня. Нам бояться, при действительной демократии, нечего, ибо жизнь за нас, и даже ход развития течений внутри враждебных нам партий эсеров и меньшевиков подтверждает нашу правоту».

Далее Ленин анализирует, как отнесутся различные течения мелкобуржуазной демократии к большевистскому предложению о компромиссе. Какое глубокое знание политических и психологических оттенков мелкобуржуазной демократии, доминировавшей в августе 1917 года в Советах. Это знание делает Ленина прочным реалистом: «Теперь и только теперь, может быть всего в течение нескольких дней или на одну — две недели, такое правительство могло бы создаться и упрочиться вполне мирно. Оно могло бы обеспечить, с гигантской вероятностью, мирное движение вперёд всей русской революции…»

Однако, отмечая вековой юбилей замечательной ленинской работы, думается, полезнее всего сосредоточиться на её методологическом значении, то есть на тех аспектах, которые могут быть руководством к действию коммунистов в сегодняшних условиях. Тем более что тема мирного движения к социализму не только привлекает современников, но и закреплена в ряде партийных документов.

Каковы подчёркнутые Лениным условия достижения компромиссов, не связанные со спецификой августа—сентября 1917 года, то есть имеющие для коммунистических партий общее значение? Главное условие уже отмечалось: компромисс должен быть выгоден как коммунистам, так и тем классам и партиям, которым он предлагается. Это, скажем так, вопрос взаимных интересов. Но нас куда больше занимают интересы наёмных, эксплуатируемых работников физического и умственного труда и нашей партии.

Опираясь на ленинскую логику, можно, безусловно, утверждать, что Компартия может идти на компромиссы только тогда, когда она опирается на мощную социальную базу работников наёмного, эксплуатируемого труда, прежде всего на рабочий класс, на его индустриальный авангард. Доля наёмных работников в нынешней России приближается к 80% занятого населения, тогда как доля работодателей — 1,5%. Численность рабочего класса в РФ превышает 30 миллионов человек, то есть больше численности рабочего класса не только во всей России 1917 года, но и во всём СССР 1940 года. Половину рабочего класса, по данным официальной статистики, составляет его индустриальный авангард. Но КПРФ должна ежедневно каждым своим действием доказывать, что она является партией рабочего класса.

Ещё одним условием для того, чтобы Компартия могла выступать с инициативой компромиссов, является утверждение в государстве такого типа демократии, при которой исключается господство денег и «административного ресурса». Говоря о возможности мирного перехода к власти Советов ещё в «Апрельских тезисах», Ленин в качестве условий указывал, что «этот переход характеризуется с одной стороны, максимумом легальности (Россия сейчас самая свободная страна в мире из всех воюющих стран), с другой стороны, отсутствием насилия над массами». В статье «О компромиссах» вождь пролетариата указывал: «Действительно полная свобода агитации и немедленное осуществление нового демократизма в составлении Советов (перевыборы их) и в функционировании их сами собою обеспечили бы мирное движение революции вперёд…»

Но тогда само собой напрашивается ещё одно условие для постановки Компартией вопроса о компромиссах, обеспечивающих мирное движение к социализму. Речь идёт о создании органов народовластия, альтернативных буржуазному парламентаризму. 100 лет назад это были Советы. В действующей партийной Программе также записано: «КПРФ убеждена: спасение Отечества — только в возрождении советского строя и следовании по пути социализма». Наступает время, когда эти положения предстоит выполнять.

Ленинская работа способна оказать гигантскую помощь и при определении содержания будущих компромиссов, касающихся власти. Во-первых, мирный переход от капитализма к социализму не является отрицанием революции, он лишь указывает на способы её развития без вооружённого восстания. Во-вторых, ленинский курс на мирное развитие революции категорически исключал участие большевиков в правительстве вместе с выдвиженцами крупного капитала. Более того, в статье «О компромиссах» Ленин исключал возможность участия большевиков в кабинете, не устанавливающем диктатуры пролетариата. Историческая практика не дала примеров, опровергающих этот ленинский вывод.

3 сентября 1917 года В.И. Ленин дописал к статье новый абзац, заканчивающийся грустной фразой: «Да, по всему видно, что дни, когда случайно стала возможной дорога мирного развития, уже миновали. Остаётся послать эти заметки в редакцию с просьбой озаглавить их: «Запоздалые мысли»… иногда, может быть, и с запоздалыми мыслями ознакомиться небезынтересно». Редакция «Рабочего Пути» поступила совершенно правильно, не сменив заголовок: изложенные в статье мысли были совсем не запоздалыми. Они не только пригодились, когда всю власть получили Советы, но и сохраняют своё методологическое значение 100 лет спустя.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Хроника 1917
СообщениеДобавлено: Пн сен 04, 2017 7:35 pm 
В сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7280
Болтовня о национальном единстве затихает

Газета "Правда" №97 (30594) 5—6 сентября 2017 года
1 полоса
Автор: Виктор ТРУШКОВ.

Первое и второе Временные правительства любили разглагольствовать о национальном единстве, о необходимости его укрепления ради продолжения участия в империалистической бойне, чтобы мог и дальше наживаться на войне российский капитал, чтобы, ссылаясь на войну, откладывать решение о передаче помещичьей земли крестьянам. Потом эту же волынку тянули коалиционные кабинеты Керенского. Поражение корниловщины заставило «оборонцев» приглушить эту лживую песню. Поляризация социально-политических сил выдёргивала из-под ног буржуазии и социал-соглашателей почву для продолжения этой болтовни.

ВЫШЕДШИЙ 12 (25) сентября «Рабочий Путь» ясно показывал новые веяния в русской революции. Они вызывали и радость, и тревогу. 8-й номер большевистской газеты открывался обращением «От Центр. Комитета РСДРП (больш.) к рабочим и солдатам, ко всем гражданам». Тревога!

«Нам доставлены сведения, что по заводам ходят неизвестные лица, призывающие рабочих и солдат выступить сегодня, ввиду открытия Демократического Совещания, на улицы Петрограда, причём ссылаются на организации нашей партии и даже показывают какие-то удостоверения.

Мы оповещаем всех и каждого: ссылки на нашу партию ложны. Удостоверения от её имени поддельны.

Наша партия не призывает ни к каким выступлениям. Её именем пользуются провокаторы, наёмные агенты контрреволюции».

А рядом статья «Необычное собрание». Радость! «В истории революционного Петрограда день 9 сентября будет отмечен как поворотный пункт. В этот день Петроградский Совет Р. и С. Депутатов за шесть месяцев своего существования впервые высказался решительно и определённо за политическую позицию нашей партии. Партия гонимых и преследуемых, партия международного братства и рабочей революции в этот день впервые получила вотум исключительного доверия рабочих и солдат столицы».

В этом же номере подробный отчёт (с текстами выступлений) «Историческое заседание Петроградского Совета», которое своим решением «решительно поставило крест над политикой классового «мира» и «сотрудничества». Позицию большевиков поддержали 519 голосов, резолюция меньшевиков и эсеров получила 414 голосов, воздержались 67 человек.

Обратимся, однако к 7-му номеру «Рабочего Пути». Вот статья «Контрреволюция и профессиональные союзы». Она — об изменениях настроений в самой массовой рабочей организации, об их решительном отказе от политической нейтральности: «Профессиональные союзы Питера показали в эти дни (в дни корниловщины. — В.Т.), что они вполне заслуживают звания «авангарда пролетариата».

О настроениях рабочих убедительно свидетельствует письмо в редакцию группы рабочих и работниц завода бывший «Крейтон»: «Пусть помнят господа, посягавшие на свободу печати, что закрытием газет «Правда», «Солдатская Правда», «Пролетарий», «Рабочий» и других не убить левого крыла революционной демократии, наоборот, с каждым днём оно всё больше возрастает. Посылаем в фонд газеты двести семнадцать рублей 40 коп. (217 р. 40 к.)». (Кстати, практически через номер газета, следуя линии большевистского ЦК, уверенно заявляла: «Каждый член партии должен быть подписчиком «Рабочего Пути»).

Но газета не закрывала глаза и на действия противника. Вот корреспонденция М. Урицкого «На суд рабочих и солдат». Имея относительное большинство в городской Думе Питера, эсеры стояли перед выбором: с кем блокироваться — с большевиками или кадетами. И «социалисты-революционеры» выбрали союз с контрреволюционерами.

«Запрос, внесённый с бюро ЦИК» — публикация о другом союзе реакции. Как признавался «бывший военный министр Б. Савинков (перепечатка его письма из газеты «Воля Народа» в 9-м номере «Рабочего пути»), предлагал… от имени Керенского на имя генерала Корнилова три варианта диктатуры, причём в переговорах шла речь об участии Корнилова, Савинкова, Филоненко и Керенского в разных комбинациях».

А вот ещё одно гнездовье реакции: «Заседавший в Москве поместный церковный собор выработал «обращение к народу». «Отцы» православной церкви… и синодские чиновники, черносотенные «служители церкви» и либеральные «ревнители православия от имени христовой церкви обратились к «братьям возлюбленным»: «Родина гибнет», а причиной тому — «бездна нашего духовного падения… Совесть народа затуманена противными Христу учениями». Какие это учения, «противные Христу»? О, эта штука давно знакомая: с давних пор известно нам, что «богу не угодны» «учения» об отобрании земли у помещиков, об удовлетворении потребностей рабочих, об облегчении налогового бремени народных масс. Теперь «богу не угодна» борьба за мир, «Христу противно» стремление трудящихся взять власть в свои руки». Прошло 100 лет, а церковные песни те же. РПЦ — сегодня единственный институт в РФ, добившийся реституции…

В 11-м номере «Рабочего Пути» опубликована статья Ленина «Как обеспечить успех Учредительного Собрания» с подзаголовком «О свободе печати». Всё, что в ней сказано, прямо относится к сегодняшним событиям и процессам. И сегодня «капиталисты (а за ними, по неразумению или по косности, многие эсеры и меньшевики) называют «свободой печати» такое положение дела, когда цензура отменена и все партии свободно издают любые газеты.

На самом деле это не свобода печати, а свобода обмана угнетённых и эксплуатируемых масс народа богатыми, буржуазией... «Свобода печати» буржуазного общества состоит в свободе богатых систематически, неуклонно, ежедневно, в миллионах экземпляров обманывать, развращать, одурачивать эксплуатируемые и угнетённые массы народа, бедноту». Чтобы изменить ситуацию, Ленин предлагает для начала использовать одно средство. Это — «государственная монополия на частные объявления в газетах», чтобы реклама приносила доход не издателям, а государству.

В 10-м номере большевистского издания была напечатана статья Ленина «Один из коренных вопросов революции». Это — о вопросе о власти, который является «самым главным вопросом всякой революции». И в «Апрельских тезисах», и в речи на I Всероссийском съезде Советов Ильич призывал: «Вся власть Советам!» События 3—5 июля побудили снять этот лозунг. И вот он снова в повестке дня: «Только Советская власть могла бы быть устойчивой, только её нельзя было бы свергнуть даже в самые бурные моменты самой бурной революции, только такая власть могла бы обеспечить постоянное, широкое развитие революции, мирную борьбу партий внутри Советов. Пока не создано такой власти, неизбежна нерешительность, неустойчивость, колебания, бесконечные «кризисы власти», безысходная комедия министерской чехарды, взрывы и справа и слева».

Более того, Ленин ставит вопрос глубже: «Только диктатура пролетариев и беднейшего крестьянства способна сломить сопротивление капиталистов, проявить действительно величественную смелость и решительность власти, обеспечить себе восторженную, беззаветную, истинно героическую поддержку масс и в армии, и в крестьянстве.

Власть Советам — единственное, что могло бы сделать дальнейшее развитие постепенным, мирным, спокойным, идущим вполне в уровень сознания и решения большинства народных масс, в уровень их собственного опыта».

Но у Советовластия мощные классовые противники. Как отмечал Сталин в статье «Две линии», опубликованной в 12-м номере «Рабочего Пути» от 16 (29) сентября, на Демократическом Совещании «две линии наметились по вопросу о власти». И пояснял: «Первая линия — это линия открытой коалиции с партией кадетов. Её проповедуют оборонцы из меньшевиков и эсеров. Её защищал на Совещании присяжный соглашатель Церетели.

Вторая линия — это линия коренного разрыва с партией кадетов. Её проповедует наша партия и интернационалисты из эсеров и меньшевиков. Её защищал на Совещании т. Каменев.

Первая линия ведёт к утверждению власти империалистической буржуазии над народом. Ибо опыт коалиционного министерства показал, что коалиция с кадетами (нынче их наследниками объявляет себя «Единая Россия». — В.Т.) есть господство помещика над крестьянином, которому не дают землю, господство капиталиста над рабочим, которого обрекают на безработицу…

Вторая линия ведёт к утверждению власти народа над помещиками и капиталистами. Ибо порвать с партией кадетов — это именно и значит обеспечить землю крестьянам, контроль — рабочим, мир — трудящемуся большинству».

В 12-м номере «Рабочего Пути» вышла статья Ленина «Русская революция и гражданская война». Она — о перспективах. «Мирное развитие какой бы то ни было революции вообще вещь чрезвычайно редкая и трудная, ибо революция есть наибольшее обострение самых острых классовых противоречий, но в крестьянской стране, когда союз пролетариата и крестьянства может дать измученным несправедливейшей и преступнейшей войной массам мир, а крестьянству всю землю, — в такой стране, в такой исключительный исторический момент мирное развитие революции при переходе всей власти к Советам возможно и вероятно».

Но тут же суровое предупреждение: «Не пугайте же, господа, гражданской войной: она неизбежна, если вы не хотите рассчитаться с корниловщиной и с «коалицией» теперь же, до конца, — то эта война даст победу над эксплуататорами, даст землю крестьянам, даст мир народам, откроет верный путь к победоносной революции всемирного социалистического пролетариата».


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Хроника 1917
СообщениеДобавлено: Ср сен 06, 2017 9:18 pm 
В сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7280
Корниловский мятеж

Падение Риги 21 августа (3 сентября) стало поводом для главнокомандующего Корнилова начать выступление с целью захвата власти в стране. Объяснялось это тем, что теперь немецким войскам открыта дорога на Петроград, а также угрозой со стороны большевиков. Начались события, получившие название Корниловский мятеж.

20 августа (2 сентября)

Керенский по докладу товарища (заместителя) военного министра Бориса Савинкова согласился на объявление Петрограда и его окрестностей на военном положении и на прибытие в Петроград военного корпуса.

21 августа (3 сентября)
– Временное правительство утвердило решение о выделении Петроградского военного округа в прямое подчинение Ставки. Предполагалось, что как военная, так и гражданская власть в округе будет принадлежать Корнилову, однако сам Петроград останется в ведении правительства. Савинкова планировалось назначить генерал-губернатором Петрограда.
– Состоялось заседание полковых комитетов. Обсуждались задачи, которые стоят перед Петроградским гарнизоном в связи с событиями на Рижском фронте. Принята резолюция о приведении войск Петрограда в полную боевую готовность.

25 августа (7 сентября)
– Начало Корниловского мятежа. Корнилов издал распоряжение выдвинуть 3-й конный корпус и Дикую дивизию, а также кавалерийский корпус Долгорукова на Петроград.
«В случае получения от меня или непосредственно на месте (сведений) о начале выступления большевиков, немедленно двигаться с корпусом на Петроград, занять город, обезоружить части петроградского гарнизона, которые примкнут к движению большевиков, обезоружить население Петрограда и разогнать Cоветы».
Из поручения Корнилова
командующему 3-м корпусом
Крымову

– Подали в отставку министры-кадеты – это было частью заранее задуманного корниловцами плана. Одновременно подал в отставку министр-эсер Чернов в знак протеста против выступления Корнилова.
26 августа (8 сентября) бывший член Временного правительства В.Н. Львов встретился с Керенским и передал ему условия Корнилова:
Объявить Петроград на военном положении; передать всю власть, военную и гражданскую, в руки Верховного главнокомандующего; отставка всех министров, не исключая и министра-председателя, и передача временного управления министерств товарищам министров впредь до образования кабинета Верховным главнокомандующим.
Позже Львов утверждал, что это были лишь предложения. Но Керенский воспринял их как ультиматум. Керенский приказал арестовать Львова как соучастника Корнилова и отправить в Петропавловскую крепость, а самого Главковерха немедленно сместить с должности.

27 августа (9 сентября) Запланирована псевдобольшевистская демонстрация, организация которой возложена на председателя Совета Союза казачьих частей генерала Дутова. Она должна была стать поводом к силовому уничтожению партии большевиков.

28 августа (10 сентября)
– Указ Правительствующему Сенату, объявляющий Корнилова мятежником и изменником. Со своей стороны Корнилов заявил, что принимает на себя всю полноту власти.
«Я, генерал Корнилов, – сын казака-крестьянина, заявляю всем и каждому, что мне лично ничего не надо, кроме сохранения Великой России, и клянусь довести народ – путем победы над врагом – до Учредительного Собрания».
Из обращения Корнилова
___________
– Войска Крымова заняли Лугу, разоружив местный гарнизон. У станции Антропшино корниловская Туземная дивизия вступила в перестрелку с солдатами Петроградского гарнизона.
– Помощь в подавлении выступления правительству предложили Советы. Временное правительство было вынуждено прибегнуть к помощи большевист­ских агитаторов для контакта с восставшими частями и раздать оружие петроградским рабочим, начавшим формировать отряды собственного ополчения – Красной гвардии.
– Керенский издал указ об отстранении от должностей и предании суду генерала Корнилова и его старших сподвижников.

29 августа (11 сентября)
На участке Вырица–Павловск войска Корнилова остановлены. Благодаря агитаторам, посланным для контактов с восставшими частями, удалось добиться того, что последние сложили оружие.

30 августа (12 сентября) создан временный орган управления государством – Совет пяти, или Директория, который возглавил Керенский.

31 августа (13 сентября)
– Газеты печатают приказ Керенского по армии и флоту. Начинается приказ словами: «Сего числа, согласно постановлению В. П., на меня возложено верховное командование вооруженными силами государства»; далее говорится о бескровном подавлении мятежа Корнилова, благодарность всем членам армии и флота.
– После встречи с Керенским застрелился генерал Крымов.
– В Петросовете большевики большинством голосов проводят свою резолюцию «О власти», которая требовала передачу всей власти в России Советам.

1 (14) сентября в России провозглашена республика.

2 (15) сентября арестован генерал Корнилов.

4 (13) сентября большевики, арестованные после июльского выступления, освобождены из тюрьмы «Кресты».

http://sovross.ru/articles/1597/35158


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Хроника 1917
СообщениеДобавлено: Ср сен 06, 2017 9:20 pm 
В сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7280
КОРНИЛОВЩИНА

Несмотря на репрессии против большевистской партии, развернутые после июльских событий 1917 г. в Петрограде, Временное правительство во главе с А.Ф. Керенским демонстрировало неспособность остановить поступательное развитие революционных сил. Поэтому правящие круги России стали готовить военный переворот для установления диктатуры под руководством Верховного главнокомандующего генерала Лавра Георгиевича Корнилова.

Появление на сцене кандидата в Бонапарты

Стремительное превращение командарма Л.Г. Корнилова в Верховного главнокомандующего за пару месяцев 1917 г., а затем создание вокруг него ореола спасителя Отечества убедительно свидетельствовали о неспособности правящих классов России найти выход из глубокого кризиса и предложить руководителей, способных возглавить великую державу. Не было решительно никаких оснований видеть в Корнилове замечательного полководца и тем более человека, способного руководить Россией. Выполняя до начала Первой мировой войны разведывательные задания на Дальнем Востоке, Корнилов не имел опыта руководства военными частями, но, судя по воспоминаниям его начальника А.А. Брусилова, оказавшись на фронте, генерал не желал осваивать военную науку. По словам Брусилова, за полгода командования дивизией Корнилов «отличился» лишь вопиющими нарушениями приказов вышестоящего начальства, что приводило к чрезмерным людским потерям и сокрушительным поражениям.
Хотя Брусилов настаивал на предании Корнилова военному трибуналу, за генерала всякий раз вступались влиятельные люди. Самоуверенный и честолюбивый неудачник продолжал возглавлять дивизию, пока весной 1915 г. она не была окружена австрийцами. Вместе со своими солдатами генерал был взят в плен. После года и трех месяцев пребывания в плену Корнилов подкупил фельдшера лазарета, в котором он лечился после легкого ранения, и сбежал из Австро-Венгрии.
После возвращения в Россию, как утверждал в своих воспоминаниях министр Временного правительства А.И. Верховский, стараниями придворного генерала Иванова был создан миф о Корнилове: «Сознательно искажая правду, Иванов прославил Корнилова и его дивизию за их мужественное поведение в бою. Из Корнилова сделали героя на смех и удивление тем, кто знал, в чем заключался его «подвиг»... Иванов представил великому князю Николаю Николаевичу ходатайство о награждении Корнилова, которое было доложено Николаю II».
По этому поводу Брусилов писал: «Убежав из плена, он (Корнилов) явился в Ставку и был принят царем. Не знаю, что он ему рассказывал, но кончилось тем, что ему был пожалован орден Георгия 3-й степени и он был назначен командиром, кажется, 25-го корпуса на моем фронте». В сентябре 1916 г. газета «Новое время» опубликовала рассказ о «генерале-герое».
Однако царская милость не помешала Корнилову вступить в ряды тех, кто готовил свержение самодержца. Поэтому в первые же дни Февральской революции решением Временного правительства генерал был отозван с фронта и 2 марта 1917 г. был назначен командующим столичного Петроградского военного округа.
Через 6 дней после вступления в должность Корнилов узнал, что в Могилеве был арестован бывший царь Николай. В тот же день, 8 марта, Корнилов арестовал всех членов царской семьи, включая юных великих княжен и больного цесаревича Алексея. Вряд ли многие из современных почитателей Корнилова, которые поставили ему памятник в Краснодаре, или тех, кто совершают ежегодные паломнические марши в Ганину Яму, догадываются, что путь всех членов семьи Романовых к гибели был фактически проложен бывшим царским генералом, провозгласившим себя в начале 1917 г. пламенным революционером.
Затем Корнилов вернулся на Юго-Западный фронт и возглавил 8-ю армию, которой в начале войны руководил Брусилов. (Брусилов же с мая 1917 г. стал Верховным главнокомандующим вооруженными силами России.) Комиссаром Временного правительства при 8-й армии был Борис Савинков, один из видных руководителей правого крыла эсеровской партии и еще недавно организовывавший теракты против царских министров. Как писал Брусилов, бывший «слуга царю», Корнилов «тотчас же подружился с Борисом Савинковым».
К этому времени Борис Савинков имел немалый вес в кругах, близких к Временному правительству. Брусилов считал, что с помощью нового друга Корнилов «повел интригу против главкоюза (главнокомандующего Юго-Западным фронтом) Гутора», который был обвинен в начавшемся отступлении. В ночь с 7 на 8 июля 1917 г. Корнилов был назначен командующим Юго-Западным фронтом.
Однако он недолго занимал этот пост. Как писал Брусилов, «свалив и заместив его (Гутора), он (Корнилов) начал вести интригу против меня, Верховного главнокомандующего, и благодаря дружбе Савинкова с Керенским вполне успел и заместил меня». Уже 19 июля 1917 г. Корнилов был назначен Верховным главнокомандующим.
А уже в конце июля Корнилов оказался окруженным всеобщим обожанием. Каждое прибытие Корнилова в крупный город России сопровождалось шумной встречей генерала на вокзале. Лавра Георгиевича забрасывали цветами, а затем несли на руках. Такой же восторженной была и его встреча в Москве, когда новоиспеченный Главковерх прибыл для участия в Государственном совещании 12 (25) августа 1917 г.

Начало Корниловского мятежа

В своей речи на совещании, состоявшемся в Большом театре, Л.Г. Корнилов изложил программу «решительных действий». Он объявил о намерении навести «порядок» в войсках и потребовал наведения «порядка в тылу». Он заявил: «Я ни одной минуты не сомневаюсь, что мои меры будут проведены безотлагательно. Невозможно допустить, чтобы решимость проведения в жизнь этих мер каждый раз проявлялась под давлением поражений и уступок отечественной территории. Если решительные меры для поднятия дисциплины на фронте последовали как результат Тарнопольского разгрома и потери Галиции и Буковины, то нельзя допустить, чтобы порядок в тылу был последствием потери нами Риги и чтобы порядок на железных дорогах был восстановлен ценою уступки противнику Молдавии и Бессарабии».
Напуганный ультимативным тоном этого выступления, Керенский в беседе с Корниловым предупредил его: «Если какой-нибудь генерал рискнет открыто выступить против Временного правительства, он сразу почувствует, что попал в вакуум, где нет железных дорог и средств связи с его собственными войсками». Однако вряд ли Керенский сам верил в действенность своих угроз. К этому времени Александр Федорович уже получил информацию о несанкционированных перемещениях воинских частей с юга в центральную часть России.
Позже в своих воспоминаниях А.Ф. Керенский писал: «Лишь в конце 1936 г. в полной мере прояснилась та роль, которую сыграли петроградские финансисты в подготовке Корниловского мятежа. Из разного рода мемуаров, опубликованных в то время, стало известно, что в апреле 1917 г., когда «Общество содействия экономическому возрождению России» приняло решение о передаче Корнилову четырех миллионов рублей», то есть когда Корнилов возглавлял Петроградский военный округ. «Именно к этому времени, – уточнял Керенский, – относится начало конкретной подготовки переворота».
Керенский писал: «К 10 августа все приготовления к захвату Петрограда, включая отвод войск с Северного фронта в разгар германского наступления и их переброску в Петроград и Москву, были завершены генералами Корниловым, Крымовым и Романовским».
20 августа (3 сентября) немецкие войска взяли Ригу. На следующий день находившийся в Ставке Корнилов беседовал с обер-прокурором Святейшего Синода Владимиром Львовым, направлявшимся к Керенскому. Корнилов сказал ему: «Передайте Керенскому, что Рига взята вследствие того, что предположения мои, представленные Временному правительству, до сих пор им не утверждены. Взятие Риги вызывает негодование всей армии. Дольше медлить нельзя». Корнилов заявил, будто большевики готовят восстание, которое надо немедленно пресечь. Он говорил: «Ввиду столь грозной опасности, угрожающей России, я не вижу иного выхода, как немедленная передача власти Временным правительством в руки Верховного главнокомандующего».
Львов поддержал собеседника, сказав: «Раз дело идет о военной диктатуре, то кому же быть диктатором, как не вам?» Корнилов ответил: «Во всяком случае Романовы взойдут на престол только через мой труп. Когда власть будет лишь передана, я составляю кабинет. Я не верю больше Керенскому... Впрочем, я могу предложить Керенскому портфель министра юстиции».
Тут в кабинет вошел ординарец Корнилова Завойко. По словам Львова, он «перебил Верховного Главнокомандующего и сказал наставительным тоном, как говорят ученику: «Нет, нет, не министра юстиции, а заместителя председателя Совета Министров». (Львов не стал рассказывать о том, что служивший ординарцем у Корнилова прапорщик В.С. Завойко был украинским помещиком до революции 1905 г., а затем стал директором компании «Эмба и Каспий». После Февральской революции Завойко переехал в Петроград, где вел активную пропаганду против революционных сил, публикуя статьи в журнале «Свобода в борьбе» и собирая в своем доме видных деятелей правого толка и военачальников: Корнилова, Врангеля и других.)
Львов вспоминал, что он «удивленно смотрел то на Корнилова, то на ординарца. Вид у Корнилова был сконфуженный. «Так вы мне прикажете все это передать Керенскому? – спросил я у Корнилова. Однако вместо Корнилова Львову ответил Завойко: «Конечно, конечно, важна законная преемственность власти».
Завойко пригласил Львова к себе в кабинет, где уже находились некий Добровольский и некий профессор Яковлев. Затем Завойко, «сев у письменного стола, достал лист бумаги, на котором было что-то написано, и стал читать вслух. То был манифест Корнилова к армии, в котором Корнилов называя себя сыном казака (на самом деле Корнилов был родом из мещан. – Прим. авт.), брал на себя Верховную власть во имя спасения Родины». Завойко ознакомил Львова и с прокламацией к солдатам, в которой каждому солдату обещали отдать по 8 десятин земли. Эту прокламацию сочинил присутствовавший здесь профессор Яковлев.
Как писал Львов, «Завойко на листе бумаги написал слова: «Керенский – заместитель председателя Совета Министров». Далее следовали имена других членов правительства. С этими бумагами Львов отправился в Петроград.
Из этих воспоминаний следует, что действия Корнилова по захвату власти контролировали люди, которые стояли за его спиной. Кандидат в Бонапарты был на самом деле куклой, которой управляли опытные кукловоды.
К тому времени, когда Львов выехал в Петроград, к столице уже двигались III конный корпус казаков и так называемая Дикая дивизия, состоявшая из мусульман-горцев Кавказа. Оба соединения находились под командованием генерала А.М. Крымова. В секретном приказе от 25 августа (7 сентября) Крымов писал: «Верховный главнокомандующий повелел мне восстановить порядок в Петрограде, Кронштадте и во всем Петроградском военном округе, причем указал: подтвердить всем войсковым начальникам, что против неповинующихся лиц, гражданских и военных, должно быть употреблено оружие без всяких колебаний или предупреждений».
Активную помощь заговорщикам оказали западные державы. Печать США, Великобритании, Франции открыто высказывала сочувствие Корнилову. В составе корниловских войск имелись английские и французские офицеры, переодетые в русскую военную форму.
Предлогом для переворота заговорщики решили объявить мнимый большевистский мятеж. Видный член центральной организации заговорщиков П.Н. Финисов позже вспоминал: «Специальной организации было поручено вызвать «большевистское» выступление, т.е. разгромить Сенной рынок, магазины, одним словом, поднять уличный бунт. В ответ должны были начаться в тот же день действия офицерской организации и казачьих полков генерала Крымова. Это поручение было возложено на генерала Сидорина, причем тут же ему было вручено 100 000 рублей на эту цель». (По каким-то причинам провокация не состоялась, а судьба денег осталась неизвестной.)
27 августа (9 сентября) министры Временного правительства, входившие в состав кадетской партии, подали в отставку, выражая солидарность с Корниловским мятежом. Комиссар Северного фронта В.Б. Станкевич впоследствии вспоминал, что во время наступления Корнилова «в Петрограде, в Зимнем дворце, одиноко сидел Керенский, покинутый всеми».

Большевики и разгром Корниловского мятежа

27 августа (9 сентября) ЦК большевистской партии обратился к рабочим и солдатам Петрограда с призывом выступить на защиту революции. Через три дня Ленин направил в ЦК письмо, в котором писал: «Восстание Корнилова есть крайне неожиданный… и прямо-таки невероятно крутой поворот событий. Как всякий крутой поворот, он требует пересмотра и изменения тактики. И как со всяким пересмотром, надо быть архиосторожным, чтобы не впасть в беспринципность».
Ленин разъяснял суть «пересмотра тактики»: «Мы будем воевать, мы воюем с Корниловым, как и войска Керенского, но мы не поддерживаем Керенского, а разоблачаем его слабость. Это разница. Эта разница довольно тонкая, но архисущественная, и забывать ее нельзя… Мы видоизменяем форму нашей борьбы с Керенским. Ни на иоту не ослабляя вражды к нему, не беря назад ни слова, сказанного против него, не отказываясь от задачи свержения Керенского, мы говорим: надо учесть момент, сейчас свергать Керенского мы не станем, мы иначе теперь подойдем к задаче борьбы с ним, именно: разъяснять народу (борющемуся против Корнилова) слабость и шатания Керенского».
28–30 августа (10–12 сентября) в отряды Красной гвардии, руководимой большевиками, записалось 25 тысяч рабочих Петрограда. В эти дни рабочие Путиловского завода собрали более 100 артиллерийских орудий. Рабочие изготовляли пулеметы, ручные гранаты. Под Петроградом рыли окопы и строили заграждения.
На защиту Петрограда пришли моряки из Кронштадта. На Западном фронте революционные солдаты установили контроль над железнодорожными узлами Минска, Гомеля, Витебска, Орши, а также над шоссейными дорогами, которые вели к Киеву и Петрограду. Железнодорожники разбирали пути, чтобы воспрепятствовать проезду корниловских эшелонов. Телеграфисты не передавали телеграммы и приказы из штабов мятежных войск.
Следуя указаниям Ленина, в контрреволюционные войска были направлены сотни большевистских агитаторов из рабочих, солдат, матросов. В Дикую дивизию были посланы большевики – выходцы с Северного Кавказа, которые могли разъяснить неграмотным соплеменникам подлинные цели Корнилова. По эшелонам, в которых находились мятежные войска, проходили митинги.
Корниловский мятеж раскрыл неспособность властей, подчиненных Временному правительству, контролировать положение в стране. Поэтому во многих районах России появились Комитеты спасения Революции под руководством местных Советов, профсоюзов, фабзавкомов. В этих комитетах многие рядовые члены эсеровской и меньшевистской партий действовали совместно с большевиками.
Власть новых организаций, созданных для защиты революционных завоеваний, быстро распространялась на значительную часть страны. Их активность способствовала оживлению Советов, в которых все большую роль играли большевики. Советы Кронштадта, Гельсингфорса, Царицына, Иваново-Вознесенска, Екатеринбурга, Ревеля, Коврова, Владивостока, Твери, Евпатории, Красноярска, Челябинска, Луганска, Брянска и многих других городов фактически осуществляли власть на местах. Позже Ленин писал: «Достаточно было «свежего ветерка» корниловщины, обещавшего хорошую бурю, чтобы все затхлое в Совете отлетело прочь и инициатива революционных масс начала проявлять себя как нечто величественное, могучее, непреоборимое».
В условиях, когда сопротивление контрреволюционным силам приняло широкие масштабы, войска под командованием генерала Крымова отказались идти на Петроград. В отчаянии генерал застрелился. На Дону один из ведущих заговорщиков – А.М. Каледин не смог поднять казаков на контрреволюционное восстание, так как был блокирован революционными силами. Командующий 1-м кавалерийским корпусом, расквартированным в Финляндии, генерал Долгоруков был арестован в Ревеле. На Юго-Западном фронте были арестованы участники Корниловского заговора – генералы Деникин, Марков, Эрдели. Они вместе с Корниловым, а также генералами Вановским, Эльснером, Лукомским, Романовским, Кисляковым и Орловым были препровождены в наскоро приспособленное для заключения здание женской гимназии в городе Быхове.
31 августа (13 сентября) было официально объявлено о ликвидации Корниловского мятежа. Так провалилась попытка буржуазии раздавить революцию с помощью военной силы. Отвечая некоторым членам ЦК, которые считали, что активная борьба большевиков с корниловщиной отвлечет их от главных целей революции, Ленин утверждал: «Неверно было бы думать, что мы дальше отошли от задачи завоевания власти пролетариатом. Нет. Мы чрезвычайно приблизились к ней, но не прямо, а со стороны». Ленин подчеркивал, что следует «твердо» помнить: «завтра… события могут нас поставить у власти, и тогда мы ее не выпустим». Менее чем через два месяца предвидение Ленина сбылось.

Юрий Емельянов

http://sovross.ru/articles/1597/35163


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Хроника 1917
СообщениеДобавлено: Чт сен 07, 2017 10:40 pm 
В сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7280
Симуляция демократии

Газета "Правда" №99 (30596) 8 сентября 2017 года
1 полоса
Автор: Виктор ТРУШКОВ.

Неделя между воскресеньем 17 (30) сентября и воскресеньем 24 сентября (7 октября) была политически перенасыщенной: во-первых, ещё не утихло эхо корниловского мятежа, во-вторых, набирало обороты Всероссийское демократическое совещание. А в тени этих будораживших общество событий велись манипуляции Керенского по формированию нового Временного правительства. Все три события убедительно свидетельствовали, что демократия в стране скукоживалась. Апрельская оценка В.И. Ленина, что Россия после свержения монархии стала самой демократической в мире страной, ушла в прошлое.

НАПИСАННАЯ СТАЛИНЫМ передовая 13-го номера большевистского ЦО «Вся власть Советам» предлагала выход из сложившейся ситуации. После подавления корниловского мятежа, направленного на уничтожение формировавшейся в стране демократии, эстафету антидемократизма надёжно взял в свои руки Керенский. Мало того, что он пытался заменить Временное правительство «директорией» из пяти министров, но он ещё и начал преследование тех, кто выкорчёвывал корниловщину. В передовой Сталин напоминал: «Симферопольский Совет арестовывает соучастника корниловского заговора, небезызвестного Рябушинского. А правительство Керенского в ответ на это делает распоряжение о «принятии мер к освобождению Рябушинского и о привлечении лиц, подвергших его незаконному аресту, к ответственности». Ещё «в первые дни корниловского восстания пригрозило оно роспуском революционных комитетов, третируя борьбу с корниловщиной «самоуправством».

Да и Демократическое совещание комплектовалось по нормам, очень далёким от демократизма: эсеровско-меньшевистский ЦИК Советов сделал всё, чтобы минимизировать долю рабочих и крестьян среди его участников. Тем более было ущемлено представительство Советов, что объяснялось просто: во-первых, их роль и авторитет во время борьбы с корниловщиной резко возросли, во-вторых, большинство в них активно переходило от мелкобуржуазных партий к большевикам.

В этих условиях Ленин и его соратники вновь подняли лозунг «Вся власть Советам!». Сталин 17 сентября (по ст. стилю) писал в передовой: «Перед нами две власти: власть Керенского и его правительства и власть Советов и комитетов.

Борьба между этими двумя властями — вот характерная черта переживаемого момента».

Тему разоблачения Керенского продолжает Зиновьев. В статье «Корниловщина в освещении Керенского» он напоминает: «На Демократическом Совещании Керенский представил объяснения по поводу корниловщины. Эти объяснения — обвинительный акт против Керенского». Читаем объяснения главы директории:

«— Я знаю, чего они хотели, потому что прежде, чем искать Корнилова, они приходили ко мне и мне предлагали стать на этот путь».

«Они» это, по-видимому, вдохновители Корнилова — Милюков, Гучков, Савинков и Ко. Прежде чем искать Корнилова, они приходили к Керенскому и предлагали ему стать на этот путь… И Керенский рассказывает об этом в своё оправдание». Статья завершается выводом: «Не развязавшись с Керенским, революция не может выйти из дебрей».

В следующем номере Сталин продолжает разговор, начатый в передовой «Вся власть Советам». В статье «На революционном фронте» (она тоже вышла как передовая) автор утверждает: «В России происходит решающий процесс вырастания новой власти, действительно народной, действительно революционной, ведущей отчаянную борьбу за существование. С одной стороны — Советы, стоящие во главе революции, во главе борьбы с контрреволюцией, которая ещё не разбита, которая ещё только отступила, благоразумно спрятавшись за спиной правительства. С другой стороны — правительство Керенского, которое покрывает контрреволюционеров, которое сговаривается с корниловцами (кадеты!), которое объявило войну Советам, чтобы самому не быть разбитым».

В те дни наряду с большевизацией Советов идёт раскол «советских» партий. Примечательно выступление на Демократическом совещании лидера левых эсеров Марии Спиридоновой: «Нас пугают: буржуазия окружит нас враждой и ненавистью, она не даст нам денег, не окажет никакой поддержки. Но разве мы не окружены этой ненавистью? Разве мы в мире не одиноки? Нет, нам нужно спасать себя собственными руками.

Если образованные слои общества откажутся служить народу, желая только управлять им, то они будут иметь дело с народом. И этот спор, эта тяжба может закончиться очень дурно для господствующих классов.

Долой коалицию, да здравствует власть народных масс!»

Политический сдвиг происходит не только в столице. О нём же свидетельствует и «Жизнь провинции». В Барнауле общее собрание рабочих Алтайской железной дороги решило, «что вывести страну из создавшегося тупика это Временное правительство не в состоянии. Необходима немедленная передача всей власти в руки революционной демократии — пролетариата, солдат и беднейшего крестьянства». Иваново-Вознесенск, считавшийся цитаделью революции, признаёт лишь одну власть — власть Советов.

В 15-м номере «Рабочего Пути» (вышел 20 сентября по ст. стилю) выступает рабочий Гр. Фёдоров, председатель Центрального совета фабзавкомов Петрограда. «Выход один» — называется его статья. Какой? «Долой колебания! Власть должна быть создана из представителей революционного народа. Вся власть в стране должна быть передана Советам Рабочих, Солдатских и Крестьянских Депутатов».

Но и враг не сидит сложа руки. Из Москвы телеграфируют: «Совет объединённых групп московских общественных деятелей сегодня обсуждал вопрос о вступлении в состав Временного правительства». Родзянко, Струве и пр. господа решили «выработать особый наказ» для своих выдвиженцев. ЦК партии кадетов решил делегировать в министерство Кишкина и Коновалова, и это несмотря на то, что Демократическое совещание проголосовало за коалицию с цензовыми элементами, то есть буржуазией, но против включения в правительство кадетов.

В 16-м номере «Рабочий Путь» объясняет эту прыть кадетов в информации «Ночные известия». Сообщается, что если директория (совет пяти) сошлась на том, что «Дем. Совещание оказалось несостоятельным в вопросе об организации власти, то инициативу надо взять в руки совета пяти. Тут же было решено вызвать из Москвы варягов торгово-промышленного класса, чтобы совместно с ними обсудить вопрос об условиях их вхождения в состав Вр. Правительства».

Газета рассказала о примечательном эпизоде, происшедшем на Демократическом совещании 20 сентября (17-й номер вышел 22 сентября, т.е.

5 октября по новому стилю). Основываясь на выступлении Церетели, большинство делегатов проголосовали за внесённую им резолюцию. Но когда он её огласил, то она вызвала возмущение значительной части делегатов: она явным образом расходилась с основными положениями речи Церетели. Расхождение это прямо бьёт в глаза. Делегаты проголосовали за ряд изменений. Но на следующий день в правительственной газете она была опубликована в первоначальном виде.

Самый важный материал 18-го номера — «Декларация фракции большевиков», оглашённая в Демократическом совещании. В нём выражено критическое отношение как к этому политическому спектаклю, так и к сформированному им предпарламенту (Демократическому совету).

19-й номер «Рабочего Пути», вышедший 24 сентября (7 октября), открывался передовой «Куют цепи», написанной Сталиным. В ней ярко комментировался сговор по формированию нового коалиционного министерства, в котором «с одной стороны — кадеты и промышленники, с другой стороны — оборонцы и кооператоры».

Посланец кадетов Кишкин на первом заседании Временного правительства заявил: «Отсеките от себя большевиков, и тогда у буржуазии и демократии будет общий фронт». Ему вторил представитель кооператоров в новом кабинете Беркенгейм: «Буржуазии следует считаться с ростом большевизма и заботиться о создании коалиционной власти не менее демократии».

До чего же ясно господа разъяснили, для чего создаются буржуазией коалиционные правительства с участием «социалистов»! И Сталин пишет: «Вы слышите: коалиционная власть нужна, оказывается, для борьбы с большевизмом, т.е. с Советами, т.е. с рабочими и солдатами».

Вывод: «Наша партия была права, утверждая, что мелкобуржуазные эсеры и меньшевики, черпающие силу не в революционном движении масс, а в соглашательских комбинациях буржуазных политиканов, — не способны на самостоятельную политику.

Наша партия была права, говоря, что политика соглашателей ведёт, неизбежно ведёт, их к измене интересам революции».

Итоги Демократического совещания подвёл в том же номере газеты Ленин в статье «О героях подлога». (Это название статьи сохранялось в первых трёх изданиях собрания Сочинений В.И. Ленина; но в Полном собрании сочинений дано развёрнутое название: «О героях подлога и об ошибках большевиков».) Его слова подобны гвоздям: «Тайные сделки с корниловцами, тайное кумовство (через Терещенко и Ко) с империалистами «союзниками», тайные оттяжки и саботирование Учр. Собрания, тайные обманы крестьян, чтобы услужить Родзянке, т.е. помещикам (удвоение хлебных цен) — вот чем занимается Керенский на деле. Вот его классовая политика. Вот в чём его бонапартизм».

Одновременно Ленин обращает внимание на ошибки большевиков:

«Большевики должны были в числе 99/100 своей делегации идти на фабрики и в казармы; там было бы настоящее место делегатов, съехавшихся со всех концов России… Там, поближе к массам, следовало бы обсудить в сотнях и тысячах собраний и бесед уроки этого комедийного совещания.

Десять убеждённых солдат или рабочих из отсталой фабрики стоят в тысячу раз больше, чем сотня подтасованных Либерданами делегатов от разных делегаций. Использование парламентаризма — особенно в революционные времена — состоит вовсе не в том, чтобы терять дорогое время на представителей гнилья, а в том, чтобы учить массы на примере гнилья».


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Хроника 1917
СообщениеДобавлено: Ср сен 13, 2017 10:14 pm 
В сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7280
Капитализм — это катастрофа. Как с ней бороться
№101 (30598) 14 сентября 2017 года

Газета "Правда" 1 полоса
Автор: Виктор ТРУШКОВ.

Ленинская работа «Грозящая катастрофа и как с ней бороться» давно вошла в золотой фонд трудов, развивающих марксистско-ленинскую теорию. Более того, она стала жить самостоятельной жизнью, став предметом научных конференций, теоретических семинаров, «круглых столов», не связанных с осмыслением исторических условий её написания. Её методологическое значение столь велико, что исследователи часто забывают о той социально-политической обстановке, в которой она создавалась. Между тем эту работу, как практически и все труды В.И. Ленина, невозможно отнести к произведениям кабинетного теоретизирования без «злобы дня». И не случайно две последние главы были напечатаны в газете. Причём в грозовую пору Октября 1917 года. Они вышли в 25-м номере «Рабочего Пути» 1 (14) октября, когда ЦО большевистской партии публиковал только то, что непосредственно, «здесь и сейчас», работало на приближение пролетарской революции.

СЕГОДНЯ же важно обратить внимание как раз на ту грань работы «Грозящая катастрофа и как с ней бороться», которая несёт на себе печать тех дней (максимум — недель), в которые она была создана. Кстати, такая временная привязка высвечивает новые грани высокой теории, сконцентрированной в этой работе. Правда, для этого постоянно придётся иметь в виду не время публикации заключительных глав «Грозящей катастрофы и как с ней бороться» в «Рабочем Пути», а время написания брошюры. Осенью 1917 года общественно-политические процессы были настолько динамичны, что за полмесяца, которые отделяли публикацию работы от её написания, кардинально изменился исторический этап движения России к победе социалистической революции.

«Грозящая катастрофа и как с ней бороться» была написана В.И. Лениным 10—14 (23—27) сентября 1917 года. Напомним: статья «О компромиссах» была закончена 3 сентября по старому стилю, то есть неделей раньше. Теоретическое и политическое значение этой ёмкой статьи, как известно, в том, что, созданная по горячим следам разгрома корниловщины, она обосновывала возможность возврата «к доиюльскому требованию: вся власть Советам, ответственное перед Советами правительство из эсеров и меньшевиков». В ней Ильич утверждал: «Теперь, и только теперь, может быть всего в течение нескольких дней или на одну-две недели, такое правительство могло бы создаться и упрочиться вполне мирно. Оно могло бы обеспечить, с гигантской вероятностью, мирное движение вперёд всей российской революции и чрезвычайно большие шансы больших шагов вперёд всемирного движения к миру и к победе социализма». (Т. 34. С. 134 — 135).

Нельзя не обратить внимания ещё на одну ленинскую работу: «Задачи революции». Она была написана в первой половине сентября и увидела свет в 20-м и 21-м номерах «Рабочего Пути». Статья интересна тем, что в ней представлена ленинская политическая программа перехода власти к Советам после подавления корниловского мятежа. Вот её последний абзац:

«Взяв всю власть, Советы могли бы ещё теперь — и, вероятно, это последний шанс их — обеспечить мирное развитие революции, мирные выборы народом своих депутатов, мирную борьбу партий внутри Советов, испытание практикой программы разных партий, мирный переход власти из рук одной партии в руки другой».

Что касается статей «Кризис назрел» и «Удержат ли большевики государственную власть?» (в них обоснованно утверждалось, что момент мирного развития революции из-за союза мелкобуржуазных партий с реакционной буржуазией оказался безвозвратно упущенным и власть Советам придётся добывать посредством восстания), то они были написаны в самом конце сентября (по ст. стилю).

Эта несколько затянувшаяся хронологическая «окантовка» создания «Грозящей катастрофы и как с ней бороться» понадобилась для того, чтобы иметь основание утверждать: разработанная В.И. Лениным программа хозяйственных преобразований была не чем иным, как экономической программой этапа мирного перерастания буржуазно-демократической революции в революцию пролетарскую, устремлённую к социалистическому жизнеустройству.

Вектор этой программы был заложен ещё «Апрельскими тезисами». Читаем 8-й тезис: «Не «введение» социализма, как наша непосредственная задача, а переход тотчас лишь к контролю со стороны С.Р.Д. (Совета рабочих депутатов. — В.Т.) за общественным производством и распределением продуктов».

Ключевое направление мирного завоевания власти Советами связано, по мысли В.И. Ленина, не с ликвидацией частной собственности, а с подчинением её контролю пролетарских масс. Распространённые ныне утверждения, будто стратегия коммунистов состояла и состоит в намерении «всё отобрать и поделить», являются либо проявлением политического невежества, либо подлой ложью и клеветой. Приписываемая большевикам формула в действительности является голубой мечтой мелкой буржуазии. Исторически последней попыткой масштабного проявления такой мелкобуржуазной социальной стратегии было принятое в 1992 году решение Верховного Совета России об именных ваучерах. Это было наиболее откровенное проявление политической и экономической сущности политиканов с мелкобуржуазной социальной психологией. У приверженцев марксистско-ленинского мировидения курс принципиально иной: он направлен на обобществление производства, на обобществление собственности, что полностью соответствует объективным законам экономики.

Ленинская экономическая стратегия движения к социализму опиралась именно на объективные тенденции к обобществлению. Уже во вступительном параграфе «Грозящей катастрофы и как с ней бороться» Ленин утверждает, что «основная и главная мера борьбы, мера предотвращения катастрофы и голода» — это «контроль, надзор, учёт, регулирование со стороны государства, установление правильного распределения рабочих сил... устранение всякой лишней траты сил, экономия их». Ниже он пояснял: «Единственной помехой этому, — помехой, которую прикрывают от глаз народа кадеты, эсеры и меньшевики, — было и остаётся то, что контроль обнаружил бы бешеные прибыли капиталистов и подорвал бы эти прибыли».

Вот изложенный вождём революционного пролетариата каркас большевистской экономической стратегии на революционно-демократическом этапе перехода к социализму:

«Правительству, не в насмешку только называемому революционно-демократическим, достаточно было бы, в первую же неделю своего образования, декретировать (постановить, приказать) осуществление главнейших мер контроля, назначить серьёзное, нешуточное наказание капиталистам, которые бы обманным путём стали уклоняться от контроля, и призвать само население к надзору за капиталистами, к надзору за добросовестным исполнением ими постановлений о контроле, — и контроль был бы уже давно осуществлён в России.

Вот эти главнейшие меры:

1) Объединение всех банков в один и государственный контроль над его операциями или национализация банков.

2) Национализация синдикатов, т.е. крупнейших, монополистических союзов капиталистов (синдикаты сахарный, нефтяной, угольный, металлургический и т. д.).

3) Отмена коммерческой тайны.

4) Принудительное синдицирование (т.е. принудительное объединение в союзы) промышленников, торговцев и хозяев вообще.

5) Принудительное объединение населения в потребительные общества или поощрение такого объединения и контроль за ним».

В ЭТОМ ПЕРЕЧНЕ мер заслуживает внимания прежде всего то, что первым, главнейшим преобразованием Ленин называет национализацию не предприятий ключевых отраслей промышленности, а банков. Указываемые им причины такого шага, безусловно, сохраняют свою актуальность и сегодня:

«Банки, как известно, представляют из себя центры современной хозяйственной жизни, главные нервные узлы всей капиталистической системы народного хозяйства. Говорить о «регулировании экономической жизни» и обходить вопрос о национализации банков значит либо обнаруживать самое круглое невежество, либо обманывать «простонародье» пышными словами и велеречивыми обещаниями, при заранее обдуманном решении не исполнять этих обещаний».

В разработке экономической политики Ленин не допускает никаких неясностей, недоговорённостей, двусмысленностей. Зная об отечественном историческом опыте ХХ века по его интерпретациям фальсификаторами истории, наш молодой современник отождествляет национализацию с конфискацией и экспроприацией. Для Ленина это далеко не совпадающие процессы. И он это подчёркивает:

«На самом деле национализация банков, решительно ни одной копейки ни у одного «собственника» не отнимая, абсолютно никаких ни технических, ни культурных трудностей не представляет и задерживается исключительно интересами грязной корысти ничтожной горстки богачей. Если национализацию банков так часто смешивают с конфискацией частных имуществ, то виновата в распространении этого смешения понятий буржуазная пресса, интересы которой состоят в обманывании публики».

Но если в предлагавшихся Лениным преобразованиях банкиры остаются по-прежнему частными собственниками, то какой резон трудящимся проводить подобную национализацию? Ильич объясняет: «Только при национализации банков можно добиться того, что государство будет знать, куда и как, откуда и в какое время переливают миллионы и миллиарды. И только контроль за банками, за центром, за главным стержнем и основным механизмом капиталистического оборота позволил бы наладить на деле, а не на словах, контроль за всей хозяйственной жизнью, за производством и распределением важнейших продуктов, наладить то «регулирование экономической жизни», которое иначе осуждено неминуемо оставаться министерской фразой для надуванья простонародья. Только контроль за банковыми операциями, при условии их объединения в одном государственном банке, позволяет наладить, при дальнейших легко осуществимых мероприятиях, действительное взыскание подоходного налога, без утайки имуществ и доходов, ибо теперь подоходный налог остаётся в громаднейшей степени фикцией». Избежать «фикций» можно, только опираясь на народный контроль, на контроль наёмных, эксплуатируемых работников над своими эксплуататорами.

Ухватившись за главное звено, легче тянуть всю цепь экономических связей общества:

«Капитализм… создал теснейшую связь и взаимозависимость различных отраслей его. Не будь этого, никакие шаги к социализму, — кстати сказать — были бы технически невыполнимы. Современный же капитализм с господством банков над производством довёл эту взаимозависимость различных отраслей народного хозяйства до высшей степени. Банки и крупнейшие отрасли промышленности и торговли срослись неразрывно. С одной стороны, это значит, что нельзя национализировать только банки, не делая шагов к созданию государственной монополии торговых и промышленных синдикатов (сахарный, угольный, железный, нефтяной и пр.), не национализируя эти синдикаты. С другой стороны, это значит, что регулирование экономической жизни, если его осуществлять серьёзно, требует одновременно национализации и банков, и синдикатов.

Возьмём для примера хоть сахарный синдикат. Он создался ещё при царизме и тогда привёл к крупнейшему капиталистическому объединению прекрасно оборудованных фабрик и заводов, причём это объединение, разумеется, насквозь проникнуто было реакционнейшим и бюрократическим духом, обеспечивало скандально-высокие барыши капиталистам, ставило в абсолютно бесправное, униженное, забитое, рабское положение служащих и рабочих. Государство уже тогда контролировало, регулировало производство — в пользу магнатов, богачей.

Тут остаётся только превратить реакционно-бюрократическое регулирование в революционно-демократическое простыми декретами о созыве съезда служащих, инженеров, директоров, акционеров, о введении единообразной отчётности, о контроле рабочих союзов и пр.»

ПОНЯТНО, что дельцы, остающиеся частными собственниками, эти магнаты-олигархи, попытаются противодействовать и национализации, и рабочему контролю. Но в таких случаях в дело вступает если ещё не диктатура пролетариата, то её предтеча — революционно-демократическая диктатура. И Ленин пишет:

«Чтобы сделать что-либо серьёзное, надо от бюрократии перейти, и действительно революционно перейти, к демократии, то есть объявить войну нефтяным королям и акционерам, декретировать конфискацию их имущества и наказание тюрьмой за оттяжку национализации нефтяного дела, за сокрытие доходов или отчётов, за саботирование производства, за непринятие мер к повышению производства. Надо обратиться к инициативе рабочих и служащих, их созвать немедленно на совещания и съезды, в их руки передать такую-то долю прибыли при условии создания всестороннего контроля и увеличения производства».

Эти тезисы из 1917 года звучат удивительно актуально в России 2017 года. Их пора вновь (и обязательно!) включать в экономическую программу КПРФ. Впрочем, только этими шагами, при всей их чрезвычайной нужности, мы ограничиться не сможем. Именно этому нас учит В.И. Ленин, подчёркивая, что успех в деле национализации банков и промышленности, успех рабочего контроля возможен только при условии отмены коммерческой тайны. Он указывает:

«Без отмены коммерческой тайны контроль за производством и распределением либо остаётся пустейшим посулом, потребным только для надувания кадетами эсеров и меньшевиков, а эсерами и меньшевиками — трудящихся классов, либо контроль может быть осуществлён только реакционно-бюрократическими способами и мерами. Как ни очевидно это для всякого непредубеждённого человека, как ни упорно настаивала на отмене коммерческой тайны «Правда» (закрытая в значительной степени именно за это правительством Керенского, услужающим капиталу), — ни республиканское правительство наше, ни «правомочные органы революционной демократии» и не подумали об этом первом слове действительного контроля.

Именно здесь ключ ко всякому контролю. Именно здесь самое чувствительное место капитала, грабящего народ и саботирующего производство. Именно поэтому и боятся эсеры и меньшевики прикоснуться к этому пункту».

Наш молодой (в возрасте минимум лет до сорока, а то и старше) современник, всё больше и больше утрачивающий азы исторической грамотности, не верит в то, что Ленин мог выдвигать такие планы. В его головку уже вдолбили: большевики, захватив власть, тут же начали конфискацию всей частной собственности. В ответ придётся заметить: в работе «Грозящая катастрофа и как с ней бороться» Ленин выдвигал экономическую стратегию мирного перехода власти в руки Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Но ренегаты от мелкой буржуазии сорвали мирный процесс установления Советской власти. Следовательно, пришлось вносить поправки и в экономическую программу большевиков. У частных собственников, саботировавших производство, не признающих рабочий контроль, пришлось их предприятия экспроприировать. Так случилось с Ликинской мануфактурой А.В. Смирнова, с Брянским паровозо-строительным заводом, с Надеждинским металлургическим заводом (Северный Урал), принадлежавшим акционерам Богословского горного округа... А разве могло рабоче-крестьянское правительство поступать иначе, если ходоки обращались к нему с жалобами на то, что хозяева более полугода не выплачивают зарплату?!

Кстати, после беседы Владимира Ильича с ходоками от Надеждинского завода в тот же день Совет Народных Комиссаров утвердил «Постановление о правах местных Советов по борьбе с саботажем предпринимателей и о правилах конфискации предприятий саботажников».

Но в принятом в те же дни «Положении о рабочем контроле» предусматривалось, что он создаётся на «предприятиях, имеющих наёмных работников или же дающих работу на дом».

Что касается массовой экспроприации предприятий, принадлежавших частному капиталу, то она была осуществлена уже в годы Гражданской войны и интервенции. «Декрет СНК о национализации крупнейших предприятий по горной, металлургической и металлообрабатывающей, текстильной, электротехнической, лесопильной и деревообделочной, табачной, стекольной и керамической, кожевенной, цементной и прочим отраслям промышленности, паровых мельниц, предприятий по местному благоустройству и предприятий в области железнодорожного транспорта» был принят 28 июня 1918 года. Но он уже не имел отношения к работе «Грозящая катастрофа и как с ней бороться».

А В ЭТОЙ РАБОТЕ хотелось бы обратить внимание ещё на один примечательный, сугубо теоретический аспект. Он касается переходного периода от капитализма к социализму. Подчёркивая, что с политической точки зрения «Грозящая катастрофа и как с ней бороться» представляет в первую очередь экономическую программу мирного перерастания буржуазно-демократической революции в революцию пролетарскую, устремлённую к социалистическому жизнеустройству, мы тем самым указываем, что в историческом плане этот ленинский труд является программой вступления в переходный период от капитализма к социализму.

В.И. Ленин сам несколько раз указывает на это в своей работе. Можно даже утверждать, что параграф «Можно ли идти вперёд, боясь идти к социализму?» представляет собой теоретическое обоснование предпосылок и условий мирного вступления России в переходный период от капитализма к социализму. Важнейшим его условием является наличие материальных предпосылок. Поэтому В.И. Ленин прежде всего обращает внимание на то, что Россия 1917 года — это страна монополистического капитализма (заметим, то же можно сказать и о России 2017 года).

Далее он указывает на срастание капиталистических монополий с государством (сегодня в РФ масштабы такого срастания явно больше, чем 100 лет назад). Последовательный материализм в осмыслении исторических процессов позволяет Владимиру Ильичу сделать важнейшие выводы, имеющие как конкретно политическое, так и общетеоретическое значение. Во-первых, «никакое восстание не создаст социализма, если он не созрел экономически». Во-вторых, «государственно-монополистический капитализм есть полнейшая материальная подготовка социализма, есть преддверие его, есть та ступенька исторической лестницы, между которой (ступенькой) и ступенькой, называемой социализмом, никаких промежуточных ступеней нет».

В ТАКОЙ СИТУАЦИИ положение дел зависит от того, в чьих интересах используется государственный монополизм:

«— либо в интересах помещиков и капиталистов; тогда мы получаем не революционно-демократическое, а реакционно-бюрократическое государство, империалистскую республику,

— либо в интересах революционной демократии; тогда это и есть шаг к социализму».

Далее Ленин указывает: «Социализм есть не что иное, как государственно-капиталистическая монополия, обращённая на пользу всего народа и постольку переставшая быть капиталистической монополией».

Но переход к социализму требует соответствующей политической надстройки. В начале сентября 1917 года Ленин считает, что роль её сердцевины может выполнять «революционно-демократическое государство». И он пишет: «Всеобщая трудовая повинность, вводимая, регулируемая, направляемая Советами рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, это ещё не социализм, но это уже не капитализм. Это — громадный шаг к социализму, такой шаг, что, при условии сохранения полной демократии от такого шага нельзя уже было бы без неслыханных усилий над массами уйти назад, к капитализму».

Таким образом, В.И. Ленин допускал, что переходный период от капитализма к социализму (при условии мирного установления власти Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов!) может начаться с революционно-демократической диктатуры пролетариата и мелкой буржуазии, а затем, при оттеснении мелкобуржуазных элементов с ведущих позиций в Советах рабочим классом, сменится, как и предсказывал Маркс, диктатурой пролетариата.

Однако соглашательство меньшевиков и эсеров с буржуазией стало той грудой валежника, которая перекрыла указанную Лениным мирную дорогу к всевластию Советов. Поэтому рабочему классу и крестьянству пришлось идти в 1917 году к установлению Советской власти через восстание, в результате чего вариант революционно-демократической диктатуры оказался не только невостребованным, но и противоречащим интересам авангарда Великой Октябрьской социалистической революции — рабочего класса.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Хроника 1917
СообщениеДобавлено: Ср сен 20, 2017 11:21 pm 
В сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7280
Левый поворот

Крестьянская война

С 1 сентября по 20 октября в России было зарегистрировано свыше 5 тыс. крестьянских выступлений. Основная масса их приходилась на районы помещичьего землевладения – Черноземный центр, Среднее Поволжье и Украину, Белоруссию, Смоленскую, Калужскую, Тульскую, Рязанскую и Московскую губернии.

Если ранее преобладали формы экономического ограничения землевладельцев с сохранением за ними права собственности на землю, то осенью крестьяне перешли к методам, характерным для крестьянской войны: вооруженным захватам, разгромам, поджогам, террору.
___________
«В с. Самарке, Рыльского уезда, крестьяне учинили жестокий самосуд над мировым судьей Щекиным и помещиком Балаценко. Балаценко привлек к ответственности 37 крестьян, самовольно захвативших сенокос в его имении. Избив в кровь судью и помещика, толпа потащила их к реке топить, по дороге продолжая избиение… Крестьяне почему-то смягчились и после недолгого совещания заставили судью под диктовку написать приговор о примирении, с контрибуцией в пользу крестьян. После этого избитых отпустили».
«Русское слово», 6 (19) сентября
___________
Эпицентром крестьянского социального взрыва оказалась Тамбовская губерния. За сентябрь–октябрь в губернии произошло 193 выступления крестьян, из них 136 носили разгромно-захватный характер.

– 7 (20) сентября в селе Сычевка Козловского уезда Тамбовской губернии охрана кулака Романова, арендовавшего имение помещика Похвистнева, ранила двух крестьян, зашедших в посевы подсолнуха. В ответ имение было сожжено, Романов убит.
___________
За неделю восстание охватило 14 волостей уезда. Разгромлены 54 имения. В Тамбове, Козлове, а также в Тамбовском и Козловском уездах введено военное положение.
Крестьянские волнения распространились на все прилегающие губернии, охватив 79 уездов Центральной России.
___________
8 (21) сентября Керенский распространил на все губернии меры подавления крестьянского движения, разработанные ранее генералом Корниловым для прифронтовых районов.
___________
Карательные меры против крестьян были малоэффективны. Из донесений в МВД:
«Пензенская губерния: Влияние и авторитет растеряны. Движение крестьян разрастается, остановить его почти невозможно, милиция бессильна, воинских команд не хватает».
«Казанская губерния: Некоторые отряды совершенно непригодны: так в Козьмодемь­янском уезде при выступлении женщин солдаты разбежались».
«Минская губерния: в Гресской волости командированные для водворения порядка казаки бежали вследствие угрозы крестьян побить их камнями».
___________
С ростом крестьянского восстания представители Временного правительства вынуждены были признать необходимость передачи имений помещиков земельным комитетам. Такие постановления о передаче были приняты в Тамбовской, Саратовской, Тульской, Тверской, Нижегородской, Курской, Псковской губерниях, в Николаевском уезде Самарской губернии.
Большевизация Советов

5 (18) сентября:
– В Красноярске открылся съезд Советов Средней Сибири, проходивший под большевистскими лозунгами.
– Петросовет принимает большинством голосов резолюцию (279 – за, 115 – против, 51 – воздержался), предложенную большевиками. Не пожелавший проводить новую политику эсеро-меньшевистский президиум Петросовета в лице председателя т. Чхеидзе и товарищей председателя тт. Анисимова, Гоца, Дана, Скобелева, Церетели и Чернова сложил свои полномочия.
– Объединенный пленум Московских Советов рабочих и солдатских депутатов принимает аналогичную большевистскую резолюцию, требующую немедленного предложения всем воюющим народам всеобщего демократического мира, отмены смертной казни на фронте, отмены частной собственности на помещичьи земли без выкупа, конфискации военной прибыли, передачи власти в руки пролетариата и революционного крестьянства, вооружения рабочих, принимает Моссовет. За 355 депутатов, против – 254.
Таким образом, впервые большинство в обоих столичных Советах поддержало большевиков.
6 (19) сентября ЦК РСДРП(б) постановил выдвинуть находящегося в подполье Ленина кандидатом в делегаты Петросовета на Демократическое совещание.
8 (21) сентября рабочая секция Петросовета избрала большевистский президиум.
9 (22) сентября новым председателем Петросовета избран Лев Троцкий, за несколько дней до этого вместе с другими арестованными после июльских событий большевиками вышедший из «Крестов».
11 (24) сентября:
– Начало революционного выступления Ташкентского Совета против Временного правительства. В условиях масштабных забастовок, охвативших Ташкент, Самарканд, другие города Туркестана, аграрных волнений, а также массовых отказов солдат 1-го и 2-го запасных сибирских стрелковых полков отправляться на фронт, большевики на заседании исполкома Ташкентского Совета проводят решение о передаче власти Советам, создании ревкома и об устройстве общегородской демонстрации.
– На заседании Петросовета принимается резолюция, оглашенная Каменевым, с призывом о создании власти, опирающейся на пролетариат и беднейшее крестьянство. Выбираются на Демократическое совещание: от большевиков – Ленин, Зиновьев и Садовский, от фракции с.-р. – Зейман и Болдырев, от меньшевиков – Скворцов.
14 (27) сентября открылось Всероссийское демократическое совещание представителей политических партий и общественных организаций, итогом которого стало создание Предпарламента.
___________
На первый взгляд казалось, что в России вводится парламентский строй. Но по положению, утвержденному Временным правительством, Предпарламент являлся всего лишь совещательным органом при правительстве. Борьба за власть обострялась на фоне резкого полевения народных масс.

http://sovross.ru/articles/1603/35439


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Хроника 1917
СообщениеДобавлено: Пн сен 25, 2017 9:49 pm 
В сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7280
«Рабочий Путь» ведёт к власти Советов

Газета "Правда" №106 (30603) 26—27 сентября 2017 года
1 полоса
Автор: Виктор ТРУШКОВ.

«Наше дело — помочь сделать всё возможное для обеспечения «последнего» шанса на мирное развитие революции, помочь этому изложением нашей программы, выяснением её общенародного характера, её безусловного соответствия интересам и требованиям гигантского большинства населения» — так писал Ленин в работе «Задачи революции», опубликованной в 20-м и 21-м номерах «Рабочего Пути», продолжившего линию «Правды».

ПРИМЕЧАТЕЛЬНО, что над этой статьёй было размещено актуальное и сегодня обращение к партийному пополнению, которое в те бурные месяцы было невероятно большим: «Каждый член партии должен стать подписчиком своей газеты. Организуйте коллективную подписку!» Ленинская статья служила убедительным подтверждением, что только приобщение к центральному органу большевиков способно обеспечить единодействие партии. А вождь революции писал:

«Корниловщина учит. Корниловщина многому научила.

Нельзя знать, смогут ли теперь Советы пойти дальше вождей с.-р. и меньшевиков, обеспечивая этим мирное развитие революции, или они опять будут топтаться на месте, делая этим пролетарское восстание неизбежным».

Но ведь эсеры и меньшевики тоже мечтают о мирном развитии страны. Однако их «мирный» курс иллюзорен. Ленин объясняет: «Мирные» мелкобуржуазные надежды на «коалицию» с буржуазией, на соглашательство с ней… всё это разбивает ход революции беспощадно, жестоко, неумолимо. Корниловщина была последним жестоким уроком — в большом размере, уроком, дополняющим тысячи и тысячи уроков мелких, уроков, состоящих из обмана рабочих и крестьян на местах капиталистами и помещиками, уроков, состоящих из обмана солдат офицерами и т.д., и т.д.».

Из этих многочисленных и разнокалиберных уроков вытекает первый и, вероятно, главный вывод: «Гибельность соглашательства с капиталистами». Ленин уточняет: «После всего пережитого с 20 апреля продолжать какое бы то ни было соглашательство с буржуазией было бы со стороны эсеров и меньшевиков не только ошибкой, но прямой изменой народу и революции».

Отсюда безусловный вывод: «Власть Советам». И далее следуют два уточнения. Во-первых, «вся власть в государстве должна перейти исключительно к представителям Советов Раб., Солд. и Крестьянск. Депутатов». Во-вторых, «должны быть немедленно произведены перевыборы Советов как для учёта всего народного опыта за последние, особенно богатые содержанием, недели революции, так и для устранения вопиющих несправедливостей (непропорциональности, неравенства выборов и т.п.), оставшихся кое-где неисправленными».

Следующая задача революции: «Мир народам». Это значит, что «Советское правительство должно немедленно предложить всем воюющим народам (т.е. одновременно и правительствам их, и рабочим и крестьянским массам) заключить сейчас же общий мир на демократических условиях, а равно заключить немедленно перемирие (хотя бы на три месяца).

Главным условием демократического мира является отказ от аннексий (захватов)…»

«Земля трудящимся» — ещё одна задача революции. «Советское правительство должно немедленно объявить частную собственность на помещичьи земли отменённою без выкупа и передать эти земли в заведование крестьянских комитетов...»

«Борьба с голодом и разрухой» предполагает «немедленно ввести рабочий контроль в общегосударственном масштабе над производством и потреблением».

Следующая выдвинутая Лениным задача — «Борьба с контрреволюцией помещиков и капиталистов».

И ещё: «Взяв всю власть, Советы могли бы ещё теперь — и, вероятно, это последний шанс их — обеспечить мирное развитие революции (выделено мной. — В.Т.), мирные выборы народом своих депутатов, мирную борьбу партий внутри Советов, испытание практикой программы разных партий, мирный переход власти из рук одной партии в руки другой».

Но, будучи политиком-реалистом, Ленин предупреждал: «Если эта возможность будет упущена, то весь ход развития революции, начиная от движения 20 апреля и кончая корниловщиной, указывает на неизбежность самой острой гражданской войны между буржуазией и пролетариатом».

Вернёмся, однако, к 20-му номеру «Рабочего Пути», вышедшему 26 сентября (9 октября). В нём опубликовано «Заявление фракции большевиков», сделанное на заседании предпарламента. Фракция указала на фактический отказ Демократического собрания от революционных прав на власть. С этой позицией, как и с коалицией с цензово-кадетскими элементами, большевики решительно не согласны. А посему фракция предложила «Демократическому совету

1) прервать ведущиеся Керенским переговоры с цензовой буржуазией и 2) приступить к созданию истинно революционной власти».

Недовольство итогами Демократического совещания выражали не только большевики. В редакцию «Рабочего Пути» пришло следующее письмо, опубликованное под названием «Выход из партии соглашателей». Его авторы писали: «Мы, рабочие новоснарядной мастерской Путиловского завода, члены партии социалистов-революционеров, обсудив создавшееся положение, нашли, что политика соглашательства, которую проводит наша партия, не является политикой революционной, а потому мы выходим из названной партии и вступаем в партию с.-д. (большевиков), деятельность которых более отвечает нашим стремлениям.

Бывшие члены партии с.-р.».

(14 подписей).

В 22-м номере — аналогичное письмо, подписанное 7 бывшими эсерами, солдатами 3-й отдельной минно-подрывной роты.

В 21-м и 22-м (только двух) номерах «Рабочий Путь» извещал, что «на 17 октября созывается экстренный съезд РСДРП (большевиков) в Петрограде». Указывалась и повестка дня: «1) Пересмотр партийной программы. 2) Организационные вопросы». Сообщалась также норма представительства. Извещение было подписано Организационным бюро ЦК РСДРП. Но в 29-м номере появилось следующее объявление: «Экстренный партийный съезд, назначенный на 17 октября, в силу ряда условий откладывается на короткое время. Центральный Комитет РСДРП». Фактически VII (тоже экстренный) съезд РКП(б) состоялся только 6—8 марта 1918 года.

С 21-го по 39-й номер (он вышел 18 октября по ст. стилю) ЦО большевиков открывался призывом: «Товарищи рабочие, солдаты и крестьяне! Готовьтесь к Всероссийскому съезду Советов на 20 октября!»

«Правительство буржуазной диктатуры» — так называлась передовая 21-го номера газеты, написанная Сталиным. Она фактически объясняла, почему новое министерство Керенского является препятствием мирному развитию революции: «Шесть министров-капиталистов как ядро кабинета и десять министров-«социалистов» в услужение им, в качестве проводников их воли. Декларация правительства ещё не опубликована, но основы её известны: «борьба с анархией» (читай: с Советами), «борьба с разрухой» (читай: с забастовками), «поднятие боеспособности армии» (читай: продолжение войны и дисциплина!) ...

Правительство Керенского — Коновалова есть правительство и буржуазной диктатуры.

…То, что хотел провести Корнилов прямо и по-генеральски просто, «новое» правительство постарается осуществить постепенно и без шума, руками самих же «социалистов».

В этой статье Сталин отвечает ещё на один важный вопрос: «Чем отличается диктатура буржуазии от диктатуры пролетариата и революционного крестьянства?» Вот его ответ: «Диктатура буржуазии есть господство меньшинства над большинством, осуществляемое лишь путём насилия над большинством, требующее гражданской войны против большинства. Между тем диктатура пролетариата и революционного крестьянства, как господство большинства над меньшинством, вполне может обойтись без гражданской войны…

Диктатура буржуазии есть диктатура тайная, скрытая, закулисная, нуждающаяся в том или ином благовидном прикрытии для обмана масс. Между тем как диктатура пролетариата и революционного крестьянства есть диктатура открытая, диктатура масс, не нуждающаяся в обмане во внутренних делах и в тайной дипломатии во внешних».

В конце сентября в стране была диктатура буржуазии.

В этих условиях не могла не привлечь внимания как сторонников, так и противников большевистской партии вышедшая 29 сентября (12 октября) в 23-м номере «Рабочего Пути» написанная Сталиным передовая «Ждать вам — не дождаться…». И её название, и её смысл сфокусированы в следующем абзаце: «Сознательно и организованно идёт к победе революционный пролетариат. Дружно и уверенно сплачиваются вокруг него крестьяне и солдаты. Всё громче и громче раздаётся возглас: вся власть Советам! Бумажная коалиция в Зимнем дворце выдержит ли этот напор?

Вы хотите разрозненных и преждевременных выступлений большевиков?

Ждать вам — не дождаться, гг. корниловцы…»


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Хроника 1917
СообщениеДобавлено: Ср сен 27, 2017 10:52 pm 
В сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7280
О сроках восстания

Газета "Правда" №107 (30604) 8 сентября 2017 года
1 полоса
Автор: Виктор ТРУШКОВ.

Люди, униженные и измученные эксплуатацией фабрикантов, заводчиков и прочих капиталистов, в массе своей пацифизмом не страдали. Своих классовых противников они, как правило, ненавидели. Восстание против угнетателей, будь то царь или хозяин предприятия, на которого гнули спину, не воспринималось как нечто недозволенное. Они, в большинстве своём выходцы из деревни, были хорошо наслышаны о мужицких волнениях против помещиков. Немалая часть питерских рабочих помнила, а то и была очевидцами Кровавого воскресенья. Поэтому идея восстания против хозяев-кровососов среди «рабочего низа» была распространённой. Более того, она широко обсуждалась в пролетарской среде. А 3—4 июля 1917 года большевикам приходилось сдерживать порыв тысяч рабочих и солдат сбросить Временное правительство.

В ПАРТИЙНЫХ ШТАБАХ буржуазных и мелкобуржуазных партий восстания боялись. Ради его удушения в одних случаях либералы из Временного правительства отправляли войска, как это было с разгромом ташкентского восстания летом 1917 года, в других — провоцировали преждевременное неподготовленное выступление, чтобы его «удушить в колыбели». Так было во время июльской демонстрации в столице. Так поступали кандидат в диктаторы Лавр Корнилов и его подельники из генералитета и Временного правительства во главе с Керенским.

Только большевики отличались деловым отношением к восстанию, хотя эта тема, естественно, впрямую на страницах газет не обсуждалась. Более того, с марта до первых июльских дней для этого не было оснований: Ленин, его соратники, поддерживавшие их многотысячные массы трудящихся требовали мирной передачи власти Советам.

Практически вопрос о восстании встал в повестку дня большевистской тактики борьбы только в середине сентября, когда Керенский приступил к формированию Временного правительства из мелкобуржуазных соглашателей и «беспартийных» толстосумов-корниловцев. Первым, как всегда, осознал необходимость кардинально менять тактику В.И. Ленин.

1—3 сентября (по ст. стилю) он пишет статью «О компромиссах», настаивая на мирном варианте передачи власти Советам. Но при этом отмечает, что о варианте «мирного развития революции» можно говорить только как о «крайне редкой и крайне ценной возможности». Более того, отправляя с оказией эту статью, находящийся в подполье Ильич приписывает: «Пожалуй, те несколько дней, в течение которых мирное развитие было ещё возможно, тоже прошли». Он даже предлагает поставить к «этим заметкам» заголовок «Запоздалые мысли». Но политическое неустойчивое равновесие продолжало сохраняться, и Ленин энергично развивал тактику мирного перехода России к Советской власти во главе с меньшевиками и эсерами: написал сначала политическую программу Советовластия «Задачи революции», а затем и экономическую концепцию «Грядущая катастрофа и как с ней бороться».

И здесь неожиданность: ещё не поставив последнюю точку в работе о преодолении экономической и политической катастрофы, Владимир Ильич отправляет в ЦК РСДРП(б) одно за другим два письма, вошедшие в историю как «Большевики должны взять власть» и «Марксизм и восстание». Что побудило вождя пролетариата ставить вопрос о новой тактике партии? Ответ мы находим в первом письме: «Получив большинство в обоих столичных Советах рабочих и солдатских депутатов, большевики могут и должны взять государственную власть в свои руки». Это, так сказать, вдохновляющий мотив. Но есть и основание для серьёзнейшей тревоги: «Предстоящая отдача Питера (немцам, как перед корниловским мятежом, была сознательно отдана Рига. — В.Т.) сделает наши шансы во сто раз худшими».

Но тактически письмо «Большевики должны взять власть» можно считать пока как один из вариантов развития ближайших событий, ибо «вопрос идёт не о «дне» восстания, не о «моменте его в узком смысле. Это решит лишь общий голос тех, кто соприкасается с рабочими и солдатами, с массами».

Второе письмо представляет собой теоретическое обоснование условий, необходимых для восстания и его победы: «Восстание, чтобы быть успешным, должно опираться не на заговор, не на партию, а на передовой класс. Это во-первых. Восстание должно опираться на революционный подъём народа. Это во-вторых. Восстание должно опираться на такой переломный пункт в истории нарастающей революции, когда активность передовых рядов народа наибольшая, когда всего сильнее колебания в рядах врагов и в рядах слабых половинчатых нерешительных друзей революции. Это в-третьих. Вот этими тремя условиями постановки вопроса о восстании и отличается марксизм от бланкизма.

Но раз есть налицо эти условия, то отказаться от отношения к восстанию, как к искусству, значит изменить марксизму и изменить революции».

В этом письме уже налицо агитация за курс на восстание. Тратить время на заседания в Демократическом совещании Ленин считал «величайшим парламентским критинизмом». Он рекомендовал составить краткую и резкую декларацию фракции большевиков. «Прочтя эту декларацию, призвав решать, а не говорить, действовать, а не писать резолюции, мы должны всю нашу фракцию двинуть на заводы и в казармы: там её место, там нерв жизни, там источник спасения революции».

А что ответил на ленинские письма ЦК? Оба письма Ленина обсуждались на заседании Центрального Комитета большевиков 15 (28) сентября 1917 года. Протокол сохранил следующую запись:

«Порядок дня. Письма Ленина. Решено в ближайшее время назначить заседание ЦК, посвящённое обсуждению тактических вопросов. Тов. Сталин предлагает разослать письма Ленина в наиболее важные организации и предложить обсудить их. Решено перенести на ближайшее заседание ЦК. Ставится на голосование вопрос, кто за то, чтобы был сохранён только один экземпляр писем. За — 6, против — 4, воздержалось — 6. Тов. Каменевым вносится предложение принять следующую резолюцию: «ЦК, обсудив письма Ленина, отвергает заключающиеся в них практические предложения, призывает все организации следовать только указаниям ЦК и вновь подтверждает, что ЦК находит в текущий момент совершенно недопустимым какие-либо выступления на улице. ЦК вместе с тем обращается к т. Ленину с требованием разработать в особой брошюре поставленный в его письмах вопрос об оценке текущего момента и политике партии». Резолюция отвергается. В заключение принимается постановление: «Членам ЦК, ведущим работу в Военной организации и в ПК, поручается принять меры к тому, чтобы не возникло каких-либо выступлений в казармах и на заводах».

29 сентября (12 октября) Ленин пишет статью «Кризис назрел», которая была опубликована в «Рабочем пути» 7 (20) октября. Последняя часть её предназначена не для печати, а «для раздачи членам ЦК, ПК, МК и Советов». В ней утверждалось: «Ждать» съезда Советов есть полный идиотизм, ибо это значит пропустить недели, а недели и даже дни решают теперь всё. Это значит трусливо отречься от взятия власти». Ленин убеждён, что «победа восстания обеспечена теперь большевикам».

Высказав ряд серьёзных упрёков членам ЦК, он продолжал: «Мне приходится подать прошение о выходе из ЦК, что я и делаю, и оставить за собой свободу агитации в низах партии и на съезде партии».

На состоявшихся заседаниях ЦК партии 10 (23) и 16 (29) октября, в которых уже участвовал В.И. Ленин, его позиция по вопросу о вооружённом восстании получила поддержку абсолютного большинства. Против выступили только Каменев и Зиновьев. Что касается даты восстания, то она, как известно, совпала с началом II Всероссийского съезда Советов.

Вот как об этом рассказывал 23 апреля 1920 года И.В. Сталин в своей речи на собрании в Московском комитете РКП(б) по поводу 50-летия со дня рождения В.И. Ленина:

«После произнесённых речей и воспоминаний мне остаётся мало что сказать. Я хотел бы только отметить одну черту, о которой никто ещё не говорил, это — скромность товарища Ленина и его мужество признать свои ошибки…

В 1917 году, в сентябре, при Керенском, в момент, когда было созвано Демократическое совещание и когда меньшевики и эсеры строили новое учреждение — предпарламент, которое должно было подготовить переход от Советов к Учредилке, вот в этот момент у нас в ЦК в Петрограде было решение не разгонять Демократическое совещание и идти вперёд по пути укрепления Советов, созвать съезд Советов, открыть восстание и объявить съезд Советов органом государственной власти. Ильич, который в то время находился вне Петрограда в подполье, не соглашался с ЦК и писал, что эту сволочь (Демократическое совещание) надо теперь же разогнать и арестовать.

Нам казалось, что дело обстоит не так просто, ибо мы знали, что Демократическое совещание состоит в половине или, по крайней мере, в третьей своей части из делегатов фронта, что арестом и разгоном мы можем только испортить дело и ухудшить отношения с фронтом. Нам казалось, что все овражки, ямы и ухабы на нашем пути нам, практикам, виднее. Но Ильич велик, он не боится ни ям, ни ухабов, ни оврагов на своём пути, он не боится опасностей и говорит: «Встань и иди прямо к цели». Мы же, практики, считали, что невыгодно тогда было так действовать, что надо обойти эти преграды, чтобы взять потом быка за рога. И, несмотря на все требования Ильича, мы не послушались его, пошли дальше по пути укрепления Советов и довели дело до съезда Советов 25 октября, до успешного восстания. Ильич был уже тогда в Петрограде. Улыбаясь и хитро глядя на нас, он сказал: «Да, вы, пожалуй, были правы».

Это опять нас поразило.

Товарищ Ленин не боялся признать свои ошибки.

Эта скромность и мужество особенно нас пленяли».


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Хроника 1917
СообщениеДобавлено: Чт сен 28, 2017 8:46 pm 
В сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7280
Призрак Булыгинской думы против Советов

Газета "Правда" №108 (30605) 29 сентября — 2 октября 2017 года
1 полоса

Автор: Виктор ТРУШКОВ.

Демократическое совещание было детищем социал-соглашателей, то есть эсеров и меньшевиков. Если Советы были классовым органом революционных трудящихся, то Демократическое совещание было представлено гражданам России как орган «народного единства», то есть «единства» рабочих и крестьян с буржуазией, с кадетами. Эта с виду «надклассовая» коалиция на основе Демократического совещания сформировала предпарламент из 313 депутатов, которым до созыва Учредительного собрания должно было стать подотчётным Временное правительство.

НО ПОСКОЛЬКУ идеологами и дирижёрами коалиционного министерства были Керенский и кадеты, то, стремясь окончательно преодолеть классовый, ориентирующийся на интересы пролетариата и беднейшего крестьянства, характер государственной власти, они своим решением, во-первых, уподобили предпарламент Булыгинской думе (та должна была стать совещательным органом при царе, этот — при Керенском и его министерстве), во-вторых, расширили её состав до 555 человек, назначив на все новые места представителей объединений капиталистов и помещиков, в-третьих, велеречиво назвали эту времянку «национального согласия» Временным Советом республики. («Положение о Временном Совете Российской Республики» «Рабочий Путь» опубликовал в 26-м номере). Классовая направленность обеих ветвей такой власти, несмотря на заметное присутствие в ней «социалистов», могла быть только буржуазной, эксплуататорской.

В вышедшем 30 сентября (13 октября) 24-м номере «Рабочего Пути» вместо передовой стояло заявление ЦК большевистской партии «Перед съездом Советов». Оно подводило итог манипуляций Керенского и социал-соглашателей: «В самый критический момент революции, в самое трудное время для нашей страны меньшевики и официальные социалисты-революционеры ещё и ещё раз предали интересы рабочих, солдат и крестьян, отдавши власть корниловцам-кадетам. Контрреволюционное правительство Керенского остаётся у власти и при нём создаётся законосовещательный «булыгинский» предпарламент, призванный по плану к.-д. заменить собой Учредительное собрание и помочь контрреволюции раздавить Советы…

Поднимают голову капиталисты-локаутисты. Безработица увеличивается. Разруха растёт, голод надвигается вплотную. Финансовое банкротство становится всё ближе и ближе. Денежная «помощь» союзников только увеличивает кабалу, только усиливает зависимость от кучки банкиров и торгашей международного империализма».

На полярном политическом фланге «негодование бурлит в широчайших массах рабочих, солдат и крестьян. Рабочие и солдаты не могут дальше мириться с издевательствами буржуазии, с наглостью капиталистов, с бонапартизмом буржуазного правительства».

В этих условиях большевистский ЦК заявлял свою позицию: «Мы разделяем это негодование, с наших уст также рвётся проклятие тем, кто хочет погубить величайшее революционное движение, какое когда-либо знал мир. И всё-таки мы говорим: мы не пойдём на бой тогда, когда это нужно нашим врагам. Никаких частичных выступлений!.. Будем бдительны. Будем разоблачать все попытки буржуазии провоцировать вспышки гражданской войны. Все силы сосредоточим на подготовке съезда Советов на 20 октября — съезда, который один обеспечит созыв и революционную работу Учредительного Собрания».

В этом же номере — большая статья А. Коллонтай «Банкротство лозунга «гражданского мира». Она писала: «Всё чаще и чаще проникают в печать скудные, тщательно «очищенные» цензурой сведения о том, что не в одной только России, но и в других странах лозунг «гражданского мира» обанкротился». Охарактеризовав внутриполитическую ситуацию в Европе и США, автор указывала: «Не в одной России лозунг «классового мира вытесняется исторически неизбежным восстановлением тактики классовой борьбы».

На эту же тему заметка Сталина «Бумажная коалиция». Она, естественно, о процессах в своей стране: «Соглашатели из эсеров и меньшевиков со всех крыш кричат о необходимости коалиции с «живыми силами» страны, определённо указывают на московских промышленников… Есть ли предел тупости «революционных» болтунов, не перестающих воспевать коалицию с преступными локаутчиками?»

В номере много материалов с мест, которые убеждают, что революционные настроения нарастали практически во всех регионах страны.

Естественно, что и в следующих номерах тема классового противостояния оставалась главной. Позиции полярных сил были убедительно отражены в 25-м номере. «Чего требует буржуазия?» — вопрос, вынесенный в заголовок одной из статей. В ней цитируется рупор российского капитала «Биржёвка». А высказывания — откровеннее некуда: «Большевики стремятся к власти, от этой власти они должны быть отброшены во что бы то ни стало и чего бы это ни стоило». Ей вторит, славя государственный патриотизм, другое буржуазное издание: «Наступают минуты, когда все государственные элементы России должны объединить свои силы для борьбы с внутренним врагом». Враг называется по имени: большевизм.

В этом же стане ставший приверженцем министра-председателя

Г.В. Плеханов (увы, тот самый Плеханов, когда-то «первый марксист России», к этому времени полностью растерявший революционный багаж): «А.Ф. Керенский должен был бы, наконец, сдержать обещание, во всеуслышание данное им России в московском Большом театре («подавить кровью и железом» большевизм. — В.Т.). Решится ли он на это?»

А вот голос с другого полюса: «В Петроградском Совете Профессиональных Союзов». На его заседании обсуждался конфликт между столичными деревообработчиками и Обществом фабрикантов и заводчиков. Курс — на забастовку, в резолюции чётко записано: «Все меры переговоров исчерпаны».

Передовая 26-го номера «Съезд Советов и Учредительное Собрание» возвращает читателей к вопросу о власти: «Кадеты, превращаясь в пламенных защитников Учредительного Собрания (!), из всех чернильниц стреляют по съезду Советов. Против рабочих, против солдат, против революционных крестьян выступают «единым фронтом» кадеты, меньшевики и эсеры (оборонцы): «Не нужно съезда Советов, ибо через несколько дней Учредительное Собрание!» А между тем те же самые Церетели — Гоцы, которые срывают «революционный парламент» Советов, изо всех сил участвуют в изготовлении уютного «предпарламентского» гнёздышка для правительства Керенского. Им не нужен на 20 октября советский парламент, «ибо остаётся всего несколько недель», но им нужен на 5 октября кадетский предпарламент, хотя Учредительное Собрание вроде бы «на носу».

Проводя «линию «Правды», «Рабочий Путь» твёрдо заявляет, что съезд Советов мешает не Учредительному Cобранию, а «Временному Cовету республики» и витающему над ним диктаторскому правительству».

В 28-м номере, вышедшем 5 (18) октября, в передовой «Кто срывает Учредительное Собрание?» Сталин отвечал на этот вопрос с фактами в руках: «Всего неделю назад вожди «донского казачества» предложили отложить выборы в Учредительное Собрание ввиду «неподготовленности населения».

Спустя два дня после того газета «День», близкая сотрудница кадетской «Речи», проговорилась, что «волна аграрных беспорядков… может отложить решение Учредительного Собрания».

А вчера телеграф принёс известие, что «общественные деятели» в Москве, те самые, которые направляют теперь Временное Правительство, тоже «находят невозможным» выборы в Учредительное Собрание».

В передовой есть ответ и на другой вопрос: «Где та сила, которую можно будет противопоставить контрреволюционным попыткам буржуазии?» Вот он: «Сила эта — растущая русская революция. Соглашатели не верят в неё. Но это не мешает ей расти, захватывая деревню и сметая устои помещичьей власти».

Невозможно пропустить опубликованное в большевистском ЦО «Опровержение». Оно касается голосования: «Враги меньшевиков-интернационалистов задумали раз навсегда опорочить репутацию Л. Мартова и влекущихся за ним. Они распространили гнусное утверждение, будто Л. Мартов голосовал в Демократическом совете (ещё одно название предпарламента. — В.Т.) за поправку левых эсеров, требующую «передачи всей земли в распоряжение земельных комитетов». И Л. Мартов спешит «категорически» заявить, что ни он, ни его друзья не голосовали за эту поправку.

«Честь» меньшевистского интернационала восстановлена. С него снято подозрение в солидарности с революционным крестьянством. Мы рекомендуем всем помещикам усиленно записываться во фракцию меньшевиков-интернационалистов».

Газета в №27, 28 и 30 опубликовала большую статью Сталина «Заговор против революции». В ней ясно указываются штабы контрреволюции: «Наша партия была права, утверждая, что правительство Керенского есть правительство буржуазной контрреволюции, опирающееся на корниловщину и отличающееся от последней лишь некоторой нерешительностью.

Наша партия была права, утверждая, что идейные и политические нити контрреволюции сходятся в центральном комитете партии кадетов».

Сталин добавляет: «Теперь ясно для всякого, что, создавая директорию после неудавшегося корниловского «мятежа», Керенский проводил иными средствами ту же самую корниловскую диктатуру… «Предпарламент» — вот тот «представительный орган», который должен был составить «демократическую» опору для «коллективной диктатуры» Корнилова — Керенского».

Из конкретного анализа вытекает конкретный вывод: «Нужно передать власть в руки новых революционных классов, в руки пролетариата и революционного крестьянства. Для этого нужно сосредоточить власть внутри массовых революционных организаций, внутри Советов Рабочих, Солдатских и Крестьянских Депутатов. Эти классы и эти организации, и только они спасли революцию от заговора. Они же обеспечат ей победу».


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Хроника 1917
СообщениеДобавлено: Пт окт 06, 2017 1:32 pm 
В сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7280
Классовое противостояние у точки кипения

Газета "Правда" №111 (30608) 6—9 октября 2017 года
1 полоса

Автор: Виктор ТРУШКОВ.

Об атмосфере в стране, и особенно в столице, убедительно говорят заголовки ключевых статей «Рабочего Пути» начиная с пятницы 6 (19) октября по среду 11 (24) октября: «Запахло новым Корниловым», «Кризис назрел», «Заговор против революции», «Кошмар», «Контрреволюция мобилизуется, — готовьтесь к отпору», «Как обороняться?», «Провокация?» Это не было нагнетанием страха. Наоборот, большевики призывали к бдительности и одновременно из номера в номер повторяли: «Товарищи рабочие, солдаты и крестьяне! Готовьтесь к Всероссийскому Съезду Советов на 20 октября! Немедленно созывайте Областные Съезды Советов!»

У БОЛЬШЕВИКОВ было замечательное качество — они не терпели ни обмана, ни самообмана. Поэтому, уходя из предпарламента, они публично и честно объяснили причины такого шага: «Официально заявлявшиеся цели Демократического совещания, созванного ЦИК Сов. Р. и С. Д., состояли в упразднении безответственного личного режима, питавшего корниловщину, и в создании подотчётной власти, способной ликвидировать войну и обеспечить созыв Учредительного Собрания в означенный срок.

Между тем… «Совет Российской Республики» объявлен совещательным учреждением; на восьмом месяце революции безответственная власть создала для себя прикрытие из нового издания булыгинской Думы.

Цензовые элементы вошли во Временный Совет в таком числе, на которое, как показывают все выборы в стране, они не имеют никакого права. Несмотря на это, именно кадетская партия добивалась и добилась безответственной власти даже перед искажённым в угоду цензовой буржуазии предпарламентом.

Покидая Временный Совет, мы взываем к бдительности и мужеству рабочих, солдат и крестьян всей России.

Петроград в опасности! Революция в опасности! Народ в опасности!

Правительство усугубляет эту опасность. Правящие партии помогают ему.

Только сам народ может спасти себя и страну. Мы обращаемся к народу:

Вся власть Советам!

Вся земля народу!..»

Итак, противостояние Советов и предпарламента не только определилось, но и стало отражением классовой полярности. Большевики и с самого начала точно знали, что это гнездовье буржуазное. Но сперва они относились к нему как к трибуне, а теперь, в октябре 1917-го, когда классовое противостояние приблизилось к точке кипения, само присутствие ленинцев в предпарламенте придавало ему определённую легитимность и уже вредило делу революции.

В 32-м номере газеты — редакционная публикация «Кому нужен предпарламент?» (автор — Сталин). В ней приведён ответ на этот вопрос, который дал член ЦК партии кадетов, член предпарламента М.С. Аджемов: «Главный вопрос заключается в том, удастся ли предпарламенту выдержать репетицию, сумеет ли он дать должный отпор Советам Р. и С. Д. Нельзя сомневаться в том, что Совет и предпарламент противоположны, точно так же, как через два месяца Учредительному Собранию опять-таки будут противопоставлены те же организации. Если предпарламент выдержит экзамен, тогда работа может наладиться». И Сталин комментирует: «Вот это откровенно и, если хотите, честно!.. Рабочие и солдаты примут все меры к тому, чтобы корниловский выкидыш не «выдержал экзамена», а его чёрная «работа» не «наладилась».

В том же 32-м номере за 10 (23) октября опубликована «Резолюция Петроградского Совета». В ней констатируется: «Предпарламент был создан в обход Всероссийского съезда Советов, путём подбора соглашателей и цензовиков. Не доверяя рабочим, солдатам и крестьянам, соглашатели, под прикрытием предпарламента, закрепили власть за империалистической буржуазией и её приказчиком Керенским». А поэтому:

«Долой бонапартистов!

Долой поддельный парламент!

Да здравствует борьба с узурпаторами, за переход всей власти к Советам!»

Но обратимся к 29-му номеру. 6 (19) октября «Рабочий Путь» вышел с передовой «Запахло новым Корниловым». Правая буржуазная печать развернула кампанию уже не защиты, а героизации мятежного генерала. На её страницах «требуют от Керенского, чтобы он отправился в Быхов (там сидел под арестом экс-главнокомандующий. — В.Т.), поклонился в ноги Корнилову и сказал: «Виноват». На первый взгляд, министра-председателя правые критикуют, а если вдуматься, то утверждают: они — соратники, одного поля ягоды. А ещё «Рабочий Путь» отмечает: в сложившейся ситуации правым позарез нужны диктаторы.

Родству душ экс-главнокомандующего и главноуговаривающего (в действующей армии так величали Керенского) посвящена статья «Кошмар» в 31-м номере газеты: «Каждый день становятся известны всё новые и новые документы по делу Корнилова — Керенского… Доказано, что закон о смертной казни (который так защищал «благородный» Церетели) прямо продиктован шайкой Савинкова — Корнилова — Филоненки. Доказано, как дважды два, что Керенский часто сам вёл переговоры с Корниловым и Ко о захвате власти. Доказано, что у этой шайки был точно и подробно разработанный план разгона Советов, расстрела питерских рабочих, разоружения и расстрела Кронштадта, срыва Учредительного Собрания, рассылки карательных экспедиций против крестьян…»

С этой статьёй перекликалась передовая 32-го номера газеты «Контрреволюция мобилизуется, — готовьтесь к отпору». В ней Сталин писал: «На фронте, особенно на юге и западе, тайный союз корниловских генералов лихорадочно организует новый поход против революции, собирая вокруг себя все силы, годные на «чёрную» работу.

А правительство Керенского, то самое, которое вместе с Корниловым организовало заговор против революции, готовится к бегству в Москву для того, чтобы, сдав немцам Петроград, организовать вместе с Рябушинским и Бурышкиным, вместе с Калединым и Алексеевым новый, более грозный заговор против революции».

Далее в передовой выпукло представлена динамика борьбы: «Первое выступление против контрреволюции было сорвано силами рабочих и солдат, силами Советов в тылу и комитетов на фронте.

Советы и комитеты должны принять все меры к тому, чтобы второе выступление контрреволюции было сметено всей мощью великой революции.

Пусть знают рабочие и солдаты, пусть знают крестьяне и матросы, что борьба идёт за мир и хлеб, за землю и свободу, против помещиков и капиталистов, против спекулянтов и мародёров, против изменников и предателей, против всех, кто не хочет раз и навсегда покончить с организующейся корниловщиной.

Корниловщина мобилизуется — готовьтесь к отпору!»

Об обоснованности этого призыва свидетельствуют материалы передовой «Как обороняться?», опубликованной в следующем, 33-м номере «Рабочего Пути». В ней сообщается: «Вчера в Петроградском Совете обсуждался вопрос о выводе Петроградского гарнизона из столицы, и подавляющим большинством представители солдатских и пролетарских масс Петрограда решительно отказались дать свою подпись под делом «разгрузки» города от революционных войск». Большевики напомнили, что «перед корниловским восстанием заговорщики потребовали вывода целого ряда полков из Петрограда — ну, конечно, из стратегической необходимости… Солдаты ещё доверяли меньшевистским и эсеровским болтунам — они отправились рыть окопы, и революция чуть не попала в яму, которую ей тем временем рыл Корнилов.

Всего несколько дней тому назад правительство кадетов и полукадетов рванулось в Москву. Своё решение переехать объяснило «стратегическим положением».

В опубликованном в том же номере материале «Предают солдат и матросов» сообщается, что «правительство Керенского, собираясь бежать в Москву… старается, оказывается, разоружить уже укреплённые пункты, стоящие на пути к Петрограду, требуя снятия с них пушек… Что это, как не форменное предательство солдат и матросов, головы свои кладущих на героическую защиту подступов к Петрограду?»

В статье И. Ветрова (М. Савельева) «Провокация?» речь идёт о том, что «продовольственные грузы, которые направляются в Петроград и должны обслуживать петроградское население, реквизируются «властями», через районы ведения которых они проходят». Автор подчёркивает, что такая ситуация повторяется «сплошь и рядом».

Вернёмся к 30-му номеру от 7 (20) октября «Рабочего Пути». В нём большая статья Ленина «Кризис назрел». Напомним: через три дня Ленин на заседании ЦК партии выступит с докладом о текущем моменте и внесёт резолюцию о вооружённом восстании, которая будет принята Центральным Комитетом. Этот факт делает особенно понятным положения ленинской статьи, положения-гвозди, точно вбиваемые в политическое положение и общественное сознание. Во-первых, «в России переломный момент революции несомненен.

В крестьянской стране, при революционном, республиканском правительстве, которое пользуется поддержкой партии эсеров и меньшевиков, имевших вчера ещё господство среди мелкобуржуазной демократии, растёт крестьянское восстание.

Это невероятно, но это факт.

И нас, большевиков, не удивляет этот факт, мы всегда говорили, что правительство пресловутой «коалиции» с буржуазией есть правительство измены демократизму и революции, правительство империалистской бойни, правительство охраны капиталистов и помещиков от народа…

Можно ли быть ещё перед лицом таких фактов добросовестным сторонником пролетариата и отрицать, что кризис назрел, что революция переживает величайший перелом, что победа правительства над крестьянским восстанием была бы теперь окончательными похоронами революции, окончательным торжеством корниловщины?»

Ленин настаивает: «И нет ни малейшего сомнения, что большевики, если бы они дали поймать себя в ловушку конституционных иллюзий, «веры» в У. С., «ожидания» съезда Советов и т.п., — нет сомнения, что такие большевики оказались бы жалкими изменниками пролетарскому делу…

Кризис назрел. Всё будущее русской революции поставлено на карту... Всё будущее международной рабочей революции за социализм поставлено на карту.

Кризис назрел...»


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Хроника 1917
СообщениеДобавлено: Пн окт 09, 2017 7:46 pm 
В сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7280
Когда коммунистам по силам власть

Газета "Правда" №112 (30609) 10—11 октября 2017 года
1 полоса
Автор: Виктор ТРУШКОВ.

Статья «Удержат ли большевики государственную власть?» всегда рассматривалась как работа исключительно исторического характера, помогающая лучше понять победившую век назад Великую Октябрьскую социалистическую революцию. В ней В.И. Ленин аргументированно обосновывал не только необходимость прихода рабочего класса в союзе с крестьянством к государственному рулю России, но и возможность сохранить власть, отразить атаки классового противника. Эту познавательную роль статья, безусловно, способна выполнять и сегодня, тем более что интерес к событиям 100-летней давности существенно возрос. Но трагедии последних десятилетий помогли осознать куда более широкое значение этой работы, выявили её методологический характер. Причём историческая и актуальная составляющие статьи ничуть не противоречат друг другу.

ОТВЕТ СОРАТНИКАМ, СТОРОННИКАМ И ОППОНЕНТАМ на вопрос: «Удержат ли большевики государственную власть?» — В.И. Ленин начал писать за месяц до Октябрьского вооружённого восстания, когда вопрос о нём в ЦК РСДРП(б) ещё не был решён, а завершил статью 1 октября по ст. стилю. Из-за своего объёма вышла она не в «Правде», а в большевистском легальном общественно-политическом (теоретическом) журнале «Просвещение». Однако есть полное основание рассматривать её как важное звено линии «Правды». Не случайно центральный орган большевиков дважды сообщал о её выходе.

Во-первых, направляющую роль в «Просвещении», как и в «Правде», играл В.И. Ленин. Во-вторых, дореволюционный журнал шёл хронологически в ногу с «Правдой»: первый его номер вышел в декабре 1911 года, менее чем через полгода пришла к читателям «Правда». И закрыты царским правительством оба издания были одновременно, в канун Первой мировой войны. В-третьих, редактировали «Просвещение» правдисты: И.В. Сталин, М.С. Ольминский, А.И. Ульянова-Елизарова, Л.М. Михайлов (Политикус), Н.К. Крупская, М.А. Савельев, Н.А. Скрыпник, В.В. Воровский, А.А. Рябинин и др. Практически одновременно в «Правду» и в «Просвещение» пришёл А.М. Горький. Наконец, наряду с ленинской статьёй «Удержат ли большевики государственную власть?» в этом сдвоенном номере, единственном вышедшем в 1917 году, были опубликованы ещё работа Ленина «К пересмотру партийной программы», статьи постоянных авторов «Правды» В.П. Милютина «К итогам 6-го съезда РСДРП», А. Ломова (Г.И. Оппокова) «Война и народное хозяйство в Германии» и др.

Нас сегодня интересует работа В.И. Ленина «Удержат ли большевики государственную власть?». Это одно из наиболее значимых ленинских произведений, посвящённых проблемам власти. В начале статьи Ленин приводит свежую цитату из кадетской «Речи»: «Лучшим способом на долгие годы освободиться от большевизма, извергнуть его, было бы вручение его вождям судеб страны. И если бы не сознание непозволительности и гибельности подобных опытов, можно было бы с отчаяния решиться и на такое героическое средство». Другие издания не отрицали «теоретическую возможность» прихода большевиков к власти, но утверждали, что они не сумеют сколько-нибудь долго удержаться во главе государства. А правые, как отмечал Ленин, уверяли: «Но несмотря на весь словесный вздор, на хвастливые фразы, на демонстрацию самоуверенности, большевики, за исключением немногих фанатиков, храбры лишь на словах. Взять всю власть они не пытались бы по собственному побуждению...»

В.И. Ленин решительно отвергает эти голословные и вздорные измышления. Позиция большевистской партии (партии, а не неких «фанатиков»!) была ясно выражена в резолюции VI съезда РСДРП(б) «О политическом положении» (с докладом по этому вопросу на съезде выступал И.В. Сталин), в заключительном пункте которой определена задача «революционных классов»: «напряжение всех сил для взятия государственной власти в свои руки и для направления её, в союзе с революционным пролетариатом всех стран, к миру и к социалистическому переустройству общества». Таким образом, партийный съезд ясно подтвердил заявление Ленина на I Всероссийском съезде рабочих и солдатских депутатов, что большевистская партия готова взять всю ответственность за страну в свои руки. В статье Владимир Ильич раскрыл условия установления, удержания и укрепления рабоче-крестьянской власти в России. При этом он особо подчеркнул:

«Не дадим ни на минуту запугать себя дикими воплями буржуазии и не забудем, что вопрос о взятии всей власти большевиками становится поистине злободневным. Теперь неизмеримо большая опасность грозит нашей партии в том случае, если мы забудем это, чем в том случае, если мы признаем взятие власти «преждевременным». «Преждевременного в этом отношении быть теперь не может: за это говорят из миллиона шансов все, кроме разве одного-двух».

В полемике Ленина с оппонентами уже первый его тезис носил методологический характер. И если бы мы, коммунисты 1980-х, следовали принципиальным суждениям Ильича, то не могли бы произойти буржуазная контрреволюция и реставрация капитализма в нашем Отечестве. Вождь революции подчёркивал прежде всего тот непреложный факт, что большевики прочно опираются на пролетариат, что абсолютное большинство рабочего класса их поддерживает. Вот причина, почему «все эти партии признали вопрос о взятии всей полноты государственной власти одними большевиками не только вопросом вполне реальным, но и актуальным, злободневным».

Первая причина утраты КПСС государственной власти состоит именно в том, что она перестала относиться к рабочему классу как к своей основной социальной опоре. Она окончательно утратила поддержку рабочего класса тогда, когда на XXVIII партсъезде навязала курс на разгосударствление экономики, то есть на формирование среднего капитала, а значит — на эксплуатацию рабочего класса и основной массы крестьянства. Это был откровенный отказ от Ленина, от марксизма-ленинизма. О цене, которую пришлось платить нашей партии, нашему народу за отказ верхушки КПСС от опоры прежде всего на рабочий класс, сегодняшним коммунистам надо помнить каждодневно и каждочасно. Это лакмусовая бумажка, показывающая, окончательно ли мы преодолели горбачёвщину.

Поскольку пролетарский характер РСДРП(б) осенью 1917 года никто не в состоянии был опровергнуть, то большевикам их противники предъявляли другую претензию: пролетариат, а значит, и партия, «изолирован от остальных классов страны». Ленин издевается над неуклюжестью этого обвинения, ибо классов в капиталистическом обществе «мы знаем только три: буржуазию, мелкую буржуазию (крестьянство, как её главный представитель) и пролетариат. Какой же смысл говорить об изолированности пролетариата от остальных классов, когда речь идёт о борьбе пролетариата против буржуазии? О революции против буржуазии?

Должно быть, «Новая жизнь» хотела сказать, что пролетариат изолирован от крестьянства, ибо не о помещиках же (теперь их социально-экономические наследники — латифундисты. — В.Т.), в самом деле, могла здесь идти речь».

Обратите внимание: антиленинцы из «Новой жизни» не обвиняли РСДРП(б) и её руководителей в том, что они вносили недостаточный вклад в развитие сельскохозяйственного производства, и Ленин начисто опускал проблему заботы большевиков 1917 года о приплодах и урожайности… Это не случайно: в политической борьбе с капиталистическим жизнеустройством вопрос стоял не о пудах и десятинах, а об отношении партии к крестьянству и крестьянства к партии. Новожизненцы, знакомые с марксизмом, ставили проблему в классовой плоскости, и Ленин в ответ анализировал тоже классовые отношения между пролетариатом и крестьянством.

Поддержку крестьянством рабочего класса Ленин видел прежде всего в том, что трудовое крестьянство (но, конечно, не кулаки, эксплуатировавшие наёмный труд!) вместе с пролетариатом выступало против коалиции социалистических партий с буржуазией. А это была важнейшая политическая поддержка крестьянином городского пролетария. Владимир Ильич пишет: «Господа эсеры и меньшевики прекрасно знают это и потому протаскивают полукадетские верхи (теперь в этой роли используются эксплуататоры-латифундисты и кулацкая часть фермерства. — В.Т.) на подмогу своей реакционно-демократической политике против масс…» Поскольку вопрос об отношении рабочего класса и его партии к крестьянству не производственный, то вождь революции опровергал рассуждения антибольшевистских оппонентов анализом классовых отношений. Об этом методологическом уроке нам забывать не пристало.

Второй довод тех, кто считал, что большевики не удержат государственную власть, «в том, будто пролетариат «изолирован от действительных живых сил демократии». Чт`о это значит, понять невозможно». Ленин иронизирует: «Писатели из «Новой жизни» — народ мистериабельный. Они вполне пригодны были бы в министры при кадетах (сегодня наследницей кадетов себя объявляет «Единая Россия». — В.Т.). Ибо от таких министров требуется именно умение говорить благовидные и благоприлизанные фразы, в которых нет ровно никакого смысла, которыми можно прикрыть всякую гадость и которым поэтому обеспечены хлопки империалистов и социал-империалистов…»

Однако, замечает Ленин, «это мёртвые силы… Мы считаем живым только то, что связано с массами, а не с кулаками, только то, что уроки коалиции оттолкнули от себя». Трудно усомниться в методологическом значении этого ленинского положения.

«Довод третий: пролетариат «не сможет овладеть государственным аппаратом». Это, пожалуй, самый обычный, наиболее ходкий довод», — указывает Ленин. По содержанию к нему близок и «четвёртый довод адвокатов буржуазии: пролетариат не сможет «привести в движение» государственный аппарат». Ленин заметил: «Этот довод не представляет собой чего-либо нового по сравнению с предыдущим доводом». По сути здесь вопрос о государстве и революции. Владимир Ильич на него уже дал ответ в одноимённой работе, но, когда писалась статья «Удержат ли большевики государственную власть?», брошюра «Государство и революция» ещё не вышла из печати. А то, что отношение к государству при смене общественно-политического строя имеет величайшее методологическое значение, думается, доказывать нет нужды.

Проблема государства — наиболее запутанная в обществоведении (запутанная отчасти из-за поверхностного владения теорией марксизма, отчасти из корыстных соображений тех, кто заинтересован в незыблемости буржуазного государства, и тех, кто стремится якобы ради «интересов народа» встроиться в это государство). А вождь революции начинает с обращения к родоначальнику научного коммунизма: «Маркс учил, на основании опыта Парижской коммуны, что пролетариат не может просто овладеть готовой государственной машиной и пустить её в ход для своих целей, что пролетариат должен разбить эту машину и заменить её новой».

Далее Ленин продолжает: «Овладеть» «государственным аппаратом» и «привести его в движение» пролетариат не может. Но он может разбить всё, что есть угнетательского, рутинного, неисправимо-буржуазного в старом государственном аппарате, поставив на его место свой, новый аппарат. Этот аппарат и есть Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов». Более того, Ленин обостряет вопрос: «если в самом деле пролетариату и революционной демократии никакого нового государственного аппарата не надо, тогда Советы теряют raison d’^etre (смысл существования. — Ред.) и теряют право на существование, тогда правы кадеты-корниловцы в своих стремлениях свести Советы на нет!»

КПРФ не случайно вписала в свою Программу требование возрождения Советов, что равнозначно курсу на разрушение буржуазного государства. Пропагандируя свою Программу, партии надо особо подчёркивать это её принципиальнейшее положение. Стремление перевести в практическую плоскость реализацию этого положения Программы КПРФ и будет выполнением ленинских заветов. В статье «Удержат ли большевики государственную власть?» В.И. Ленин очень подробно раскрыл значение Советов как сердцевины рабоче-крестьянского государства:

«Советы суть новый государственный аппарат, дающий, во-первых, вооружённую силу рабочих и крестьян, причём эта сила не оторвана от народа, как сила старой постоянной армии, а теснейшим образом с ним связана; в военном отношении эта сила несравненно более могучая, чем прежние; в революционном отношении она незаменима ничем другим. Во-вторых, этот аппарат даёт связь с массами, с большинством народа настолько тесную, неразрывную, легко проверяемую и возобновляемую, что ничего подобного в прежнем государственном аппарате нет и в помине. В-третьих, этот аппарат в силу выборности и сменяемости его состава по воле народа, без бюрократических формальностей, является гораздо более демократическим, чем прежние аппараты. В-четвёртых, он даёт крепкую связь с самыми различными профессиями, облегчая тем различнейшие реформы самого глубокого характера без бюрократии. В-пятых, он даёт форму организации авангарда, т.е. самой сознательной, самой энергичной, передовой части угнетённых классов, рабочих и крестьян, являясь таким образом аппаратом, посредством которого авангард угнетённых классов может поднимать, воспитать, обучать и вести за собой всю гигантскую массу этих классов, до сих пор стоявшую совершенно вне политической жизни, вне истории. В-шестых, он даёт возможность соединять выгоды парламентаризма с выгодами непосредственной и прямой демократии, т.е. соединять в лице выборных представителей народа и законодательную функцию и исполнение законов. По сравнению с буржуазным парламентаризмом это такой шаг вперёд в развитии демократии, который имеет всемирно-историческое значение».

Ленин убеждён в колоссальном ресурсе Советов. В работе «Удержат ли большевики государственную власть?» он писал: «У нас есть «чудесное средство» сразу, одним ударом удесятерить наш государственный аппарат, средство, которым ни одно капиталистическое государство никогда не располагало и располагать не может. Это чудесное дело — привлечение трудящихся, привлечение бедноты к повседневной работе управления государством». В то же время он отмечал: «Мы не утописты. Мы знаем, что любой чернорабочий и любая кухарка не способны сейчас же вступить в управление государством. В этом мы согласны и с кадетами, и с Брешковской, и с Церетели. Но мы отличаемся от этих граждан тем, что требуем немедленного разрыва с тем предрассудком, будто управлять государством, нести будничную, ежедневную работу управления в состоянии только богатые или из богатых семей взятые чиновники. Мы требуем, чтобы обучение делу государственного управления велось сознательными рабочими и солдатами и чтобы начато было оно немедленно, т.е. к обучению этому немедленно начали привлекать всех трудящихся, всю бедноту».

Завершить обзор статьи «Удержат ли большевики государственную власть?», думается, всего логичнее определением государства, которое дано в этой работе:

«Государство, милые люди, есть понятие классовое. Государство есть орган или машина насилия одного класса над другим. Пока оно есть машина для насилия буржуазии над пролетариатом, до тех пор пролетарский лозунг может быть лишь один: разрушение этого государства.

А когда государство будет пролетарским, когда оно будет машиной насилия пролетариата над буржуазией, тогда мы вполне и безусловно за твёрдую власть и за централизм».

Статья «Удержат ли большевики государственную власть?» при исключительной ясности изложенных в ней политических и теоретических положений тем не менее работа многослойная. Внешне это — опровержение поверхностных оценок, а то и вздора лиц, болтавшихся между большевиками и меньшевиками, боявшихся любых решительных действий, склонных решать все острые проблемы через министерские посты. Но у неё очевиден второй уровень: внесение в сознание трудящихся масс уверенности в пролетарской победе. В то же время всё, что Ленин определяет как надёжные предпосылки удержания власти в работе, написанной за месяц до победы революции, через месяц из теоретических суждений трансформируется в практические задачи. Определение ключевых требований к правящей рабочей партии в её повседневной политической деятельности — третий очевидный уровень одной из последних предоктябрьских статей Ильича. И, наконец, четвёртый, самый высокий уровень, когда практический анализ, рождающийся в ходе политической борьбы, достигает масштаба исторических закономерностей. Ленинские положения через 100 лет оказываются не менее значимы, чем в дни их создания. Это не юбилейный поклон великому мыслителю, а призыв помнить о его выводах и твёрдо следовать им.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Хроника 1917
СообщениеДобавлено: Пн окт 09, 2017 8:06 pm 
В сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7280
Агония временной власти
«Хаос невероятный»

Временное правительство входит в последние недели своего существования. Итоги семи месяцев неутешительные. Объем промышленного производства уменьшился по сравнению с предшествующим годом на 36,4%.



Выплавка стали и чугуна сократилась вдвое. Железнодорожный транспорт полностью расстроен: нет топлива, вагонов, паровозов, разрушены пути. Набирает обороты финансовый кризис. Инфляция привела к увеличению выпуска бумажных денег («керенок»). Только в сентябре их выпущено на 1млрд 954,4 млн рублей.

___________

«Трудный, тяжелой год. Муку обещают до 12 руб. пуд. Рыбы нет, гороху нет, пшена нет, капусты нет, волнух нет – ничего нет. Табак махорка – 12 руб. фунт. Голодныя бунты неизбежны… Да к тому же и хулиганство, из огородов все воруют: морковь, галанку и картофель. К черту с этой войной. Все беды из-за нее».

Из дневника Александра Замараева, крестьянина села Тотьма Вологодской губ.

___________

«Нет рабочих рук: в Екатеринославской губ. гниют тысячи десятин хлеба. В Курской губ. неспокойно: крестьяне захватывают и делят помещичьи имения. В Калуге рабочие на оборону грозят бросить работу за отсутствием хлеба. В Харькове рабочие «Компании Электричества» арестовали всю администрацию, жалованья им не прибавили».

«Газета для всех», 20 сентября (3 октября)

___________

«Сообщают из действующей армии: «В некоторых полках N-й дивизии солдаты высказали искреннее удивление, когда увидали, что им привезли зимнее обмундирование. «Зачем оно нам, – заявили они, – до Покрова мы обойдемся и со старой, а там дальше не нужно будет».

«Утро России», 20 сентября (3 октября)

___________

«Оказывается, что горцы совместно с казаками образовали объединенное Терско-Дагестанское правительство, и сие правительство постановило назначить меня главнокомандующим всех вооруженных сил своей территории… С одной стороны, как командир Кавказского Туземного конного корпуса, я подчинен штабу Кавказского фронта, ибо война-то еще не кончена, а с другой стороны, я военачальник самостоятельной державы. … А хаос – невероятный! Грабежам и междоусобным браням нет конца, разные правительства издают декреты, пишут воззвания и занимаются дипломатической перепиской друг с другом, но жизнь идет своим чередом, а во многих местах власть фактически захвачена комитетами с определенно большевистскими тенденциями».

Петр Половцев, генерал, новый командир Туземным корпусом

___________

24 сентября (7 октября) началась железнодорожная забастовка. Накануне Центральный стачечный комитет железнодорожников большинством – 19 голосами против 16 – принял такое решение. Продажа билетов на дальнее следование на всех дорогах прекращена: на вокзалах разных городов России скопилась масса пассажиров.

27 сентября (10 октября) состоялось совещание членов нового состава Временного правительства под председательством министра промышленности и торговли Коновалова. Все заседание было посвящено докладам об анархии на местах. Докладчиком выступил министр внутренних дел Никитин. По словам Никитина, беспорядки на всем пространстве России с каждым днем усиливаются. В последние дни сильнейшее движение возникло в Саратовской губернии, где крестьяне выносят постановления о разделе частновладельческих земель. Правительство единогласно признало необходимым самые жесткие меры, включая использование армии.
Провал Демократического совещания

20 сентября (3 октября) на заседании президиума Демократического совещания сформирован Всероссийский демократический совет (Предпарламент), в котором большевики (после увеличения его состава Временным правительством за счет представителей так называемых «цензовых» организаций и учреждений – партии кадетов, торгово-промышленных объединений и др.) получили лишь 58 мест из 555.

___________

«В демократическом совещании трижды голосовалась резолюция об организации власти. При первом голосовании большинство высказалось за коалицию, при двух последующих перевес взяли противники коалиции. Ввиду полного сумбура совещания решено выделить «малое совещание», которое должно найти путь к соглашению».

«Новое время», 20 сентября (3 октября)

___________

«Демократическое совещание позорно провалилось. Сначала незначи­тельным большинством высказалось «за коалицию». Потом идиотски стало голосовать – «с к.д.» или «без». И решило – «без». После этого внезапно громадным большинством все отменило. И, наконец, решило не разъез­жаться «пока чего-нибудь не решит». Сидит… в количестве 1700 человек, абсолютно глупо и зверски. И Керенский сидит… ждет».

Из дневников Зинаиды Гиппиус

___________

«Вчера гвоздем дня была дискуссия – сперва в ЦК, а потом в нашей фракции – вопроса об участии нашем в мелкобуржуазном Предпарламенте, сочиненном «Либерданами»… Троцкий стал на точку зрения бойкота Предпарламента, его поддерживала ровно половина ЦК. Другая – стояла за использование этой трибуны: в ЦК защищал эту точку зрения я, а во фракции – Рыков, Каменев и Рязанов. Непринятие участия могло бы быть истолковано массами как призыв к выступлениям. С этой стороны принятие мнения Троцкого было чревато опасностями. К счастью, оно было отклонено 78 голосами против 50. Вчера я совсем не был на Демократическом совещании, не пойду и сегодня. Там уже все ясно… Вообще говоря, для нас теперь в 1000 раз важнее поскорее созвать съезд Советов».

Из письма Анатолия Луначарского

___________

Узнавший о дебатах Ленин, который продолжал оставаться в подполье, заявил, что «единственное назначение предпарламента – отвлечь рабочих и крестьян от растущей революции». Он назвал решение ЦК участвовать в его работе «позорным» и «вопиющей ошибкой». Вскоре оно было пересмотрено – большевики отказались участвовать в Предпарламенте. Ленин ставит вопрос о скорейшем завоевании власти большевиками и свержении Временного правительства.


Н. ЛЕНИН
Большевики должны взять власть!
(Письмо Центральному комитету, Петроградскому и Московскому комитетам РСДРП)

Получив большинство в обоих столичных Советах рабочих и солдатских депутатов, большевики могут и должны взять государственную власть в свои
руки.

Могут, ибо активное большинство революционных элементов народа обеих столиц достаточно, чтобы увлечь массы, победить сопротивление противника, разбить его, завоевать власть и удержать ее. Ибо, предлагая тотчас демократический мир, отдавая тотчас землю крестьянам, восстанавливая демократические учреждения и свободы, помятые и разбитые Керенским, большевики составят такое правительство, какого никто не свергнет.

Большинство народа за нас. Это доказал длинный и трудный путь от 6 мая до 31 августа и до 12 сентября: большинство в столичных Советах есть плод развития народа в нашу сторону. Колебания эсеров и меньшевиков, усиление интернационалистов среди них доказывают то же самое.

Демократическое совещание не представляет большинства революционного народа, а лишь соглашательские мелкобуржуазные верхи. Нельзя давать себя обмануть цифрами выборов, не в выборах дело: сравните выборы в городские думы Питера и Москвы и выборы в Советы. Сравните выборы в Москве и московскую стачку 12 августа: вот объективные данные о большинстве революционных элементов, ведущих массы.

Демократическое совещание обманывает крестьянство, не давая ему ни мира, ни земли.

Большевистское правительство одно удовлетворит крестьянство.

*

Почему должны власть взять именно теперь большевики?

Потому, что предстоящая отдача Питера сделает наши шансы во сто раз худшими.

А отдаче Питера при армии с Керенским и К° во главе мы помешать не в силах.

И Учредительного собрания «ждать» нельзя, ибо той же отдачей Питера Керенский и К° всегда могут сорвать его. Только наша партия, взяв власть, может обеспечить созыв Учредительного собрания и, взяв власть, она обвинит другие партии в оттяжке и докажет обвинение.

Сепаратному миру между английскими и немецкими империалистами помешать должно и можно, только действуя быстро.

Народ устал от колебаний меньшевиков и эсеров. Только наша победа в столицах увлечет крестьян за нами.

*

Вопрос идет не о «дне» восстания, не о «моменте» его в узком смысле. Это решит лишь общий голос тех, кто соприкасается с рабочими и солдатами, с массами.

Вопрос в том, что наша партия теперь на Демократическом совещании имеет фактически свой съезд, и этот съезд решить должен (хочет или не хочет, а должен) судьбу революции.

Вопрос в том, чтобы задачу сделать ясной для партии: на очередь дня поставить вооруженное восстание в Питере и в Москве (с областью), завоевание власти, свержение правительства. Обдумать, как агитировать за это, не выражаясь так в печати.

Вспомнить, продумать слова Маркса о восстании: «восстание есть искусство» и т. д.

*

Ждать «формального» большинства у большевиков наивно: ни одна революция этого не ждет. И Керенский с К° не ждут, а готовят сдачу Питера. Именно жалкие колебания «Демократического совещания» должны взорвать и взорвут терпение рабочих Питера и Москвы! История не простит нам, если мы не возьмем власти теперь.

Нет аппарата? Аппарат есть: Советы и демократические организации. Международное положение именно теперь, накануне сепаратного мира англичан с немцами, за нас. Именно теперь предложить мир народам – значит победить.

Взяв власть сразу и в Москве и в Питере (неважно, кто начнет; может быть, даже Москва может начать), мы победим безусловно и несомненно.

Написано 12–14 (25–27) сентября 1917 г

http://sovross.ru/articles/1611/35752


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Хроника 1917
СообщениеДобавлено: Пн окт 16, 2017 10:53 pm 
В сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7280
Час ожидания атаки

Газета "Правда" №115 (30612) 17—18 октября 2017 года
1 полоса
Автор: Виктор ТРУШКОВ.

В политическом пространстве России к середине октября нейтральной полосы уже не оставалось. Классовые полюса определились. Неизбежность схватки была очевидной. Предстояло уточнить лишь время атаки. Сегодня посмотрим номера «Рабочего Пути», твёрдо следовавшего «Линии «Правды», в час ожидания атаки.

12 (25) ОКТЯБРЯ 34-й номер «Рабочего Пути» вышел с передовой «Хлеба!». Грозящая катастрофа, о которой в сентябре писал Ленин, становилась реальностью: «В городах голодают. Хотя по требованию помещиков во главе с Родзянкой Керенский вдвое поднял цену на хлеб, тем не менее хлеба недостаточно, и, напр., в Петрограде поговаривают уже о сокращении пайка до 1/2 фунта. В деревнях голодают… «Хлеба!» — несётся вопль миллионов людей».

Неурожай? Ничего подобного! «Никакого голода не должно бы быть. Сохранились значительные остатки с 1916 г., и нынешний урожай был неплох». Читатель находил в большевистской газете ясный ответ на не дававший покоя вопрос: «Самая беззастенчивая, самая наглая спекуляция ведётся с помещичьим хлебом. Он выдерживается и вылёживается в амбарах в ожидании чаевого времени, когда твёрдые цены на хлеб будут совсем уничтожены, … когда, вновь восстановив «свободную» торговлю хлебом, банкиры и помещики, купцы, кулаки и мукомолы дружной сворой сядут на шею народа, заламывая за хлеб любую цену и на разорении городской и деревенской бедноты загребая сотни миллионов». А власть? «Правительство корниловцев и кадетов хочет заморить революцию голодом».

Но это только одна грань последовательного наступления капитала на труд. В середине октября эксплуататорские верхи готовились к атаке. Шла штабная подготовка. Как сообщалось в 33-м номере «Рабочего Пути», «на днях опубликован декрет о сложении Керенским звания верховного главнокомандующего армией и флотом». Новым главковерхом назначен генерал Духонин. В № 38 в информации под заголовком «Тоска по «корниловской» власти» сообщалось, что «некоторые группы Временного Совета республики высказываются о необходимости привлечения к высшему командованию генералов Рузского и Брусилова».

А что с Корниловым и его подельниками? Интересную публикацию об этом «Рабочий Путь» дал в № 35 — «Как живёт и «работает» генерал Корнилов». Редакция сообщает: «К нам обратился представитель общеармейского комитета при Ставке с просьбой огласить в печати условия, в которых содержится в Быхове ген. Корнилов и прочие привлечённые по корниловскому делу генералы и офицеры». Что это за условия?

«Корнилов содержится в здании женской гимназии… Начальствует — командует всей охраной — подполковник Текинского полка, непосредственно подчинённый нынешнему коменданту Ставки Квашнину-Самарину, заведомому корниловцу, который в дни августовского мятежа был произведён в коменданты Ставки самим ген. Корниловым…

Ген. Корнилов и прочие арестованные имеют право принимать посетителей у себя в камерах, где они остаются с глазу на глаз со своими гостями без всякого дозора. Посещение допускается с 10 час. утра до 7 час. вечера. Посетителей не обыскивают. Они имеют возможность приносить и уносить всё что угодно. Свобода сношений с внешним миром у «заключённых» — полная. В случае, если б они пожелали, они легко могли получить любую одежду и оружие… Солдаты говорят в один голос про корниловскую компанию: «Живут, словно на даче отдыхают». Все имеют денщиков. Получают обеды из столовой при штабе Ставки. Им отпускается и вино».

Сразу напрашивается сравнение с публикацией «О приёмах следствия по «делу» большевиков». Ясно, что ни дачи, ни вина, ни обедов из столовой Ставки там и не должно быть. Зато ищут любые слухи и сплетни для обвинения. Порой анекдотические: «Один свидетель — штабс-капитал Шишкин утверждает, что, находясь в плену, он однажды слышал речь приехавшего в их лагерь Зиновьева, говорившего, что «все немцы — наши друзья, а все французы и англичане — враги». Но указанный свидетель неожиданно для себя, сам того не подозревая, дал маху. Он всё время говорил, как он сам отмечает, о приезде какого-то «старика Зиновьева». Между тем все мало-мальски знающие т. Зиновьева могут засвидетельствовать, что его при всём желании нельзя назвать «стариком», так как ему всего 33 года.

Другим источником, якобы уличающим товарища Ленина в служении германскому империализму, является документ, носящий вычурное название: «Донесение контрразведывательного отдела при генеральном штабе о партии Ленина»… Здесь приведён список «германских агентов», членов «партии Ленина»: «Георгий Зиновьев, Павел Луначарский, Николай Ленин, Виктор Чернов, Марк Натансон и др.»… Известно, что т. Зиновьев никогда не звался Георгием, его настоящее имя — Евсей Аронович, а партийное — Григорий; т. Луначарского зовут Анатолием Васильевичем. Правильно названы своими именами Чернов и Натансон. Но они, насколько известно, никогда не состояли в партии Ленина. И, разумеется, всякому ясно, как день, что никто из перечисленных деятелей не был «германским агентом».

А вот ещё важное свидетельство из № 36. В статье «Что нас ждёт» приведено высказывание «вожака буржуазно-казацкой партии Родзянко» о его отношении не к отдельным большевикам, а к революционной столице России: «Я думаю, бог с ним, с Петроградом… Опасаются, что в Питере погибнут центральные учреждения (т.е. Советы и т.д.). На это я возражал, что очень рад, если все эти учреждения погибнут». В общем, помещик Родзянко мечтает о гибели Петрограда.

В том же номере за 14 (27) октября опубликована информация «О «выступлении» большевиков». Речь о том, что состоялось «частное совещание» Временного правительства. Оно «признало необходимым принять все меры к предупреждению выступления большевиков, а если оно всё-таки состоится, то подавить его, не останавливаясь ни перед какими мерами, вплоть до применения вооружённой силы. Временное правительство намерено действовать в данном случае в полном контакте с ЦИК».

В 38-м номере «Рабочего Пути» обращает на себя внимание статья А. Слуцкого «Заговор разоблачён». В ней есть такая информация: «Российские буржуа и помещики согласны на «общесоюзный» мир за счёт России. Опровержения лорда Сесселя о «сепаратном мире» рассчитаны на простачков. Ведь не в сепаратном мире дело, а в мире за счёт России, на который русская буржуазия даёт тем большее согласие, чем сильнее растёт рабочая и крестьянская революция в России. За усмирение революции наши имущие классы готовы уплатить хотя бы половиной России: другого выхода у них нет. И в этом отношении они могут быть требовательны только в смысле более скорой и более энергичной «помощи».

Итак, лагерь реакции, в котором теперь сплотились корниловцы, кадеты и социал-соглашатели, готов на подавление большевиков, Советов, революции. Готов на кровь, на предательство, на сдачу национальных интересов.

Решимостью насыщен и другой классовый полюс. Начнём с того, что большевики завоевали каждодневной работой в пролетарской среде безоговорочное доверие рабочих организаций. Так, 4-я конференция фабрично-заводских комитетов Петрограда избрала своим руководителем большевика Дербышева. Принятые ею резолюции — большевистские, делегаты, избранные на всероссийскую конференцию фабзавкомов, — большевики. Та же картина в абсолютном большинстве профессиональных союзов.

13 (26) октября «Рабочий Путь» проинформировал своих читателей о том, что при Петроградском Совете рабочих и солдатских депутатов создан Военно-революционный комитет. В его задачи входят определение боевой силы и вспомогательных средств для обороны Петрограда, меры по охране города от дезертирства, «поддержание в рабочих массах и солдатах революционной дисциплины». Кроме того, при ВРК образовано гарнизонное совещание.

На съезде Советов Северной области принято решение об установлении власти Советов и образовании Советского правительства. В 38-м номере «Рабочего Пути» опубликовано выступление на этом съезде председателя Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов Троцкого, который заявил: «Революция превращается в смертельный поединок революции с контрреволюцией и её приказчиком Керенским. Всё положение страны говорит нам: вы обязаны разрешить задачу, которая стоит перед страной, и хотя бы ценой жизни взять всю власть в свои руки».

Резолюции о взятии Советами государственной власти были вынесены многими солдатскими конференциями частей и соединений, расквартированных как на фронте, так и в тыловых городах. В 38-м номере в отчёте с заседания Солдатской секции Петросовета газета сообщала: «Закончил свой доклад прапорщик Крыленко призывом требовать наискорейшего созыва съезда Советов для окончательного решения вопроса о переходе власти в руки Советов». На заседании принята соответствующая резолюция.

В те дни событием становилась каждая публикация Сталина. После заседания ЦК партии, принявшего решение о вооружённом восстании, в «Рабочем Пути» 13 (26) октября была опубликована статья «Власть Советов». В ней он подчёркивал: «Дело здесь вовсе не в замене одних лиц Вр. Правительства другими. Дело в том, чтобы хозяевами положения в стране стали новые, революционные силы. Дело в переходе власти в руки пролетариата и революционного крестьянства». А заканчивалась статья такой призывной фразой: «Настал момент, когда революционный лозунг «Вся власть Советам!» должен быть, наконец, осуществлён».

В 37-м номере вышли сразу две статьи, написанные Сталиным. Примечательны заключительные абзацы той и другой. «Экзамен наглости» заканчивается предупреждением: «Пусть знают эти господа, пусть знают все, и те, которые втихомолку готовят репрессии против «левых», и те, кто авансом аплодирует этим репрессиям, — пусть знают они, что, когда пробьёт решающий час, все они одинаково ответят перед революцией, предать которую они хотят, но обмануть которую им не удастся».

Не менее выразительно завершается статья «Штрейкбрехеры революции»:

«Рабочие обычно вывозят на тачках штрейкбрехеров забастовки.

Крестьяне обычно выставляют к позорному столбу штрейкбрехеров общего дела.

Мы не сомневаемся, что Советы найдут средство должным образом заклеймить презренных штрейкбрехеров революции и её организаций».

До победы Октябрьского вооружённого восстания оставалось 10 дней.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Хроника 1917
СообщениеДобавлено: Чт окт 19, 2017 7:58 pm 
В сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7280
Восстание становилось неизбежным

Газета "Правда" №117 (30614) 20—23 октября 2017 года
1 полоса
Автор: Виктор ТРУШКОВ.

Диалектика отношений партии и класса примечательна. С апреля 1917 года В.И. Ленин и большевики невероятным напряжением сил формировали классовое сознание российского, особенно питерского, пролетариата. Стержнем этой работы был курс на социалистическую революцию и Советскую власть. Партия вела за собой рабочий класс, отрывала его от социал-соглашателей. Во время корниловщины, как говорят философы, количество перешло в качество. Пролетариат почувствовал, догадался, понял: если сохранится власть капитала — хоть в генеральском мундире, хоть в цивильном костюме и котелке, — он будет ею беспощадно раздавлен. И чутьём, и умом он пришёл к выводу: это будет последний и решительный бой. Теперь уже рабочий класс требовал от партии, чтобы она вела его в сражение с капиталом за власть.

ЦК БОЛЬШЕВИКОВ 10 (23) октября принял решение о вооружённом восстании. И тут обнаружилось, что в среде партийной интеллигенции появилась мелкобуржуазная трещина: страх перед решительными действиями. Каменев и примкнувший к нему Зиновьев во внепартийном, околосоциалистическом издании сообщили не только об этом «закрытом» решении ЦК, но и о своём несогласии с ним. Несмотря на штрейкбрехеров, 16 октября Центральный Комитет партии подтвердил прежнее решение. «Рабочий Путь» 18 октября и в нескольких следующих номерах отражал динамично менявшуюся предгрозовую ситуацию. 39-й номер газеты открывался чрезвычайным сообщением:

«Вниманию делегатов Съезда

По дошедшим до нас сведениям некоторые члены Организационного Бюро по созыву Съезда Советов, желая сорвать Съезд, уверяют съезжающихся делегатов, что Съезда не будет, и предлагают им разъезжаться на места. Советуем тт. делегатам не поддаваться на провокацию и не разъезжаться. Громадное большинство Съезда высказалось за Съезд. ЦИК сам за Съезд. Съезд несомненно состоится. Делегатов, сочувствующих большевикам, просим явиться в См. Институт, ком. № 18.

Бюро фракции большевиков».

Под сообщением — передовая «Кому власть?». Вопрос, дошедший до точки кипения, не новый, о чём и напоминает статья: «Между этим правительством (коалицией капитала и социал-соглашателей. — В.Т.) и крестьянской и рабочей демократией конфликты были неизбежны… 3—5 июля массы, верившие в революционность мелкой буржуазии, пришли к Совету и потребовали отнять власть у помещиков и капиталистов, взять в свои руки всю власть.

Власть шла в руки мелкобуржуазного блока. Однако он не выдержал политического экзамена. 3—5 июля мелкая буржуазия доказала свою неспособность самостоятельно взять власть». Обосновав этот непреложный факт, ЦО большевиков призывает: «От соглашательских слов — к революционному делу! От буржуазной разрухи — к революционному порядку! От губительного топтания на месте, грозящего революции гниением, которого жадно ждут партизаны контрреволюции, — вперёд на прямую дорогу пролетарско-крестьянской революции».

Пока власть у корниловцев и полукорниловцев. Они открыли против революции «голодный фронт». Правдист И. Ветров (М. Савельев) в статье «Продовольственная разруха и шантаж» подчёркивает: «В Петрограде нет хлеба, масла, яиц, молока — но всего этого нет для бедных классов, для рабочих, служащих, и всегда находится в достаточном количестве у состоятельных слоёв населения. Все эти продукты всегда к услугам капиталистов».

Капитал открыл против революции идеологический фронт. В публикации «Слова и дела» перечисляются 17 рабочих газет, запрещённых правительством кадетов и «социалистов» с 5 июля по 5 сентября.

Реакция готова подавить революционный пролетариат и его партию силой. «Из газеты «День» несутся тревожные свистки и визг перепуганных обывателей. Орган «социалистической мысли» (вернее, смышлёного лже-социализма!) взывает к околоточным буржуазного порядка: «Демократия обязана сильной и властной рукой предупредить большевистское восстание. Необходимы действия власти твёрдой и неколеблющейся, которая импонировала бы как сила, с которой нужно считаться».

Вот в каких условиях большевистский ЦК принимал решение о восстании. В нём не было ничего от тайного заговора. В 39-м номере «Рабочего Пути» от 18 (31) октября опубликована статья «Марксистское отношение к восстанию». В ней дан анализ рассуждений о восстании публициста «Новой Жизни» В. Базарова. Большевистский ЦО комментирует их: «Мы знаем, что он против выступления. Он надеется на «двух видных большевиков», которые будто бы пустили по городу «рукописный листок», и он обманывает читателей уверениями, будто эти два большевика имеют за собой поддержку части партии, тогда как в действительности они пребывают в блестящем одиночестве».

40-й номер «Рабочего Пути» выделяется наступательностью. Газета вновь и вновь подчёркивает, что главный враг рабочего класса — поддерживаемая руководством социал-соглашателей корниловщина. Она не уничтожена. В передовой «Программа контрреволюционного «дерзания» отмечается: «В своё время корниловцы начали с требования подчинить Петроград военному диктатору. Это им не удалось. Но эта корниловская мера проведена сегодня: Петроград и Кронштадт подчинены главнокомандующему северным фронтом и объявлены включёнными в район военных действий!.. Ген. Черемисов, главнокомандующий северным фронтом, заявляет, что свой приказ о выводе войск на фронт он считает боевым и не допускает никаких колебаний в выполнении этого приказа». Газета выстраивает «контрреволюционную» вертикаль: «Черемисов действует по указке Керенского, Керенский по указке Кишкина (один из вождей московского капитала. — В.Т.), а Кишкин в полном согласии с Родзянко — Брусиловым — Калединым. На одном конце цепи ген. Черемисов с «боевым приказом», а на другом конце — Каледин, соратник Корнилова, с корниловским «приказом». Так контрреволюция работает над выводом революционных войск из столицы».

Этой реакции противопоставляется Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов, который газета уважительно называет «вождём революции». Петросовет, возглавляемый большевиками, опирается на рабочий класс и одновременно ведёт его за собой. Класс-созидатель созрел, чтобы на практике взять на себя роль авангарда борьбы за пролетарско-крестьянскую власть.

В этом же номере «Рабочий Путь» начинает печатать этапное ленинское «Письмо к товарищам». Пролетарский вождь — теперь уже публично — подгоняет партийцев, призывая к восстанию и взятию государственной власти. (Эта статья заслуживает того, чтобы быть предметом особого разговора).

«Гвоздями» 41-го номера, вышедшего 20 октября (2 ноября) 1917 года, стали продолжение ленинского «Письма к товарищам» (окончание в № 42) и статья Сталина «Окружили мя тельцы мнози тучны». Она начинается с оценки ситуации:

«Большевики дали клич — быть готовым! Вызван он обострением положения и мобилизацией сил контрреволюции, которая хочет напасть на революцию, которая пытается обезглавить революцию, сдав столицу Вильгельму, которая намерена обескровить столицу, выводя из неё революционную армию.

Но революционный клич, данный нашей партией, понят не всеми одинаково.

Рабочие поняли его «по-своему» и стали вооружаться. Они, рабочие, много прозорливее очень многих «умных» и «просвещённых» интеллигентов.

Солдаты от рабочих не отстали. Вчера ещё на собрании полковых и ротных Комитетов столичного гарнизона громадным большинством постановили они грудью отстаивать революцию и её вождя, Петроградский Совет, по первому зову которого обязуются они стать под ружьё.

Так обстоит дело с рабочими и солдатами.

Не то с другими слоями».

Одному из них, «умных и просвещённых интеллигентов», вроде бы близких к рабочему классу, к возглавляемой М. Горьким «Новой Жизни», адресовано размышление Сталина. Его смысл: непозволительно болтаться между идущими в сражение полярными силами, иначе легко угодить «в архив», так как «революция не умеет ни жалеть, ни хоронить своих мертвецов…»

В этом и следующем номерах большое внимание уделено позиции солдат, в обоих по две больших подборки из фронтовых и тыловых частей и соединений. Настрой единый: власть — Советам.

Пафос воскресного 43-го номера, вышедшего 22 октября (4 ноября), определён в обращении большевистского ЦО к читателям:

«Что нужно рабочим и всей городской и деревенской бедноте? Нам нужно кончить грабительскую войну, предложив демократический мир! Нам нужно отменить помещичьи права на землю и передать всю землю без выкупа крестьянским комитетам! Нам нужно уничтожить голод, побороть разруху и поставить рабочий контроль над производством и распределением! Нам нужно дать всем народам России право свободного устроения своей жизни. Но для того, чтобы осуществить всё это, необходимо прежде всего вырвать власть у корниловцев и передать её Советам Рабочих, Солдатских и Крестьянских Депутатов. Поэтому наше первое требование: ВСЯ ВЛАСТЬ СОВЕТАМ!»

Вот она, программа-минимум стоявшей у порога пролетарской революции. А поводом для того, чтобы концентрированно изложить её, стал День Петроградского Совета. Это главная тема воскресного «Рабочего Пути» за три дня до II Всероссийского съезда Советов, до свершения Великой Октябрьской социалистической революции.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 59 ]  На страницу Пред.  1, 2

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 7


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB