Высокие статистические технологии

Форум сайта семьи Орловых

Текущее время: Сб апр 20, 2019 1:59 pm

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 366 ]  На страницу Пред.  1 ... 6, 7, 8, 9, 10  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт май 10, 2018 9:51 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8212
Какой же нам покажут любимую героиню?
№47 (30690) 11—14 мая 2018 года
4 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО. Обозреватель «Правды». Луиза ГАГУТ. Доктор экономических наук. г. Москва.

Несколько вопросов создателям фильма о Зое Космодемьянской

В СВОЁ ВРЕМЯ «Правда» сообщала про объявленный Российским военно-историческим обществом конкурс на лучший сценарий фильма о жизни и подвиге Героя Советского Союза Зои Космодемьянской — под рабочим названием «Страсти по Зое».

Не лишне вспомнить, что сама идея создания этого фильма возникла на волне появившихся в интернете и некоторых средствах массовой информации злобных инсинуаций, пытающихся опорочить этот святой для нашего народа образ. Гнусная, отвратительная кампания по дискредитации народной героини всколыхнула тогда всю страну.

Многие не остались равнодушными и, насколько я знаю, приняли участие в конкурсе. Первый этап конкурса проходил с 9 декабря 2016 года по 23 февраля 2017-го. За этот период было подано 70 заявок от разных авторов.

По итогам первого этапа члены жюри выбрали три лучшие заявки, после чего победители продолжили работу над созданием развёрнутого сценария к полнометражному художественному фильму.

И вот, наконец, в последние дни прошедшего 2017 года, будучи в Ленинской библиотеке, я случайно обратила внимание на скромно приклеенную к стене небольшую листовочку с портретом Зои, из которой узнала, что начат сбор народных пожертвований на фильм «Страсти по Зое» на сайте Российского военно-исторического общества. Съёмки картины начинаются в 2018 году, режиссёр — Егор Кончаловский.

В интернете выяснила, что автор сценария фильма — Елизавета Трусевич. Из интернета же узнала, что народных пожертвований собрано чуть больше 7 миллионов рублей при заявленном бюджете 150 миллионов. Даже удивительно, что удалось собрать 7 миллионов при такой убогой рекламе и непонятном для большинства людей способе сбора денег на фильм!

Но самое главное — нигде не удалось найти сценарий будущего фильма. Сообщалось только, что в фильме будет использовано «нелинейное повествование» — образ Зои будет представлен в трёх измерениях, в трёх сюжетных линиях. Первая линия — современный Киев, где вандалы поглумились над памятником Зое, и будет рассказана история спасения памятника героине. Вторая линия — во время войны журналист Пётр Лидов слышит от случайного попутчика историю о партизанке Тане, повешенной фашистами. Он ведёт своё собственное расследование, пытаясь узнать, кто же она, героиня, назвавшаяся этим именем. Третья линия — история самой Зои и её последних страшных дней, часов, минут. Несмотря на чудовищные издевательства, она не выдала никого.

Весьма скупо сообщается о том, что сценарий фильма «Страсти по Зое» написан на основе исторических документов и свидетельств выживших участников событий: «Никаких слухов и сплетен. Напротив, все мифы, выдаваемые за «правду о войне», планомерно и скрупулёзно опровергаются», — заявляют авторы будущего фильма.

Вот здесь хотелось бы узнать поподробнее: а какие именно мифы и сплетни опровергаются? Кто те «выжившие свидетели» и эксперты, которые будут «отделять мух от котлет»? Нужно ли, например, опровергать шизофренический бред малоизвестного художника, фамилию которого никто не знал, пока он не поместил в интернете свой злобный пасквиль о Зое? Или рассуждения о том, что Зою выследили и выдали немцам «свои»? Предатели были всегда. Они есть и сейчас, и даже не скрывают своих имён...

А вот что хотелось бы увидеть и услышать в фильме — так это подлинные последние слова Зои Космодемьянской, которые она произнесла перед тем, как принять свою мученическую смерть. Да, первым исследователем подвига Зои был автор очерка «Таня» военкор газеты «Правда» Пётр Лидов. Он случайно услышал о казни в подмосковной деревне Петрищево от свидетеля — пожилого крестьянина, которого потрясло мужество неизвестной девушки: «Её вешали, а она речь говорила. Её вешали, а она всё грозила им». Лидов отправился в Петрищево, подробно расспросил жителей и на основе их рассказов опубликовал свой очерк об этой девушке. Её личность была вскоре установлена. Об этом Пётр Лидов сообщил в своей второй статье — «Кто была Таня», опубликованной в газете «Правда» от 18 февраля 1942 года. Накануне, 16 февраля, был подписан Указ о присвоении ей звания Героя Советского Союза (посмертно).

В очерке Петра Лидова были приведены последние слова Зои, которые она произнесла перед казнью: «Прощайте, товарищи! Боритесь, не бойтесь! С нами Сталин! Сталин придёт!»

Вот в этих словах — ключ к пониманию того, почему именно образ Зои вызывает такую лютую ненависть тех, кто не приемлет нашего советского прошлого, почему именно её святое имя нужно было во что бы то ни стало с необычайной злобой оболгать и замазать грязью.

Как известно, одним из самых коварных способов лжи является замалчивание правды. Можно сказать правду, но не всю, утаив самую главную, ключевую фразу, объяснив при этом «непонятливым», что она является несущественной деталью. Но можно ли считать такую «правду» подлинной правдой о войне?

Именно поэтому, зная, что нынче именно так вполне может быть и в создаваемой кинокартине, многие защитники памяти Зои Космодемьянской пока воздерживаются от перечисления своих пожертвований на фильм. Они хотят видеть сценарий будущего фильма, знать, что в нём прозвучат подлинные слова Зои, а не лукавая полуправда.

Об этом мне сказал, например, известный защитник памяти Сталина и Зои, ветеран Великой Отечественной войны Иван Тимофеевич Шеховцов. В середине 1980-х годов, когда с ведома и попустительства М.С. Горбачёва и его клики в стране была развязана антисталинская вакханалия лжи и клеветы на наше великое советское прошлое, на Коммунистическую партию и советский народ, воин и коммунист Шеховцов был одним из тех, кто не поддался гнусной антисталинской истерии, не смирился с беспрецедентной по масштабу ложью, начав в московских судах марафон по защите чести и достоинства своего Верховного Главнокомандующего Иосифа Виссарионовича Сталина. Впоследствии им была написана книга под названием «Дело Сталина-«преступника» и его защитника», за счёт которой им была частично профинансирована установка памятников И.В.Сталину и Зое Космодемьянской в г.Запорожье, созданных на народные пожертвования. Судьба этих памятников на нынешней Украине не менее трагична, чем судьба памятника Зое Космодемьянской в Киеве, который упоминается авторами будущего фильма.

Недавно в издательстве «Алгоритм» вышла книга под названием «Исповедь сталинского поколения», в которой И.Т. Шеховцов опубликовал огромный массив писем в свою поддержку от людей, откликнувшихся на его судебные процессы в защиту И.В. Сталина. Эти письма представляют собой уникальные исторические документы, подлинные, не придуманные истории людей, которые в своём подавляющем большинстве даже в то смутное время не разделяли навязываемые им штампы антисоветской пропаганды, защищали правду великой советской эпохи.

Замечу, что книга «Исповедь сталинского поколения» в настоящее время продаётся в московских книжных магазинах, а четырёхтомник И.Т. Шеховцова «Дело Сталина-«преступника» и его защитника», вышедший несколькими тиражами в середине 2000-х годов и также вызвавший огромный поток писем, автор готов безвозмездно передать в дар внукам и правнукам солдат Великой Отечественной войны, которые стремятся сохранить память о своих героических предках. Те, кто хотел бы получить эти книги, могут обратиться по адресу: gagutld@mail.ru

НЕОБХОДИМЫЙ КОММЕНТАРИЙ. Согласитесь, можно понять тревогу автора этого письма. Казалось бы, радоваться надо, что вот появится новый фильм о любимой героине советского народа (первый был снят вскоре после её гибели, ещё во время Великой Отечественной войны). Однако радость тут же затеняется насторожённостью. Почему?

Есть уже горький опыт, свидетельствующий, что «новый взгляд» на советских героев нередко приводит к вопиющему искажению их образов и всей атмосферы действия. Наглядный пример — сериал «Молодая гвардия», показанный по телевидению к 70-летию Великой Победы и подготовленный, кстати, под эгидой того же самого Российского военно-исторического общества.

Цели тогда заявлялись благие, но результат не просто разочаровал, а вызвал возмущение и категорическое неприятие многих. И особенно резкой, конечно, была реакция людей старшего поколения, которые не увидели в персонажах этого сериала почти ничего общего с теми, кто самоотверженно отдавал жизнь свою за Советскую Родину.

Годы «декоммунизации», «десоветизации» и «десталинизации» многое перевернули в общественном сознании. Уже трудно бывает понять подвиг, движимый высокой идеей. Как это, дескать, возможно: восемнадцатилетняя школьница выдерживает нечеловеческие пытки, а потом добровольно идёт на казнь? Да она просто сумасшедшая, она психически ненормальная! Вот вам и весь ответ.

Автор письма, которое мы публикуем, вспоминает недавнюю гнусную, отвратительную кампанию по дискредитации Зои Космодемьянской, поднятую в интернете неким художником-карикатуристом и по совместительству владельцем ресторанов. Но ведь кампания эта отнюдь не первая. Казнить Зою в 1991-м, полвека спустя после её смерти, принялись те же самые, что губили тогда Советскую страну, которую комсомолка Зоя Космодемьянская любила больше жизни.

А каково отношение к той стране сегодня? К её идеям, её вождям, её героям. Большой вопрос! Им и вызвано публикуемое письмо. Ветеран Великой Отечественной войны из Харькова Иван Тимофеевич Шеховцов и доктор экономических наук из Москвы Луиза Дмитриевна Гагут не хотят допустить очередной клеветы на любимую советскую героиню. Они не хотят и лукавых подтасовок, опасность которых чувствуется ими неспроста. Я уверен: такое же чувство испытывают многие читатели нашей газеты.

Что ж, современные технические средства (скажем, сайт Российского военно-исторического общества в интернете) дают возможность взявшимся за ответственную работу познакомить со сценарием готовящегося фильма будущих зрителей. И, я думаю, их пожелания и замечания не окажутся бесполезными. Во всяком случае свои пожертвования на съёмки фильма люди будут посылать с большей уверенностью, если у них исчезнут опасения в какой-либо недобросовестности при подходе к столь важному делу.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пн май 14, 2018 6:57 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8212
Стаи шавок — на гения
№48 (30691) 15—16 мая 2018 года
1 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Чем стало для нынешней власти в капиталистической России 200-летие со дня рождения основоположника научного коммунизма? Некоторым затруднением, определённой проблемой. Лучше всего замолчать бы это совсем, да совсем-то вроде перед миром неловко: личность слишком грандиозная. Ну и пошли испытанным уже по отношению к социализму и коммунизму путём, спустив на титаническую фигуру Карла Маркса и его великое учение стаю шавок в провластных СМИ, чтобы принизить, оболгать, извратить.

ИСХОДНЫЙ пункт при этом почти у всех один. Вот с чего начинает, например, автор так называемой «Комсомольской правды»: «Коммунизм в XXI веке приказал долго жить. Но памятники его родителю по-прежнему стоят во многих городах планеты».

Вторит этому, тоже в самом зачине своего обвинительного заключения по Марксу, автор главной официозной «Российской газеты» — кстати, выходец из той же «Комсомолки». А я невольно вспомнил бурное ликование главного редактора теперешней «Комсомольской правды» г-на Сунгоркина в телешабаше по случаю завершения недавних президентских выборов. В связи с их результатами он торжествующе объявил (ни много ни мало!), что мы «наконец распрощались с коммунизмом».

Ах, прозорливцы вы ненаглядные, всё-то вам кажется: вот уж оригинально я сказанул! Память короткая. Два с небольшим десятка лет назад, в 1996-м, с того же телеэкрана и тоже после президентских выборов про последний гвоздь, забитый в крышку гроба коммунизма, громогласно вещал г-н Чубайс. Большой авторитет, не так ли?

А если заглянуть назад ещё несколько дальше, то услышим на сей счёт голос самого Адольфа Гитлера. Это ведь он, прорвавшись с армадами европейских вооружённых сил к Москве и даже назначив час своего победного парада на Красной площади, истошно орал, что с коммунизмом теперь уже покончено навсегда.

Но вышло, как говорится, пальцем в небо...

Уместно напомнить: молодчики Гитлера, начинавшие с костров из книг, первыми бросили в огонь произведения Маркса. Вот бывший комсомольский журналист, посвятивший всю свою пространную тираду в «Российской газете» ненависти Маркса (по его утверждению) к России, логично должен сделать вывод: Гитлером при сожжении Марксовых трудов двигала величайшая к России любовь. И что, это так на самом деле?

Надёргав цитат из контекста, автор правительственного официоза подменяет нелюбовь гениального мыслителя и революционера к царскому режиму в нашей стране мнимой ненавистью к самой этой стране и её народу. Причём замечу: статья, про которую я говорю, это единственная (!) публикация о Марксе в главном печатном органе власти.

Получилось так, что самое основное, чему гений посвятил свои исследования, сделав открытия непреходящей значимости, в крайне дозированных публикациях и телепередачах вообще не затронуто (например, присвоение капиталом прибавочной стоимости, классовая борьба и роль диктатуры пролетариата), а слово «эксплуатация» не прозвучало ни разу!

Хотя откуда же растущая численность долларовых миллиардеров в Отечестве нашем в то время, когда большинство населения беднеет?

Но вместо честного анализа современной нашей ситуации на основе марксизма — пошлые анекдоты о создателе учения, устремлённого в будущее. Между тем ведь показал социалистический Китай реально, чего можно достигнуть, если не отрекаться от Маркса. На пекинских торжествах в честь юбилея классика лидер полуторамиллиардной КНР и её Коммунистической партии Си Цзиньпин правомерно говорил о великой личности и исторических деяниях Маркса, о благородном духе и великолепии его теории.

И какой жалкой, глупой нелепостью воспринимались на этом фоне попытки российского государственного телевидения поставить под сомнение актуальность Маркса сегодня. Первенствовал, пожалуй, как нередко бывает в аналогичных случаях, небезызвестный Швыдкой. Свою передачу «Агора» на телеканале «Россия-Культура» он начал с признания: сам специалистом по марксизму не является. Что ж, мы догадывались. Но дело в том, что и других участников для обсуждения он соответствующих созвал.

Так, кочующий по телеэкранам из одного ток-шоу в другое сомнительный академик и несомненный антисоветчик Пивоваров откровенно заявил, что он две недели с момента приглашения на эту передачу думал, о чём бы интересном сказать, да так ничего и не придумал. Однако говорил! С умным видом говорил про то, что от него и требовалось: Маркс, конечно, устарел, марксизм — это плохо, даже очень плохо и т.д. и т.п.

Собственно, то же самое, с небольшими модификациями, твердили и почти все остальные. Даже «национал-большевик» Лимонов, считающийся ярым бунтарём против нынешней власти, вдруг начал, как мантру, повторять о Марксе: «Устарел! Устарел! Устарел!»

А власти капитала, обречённость которого доказал Маркс, этого и надо. Видно, заранее знал Швыдкой про странный сдвиг бунтаря, потому и пригласил его. Ибо главный замысел передачи состоял как раз в том, чтобы внушать людям именно это: устарел Маркс вместе со своим марксизмом.

Только неужто г-н Швыдкой вместе с теми, кого он подобрал, — это и есть истина в последней инстанции?

Право, более чем смешно…


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пн май 14, 2018 7:00 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8212
Почему так нужна она — энциклопедия «Сталин»
№48 (30691) 15—16 мая 2018 года
4 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Заметки по поводу серьёзной даты ветерана-правдиста, но не только о ней

Повод сказать в «Правде» об одном из её заслуженных ветеранов действительно есть, поскольку наступившая дата его жизни и в самом деле серьёзная. Факт неопровержимый:

15 мая наш дорогой коллега Владимир Васильевич Суходеев, видный публицист и учёный, входивший в состав редколлегии главной газеты Советской страны как руководитель ведущего идеологического отдела, отмечает своё 95-летие. А поскольку связь с родной газетой он и после перемены места основной работы никогда не утрачивал, оставаясь всё время нашим активным автором и мудрым советчиком, вместе с ним большой его юбилей отмечаем и мы.

Человек и время

Но что это значит — отметить юбилей? Ленин советовал: сосредоточить внимание на нерешённых задачах. То есть не славословить впустую, а думать об уроках на будущее, которые из прошлого следуют.

За последнее время довелось мне писать о 95-летии нескольких своих коллег по «Правде» и товарищей по партии. Назову Игоря Гребцова, бойца Сталинградской битвы, и Юрия Яснева, освобождавшего от японских захватчиков Маньчжурию и Северную Корею. А в посёлке Кавалерово Приморского края живёт Валентина Петровна Самойлова, выстоявшая Ленинградскую блокаду, в городе Благовещенске на Амуре — военная радистка Нина Валериановна Релина. Обе потом стали журналистами, верными друзьями «Правды», обе члены КПРФ.

Каков же главный урок из того, с чем пришли к столь солидному возрасту эти восхищающие меня люди? Конечно, у каждого из них, как и у Владимира Васильевича Суходеева, позади война и далее очень содержательная, замечательно прожитая жизнь, которую даже в целый газетный номер не уместишь. Есть на жизненном пути каждого и события выдающиеся. Скажем, Владимир Суходеев за участие в создании учебника «Обществоведение» был удостоен Государственной премии СССР. Книгу эту перевели на многие языки, а у нас в Советском Союзе она с 1962 по 1991 год постоянно переиздавалась, поскольку в средних школах и техникумах учились по ней основам политических знаний.

И всё-таки, при безусловной значимости подобных свершений советского времени, самый главный урок, преподанный нам лучшими людьми этого изумительного поколения защитников и созидателей Родины, вижу я в их несгибаемой позиции уже после трагического слома великой Советской державы.

Сражаться до последнего!

Вы вдумайтесь: годы-то их какие, и ведь здоровье, как правило, основательно подорвано. Тут, кажется, только бы отдыхать да лечиться. А они?

Накануне своего 95-летия (!) Игорь Григорьевич Гребцов выпускает дополнительный, одиннадцатый том фундаментального издания о войне «Живая память». Над десятитомником боевые побратимы, среди которых был и Владимир Суходеев, беззаветно трудились с начала 1990-х до 2010-го. Теперь уже из их творческого подразделения почти никого не осталось. Но Гребцов на завоёванном плацдарме продолжает бой за правду о той Великой Отечественной!

А Юрий Николаевич Яснев, использующий любую возможность выступить перед молодёжью, кроме того, организовал к 95-летию замечательную выставку своих фоторабот за десятилетия журналистской деятельности в «Правде». А Релина продолжает писать горячую публицистику и проникновенные стихи. Хотя 18 апреля сего года стукнуло Нине Валериановне... уже 96! Но голос её по-прежнему бодр, когда звоню ей.

Труднее стало писать за последние месяцы Валентине Петровне Самойловой, тоже отметившей (23 февраля!) 96-ю годовщину. Однако, как всегда, регулярно выписывает любимую «Правду» не только для себя, но и для библиотек своего района. А также — обязательно! — для нескольких товарищей, которым материально это труднее. Говорит: «Моя пенсия блокадницы позволяет им помочь». И вдобавок, тоже как всегда за последние годы, ежемесячно отправляет 5 тысяч рублей в фонд поддержки «Правды».

Снова вспомнить прекрасных этих людей побудил меня он, Владимир Васильевич Суходеев. Потому что он — в их ряду, а ряд этот, конечно же, названными именами далеко-далеко не исчерпывается. Хотя сколько из их поколения война не вернула! Напомню, что в нынешнем сентябре мы отметим 95-летие Зои Космодемьянской, а она погибла, когда ей было всего восемнадцать...

Пронзительно написал в своё время Александр Твардовский:

Я знаю, никакой моей вины

В том, что другие не пришли

с войны,

В том, что они — кто старше,

кто моложе —

Остались там.

И не о том же речь,

Что я их мог,

но не сумел сберечь.

Речь не о том. Но всё же,

всё же, всё же...

По-моему, чувство долга перед погибшими даёт таким, как Владимир Суходеев, новые силы, чтобы, несмотря на возраст, сражаться до последнего. На войне говорилось: до последнего патрона и последней гранаты, до последнего вздоха и последней капли крови. За Победу! «За нашу Советскую Родину!» — так было написано на фронтовых красных знамёнах.

Сегодня сражение за Советскую Родину продолжается, и в нём достойное место занимает наш старший коллега и товарищ.

Его сталинский выбор

Оружие Владимира Суходеева — мысль и слово. Но в самый трудный, самый критический для Родины час надо было как можно точнее определить своё направление борьбы.

Началось с отстаивания правды о войне, во имя чего ветераны журналистики вскоре после трагедии 1991-го и взялись за упомянутую выше «Живую память». Задумана она была как трёхтомник, а выросла до десяти томов. Теперь честное изучение Великой Отечественной уже невозможно без обращения к этому уникальному изданию, а вклад Владимира Васильевича в него весьма существенный.

Именно по ходу той напряжённой работы всё более вызревала у философа, историка, социолога Суходеева тема, которая станет основным направлением его борьбы на последующие годы.

Сталин!

Вы понимаете, почему? Ведь клевета на Великую Отечественную — это прежде всего клевета на Сталина, который был Верховным Главнокомандующим, но, по гнусному измышлению Хрущёва, оказывается, «руководил войной по глобусу». Более того, все нагромождения хулы, обрушенные на советскую эпоху, в центре тяжести обвинений имеют его же, Сталина.

Вот чему в первую очередь решил противостоять силой своих знаний и опыта советский учёный и публицист Владимир Суходеев. А первая его книга на эту тему, написанная в соавторстве с военным историком Борисом Соловьёвым и вышедшая двумя изданиями — в 1998-м и 2001-м годах, называлась «Полководец Сталин». Как раз против хрущёвской выдумки о руководстве войной «по глобусу». Сталин был назван полководцем, причём выдающимся, и это не просто провозглашалось, а скрупулёзно и убедительно доказывалось.

Стремление к максимальной убедительности доказательств — отличительная черта и других работ Владимира Васильевича о Сталине, которые с начала 2000-х стали выходить у него одна за другой. Назову лишь выборочно: «Эпоха Сталина», «Сталин. Военный гений», «Стратег Великой Победы», «На пути к Победе», «Легенды и мифы о Сталине», «Сталин в ракурсе войны и мира»...

Впечатляет? По-моему, да. Особенно если не забудем про возраст автора.

Энциклопедический первопроходец

Ну а теперь я должен сказать о том, что счёл необходимым даже вынести в заголовок данных заметок. Своего рода вершиной работы ветерана-правдиста над сталинской темой стала энциклопедия «Сталин». Боюсь, при нынешних тиражах и разрушенной системе книгораспространения до сих пор далеко не все знают о её существовании, хотя вышла она со вступительной статьёй Г.А. Зюганова уже тремя изданиями. И нужны, непременно нужны издания новые, поскольку все три предыдущих быстро разошлись.

В чём же уникальность и особая ценность этого труда? Суходеев первым решился представить читателям жизненный мир И.В. Сталина в энциклопедической форме. То есть, выстроив в алфавитном порядке фамилии лиц, события и понятия, имеющие связь с этой колоссальной исторической личностью мирового масштаба, он кратко, но выразительно и живо даёт их толкование.

Кратко — это условие любой энциклопедии, создающее немалую трудность для автора каждой входящей в неё заметки. Авторов там, как правило, в сумме бывает множество, а вот тут — он один, Владимир Васильевич. И, несмотря на внушительный объём книги — почти 650 страниц большого формата, очень многое остаётся всё же, как говорят, за бортом.

Сразу высказываю поэтому твёрдое убеждение: насущно необходимы многотомная энциклопедия «Сталин» и такая же — «Ленин», подготовленные всеми лучшими силами современных специалистов, не заражённых антисоветизмом. Уж слишком оболганы эти двое величайших наших соотечественника, которыми страна и мир по праву должны гордиться. Безусловно, нужны, как свидетельствует сама жизнь, и энциклопедии, посвящённые Марксу, Энгельсу.

Владимир Васильевич сделал своё дело первопроходца отлично. В чём-то, понятно, с ним можно поспорить: знания о Сталине и других исторических деятелях со временем расширяются. Но огромный материал, собранный Суходеевым, наверняка пригодится и будущим «энциклопедистам».

Интересно читать

Читать этот его том можно подряд (Авиация… Авторитаризм, авторитарный… Агапкин Василий Иванович… и т.д.), но не менее интересно также, листая страницы, выискивать что-то неведомое тебе об известных людях. Наталкиваешься вдруг и на совсем неизвестных. Приведу для примера одну заметку (полностью):

«КРЮКОВ Тимофей Иванович, гардеробщик Большого театра СССР. У подъезда правительственной ложи Большого театра И.В. Сталина встречал гардеробщик Крюков. Сталин спросил, как его зовут. И в другой раз обращался:

— Тимофей Иванович, как вы живёте, какие вести получаете из вашей деревни?

Однажды, когда Крюков стал подавать Сталину шинель, поинтересовался:

— Тимофей Иванович, сколько вам годков?

— Без малого восемьдесят, товарищ Сталин.

— Это я вам должен подавать, а не вы мне, — сказал Сталин. При очередном посещении театра Сталин не увидел Крюкова.

Администратор объяснил, что Крюкова перевели на другой пост, стал засыпать. Сталин заметил:

— Кутузов тоже дремал. Однако с одним глазом Бонапарта загнал в угол и разгромил. Восстановите старика в его правах».

Однажды я спросил Владимира Васильевича, а откуда он знает эту историю.

— Да Иван Семёнович рассказал.

Иван Семёнович — это Козловский, выдающийся тенор Большого театра, народный артист СССР. И я вспомнил, что ведь Владимир Васильевич не просто знал его лично, а дружил с ним, как и со многими другими знаковыми людьми сталинской эпохи.

Близость в жизни помогла ярче представить их на страницах энциклопедии «Сталин». Например, Маршала Советского Союза Александра Михайловича Василевского, того же Козловского, академика Глеба Максимилиановича Кржижановского, который был в числе тех, кто ещё в конце ХIХ века под руководством В.И. Ленина создавали Союз борьбы за освобождение рабочего класса.

А Суходееву в молодости посчастливилось бывать у него дома, где в своё время, когда шла работа над планом ГОЭЛРО и потом над первым пятилетним планом, не раз был Сталин. И представьте такую картину: в этой квартире знаменитую «Варшавянку» на стихи Кржижановского журналист Владимир Суходеев вдохновенно поёт вместе с автором и самим Козловским. Помните? «Вихри враждебные веют над нами…»

В энциклопедии «Сталин» есть песня о вожде, которая при первом прочтении меня поразила. Написал её в победном 1945-м вернувшийся из эмиграции Александр Вертинский. Да, он ещё до революции был очень популярным автором и певцом, но, что называется, вполне салонным. Таким же оставался за рубежом. И вдруг — о Сталине. Да с каким чувством!

Чуть седой, как серебряный

тополь,

Он стоит, принимая парад.

Сколько стоил ему

Севастополь,

Сколько стоил ему

Сталинград!

И в слепые морозные ночи,

Когда фронт заметала

пурга,

Эти ясные, яркие очи

До конца разглядели врага.

Эти чёрные, тяжкие годы

Вся надежда была на него,

Из какой сверхмогучей

породы

Создавала природа его?..

Далее читайте в книге В.В. Суходеева. Признаюсь, от него первого я эту песню и узнал. Он-то слышал её многократно в исполнении автора, с которым тоже подружился. Говорит, что даже после хрущёвского запрета на сталинскую тему Вертинский находил возможность эту песню исполнять.

Много нового открыла для меня энциклопедия «Сталин» об отношениях Иосифа Виссарионовича с людьми искусства. Казалось, уж про это всё мне известно. Нет же, например, Александр Васильевич Александров, создатель и многолетний руководитель Ансамбля песни и пляски Красной Армии, в своих воспоминаниях на страницах суходеевской энциклопедии приводит целый ряд фактов, о которых прочёл я впервые. Очень интересных!

* * *

А вот слова выдающегося революционера и учёного Глеба Кржижановского, которые вслед за ним Владимир Суходеев обращает к сегодняшним молодым:

«Когда мы, старые большевики, встречаемся с молодёжью, мы говорим ей: Ленин и Сталин — вот образцы людей, по типу которых вы должны строиться, которым вы должны подражать, к которым вы должны подтягиваться».

Ради того, чтобы так было, продолжает работать и бороться, не уходя в отставку, наш старший товарищ — правдист, коммунист. В КПРФ всё время приходит молодая смена, которой особенно необходимы его воспитующие труды. Здоровья и новых успехов!


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт май 17, 2018 8:53 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8212
Что для власти сегодня советская реальность?
№50 (30693) 18—21 мая 2018 года
6 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Эту книгу известного журналиста-правдиста Виктора Кожемяко в московском издательстве «Алгоритм» составили из некоторых его публикаций, появившихся на страницах «Правды» за последние годы. А выпущена она под названием «Путин и СССР».

Чтобы лучше понять смысл такого названия, вложенный в него сотрудниками «Алгоритма», приведём текст издательской аннотации, которая книгу сопровождает:

«Виктор Кожемяко — российский писатель и публицист, автор известных читателям книг «Тайны политических убийств», «Четвёртая власть» против СССР», «Валентин Распутин. Боль души» и пр.

В своей новой книге он останавливается на отношении В.В. Путина к СССР и советскому прошлому. С одной стороны, говорит автор, Владимир Путин назвал развал СССР «величайшей гео-политической катастрофой ХХ века», но с другой — постоянно критикует советские порядки, образ жизни, вождей Советской страны. В этом Путин не одинок — его поддерживают окружение президента, а также все официозные СМИ.

Что же предлагает нам Путин в качестве замены Советской власти, на чём основано его государство? Виктор Кожемяко пишет о таких бедах современной России, как коррупция, олигархический передел экономики, социальное неравенство, отсутствие национальной идеи. В качестве сравнения он рассказывает о советском обществе...».

Говорят, что газета живёт один день. Однако публикации «Правды», собранные в этой книге, такое утверждение опровергают. Если прочтёте, наверное, согласитесь.

А пока, для примера, предлагаем вашему вниманию небольшой фрагмент книги. Написано это более шести лет назад, в конце 2011-го. Но разве с тех пор всё, о чём здесь идёт речь, уже устарело? А добавился к этому, особенно выразительно, позорный Ельцин-центр — во славу одного из главнейших разрушителей великой Советской державы...

Превознесение предательства

Беловежское проклятие остаётся над теми, кто продолжает идеологию и политику душителей социализма, уничтоживших двадцать лет назад нашу великую Советскую Родину.

Лучше всего понять смысл и значение происшедшего под укрытием глухой декабрьской ночи 1991 года в заповедной Беловежской Пуще помогают слова из Обращения И.В. Сталина к народу светлым победным майским днём 1945-го: «Три года назад Гитлер всенародно заявил, что в его задачи входят расчленение Советского Союза и отрыв от него Кавказа, Украины, Белоруссии, Прибалтики и других областей. Он прямо заявил: «Мы уничтожим Россию, чтобы она больше никогда не смогла подняться». Это было три года назад. Но сумасбродным идеям Гитлера не суждено было сбыться — ход войны развеял их в прах». Разве не заветную гитлеровскую мечту осуществили беловежские заговорщики, подписав документ о ликвидации Советского Союза? В их оправдание сегодня говорят, что Советская держава к тому моменту фактически уже перестала существовать. Тогда зададим ещё один вопрос: а кто и как довёл державу до этого?

Приведённые выше сталинские слова производят на меня сильнейшее впечатление, потому что вызывают целый ряд исторических сравнений и параллелей, почти мистических, от которых невозможно уйти.

Вот первое: чёрная дата, когда был подписан акт, положивший конец Советскому Союзу, буквально совпала с днями начала ровно 50 лет назад контрнаступления советских войск под Москвой. Тогда, в 41-м, многим это показалось (да и поныне кажется!) невероятным чудом. Но оно свершилось и при всей вроде бы невероятности имеет абсолютно реальные, сугубо конкретные основания и причины.

Замечу: то, что в Кремле был Сталин, который потом, в мае 45-го, и поздравит соотечественников с Великой Победой, что Сталин в роковой момент истории оставался в столице, не покинул Москву, тоже входит в число тех причин. Но самое основное, конечно, — советский социалистический строй, который он олицетворял, и партия коммунистов, им возглавлявшаяся. Кто бы что ни говорил ныне, а величайшая историческая правда, признанная в конце концов и самими разгромленными врагами нашими, состоит именно в этом.

Так что же получилось? В декабре 41-го, стоя насмерть, не щадя себя и борясь до последнего, повернули вспять мощное войско, снаряжённое всей Европой и уже готовившееся ликовать на улицах и площадях столицы Советской страны. А полвека спустя точно в это время, хотя не было такого огромного вражеского войска на подступах к Москве, состоялось, по существу, подписание акта о капитуляции, разодравшего Советскую страну на части...

Место подписания тоже оказалось символическим. Ведь здесь, совсем рядом, — Брестская крепость, где за полвека до этой тайной предательской операции враг столкнулся с невиданно героическим советским сопротивлением. А теперь — сдача без сопротивления...

* * *

Так что же произошло 8 декабря 1991 года? Как это могло произойти?

То была тайная операция предательства. Помню, 10 декабря 1991-го я улетал в командировку в Душанбе. Оттуда уже доносились известия о первых всполохах гражданской войны, в которой потом погибнет мой многолетний коллега по «Правде», наш собственный корреспондент в Таджикистане Отахон Латифи. А тогда прозвучавшее накануне «беловежское заявление» резко усилило тревогу за положение на всей территории Советского Союза, взорванного предателями.

И вот неожиданно рядом со мной в самолёте оказался президент Таджикистана, с которым прежде всего хотелось мне встретиться в столице республики. Собственно, президентом Рахмон Набиевич Набиев стал к тому времени совсем недавно, две недели назад, до этого я встречался с ним как с первым секретарём ЦК Компартии Таджикистана. Но по каким же делам был он в Москве в столь горячий момент? Отвечает:

— Михаил Сергеевич приглашал посоветоваться о будущем Союза.

Я был поражён! Надо же, Ельцин сообщает из Беловежской Пущи о роспуске Советского Союза, а Горбачёв в это время проводит в Москве совещание... о будущем этого самого Союза. Невозможно такое принять всерьёз. Что же это — мероприятие для прикрытия? Маскировочный туман?

Уверен, именно так и было. До чего мы ошибались (многие, во всяком случае), видя в «противостоянии» Ельцина и Горбачёва нечто серьёзное! Были-то реально два предателя, действовавшие в одном направлении, соревновавшиеся, кто более угодит «вашингтонскому обкому», кого больше похвалят и восславят.

Эта ревность, трудно скрываемая, и теперь прорывается у Горбачёва. По-моему, когда в связи с юбилеем выдающегося предателя президент РФ Д. Медведев вручал ему высшую награду сегодняшней России — орден Андрея Первозванного, — тот думал: «А Ельцину-то вы, Дмитрий Анатольевич, на его юбилей памятник белоснежный открыли! Мне за мои заслуги такой при жизни полагается». Ну а будь жив Ельцин, как бы завидовал он пышному торжеству, устроенному в Лондоне в честь Михаила Сергеевича.

Нынешняя российская власть и провластные СМИ совершенно очевидно каждый раз испытывают затруднения, какой же из двух этих «исторических фигур» отдать в оценках их заслуг пальму первенства. Действительно, преимущественность вклада в уничтожение социализма, советского строя и Советского Союза нелегко меж них установить. На сей счёт в народе говорят: «Два сапога — пара». Или ещё: «Хрен редьки не слаще». Это, кстати, стоило бы всем помнить ныне при оценке других возникающих во власти пар...

Итак, тайный характер проведённой Ельциным операции плюс невмешательство Горбачёва, по мнению многих, и обеспечили успешный её результат. Даже некоторые, казалось, компетентные люди всё ещё считают: прояви тогда президент СССР решительность и твёрдость, беловежские подельники были бы арестованы и отданы под суд как государственные преступники.

Однако, думается, ныне должно быть уже окончательно ясно: главное — не в отсутствии твёрдости и решительности у Горбачёва или руководства КГБ. Главное в том, что Горбачёв не был против. Конечно, он об этой операции заранее знал, она была тайной не для него, а для страны. Он же, давно поддерживавший негласные контакты с Ельциным, стал фактически участником заключительного акта по демонтажу СССР.

Такова логика предательства: руководитель страны не только не противостоит, а способствует её уничтожению. После Беловежья оставалось только спустить Красный флаг над Кремлём...

Все, кто помнит то время, должны бы согласиться со мной: оно стало началом великой апологии предательства. Превозносится Власов — как борец против сталинского режима. Низвергаются советские герои — как защитники сталинизма.

Да будь любой из самых видных теперешних антисталинистов и антикоммунистов у руля страны в тот тяжелейший период, не видать бы нашему народу Победы! А вот план Гитлера по расчленению и уничтожению Советского Союза был бы реализован не через 50 лет, в 1991-м, а уже тогда.

Антисталинистом номер один был, конечно, Гитлер. И Сталин поломал его безумные планы. А за что же так люто ненавидят Сталина в нынешней российской правящей «элите» и обслуге её? Не за то ли особенно, что предательства он не позволял ни себе, ни другим?..

* * *

Путин при официальном выдвижении его в президенты на третий срок сказал: «Иуда — не самый уважаемый библейский персонаж в нашем народе». Что ж, так и есть. Только кого конкретно имел в виду Владимир Владимирович, подняв вдруг эту острую тему? «Грантополучатели», находящиеся на содержании у иностранных государств и отрабатывающие деньги в российской предвыборной кампании, разумеется, уважения не заслуживают. Однако для нашего народа с тем библейским персонажем ассоциируются прежде всего, если говорить о последних 20—25 годах, Горбачёв и Ельцин, Александр Яковлев и Шеварднадзе, Собчак, Чубайс, Гайдар...

У Путина как-то безымянно получилось, когда говорил он про тех, которые уже порулили страной, не достигнув ничего хорошего (развалили, допустили разграбление всего и вся), но теперь опять рвутся во власть. К кому это относится? К Немцову? Согласен. Однако ведь все знают: Немцов был соратником и выдвиженцем Ельцина. Как, кстати, и сам Путин. Обоих Борис Николаевич видел в качестве своих преемников. Значит, заслужили. Верх взял Путин — стало быть, больше заслужил.

И можно ли теперь «отрубить», забыть, оставить где-то в непроглядной дали поведение разных персонажей, связанное с трагедией развала великой страны, которое в сумме сыграло поистине роковую роль?

Человек убеждённо заявляет с предвыборной трибуны, что вся его жизнь, без преувеличения, на всех этапах была направлена на служение Отечеству. Но разве не служил он при этом Собчаку и Ельцину, чьи огромные заслуги в развале Отечества невозможно переоценить?

Странная картина получается. Вроде какие-то незримые и неощутимые силы, люди без имён и фамилий учинили то, после чего России 20 лет надо восстанавливаться. Да и очень большой вопрос, восстановилась ли она за эти 20 лет, как в предвыборной эйфории утверждает «партия власти». Далеко не восстановилась!

Нам внушают, что сегодня у власти люди совсем уже другие, не причастные к предательству и разгрому начала 90-х. Однако на том же съезде «единороссов», который выдвинул Путина кандидатом в президенты, можно было видеть массу до боли знакомых лиц. Знакомых именно с тех пор, когда уничтожалась Советская страна.

Вот на трибуне знаменитый адвокат Макаров. Тот самый, который не слезал с телеэкрана в начале 90-х, клеймя Советскую власть и Советский Союз. Один из самых бешеных, самых неистовых обвинителей коммунистов на суде над КПСС! Он прежний, разве что удалось избавиться от нездоровой полноты. И что же он говорит от имени «партии власти»? Нас, дескать, путают с нашими предшественниками: «Это они обманывали людей — мы не обманываем никогда...»

Вот и попробуйте отгадать, кто те таинственные неназванные «предшественники», на голову которых облагородившийся по виду Макаров (да и не только он!) валит теперь всю вину за бедствия родной страны, за обман людей, за предательство их.

Но тень большого предательства витает над нынешней «партией власти», как бы ни старались её вожди от неё уйти.

ПОСЛЕСЛОВИЕ АВТОРА. Совсем недавний факт «в тему», о котором надо здесь сказать. Когда 8 мая в Госдуме утверждалась предложенная президентом кандидатура Д. Медведева на должность главы правительства, лидер КПРФ Геннадий Зюганов обоснованно выступил против. При этом он сравнил достижения Советской страны под руководством Коммунистической партии с нынешним нашим положением. Президент Владимир Путин тут же отреагировал: да, дескать, достижения были, но... «под чутким руководством Коммунистической партии Советский Союз прекратил своё существование».

Сказано, конечно, язвительно, только ведь это сущая неправда! В том-то и дело, что сначала предателями была уничтожена руководящая роль Компартии, а уж затем, без этого стержня, быстренько ликвидировали и Советский Союз.

О том, как иезуитски демонтировали КПСС, в припадке откровенности рассказал потом в своих книгах небезызвестный А.Н. Яковлев. Поучаствовали в развале партии многие, но некоторые особенно активно. Помните, например, как демонстративно сжёг перед телекамерами свой партбилет коммуниста режиссёр Марк Захаров? А теперь президент капиталистической России торжественно вручил ему регалии Героя Труда. Так сказать, награда нашла своего героя...


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Вт май 22, 2018 8:44 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8212
Чему же учит сегодня советская история?
№51 (30694) 22—23 мая 2018 года
4 полоса
Автор: Евгений СПИЦЫН.

Историк Евгений СПИЦЫН в беседе с политическим обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО

История, особенно охватывающая советское время, вышла за три последних десятилетия на авансцену идеологической борьбы. Враги Советской власти, прибегая к разного рода фальсификациям и одностороннему толкованию фактов, активно использовали коварную перелицовку прошлого в целях помутнения массового сознания, а в конечном счёте — для свержения социалистического строя и развала СССР.

Борьба за умы и души людей на историческом поле продолжается. И сегодня собеседник «Правды» о насущных проблемах этой борьбы — постоянный её участник, известный историк, советник ректора Московского педагогического государственного университета Евгений Юрьевич Спицын. Он не только автор пятитомного «Полного курса истории России», получившего высокую оценку в научном сообществе. Пожалуй, не менее важно и то, что вы сами могли заметить: в так называемых ток-шоу на исторические и вместе с тем сугубо злободневные темы, которые за последнее время устраивает целый ряд телеканалов, он всегда страстно и убедительно отстаивает советскую правду.

Думаю, нашим читателям, как и мне, интересно его мнение по многим волнующим вопросам.

Даже слово «революция» заклеймили как недопустимое

— Прошлый год стал годом 100-летия Великой Октябрьской социалистической революции. Отношение к ней и последовавшему затем советскому периоду отечественной истории резко разделило наше общество. Ну а начиная с горбачёвской «перестройки» антисоветизм утверждался у нас фактически как государственная идеология. Юбилей революции, подготовка к нему создали в обществе определённую напряжённость, но вместе с тем у многих, на мой взгляд, вызвали надежду на более объективный и справедливый подход к оценке событий столетней давности. Как сказал поэт, «большое видится на расстоянье».

И вот прошло немало всяческих конференций и «круглых столов», телевидение показало свои фильмы, сериалы и «ток-шоу», к участию в которых, кстати, и вас, Евгений Юрьевич, привлекали. Но как вы считаете, произошло ли хоть более или менее значимое изменение к лучшему в общественном сознании по отношению к революции, Советской власти и её вождям, в оценке социализма и его достижений?

— Вы знаете, ситуация, на мой взгляд, приняла ещё более острый характер. Здесь несколько причин. Во-первых, победившая в 1991 году контрреволюция, имевшая две главные ипостаси — либералов-западников и монархистов-власовцев, в своей ненависти к Октябрю и Советской власти окончательно объединилась. Причём, что любопытно, идейные наследники РЗПЦ, НТС и иных самых злобных антисоветских структур за рубежом и известных содержанок западных спецслужб в своей ненависти ко всему советскому переплюнули даже наиболее отмороженных либералов типа Игоря Чубайса или приснопамятной мадам Новодворской, которые в ельцинский период задавали тон всей антисоветской истерии.

Во-вторых, под видом «объективной истины» во многих телепередачах насаждалась изощрённая или откровенная ложь. Например, что Октябрьская революция — не объективный исторический процесс, порождённый кричащими противоречиями предыдущего развития страны, а «гнусный заговор тёмных сил», «цветная» революция, сляпанная на деньги западных кукловодов. Что «красный террор» по своим гигантским масштабам не шёл якобы ни в какое сравнение с белым террором, что, дескать, он был целенаправленным и предельно кровожадным, а «белый» — лишь ответным, «белым и пушистым». Но это ж самое настоящее враньё, опровергаемое фактами!

В-третьих, многократно разоблачённая ложь о якобы поддельном «Акте отречения» Николая II, о «ритуальном убийстве» бывшего царя и его семьи и прочий антинаучный бред, так сказать, заиграли новыми красками и активно насаждались, особенно сектой «царебожников», которая по факту была и остаётся прямой наследницей самой оголтелой фашиствующей публики из числа известных эмигрантских центров, давно опекаемых разведструктурами США и Западной Европы.

— А как, по-вашему, всё это воспринималось?

— Естественно, наиболее разнузданная клевета вызывала отторжение у большинства наших людей, уже наученных горьким опытом яковлевской пропаганды времён горбачёвской «перестройки». Ведь именно тогда «яковлевский алгоритм» по разрушению Советского Союза одурманил многих советских людей и сыграл немаловажную роль в гибели нашего государства, за свободу и независимость которого советский народ заплатил огромную цену в годы Великой Отечественной войны. Теперь многие наши люди, по-моему, не так наивны, они уже далеко не всё, из того, чем пичкают их центральные СМИ, принимают на веру. Плюс, конечно, и то, что многие российские историки, не заражённые вирусом антисоветчины, перестали сидеть в окопах и нередко давали достойный отпор всей этой публике, в том числе в дискуссиях на радио и ТВ.

Что касается общественной поддержки идей Октября, идей социализма, достижений Советской власти и её признанных вождей, то мне трудно судить объективно на сей счёт. С одной стороны, вроде налицо некое отрезвление массового сознания, особенно в отношении таких исполинских фигур, как В.И. Ленин и И.В. Сталин, в понимании того, что советский период был высочайшим достижением всей нашей истории и т.д. Но, с другой стороны, политические реалии, прежде всего выборная кампания и её итоги, наводят на грустные мысли. Либо люди просто не до конца понимают всей серьёзности проблем, стоящих сегодня перед нашей страной, да и перед всей мировой цивилизацией, либо элементарно заражены «украинским синдромом». Ведь, согласитесь, нынешняя правящая «элита» очень умело сыграла на этом синдроме и продолжает играть. Дескать, вот к чему привела майданная революция на Украине...

— Ну да, дескать, вы тоже этого желаете? Хотя какая уж там революция! Тем не менее на кого-то подобные внушения действуют. Само слово «революция» усилиями власти и её пропагандистской обслуги поставлено под жуткое сомнение, ему придан крайне негативный смысл.

— Пардон, говорю я, да разве революция как глобальный общественный процесс подвластна мантрам заклинаний? Ведь это объективный процесс, происходящий по законам диалектики, в том числе согласно закону перехода количества в качество! Конечно, нынешним «владельцам заводов, газет, пароходов» в России любая революция смерти подобна, поэтому с их стороны устами целой когорты «экспертов», «учёных», «журналистов» и «общественников» продолжается постоянный, в самых разных формах накат на Октябрьскую революцию, её идеалы, на советскую историю, советских вождей… «Яковлевский алгоритм» в «геббельсовской упаковке» по-прежнему востребован.

Советское прошлое — путеводная звезда в будущее

— За последние три десятка лет мне, как и всем нашим соотечественникам, довелось насмотреться и наслушаться о советском времени много чего. И если Александр Зиновьев назвал его вершиной российской истории, то это большинству в нашей стране до сих пор либо неизвестно, либо преподносится как некий забавный курьёз, достойный лишь иронической усмешки. А господствовали все эти годы на телеэкране, в прессе, в разного рода книжных изданиях совсем иные утверждения и другие исторические «наставники». Например, упомянутый вами братишка приватизатора Чубайса, не слезавший с телеэкрана и утверждавший изо дня в день, что советский период — это «чёрная дыра», которая из российской истории должна быть просто-напросто изъята. Примерно то же самое звучало (и звучит!) из уст профессора МГИМО Зубова, одиозного академика Юрия Пивоварова и т.д. и т.п. Несть им числа!

А насколько, по-вашему, совпадает с ними государственная позиция, то есть мнение нынешней власти? Эта позиция официально не была изложена даже в связи со 100-летием нашей революции, но отдельные высказывания руководителей страны свидетельствуют, что антисоветский взгляд на историю им гораздо ближе, нежели советский. Да, единой и обязательной государственной идеологии, по Конституции, у нас не должно быть. Однако не требуется ли всё-таки, на ваш взгляд, больше конструктивной определённости и трезвого, заинтересованного внимания со стороны государства в отношении к базовым советским ценностям и к опыту, к достижениям советской эпохи? Не является ли это вопросом о нашем будущем, а не только о прошлом?

— То, что нынешняя власть изначально заражена вирусом антисоветчины, вообще-то, ни для кого не является секретом. Проявления этого можно наблюдать постоянно. Достаточно вспомнить хотя бы постыдную историю с мемориальной доской Густаву Маннергейму в Ленинграде, то есть тому, кто несёт прямую, я это подчёркиваю, ответственность за Ленинградскую блокаду, за гибель сотен тысяч ленинградцев и создание концлагерей на территории Карелии, в том числе в Петрозаводске. Или, скажем, постоянные отсылы властей предержащих к творчеству Ивана Ильина, который восторгался идеологией германского нацизма и критиковал её только за один-единственный огрех — «отсутствие православия». А разве не Иван Ильин, уже после разгрома третьего рейха, уповал на фашистские режимы Франко и Салазара как опорные точки возрождения национал-социализма?

Что ж тут скажешь: мы страна «победившего капитализма» в самом худшем его варианте — «феодально-компрадорском». То, что самых одиозных олигархов 1990-х годов отодвинули от власти и частично от кормушки, абсолютно ни о чём не говорит. Это лишь верхушка айсберга. Страной как правил, так и правит крупный капитал, а во главе публичной власти его ставленники, которые давно и очень успешно, особенно за последние годы, поднаторели в патриотической риторике.

Надо ведь понимать: тот конфликт, который сотрясает мир последние десять лет, — это вполне традиционный межимпериалистический конфликт, который просто-напросто (для пущей убедительности) заряжен традиционной же русофобией. Ничто не ново под луной, об этом ещё в начале ХХ века предельно чётко говорил и писал В.И. Ленин. Это только при Н.С. Хрущёве, а затем и Л.И. Брежневе, которые, будучи генсеками ЦК, абсолютно «не петрили» в марксистской теории, свора хрущёвских «шестидесятников» протащила в марксизм-ленинизм ревизионистские идеи, на базе которых затем зародились «еврокоммунизм», теория «конвергенции» и прочая лабуда, которой очень грамотно и умело воспользовались наши идеологические враги. Вспомните, что уже на рубеже 1950—1960-х годов центральный партийный аппарат был забит перерожденцами или внутрипартийными диссидентами, которых сам Л.И. Брежнев называл «мои социал-демократы» — Арбатов, Бовин, Шишлин, Бурлацкий, Черняев и т.д. Именно эти ребята в годы горбачёвской «перестройки» и составили костяк той команды идеологических шавок, которая под чутким руководством Александра Яковлева реализовывала его известный «алгоритм».

— Результат известен: уничтожение Советской власти и Советского Союза.

— Что касается советского наследия, то здесь у них всё очень избирательно, по-иезуитски хитро. Например, славим советский народ за разгром гитлеровской Германии и милитаристской Японии, проводим «Бессмертный полк» и парады Победы, но — ленинский Мавзолей стыдливо загораживаем, а имя И.В. Сталина отправляем на помойку. Берём из советской эпохи только то, что выгодно, ибо своих достижений маловато, а детишек всё же надо на чём-то воспитывать. Поэтому говорим «да» Великой Победе, советской атомной бомбе и советскому освоению космоса — и тут же нещадно поливаем грязью, бесстыдно лжём про сталинскую индустриализацию, коллективизацию, культурное строительство и все прочие достижения Советской власти.

Более того, как говорится, трендом всех последних лет стало буквально воспевание императорской России, в которой якобы всё было гармонично и духоподъёмно. Рассказываем сказки про великих реформаторов — С.Ю. Витте и П.А. Столыпина, ставим им памятники и открываем мемориальные доски, ставим памятник Александру III, создаём новые комиссии по Николаю II и т.д. Но при этом за все эти годы не поставили ни одного памятника советским лидерам. А что, тот же Вячеслав Михайлович Молотов, который более десяти лет был главой Советского правительства, не заслуживает памятника? Ведь именно в этот период создавалась индустриальная мощь Советской державы, без которой мы не выиграли бы войну. Понимаете: не выиграли бы! А значит, нас сейчас просто не было бы как нации, как государства. А другой советский премьер — Алексей Николаевич Косыгин, который возглавлял правительство четырнадцать лет, тоже не заслуживает памятника?

— Достойнейших личностей в Советской эпохе, память о которых до сих пор не увековечена, множество. Между тем им не только не ставят памятники, а продолжают муссировать вопрос о необходимости сноса Почётного некрополя у Кремлёвской стены и о захоронении тела В.И. Ленина.

— Слушайте, но нельзя же так в конце концов! Зачем на месте одних мифов городить другие? Почему нельзя сказать правду про тех же царских реформаторов, которые своими преобразованиями не решили ни одной из кричавших тогда проблем? Пытались решать их опять за счёт народа и, по сути, породили революцию...

Вот вроде бы вполне заслуженно стали отдавать дань памяти героям Первой мировой войны, но стыдливо умалчивают о том, что эта война не нужна была русскому народу, что к войне подготовились плохо, за очень редким исключением вели её бездарно, положили ни за что миллионы людей. Ведь Ленин был абсолютно прав, когда говорил, что эта война была империалистической бойней, войной захватнической со стороны обеих воюющих коалиций! Именно поэтому «человек с ружьём» сыграл ключевую роль в событиях 1917 года. Кстати, государя императора об этом предупреждали П.Н. Дурново и другие, но всё случилось так, как случилось. И это тоже урок…

— На сегодня, увы, невыученный или забытый. И не преподающийся в правильном ключе новым поколениям.

— Говоря об отношении к советским ценностям и достижениям, заявляю: это, безусловно, сегодня не столько народная ностальгия, сколько путеводная звезда для настоящего возрождения страны! Имея за плечами такой колоссальный исторический опыт, в том числе и горьких ошибок, не только можно, но и нужно обратиться к нему. Разумеется, не просто на уровне банальной риторики, а в практической плоскости повседневной работы. Это жизненно необходимо для страны.

Только, боюсь, глубокого осознания этого на властном верху не произошло. Не могут там понять одной элементарной истины: в стае империалистических хищников Россия — слабое звено, её никогда не пустят в «клуб избранных», она всегда будет изгоем в стане воротил мирового капитала. И неважно, кто будет сидеть в президентском кресле — «патриот», «западник» или «нейтрал». Неужели до сих пор нет понимания того, что сама система буржуазных отношений с кучей антагонистических, то есть неразрешимых, противоречий постоянно будет провоцировать военный психоз и антироссийскую истерию? По-настоящему Россия сможет возродиться, только приняв серьёзный альтернативный, социалистический в основе проект. Где-то в глубине души ещё теплится надежда на него, но, прямо скажу, у меня она всё больше угасает, поскольку на смену подлинно научному познанию мира всё больше приходит мракобесие, маскируемое видимостью возвращения к национальным истокам и традициям…

Взгляд на Гражданскую войну век спустя

— Начиная с нынешнего года мы отмечаем 100-летие начала Гражданской войны в нашей стране. Жестокая, кровопролитная, братоубийственная... Всё так. Но ведь в трактовке тех событий, как и во всём другом, превалирует давно знакомая тенденция: обвинить большевиков. Дескать, они и только они — большевики, коммунисты — повинны в том, что разгорелась тогда война. Но разве это верно? И как донести до людей правду об истинных причинах непримиримого единоборства, развернувшегося век назад?

Между прочим, интуитивно многие чувствуют сегодня, за кем была правда в Гражданской войне. Скажем, телеканал ТВЦ провёл опрос: «На чьей стороне — белых или красных — были бы вы?» Девяносто (!) процентов ответили: «На стороне красных». И такое свидетельство далеко не единственное. О чём это говорит? Нынешние «белые», конечно, иные, но человек труда видит их в олигархах и других подобных эксплуататорах, которые обогатились и продолжают обогащаться за чужой счёт, а также в их обслуге. Должна ли история учить социальной справедливости и как в сегодняшних условиях этому учить?

— Буду говорить тезисно.

Первое. Конечно, большевики не призывали к Гражданской войне и не начинали её, всё это ложь. Наши оппоненты, особенно самые агрессивные из них — «царебожники-сектанты» и псевдоправославные активисты — в доказательство своей правоты традиционно приводят известный ленинский лозунг «о превращении войны империалистической в войну гражданскую», который был выдвинут В.И. Лениным в ряде его работ, в частности «Война и российская социал-демократия», опубликованной в начале ноября 1914 года.

Однако он имел в виду совсем иное. Он говорил о пролетарской революции, то есть традиционном главном лозунге марксистов, подчёркивая лишь то обстоятельство, что в условиях войны любая революция и есть гражданская война. Этот лозунг вытекал из всех условий империалистической войны, а в первую очередь из того, что именно она и только она, но не большевики, создала новую революционную ситуацию в большинстве стран Европы, прежде всего в России, где и так с 1910 года начался стремительный рост новых антиправительственных выступлений, очень схожих с революционной ситуацией 1902—1904 годов.

Второе. Что касается вопроса об ответственности за развязывание широкомасштабной Гражданской войны, давайте начнём с того, что, по мнению многих современных историков, первые видимые очаги вооружённого гражданского конфликта возникли уже в ходе Февральского переворота, главными бенефициарами которого стали либералы, эсеры и меньшевики. Уже тогда число жертв революционной стихии измерялось тысячами, и не только в Петрограде и Москве. Во-вторых, в октябре 1917 года к власти пришли не большевики, а коалиция большевиков и левых эсеров, и эта власть была узаконена вполне легитимным (в условиях революционного процесса) Вторым съездом Советов. Именно тогда началось триумфальное шествие Советской власти по стране, и в подавляющем большинстве регионов эта власть устанавливалась мирно, без кровопролития.

К тому же следует подчеркнуть, что большевики отнюдь не собирались сразу широкомасштабно строить социализм. Основу их тогдашней программы составляли ленинские «Апрельские тезисы», где чёрным по белому было написано, что «нашей непосредственной задачей» является «не введение социализма тотчас», а переход «лишь к контролю со стороны С.Р.Д. за общественным производством и распределением продуктов».

Однако хорошо известно, что саботаж декрета «О рабочем контроле» спровоцировал «красногвардейскую атаку на капитал», проведённую зимой 1918 года. Но уже в апреле того же 1918-го Ленин в своей работе «Очередные задачи Советской власти», вернувшись к «Апрельским тезисам», вновь предложил компромисс буржуазии, выразителями интересов которой были кадеты, эсеры и меньшевики. Но нет, они уже были заряжены на разжигание широкомасштабной Гражданской войны! Причём огромное количество фактов и документов подтверждает, что главным интересантом и спонсором этой войны стали европейские и заокеанские «партнёры».

Напомню: уже в декабре 1917 года в Тифлисе, на совещании американского консула Л. Смита, главы британской военной миссии генерала Дж. Шора и двух французских военных атташе — полковников П. Шардиньи и П. Гюше, было принято решение поддержать российских «демократов». А незадолго до нового года они совершили скоротечный вояж в Новочеркасск, где сообщили генералу М.В. Алексееву, одному из лидеров «белого движения», о выделении внушительных денежных сумм для борьбы с большевистским режимом.

— Это стало уже прологом к развернувшейся вскоре интервенции ряда иностранных держав против Республики Советов?

— Да, Гражданская война, по сути, стала результатом сговора двух сил — так называемых февралистов и их иностранных спонсоров, которые очень скоро перестали ограничиваться только финансовой помощью, а перешли к открытой интервенции против нашей страны.

Теперь третье. Что касается «красного» и «белого» террора, то вопрос этот, по-моему, в принципе уже достаточно изучен, особенно в специальных монографиях известного питерского историка Ильи Ратьковского. Однако наших оппонентов, прежде всего из лагеря ультрамонархистов, не убедить, кажется, ничем. Они упорно отрицают массовость и систематичность белого террора, сводят всё лишь к «отдельным инцидентам».

Но достаточно посмотреть на систему управления белых правительств, например того же адмирала А.В. Колчака в Сибири и на Урале, где была провозглашена и жёстко реализовывалась кровавая диктатура «Верховного правителя России», и мы увидим, что она базировалась на системе концлагерей, заложничества, массового уничтожения мирного населения, включая расстрелы каждого десятого заложника, и т.д. Причём весь этот террор базировался на официальных приказах не только самого адмирала А.В. Колчака, но и членов его правительства, в том числе военного министра генерала Н.А. Степанова, генерал-губернатора Енисейской губернии генерала С.Н. Розанова и командующих Иркутским, Приамурским и Западно-Сибирским военными округами генералов В.В. Артемьева, П.П. Иванова-Ринова и А.Ф. Матковского.

К вопросу о «сталинских репрессиях»

— В нашей истории, как и в любой другой, есть особо острые, жгучие и противоречивые страницы. На их основе обычно в первую очередь возникают разного рода спекуляции, фальсификации и т.д. Это, например, ГУЛАГ, «сталинские репрессии», спекулируя на которых перечёркивают весь советский период в целом. Я знаю, вы только что закончили работу над книгой о Сталине. Да и в других ваших трудах, в общении со студентами или в тех же телевизионных «ток-шоу» от этих тем не уйти. Как считаете, удаётся ли вам быть в их трактовке достаточно убедительным?

— Как вы понимаете, я не могу давать оценку самому себе. Пусть её дают мои коллеги и мои читатели, слушатели. Вы ж поймите, я не стою на позициях полного отрицания, а уж тем более полного оправдания репрессий. Но я акцентирую внимание на следующих фактах и обстоятельствах.

Во-первых, репрессии как таковые — это инструмент любой (я подчёркиваю: любой!) государственной власти. Ещё ни один политический режим или тип классового государства не обходился без репрессий. Не случайно очень часто силовой блок исполнительной власти, то есть правительства, именуют репрессивным аппаратом. Более того, Маркс и Ленин, говоря о классовой сущности государства, утверждали, что оно есть машина подавления одного класса другим, аппарат насилия и аппарат господства правящего класса.

Во-вторых, давайте признаем, что само укоренившееся словосочетание «сталинские репрессии» тоже вызывает массу вопросов, особенно в свете последних научных исследований историка Юрия Николаевича Жукова. Он ведь во многом по-иному увидел происхождение этих репрессий, которые, пожалуй, гораздо справедливее назвать «секретарскими репрессиями». Дело в том, что их инициаторами выступили именно первые секретари ряда рескомов, крайкомов и обкомов партии, прежде всего — Р.И. Эйхе, Н.С. Хрущёв, П.П. Постышев, Е.Г. Евдокимов и И.М. Варейкис. К тому же, вопреки расхожим представлениям, И.В. Сталин тогда отнюдь не был всесильным и единоличным диктатором, а критически зависел в тот период от настроений и интересов именно того самого секретарского корпуса, который составлял костяк ЦК ВКП(б), формировавший, как известно, на своих пленумах персональный состав Политбюро, Оргбюро и Секретариата ЦК.

Наконец, вполне законное негодование и отторжение вызывают бесконечные байки записных антисталинистов и антисоветчиков о совершенно невероятных масштабах этих репрессий. Ведь в научный оборот давным-давно введены две служебные записки С.Н. Круглова, Р.А. Руденко и К.П. Горшенина (руководители советских силовых структур) на имя Н.С. Хрущёва и Г.М. Маленкова, которые дают вполне адекватное представление о реальном масштабе «политических репрессий», причём за огромный период — протяжённостью в 33 года, то есть с января 1921-го по декабрь 1953 года.

— К этим важнейшим документам стоит добавить и обширные, очень обстоятельные статистические исследования, проведённые историком Виктором Земсковым, к сожалению, ныне уже покойным.

— Согласен. И вывод тут один: никаких миллионов, а уж тем более десятков миллионов жертв, о которых трендели и трендят все эти солженицыны, гозманы и сванидзе, не было и нет. Тем более далеко не все жертвы этих репрессий были невинны, многие из них получили за дело и по заслугам — те же власовцы, бандеровцы, участники бандформирований, иностранные агенты и шпионы, расхитители социалистической собственности и т.д.

А что касается расхожего тезиса об уничтожении русского крестьянства в годы коллективизации, то всем любителям этой лжи советую почитать последнюю работу упомянутого вами доктора исторических наук Виктора Николаевича Земскова «Сталин и народ: почему не было восстания». Там содержатся преимущественно цифры из архивов, но они весьма красноречиво показывают отношение большей части советского крестьянства и к политике коллективизации, и к политике раскулачивания, и к другим «инновациям» сталинского руководства. В сухом остатке следует: сталинский курс был поддержан подавляющим большинством народа, 85 процентами населения советской деревни.

— Как вы объясняете это?

— Причин, я думаю, несколько, и о них надо говорить отдельно. А здесь выскажу лишь одно сугубо личное соображение.

Многовековой русской территориальной общине, по-моему, был изначально чужд частнособственнический инстинкт, например, там не было частной собственности на землю и иные средства производства. Это сейчас пытаются нас всячески убедить, что право частной собственности «священно и неприкосновенно». А откуда это взялось? В чём и почему святость этого права? В фальшивых буржуазных теориях, которые на Западе давно возвели в юридический канон?

Все эти теории «естественного права», «общественного договора», «разделения властей» и т.д., рождённые в головах европейских «просветителей» Нового времени, были лишь идеологической мишурой, цветными фантиками, яркой гирляндой для прикрытия исключительно классовых, шкурных интересов «третьего сословия». То есть давно оперившейся европейской буржуазии, усиленно рвавшейся к политической власти.

И никакими «универсальными ценностями» теории эти, разумеется, не обладают. Всего лишь мантры-заклинания очередных слуг капитала, не более того. Здесь подлинными интересами трудового народа и не пахнет. Все эти теории можно и нужно разоблачать, в том числе политическую их составляющую в виде буржуазной «демократии» с насквозь фальшивыми выборами и избирательными технологиями.

— Видите, к чему мы пришли. Но многое, согласитесь, нуждается в дополнительном разъяснении для массового восприятия. Спасибо вам за беседу. А можем ли позднее продолжить разговор, который, наверное, будет интересен многим нашим читателям?

— Я согласен.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт май 31, 2018 7:07 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8212
Жестокая правда о «белых и пушистых»
№56 (30699) 1—4 июня 2018 года
4 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО. Политический обозреватель «Правды».

Авторы «Правды» живут во многих городах и весях нашей страны, а некоторые и за рубежами её. Что же их объединяет? Пожалуй, более всего — потребность в справедливом устройстве общества и отношений между людьми, вера в необходимость и возможность такого устройства.

Называется оно — социализм. Больше ста лет назад, в Октябре 1917-го, трудовой народ именно в нашей стране под руководством партии Ленина совершил исторический поворот к новому, неведомому и создававшемуся на основах справедливости строю жизни.

ЭТО БЫЛО невероятно сложное и трудное дело. Потому что, кроме всего прочего, с первых шагов пришлось преодолевать сопротивление тех, кто справедливости ни в коем случае не хотел. Вернее, они считали вполне справедливым и абсолютно нормальным, что им принадлежат заводы, фабрики, земля, а другие обязаны для их благосостояния работать.

В этом и состоит смысл эксплуатации человека человеком, которую, в соответствии с великим учением Карла Маркса, отменяла Советская власть. И Гражданская война, которая развернулась в России век назад, была начата по инициативе ярых защитников той самой эксплуатации, несправедливо нажитой собственности и права на дальнейшее паразитическое существование.

Естественно, что капиталисты и помещики всех стран поддержали российских единокровников по классу, а 14 империалистических держав организовали прямую военную интервенцию в Советскую Россию. Естественно, что некоторое время спустя и германский фашизм, ударная сила мирового империализма, вместе со своими сателлитами направил основные войска против СССР. А затем, сразу же после победоносного для нас окончания Великой Отечественной, мир капитала, возглавляемый США, пошёл на Советский Союз и другие социалистические страны изощрённо коварной «холодной войной».

ЗА СЕМЬДЕСЯТ с лишним лет немыслимых испытаний первая на планете страна социализма выдержала многое. Но внутреннее предательство в руководстве, соединившееся с мощными врагами из-за рубежа, подорвало единство и силу Советской страны. И сегодня, отброшенные фактически на сто лет вспять, мы вынуждены вновь сосредоточиваться для решающих сражений за восстановление социальной справедливости.

На мой взгляд, вопреки всем призывам нынешней власти к единению, сплочению, консолидации общества, у нас не только не затухают, а, пожалуй, ещё более разгораются всполохи той давней Гражданской войны, 100-летие которой мы начинаем сейчас отмечать.

Скажите, разве не делится наше общество сегодня, как и тогда, на белых и красных? Да, деление это нынче во многом иное и порой вроде бы не очень похожее. Да, ещё достаточно редки пока прямые столкновения эксплуатируемых с защитниками эксплуататоров. Но когда говоришь: «красные и белые», в общем-то все или почти все прекрасно понимают, о ком конкретно идёт речь.

И понимают люди, что власть с августа 1991-го оказалась в руках «белых». То есть имеющих всё, в отличие от тех (абсолютного большинства!), кого они ограбили. Случайно что ли, когда проводится телеопрос, за белых вы или за красных, результат можно предсказывать заранее. Скажем, запомнившееся мне соотношение голосов на телеканале ТВЦ перед 100-летием Великого Октября (в процентах) — 90:10. Стало быть, 9/10 — за красных и лишь 1/10 — за белых. О чём-то это говорит?

ПОНЯТНО, что власть беспокоится и её пропагандистские силы, начавшие выворачивать наизнанку отечественную историю (особенно ХХ века) ещё в разгар горбачёвской «перестройки», действуют вовсю. Главное оружие их известно: антисоветизм. Во всех видах и формах, распространяющийся на все периоды советской эпохи. Начиная с Октябрьской революции и Гражданской войны.

Вы помните бесконечно исполнявшуюся в эфире с фальшивым придыханием срочно состряпанную песенку про корнета Оболенского и поручика Голицына? Помните лакированный телесериал «Адмиралъ», где вершиной благородства был показан Колчак, реально отдавший Россию интервентам и заливший кровью рабоче-крестьянскую Сибирь? А торжественные перезахоронения в Москве доставленных из-за границы останков белых генералов, попытки открыть мемориальные доски в Северной столице тому же Колчаку и палачу Ленинграда Маннергейму?..

Вот какие герои, по мнению нынешней власти и её обслуги, должны заменить нашему народу Чапаева и Будённого, Фрунзе и Лазо. Вот какие песни (вместо «Орлёнка», «Каховки», «По долинам и по взгорьям») должны бы, согласно желаниям власти, стать у нас народными.

Пока, давайте прямо скажем, не получилось. То есть не осуществилась декоммунизация в полном масштабе — так, как мы видим, к примеру, в Польше, Прибалтике или под бандеровской властью на Украине. Но ведь усилия этих доморощенных пропагандистов-декоммунизаторов, явно или негласно поддерживаемые властью, не прекращаются. Вековой юбилей Гражданской войны, конечно же, постараются тоже использовать. Для чего? Да чтобы переместить (любой ценой!) симпатии в массовом общественном сознании — с красных на белых. А для этого в первую очередь надо соответственно изобразить тех и других. Первых — как бандитов, террористов, насильников. Вторых — как благородных героев-рыцарей, что называется, «белых и пушистых».

ТАКАЯ РАБОТА уже идёт. Собственно, идёт она давно. Есть свои, «белые» учёные-историки, наподобие академика Юрия Пивоварова или братца пресловутого приватизатора Чубайса. Есть подходящие писатели и поэты. Есть масса натасканных телевизионщиков, газетчиков и прочих служителей СМИ.

Особо отметим на сей раз, что антисоветизм, в том числе при трактовке событий Гражданской войны, активизируется не только в столице, но и, как принято говорить, на периферии. Там, в регионах, тоже заметно, а подчас и нагло, скандально, проявляют себя поборники «белой», а по существу — русофобской, антипатриотической идеи.

Ведь они, доказывая, что в Гражданской войне правы были проигравшие белые, а не победившие красные, что первые были якобы «хорошими», а вторые — «плохими», стараются не просто поставить под сомнение, а изначально перечеркнуть весь грандиозный социалистический проект, составивший более чем семидесятилетнюю часть истории Отечества. Да какую! С её величайшими, потрясшими весь мир победами — в индустриализации и культуре, в образовании и науке, в самой страшной, но священной для нас войне и в космосе.

Начало всему этому было положено, разумеется, победой в социалистической революции и Гражданской войне. Победой красных, кого теперь пытаются представить чуть ли не врагами России и родного народа.

В самом деле, ведь всё выкручивают наизнанку. Шиворот-навыворот! И чтобы реально этому противостоять, надо мобилизовываться каждому отделению КПРФ на местах, каждому региональному отделению РУСО — организации, полное название которой звучит так: «Российские учёные социалистической ориентации».

КАК СЛЕДУЕТ действовать? У меня появился очень хороший конкретный пример, про который, по-моему, стоит рассказать подробнее. Но сперва — о сути происшедшего.

Итак, Белгород. Было время, когда здешние места оказались в центре Гражданской войны. И вот почти столетие спустя директор Государственного архива Белгородской области Ю.П. Субботин, недавно назначенный на эту ответственную должность и относительно молодой по возрасту, выпускает книгу «Белгород 1918—1919. Красный террор».

О том, что это за книга, можно судить уже по некоторым признаниям автора, вырвавшимся у него, правда, несколько позднее. Например: «Я давно и прочно антибольшевик», «и как бы люто я ни ненавидел большевистскую чуму», «при всей непримиримой ненависти к большевикам»… Или ещё, не менее категоричное: «Сейчас, перенесись в то время, я принял бы сторону Деникина».

Из деникинских документов, подлежащих, впрочем, определённому сомнению (о чём поговорим дальше), и была составлена книга о красном терроре, тираж которой, согласно заявлению автора, решено было полностью распространить по школам области. В школьные библиотеки! Надо понимать, для улучшения образованности подрастающего поколения…

Но говорится ли хоть что-то в этом выпущенном труде о терроре белом?

Ни-че-го! Ни словечка даже про то, что был таковой. А ведь красный террор, как известно, стал ответом на белый. Однако теперь ни школьникам, ни взрослым, видимо, «не положено» об этом знать.

Белгородскому архивисту-антисоветчику достойно ответил давний, постоянный и очень уважаемый автор «Правды» Анатолий Михайлович Сергиенко. Он, историк и подполковник по воинскому званию, тоже живёт и работает в Белгороде, возглавляя Совет областного отделения РУСО. Убеждённый коммунист.

Так вот, когда книга директора архива была им прочитана, он не смог молчать. Сначала обратился к автору с открытым письмом через областную газету КПРФ. Тот расценил это как «Зубы дракона» — именно такое название дал своей ответной статье в «Белгородских известиях». Надо же, сверхпорядочный во всём, а в быту совсем негромкий Анатолий Михайлович — «дракон»…

Свой очередной ответ Ю.П. Субботину он-то назвал гораздо точнее: «Зубы белогвардейца». То есть борьбу Сергиенко продолжил. Но самое главное — руководитель областного отделения РУСО начал поиск документальных материалов о белом терроре на белгородской земле. И нашёл! Причём нашёл, скажу от себя, свидетельства большой силы, в чём сами вы сейчас убедитесь.

Это воспоминания не кого-нибудь, а генерал-лейтенанта Е.И. Достовалова — видного деятеля «Белого движения», участвовавшего в нём с момента его возникновения. Достаточно сказать, что в 1918 году он с группой офицеров первый поднял восстание против большевиков в Крыму. Во время Гражданской войны занимал крупные посты в армиях Деникина и Врангеля. Завершил её начальником штаба 1-го армейского (Добровольческого) корпуса.

А дальше — эмиграция и, что очень важно, глубочайшее разочарование в том «белом деле», которому он служил.

ДОСТОВАЛОВ, конечно, далеко не единственный, кому суждено было пережить столь горькие чувства разочарованности и даже стыда перед родной страной и народом. Свои воспоминания он начал писать в 1924 году, и уже тогда ему стало понятно следующее:

«Всё это вместе, трагическое и сумбурное, называемое Белым движением, было плодом обиды, мести, эгоизма, корысти и недоумения. И меньше всего в нём было государственного, и белая мечта казалась так туманно-неясна или так цинично-эгоистична, что за всё время Гражданской войны верхи белых армий не могли и не хотели определённо её сформулировать, а она была простая и ясная: «Верните нам нашу власть, наши прежние привилегии, наши состояния и наши убытки»…

Так был ли белый террор во время Гражданской войны или это выдумки «большевистской пропаганды»?

Прочитайте фрагменты из воспоминаний белого генерала Е.И. Достовалова, которые Анатолий Михайлович Сергиенко включил в свою книгу «Ещё одно проявление антисоветизма на Белгородчине». Большое спасибо ему за то, что он подготовил и выпустил такую злободневную, такую нужную работу. Спасибо, что прислал её в «Правду».

Потом я к ней ещё вернусь в беседе с Анатолием Михайловичем: есть что вместе с ним обсудить. Пока же отмечу, что в интереснейших мемуарах белогвардейского генерала Достовалова, которые, к сожалению, из-за газетной тесноты мы не можем опубликовать полностью, есть глава, которая так и называется: «О белых и белом терроре». Но и она в полном объёме велика для газеты. Сергиенко отобрал для нас лишь некоторые страницы, отражающие жестокость белогвардейцев по отношению к пленным командирам и бойцам Красной Армии, а также к гражданскому населению. Здесь же даются оценки ряда лидеров «Белого движения»: генералов Деникина и Врангеля, Кутепова и Дроздовского, Мамонтова, Шкуро и других.


Глазами белогвардейского генерала
№56 (30699) 1—4 июня 2018 года
4 полоса
Автор: Евгений Исаакович ДОСТОВАЛОВ. Генерал-лейтенант. Февраль 1924 года, Греция.

Когда пробуждаются совесть и ответственность

Автор воспоминаний строит их не в хронологическом порядке, поэтому кровавый путь деникинских и врангелевских войск от Орла и Белгорода до Новороссийска и Крыма, где белые попытались создать свой последний оплот, предстаёт, так сказать, вперемежку. Редакция «Правды» для лучшего читательского восприятия разделила текст подзаголовками, вытекающими из содержания воспоминаний генерала.

Начнём с Крыма

…Вскоре другое, ещё более страшное зло заставляло жителей деревень и городов бросать дома, семьи и хозяйство и убегать в горы и плавни.., была повсюду раскинувшая свои сети, безответственная и всесильная контрразведка, вдохновляемая бывшим шефом жандармов Климовичем, поставленным Врангелем во главе её… Она творила своё страшное дело, превращая население в бесправных рабов, ибо малейшее недовольство её деятельностью, малейший протест приводил человека к мучительным истязаниям и петле.

Невозможно описать злодеяния, совершённые за три года её агентами там, где проходили победоносные белые войска. Так же, как и бездарные военные распоряжения, она подготовила падение создавшей её власти. Состав контрразведывательных отделений был самый пёстрый. В одном он был однороден: на 90% это были патентованные мерзавцы, садисты, люди лёгкой наживы с тёмным прошлым…

Пышно расцветшей деятельности контрразведки… способствовало то обстоятельство, что многие из начальников Добровольческой армии за три года Гражданской войны потеряли всякое уважение к человеческой жизни и людским страданиям. Зверство, насилие и грабёж вошли в обиход жизни и никого не трогали. Слёзы и мольбы расстреливаемых вызывали смех. В некоторых частях все рядовые офицеры по очереди назначались для приведения в исполнение приговора над большевиками. Повесить, расстрелять, вывести в расход — всё это считалось обычным, будничным делом. Это не осуждалось, это считалось признаком воли, твёрдости характера, преданности идее. Не расстреливавшие, или не вешавшие, или мало вешавшие считались тряпками, слабыми людьми, не способными к управлению частью в этой обстановке…

Сколько погибло и навсегда душевно искалечено в застенках контрразведок, страшно сказать. Все презирали контрразведку и все боялись её… В Салоникском русском беженском лагере проживал некий бывший полицейский чиновник Тилинин… Этот полуинтеллигентный тип, вспоминая однажды первые шаги своей карьеры, рассказывал, что у него долго не было «фарту» и он не находил преступников, но нужда заставила, и он нашёл способ. Он завёл себе собаку, которую приучил бросаться на человека и лаять, когда он делал рукой один малозаметный, но знакомый собаке жест: «После этого мои дела пошли в гору, а в Крыму я даже сделал карьеру. Когда донесут о каком-либо происшествии в участке, я приезжаю и спрашиваю старосту: ну, кто тут у вас есть такой, от которого надо отделаться?

Подозрительные и нежелательные были всегда. Я приходил на место происшествия, куда вели и мою собаку-сыщика, а затем вместе с понятым шёл и арестовывал «подозрительных». Когда собака подходила к наиболее подозрительным или нежелательным, я делал ей знак, она лаяла, и все видели, что преступник найден, часто даже удавалось уговорить обвиняемого сознаться для облегчения участи, потому что указаниям собаки все верили безусловно. Если свидетелей не было, то после собаки находились и свидетели. Таким образом, найти в деревне большевика ничего не стоило в любой момент. Начальство меня очень ценило»…

Так началась карьера нового начальника кутеповской контрразведки подпоручика Муравьёва… Через месяц после начала работы Муравьёва на улицах Симферополя закачались на столбах первые повешенные. Среди них было несколько несовершеннолетних мальчиков-евреев и одна женщина в костюме сестры милосердия. Напрасно обращались к Кутепову различные делегации от города и земства с просьбой о помиловании несовершеннолетних, Кутепов был неумолим и искренне возмущался просьбой членов городской Думы не производить публичной казни в городе, так как это зрелище тяжело отражается на психике детей и подрастающей молодёжи. Конечно, просьбу эту Кутепов отклонил, и вскоре за первой партией последовали вторая, третья и так далее…

Но то, что известно мне, не составляет и тысячной доли тех ужасов, которые творили в Крыму над беззащитным населением хорошо оплачиваемые и откармливаемые палачи врангелевской контрразведки…

Из корысти и «любви к искусству»

Обыкновенно тех, у кого находили большие суммы денег, обвиняли в спекуляции, а лица, у которых были драгоценные вещи или бриллианты, не оправдывались никогда. Стоило агенту контрразведки увидеть бриллиантовый перстень на руке подозреваемого — и судьба его была бесповоротно решена. Такие живыми никогда не уходили. Многие контрразведчики составляли себе таким образом большие состояния и теперь хорошо живут за границей. Так был собран богатейший золотой фонд, переданный Врангелю в Константинополе. После того как ящик с драгоценностями взял на хранение в свою каюту генерал Шатилов, большая часть их пропала. Но дело было замято Врангелем…

Тот же Калюжный в присутствии ещё двух русских инженеров Осипова и Голушкина рассказывал мне, что в Ялте была группа интеллигентных светских молодых людей — палачей-добровольцев. Они убивали каждую ночь из любви к искусству. Обыкновенно днём кто-нибудь из них заходил в отделение и спрашивал, будет ли ночью работа. Почти всегда среди арестованных были люди, которых спокойно и без последствий можно было вывести в расход. Если работа была, в полночь к определённому месту берега подходила шлюпка, в которую молодые люди принимали одного или нескольких арестованных с их узелками и чемоданами. Им объясняли, что их везут на пароход для отправки в Севастополь.

Затем лодка отчаливала, выходя на глубину и стараясь не попадать в луч прожектора английского миноносца. Затем один из тех, кто сидел ближе к арестованному, бил его железным болтом по голове, а иногда и просто тяжёлым камнем. Слышались только хрипение или лёгкий стон добиваемых людей на дне лодки. Тотчас привязывали убитому камни на шею и на ноги и вместе с вещами спускали в море. Иногда до утра отмывали кровяные пятна на лодке, но часто, несмотря на все старания, это не удавалось…

Кровавая работа контрразведки находила полный отклик в действиях войсковых начальников. Я приведу здесь некоторые характеризующие эпоху и людей факты…

Путь таких генералов, как Врангель, Кутепов, Покровский, Шкуро, Постовский, Слащёв, Дроздовский, Туркул, Манштейн, и множества других был усеян повешенными и расстрелянными без всякого основания и суда. За ними следовало множество других, чинами поменьше, но не менее кровожадных. Один полковник генерального штаба рассказывал мне, что ещё во время так называемого 2-го Кубанского похода командир конного полка той дивизии, где он был начальником штаба, показывал ему в своей записной книжке цифру 172.

Цифра указывала число собственноручно им расстрелянных большевиков к этому моменту. Он надеялся, что скоро дойдёт до 200. А сколько было расстреляно не собственноручно, а по приказанию? А сколько каждый из его подчинённых расстрелял невинных людей без приказания? Я пробовал как-то заняться приблизительным подсчётом расстрелянных и повешенных одними белыми армиями Юга и бросил — можно сойти с ума.

Как они «усердствовали»

Однажды генерал Витковский в Харькове докладывал Кутепову, что он сделал замечание генералу Туркулу, который после хорошего обеда вместе с приближёнными офицерами уж слишком поусердствовал над только что взятой партией пленных. Так и сказал — «поусердствовал». Усердием называлась излишняя трата патронов для стрельбы в цель по пленным красноармейцам.

Генерал Егоров (бывший после меня начальником штаба 1-го корпуса) рассказывал мне в Салониках, что ему известен факт, когда генерал Туркул приказал повесить одного пойманного комиссара за ногу к потолку. Комиссар висел так очень долго, потом его убили. Подвешивание как вид наказания вообще было у нас очень распространено. Полковник Падчин рассказывал мне, что однажды, когда он был у генерала Туркула, последнему доложили, что пойман комиссар. Туркул приказал его ввести.

Мягким голосом, очень любезно Туркул пригласил комиссара сесть, предложил ему чаю с вареньем и велел позвать свою собаку. «Я почувствовал, — говорил Падчин, — что сейчас произойдёт что-то скверное, и вышел. Действительно, через некоторое время из комнаты послышались отчаянные вопли, а затем вывели всего окровавленного комиссара и расстреляли. Оказывается, Туркул затравил его своей собакой, которая была приучена бросаться на людей при слове «комиссар». Собака эта впоследствии была убита случайным осколком бомбы с красного аэроплана.

Офицеры-дроздовцы говорили мне, что ещё более жесток генерал Манштейн. Ветеринарный врач Бердичевский рассказывал, что он был свидетелем, как однажды в Крыму около колонии Гейдельберг среди взятых в плен красноармейцев оказался мальчик, бывший кадет симбирского кадетского корпуса. Когда мальчик заявил, что он кадет, генерал Манштейн лично зарубил его и ещё долго рубил шашкой мёртвого до неузнаваемости.

Бывший офицер штаба генерала Дроздовского рассказывал, что однажды в бою под Кореновской к наблюдательному пункту, где находился генерал Дроздовский, привели взятых в плен 200 большевиков и спрашивали, куда их отправить. Были ли это большевики или мобилизованные, как они заявляли, вчера большевиками крестьяне, проверено не было, но генерал Дроздовский, не отрываясь от бинокля, коротко бросил: «В расход!» — и тогда их принял под своё покровительство начальник конвоя генерала Дроздовского.

Тут же у подножия холма началась расправа над пленными. Начальник конвоя приказал им выстроиться в одну шеренгу и скомандовал: «Ложись!» Затем долго ровнял их, чтобы головы всех расстреливаемых были на одной линии, и по очереди выстрелом в затылок из винтовки убивал лежащего. На соседа, ещё живого, брызгали кровь и мозги, но начальник конвоя штыком заставлял его подползать к убитому, выравнивал его голову, убивал и переходил к следующему. Забава эта продолжалась два часа. Расстрелянные лежали ровно, как на последнем параде. Этот господин мог сразу вписать в свою книжку цифру 200…

Впрочем, сам Дроздовский в недавно изданном его дневнике пишет (цитирую по дневнику): «Сердце, молчи, и закаляйся, воля, ибо этими дикими, разнузданными хулиганами признаётся и уважается только один закон: око за око. А я скажу: два ока за око, все зубы за зуб». «Внутри всё заныло от желания мести и злобы. Уже рисовались в воображении пожары этих деревень, поголовные расстрелы и столбы на месте кары с надписью, за что. Потом немного улеглось: постараемся, конечно, разобраться, но расправа должна быть беспощадной: два ока за око».

Эта расправа вылилась в следующее: «После казни пожгли дома виновных, перепороли всех мужчин моложе 45 лет, причём их пороли старики (что потом было с этими стариками, когда ушёл Дроздовский?), затем жителям было приказано свести даром весь лучший скот, свиней, птицу, фураж и хлеб на весь отряд. Истреблено было 24 человека».

Глазами белогвардейского генерала
№59 (30702) 8—13 июня 2018 года
4 полоса
Автор: Евгений Исаакович ДОСТОВАЛОВ. Генерал-лейтенант. Февраль 1924 года, Греция.

Это окончание фрагментов из воспоминаний видного деятеля «Белого движения», который в результате Гражданской войны осознал полную его несправедливость и бесперспективность. Начало публикации — в «Правде», №56 от 1—4 июня с.г.

Открыл эти воспоминания, сначала для читателей Белгородской области, председатель Совета регионального отделения РУСО («Российские учёные социалистической ориентации») историк подполковник в отставке А.М. Сергиенко. Он же прислал нам в редакцию свою книгу «Ещё одно проявление антисоветизма на Белгородчине», куда включил найденные воспоминания белогвардейского генерала Е.И. Достовалова. Публикуемая сегодня часть его записок, как и предыдущая, посвящена жестокой правде о белом терроре в годы Гражданской войны, который ныне пытаются либо замалчивать, либо всячески фальсифицировать и оправдывать.

Став врагами своего народа

Но это было только начало деятельно-сти генерала Дроздовского и его помощников на походе в Добровольческую армию. Это была, так сказать, проба пера, когда «сердце приучалось к молчанию» и «закалялась воля». Потом, на Кубани и до Орла, а в особенности в Крыму, работы его преемников были «чище», «глубже» как по изобретательности, так и по числу жертв. «Два ока за око, все зубы за зуб». Этот призыв вошёл в плоть и кровь, сделался мечтой всех считающих себя обиженными…

Невозможно представить себе тех ужасов, того моря крови, которым снова была бы залита Россия, если бы этим отуманенным местью людям удалось хотя бы на короткое время снова стать у власти в России. Только враг своего народа мог бы желать этого.

Бесчисленное количество расстрелянных и повешенных падает на генералов Постовского и Шкуро. Оба они, будучи пьяницами и грабителями по натуре, наводили ужас на население завоёванных местностей. Однако, по общему признанию, в армии наибольшей кровожадностью и жестокостью отличался убитый в Болгарии генерал Покровский.

Кутепов... Жутко вспомнить, какие ничтожные причины иногда вызывали его приказание «расстрелять», и оно сейчас же приводилось в исполнение… Вспоминаю в Крыму его обходы проходящих мимо корпуса партий пленных. Медленно обходил он выстроенные ряды красноармейцев и вглядывался в их лица, выражение глаз, одежду. Иногда он задавал вопросы. Малейший неудачный ответ, особый штрих в костюме определял судьбу пленного. «В сторону», — коротко говорил Кутепов, и тотчас же конвой отводил обречённого в сторону, а вечером всех обречённых расстреливали. Эти люди погибали буквально за покрой костюма, фасон фуражки («вся власть Советам»), выражение лица, в которых Кутепову казались признаки комиссарства или большевизма.

Просьбы о помиловании приводили его в ярость…

В полную власть зверя

…Не могу не указать на безусловно ненормального человека, дегенерата и садиста генерала Шпаковского, явившегося к нам с рекомендацией Лукомского и занимавшего высокий пост начальника тыла Добровольческого корпуса.

Он был вершителем судеб населения обширного тыла Добровольческого корпуса. Шпаковский приехал в штаб корпуса в Белгороде и должен был возглавлять административную власть там, где ещё не сконструировалась власть губернаторская. Бледный, с массой бриллиантов на пальцах, с расширенными зрачками больных глаз, он производил неприятное впечатление.

Первый разговор его с Кутеповым произошёл при мне. Шпаковский начал прямо: «Чтобы был порядок, надо вешать. Вы, Ваше Превосходительство, как смотрите на это? Вешать или не вешать?» Кутепов, который всегда был на стороне вешающего, а не вешаемого, ответил: «Конечно, вешать». И после короткого разговора бесправное население было передано в полную власть зверя.

Шпаковский привёз свою контрразведку, которая деятельно принялась за работу. В этот период все были словно помешанные. Огромные и сложные функции тыла, дающего жизнь и силу армии, требовали от тыловых администраторов исключительных способностей. Считалось, что всеми этими качествами обладает тот, кто вешает. Шпаковский буквально не мог спокойно заснуть, если в течение дня он никого не повесит. Скоро среди населения начались вопли, это заставило его ещё более усилить террор. Приговорённых к смертной казни Шпаковский водил лично на место казни, и зимой их водили в одном белье и босиком.

Однажды посланный в управление начальника тыла за справкой мой адъютант прибежал взволнованный и доложил мне, что приказания исполнить не мог, так как, придя в управление, он застал такую картину — передаю дальше словами его рапорта:

«Ещё при входе я услышал какие-то стоны и крики, нёсшиеся из комнаты адъютантов Шпаковского. Войдя в неё, я увидел компанию офицеров, совершенно пьяных, в числе которых были адъютанты и контрразведчики Шпаковского. Они сидели за столом, уставленным бутылками. Перед ними стоял голый человек, один из смертников, предназначенных в ближайшую ночь к расстрелу. Всё лицо, голова и грудь его были в крови, и кровь стекала по телу. Руки были связаны на спине. Пьяные офицеры царапали тело смертника вилками и столовыми ножами, тушили зажжённые папиросы о его тело и забавлялись его криками. Зрелище было так отвратительно, что я не мог исполнить Вашего приказания и ушёл. Но справку получить всё равно нельзя, так как они все пьяны».

Мой доклад Кутепову об этом результатов не имел, и Шпаковский остался на своём месте.

Понятна ненависть населения

Офицеры телеграфной роты, командированные от штаба корпуса обслуживать связь в городе, где действовал Шпаковский, рассказывали мне о невероятных зверствах, чинимых этим генералом в городе Изюме и других местечках, где он был. Когда начался наш отход от города Орла и дальше, Шпаковский обычно задерживался после ухода штаба корпуса в месте стоянки ещё на несколько часов или на день и, оставшись один, предавался дикой страсти, избивая остающееся беззащитное население. Недаром обозы наших частей и отдельные отставшие группы людей из отходивших полков подвергались жителями поголовному истреблению.

Ненависть к нам населения в районе Славянска, Изюма и на всём пути до Ростова была такая же, как в Крыму. Офицер телеграфной роты поручик Мальцев, командированный для исправления связи в пункт, где находился генерал Шпаковский, увидел, что на контрольном телеграфном столбе на вокзале висело три трупа. Поручик Мальцев обратился к генералу Шпаковскому за разрешением снять тела, так как они мешали работе по исправлению проводов. Генерал Шпаковский приказал ему исправить провода, не снимая повешенных, при этом Шпаковский лично наблюдал за смущением и отвращением офицера (юрист, окончивший университет), производившего необходимую работу между тремя качающимися и всё время задевающими его мертвецами.

Когда мы, отходя от Орла, остановились снова в Белгороде, произошёл случай, который, кажется, подействовал и на генерала Кутепова. Во всяком случае, скрыть его было нельзя. Дело в том, что озверевшие и пьяные сотрудники Шпаковского, ведя ночью нескольких осуждённых на казнь, не выдержали и изрубили их прямо на базаре. Утром жители нашли свежую кровь и части тела одного из казнённых, забытые на базарной площади. Одну руку принесли в полицейское управление, и ночное происшествие раскрылось…

Вскоре он получил другое назначение и ушёл из корпуса. Я не знаю, где после этого проявлял он свою деятельность, но знаю, что на всём пути от Орла до Харькова своими действиями он способствовал укоренению той страшной ненависти к белым, которую мы, уходя, оставляли в населении. Я уверен, что если бы белые армии Юга с теми руководителями, которые были тогда и которые бесчинствуют теперь на Балканах, занимаясь травлей иначе мыслящих эмигрантов, вновь появились в России, они вскоре вызвали бы против себя поголовное восстание населения. Пустить их в Россию может только враг России. Таков был начальник тылового района войск Кутепова.

Вместе с расправами — грабежи

Можно себе представить, что делалось в этом тылу, где орудовала ещё стая таких же маленьких Шпаковских. Но когда он ушёл, все чувствовали, что все симпатии Кутепова остались всё же со Шпаковским. Этот господин и теперь является оплотом Врангеля. Недавно в «Новом Времени» была напечатана приветственная телеграмма Врангелю от Шпаковского, который оказался уже председателем Союза георгиевских кавалеров в одной из беженских колоний в Сербии.

На фоне бесправия одних и безнаказанности других развились и достигли чудовищных размеров взяточничество и грабежи. Много говорить об этом не стоит. Сколько уже исписано страниц о грабежах и взяточничестве в белых армиях, от которых трепетало население. Укажу лишь несколько, которые совершали и которыми гордились крупные начальники…

Помню, в Курске Шкуро пригласил вечером в свой поезд старших начальников. Вечер был интимный с обильным возлиянием. Выпив, Шкуро велел адъютанту принести шкатулку и стал показывать присутствующим редкие и крупные бриллианты, переливая их из ладони в ладонь и объясняя, где и в каком городе во время Гражданской войны он «заработал» эти драгоценности. Бриллианты эти представляли громадное состояние…

Генерал Мамонтов, возвращаясь после своего знаменитого похода, послал в Новочеркасск жене телеграмму, которая стала известна в штабе: «Поздравляю, надеюсь, что в России теперь никто не будет носить таких бриллиантов, как ты»… Обыкновенно взять большой город значило обеспечить себя многим необходимым надолго и с избытком. Полки и дивизии, бравшие города, обогащались. Этим полкам завидовали. Завидовали дроздовцам, поживившимся при взятии Харькова, и марковцам, взявшим Курск. При взятии Курска начальник марковской дивизии генерал Тимановский окружил город караулами и в течение целых суток не впускал в него никого из командированных от штаба корпуса, штаба армии и ставки. Все прибывшие из ставки и корпуса комиссии по учёту военной добычи задерживались на ближайшей станции.

Горькие мысли про «белое дело» и белую эмиграцию

Таких, как я, разочаровавшихся в эмигрантской идеологии и в идеях, защищаемых Врангелем и Бурцевым, много. Нас будет ещё больше. На нас клевещут и нас ненавидят, потому что мы любим не Врангеля, а Россию и, убедившись в истинных целях, к которым стремятся теперешние балканские руководители, снимаем с них маски, ибо мы гораздо больше любим родину, чем Врангель и его друзья, продающие Россию французам, полякам и румынам за право владеть хотя бы одним княжеством московским…

В нашей российской истории, в примерах былых массовых эмиграций мы найдём роковые грани того, к чему неизбежно и с каждым годом быстрее идёт обезумевшая, ослеплённая бессильной ненавистью зарубежная Русь. Ослепило её эмигрантское болото, высосало, обезличило, притупило, подчинило своим неизменным законам и, впитав все цвета эмигрантского спектра, смешало в один густой, безнадёжно-серый комок. Этот серый человеческий комок, оторванный от Родины, будет жить ещё долго, постепенно умирая для России, слепой, озлобленный, смешной и никому не нужный…

За три-четыре года русская эмиграция успела соорганизоваться и выработала свои меры защиты (газеты, контрразведка, террор) против проникновения и распространения враждебных идей, идущих из Советской России. В Америке, в Париже, на севере Африки, на Балканах, в глухих закоулках Китая — повсюду образовывались эти человеческие комки — надёжные кадры будущих «некрасовцев» и «полуверцев». Планомерная пропаганда «священного подвига» углубляет вражду. Какое дело вождям, спекулирующим белым товаром, что русский народ жаждет покоя и мира, что он устал от критики и Гражданской войны и что он не желает возвращаться к порядкам, лелеемым эмигрантами. Какое им дело до подлинной 130-миллионной России. Пусть с каждым днём углубляется пропасть. У них своё представление о России и своя ими хранимая правда. Окаменелость взглядов и преданность исчезнувшим в России формам жизни отражаются во всём…

Преступление Врангеля перед офицерами заключалось в том, что он сознавал безнадёжность начатого им дела и после эвакуации подтвердил, что в Крыму он гальванизировал труп, но сколько тысяч молодых офицерских жизней было принесено в жертву этой гальванизации. Впрочем, и сами вожди белых армий признали узкоклассовый, а не всенародный характер возглавлявшегося ими «Белого движения»…

Это была старая полицейская Россия, и выразителем её идеологии были Кривошеин, епископ Вениамин и специалист жандармского сыска сенатор Климович. Полусумасшедшие фанатики-попы, грабители всех чинов и рангов, мстители из рядов привилегированных сословий, потерявшие с началом революции все прежние привилегии, исступленно мечтавшие о расправах с «бунтовщиками», контрразведчики, сделавшие убийство своей профессией, начальники всех степеней, опьянённые безнаказанностью и безграничной властью над населением, садисты и психопаты, получившие возможность свободно проявлять свои инстинкты и покровительствуемые начальством, тысячи жуликов, спекулянтов, тёмных дельцов, старавшихся урвать что-нибудь в общей неразберихе, — всё это сплелось в кошмарный кровавый клубок, намотавшийся вокруг армии и катившийся вместе с ней от донских степей до Орла и до врангелевской западни в Крыму…

Всё это вместе, трагическое и сумбурное, называемое «Белым движением», было плодом обиды, мести, эгоизма, корысти и недоумения. И меньше всего в нём было государственного, и белая мечта казалась так туманно-неясна или так цинично-эгоистична, что за всё время Гражданской войны верхи белых армий не могли и не хотели определенно её сформулировать, а она была простая и ясная: «Верните нам нашу власть, наши прежние привилегии, наши состояния и наши убытки»…

И повсюду на огромных развалинах России от Орла до Новороссийска и на крошечной территории Крыма картина была одна и та же. Впереди шла армия, насаждавшая ненавистный народу старый порядок, около армии, цепляясь за неё, беснуясь, проклиная революцию и сводя старые счёты, праздновали свою победу все те гонимые революцией классы, которым не было места по ту сторону фронта. За ними шла густая масса спекулирующих и беспринципных людей, которым было всё равно, кого грабить. Это были люди, пользовавшиеся моментом. И на всё это смотрел, волнуясь, ворча, протирая глаза и окончательно просыпаясь, народ занимаемых территорий, который по мере продвижения вперёд белых армий всё больше и сильнее склонялся в своих симпатиях к большевикам…

Государственный строй, который мы защищали своей кровью, жестоко мстил нам за это. Мы не пойдём теперь в Россию защищать и восстанавливать этот строй... В истории России были войны, когда офицеры и солдаты вдохновлялись на бой сознанием, что они идут выручать и спасать какой-нибудь маленький, обижаемый кем-нибудь народ. Это был благородный порыв. Теперь задачи России шире, они необъятны. Россия идёт в первых рядах человечества, освобождая его, творя величайший подвиг, и мы, пробывшие долго в самой гуще рабоче-крестьянской международной массы, мы чувствовали и видели, как к ней, великой красной России, ус-тремлены теперь все надежды и взоры веками страдающей, веками обиженной рабочей человеческой массы. Какое счастье чувствовать теперь себя русским, какое счастье слиться опять со своим народом в одном бескорыстном и чистом порыве!

Офицеры исполнили взятое на себя тяжкое обязательство и во славу идиота-царя, купцов, помещиков, попов и жандармов, во славу мошенников, спекулянтов и эксплуататоров рабочего народа десятками тысяч офицерских могил покрыли Россию от Орла до Чёрного моря и от Урала до Владивостока. Бездарная политика и стратегия белых вождей удесятеряла их жертвы...


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Сб июн 09, 2018 8:36 am 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8212
Это и есть бой против антисоветизма
№59 (30702) 8—13 июня 2018 года
4 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Историк, председатель Совета Белгородского областного отделения РУСО Анатолий СЕРГИЕНКО в беседе с политическим обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО

С кандидатом исторических наук подполковником в отставке Анатолием Михайловичем Сергиенко мы знакомы давно, поскольку для «Правды» он уже много лет назад стал одним из самых интересных и желанных авторов. Однако в данном случае ситуация потребовала не только опубликовать предложенный им материал — воспоминания белогвардейского генерала, но и вместе обсудить ряд возникших актуальных вопросов.

Злободневный девиз, выдвинутый Анатолием Михайловичем перед соратниками по руководимому им отделению общественной организации РУСО («Российские учёные социалистической ориентации»), звучит так: «Антисоветизму — бой!» Что конкретно удаётся делать для его реализации? Каковы успехи и проблемы на острейших направлениях современной идеологической борьбы? В чём опыт белгородских товарищей может быть полезен другим региональным отделениям КПРФ и РУСО? Эти вопросы определили стержень нашего разговора с А.М. Сергиенко, начало которого представлено ниже.

«Не закрывайте глаза и не затыкайте уши»

— Итак, дорогой Анатолий Михайлович, «Правда» в двух номерах публикует найденные вами воспоминания белого генерал-лейтенанта Евгения Исааковича Достовалова. Первая часть, напечатанная неделю назад, вызвала большой интерес читателей. И это понятно: жестокую правду о белом терроре в годы Гражданской войны рассказывает человек, который был очевидцем тех событий, причём находясь на высоких должностях в армиях Деникина и Врангеля. Честно рассказывает, потому что окончательно разуверился и разочаровался в том деле, за которое довелось ему бороться. Но ведь борьба, которая шла сто лет назад, хотя и в иной форме, продолжается сегодня. Меня, откровенно говоря, восхитила (не впервые уже!) ваша активная позиция, которую отметил я во вводной статье к данной публикации неделю назад. Можно сказать, что к поиску этих воспоминаний вас побудили действия современного белогвардейца, причём не разуверившегося, а наоборот, убеждённого. Так получается?

— Пожалуй, вполне можно так сказать. Правда, насколько глубока убеждённость всех этих нынешних белогвардейцев, судить не берусь. Наверное, разные есть среди них, в том числе много и обычных конъюнктурщиков. Я же конкретно столкнулся с новым директором Государственного архива Белгородской области Юрием Субботиным, человеком довольно молодым, но заявляющим о себе, как вы верно отметили, следующее: «Я давно и прочно антибольшевик», «и как бы люто я ни ненавидел большевистскую чуму», «при всей непримиримой ненависти к большевикам»… А завершил он подобные признания абсолютно чётко: «Сейчас, перенесись в то время, я принял бы сторону Деникина».

— Фактически он её и принял, выпустив книгу, на которую вы сочли нужным остро прореагировать?

— Конечно! Напомню читателям «Правды» то, о чём кратко сказано было во вводной вашей статье. Книга, выпущенная главным архивистом Белгородской области Юрием Павловичем Субботиным, на которую я просто не мог не прореагировать, называется «Белгород 1918—1919. Красный террор».

— Вас особенно возмутило, что в книге этой ничего не говорится (даже не упоминается!) о белом терроре, на который, как известно, красные вынуждены были отвечать?

— Да, и в таком расчётливом субботинском обороте, согласитесь, заключена величайшая неправда об Октябрьской революции, а также о последовавшей затем Гражданской войне. Замалчивание белого террора, масштабы которого были колоссальны, и безмерное преувеличение, раздувание террора красного — это приём, который вовсю использовался нашими противниками ещё тогда, сто лет назад. Серьёзные сомнения вызвала у меня и достоверность документов, составивших основное содержание субботинского сборника.

— Чем эти сомнения вызваны?

— Явной, причём изначальной, их целенаправленностью и тенденциозностью. В основу сборника положены материалы «Особой следственной комиссии», созданной 4 апреля 1919 года — сперва для «расследования злодеяний большевиков в городе Белгороде Курской губернии». Официально возглавил её Деникин. Я разыскал формулировку задачи, которая комиссии вменялась как главная: «Выявлять перед лицом всего культурного мира разрушительную деятельность организованного большевизма».

То есть материалы эти предназначались путём публикации воздействовать не только на российского обывателя, но и на общественное мнение в странах Антанты. Такое предназначение уже говорит о многом: собиратели «фактов» меньше всего беспокоились об их юридической обоснованности, а больше озабочены были пропагандистской целесообразностью. Отсюда очень серьёзный изъян отобранных документов: в них есть констатация наказаний, которым подвергнуты активные сторонники белых, но совсем нет материалов их допросов красными. А ведь подвергнутые репрессиям вовсе не были невинными! Только в бумагах, называемых документами, на сей счёт ни слова…

— Как сложилась судьба этих «документов» далее?

— Вот тоже повод для обоснованного недоверия к ним. Деникинцы покинули Белгород под ударами Красной Армии 20 декабря 1919 года. И с тех пор документы «Особой следственной комиссии» более трёх лет путешествовали невесть где и доступ к ним имели невесть кто. Потом, как сообщает Ю.П. Субботин, они «отложились в различных архивохранилищах, в том числе в русском заграничном историческом архиве в Праге (Чехия)».

Замечу, что в этом архиве во время гитлеровской оккупации Чехословакии хозяйничали немецкие спецслужбы. Многие рукописные документы были изъяты и переданы в филиал архива Сухопутных сил Германии в Праге, а часть была даже вывезена в Германию.

— Можно представить, сколько недоброжелательных и прямо враждебных Советскому Союзу рук прикасались к этим бумагам. И ведь могли делать с ними всё, что им угодно…

— Именно об этом я и говорю! Всё отмеченное в сумме и вызвало мою острую реакцию на сборник Субботина.

— Я уже давно заметил, Анатолий Михайлович, эту замечательную вашу особенность: не проходить равнодушно мимо проявлений антисоветизма и давать им отпор. «Давать по мордасам», как вы говорите.

— Мы в нашем отделении РУСО по поводу антисоветских вылазок идеологических противников говорим друг другу: не закрывайте глаза и не затыкайте уши — отвечайте, разоблачайте, действуйте! Вот действуем, насколько можем.

Какова власть, таковы и прислужники

— У вас в области, судя по всему, ярые антисоветчики дают о себе знать. Много их?

— К сожалению, как говорится, хватает. Всё идёт «сверху», тон задаёт губернатор.

— А каким образом?

— Позицией своей. В газете «Культура» был диалог нашего губернатора г-на Савченко с главным её редактором Еленой Ямпольской. Я думаю, позднее мой оппонент Субботин в прямолинейных антибольшевистских своих заявлениях следовал губернаторскому примеру. Хотите, я вам зачитаю несколько абзацев?

— Я эту беседу в «Культуре» помню. Но для читателей «Правды» стоило бы кое-что воспроизвести.

— Воспроизвожу, поскольку для многих, наверное, это будет познавательно.

«КУЛЬТУРА: По первому впечатлению, в Белгородской области очень удачно сочетается наследие российское и советское… При этом в Белгороде — в отличие от большинства российских городов — улицы Ленина больше нет, её переименовали.

САВЧЕНКО: И памятник убрали. Ночью.

КУЛЬТУРА: А не боитесь обидеть людей, которым советское прошлое дорого?

САВЧЕНКО: Мы же теперь понимаем, кем был Ленин, что он сделал со страной. Почему надо его именем улицы называть? Почему он должен лежать в Мавзолее?

КУЛЬТУРА: Вы сторонник захоронения?

САВЧЕНКО: Я постоянно повторяю: многое можно Борису Николаевичу простить, но почему он в последний день, когда вышел в эфир и попросил у людей прощения, не перевернул страницу? Надо было в ту же ночь вынести Ленина и похоронить. Пришёл Владимир Владимирович — а Ленина нет.

КУЛЬТУРА: Но для кого-то это стало бы личной трагедией. Инфаркты, инсульты…

САВЧЕНКО: Какой там трагедией? Он же не святой. И это не мощи, а просто тело, которое излучает такую злобу, такая негативная энергия от него идёт…

КУЛЬТУРА: Мне-то интереснее, как Вы относитесь к Иосифу Виссарионовичу…

САВЧЕНКО: Страшно плохо отношусь. Человек, который столько народа уничтожил…

КУЛЬТУРА: А какую страну построил, не важно?

САВЧЕНКО: У меня к нему и личные счёты. Я не знаю, где могилы моих дедушек и бабушек — все были раскулачены.

КУЛЬТУРА: Заслуженный «диктатор» Российской Федерации ненавидит Сталина… Как же мало о Вас знают за пределами области».

Я считаю, очень правильно сказано в Открытом письме гражданам России Г.А. Зюганова: «Антисоветизм — знамя предателей и пораженцев… Перед лицом внешней опасности наступает время признать всем: антисоветизм есть форма русофобии, а воюющий с советской историей — откровенный враг России».

— Да, они воюют со всей советской историей, начиная с Великого Октября, а Ленин и Сталин вызывают наибольшую их ненависть. Для вас как историка, наряду с родной Авиацией дальнего действия, стала ведущей тема полководческой деятельности И.В. Сталина в годы Великой Отечественной войны. Интересными были ваши выступления об этом и в «Правде», они тоже остриём своим направлены против лжецов-антисоветчиков. Вы сейчас продолжаете сталинскую тему?

— Безусловно. Пользуясь случаем, хочу вручить вам первый том начатой большой работы. Название — «Над военною картой России поседела его голова», и всего задуманы мною четыре тома. Об И.В. Сталине как вдохновителе и организаторе борьбы и Победы советского народа в годы Великой Отечественной.

Но, знаете, то и дело вынужден отрываться от этого капитального труда. Вот архивист Субботин, о котором мы говорим, заставил обратиться к теме Гражданской войны, что потребовало немало времени. Да и по сталинской теме постоянно возникает необходимость оперативного выступления в нашей областной партийной газете.

— Подбрасывают вам поводы местные антисоветчики?

— А как же! Стараются не отставать от столичных. В Москве — Сванидзе и Млечин, Солонин и Радзинский, а у нас — Нечаев, Калуцкий, Субботин, Ларин… Кстати, ухитряются свою антисоветчину издавать не только в Белгороде, но и аж в самом Нью-Йорке!

— Такая честь им?

— Видно, кое-кто заслужил. Я упомянул Евгения Ларина. Этот кандидат философских наук занимает должность доцента в Белгородском университете кооперации, экономики и права. А книгу свою «Тоталитаризм и его вожди» действительно выпустил в Нью-Йорке. Свёл вместе Сталина, Гитлера и Муссолини.

— Уже это — «подарок» всем антисоветчикам…

— Знаете, на мой взгляд, есть хорошие, плохие и омерзительные книги о Сталине. Так вот, эта именно омерзительная по своей безоглядной лживости.

— Вы публично ответили автору?

— Пришлось через газету отвечать. У меня нет возможности рассказать обо всех моих схватках с антисоветчиками местного разлива. Но отмечу один их отвратительный приём: даже прославляя иногда достойных людей из советской эпохи, они всё равно изловчаются вылить ушаты помоев на Коммунистическую партию, Советскую власть, на Ленина и Сталина.

Скажем, выходит краеведческая книга А.И. Нечаева «Валуйки и валуйчане». Это небольшой городок нашей области — Валуйки, а ему посвящены целых два тома. И всё бы хорошо, но автор заложил сюда серьёзные мины.

Дело в том, что Валуйки — малая родина генерала армии Николая Фёдоровича Ватутина, одного из выдающихся полководцев Великой Отечественной. Я бы с полным основанием сказал: одного из сталинских полководцев. Однако автор, на все лады превознося знатного земляка, умудряется противопоставить его… Сталину! И, конечно же, выглядит советский Верховный Главнокомандующий невероятным монстром.

— Этому Нечаеву вы тоже ответили?

— Да. Статья называлась «Не могу, не имею права молчать». Накопилось у меня довольно много подобных выступлений, и я сейчас готовлю к выпуску сборник их под заголовком «Антисоветизму — бой!»


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт июн 14, 2018 7:04 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8212
За память о жертвах фашистских зверств
№61 (30704) 15—18 июня 2018 года
4 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО. Политический обозреватель «Правды».

Смотрю на траурную обложку новой книги, где из-за толщи прошедших десятилетий пронзительно открываются уже неведомые многим живущим ныне трагические фотосвидетельства жутких фашистских злодеяний, учинённых на временно захваченной нашей советской, российской земле. И глубоко чёрный фон прямоугольника в центре обложки, будто памятный обелиск, выделяет эти слова, которые, как мне думалось, никого не должны оставить равнодушными: «СОЖЖЁННЫЕ ЗАЖИВО ВЗЫВАЮТ К НАМ».

Да, именно так назвал я свою публикацию в «Правде» от 24—27 января 2014 года. И это действительно было, по сути, обращение мёртвых к живым. Загубленных нацистскими палачами в чудовищных муках детей, женщин, стариков — ко всем нам, продолжающим после них (и без них!) своё земное существование.

Конечно, постоянные и внимательные читатели «Правды» знают, что тему, поднятую тогда нашей газетой, мы ведём до сих пор. Многие, вероятно, обратили внимание и на такой факт: в 2016-м вышли первые два книжных издания под тем же названием. Составлены они были по читательским просьбам из материалов на жгучую тему, напечатанных в «Правде» к тому времени.

И вот теперь — новое издание. Вдвое большее по объёму! Спасибо московскому книжному издательству «У Никитских Ворот» за очень ответственное и взыскательное отношение к полиграфическому исполнению столь важного проекта. Особое спасибо ректору Московского финансово-юридического университета (МФЮА), доктору экономических наук, профессору Алексею Григорьевичу Забелину за помощь в издании книги.

А об её актуальности стоит поговорить более обстоятельно. К тому же в определённом смысле это ведь итог большой коллективной работы за четыре с половиной года — при участии сотен наших авторов со всех концов страны. Хотя прямо скажу: в целом итог получается у нас пока лишь ПРОМЕЖУТОЧНЫЙ, но ни в коем случае НЕ ОКОНЧАТЕЛЬНЫЙ.

С чего и как это началось

Вернёмся в конец 2013 года. К нам в редакцию «Правды» приезжает известный поэт и публицист Владимир Фомичёв — со своей большой и неизбывной заботой. Она побудила его несколько лет назад создать общественную организацию, которая была названа «Поле заживо сожжённых». Тогда-то я и познакомился с Владимиром Тимофеевичем: в 2008 году «Правда» рассказала о первом достижении в деятельности этой организации.

Но вот оказалось, что трудностей и проблем у неё гораздо больше, чем достижений. Фомичёв просил содействия нашей газеты.

А речь шла — ни много ни мало! — о восстановлении памяти. Об увековечении в сознании современников и будущих поколений многомиллионных жертв фашизма, который во время Великой Отечественной вёл войну не только против Красной Армии, но и против всего «расово неполноценного» населения нашей страны. Войну на уничтожение.

Мы, поколение «детей войны», с малых лет это знали. Но время шло, трагедия постигшего наш народ гитлеровского геноцида отодвигалась всё дальше в прошлое. Стирались ужасные страницы нацистских зверств, чему энергично способствовали массированные политиканские фальсификации антисоветчиков. Вся история Великой Отечественной войны выворачивалась наизнанку, чтобы сочувствие вызывали уже не жертвы, предаваемые забвению, а их палачи.

Вы помните недавнее выступление школьника из Нового Уренгоя в германском бундестаге, где он выразил сочувствие тяготам немецких солдат, пережитым ими в сталинградском окружении? О том, что творили эти солдаты на оккупированной советской земле, как выяснилось потом, российский подросток ничего и не знал!

Фомичёв ширящееся вокруг беспамятство ощущал остро. Не как нечто абстрактное, а как невыносимую личную боль. До моего родного рязанского села Можары фашисты не добрались совсем немного: покатились назад, разгромленные под Москвой. А Владимир Тимофеевич — смоленский, и все ужасы гитлеровской оккупации он ребёнком перенёс в деревне Желтоухи Угранского района.

На многострадальной Смоленщине гитлеровцами было загублено 546 тысяч мирных граждан, что, по расчётам Фомичёва, которые услышал я от него, «соответствует десяти Бухенвальдам: погиб каждый третий житель области».

В песне об узниках печально знаменитого фашистского концлагеря Бухенвальд есть такие образные строки:

Сотни тысяч заживо

сожжённых

Строятся, строятся

в шеренги к ряду ряд…

Казнь огнём палачи вовсю применяли и на захваченных территориях. На той же Смоленщине они спалили дотла более 5 тысяч сёл и деревень, около 300 из них вместе с ни в чём не повинными людьми — женщинами, детьми, стариками.

Родную деревню Фомичёва немцы тоже сожгли. Правда, расправиться со всеми её жителями не успели, поскольку надо было спешить под ударами наступавшей Красной Армии. А вокруг в марте 1943-го, ставшем для здешних сельчан поистине кроваво-огненным, в заколоченных домах и сараях, обнесённых колючей проволокой и обставленных пулемётами, заживо горели, задыхались, обугливались тысячи беспомощных людей, чья вина была лишь в том, что они — русские, советские…

— Хотите знать подробнее, как это происходило? — спросил меня Владимир Тимофеевич Фомичёв. — Тогда приглашаю вас завтра на Комсомольский проспект, в Союз писателей России. У нас будет большой разговор на эту тему.

Ведь завершающийся 2013-й — год 70-летия тех массовых фашистских сожжений. Про это я говорю: «юбилей-невидимка». Газеты его не вспоминают, телевидение и радио — тоже… Так придёте?

Надеюсь, понятно, что не прийти, не откликнуться в «Правде» было просто нельзя.

Человек из пламени и другие

…Замер зал в помещении Союза писателей, когда на трибуну поднялся седовласый сухощавый человек с бородкой, которому, как говорится, по всем статьям не д`олжно бы сегодня быть в живых. Ибо пятилетним мальчонкой он, Петя Бычков, вместе с односельчанами уже объят был смертным пламенем, уже опалило ему голову, лицо, грудь, и отчаянная безысходность дохнула в душу: конец!

— Когда мы горели, — срывающимся голосом повествует Пётр Афанасьевич Бычков, — крики и стоны, как рассказывали потом, слышны были аж в Гришине, то есть за много километров. Пытались вырваться: выбили окна, двери, но автоматные очереди встречали каждого. А дом этот, самый большой дом в деревне — так называемая пятистенка, куда немцы согнали нас всех, обнесён был двойной колючей проволокой и окружён солдатами. Первых появившихся из огня убивали — следующие напирали, и их ждала та же участь. Меня дважды кто-то перебрасывал через проволоку. Мама и двое братишек тоже чудом спаслись. Это невероятно счастливый случай, потому что вырвавшихся из пламени и пытавшихся убежать в сторону леса настигали пули. Да ещё вслед немцы стали мины посылать…

Всего в тот день, 13 марта 1943 года, в смоленской деревне Новая, за которой позднее закрепится, по имени колхоза, название Борьба, погибли около 340 человек. Спаслись всего семеро. В газете красноармейской части, освободившей эту деревню, появилось их фото с подписью: Бычков Александр — 16 лет, Опёнкина Акулина — 42 года, Нестерова Мария — 67 лет, Бычкова Клавдия — 52 года и трое её детей (Петя — 5 лет, Миша — 13 лет и Серёжа — 10 лет).

Когда я увидел этот снимок из дальнего времени, всё сжалось у меня внутри. Вот он, Петя, самый маленький, стоит перед матерью, которая обеими руками прижимает его к себе. Теперь из всех семерых жив только он один, пятилетний мальчик, ставший почти 80-летним стариком.

Фомичёву удалось разыскать и ещё одного горевшего, но не сгоревшего в марте того же 1943-го. Это Семён Яковлевич Самуйлов, живший после войны в Москве. В его родной деревне Трубино, кроме 82 местных жителей, гитлеровцы согнали в овин около 400 человек из близлежащих деревень Тумановского (ныне Вяземского) района. И заполыхал всепожирающий огонь. Насчитали потом 458 погибших. Из десяти человек семьи Самуйловых и из всех жителей их деревни остался только Семён.

А на сегодня, замечу, и его уже нет: время делает своё дело, всё меньше живых свидетелей того, что было тогда. Остаётся статистика? Да, хотя не скажешь — полная, но всё равно ужасающая.

Вот что говорилось, например, с трибуны того Народного схода, организованного в Союзе писателей России обществом «Поле заживо сожжённых» во главе с В.Т. Фомичёвым. В Угранском районе Смоленской области к 340 жертвам, нашедшим смерть в деревне Новой-Борьбе, надо прибавить 175 сожжённых в Заречье и 280 — в Знаменке. Сожгли фашисты дотла, вместе с жителями (а это в сумме 841 человек), деревни Пекарево, Пастиху, Никольское, Чертовку, Гаврилки, Песочню Вяземского, Тумановского и Семлёвского районов.

И это, повторю, ещё не всё, далеко не всё! Скорбные данные по этим и другим районам (как и по другим побывавшим под фашистской пятой российским областям) нельзя считать завершёнными. Они продолжают пополняться…

Так дословно написал я после потрясшего меня Народного схода в статье «Сожжённые заживо взывают к нам», которая была опубликована моей родной газетой в начале 2014 года, а теперь открывает третье издание одноимённого сборника.

Так же, пожалуй, могу написать и сегодня. То есть скорбные данные о фашистских зверствах и мучениках этих зверств пополняются неизвестными или малоизвестными ранее эпизодами, именами и цифрами. Публикации «Правды» по трагической теме и отклики на них в течение четырёх с половиной лет тому способствуют.

В этом смысле новая книга, как и две предыдущие, как и сами продолжающие публиковаться в «Правде» газетные материалы жгучей остроты, представляют собой, по мнению наших читателей, обвинительный антифашистский акт значительной силы. Он необходим сегодня? Безусловно! — утверждают авторы писем, поступающих к нам в редакцию, и напоминают о возрождении фашизма.

Но что ещё в этих письмах? Для чего ещё, кроме вышесказанного, такая книга нужна? Решению какой задачи (огромной важности!) призвана она послужить?

Увековечение их памяти не терпит отлагательств

Подчеркну следующее. Задолго до Народного схода, о котором я рассказал, созданная В.Т. Фомичёвым общественная организация начала добиваться увековечения во всероссийском масштабе памяти многомиллионных жертв фашистской оккупации во время Великой Отечественной войны.

Невероятно это, но факт: во всей России не оказалось общенационального памятника соотечественникам, загубленным жесточайшим геноцидом захватчиков! Словно очнувшись, люди вдруг стали понимать, что белорусская Хатынь и украинский Бабий Яр, воплощавшие священную память всего советского народа о том геноциде, после уничтожения СССР в одночасье стали для нас «заграничными».

А ведь во временно оккупированных 18 областях и краях РСФСР были сотни своих Хатыней. Что ж, они в нынешней России памяти не достойны?

Вот самое главное, что привело смоленского уроженца Фомичёва и его товарищей в «Правду». Привели горе, обида, чувство кощунственной несправедливости, прорвавшиеся затем и у многих, кто собрался на встречу в Союзе писателей.

Судите сами. Ровно за пять лет до этой встречи, в ноябре 2008-го, по инициативе общества «Поле заживо сожжённых» уважаемые, известные в стране люди обратились к президенту Д.А. Медведеву (он занимал эту высшую должность тогда) с письмом о необходимости в государственном масштабе увековечить память жителей оккупированных областей России, уничтоженных фашистами.

Вы только представьте, кто подписал это письмо. Назову лишь некоторых: народная артистка СССР Людмила Касаткина и председатель правления Союза писателей России Валерий Ганичев, выдающийся экономист Михаил Лемешев и народный художник России, скульптор Николай Селиванов, доктор философских наук Евгений Троицкий и поэт, лауреат Государственной премии РСФСР имени А.М. Горького, руководитель Высших литературных курсов Валентин Сорокин…

Так вот, прошло пять лет. И что же? Никакого ответа не было получено! Несмотря на повторные письма и напоминания.

Трудно ли понять возмущение, с которым говорили об этом, пожалуй, все выступавшие на памятной для меня встрече в Союзе писателей? Сегодня, когда после неё прошло ещё почти пять лет, кто-нибудь может сказать: да не к тому президенту обращались. Дескать, Медведев был явно временным.

Придётся сообщить, что «к тому», к В.В. Путину, позднее обращались тоже. Не единожды. Результат? Читайте книгу, о которой я сейчас пишу, там всё рассказано. А если совсем кратко, знайте: результат — нулевой!

Между тем, публикуя в «Правде» первую статью об этом, редакция сочла нужным сопроводить её рубрикой: «Увековечение их памяти не терпит отлагательств».

Напоминаю, был январь 2014-го, когда фактически уже начался бандеровский переворот на Украине. И если в письме Дмитрию Медведеву, пятью годами ранее, говорилось о приближающемся 65-летии Великой Победы, то теперь на горизонте уже видна была очередная «круглая» дата. Поэтому, изложив аргументы о необходимости создания в нашей стране всероссийского мемориального комплекса памяти жертв фашизма, завершалась публикация «Правды» так: «Будет ли на общенациональном уровне увековечена их память к 70-летию Великой Победы?»

Сейчас мы знаем: нет, этого не произошло. Вот вам и «не терпит отлагательств»… Ныне авторы «Правды» называют в своих обращениях новый ориентир для реализации святого дела: 75-летие Победы. И книга, в которой пронзительно звучит требование народное — непременно это осуществить! — призвана помочь истинным патриотам достучаться до государственной власти.

Но почему же «наверху» не реагируют?

Этот вопрос так или иначе читается едва ли не во всех письмах, которые, развивая волнующую людей тему, продолжают приходить в «Правду». Редакционный комментарий, сопровождавший статью «Сожжённые заживо взывают к нам», был такой:

«Ждём ответа федеральных, региональных, местных властей. И обращаем два вопроса к нашим читателям.

1. Есть ли у вас какие-то свои знания очевидца или потомка очевидцев о зверствах немецко-фашистских захватчиков в оккупированных российских областях?

2. Каковы ваши предложения по увековечению памяти жертв этих злодеяний?»

Свидетельств очевидцев и их потомков о фашистских злодеяниях, от которых нередко кровь стынет в жилах, мы получили множество. Из Брянской, Псковской, Смоленской, Тверской, Новгородской, Орловской, Воронежской, Курской, Белгородской, Калужской, Ростовской, Московской и других областей, из Краснодарского, Ставропольского краёв и т.д. Эти врезавшиеся в память авторов писем трагедии брали за сердце читателей со страниц нашей газеты, а теперь берут и с книжных страниц.

Много также пришло предложений, каким хотят видеть люди антифашистский Мемориал памяти. Всероссийский. Как место нашего общего поклонения и просвещения молодых.

Но вот чего получили мы меньше всего, то есть не очень-то дождались, — конкретных ответов властей. О принятых мерах в духе народных пожеланий.

Почему же так получается?

Нет, кое-где на местах всё-таки прореагировали, и кое-что сдвинулось благодаря голосу народа. Поклонимся, например, руководителям из родного для Владимира Тимофеевича Угранского района Смоленщины — А.А. Ермакову и П.С. Андрееву, которые отвели под здешний мемориал целый гектар земли. Близ Вязьмы, города воинской славы, открыли памятник на месте сожжённой деревни Пастиха. Можно и ещё примеры привести.

Всё это хорошо. Но — всё в местных масштабах. Да и здесь уже знакомый вам Пётр Афанасьевич Бычков, пятилетним едва не сгоревший вместе с односельчанами, в одиночку вынужден увековечивать их память. А некоторые из местного начальства могут вдруг его ошарашить: «Да не было ничего такого, о чём ты рассказываешь».

Почему глухо молчит федеральная власть, олицетворяемая президентом?

Привыкшие к стилю его «ручного управления», то есть к тому, что всё важное и существенное в стране должно решаться при его личном участии или хотя бы по согласованию с ним, многие авторы писем к нам в редакцию предполагали: просто обращения в адрес президента на эту тему до него не доходят. Просто не знает он, дескать, о такой проблеме.

Могло это быть, если президент тщательно ограждается от «лишних» проблем? Наверное, могло. Но!

Инициативу общественной организации «Поле заживо сожжённых» поддержала фракция КПРФ в Государственной думе. Представители этой фракции Тамара Плетнёва и Владимир Поздняков дважды — в 2016 и 2017 годах — выступали на пленарных заседаниях высшего законодательного органа, с трибуны которого ставили этот вопрос. Председатель Думы слышал. А разве он не общается с президентом и не должен донести до него волнующий многих вопрос?

Мало того, фракция КПРФ в Госдуме совместно с редакцией «Правды» провели в 2016 году «круглый стол», посвящённый увековечению памяти жертв фашистской оккупации. Материалы этого обсуждения были не только опубликованы в газете, но и доведены также до руководства Думы. А оно не сочло нужным проинформировать президента? Или, может быть, он не счёл проблему достаточно важной и актуальной?

Вот это — вопрос вопросов! О приоритетности того, что более важно сегодня для власти, а на что можно вроде бы и махнуть рукой. Примеры есть нагляднейшие. Когда в преддверии 100-летия Великого Октября возникла у кого-то мысль именно сейчас демонстративно соорудить в центре Москвы грандиозный памятник «жертвам сталинских репрессий», всё было сделано сверхоперативно. Президентский указ, решение денежных вопросов, престижное место и скульптор Франгулян, уже апробированный на Ельцин-центре...

И вот очень скоро сам президент В.В. Путин торжественно открывает этот весьма спорный для общества мемориал «памяти жертв коммунизма».

А что касается жертв фашизма и их палачей... Не выходит из головы рассказ члена общества «Поле заживо сожжённых» Евгении Пришлецовой об открытии немецкого военного кладбища в районном городке Духовщина Смоленской области. Немцы стояли здесь два с лишним года, с июля 1941-го, и за это время население района сократилось... вчетверо! Здесь было несколько лагерей смерти, сжигались деревни и их население, многих угнали на рабскую работу в Германию...

— Нет таких казней, которые не применяли бы гитлеровцы в отношении мирных жителей, нет таких мук, которые не испытали бы от фашистов мои земляки-смоляне, — говорит Евгения Пришлецова. — Но кощунственная церемония захоронения их палачей на смоленской земле состоялась! Как ни протестовало местное население, как ни сопротивлялось, власти не посчитались с этим. И теперь мемориал советским воинам в Духовщине заметно скромнее кладбища фашистских солдат. А достойного мемориала в память всех загубленных во время гитлеровской оккупации жителей России нет до сих пор вообще!

Что ж тут скажешь. Действительно, программа захоронения и увековечения памяти фашистских преступников на российской земле реализуется пунктуально и неукоснительно. Между тем сожжённые заживо, удушенные, расстрелянные, повешенные, голодом заморенные, живьём закопанные в землю этими извергами русские, советские люди по-прежнему тщетно взывают к властям предержащим.

Да, итог пока промежуточный. Значит, дальше бороться!

Итак, книга, которая вышла, вслед за нашей газетой и посредством её публикаций убедительно доказывает насущную актуальность идеи, выдвинутой обществом «Поле заживо сожжённых» и активно поддержанной тысячами откликнувшихся. Но идея пока остаётся идеей. Мемориала, создание которого считают остро необходимым многие наши соотечественники, по-прежнему нет.

Странным может показаться, что доказывать приходится важность такого дела. Очевидно же: это необходимо во имя правды о той войне, ради правды о нашей Победе, которая продолжает извращаться.

А результат целенаправленного извращения печален. Все ли, даже в нашей стране, знают сегодня, что из почти 27 миллионов советских людей, погибших во время Великой Отечественной, гораздо больше половины — это не военнослужащие, а так называемые мирные жители?

Нам говорят: «Не умели воевать, не подготовились к войне, плохое было руководство, потому и потеряли столько народа». Но нет же! Военные потери с обеих сторон были без малого равны. Разница в том, что Красная Армия, как известно, не уничтожала гражданское население Германии, а у напавших на нашу страну, согласно гитлеровскому генеральному плану «Ост», это была одна из основополагающих задач. И она сразу же последовательно, целеустремлённо начала осуществляться. Можно ли забывать об этом?

Вот что говорил 20 июня 2016 года на «круглом столе» в Госдуме, организованном фракцией КПРФ и редакцией «Правды», заместитель Председателя ЦК КПРФ Д.Г. НОВИКОВ (это его выступление можно прочитать в книге, о которой сейчас идёт речь):

«У нас немало памятников воинам, погибшим на полях сражений. Но Победа оплачена и жизнями тех, кого фашисты загубили на оккупированных территориях. Так что у нашего народа есть полное право иметь также мемориал, посвящённый этим советским людям — жертвам бесчеловечного фашизма.

Действительно, это должен быть не просто памятник, а мемориал, куда могли бы приходить экскурсии и где молодёжь впечатляюще могла бы познавать, что такое реальный фашизм, который ныне всячески обеляют и реабилитируют.

Это должен быть и авторитетный историко-исследовательский центр, чтобы туда могли стекаться воспоминания «детей войны», ветеранов фронта и тыла, чтобы здесь была возможность основательно изучать эту важную сторону той большой войны и нашей Победы».

Разве посмеет кто-либо из нынешней российской власти прямо этому возразить? Прямо и не возражают. Но и не делают ничего.

Пробивая нашу идею, я и В.Т. Фомичёв встречались с разными людьми, причастными или близкими к государственным властным структурам. Например, в Российском военно-историческом обществе — с научным директором Михаилом Мягковым, в Центральном музее Великой Отечественной войны — с заместителем директора Михаилом Михальчевым (тексты этих бесед тоже содержатся в новой книге). И что мы услышали? Горячее одобрение, признание важности такой инициативы, обещание её поддержать. Однако прошло полтора года, но всё осталось на словах.

Нам объясняли: дело упирается в деньги. Объявите, дескать, всенародный сбор средств, обратитесь к бизнесменам. Вот это, последнее, многими было воспринято как оскорбление. Получилось так: государство от святого дела устраняется, а вы давайте кланяйтесь толстосумам. Обидно!

А счёт для сбора народных средств на Мемориал памяти был опубликован заслуженным энергетиком РФ Владимиром Ивановичем Гришиным, организовавшим фонд «Монумент». Это человек, который, как и В.Т. Фомичёв, всей душой болеет за реализацию благородного замысла. Добавлю, что известный архитектор Юрий Омельченко уже разработал свой проект мемориала. И вот что написала в «Правду» ветеран труда Валентина Петровна Самойлова, перенёсшая в годы войны Ленинградскую блокаду, а сейчас проживающая в посёлке Кавалерово Приморского края:

«Если власть устранится, скинемся всенародно. Коммунисты Кавалеровского отделения КПРФ считают: если и дальше так будет продолжаться, надо нам объявить создание мемориала всенародным делом. Не ждать помощи от президента, правительства, а действовать самим.

Я и мои товарищи по парторганизации уверены, что святое дело обязательно должно быть осуществлено. Хотя трудно живётся сегодня простым людям, но история не раз убеждала: всегда наибеднейшие делились последним во имя справедливости и чести».

На одном полюсе — Владимир Фомичёв и Юрий Омельченко, Владимир Гришин и Валентина Самойлова, много других, кому честь и справедливость по-настоящему дороги. На другом полюсе — глухая к ним власть. Разве не ясно, кто в этом противостоянии прав?


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Ср июн 20, 2018 6:41 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8212
Это и есть бой против антисоветизма
№63 (30706) 21 июня 2018 года
4 полоса
Автор: Анатолий СЕРГИЕНКО.

Историк, председатель Совета Белгородского областного отделения РУСО Анатолий СЕРГИЕНКО в беседе с политическим обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО

Публикуемый диалог продолжает тему, начатую в номерах «Правды» от 1—4 июня и 8—13 июня с.г. Напомним, что под рубрикой «Век назад была Гражданская война» в двух этих номерах наша газета напечатала разоблачительные воспоминания белогвардейского генерала Е.И. Достовалова о белом терроре, очевидцем которого он стал, находясь в армиях Деникина и Врангеля.

Отыскал давно написанные воспоминания, зазвучавшие ныне сугубо злободневно, многолетний автор «Правды» из Белгорода Анатолий Михайлович Сергиенко. Первым делом он познакомил с ними своих земляков, что стало его ответом на книгу «Белгород 1918—1919. Красный террор», выпущенную новым директором Государственного архива Белгородской области Ю.П. Субботиным. В книге этой, составленной из «документов» во многом сомнительных, даже не упоминается о белом терроре. А ведь масштабы его были колоссальные!

Стремясь к восстановлению справедливости, историк Анатолий Сергиенко ответил главному белгородскому архивисту сначала через областную газету КПРФ «Слово коммуниста», а затем выпустил и свою книгу — «Ещё одно проявление антисоветизма на Белгородчине». Сюда включил найденные им честные записки генерала, полностью разуверившегося в «белом деле», которому служил он во время Гражданской войны.

Публикация их в «Правде», судя по откликам, тоже с большим интересом воспринята читателями. Но возникли и размышления в связи с идеологическим конфликтом в Белгороде. Да, не только на столичном уровне действуют фальсификаторы-антисоветчики. Они дают о себе знать во всех регионах. И отсюда вопрос: а как противостоят им региональные отделения КПРФ и РУСО?

На сей раз мы решили обратиться именно к РУСО. Во-первых, явно недостаточно освещается в СМИ работа этой важной общественной организации, полное название которой должно быть известно каждому: «Российские учёные социалистической ориентации». А во-вторых, мы избрали Белгородское областное отделение РУСО, потому что возглавляет его замечательный коммунист и наш постоянный автор Анатолий Михайлович Сергиенко.

Он, кандидат исторических наук, подполковник в отставке, давно восхищает нас своей инициативностью, остротой реакции на происходящее, творческим подходом к делу. Всё это проявилось и в его столкновении с махровым антисоветчиком, который поставлен теперь во главе областного архива. В начале нашей беседы (см. номер от 8—13 июня) Анатолий Михайлович прокомментировал эту острую историю и рассказал о некоторых других своих идейных схватках последнего времени. Сообщил, что очередную книгу, которая уже подготовлена им к печати, он назовёт «Антисоветизму — бой!».

А далее наш разговор пошёл о его товарищах по отделению РУСО.

Мобилизованы и призваны

— Я заметил, что в областной вашей партийной газете «Слово коммуниста» регулярно выходит страница «Вестник РУСО», а в ней есть рубрика, совпадающая с названием вашей будущей книги: «Антисоветизму — бой!». То есть не только лично вы, но и соратники ваши по организации активно такой бой ведут.

— Разумеется. Это же общая для нас борьба. Все мы ею мобилизованы и призваны.

— Скажите, хотя бы кратко, о составе Белгородского отделения РУСО, которым вы руководите уже почти два десятка лет.

— На сегодня в нашей организации 42 человека. Из них — четыре доктора и шесть кандидатов наук. Членами отделения РУСО стали, причём не формально, первые лица областных комитетов КПРФ и ЛКСМ РФ. Всё больше приходит молодёжи.

Назову имена некоторых моих товарищей, чей вклад в общее дело особенно весом. Это бывший председатель колхоза, активный пропагандист достижений в сфере сельского хозяйства за советский период С.И. Серых, ветеран правоохранительных органов, заслуженный работник МВД А.И. Прокопцов, доктор исторических наук, профессор А.И. Молчанов, кандидат философских наук П.Г. Коняев, профессор, кандидат химических наук А.И. Артёменко, кандидат технических наук А.Н. Закопырин, доктор технических наук Н.А. Пелипенко, доктор химических наук И.И. Василенко, доктор сельскохозяйственных наук В.В. Концевенко.

Оговорюсь, что назвал бы ещё многих и многих, да почти всех. Не формы ради, а по их отношению к делу. Честное слово, работают мои товарищи на совесть.

Выделю, пожалуй, особенно за последнее время, труд профессора, доктора исторических наук Александра Ивановича Молчанова, который можно назвать выдающимся. Это его трёхтомник под названием «Советское Солнце», посвящённый 100-летним юбилеям Великой Октябрьской социалистической революции, Красной Армии, ВЛКСМ и советской милиции.

— Я уже не раз слышал о нём. А что он собой представляет?

— Каждый том — это фолиант. Первые два тома вобрали в себя более сотни статей видных тружеников различных профессий на Белгородчине. Третий том — хроника событий советского времени, отражённая в фотографиях. Книги прекрасно изданы. Достойное пособие молодым поколениям для изучения советской эпохи!

— Газета «Слово коммуниста» для всех вас хорошая трибуна?

— Очень! Вы отметили страницу «Вестник РУСО», и надо сказать, что она появляется регулярно: вышло уже 62 номера. Это фактически газета в газете. Здесь мы оперативно откликаемся на многие острые и злободневные темы.

— А какие ещё формы работы используете?

— Научно-практические конференции, «круглые столы», презентации книг, наши коллективные заявления, когда чувствуем их необходимость…

Сейчас, например, у нас проходит многоэтапная комсомольско-молодёжная конференция «Судьбы социализма в России», посвящённая 100-летию Великого Октября и Ленинского комсомола. Первые три этапа уже проведены, доклады делали только комсомольцы. После завершения четвёртого этапа издадим сборник докладов и выступлений.

— Судя по программе, которую вы мне прислали, очень интересные темы обсуждались. Вообще, как я понял, у вас два основных направления работы: кроме борьбы с антисоветизмом, ещё и анализ советского опыта строительства социализма. В газете вашей стала постоянной очень хорошая рубрика — «Поклонимся великим тем делам». Для молодых это весьма ценно.

— Вы правильно отметили, что работа наша строится по двум главным направлениям, которые, конечно, неразрывно связаны. С одной стороны — это разоблачение антисоветизма во всех проявлениях, той лжи, которую он вбивает в головы людей, особенно молодых. А с другой — изучение и пропаганда реального опыта социализма в нашей стране, его величайших достижений мирового значения, всего, что он гарантировал людям труда.

Собственно, взаимосвязанные эти задачи диктуются тем положением, в которое ввергнута Россия сегодня. Вот уже более четверти века мы живём в капиталистической стране. У нас опять, как было когда-то, господствует капиталистический способ производства. У нас восстановлены капиталистические общественные отношения, у нас капиталистический президент и капиталистическое правительство, миллиардеры и долларовые миллионеры, а вместе с тем большинство населения существует в крайней бедности или даже в нищете. Но нынешние молодые уже не знают, что может и должно быть иначе. Они ведь не жили при социализме…

— А им представляют его как сплошной ГУЛАГ!

— Именно так. И в категорическом неприятии этого, в стремлении донести до новых поколений правду о Великом Октябре и достижениях советского социализма объединились мои соратники в нашу организацию, созданную по инициативе КПРФ. Название говорит само за себя: социалистическая ориентация определяет все наши действия.

Есть гораздо большее, чем личное благополучие

— Создание РУСО, как и самой КПРФ, стало следствием контрреволюционного переворота 1991 года. Это был перелом, резко разделивший наше общество и чётко выявивший, кто есть кто. Мы стали, увы, свидетелями массового предательства, гнилостный запах которого до сих пор отравляет общественную атмосферу и отношения в стране. Но, к счастью, в полный рост видны и совсем иные люди, на предательство не способные. Ведь это они воссоздали запрещённую Коммунистическую партию. Думаю, Анатолий Михайлович, они же составили и основу общественной организации РУСО — «Российские учёные социалистической ориентации».

— Хорошо зная моих товарищей, с уверенностью могу сказать: так и есть.

— А ведь перед каждым из них был выбор. И тот, который они сделали, для личного благополучия ничего сладкого не сулил. Наоборот, мы же знаем, какое отношение сразу утвердилось к самим этим понятиям — социализм, коммунизм. Естественно, и к тем, кто с ними накрепко связан. Хотя при другом выборе учёный в «новой России» может благоденствовать…

— Значит, такие учёные, как эти, не могли. Органически, всем своим существом! И выбор делался ими, как правило, без колебаний.

Вот передо мной сборник газетных выступлений, выпущенный одним из активнейших членов нашей организации — профессором Александром Ивановичем Артёменко. Характерно, что пишет он в предисловии, вспоминая те переломные дни и годы после августа 1991-го:

«Конечно же, я не мог молчать. Тем более что я был коммунистом и им остался. Я тяжело переживал происходящее в нашей стране. Писал воззвания, вывешивал на институтских досках объявлений, часто их срывали «перестроившиеся» негодяи или просто трусы. Печатал статьи в газетах, выступал на собраниях среди студенчества. Вошёл в состав редакции газеты «Слово коммуниста». Все статьи, которые помещены в этом сборнике, охватывают большой период моей жизни. Я не менял своих убеждений и политических взглядов. Я никогда не предавал свою Родину, Советскую Родину».

— Замечательно сказано. Главное, чувствуется, что искренне.

— Идейная убеждённость определяет жизненную позицию таких, как Александр Иванович Артёменко. Он работает не по разнарядке. Ведь никто не поручал ему, например, распространять партийные газеты. А он занимается этим уже много лет: и на улицах города раздаёт, и в родной институт приносит пачки «Правды» и «Слова коммуниста».

— Знаете, я с Александром Ивановичем неожиданно познакомился. Правда, заочно. Прочитал он мою книгу о Зое Космодемьянской и, будучи в санатории или доме отдыха, провёл там вечер, посвящённый советской героине. По телефону потом позвонил мне и рассказывал, какой большой был интерес…

— Вот это и есть Артёменко. Он везде остаётся бойцом, всюду горячо отстаивает правду о нашей советской эпохе, непримиримо разоблачает ложь и фальсификации о ней.

Вернусь и ещё к одному Александру Ивановичу — профессору Молчанову. Его капитальный трёхтомник «Советское Солнце», о котором я упомянул, потребовал трёх лет напряжённейшей работы. Здесь представлены не только пласты архивных документов советского времени, впервые введённые в научный оборот, но и воспоминания партийных и государственных руководителей советской Белгородчины, комсомольских работников, учёных, представителей директорского и председательского корпусов, инженерно-технических работников различных сфер народного хозяйства, специалистов агропромышленного комплекса, рабочих, колхозников, учителей, врачей, писателей, журналистов, офицеров Советской Армии и Военно-Морского Флота, милиции, пионерских вожатых…

— И всё это записал сам Александр Иванович Молчанов?

— Основную, наибольшую часть. С поразительной настойчивостью, используя всё своё личное время, он обходил и объезжал квартиры советских ветеранов, каждую среду работал с ними в депутатской комнате обкома КПРФ. И так далее.

— Ну да, ветераны уходят, а вместе с ними уходит и память. Бесценно то, что удастся сохранить…

— Учтите при этом: сам-то Молчанов, как и Артёменко, тоже ветеран. Возраст у них солидный, и со здоровьем проблемы. Но такой несгибаемый дух!

Вы представьте, ко всему прочему взял на себя профессор Молчанов ещё одно дело. Решил ежегодно перед 9 Мая обходить все основные административные и учебные здания областного центра, фиксируя объективом фотоаппарата, есть ли на их фасадах Знамя Победы.

— И какая же выявлена им картина?

— Довольно парадоксальная. На зданиях администраций, университета, института культуры, областной библиотеки, многих школ Знамя Победы не вывешивается. А вот у ворот зоо-парка и на овощном киоске оно есть. Выходит, обезьяны и медведи могут его зреть, а от студентов и школьников ретивые воспитатели эту реликвию нашей Победы скрывают. Это те люди, которые вроде бы отвечают за военно-патриотическое воспитание молодёжи!

— Понятно, пугает красный цвет. Потому и «не подходит» им Знамя Победы.

— Но мы на этом не остановились и не успокоились. Во-первых, Александр Иванович Молчанов подготовил небольшую, но очень содержательную книжечку о святыне Советской Победы, которую мы постарались распространить прежде всего в школах города. А во-вторых, подключились к реализации проекта «Знамя нашей Победы», инициаторами которого стали комсомольцы. Важное дело общими силами продолжается.

Не расставаясь с молодостью и комсомолом

— Когда вы говорили о составе вашего областного отделения РУСО, прозвучало: «Всё больше приходит молодёжи». Признаюсь, меня это несколько озадачило. У вас же организация учёных. О какой молодёжи речь?

— Да, Белгородское отделение РУСО давно — можно сказать, с первых его лет — большое внимание уделяет работе с молодёжью. И это принципиально.

Давайте задумаемся, а ради чего главным образом мы работаем. Не ради ли будущего? Ну а будущее — молодёжь. Ей мы призваны передать наши знания об Октябре и советской эпохе, чтобы идеалы народовластия, воплотившиеся в результате социалистической революции в СССР, стали её убеждениями. Чтобы молодёжь понимала: поражение социализма в нашей стране — временное, подлинные социалистические ценности будут возрождены. И в этом существенную роль будут играть молодые люди, их социалистические убеждения.

— Из чего складывается молодёжное направление вашей деятельности?

— Прежде всего это постоянный и предметный контакт с областной и городской комсомольскими организациями; это стремление проникнуть в молодёжные коллективы (рабочие, студенческие, школьные) с лекциями и докладами; это привлечение молодых людей к выступлениям на конференциях и написанию статей в газету. Наиболее способных юношей и девушек, проявивших интерес к научной работе, мы вовлекаем в нашу организацию. Сейчас в Белгородском отделении РУСО десять молодых членов, то есть четверть нашего состава.

— А как вы отвечаете, если вам говорят: «Что делать студенту в организации учёных?»

— Отвечаю: учиться! Всё, что проводит РУСО (конференции, «круглые столы», обсуждения книг, торжественные собрания, посвящённые советским праздникам и памятным датам, и т.д.), — это учёба, это формирование социалистических убеждений. Даже общие собрания, где обсуждаются те или иные текущие вопросы нашей деятельности, — тоже школа социалистического воспитания. И мы видим, как идейно-теоретически растут наши юные друзья.

— Примеры можете привести?

— Вот Анастасия Байбикова вступила в РУСО, будучи руководителем областной комсомольской организации. Одновременно училась в университете. По линии РУСО она участвовала в проведении ряда научных конференций, выступала на них с докладами. С учётом её идейно-теоретического роста и проявленных организаторских способностей была избрана в состав бюро обкома КПРФ и стала секретарём областного комитета партии по молодёжным вопросам. Затем была избрана членом ЦК КПРФ, где трудится сейчас в должности заместителя заведующего отделом по молодёжной политике. Стала депутатом нашей областной Думы, завершила учёбу в магистратуре. К научной работе, которой она продолжает заниматься, у Анастасии явное призвание.

А на посту руководителя областной комсомольской организации её сменил Игорь Цевменко. Он был студентом университета, когда вступил в комсомол, а вскоре и в РУСО. Дважды выступал с основательными докладами на нашей многоэтапной комсомольско-молодёжной конференции. Член ЦК ЛКСМ РФ и активный корреспондент газеты «Слово коммуниста». Не раз говорил мне, что работа в РУСО очень помогает ему как комсомольскому руководителю. Ну а мы через таких, как Игорь и Анастасия, ещё теснее взаимодействуем с комсомолом, укрепляем нашу связь со студентами и школьниками, что считаем исключительно важным.

— По-моему, коммунистам нынче весьма нелегко пробиться со своими мероприятиями в школу или институт. Как вам это удаётся?

— Нам тоже нелегко. С опаской воспринимаются многими руководителями предложения провести прямой разговор с молодёжью о достижениях советской эпохи. Пожалуй, только тема Великой Отечественной войны открывает перед нами двери учебных заведений, и мы стараемся использовать это в полной мере.

Например, ряд мероприятий проводим совместно со студентами исторического факультета университета. И у них, и у нас. Удачным стал «круглый стол» под названием «Вставай, страна огромная!», проведённый в одной из аудиторий факультета. В нём участвовали члены РУСО и студенты. А в завершение выступил хор «Советская песня», созданный по инициативе нашего товарища. Когда зазвучали мелодии и слова великой песни «Священная война», все встали и с волнением слушали её до конца. Многие тоже начали петь. Это был впечатляющий аккорд нашего мероприятия, и мы повторили его потом в других местах, встречаясь с молодёжью.

— Эмоциональное воздействие на молодых много значит.

— Да, всё до них лучше доходит, если работает не только голова, но и затронуты чувства. Важно ещё, чтобы школьники, студенты, молодые рабочие были не просто пассивными слушателями, а по возможности сами включались в разговор. Именно так строю я свои выступления под названием «История первого салюта».

Известно, что первый салют во время Великой Отечественной был дан 5 августа 1943 года в честь освобождения Орла и Белгорода. Значит, к нашему городу это имеет прямое отношение. Но мало кто знает, у кого и почему такая инициатива возникла, как она обсуждалась, как потом реализовывалась.

Так вот, по документам и воспоминаниям составил я хронику тех дней. Но сам, встречаясь с молодёжью, делаю лишь вступление: рассказываю, как в начале августа 1943 года И.В. Сталин выехал на Калининский фронт, где ему и передано было сообщение об освобождении двух стратегически важных городов. А дальше рассказ ведут уже сами ребята, для которых заранее мной подготовлены соответствующие тексты.

— Однако они тоже готовятся?

— Безусловно! Для них это — событие. Потом родителям и друзьям о нём рассказывают. А самое главное, что так пробивается к молодым людям имя И.В. Сталина — в позитивном свете, вместе с его инициативой о проведении первого салюта. Их же по любому поводу пичкают антисталинизмом и антисоветизмом, а тут совсем иной оборот. И с этого нередко в сознании юных что-то начинает меняться...

— Лично у вас много знакомых в школах и вузах?

— Много. Каждая встреча здесь, каждое выступление или другое мероприятие, как правило, имеют продолжение. Скажем, Андрей Щеглов был школьником, когда узнал о существовании РУСО. Заметили мы его интерес к тому, что делаем, и предложили выступить с докладом на первом этапе нашей комсомольско-молодёжной конференции. Выступление получилось содержательное, и тогда ему было предложено подготовить доклад ко второму этапу. Справился отлично. Теперь уже студент университета и член

РУСО, возглавляет городскую комсомольскую организацию.

А Юля Косенко, сейчас она ученица 10-го класса, побывав на первом этапе той же комсомольско-молодёжной конференции, подошла ко мне и спросила, нельзя ли ей тоже поучаствовать. Предложили тему выступления, и справилась она прекрасно. Продолжает работу в РУСО, готовится стать членом нашей организации.

Эстафету правды и справедливости нести дальше, в будущее

— Вот эта молодёжь, которую вы растите, она может, на ваш взгляд, достойно противостоять накату антисоветизма, охватившему страну?

— Может. Или точнее — должна. В этом её призвание и в этом смысл основных наших стараний. Хотя накат, как вы сами знаете, силён. Стало быть, по-настоящему противостоять ему можно лишь при условии значительного умножения наших сил. Не иначе.

— Как добиваться этого? В чём залог результативности стараний?

— В нас самих, конечно. В несомненной правде и справедливости наших идей, а также в расширении рядов тех, кто готов самоотверженно, не щадя себя, за эти высочайшие идеи бороться. Из истории знаем: бывали и раньше времена, когда неправда брала верх, а многие, устав от борьбы, опускали руки. Но мы помним несломленных и непобеждённых. На них равняемся, у них учимся, с них берём пример.

— Из рассказа о ваших товарищах по КПРФ и РУСО я вижу, что такой пример есть у вас не только в прошлом, но и сегодня.

— Разумеется! Молодые, с которыми мы общаемся, видят, что реально может быть единство слова и дела, то есть жизнь, поступки, дела человека соответствуют его высоким призывам, словам. И это — лучший урок.

К именам моих соратников, о которых я говорил, надо непременно добавить ещё одно: Евгений Григорьевич Самойлов.

— Он знаменит чем-то особым?

— Скажу так: жизнью своей. Печально говорить, что недавно мы простились с этим человеком. Но сделанное им остаётся. Не уйдёт нравственный образец того, как надо жить. И для молодёжи — в первую очередь. Потому что работа с молодёжью, с комсомолом была главным делом его жизни.

— На каких постах?

— На разных. От школьного и вузовского комитетов комсомола, где товарищи избирали его секретарём, до отдела агитации и пропаганды обкома ВЛКСМ, который потом возглавил, и обкома партии, где тоже отвечал за воспитание молодёжи.

— И за всем этим, конечно, конкретные дела?

— Само собой. Я только два назову, в которые вклад его особенно значителен. Первое — озеленение белгородского участка автотрассы Москва — Симферополь. Это 105 километров. В течение ряда лет, начиная с 1954-го, отряды комсомольцев и молодёжи трудились на посадке здесь огромного количества деревьев. И теперь эта работа видна каждому, кто по трассе проезжает.

А затем в нашей области началась ударная комсомольская стройка — Лебединский горно-обогатительный комбинат. Весь 1958 год Евгений Самойлов провёл в городе Губкине, организуя труд, быт и отдых молодых строителей ГОКа. Ведь сюда приезжали комсомольцы и молодёжь со всех концов страны!

— К сожалению, эти и другие славные страницы истории Ленинского комсомола многими нынче забыты или даже подвергаются циничному глумлению.

— Вот чем болело сердце Евгения Григорьевича и вот против чего боролся страстно, всеми силами, всей душой. Членом обкома комсомола он был с 1955 по 1972 год. Но не будет ни малейшей натяжки, если сказать, что комсомольцем остался коммунист Самойлов до последнего вздоха.

Недаром называли его наставником возрождённого комсомола Белгородчины. Столько сделал для этого, что всего и не перечислишь. Например, вместе с Николаем Прохоровым и Анатолием Уваровым ещё в 1996 году создал областной Совет представителей комсомольских поколений. Главной целью его, как выразился тогда Евгений Григорьевич, стало вот что: «Не дать угаснуть на нашей малой родине комсомольским идеалам».

А хор «Советская песня», о котором я упоминал...

— Тоже его инициатива?

— Он любил советские песни, сам прекрасно пел и умел увлечь других. Подготовил сборник «90 песен — 90-летию ВЛКСМ». Большие планы были у него к 100-летию комсомола, и он, преодолевая массу недугов, обрушившихся на него, эти планы упорно осуществлял. Очень кстати пришлась подготовленная им книга для молодёжи «Знакомьтесь: легендарный комсомол вчера, сегодня, завтра». Это своеобразное методическое пособие всем, кто решает связать свою судьбу с комсомолом.

— Не хватает сегодня такой литературы, ощутимо не хватает...

— Вот Евгений Григорьевич это чувствовал и постарался по-своему заполнить образовавшийся пробел. Молодым были адресованы и ещё две популярные его книжечки — «В.И. Ленин. Жизнь и деятельность» и «И.В. Сталин. Жизнь и деятельность». Интересную статью напечатал к 195-летию со дня рождения Ф. Энгельса. И, уже прикованный к постели, начал готовить книжку для молодёжи в связи с 200-летием со дня рождения К. Маркса.

— Прикованный к постели?

— Да. И в таком состоянии человек горел, зажигая других. Наш Николай Островский. Меня, как руководителя РУСО, он тоже постоянно теребил интересными советами, идеями, предложениями.

— Скажите, а в областной администрации воздают должное таким людям? Ведь их труды и заботы составляют честь «малой родины».

— Что вы! В атмосфере антисоветизма власть смотрит на «красных» как на изгоев. Я приведу вам ещё один пример, весьма характерный.

Мне давно хотелось изучить историю 23-го гвардейского Белгородского Краснознамённого авиаполка дальнего действия и написать книгу о нём. Суть в том, что это единственный полк ВВС, получивший такое наименование. За активное участие в Курской битве на южном её фасе. И я считал, что для белгородцев память об этом имеет особое значение.

Дело по сбору материала оказалось непростым. А затем ещё год кропотливого труда, поиск спонсора. И всё-таки в преддверии 70-летия Курской битвы, буквально за несколько часов до Дня Победы, тираж книги переместился из помещения издательства в мою квартиру. Радость большая, и я не сомневался, что такая книга просто необходима областной администрации, губернатору Белгородской области Евгению Степановичу Савченко. Но — не тут-то было...

— А что получилось не так?

— Мне хотелось встретиться с губернатором на 5—10 минут, чтобы сказать о важности издания и поставить вопрос о дополнительном тираже. Ведь 100 экземпляров, которые мне удалось обеспечить за счёт спонсора, для всей области маловато.

— Совсем мало!

— Ну вот, стремясь пробиться к губернатору, начал с письма ему. И сразу же поперёк встал некто В.Н. Жданов — руководитель управления протокола и внешних связей администрации. Представьте себе, в течение последующих месяцев, пока я штурмовал двери администрации, он не нашёл даже нескольких минут, чтобы принять меня. Общение с ним шло через «девочку Катю» или через «девочку Иру», которые по телефонным звонкам выходили ко мне в приёмную.

— И каков же результат всех этих переговоров?

— «Книгу можете оставить, мы её передадим Евгению Степановичу, а денег на дополнительный тираж в администрации нет»... Но мне так и осталось неизвестным, кто конкретно решил, что их нет. Губернатор Савченко? Руководитель его управления Жданов? Или, может, эти «девочки» — Ира и Катя?

— Поразительный факт!

— Обидно мне? Да, о чём прямо написал я в нашей газете «Слово коммуниста». Но обидно больше не за себя, а за тех, кому посвящена моя книга. Потому и вырвались в статье такие строки:

«Защитники Родины, горевшие в танках и самолётах, погибавшие на передовой в ходе Курской битвы, принимавшие на себя обжигающий свинец, думали ли Вы о том, что некоторые особи, подобные В.Н. Жданову, из живущих после Вас поколений так бездушно, по-хамски будут относиться к Вашему подвигу, к Вашим смертям и ранам, к памяти о Вас, запечатлённой в книгах?»

Разговоров о патриотическом воспитании сегодня много. Беда в том, что громкие слова нередко полностью обесцениваются совсем иными делами и, хуже того, перечёркиваются махровым антисоветизмом.

— Согласен. Но радует, что вы в своей организации с этим не миритесь.

— А знаете, Виктор Стефанович, для каждого отделения РУСО интересен и ценен сегодняшний опыт работы других отделений. Было бы хорошо, если бы «Правда» чаще о нём рассказывала.

— Давайте вместе обратимся сейчас к вашим соратникам по РУСО в других регионах: пусть они о своём опыте нам в редакцию пишут, а мы постараемся их материалы публиковать.

— Под таким пожеланием подписываюсь обеими руками.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт июн 21, 2018 7:54 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8212
Фашизм был разбит советским социализмом
№64 (30707) 22—25 июня 2018 года
3 полоса
Автор: Леннор ОЛЬШТЫНСКИЙ.

Доктор исторических наук, профессор, лауреат Ленинской премии КПРФ Леннор ОЛЬШТЫНСКИЙ в беседе с политическим обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО

Великая Отечественная война советского народа навсегда останется этапом колоссальной значимости в мировой истории. Вот почему к 22 июня 1941 года, как и к 9 Мая 1945-го, постоянно обращается память новых поколений, причём не только в нашей стране. Хотя эту память самыми подлыми способами ныне пытаются чудовищно извращать и фальсифицировать.

Правде о той войне посвящена беседа с её участником и одним из наиболее авторитетных исследователей советского социалистического общества Леннором Ивановичем Ольштынским. К 100-летию Великого Октября научный коллектив под его руководством подготовил и выпустил в московском издательстве ИТРК фундаментальный трёхтомный труд «Советское общество. История строительства социализма в России». На основе этого исследования «Правда» опубликовала три обстоятельные беседы с выдающимся учёным — об уроках Октябрьской революции и предвоенного социалистического строительства. Сегодняшний диалог продолжает начатый большой разговор о преимуществах советского социализма. Серьёзнейшим испытанием для него обернулась Вторая мировая война, но наш государственный и общественно-политический строй того времени это испытание с честью выдержал.

Каково главное противостояние той эпохи

— Западная пропаганда и современные российские либералы скрывают подлинные причины Второй мировой войны, главной частью которой стала наша Великая Отечественная, искажают роль в ней советского социализма, а победу над фашизмом приписывают всецело США и Великобритании. Давайте поговорим о правде истории.

— Вторая мировая война, как и Первая, была подготовлена и развязана в результате борьбы между ведущими империалистическими державами. В ходе неё Советский Союз подвергся агрессии стран фашистского блока во главе с Германией. Молодой, едва сформировавшийся советский социализм, рождённый Октябрьской революцией, испытал жестокое нашествие.

— Многим в мире казалось (да что там, уверены были!), что Страна Советов такое нашествие ни в коем случае не выдержит. Это ведь так?

— Безусловно. Однако Красная Армия, созданная под руководством В.И. Ленина в 1918 году, оснащённая социалистической экономикой в годы первых сталинских пятилеток, выдержала один на один наступление самой мощной в то время военной машины. Гитлеровская Германия к тому времени разгромила сухопутные силы англо-французского блока, покорила все страны континентальной Европы и сполна использовала их экономические, людские ресурсы для нападения на СССР. Угроза фашистского мирового господства в ходе Великой Отечественной войны советского народа обусловила создание антифашистской коалиции в составе СССР, Великобритании, США, Китая и других государств.

— Но социалистическое Советское государство в составе этой коалиции сыграло ведущую, решающую роль при разгроме фашистского блока.

— Это бесспорный факт! Достаточно сказать, что Красная Армия разгромила 607 дивизий врага — в 3,5 раза больше, чем англо-американские союзники на всех театрах войны, уничтожила более 75 процентов вражеской боевой техники. Советский воин водрузил Красное Знамя над поверженным Берлином. Такова главная, неопровержимая правда истории.

Ведущая роль социалистического государства в победе над фашизмом имеет два аспекта. Первый — роль СССР в противостоянии фашизму в мировом историческом процессе XX века. Второй — роль социалистического общественного строя в обеспечении военной мощи Советского государства. Оба эти аспекта актуальны в современных условиях возрождения неофашизма в XXI веке.

— В антисоветской, а сейчас и русофобской пропаганде усиленно навязывается тезис о равной ответственности СССР и фашистской Германии за развязывание Второй мировой войны, вообще приравнивают социализм к фашизму. Вы согласны, что это своего рода вершина исторической неправды, которая усиленно теперь утверждается?

— Так и есть. Грубейшая фальсификация истории давно уже стала оружием «холодной войны» в идеологической и политической борьбе, а теперь у неё новый, наивысший этап.

В первую очередь надо чётко определить, что такое фашизм и как он соотносится с социализмом. Это политическая система государства с наиболее реакционной, террористической диктатурой крупной буржуазии, имеющей целью установление господства над другими народами путём войны. Фашизм — порождение империализма XX века. Он имел различные национальные формы: итальянский фашизм (родоначальник явления), германский фашизм (нацизм), японский фашизм (милитаризм). В странах-сателлитах этих государств — Венгрии, Испании, Португалии, Румынии, Маньчжоу-Го и других — имелись свои особенности. Сейчас неофашизм в разных странах также имеет национальные особенности, в том числе и в США.

— А тогда основным средоточием угрозы человечеству стал всё-таки приход к власти фашистов в Германии.

— Да, и сущность фашизма выразил Гитлер в кругу своих подельников: «Природа жестока, поэтому и мы должны быть жестоки. Если я могу послать цвет немецкой нации в ад войны … и будет пролита драгоценная немецкая кровь, то я, конечно, вправе уничтожить миллионы людей низшей расы, которые размножаются, как паразиты … Нам надо изыскать методы уничтожения целых расовых единиц».

Вот участь покорённых фашизмом народов! «Цивилизованные» европейцы изобрели фабрики смерти: Освенцим, Бухенвальд, Дахау и многие другие. Корни фашистской идеологии — социал-дарвинизм, приравнивание общественных отношений к законам животного мира. Социал-дарвинизм исповедуют и нынешние либералы. Современный американский социолог Дж. Голдберг сформулировал понятие «либеральный фашизм», указав и на его представителей — «от Муссолини до Обамы».

— Полная противоположность коммунизму...

— Разумеется! Коммунистическая (социалистическая) идеология советского общества основана на идее социального и национального равенства. Социалистическое государство — антипод фашистскому. Антисоветизм, антикоммунизм — характерные черты и спутники фашизма. Ныне это проявляется открыто: на Украине — в бандеровщине, в Прибалтике — шествиями эсэсовцев, в Польше — ликвидацией памятников советским освободителям от фашизма, «декоммунизацией» и т.д.

Кто кому подыгрывал в преддверии большой войны

— Читателям важно, по-моему, раскрыть предвоенную ситуацию в мире: как она складывалась к концу 1930-х годов.

— После кризиса 1929—1933 годов блок фашистских государств — Италия, Германия, Япония — поставил своей целью завоевание мирового господства. Экономические интересы монополий порождали невероятно агрессивные планы. Это наглядно представляют документы и конкретные акты фашистской агрессии в 1930-е годы. Советский Союз в Лиге Наций активно выступал против фашистской агрессии и оказывал военную помощь её жертвам — республиканской Испании и Китаю.

Англия, Франция, США стремились разрешить империалистические противоречия за счёт нашей страны (как планировалось ими и в 1918 году), направив фашистскую агрессию против СССР. Они не только подталкивали её, но и способствовали укреплению военной мощи фашистского блока. Вершиной этой политики стали Мюнхенский сговор осенью 1938 года с разделом Чехословакии и заключение Великобританией и Францией деклараций с Гитлером о ненападении. Советский Союз оказался в опасной международной изоляции. Польша приняла участие в разделе Чехословакии совместно с Германией, аннексировав Тешинский район.

— А как повлиял на ход событий советско-германский договор о ненападении, подписанный в августе 1939 года? Что показали ваши новейшие исследования?

— Подлинную картину «польского кризиса» 1939 года даёт анализ документов стратегического планирования сторон — Германии и англо-французской коалиции. Дипломатия обычно скрывает политические цели, но стратегические планы, как реализация целей политики, их неизбежно обнажают.

Гитлер утвердил план «Вайс» (нападение на Польшу) 3 апреля 1939 года со сроком начала войны «не позже 1 сентября», а в директиве о единой подготовке вооружённых сил от 11 апреля предусматривалось ведение войны и против западных держав. При этом указывалось, что «Польша не примет помощи СССР».

Генеральные штабы Англии и Франции в мае 1939 года в ответ разработали «Общую стратегическую политику ведения войны». Этот документ до сих пор не получил широкой огласки и анализа. В нём изложен общий замысел развёртывания мировой войны, где предусматривалась война Германии с Польшей как начало борьбы двух коалиций без Советского Союза. При этом основным способом действий англо-французского блока была принята оборона на границе с Германией при «дальнейшем развитии военных действий на востоке».

Английский военный историк Дж. Батлер пишет, что участие Польши «дало бы западным союзникам выигрыш во времени для дальнейшей подготовки к военным действиям… Но никто не сомневался в том, что в конечном счёте Польша будет сокрушена … Судьба Польши будет определяться общими результатами войны». Короче говоря, западные союзники предали Польшу уже в самом своём замысле.

— Этот урок истории следовало бы помнить сегодня польским русофобам.

— Как видно (и это отмечает Батлер), обе стороны спланировали европейскую войну и её перерастание в мировую задолго до 23 августа 1939 года. Советское правительство настойчиво предлагало военный союз с Великобританией и Францией, а также военную помощь Польше. Но переговоры не дали результатов, а польское руководство категорически отказалось от сотрудничества с СССР: оно готовилось к соглашению с Германией.

Но 1 сентября 1939 года началась германо-польская война. Франция и Великобритания объявили войну Германии только 3 сентября.

Так кто же развязал Вторую мировую войну? При чём здесь СССР? Советско-германский договор лишь уравнял положение нашей страны с Англией и Францией, а советские предложения о военном союзе с западными державами ими были проигнорированы. Тезис «Гитлер и Сталин развязали мировую войну» абсолютно ложен: клевета на Сталина, на СССР, чтобы скрыть свою роль в развязывании этой войны.

— Начало её для Франции и Англии не было удачным.

— Да, начатая капиталистическими державами война в Европе привела к неожиданно быстрому поражению вроде бы мощного англо-французского блока, победителя в Первой мировой войне. Анализ соотношения сил показывает существенное превосходство англо-французских войск на Западном фронте. Однако Франция, подорванная изнутри «пятой колонной» профашистских правительственных кругов, капитулировала после первого же крупного военного поражения. Тоже урок истории!

— К лету 1941 года фашистская Германия захватила почти всю Западную Европу. Блок фашистских государств изготовился к дальнейшей глобальной агрессии. Почему Гитлер принял решение всё-таки напасть на СССР, оставив в тылу воюющую Англию? Какую роль сыграл Советский Союз в этот критический для народов мира год?

— Полный ответ на первый ваш вопрос, возможно, мы получим, когда будут опубликованы документы «дела Гесса», вторично засекреченные М. Тэтчер до 2017 года. Пока об этом на Западе молчат! Гитлер рассчитывал разгромить СССР за шесть — восемь недель и развернуть последующее наступление совместно с Италией и Японией на Великобританию и США (это отражено в документах планирования).

Тогда ни Англия, ни США не имели армии, способной победно противостоять фашистскому блоку. СССР был единственной силой, препятствовавшей глобальной агрессии, но он ещё не завершил перевооружение армии и не имел боевого опыта. Перевес сил фашистского блока внушал Гитлеру надежду на реализацию авантюристических планов.

От июня 1941-го к декабрю

— Итак, 22 июня 1941 года на Советский Союз обрушился удар чудовищной силы. Каково было соотношение возможностей двух сторон?

— Современные исследования показывают действительное превосходство гитлеровской военной машины в первые месяцы войны. Огромная армия, превосходившая в шесть и более раз на главных направлениях наступления советские войска, была развёрнута по тщательно разработанным планам наступательных операций. Она имела боевой опыт двухлетней победоносной войны, была насыщена военной техникой и тыловым обеспечением покорённых европейских стран. Подвижные танковые группировки во взаимодействии с авиацией обладали громадной ударной силой, а стратегическая инициатива агрессора с началом военных действий позволяла развивать наступление на большую глубину при высоких темпах. Западные военные специалисты считали, что СССР выдержит максимум три месяца.

— Попробуйте одной фразой ответить, почему всё-таки этого не произошло.

— Своей героической борьбой советский народ, воспитанный в условиях социалистического государства, выдержал под руководством партии коммунистов это тяжелейшее испытание. В битве под Москвой Красная Армия остановила победное шествие фашизма по Европе и изменила ход Второй мировой войны. Это способствовало и созданию антифашистской коалиции, которой добивался в 1939 году Сталин. Образование 1 января 1942 года коалиции Объединённых Наций во главе с СССР, США, Великобританией и Китаем имеет историческое значение. Оно символизировало объединение всех антифашистских сил, борющихся с угрозой фашистского мирового господства при ведущей роли Советского Союза. Вот потому эту дату и обходят молчанием западные СМИ, а также отечественные либералы-антисоветчики.

— Западные военные специалисты назвали тогда Московскую битву «чудом под Москвой» (как «чудо на Марне» в 1914 году). И ведь были основания для самой высокой оценки русского, советского чуда!

— Победа под Москвой стала первым решающим вкладом советского социализма в борьбе с угрозой фашистского порабощения народов мира. Этот факт очень выразительно засвидетельствовал не кто иной, как английский аристократ, посол Великобритании в Москве Стаффорд Криппс. Опытный дипломат, переживший Первую мировую войну и угрозу Великобритании в 1939—1940 годах, в своём дневнике записал в конце декабря 1941 года следующее: «Теперь, после славной победы под Москвой, никто не может утверждать, что советский режим является прогнившим или подрывающим жизненно важные основы собственной страны. Нет! Если бы не этот режим и всё то, что было сделано им за последние 20 лет, Гитлер, безусловно, сумел бы завоевать всю Европу и наши шансы на победу равнялись бы нулю». Криппс хорошо помнил ход Первой мировой войны и участие в ней царской России...

— Такая запись в дневнике мыслящего английского дипломата — это же прямое признание решающей роли советского социализма в борьбе с фашизмом!

— И я воспринимаю её именно так. Историческая параллель тоже, кстати, весьма убедительна. Царская Россия вступила в мировую войну в благоприятных условиях — вторжением на территорию противника, воюющего на два фронта. Но в итоге потерпела поражение и распалась.

Об источниках нашей силы.

Советский человек и советский народ

— Так в чём же и как проявились основные источники силы советского общества, когда выпало ему испытание на излом?

— Прежде всего скажу вот о чём. В Советском Союзе в ходе строительства социализма сформировалась новая многонациональная социальная общность — советский народ, образовалось социально однородное трудовое социалистическое общество, организованное в Советском государстве.

Несколько лет назад дочь генерала Деникина перезахоронила прах отца в Москве, привезя его из США. Старушка на ломаном русском языке высказалась по TВ: «Не советский строй победил, а русский солдат». Сама ли такое сформулировала или ей это написали, неизвестно. Однако в любом случае она забыла, что царская Россия с тем же русским солдатом потерпела поражение в Русско-японской войне 1904—1905 годов и в Первой мировой войне 1914—1916 годов.

Нет, Криппс был куда более прав! Именно социализм вдохнул мощную силу в наш народ и российскую цивилизацию.

Главным источником этой силы стали духовная мощь советского народа, советский патриотизм, вызвавший массовый героизм на фронте и самоотверженный труд в тылу. А справедливый освободительный характер войны поднял чувство патриотизма до самопожертвования.

Советский патриотизм зиждется на многовековых военных традициях России и на социалистических идеалах. Это чётко выразил Сталин в речи во время исторического парада на Красной площади 7 ноября 1941 года: «Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков — Александра Невского, Димитрия Донского, Кузьмы Минина, Димитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова! Пусть осенит вас победоносное знамя великого Ленина!» Подчёркивая освободительный характер войны, Сталин обращается к воинам Красной Армии, уходящим на фронт с парада в честь 24-й годовщины Октября: «На вас смотрит весь мир как на силу, способную уничтожить грабительские полчища немецких захватчиков».

О великом патриотизме советских воинов свидетельствуют и признания врагов. Так, немецкий генерал Г. Фриснер в книге «Проигранные сражения» написал: «Советский солдат сражался за свои политические идеи сознательно и, надо сказать, даже фанатично. Это было коренным отличием всей Красной Армии и особенно относилось к молодым солдатам… Самопожертвование советских солдат в бою не знало пределов».

— Поразительных фактов самопожертвования история Великой Отечественной запечатлела неисчислимое множество.

— Ещё бы! Такого мир не знал. Советские лётчики совершили 595 воздушных таранов, повторив подвиг В.В. Талалихина над Москвой. А вот немецкие лётчики даже над Берлином не совершили ни одного. Или ещё: 506 экипажей направили свои самолёты на войска и технику врага по примеру Н.Ф. Гастелло. А 470 воинов-пехотинцев повторили подвиг А.М. Матросова, закрыв своим телом амбразуры дотов и дзотов врага для успеха атаки подразделений. В критических ситуациях 1206 героев ценой собственной жизни подорвали танки, самоходные артустановки противника, скопления вражеских солдат и вызвали на себя огонь вражеских батарей.

— Всё это было уже в первые дни войны, ставшие во многих местах днями упорного сопротивления.

— Героическая оборона Брестской крепости поразила гитлеровцев. А оборона городов-героев — Одессы, Севастополя, Ленинграда, подступов к Москве и в Сталинграде — воодушевила весь мир, вселила в покорённые народы надежду на освобождение. В память об этом в Париже есть площадь Сталинграда.

— Но теперь западные и российские прозападные историки и публицисты больше превозносят германское военное искусство, утверждая, что якобы только численное превосходство и жертвы Красной Армии, а также помощь союзников обеспечили Победу.

— Это опять фальсификация! Весь мир отмечал блестящие победы в наступлении 1943 года — Сталинград, Курск, Киев... Такие и многие другие наши битвы окончательно переломили ход Второй мировой войны, определив её результаты, показали превосходство советского военного искусства.

В дневниках Геббельса есть оценка наших полководцев: «Маршалы и генералы в среднем очень молоды … За плечами у них богатая политико-революционная деятельность, все они убеждённые коммунисты, весьма энергичные люди … вырезаны они из хорошего природного материала. В большинстве случаев речь идёт о сыновьях рабочих, сапожников, мелких крестьян и т.п. Короче говоря, приходишь к досадному убеждению, что верхушка Советского Союза сформирована из класса получше, чем наша собственная». Красноречивое признание.

Государство нового типа

— Гитлеровские главари считали, что их мощного военного удара наше государство не выдержит и развалится, как это произошло во Франции. В чём же коренилась неодолимая мощь Советского государства?

— Народный характер Советской власти, социалистический государственный строй, основанный на общественной собственности, проявили огромные мобилизационные способности, умение концентрировать максимальные усилия общества на решении главных задач в сложившейся критической обстановке.

Социальная однородность социалистического общества, отсутствие эксплуататорских классов сплотили советских людей в устремлённости к единой жизненной цели: «Всё для фронта! Всё для победы!» Рабочие на производстве трудились по 12—16 часов в сутки. Ушедших на фронт мужчин заменяли женщины и подростки. В колхозах основную тяжесть приняли на себя колхозницы и сельская молодёжь. Трудовой подвиг тыла не уступал подвигу фронтовиков.

— Это было и единство поколений.

— Совершенно очевидно. В защите социалистического Отечества основную роль выполнили два поколения советских людей. Первое — старшее, прошедшее Гражданскую войну, и второе — молодое, выросшее и воспитанное в годы социалистического строительства (1920—1926 годы рождения). Культурная революция, проведённая в предвоенный период, сформировала грамотное, идейно одухотворённое, творчески активное и морально здоровое общество.

На это обращал внимание, в частности, писатель-эмигрант Г. Газданов, видевший во Франции советских партизан, бежавших из немецкого плена. Он, воевавший в Гражданскую войну на стороне белых, сделал такой вывод: «И вот оказалось, что с непоколебимым упорством и терпением, с неизменной последовательностью Россия воспитала несколько поколений людей… Никакие другие люди не могли бы их заменить, никакое другое государство не могло бы так выдержать испытание, какое выпало на долю России. И если бы страна находилась в таком состоянии, в каком находилась летом 1914 года, — вопрос о Восточном фронте очень скоро перестал бы существовать. Но эти люди были непобедимы».

— Дорого стоят подобные честные наблюдения и выводы!

— Перефразируя известный тезис Бисмарка из другого времени («Победу одержал прусский школьный учитель»), можно с полным основанием утверждать, что нашу Победу в той Великой войне одержал советский школьный учитель. Советская система образования и воспитания сформировала грамотного воина, самоотверженного патриота.

— И была также несравненная организующая сила социалистического государства нового типа.

— Советское государство, например, использовало все преимущества социалистического общества для проведения в кратчайшие сроки мобилизации населения в вооружённые силы. К 1 июля 1941 года из запаса мобилизовано уже 5,3 миллиона человек. От граждан всех возрастов, в том числе не подлежащих призыву, в военные комиссариаты поступали массовые заявления с просьбой отправки на фронт. Помимо плановой мобилизации запасников, в Москве к

7 июля было сформировано 12 дивизий народного ополчения, в Ленинграде — 10 дивизий, а затем и в других городах. Всего летом и осенью 1941-го сражались свыше 40 дивизий ополченцев, их героические бои сыграли существенную роль в кризисные периоды стратегической обороны.

— А эвакуация предприятий с запада на восток!

— Эпопея беспримерная, ярчайший пример эффективности социалистического государства. Ведь в течение второго полугодия 1941 года только по железным дорогам было перевезено 2593 промышленных предприятия вместе с 30—40 процентами рабочих, инженеров и техников. Демонтаж оборудования проводился нередко не только под артиллерийским, но и под пулемётным огнём врага. Однако удалось провести эвакуацию даже части техники МТС и 2393,3 тысячи голов скота. Централизованное управление транспортом организовало движение эшелонов на запад — с пополнением войск и техники для фронта, а на восток — с эвакуируемыми заводами.

— Разве такое возможно при капиталистической системе?

— Исключено! На последних военных учениях в РФ по мобилизационным планам вопрос о перевозках упёрся… в интересы частных фирм. А как быть с частными владельцами электроэнергетики страны? Чубайс создал государственно неуправляемую энергетическую систему. Понятно, ведь у нас «не было врагов, были только «партнёры». Но танки НАТО сейчас уже на границах Белоруссии и России...

— Планируя войну против СССР, гитлеровское руководство делало ставку на усиление в нашей стране национальных противоречий, на поддержку захватчиков со стороны населения в национальных республиках. Как это проявилось в ходе войны?

— Антисоветская, националистическая пропаганда с использованием эмигрантских зарубежных центров велась и до войны. Она составляла также часть военных операций в Крыму, на Украине, в некоторых районах Кавказа. Но существенного влияния на ход военных действий не оказала. Ответные меры государства были аналогичны тем, какие принимали другие страны, даже США, не имевшие войск противника на своей территории.

Дружба народов СССР выдержала военное испытание. Ведь Брестскую крепость, например, защищали воины всех национальностей Советского Союза. А легендарный Дом Павлова в Сталинграде — символ стойкости на века — 58 дней защищали 11 русских, 6 украинцев, татарин, грузин, узбек, еврей и таджик.

Звания Героя Советского Союза удостоены 8166 русских, 2069 украинцев, 309 белорусов, 161 татарин, 108 евреев, 96 казахов, 90 грузин, 90 армян, 69 узбеков, 43 азербайджанца, 18 туркмен, 15 литовцев, 13 латышей и представители других национальностей. Надежды гитлеровцев на то, что в ходе войны «советский колосс на глиняных ногах» распадётся, не оправдались, несмотря на все усилия гитлеровской пропаганды и подрывную деятельность националистической агентуры.

Социалистическое государство в годы войны ещё больше сплотило все нации, классы и социальные слои в единый боевой лагерь, а удел предателей Родины — гнев, презрение народа и кара государства.

— Советские люди воевали с врагом ведь не только на фронте, но и на временно оккупированных территориях…

— Преданность народа социалистическому Отечеству очень ярко проявилась в развёртывании партизанской войны. Общая численность партизанских военных формирований составила 2,8 миллиона человек. Они отвлекали на себя до 10 процентов вооружённых сил противника. Дезорганизация вражеского тыла действиями партизан подрывала моральный дух и снижала боевые возможности захватчиков. Существенную помощь Красной Армии оказали рейды партизанских соединений. Поистине легендарным стал поход соединения дважды Героя Советского Союза С.А. Ковпака от Путивля до Карпат. Вот подлинно народный герой Украины!

Экономика стала победной

— Мировые войны XX века велись, как известно, народами, массовыми многомиллионными вооружёнными силами, оснащаемыми всё более совершенной военной техникой. Ведение войны стало состязанием военных экономик. Как проявила себя в войне советская социалистическая экономика, созданная в 1930-е годы?

— Давайте сравним. Российская капиталистическая экономика, тесно связанная с Западом и зависимая от него, оказалась в Первую мировую войну неспособной обеспечить успешное ведение военных действий. Уже менее чем через год русская армия испытывала недостаток боеприпасов и почти катастрофическую нехватку стрелкового оружия — не только пулемётов, но даже винтовок. Заказы на стрелковое оружие в США, Великобритании и Японии по объёмам в полтора раза превосходили объёмы производства в России. На два артиллерийских орудия, выпущенных в стране, приходилось три орудия, поставленных из-за границы. Началось падение производства, быстро нарастала транспортная и энергетическая разруха. Этот факт пытаются отрицать нынешние либералы, но факты — «упрямая вещь».

Социалистическая экономика СССР с централизованным плановым управлением всем народным хозяйством показала производственные возможности, превышающие капиталистические страны Западной Европы во главе с Германией. Она одержала экономическую победу, обеспечив военно-техническое превосходство Красной Армии над противником.

— Но это оспаривают апологеты капитализма. В чём конкретно проявились преимущества советской экономики и какова была роль ленд-лиза, то есть поставок из США и Великобритании?

— По этим вопросам существует обширная литература, есть глубокие объективные исследования как советских учёных, так и зарубежных. Отмечу главные положения. Мы уже говорили про эвакуацию производительных сил из опасных районов на восток. Гитлер рассчитывал захватить в европейской части СССР основную экономическую базу и лишить нашу страну возможности ведения победной войны. Лишь советская система была способна не только переместить, но и восстановить в кратчайшие сроки производство эвакуированных предприятий.

К весне 1942 года свыше 1300 предприятий вступили в строй и начали наращивать производство. Летом этого же года объём валовой продукции оборонной промышленности достиг довоенного уровня, а в некоторых отраслях и превзошёл его. Страна имела уже слаженное военное хозяйство! Государственный Комитет Обороны под руководством И.В. Сталина таким образом выполнил труднейшую задачу.

— Как выражается достигнутое тогда в цифрах?

— К концу 1942 года Красная Армия превзошла противника по числу танков в 1,4 раза, самолётов — в 1,3, артиллерии — в 1,5, вес залпа артиллерии и стрелкового оружия увеличился в 2 раза. Экономика обеспечила достижение коренного военного перелома в 1943 году своими силами! Поставки по ленд-лизу ещё только разворачивались и зачастую срывались.

Можно сказать, что уже в 1943 году была достигнута наша экономическая победа. На Нюрнбергском процессе гитлеровский министр вооружения Альберт Шпеер признал, что Германия в производственном, техническом и экономическом отношении проиграла войну к началу 1944 года. В целом за 1943—1944 годы советской промышленностью произведено больше, чем в Германии: танков — на 24 тысячи, самолётов — на 23 тысячи, стрелкового оружия — на 3,5 миллиона единиц. Эффективность советской экономики выразилась в том, что производство военной техники превосходило германское при меньшей производственной базе, чем в стране, опиравшейся на экономический потенциал всей Западной Европы.

— А какова была динамика нашего роста в труднейших военных условиях?

— В ходе войны шло непрерывное наращивание промышленного производства. В 1944—1945 годах военная промышленность увеличила выпуск продукции в 3 раза от довоенного. Рост объёмов производства шёл за счёт повышения производительности труда, путём совершенствования технологии, снижения трудоёмкости. К примеру, трудоёмкость изготовления танка Т-34 снизилась в 2,4 раза, тяжёлых танков — в 2,3 раза, а танковых двигателей — в 2,5 раза. Один только завод №183 в Нижнем Тагиле выпустил 24642 танка Т-34 — на 10255 больше, чем произвели средних танков все немецкие концерны вместе взятые.

— Качество техники тоже не уступало немецкой?

— Советская наука, конструкторы и промышленность добились превосходства основной военной техники по боевым характеристикам. Лучший танк Второй мировой войны — прославленный Т-34, легендарная «катюша», лучший штурмовик — Ил-2. Можно продолжать перечисление, поскольку тактический бомбардировщик Ту-2, истребители Ла-7 и Як-3 тоже превосходили немецкие. В 1943 году был принят на вооружение пистолет-пулемёт системы Судаева, созданный в блокадном Ленинграде. Этот ППС не имел равных по простоте конструкции и технологичности производства.

— Армию надо было ещё и кормить, одевать…

— Тяжёлое положение с продовольствием в связи с утратой зернопроизводящих районов компенсировали расширением посевных площадей в Сибири, на Алтае и в Казахстане. Колхозное производство обеспечило за 1941—1944 годы заготовку хлеба втрое больше, чем закуплено государством в Первую мировую войну. Красная Армия не испытывала недостатка в питании, обмундировании. Население страны было обеспечено продовольствием по карточкам государственной системой снабжения, учитывая необходимые нормы.

Помощь поставками по ленд-лизу, развёрнутая союзниками в основном после 1943 года, составила: 10 процентов самолётов, 12 процентов танков, 2 процента арторудий. Вот поставки автомобилей после 1943 года значительно превосходили их производство в СССР. И это действительно повысило манёвренность войск в наступлении 1944—1945 годов. Помощь продовольствием позволила облегчить положение в северных районах страны и на Дальнем Востоке. Объективные английские историки свидетельствуют: «Многие поставки по отношению к собственному производству СССР были сравнительно невелики, не носили определяющего характера, но они помогли преодолеть некоторые трудности». Миф либералов о решающей роли ленд-лиза в Победе не имеет никаких оснований. Сравните с заказами на поставки вооружения царского правительства в Первой мировой войне. Видите разницу?

Самодостаточная социалистическая экономика показала своё превосходство над капиталистической и в основном обеспечила победный ход войны.

И ещё об организующей роли

— Социалистическое советское общество стало высокоорганизованным и централизованно управляемым, обладающим огромной жизненной и творческой силой. Вы уже говорили об этом. Но какая структура выполняла главную организаторскую роль?

— Такой структурой была созданная В.И. Лениным партия большевиков, Коммунистическая партия — РКП (б), затем ВКП (б). Она стала стержнем советского общества, его духовной основой и ведущей организующей силой, действительным авангардом народа. Как единственная политическая партия, она обеспечила эффективную идейно-воспитательную работу, организацию производственной деятельности, решение ответственнейшей задачи подбора кадров руководителей для ведения войны и производства. Партийно-политическая работа в Вооружённых Силах укрепляла моральный дух и стойкость в обороне, а затем наступательный порыв войск.

— Да и лозунг «Коммунисты, вперёд!» не был просто громкими словами…

— Коммунисты были как руководителями в государственной системе «сверху донизу», так и передовыми бойцами на самых трудных участках борьбы. Политруки и рядовые коммунисты поднимались первыми в атаку, шли в штурмовых отрядах десантов. На заводах коммунисты становились к станкам без отдыха на вторую и на третью смены, а партийцы села днём и ночью вели сельхозработы, убирали хлеб с полей. Рядом с ними шли и комсомольцы.

Из 12 тысяч Героев Советского Союза 8232 — коммунисты и 1471 — комсомольцы. Численность членов ВКП(б) в Вооружённых Силах в годы войны возросла с 593 тысяч в 1941 году до 3 миллионов 324 тысяч в конце войны. Но и потери были большие: из 8 миллионов 668 тысяч погибших на фронте 3 миллиона — коммунисты.

— Сейчас о военном руководстве во время войны говорят, увы, зачастую безымянно.

— Генеральный секретарь ЦК ВКП(б) И.В. Сталин решением партии возглавил деятельность государства как Председатель ГКО и руководство вооружённой борьбой как Верховный Главнокомандующий. Его имя по праву стало главным в ряду победителей во Второй мировой войне, что признано было мировым сообществом в 1945 году. Дипломатический талант Сталина вывел нашу страну из международной изоляции в угрожающей обстановке, способствовал устойчивости антифашистской коалиции в ходе войны и утверждению интересов СССР в послевоенном мире.

Партия выдвинула к руководству талантливых полководцев и флотоводцев, показавших блестящие образцы военного искусства: А.И. Антонов, И.Х. Баграмян, А.М. Василевский, Н.Ф. Ватутин, Л.А. Говоров, А.Г. Головко, А.И. Ерёменко, И.С. Конев, М.Г. Кузнецов, Р.Я. Малиновский, К.А. Мерецков, К.К. Рокоссовский, Ф.И. Толбухин, В.Ф. Трибуц, И.Д. Черняховский, В.И. Чуйков, Б.М. Шапошников и многие другие. Выдающимся полководцем во всей Второй мировой войне был советский военачальник — заместитель Верховного Главнокомандующего Г.К. Жуков.

— Громкие имена, которыми нашей стране надо гордиться, взошли и в руководстве экономикой.

— Несомненно. Ведущие отрасли экономики возглавили талантливые организаторы производства — «маршалы и генералы» народного хозяйства. Среди них: нарком боеприпасов Б.Л. Ванников, нарком танковой промышленности В.А. Малышев, нарком миномётного вооружения П.И. Паршин, нарком чёрной металлургии И.Ф. Тевосян, нарком вооружений Д.Ф. Устинов, нарком путей сообщения, начальник тыла Красной Армии А.В. Хрулёв, нарком авиационной промышленности А.И. Шахурин и другие. Огромную роль выполнял Госплан СССР под руководством Н.А. Вознесенского, который был первым заместителем Председателя Совета Народных Комиссаров И.В. Сталина.

Конечно, были и ошибки, и поражения, особенно в начале войны. Но главное — достигнута полная Победа. Главный итог — разгром врага и способность после этого укрепить свои позиции в мире, обеспечить дальнейшее динамичное развитие страны.

Много спекуляций по числу потерь в войне. Согласно тщательным статистическим исследованиям, общие демографические потери составили 26,6 миллиона человек. Безвозвратные потери советских Вооружённых Сил — 8 миллионов 668 тысяч, остальные потери — гражданское население в оккупации и в германской неволе.

Это жертвенная доля страны, которая несла главную тяжесть в коалиционной войне, так как союзники дважды откладывали открытие обещанного Второго фронта, выжидая истощения как Германии, так и СССР.

Итоги войны убедительно свидетельствуют: новая общественно-экономическая формация — социализм, рождённый Великой Октябрьской социалистической революцией, показал своё превосходство над империализмом-фашизмом. Победа 9 мая 1945 года исторически связана с 7 ноября 1917-го. Советский социализм выполнил историческую миссию XX века: он стал ведущей военно-политической силой в разгроме фашизма. Великая Октябрьская революция — национальная гордость России и всех народов, прошедших исторический путь СССР.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пн июл 02, 2018 6:29 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8212
Отстаивать интересы трудового народа
№68 (30711) 3—4 июля 2018 года
2 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО, Александр ОФИЦЕРОВ.

Наша партия постоянно держит руку на пульсе жизни, добиваясь коренного изменения социально-экономического курса в интересах трудящегося большинства. Но слова и дела нынешней российской власти по-прежнему резко расходятся. Именно это продиктовало повестку дня очередного пленума Центрального Комитета КПРФ, собравшегося в атмосфере серьёзной тревоги и озабоченности.

Сладкоголосые свои обещания, связанные с прошедшей недавно президентской выборной кампанией, власть быстро сменила действиями совсем иной направленности. Скачок цен на бензин, объявление о росте налога на добавленную стоимость и, как кульминация, повышение пенсионного возраста, названное «пенсионной реформой», — всё это означает новый существенный удар по жизненному уровню миллионов людей. Причём «для отвода глаз», как принято у профессиональных грабителей, использован чемпионат мира по футболу, и это делает расчётливо запланированный обман ещё более возмутительным.

Доклад Председателя ЦК КПРФ Г.А. ЗЮГАНОВА рассмотрел драматические события последних дней в русле глубокого анализа проблем региональной политики, которая всё больше обнаруживает свою несостоятельность при внедряемом у нас периферийном капитализме. Состоявшееся на пленуме обсуждение с участием представителей самых разных регионов страны снова подчеркнуло актуальную конструктивность Антикризисной программы КПРФ, важность активного участия наших партийных отделений в Едином дне голосования 9 сентября.

Власть улицы боится

Первый секретарь Санкт-Петербургского горкома КПРФ О.А. Ходунова в начале своего выступления при обсуждении доклада поделилась воспоминаниями о Ленинграде, бывшем мощным индустриальным и научным центром нашей великой Советской державы, городом социального равенства:

— Став Санкт-Петербургом, он превратился в город умирающего производства, роскоши сверхбогатого меньшинства и униженности беднейшего большинства, чей уровень доходов падает год от года. Прежде всего это связано с ростом тарифов на услуги ЖКХ. За прошедший год они были подняты в Петербурге на 12 процентов для производства и на 7,9 процента для населения. На 9 процентов подорожало водоснабжение. В этом году в Санкт-Петербурге сокращено финансирование семи госпрограмм — это прежде всего коммунальное хозяйство, транспорт, энергетика, сфера культуры, физкультура и спорт. В городе не выполняются адресные инвестиционные программы. Это значит, что не построены 6 из 7 школ, 12 из 13 детсадов, а 6 из 8 объектов здравоохранения так и не были сданы.

— Полностью поддерживаю тезис доклада о том, что власть действует только в интересах олигархов, — продолжила О. Ходунова. — И свидетельств тому множество.

Основным приоритетом инвестиционной политики Санкт-Петербурга является реализация масштабных проектов в интересах особо приближённых к власти олигархических структур либо госкорпораций. Город продолжает оставаться лидером по применению государственно-частного партнёрства. Например, большой урон социально-экономическому развитию нанёс Западный скоростной диаметр — платная внутригородская автомагистраль, которая обходится бюджету в 4,5 миллиарда рублей, то есть 200 миллионов за километр. Разорительным оказалось и строительство «Невской Ратуши» — делового квартала в историческом центре Санкт-Петербурга. Первоначально 115 тысяч его квадратных метров стоили 10 миллиардов рублей, а сейчас уже 14 миллиардов! И совсем недавний пример — реконструкция стоимостью 15 миллиардов рублей спортивно-концертного комплекса, который в советское время носил имя Ленина. После того как это имя у него отняли, ушёл оттуда и спорт.

Несколько дней назад городское Законодательное собрание, где правит бал «единороссовское» большинство, приняло закон о предоставлении объектов недвижимости, находящихся в собственности Санкт-Петербурга, для строительства и реконструкции. А сделано это было в угоду олигархам Тимченко и Ротенбергу, которые получат право без торгов возвести здесь 350 тысяч квадратных метров дорогостоящего жилья.

Лидер коммунистов Северной столицы рассказала также о бедах обманутых дольщиков. В городе сейчас насчитывается более 40 проблемных строительных объектов. Только за последний год КПРФ по этому вопросу провела в городе три митинга, две пресс-конференции и «круглый стол». Фракция коммунистов в городском Законодательном собрании предложила укрепить гарантии дольщиков.

— Наш город называют столицей коммуналок, — продолжила секретарь горкома. — Их у нас на начало года насчитывалось более 75 тысяч! А на расселение выделено всего 3 миллиарда рублей. Это значит, что ждать переезда в отдельное жильё многим придётся 20—30 лет. Доживут ли?

— В этих условиях возрастает роль нашей партии как авангарда борьбы с режимом, — заявила выступавшая. — Нужна жёсткая наступательная работа по объединению всех протестных групп населения. Только нашего гражданского протеста, активности нашей улицы власть по-настоящему боится.

Первый секретарь Нижегородского обкома КПРФ, выдвинутый коммунистами кандидатом на пост губернатора Нижегородской области В.И. Егоров начал своё выступление с рассказа о том, как руководителями в его регионе многие годы обкатывались либеральные реформы. В итоге долг области составил 75 миллиардов рублей. Начиная с 2004 года была «оптимизирована» каждая четвёртая школа. А на селе учебных заведений стало на 40 процентов меньше. Ликвидированы десятки ФАПов и родильных отделений не только в райцентрах, но и в самом Нижнем Новгороде.

— Самый яркий показатель качества жизни, — продолжил лидер нижегородских коммунистов, — это уровень рождаемости и смертности. В 2007 году губернатор Шанцев заявлял, что к 2013 году убыль населения области сменится повышенной рождаемостью. Но только за первые четыре месяца этого года область потеряла 6800 человек. Рождаемость в прошлом году снизилась ещё на 12 процентов. Так что по депопуляции мы оказались в России на первом месте.

Понятно, что после того, как будет запущена так называемая пенсионная реформа, вымирание страны станет ещё быстрее набирать темп.

— По этой теме, — рассказал В.И. Егоров, — мы выпустили 400 тысяч номеров газеты «КПРФ в Нижнем Новгороде», которые также были посвящены и предстоящим осенью выборам губернатора и довыборам в Госдуму, ещё выпущено 50 тысяч листовок, в которых мы приглашаем земляков на митинги протеста. Один из них состоится 5 июля в Дзержинске, 10 июля акция протеста пройдёт в Кстово, а 11 числа — в Арзамасе и в Шахунье. Вот только провести митинги, которые мы наметили в трёх районах Нижнего Новгорода, власти под надуманным предлогом нам не дают. Пришлось направить обращение в прокуратуру.

Секретарь рассказал и о том, как нижегородские коммунисты ныне налаживают взаимодействие с отраслевыми профсоюзами, многими ветеранскими организациями области.

Вольются новые силы

Взявший затем слово В.В. Кумин поблагодарил коммунистов за то, что они выдвинули его кандидатом на должность мэра Москвы.

— Для меня такое ваше доверие — большая честь и большая ответственность, — заявил он. — На выборы пойдём широким фронтом в союзе с левопатриотическими силами. 23 июня состоялась общегородская конференция инициативных групп «Моссовет-2018». Вместе мы подготовили свежую, мощную программу действий, назвав её «Москва — это люди». Заметьте, что имя у программы нынешнего мэра Собянина совсем другое — «Моя Москва». Что ж, для такого активного поборника рынка и частной собственности, как Сергей Семёнович, лучше и не придумаешь.

По убеждению выступавшего, нельзя управлять столицей, лишь как многомиллионным бизнес-проектом, потому что город — это прежде всего судьбы людей, их настроения, их мечты и воспоминания. А Москвой сегодня командуют строительные олигархи, которые, по сути, правят и платными парковками, и эвакуацией автомобилей, и тем же ГБУ «Жилищник», благоустраивающим Москву втридорога…

— То есть сегодня Москва обслуживает только интересы крупного бизнеса, — отметил кандидат в мэры от КПРФ. — Этому нужно положить конец.

По поводу законопроекта о повышении пенсионного возраста В. Кумин считает, что нужно сделать всё для того, чтобы этот документ не был принят.

«Моссовет-2018» готовится принять участие в намеченной на конец июля Всероссийской акции протеста КПРФ против повышения пенсионного возраста, а затем, в августе, проведёт свой общегородской митинг.

— Мы всё сделаем для того, — заверил Кумин, — чтобы после выборов 9 сентября Москва вновь стала социалистической!

— В Астраханской области, хотя и разработаны 24 соответствующие программы, реального социально-экономического развития нет, — заявил первый секретарь Астраханского обкома КПРФ В.Ф. Вострецов. — А всё потому, что денег на это попросту не дают. Например, на промышленность и транспорт выделено только 2 процента бюджета!

Из-за того, что в астраханском селе сегодня нет работы и какой-либо перспективы, люди оттуда бегут кто в областной центр, а кто и в края дальние. Ещё 10 лет назад в области проживал миллион 100 тысяч человек. Сегодня же на 85 тысяч меньше. Вымиранием людей и падением рождаемости продолжит этот «чёрный минус» и затеянная пенсионная «реформа».

В связи с этим выступавший рассказал о том, что 23 и 29 июня коммунисты провели в Астрахани митинги протеста и начали сбор подписей против пенсионного геноцида по всему региону. Протестные акции здесь будут нарастать.

В темпе развития

Первый секретарь Иркутского горкома КПРФ, депутат Законодательного собрания Иркутской области О.Н. Носенко рассказала о том, что на днях на завершающей сессии регионального парламента она от имени фракции КПРФ внесла в повестку дня вопрос об отзыве замечаний и предложений на проект внесённого правительством РФ законопроекта о назначении пенсий.

— Чем я это мотивировала, — пояснила секретарь. — Не замечать того, что во всей стране проходят акции протеста и сбор подписей россиян против этой затеи властей, было бы абсурдно. Наше предложение отражено также в проекте закона, внесённом фракцией КПРФ в Госдуме: до 1 января 2030 года установить мораторий на повышение пенсионного возраста. То есть как раз до выполнения «майского указа» президента, требующего к этому времени увеличить среднюю продолжительность жизни россиян до 80 лет. Вот тогда и можно будет обсудить вопрос о пенсионном возрасте. Мы подготовили по этому поводу парламентские запросы председателю Госдумы. А спикер Законодательного собрания сказал, что наши депутаты на заключительной сессии обсуждать эту тему не готовы.

О. Носенко рассказала также о втором дне этой сессии, 28 июня, когда депутаты заслушали отчёт правительства Иркутской области за 2017 год. С докладом выступил первый секретарь Иркутского обкома КПРФ, губернатор Сергей Левченко.

— Я была уверена, — заметила выступавшая, — что ни одного критического замечания от членов фракции «Единой России» в адрес нашего регионального правительства не прозвучит. Так и вышло. Ведь сегодня в Иркутской области у абсолютного большинства социально-экономических показателей положительная динамика. Регион развивается, и это хорошо видят все наши люди.

Команда Левченко за последние годы доказала возможность коренного изменения социально-экономической политики за счёт внедрения новых практик управления, утверждает О. Носенко. Сейчас в области возводятся 53 школы, а в 2015 году, когда Сергей Георгиевич только приступил к обязанностям губернатора, таких новостроек было только восемь. Объёмы ремонта и строительства объектов здравоохранения за эти годы увеличены более чем в 10 раз. Строятся или ремонтируются 210 объектов социального назначения. Возводится фармацевтический завод в Усольском районе, а в Усть-Илимске стартовал инвестиционный проект «Большой Усть-Илимск», предусматривающий постройку завода по производству картона и других упаковочных материалов мощностью 600 тысяч тонн в год. В планах руководства области — возведение центра развития зимних видов спорта, радиологического центра, нового здания аэропорта и т.д.

На партийной конференции, состоявшейся 16 июня, Сергей Георгиевич Левченко заявил, что основной принцип политики региона — её переориентация на интересы простых людей, а значит, единственным лоббистом в новом составе Законодательного собрания должны быть жители области.

С повышенной требовательностью

Да, нынешние действия власти поднимают градус возмущения во всех регионах, сказал в своём выступлении первый секретарь Ростовского обкома КПРФ Н.В. Коломейцев. Однако бессмысленно надеяться, будто бразды правления нам отдадут добровольно. Предстоит большая, напряжённая борьба, и донские коммунисты развёртывают её уже сейчас.

Начат сбор 500 тысяч подписей с протестом против повышения пенсионного возраста, а будет в итоге не менее полутора миллионов. Пикеты со спецвыпусками, разоблачающими «пенсионную удавку», появились в большинстве городов и районов области. Набирает обороты кампания по выборам коммунистов и их сторонников в областное Законодательное собрание.

Выступавший, ссылаясь на местный опыт, призвал больше делать ставку на молодёжь. Там, где не пустословят, а действуют, всегда есть результат. Общее настроение сегодня в нашу пользу: предварительные беседы с населением свидетельствуют, что более 80 процентов категорически против законопроекта о пенсионной «реформе». Надо убеждать в несправедливости её и остальных.

Ряд неотложных вопросов региональной политики, имеющих прямое отношение к Крыму, поставил с трибуны пленума первый секретарь Крымского рескома КПРФ С.В. Богатыренко. Он отметил, что региональная политика со стороны федеральных властей держится, можно сказать, на трёх китах. Это Крымский мост, трасса «Таврида» и построенный недавно международный аэропорт в Симферополе. Как мантру, повторяют эти названия и федеральные, и региональные власти. А больше за ними никакого развития в Крыму фактически не происходит!

Крым всегда был аграрным регионом и кормил многие другие области страны. Сегодня же, к стыду местных властей, 95 процентов продуктов питания, включая фрукты и овощи, сюда приходится завозить. Одна из причин — отсутствие воды вот уже четвёртый год. Известно, что Украина перекрыла Северокрымский канал, полностью обезвожена оросительная система. И за прошедшее время не сделано ничего, чтобы поправить положение!

Лишился Крым за 25 лет и статуса детской здравницы. От Советской власти ему перешло по наследству более 300 лагерей детского отдыха. Работают на данный момент всего 45. Причём работают они на платной основе: цена за сутки составляет от полутора до двух с половиной тысяч рублей. Поэтому с горечью приходится заявлять, что для 90 процентов крымских детей, особенно сельских, лагеря эти недоступны.

Единственной гордостью Крыма остаётся Международный детский центр «Артек». И в этом, как подчеркнул от лица крымских коммунистов их руководитель, решающая заслуга одного человека — Геннадия Андреевича Зюганова, о чём следует знать всем крымчанам и всем жителям Российской Федерации. Потому «Артек» имеет полное право быть красногалстучной республикой с адекватной идеологией.

Об идеологии, насаждаемой ныне в Крыму, выступавший говорил особо. Понятие патриотизма здесь стараются толковать своеобразно: как любовь к Путину и «Единой России». Между тем средняя пенсия составляет сегодня 8 с половиной — 9 тысяч рублей, и с 2014 года не создано ни одного рабочего места.

Региональная политика в Крыму требует коренного пересмотра. Настроение людей становится всё более реалистичным и критическим.

Деградации, «дожитию» — массовый протест

Анализируя региональную политику применительно к Республике Коми, первый секретарь рескома КПРФ О.А. Михайлов заявил: в республике заправляют гастролёры, озабоченные только личным обогащением и безразличные к интересам проживающих здесь людей.

В результате крупнейшие предприятия дышат ныне на ладан, за исключением Сыктывкарского лесопромышленного комплекса, перешедшего в собственность иностранцев. Ежегодно из республики уезжают более 8 тысяч человек. Растёт смертность. Буквально на глазах тает население таких городов, как Воркута, Инта, Печора.

Ну а руководство региона вместо решения насущных для жителей проблем занято в основном всевозможными пиар-проектами. Например, выращиванием грибов в шахтах Воркуты и тому подобным. Естественно, никакого доверия таким кадрам у населения нет, а коммунистам приходится вести постоянную борьбу с их очковтирательством и другими махинациями разного рода.

Всё происходящее в республике, по оценке руководителя рескома КПРФ, можно охарактеризовать одним ёмким словом: деградация. Власть назначает себе грандиозные зарплаты и премии, а вот простых людей лишают даже малейших льгот, заслуженных в условиях Севера.

Выражая их настроения, коммунисты наращивают борьбу против людоедской пенсионной «реформы», но им ставят один заслон за другим. Дошло до того, что глава районной администрации лично выхватил плакат у одного из участников пикета и демонстративно порвал его. Но сдаваться коммунисты Республики Коми не намерены. Протест ширится с каждым днём.

— Когда отчитывалось правительство нашей области за 2017 год, — сказал секретарь Ленинградского обкома КПРФ С.И. Бутузов, — мы слышали: «Бюджет у нас сбалансирован, мы — регион-донор, область наша — территория социального оптимизма». И если со сбалансированностью бюджета ещё можно согласиться, то насчёт социального оптимизма — весьма сложно!

Вот прошли выборы президента, вступил в силу закон Ленинградской области под названием «Социальный кодекс». Он сразу же исключил ряд слоёв населения, получавших дотации из областного бюджета. Например, сократились дотации работающим ветеранам труда, имеющим совокупный доход меньше 21 тысячи рублей в месяц. Это вызвало негативную реакцию многих, но всё же произошло.

Далее. Правительство отчитывается о приросте населения. Но если посмотреть на данные Петростата, то станет ясно: за два года в Ленинградской области родились 32 тысячи 500 человек, а умерли 50 тысяч. Приехали сюда 170 тысяч человек, уехали — 145 тысяч. Хотя, как известно, от добра добра не ищут…

Есть среди данных Петростата и такой показатель: «Ожидаемая продолжительность жизни при рождении». Так вот, мальчики, родившиеся в 2015—2016 годах, проживут в среднем 65 лет и 8 месяцев. И какая у них будет возможность воспользоваться пенсией?

— Согласитесь, после этого инициатива о повышении пенсионного возраста выглядит как хорошо просчитанная подлость! — прокомментировал секретарь Ленинградского обкома. И добавил: — Мы свою задачу видим в том, чтобы людей на улицы вывести с протестом обязательно.

Острота проблем не снижается, а возрастает

На острых проблемах родной области сосредоточил внимание и секретарь Псковского обкома КПРФ А.А. Мурылёв.

Население за последние годы не растёт, а только сокращается. В 2016 году здесь зафиксирован самый высокий уровень абортов в России. Область занимает второе место в РФ по количеству населённых пунктов: около 8 тысяч. Но это при том, что в 2 тысячах из них сегодня нет уже ни одного жителя, а в 4 тысячах их менее 10 человек. Это, конечно же, результат массового закрытия школ, медицинских пунктов, клубов, то есть последствия политики, проводимой действующей ныне властью.

Область превращается фактически в зону социально-экономического бедствия. За последние 25 лет промышленное производство на Псковщине сократилось вдвое. Долг области составляет 16 с половиной миллиардов рублей при бюджете 27 миллиардов.

Да, считается, что область выполнила большинство «майских указов» президента. Введено в строй несколько спортивных сооружений, построена первая за 25 лет (!) школа. Но это всё — опять-таки в долг.

Осенью нынешнего года в области состоятся губернаторские выборы. Предыдущий губернатор, небезызвестный Андрей Турчак, бесславно правил здесь восемь лет, а ныне возглавляет секретариат «Единой России». Он был не местный, а теперь области опять навязывают «варяга». Вот почему областное отделение нашей партии приняло решение выдвинуть кандидатом на губернаторский пост секретаря обкома КПРФ тов. Мурылёва. Эту кандидатуру поддержали и другие левопатриотические силы.

— Наша программа-максимум, — заявил кандидат в губернаторы, — победа в первом туре, а программа-минимум — второй тур. Иного варианта не может и не должно быть!

Первый секретарь Кабардино-Балкарского рескома КПРФ Б.С. Паштов отметил, что власть продолжает наращивать наступление по всем направлениям общественно-политической и социальной жизни, действуя всё более изощрённо, агрессивно и жёстко. Используются все возможные способы давления на людей — от шантажа и подкупа до уголовного преследования и прямого физического воздействия. Знаковым стал приход силовиков на руководящие должности в регионах Северного Кавказа.

Оратор обратил внимание, что новый законопроект, внесённый в Госдуму, предусматривает добровольное, а не обязательное изучение родных языков. Какая цель при этом преследуется? Кому и зачем это нужно? Тут можно видеть лишь одно: даётся повод националистам для разжигания страстей.

А принципиальная позиция, занятая КПРФ по вопросу о пенсионной «реформе», с горячим одобрением воспринята населением как Кабардино-Балкарской, так и других северокавказских республик. Люди поддерживают эту позицию и возмущаются действиями власти: «Почему это с нами не посоветовались, нас не спросили?» Так что протестный потенциал в республике день ото дня нарастает.

Требуется в связи с этим, сказал выступавший, особая работа среди молодёжи.

* * *

Подводя итоги состоявшегося коллективного обсуждения, Г.А. Зюганов подчеркнул, что сегодня происходят существенные изменения в массовом сознании. Власть сама, собственными действиями побуждает людей к серьёзным размышлениям о своём положении в нынешней России, толкает на решительный протест. Утверждаемая несправедливость становится всё более нетерпимой. Вот почему так важно, призвал Председатель ЦК КПРФ, донести решения, принятые этим пленумом, до каждого нашего соотечественника, до всех людей труда, интересы которых последовательно отстаивает КПРФ. Вместе — победим!


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт июл 05, 2018 7:23 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8212
Ленин непричастен к гибели царской семьи
№70 (30713) 6—9 июля 2018 года
4 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Разговор со старшим следователем по особо важным делам Владимиром СОЛОВЬЁВЫМ ведёт политический обозреватель «Правды» Виктор КОЖЕМЯКО

«Уважаемый главный редактор «Правды»! Пишет вам член КПСС—КПРФ с 1965 года, ветеран педагогического труда Дзыра Степан Фёдорович из села Завьялово Знаменского района Омской области. Около десяти лет назад ваша газета в трёх номерах напечатала очень интересную беседу со следователем по особо важным делам, который много лет занимался историей гибели отрёкшегося от престола российского царя Николая II и его семьи в 1918 году. И твёрдое заключение следователя состояло в том, что В.И. Ленин непричастен к этой трагедии, вокруг которой распространяется множество фальсификаций и политических спекуляций.

Можно не сомневаться, в связи с предстоящим 100-летием тех событий антиленинский и вообще антисоветский, антикоммунистический накат поднимается с новой силой. Ему с позиций исторической правды надо противостоять. Между тем, например, мои номера «Правды» с публикацией, о которой я пишу, давно «зачитали». Да и с тех пор выросли молодые люди, не знающие этой беседы совсем. Вот почему очень прошу ещё раз напечатать её на страницах вашей газеты. Думаю, к просьбе моей присоединятся многие».

Автор этого письма прав: такое его обращение в нашу редакцию не единственное. Что вполне понятно.

Действительно, трагедия 17 июля 1918 года в Екатеринбурге, где была расстреляна семья последнего русского царя, стала за годы антисоветской «перестройки» и буржуазных «реформ» поводом для колоссальных политических спекуляций. Её постарался использовать в своих целях Ельцин.

О ней вспоминают при каждой очередной вспышке антикоммунистической истерии. А если кто-то опять и опять кричит о ликвидации ленинского Мавзолея, то, конечно, екатеринбургские события выдвигаются как один из главных пунктов в обвинении вождя большевиков.

Обвинение это стало уже настолько расхожим, что прочно засело в головах многих. Тем более что выстроена и психологическая схема, которая некоторым кажется просто неопровержимой. Как же! Старший брат Ленина был повешен за участие в попытке покушения на отца Николая II, а «кровожадный Ульянов» за это отомстил, убив не только самого царя, но также и его жену, и детей.

Всё это в разных вариациях повторяется, повторяется, повторяется: «Ленин убил Николая и его семью».

Но вот иное мнение. Гораздо авторитетнее и заслуживающее несравненно большего внимания. Его высказывает человек, ставший сегодня, может быть, самым осведомлённым знатоком всего, что связано с теми историческими событиями.

Напомним: это — Владимир Николаевич Соловьёв, который был старшим следователем по особо важным делам в Прокуратуре РФ, а потом занял ту же должность в Главном следственном управлении Следственного комитета Российской Федерации. Уголовным делом по убийству Николая II и его семьи он занимался с 1993 года, когда оно было возбуждено в связи с найденным под Екатеринбургом захоронением с останками девяти человек. Потребовалось опознание, а для этого — разносторонние экспертные работы, к которым следователь привлекал учёных и других квалифицированных специалистов, в том числе иностранных.

Дальнейшее известно. Кто-то согласился с заключением экспертов, кто-то — нет, но в 1998 году состоялись торжественные похороны этих останков в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга как останков царской семьи.

Тогда уголовное дело было прекращено, а вновь возобновлено уже в 2007 году: неподалёку от того захоронения местные поисковики нашли фрагменты ещё двух человек, по предположению — сына и дочери Николая II. И опять следствие по этому делу с участием многих экспертов, завершённое постановлением от 15 января 2009 года, вёл Владимир Николаевич Соловьёв.

Подробности тех его расследований — огромная тема. Но мы сегодня будем говорить не о ней. Я уже отметил, что за долгое время этой кропотливой работы, поглотившей его целиком, Владимир Николаевич стал уникальным знатоком всех обстоятельств истории, происшедшей 100 лет назад. Он изучил массу документов, воспоминаний, свидетельства очевидцев и материалы всевозможных исторических исследований, проводившихся в разные годы.

Так вот, один из выводов, который он для себя сделал, следующий: Ленин непричастен к расстрелу бывшего царя и его семьи.

Чтобы полнее представить аргументацию следователя (подчеркну: в данном случае не имеющего никакой политической ангажированности и заинтересованности!), мы и предлагаем вниманию читателей текст этой беседы с ним, публикуемый повторно.

«У меня есть основания это утверждать»

— Владимир Николаевич, я совершенно случайно узнал о вашем выводе относительно позиции Ленина в деле царской семьи. Вы пришли к решению, что расстрел был совершён не только не по его инициативе, но и без его согласия?

— У меня есть основания это утверждать.

— На чём они базируются?

— Прежде всего на реальности взаимоотношений, которые были тогда между центром и провинцией, то есть между властью в Москве и на местах. Далеко не всё в этих отношениях к тому времени стабилизировалось, и далеко не всегда чётко срабатывали указания из центра. Ведь Советская власть только устанавливалась. Вообще, дабы понять происшедшее так, как оно происходило, надо представить всю сложность ситуации в её исторической конкретности. А нынче всё предельно упрощают.

— Приведите пример той сложности, которую вы имеете в виду.

— Пожалуйста. Не знаю, известно ли вам, но абсолютному большинству, я уверен, неизвестно, что в это время, о котором мы говорим, слово «ленинец» среди многих уральских большевиков, включая местное руководство, было чуть ли не ругательным.

— Почему?

— Брестский мир стал причиной. Ленин — это Брестский мир, то есть компромисс. А радикалы против компромиссов. Они вовсе не за начало мирного строительства, а за расширение революционного пожара. Из-за Брестского мира, помните, у Ленина происходит резкое столкновение даже с Дзержинским. Ленин, получается, в глазах многих теперь какой-то оппортунист-примиренец.

Далее противостояние с радикальными силами как в самой большевистской партии, так и вне её (вспомним мятеж левых эсеров в начале июля того же 1918-го) пойдёт по нарастающей.

— Это понятно. Недаром через два года Ленин напишет известную свою работу «Детская болезнь «левизны» в коммунизме».

— Так вот, руководство уральских, екатеринбургских большевиков эта самая «левизна» основательно захватила. И Ленин в тот момент не был для них безусловным авторитетом. Тем более что здесь работали революционеры с большим стажем, мысленно считавшие себя (по крайней мере, некоторые из них) деятелями, может, не меньше или на равных с Лениным. И уж точно — гораздо революционнее!

— Это определяло и отношение их к проблеме царской семьи?

— Конечно. Рвались решить её в своём духе — радикально. А вот для Ленина такое оказывалось неприемлемым. Больше того, я пришёл к выводу, что расстрел был даже своего рода провокацией против Ленина и той линии, которую он проводил.

Представьте, левыми эсерами, то есть теми же радикалами, в начале июля 1918 года убит германский посол Мирбах. Это — провокация, чтобы вызвать обострение отношений с Германией, вплоть до войны. И уже появилась угроза, что в Москву будут посланы германские воинские части. Тут же — левоэсеровский мятеж. Словом, всё балансирует на грани. Ленин прилагает огромные усилия, дабы как-то сгладить навязанный советско-германский конфликт, избежать столкновения. Так зачем же ему в этот момент расстрел германских принцесс, каковыми считались дочери Нико-лая II и Александры Фёдоровны?

Нет, Ленин даже по таким сугубо прагматическим политическим соображениям не мог этого хотеть и, убеждён, к этому никак не стремился. Наоборот, совершённое фактически было направлено против него.

— Ленин был за суд над бывшим царём?

— Да. Предполагалось, что такой суд состоится, и Троцкий хотел выступить в качестве обвинителя. Впрочем, Троцкий, который уж точно считал себя не меньше, а больше Ленина, в это время начинал разыгрывать свою игру...

Временное правительство буквально засыпали телеграммами и письмами с требованием немедленно и безо всякого суда «пустить в расход» царя и его семью

— Поскольку мы заговорили о суде, я вспомнил, что Временное правительство тоже собиралось устроить суд над Николаем II.

— Над ним и над бывшей императрицей. Вскоре после Февральской революции была учреждена Чрезвычайная следственная комиссия (ЧСК) для расследования преступлений царской семьи и высших должностных лиц России. Речь шла о государственной измене и многом другом.

— Я читал о работе этой комиссии у Александра Блока, который, кажется, активно в ней участвовал... Но, насколько я знаю, одновременно шли переговоры о высылке царской семьи за границу?

— Именно так.

— А кто их вёл и с кем?

— Да те же люди, которые руководили подготовкой судебного процесса, в самый разгар этой подготовки вели переговоры об отправке царя и его семьи в Англию. Замечу, что при разработке акта отречения от престола вопрос о возможном царском выезде из России официально не рассматривался. Но сохранилась записка низложенного императора от 4 марта 1917 года, переданная председателю Временного правительства князю Львову. Судя по ней и по резолюции от 6 марта, просьба Николая о выезде за границу была поддержана.

— Сразу имелась в виду Англия?

— Видимо, сразу.

— А почему?

— Наиболее тёплые, даже дружеские личные отношения изо всех зарубежных монархов сложились у русского императора с английским королём. В Англии Николаю, который носил в России довольно скромный воинский чин полковника, были присвоены высшие звания — фельдмаршал армии и адмирал британского флота. Такие же, какие носил сам король Георг V. Кстати, интересная подробность: Николай II и Георг V внешне были очень похожи. Иногда они, меняясь формой, разыгрывали окружающих.

Короче, казалось бы, Великобритания для отъезда венценосной семьи — наилучший вариант. Где-то около 7 марта министр иностранных дел Милюков встретился с английским послом в России Джорджем Бьюкененом и попросил выяснить позицию британского правительства по этому вопросу. И уже 10 марта посол сообщил, что правительство его страны положительно относится к идее переезда царской семьи в Великобританию.

Керенский, на которого Временное правительство возложило все проблемы, связанные с этой семьёй, начал вплотную заниматься подготовкой отправки её за рубеж.

— Почему же это не состоялось?

— Немедленному отъезду помешала работа Чрезвычайной следственной комиссии, которая, при всех этих закулисных переговорах, всё-таки продолжалась. Но и ещё одна серьёзная проблема возникла, когда практически хотели приступить к реализации этого плана: а удастся ли обеспечить безопасный проезд царственных особ до порта Романов, то есть до Мурманска?

Дело в том, что слухи о готовящемся отъезде царя за рубеж каким-то образом вышли за пределы узкого круга и вызвали бурю возмущения во многих общественных организациях. Вот ведь от чего нельзя отвлекаться при рассмотрении событий того времени! Я говорил о радикальном крыле большевистской партии. Но в 1917-м и позднее настрой в массе русского населения был предельно радикальным. В том числе и по отношению к «царскому вопросу». Учтите следующее: огромное количество организаций с мест, представлявших различные партии (так называемые демократические, что особо надо подчеркнуть!), буквально засыпали Временное правительство телеграммами и письмами с категорическим требованием немедленно и безо всякого суда «пустить в расход» царя и его семью.

—Да, это действительно серьёзно. Нынче мало кто представляет реальное настроение большой части общества в то время. Внушили, что абсолютное большинство в России было убеждёнными монархистами и лишь «беспощадная шайка большевиков-ленинцев» стремилась к убийству царя.

— Монархистов в России тогда, пожалуй, было гораздо меньше, чем теперь. Все демократы! Колчак — демократ, Краснов — демократ, Деникин — тоже... Потому так легко и произошла Февральская революция. От царя почти все отреклись, даже церковь.

— Мы в «Правде» недавно печатали заявления церковных деятелей, опубликованные после Февраля: сплошной восторг по поводу свержения самодержавия!

— Могу добавить весьма показательный факт. Когда встанет вопрос о переезде царской семьи в Тобольск, ни один священнослужитель не захочет отправиться вместе с ней. В том числе царскосельский священник и духовник семьи протоиерей Александр Васильев. Он откажется ехать, как и другие священнослужители. Поэтому в Тобольске окормлять царя и его семью придётся местному батюшке, по совпадению — тоже Васильеву, отцу Алексею...

— Но давайте вернёмся к вопросу, почему венценосная семья не была перевезена в Англию.

— А потому, что Англия пересмотрела своё первоначальное решение. Так сказать, «одумалась». Ровно через месяц, 10 апреля 1917 года, король Георг V даёт указание своему секретарю лорду Станфордхэму предложить премьер-министру, «учитывая очевидное негативное отношение общественности, информировать русское правительство о том, что правительство Его Величества вынуждено взять обратно данное им ранее согласие».

— А что имелось в виду под «негативным отношением общественности»? О какой общественности речь — об английской или российской?

— Надо полагать, и той, и другой. В массе настроение англичан вовсе не было таким уж благожелательным к России, чтобы спасать её самодержца. А о настроении в самой России, которое английскому королю, разумеется, было хорошо известно, я уже сказал.

Словом, думая о том, как дальше вести дела со страной, жители которой в массе своей решительно настроены против бывшей царской семьи, а также опасаясь, что укрывательство этой семьи и самого царя может помешать отношениям с Россией в будущем, Георг V счёл за благо отказать своему давнему другу в приёме.

— Что ж, факт, кое-что говорящий на тему «нравственность и политика». В данном случае — английская политика.

— Ничего удивительного: правители Великобритании всегда исповедовали крайний государственный эгоизм. Так что судьба царя как таковая мало их волновала.

— Ну а были варианты выезда в другие страны?

— Судя по всему, другие тоже не слишком-то горели желанием принять у себя опальную семью бывшего российского императора. Ни Франция, ни Дания, ни Греция или Испания — называю государства, где раньше вроде бы высоко ценили Николая II. Только немцы, как ни парадоксально, постоянно интересовались судьбой бывших русских царевен и одновременно германских принцесс.

Бывшему «хозяину земли русской» искали укромное место во взвихренной революцией стране

— Значит, поскольку варианты отправки царя за рубеж отпали, Временное правительство принимает решение о Тобольске?

— Совершенно верно.

— Однако почему обязательно надо было куда-то эту семью вывезти и почему возник именно Тобольск?

— Николай II вместе с семьёй, как известно, находился под домашним арестом в Царском Селе. Но близость к бурлящему революционному Петрограду была для них опасной, причём со временем опасность не уменьшалась, а, наоборот, возрастала. Несмотря на основательную охрану, возможен был и самосуд. Учитывая те массовые радикальные настроения, про которые мы говорили...

— То есть царя надо было где-то укрыть?

— Разумеется. Укрыть от реально грозящей расправы — не большевистской, а чьей угодно. Керенский именно об этом думал. Сибирский Тобольск виделся в тот момент подходящим местом, тихим, укромным.

— Члены царской семьи тоже хотели уехать подальше от кипящей столицы?

— Они-то хотели, но место переезда представляли себе совсем иное. Не Тобольск, а Крым. Были уверены, что их отвезут туда и они смогут спокойно жить в своём дворце — так сказать, на средства царя в отставке. Временное правительство и пошло бы на это, но к августу 1917-го стало совершенно ясно, что страной, особенно окраинами, оно фактически не управляет. И Крым среди этих окраин оказался слишком горячим местом. Тогда и возник Тобольск.

— Итак, Временное правительство решило переправить Николая II и его семью из Царского Села в Тобольск. Переезд туда прошёл спокойно?

— Это было похоже на военную операцию. Подготовили два состава, разместили в них 45 приближённых царской семьи, 330 солдат и 6 офицеров. Все солдаты отличились в боях, много было георгиевских кавалеров. И возглавил эту военную силу полковник Кобылинский.

А рабочие-железнодорожники, узнав о предстоящей отправке царской семьи, до последнего грозили поездку сорвать. Правительство опасалось и нападений в пути, поэтому было дано указание большие станции проезжать, останавливаясь для пополнения угля и воды лишь на маленьких. Собственно, так оно и было. Иногда в чистом поле останавливались, чтобы пассажиры могли погулять...

Вышел царский поезд ранним утром 14 (27) августа. Ещё, можно сказать, ночь была. Создана обстановка строжайшей секретности. Окна в главном секретном вагоне плотно зашторены. И на вагоне этом — надпись: «Японская миссия Красного Креста». Поезд шёл под японским флагом.

— А почему? С чем был связан именно этот флаг?

— В целях той же секретности. Маскировка. Ну а Япония ведь считалась в это время союзницей России...

— Эксцессов по ходу путешествия не возникло? Оно не было замечено?

— Интересно, что всполошились не где-нибудь, а в «роковом городе» Екатеринбурге. Хотя два странных состава проследовали ещё на рассвете, но здесь о присутствии в поезде царственных особ откуда-то стало известно. И во ВЦИК пошла телеграмма, что, по слухам, поезда с царём и семьёй идут в Ново-Николаевск (нынешний Новосибирск), чтобы оттуда уйти через Харбин за границу. Для предотвращения этого из Екатеринбурга разослали телеграммы в Ново-Николаевск, Красноярск, Иркутск. Между тем царь и вся его семья спокойно спали.

Дальше довольно благополучно добрались до Тюмени, а оттуда, пересев на пароход «Русь», по рекам Тура и Тобол отправились к месту назначения. В Тобольск прибыли 19 августа по старому стилю (по новому — 1 сентября).

— И где разместились?

— В доме, где жил последний тобольский губернатор Ордовский-Танаевский. Он к этому времени уже съехал, власть была у представителей Временного правительства и городского головы Шалабанова. Они срочно готовили жильё необычным новым постояльцам. Всё там чистили, красили, дом обносили надёжным забором.

— Большой дом?

— Восемнадцать комнат, причём просторные, так что места всем хватило. При доме, по словам Николая II, были «так называемый садик» и «скверный огород».

— Широко известны фотографии, на которых бывший царь колет дрова. Говоря современным языком, фотографы в этом видели, наверное, особый «прикол».

— Да, Николай заготавливал дрова, пилил, колол. Сперва сухую сосну во дворе спилили, потом берёзу. А затем привезли круглого леса, который он стал «разделывать». Ему нужна была физическая нагрузка. Позднее, когда большевик Мячин-Яковлев, о котором речь у нас впереди, будет рассказывать в интервью «Известиям» о своей первой встрече с тобольским ссыльным, он отметит его свежий вид, а на руках — появившиеся рабочие мозоли.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пн июл 09, 2018 9:28 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8212
Ленин непричастен к гибели царской семьи
№71 (30714) 10—11 июля 2018 года
4 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Разговор со старшим следователем по особо важным делам Владимиром СОЛОВЬЁВЫМ ведёт политический обозреватель «Правды» Виктор КОЖЕМЯКО

(Продолжение.

Начало в № 70).

Тобольску недолго суждено было оставаться тихим местом

— Однако, как легко представить, «укромное, тихое место» — Тобольск — совсем недолго продолжало оставаться таковым?

— Действительно, легко представить. Ветры из столиц долетали сюда, а там происходили события грандиозные. Смена власти! И это создаёт в Доме Свободы (так к тому времени именовался бывший губернаторский дом в Тобольске) ситуацию некоей неопределённости и повышенной напряжённости.

Учтите хотя бы следующее. Временное правительство перестало платить зарплату солдатам царской охраны, а большевистское ещё не начало. К тому же революционизация среди солдат нарастает. Солдатское собрание, например, постановило снять погоны. Теперь в Тобольске за ношение погон можно было получить неприятности. Бывало, местные жители нападали на людей в погонах и избивали их, а погоны срывали. Солдатский комитет гарнизона 3 января 1918 года решает снять погоны с Николая II.

— То есть от желанной для царской семьи изолированности и покоя мало что остаётся?

— Покоя, собственно, к этому времени давно уже нет. Мешками приходили письма в бывший губернаторский дом, особенно много в адрес Александры Фёдоровны. Писалось о её отношениях с Григорием Распутиным, высказывались всякие скабрёзные предложения царевнам. Как ни удивительно, даже из Америки письма добирались.

— А как новая власть в столицах реагирует на продолжающееся пребывание царской семьи в Тобольске?

— Первое время — никак. Не до этого было. Да и не возникало поводов особо заниматься «бывшими». Ну живут там и живут, каких-то политических телодвижений не совершают — и ладно.

Однако у екатеринбургских большевиков с их повышенно радикальной, как я уже говорил, настроенностью проявляется всё больший интерес к Тобольску. Тем более что оттуда начинают упорно ползти слухи: царская семья замыслила побег. Достигая Екатеринбурга, слухи эти затем не только широко транслируются, но и усиливаются, в чём-то дополняются.

Слухи растут. Они публикуются в газетах, причём, подчеркну, далеко не только и не столько большевистских. Пока ещё много разных газет. Пишут, например, что царь развёлся с царицей. Сообщают, будто Николай постригся в монахи и ушёл в Абалакский монастырь. Есть известие, что он вообще убежал в неизвестном направлении. Вовсю муссируется слух, что у причала на Иртыше стоит в полной готовности лёгкая шхуна «Святая Мария» — специально для того, чтобы умчать царскую семью за границу.

Иногда опровержения на подобную «информацию» тоже печатают, но редко и самым мелким шрифтом на последней странице газеты. А слухи-то бегут! Они воспринимаются взахлёб, как авантюрный роман. Они будоражат и тихий Тобольск, и настороженно-грозный Екатеринбург, всё более внимательно следящий, что же там, в Тобольске, вокруг царской семьи происходит.

Вдобавок ко всему в этот момент здесь появляется весьма загадочная фигура, которая усиливает интригу.

— Кто же это?

— Волею обстоятельств— мой однофамилец. По имени Борис Николаевич Соловьёв. Личность авантюрная. Зять Распутина — женат на его младшей дочери Матрёне (Марии). А до этого якобы несколько лет провёл в Индии, где обучался гипнозу и всевозможным приёмам оккультизма. Например, убийству на расстоянии. Это он сам о себе друзьям рассказывал. А белогвардейский следователь Николай Соколов, который потом будет заниматься делом о расстреле царской семьи, сочтёт Соловьёва масоном и немецким шпионом.

В Февральскую революцию поручик из вольноопределяющихся Борис Соловьёв делает карьеру — становится адъютантом Гучкова. С помощью скрытых корниловцев получает должность помощника начальника отдела Дальнего Востока при военном министерстве и вроде бы работает в комиссии «по приёмке особо важных заказов для обороны государства». Не знаю, была ли на самом деле такая комиссия — сочинить этот человек мог что угодно. Доподлинно известно: деньги очень любил.

— Но с какой целью появился он в Тобольске?

— С целью освобождения царской семьи. Уже после Октября Соловьёв с непонятными функциями поступает на службу к банкиру Карлу Иосифовичу Ярошинскому, близкому к знаменитой подруге императрицы Вырубовой и вообще к кружку Александры Фёдоровны. Кладут ему 40 тысяч рублей жалованья в год. Одновременно Вырубова уговаривает Ярошинского выдать Соловьёву 25 тысяч рублей для помощи императорской семье. Так вот, получив эти солидные деньги в царских купюрах, Соловьёв и направляется в Тобольск.

— А там как он действует?

— Прямо скажу, странно. Священнику Алексею Васильеву он сообщил, что приехал по поручению «центра» освободить царскую семью и что возглавляет крупную вооружённую организацию. Понятно, это сразу становится известно царю, его семье и всему их окружению, вызвав радость и большие надежды. Ещё бы! Сам зять любимого Григория Ефимовича Распутина прибыл как освободитель.

— И что дальше?

— А дальше практически ничего. Всё оборачивалось какой-то опереттой. Ходит Соловьёв по Тобольску, ходит под окнами губернаторского дома. Императрица из окошка ему улыбается, царь и все остальные о нём говорят. Ссужают ему деньги, кое-что из царских драгоценностей передают. Планы строятся самые фантастические. Например, сплавиться на моторных лодках до устья Иртыша, а потом на север, просить у англичан корабль и плыть в Лондон через Ледовитый океан...

— В общем, одни фантазии?

— Не более того. Но 7 февраля 1918 года Соловьёв возвращается в Петроград и рассказывает, что собрал группу единомышленников и дело освобождения бывшего императора вместе с его семьёй близится к успешному завершению.

Видимо, опытный не только в финансовых делах Ярошинский не очень-то поверил Соловьёву, поэтому выделил на сей раз всего 10 тысяч рублей. Однако тот с помощью Вырубовой продолжил сбор средств среди более наивных и, когда у него было уже несколько десятков тысяч рублей, снова отправляется в Тобольск. Опять к священнику Алексею Васильеву.

Происходит там и ещё одна знаменательная для «освободителя» встреча — с молодым, 19-летним почитателем царской семьи Сергеем Марковым. Ему Соловьёв рассказывает сказки о том, что руководит «братством святого Иоанна Тобольского», созданным для освобождения царя, и входят в эту организацию якобы уже 120 человек. А в Петроград сообщает о создании офицерского отряда в 300 сабель.

— Тоже сказка?

— Разумеется.

— Но тем не менее Марков стал сподвижником Соловьёва в его авантюре?

— На очень короткое время. Наверное, по заданию Соловьёва Марков отправляется на родину Распутина, в село Покровское, и там до него доходит известие о большой неприятности, случившейся с «начальником»: Соловьёв арестован.

Действительно, это произошло в Тюмени. Борис Николаевич иногда чересчур «зарывался» и терял чувство опасности. Арестовали его большевики. А выручила каким-то чудом распутинская дочь, жена Мария — Мара, как он её называл. В своём дневнике она записала, что слезами залилась, увидев Борю в железной клетке.

Дабы закончить сюжет с этим незадачливым «освободителем» царской семьи, скажу: бежав от большевиков из Тюмени, он был потом снова арестован — уже белыми в Чите. И опять выбрался благодаря той же Маре! Её подругой оказалась подруга печально знаменитого атамана Семёнова. Вот тот и принял меры. А на пальце атаманской подруги появился чистейшей воды императорский бриллиант...

Чтобы предотвратить якобы готовящийся побег, в дело вступают омские, тюменские, уральские...

— Владимир Николаевич, надо бы поконкретнее разобраться, как в начале 1918 года складывались отношения между центральной и местной властью, а если географически — между Петроградом, Москвой, Екатеринбургом и Тобольском. Поскольку, как я понимаю, это были главные адреса, так или иначе оказывавшие влияние на дальнейшую судьбу семьи Николая II.

— Я добавил бы к этим адресам ещё Омск и Тюмень. Дальше поймёте почему.

Если говорить о Тобольске, где по-прежнему оставалась семья бывшего царя, то обстановка там день ото дня всё более накалялась. После разгона Учредительного собрания из Петрограда возвратилась тобольская делегация, которая привезла с собой инструкцию о ликвидации всех местных учреждений и организаций Временного правительства. В конце января 1918-го сложил свои полномочия тобольский губернский комиссар Пигнатти — библиотекарь и краевед, человек достаточно мягкий, который, с точки зрения требований времени, с обязанностями своими не справился и справиться не мог. Сложил полномочия 24 января и Василий Панкратов, назначенный в своё время комиссаром по охране бывшего царя.

— Ну а кто же возглавил новую власть в городе и губернии? Кто стал во главе царской охраны?

— Это всё происходило весьма непросто. И как раз присутствие в городе семьи бывшего императора и его самого стало неким особым обстоятельством, вокруг которого начали сталкиваться разные силы.

Неразбериха с охраной царской семьи нарастала, поскольку на смену старым солдатам из Петрограда прибыли новые, прошедшие революционную школу в столице, но и прежние не ушли. Раздоры, трения между ротами. А вскоре появляются и ещё претенденты на охрану так называемого Дома Свободы.

В начале марта 1918 года из Омска в Тобольск прибыл комиссар Запсибсовета В.Д. Дуцман, и вслед за ним появился отряд из сотни омских красногвардейцев во главе с А.Ф. Демьяновым. Вот он, Демьянов, и был назначен чрезвычайным комиссаром Тобольска и Тобольского уезда.

— Он же возглавил контроль над домом, где находилась семья бывшего царя?

— Омские красногвардейцы действительно первым делом решили взять под свой контроль Дом Свободы. Но не тут-то было! Охрана дома воспротивилась. Тогда Николай II в дневнике записал, что бойцы отряда охраны начали готовить к бою пулемёты.

В общем, схватка могла бы получиться нешуточная. Спасло то, что омский отряд повёл себя довольно спокойно. Фактически он отступил. Вообще, за всё время со стороны его бойцов не было ни одного выстрела. Не был арестован ни один человек, не провели ни одного обыска.

— А в чём состояли их действия?

— Разогнали органы старой власти и создали новый губернский Совет. Председателем его стал Павел Хохряков. Бывший матрос, кочегар броненосца «Император Александр II», он был ещё раньше тайно заброшен в Тобольск екатеринбургскими большевиками. Обосновался здесь, женился, а вот теперь вошёл во власть.

— Но что происходило с охраной царя?

— Она оставалась, как и раньше. Однако поскольку слухи о готовящемся побеге царской семьи распространились к этому времени уже очень широко, то в ряде соседствовавших с Тобольском большевистских организаций решают принять свои меры, чтобы побег предотвратить. И вслед за омским отрядом в Тобольск прибывает отряд тюменский. За царём!

— Что-нибудь им удалось?

— Омичи тюменцев выгнали. Между прочим, царская семья слышала, как со свистом, гиканьем и бубенцами на пятнадцати тройках тюменский отряд покинул Тобольск.

Потом тюменцев сменили уральцы. Две группы уральского отряда под командованием Семёна Заславского прибыли в Тобольск 28 марта и 13 апреля. И тогда же, в апреле 1918-го, из Екатеринбурга прибыл ещё один отряд во главе с Бусяцким.

— У екатеринбуржцев по-прежнему наибольший интерес к царской семье?

— Я говорил об особенно радикальном настрое в руководстве этой организации. Он существенно усиливался влиянием левых эсеров, находившихся в составе Урал-облсовета. Так что здесь ещё раньше на-чали создавать боевые спецгруппы, которые посылались тайно и разными путями к Тобольску, чтобы перекрыть маршруты возможного царского побега. В деревнях члены этих групп для маскировки изображали из себя коробейников...

Но теперь план в Екатеринбурге разработан уже более масштабный, и нацелен он прямо на Тобольск. С задачей захвата Романовых, для чего посланным отрядам предписывалось при необходимости «открыть военные действия». Вопрос ставился так: доставить живыми или мёртвыми.

— То есть второе не исключалось?

— В том-то и суть! Не только не исключалось, а предусматривалось — фактически как основная цель. Знали в Екатеринбурге, что Москва готовит судебный процесс над бывшим царём. Однако здесь это считали ненужным «излишеством». Лучше всего захватить царскую семью в Тобольске, а затем «потерять» где-нибудь по дороге в неразберихе Гражданской войны. На самом деле — под любым предлогом уничтожить.

— Значит, екатеринбургский план по сути противостоял Москве, противостоял Ленину?

— Безусловно. Однако в Москве тайных планов уральцев не знали. Многочисленные сигналы о ненадёжности охраны царской семьи и об организации возможного побега вынудили Кремль реагировать — принять решение перевезти её из Тобольска в Екатеринбург.

— А почему был избран именно Екатеринбург?

— Требовалось доставить царя с семьёй в пункт, где, во-первых, можно было обеспечить более надёжную охрану, а во-вторых, откуда в любой момент быстро можно привезти в Москву для проведения суда. Этим двум требованиям, казалось, полностью соответствовал Екатеринбург.

Совнарком и ВЦИК поручают доставку Романовых из Тобольска своему надёжному человеку.

— Кому же было доверено возглавить надёжную охрану царя и его близких при переезде их из Тобольска в Екатеринбург?

— Это Константин Алексеевич Мячин, член партии большевиков с 1904 года, организатор боевых дружин во время Первой русской революции. В октябре 1917-го стал членом Военно-революционного комитета, делегат II Всероссийского съезда Советов. Был членом коллегии ВЧК и заместителем Дзержинского сразу после создания этой организации. Самая главная его характеристика — человек редкостно смелый и решительный. Таких же для выполнения ответственного задания подбирает себе в отряд. Около ста человек, которых лично знал по боевым действиям во время революции 1905 года. Берёт только тех, кому безоговорочно доверяет. При отряде свой телеграфист. На вооружении пулемёты — целых девять штук.

— А какая реакция в Екатеринбурге на этот отряд и его миссию?

— Мячин (у него в это время подпольный псевдоним — Яковлев) отправляется в Тобольск как раз через Екатеринбург. На вокзале он встречается с местными руководителями — Голощёкиным и Дидковским. Показывает свои мандаты. А они у него действительно серьёзные! Руководителями партии и Советского государства предписано всем гражданам и организациям под угрозой расстрела на месте оказывать Яковлеву всяческое содействие.

В данных ему полномочиях подчёркнуто, что «груз» (так для конспирации называли в переписке Романовых) обязательно должен быть доставлен живым. Вот категорическое указание Ленина!

Конечно, это руководителям уральским никак не могло понравиться. Они-то направляли свои отряды в Тобольск с противоположным заданием— во что бы то ни стало Романовых «ликвидировать». И вот теперь два задания столкнулись.

Окончание следует.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Ср авг 08, 2018 9:14 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8212
«Рост ВВП ускоряет крах экономики»
№84 (30727) 9 августа 2018 года
2 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Профессор Академии труда и социальных отношений, доктор экономических наук, заслуженный деятель науки РФ Дмитрий ВАЛОВОЙ в беседе с политическим обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО
В Китае объявлен переход от стремительного роста экономики к её качественному развитию. Об актуальности этой задачи, о проблемах на пути реализации и возможностях сочетания роста экономики с повышением её качества идёт речь в публикуемой беседе с одним из видных экономистов нашей страны, много лет проработавшим в «Правде».
Китай корректирует курс
— Дмитрий Васильевич, в докладе на сессии Всекитайского собрания народных представителей премьер-министр КНР Ли Кэцян заявил «о переходе китайской экономики от стадии стремительного роста к стадии качественного развития». На Западе вокруг этого появилось немало кривотолков о новых трудностях в китайской экономике. А ваше мнение? Что значит такой переход, закономерен ли он и какова, на ваш взгляд, вероятность его реализации?
— Многие годы Китай является общепризнанным лидером развития экономики. Здесь создан самый мощный в мире экономический потенциал. Но его социальная составляющая не удовлетворяет руководство страны и правящей Коммунистической партии Китая. Потому скажу так: приоритет качества экономики становится не только закономерным и актуальным — это результат глубокого творческого анализа китайским руководством отечественной и мировой экономики. Если Китай учтёт роковую ошибку Советского Союза, то поставленные им огромные социальные задачи будут не только досрочно выполнены, но и перевыполнены.
— Хочу уточнить: какую нашу ошибку вы имеете в виду?
— На XXV съезде КПСС была утверждена юбилейная десятая пятилетка. Её назвали «пятилеткой эффективности и качества». Цель этой пятилетки была аналогична новому китайскому курсу. Но мощным барьером на пути реализации десятой пятилетки стал порочный измеритель роста объёма экономики. Как вы знаете, советский «вал» включал многократный повтор одних и тех же материалов, что искусственно завышало объём производства. Ради плана, зарплаты и премий производители накручивали «воздушный вал». Вы же помните, подробно об этом «Правда» рассказала в большой моей критической статье, которая публиковалась три дня — 9, 10 и 11 ноября 1977 года.
— Да, это была чрезвычайно громкая публикация.
— Напомню, по итогам её обсуждения было принято постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «Об улучшении планирования и усилении влияния хозяйственного механизма на повышение эффективности производства и качества роста». К сожалению, после смерти А.Н. Косыгина, а затем и Л.И. Брежнева реформа, нацеленная на повышение эффективности и качества экономики, постепенно была спущена на тормозах. А в итоге мы имеем то, что имеем. Учитывая актуальность прежних работ по этой проблеме, я их включил в трёхтомник своих сочинений, который вышел недавно в московском издательстве «Алгоритм».
— Но, насколько мне известно, в Китае советский «вал» не используется.
— Верно. Однако там используется ещё более порочный измеритель. И это, конечно, не только там. В одной из бесед с вами, которая была опубликована в «Правде», я позволил себе выразиться абсолютно категорически: извращённый ВВП ведёт мировую экономику к неминуемому краху!
— Я прошу вас всё-таки напомнить кратко для читателей, кто и почему извратил сущность ВВП.
— После преодоления религиозного фанатизма средних веков возник вопрос: если богатство не богом даётся, то откуда оно берётся? Научный ответ на этот вопрос дали Смит, Рикардо и Маркс. Источником и мерой богатства является производительный труд. Производство товаров и услуг образует реальную экономику. Но, по мере перерождения капитализма из производительного в спекулятивный, началось бегство капитала за более высокой прибылью из реальной экономики в сферу обращения.
Это вело к падению темпов роста экономики. И вот, чтобы замаскировать столь нежелательный факт, «неоклассики»-либералы совершили «научное» мошенничество. Они предложили считать любой труд производительным. И чем выше доход, тем «производительнее» труд. В итоге рыночные игроки, которых экономист Карнеги назвал авантюристами, стали не просто легальными, а цветом нации, так как их «вклад» в создание ВВП более значительный, чем у производителей. В настоящее время 95—98 процентов рыночных финансовых операций являются спекуляциями и аферами. Это коренным образом извратило сущность ВВП. Сегодня неолибералы «создают» ВВП всюду и везде, включая детские сады и школы, больницы и храмы, развлекательные шоу и ритуальные заведения.
Липовые темпы и убыточная прибыль
— Итак, вы полагаете, что именно извращённый ВВП является главным барьером на пути развития экономики?
— Абсолютно уверен. Я убеждён, что без отказа от столь порочного измерителя, без категорического запрета рыночных афер и спекуляций крах мировой экономики действительно неизбежен. Мало того, он близок, он уже маячит на горизонте. И тем не менее рост ВВП для глав государств пока ещё по-прежнему остаётся главной заботой. Вульгарные учёные изобретают для них всё новые и новые методы накручивания липового ВВП. Так, в 1940 году ВВП США составлял 100 миллиардов долларов, в 2006-м — 13 триллионов, а в 2017-м — уже 19 триллионов долларов. То есть он вырос соответственно в 130 и 190 раз!
При этом ежегодный прирост ВВП с 1940 по 2006 год в среднем составлял 200 миллиардов долларов, а за последнее десятилетие — 500 миллиардов. Получается, что в кризисное десятилетие экономика США «росла» в 2,5 раза быстрее, чем прежде. Разве не парадокс?
— Бесспорно, тут есть о чём серьёзно задуматься...
— Методом накручивания липы является рост долгов. Федеральный долг США увеличивался в два раза быстрее, чем ВВП, — по триллиону в год. Это в пять раз больше годового ВВП, так как в реальной экономике страны создаётся только 21,5 процента. Остальное — липа. Значит, США — паразит и банкрот. Ныне главным источником дохода этой страны является эмиссионный доход от доллара. Государство на самом деле действует по принципу бандита с большой дороги! Ну а рекордный военный бюджет ему необходим для удержания в узде ограбляемых им стран.
— А как обстоят дела в нашей стране?
— В России с 2000 по 2016 год объём ВВП возрос с 70 до 86 триллионов рублей, или в 1,25 раза. Но в реальной экономике создано лишь 44 процента, а 56 процентов накручено в сфере непроизводительных услуг. Среди них лидируют финансовая деятельность и операции с недвижимостью — 20 процентов. На втором месте торговля, рестораны и развлечения — 14 процентов. Третье место за налогами на продукты — 11 процентов. А вот удельный вес сельского хозяйства, где производятся продукты, — всего 4 процента!
В условиях Франции на пороки ВВП обратил внимание Саркози в его бытность президентом. В 2008 году он заявил: «У меня есть твёрдая уверенность: мы не изменим нашего поведения до тех пор, пока не поменяем то, как мы измеряем наше экономическое развитие». Тогда Саркози обратился к известным учёным с просьбой предложить более достоверный измеритель экономики, чтобы «избавить наше будущее и будущее наших детей и внуков от социально-экономических бедствий».
В итоге была создана солидная международная комиссия под руководством нобелевского лауреата Дж. Стиглица. Она подготовила доклад с выразительным названием: «Неверно оценивая нашу жизнь. Почему ВВП не имеет смысла?». К сожалению, в результате авторы доклада не только не решили проблему, но исказили её сущность, заболтали и загнали в тупик. Десять лет прошло, а воз и ныне там. В 2016 году на Давосском форуме Стиглиц снова «пиарился» идеей о непригодности ВВП.
— А дело по-прежнему не сдвигается?
— Увы! Варварское расточительство липовых темпов особенно наглядно видно на конкретных примерах. Недавно купил электробритву «Филипс». Она в 2,1 раза дороже прежней. Но к прежней прилагались запасные ножи, и она прослужила два срока. К новой ножи не прилагаются. Через пару лет её придётся выбросить и купить новую — наверняка ещё более дорогую.
Или ещё пример. Кто из нас не возмущался, что так часто приходится заменять электролампочки? А они, как назло, перегорают всё быстрее и быстрее. Почему? Делается это специально, чтобы стимулировать спрос. Советские лампочки в подъездах горели годами. И если всего лишь упрочить перегорающий волосок, то срок службы лампочки можно увеличить в три раза. Значит, и производство электроламп можно сократить втрое!
Если же прилагать к электробритвам запасные ножи, то их производство также сокращается в три раза. А сколько утюгов, электрочайников, самоваров и других электротоваров из-за отсутствия электроспиралей попадают на свалку!
— Стало быть, расточительность поощряется, поскольку кому-то она даёт немалую прибыль?
— Огромную! Подумайте, какой и сколько культурно-бытовой техники вам приходится выбрасывать потому, что вышли из строя режущие или трущиеся мелкие детали. В любой технике есть активные рабочие детали и пассивный корпус. Замена активно работающих частей может в два-три раза продлить срок службы изделия. Между тем тенденция выпуска новой техники без замены активных частей набирает обороты! Соответственно сроки службы новой и новейшей техники неумолимо сокращаются.
— Это, кажется, большинству стало уже заметно.
— На днях купил красивую массивную настольную лампу. Увы! Это оказался настольный светодиодный светильник. У него нет лампочки. Очень неудобное освещение исходит от корпуса. Гарантийный срок — три года, но при семи оговорках. В лучшем случае через три года он уйдёт на свалку. А при смене лампочек такой корпус служил бы не одному поколению! Вот поэтому горы свалок техники растут и растут. И ещё присмотритесь, сколько ради своего обогащения нам навязывают ненужных и даже вредных вещей. Например, кока-колу наградили антинобелевской премией «За порчу воды».
— Из этого следует вывод: мы можем удовлетворять наши потребности при сокращении материальных затрат и трудовых ресурсов в два-три раза. Разве плохо? Прекрасно! Кто или что против?
— Против неолиберальная капиталистическая модель экономики с её фальшивым измерителем и извращённым рынком. После войны при обсуждении проекта учебника «Политэкономия» советский экономист Г. Венжер предложил сделать прибыль главным оценочным показателем. В ответ Сталин возразил, и основная его мысль состояла в следующем. Мы это уже проходили при нэпе, когда нэпманы за счёт накруток цен и других махинаций наживали состояния, а количество товаров даже уменьшалось. Поэтому необходим приоритет натуральных показателей, а стоимостные показатели необходимы как вспомогательные, расчётные, для обобщения экономической динамики. Нам нужна рентабельность с позиций всего народного хозяйства.
Как ни парадоксально это звучит, но значительная часть прибыли нынешних производителей является… убыточной.
— И как разъяснить людям такой парадокс — «убыточная прибыль»?
— Это фиктивная прибыль, которую производители получают за счёт накручивания липовых темпов, когда значительная часть материальных и трудовых ресурсов пускается на ветер. Такая прибыль снижает рентабельность народного хозяйства в целом. И чем выше липовые темпы, тем больший урон получается для эффективности и качества экономики.
— А кому-то такое выгодно.
— Разумеется. Ибо убыточная для общества прибыль позволяет уводить из реальной экономики триллионы долларов для беспредельного обогащения паразитов. Олигархи-либералы уже смогли вывести из реальной экономики для своего обогащения сумму, кратно превышающую объём мировых инвестиций. И это главная причина падения темпов роста экономики, увеличения безработицы и снижения благосостояния людей. Оксфордский комитет помощи голодающим Oxfam регулярно публикует шокирующие данные о концентрации богатства в руках всё более узкого круга лиц и росте численности голодающих. Один процент богачей планеты владеет уже богатством, равным всему, что принадлежит остальным 99 процентам населения Земли. Огромное состояние современных олигархов рабовладельцы не могли себе даже представить. Ведь они обязаны были худо-бедно кормить и содержать рабов, а сегодня сотни миллионов бездомных и безработных могут свободно умирать с голоду.
Экономика в человеческом измерении
— Но теоретически ведь рост экономики не должен противоречить повышению её качества. Какова, на ваш взгляд, возможность сочетания количественного роста экономики с качеством её?
— И теоретически, и практически сочетать рост и качество не только можно, но и д`олжно. Научную систему такого сочетания я предложил в статье «Экономика в «человеческом измерении», опубликованной в «Правде» 19 января 1988 года. В ней я предложил измерять рост экономики не «воздушным валом», а набором необходимых товаров и услуг в натуральном выражении. Реакция на статью была позитивной и мгновенной. Через два дня «Правда» получила документ за подписью главы правительства Н.И. Рыжкова. Это была выписка из протокола заседания комиссии Политбюро ЦК КПСС по перестройке организационных структур центральных экономических органов, министерств и ведомств СССР, посвящённого упомянутой статье.
«Учитывая важное значение объективных измерителей объёмов производства и темпов его роста на макро- и микроэкономическом уровнях, а также формирования системы показателей, характеризующих эффективность общественного производства», комиссия Политбюро этим документом поручала группе ответственных специалистов рассмотреть поставленные в статье «Правды» вопросы и в двадцатидневный срок представить соответствующие предложения. То был последний шанс не только предотвратить развал СССР, но и сделать Советский Союз мировым лидером социально-экономического развития. Но, как говорится, увы. Вопрос повис в воздухе.
— Кто, на ваш взгляд, в современных условиях реально может осуществить переход к человеческому измерению экономики?
— Авторы юбилейного доклада Римского клуба «Come On! Капитализм, близорукость, население и разрушение планеты» после анализа негативного влияния ВВП на экономику пишут: «Самое печальное, что ВВП приобрёл такое влияние, при котором невозможно представить успешную политическую силу, заявляющую об уменьшении ВВП страны».
Но я уверен, что в Китае вполне достаточно политической силы для перехода к человеческому измерению экономики. Маркс утверждал, что, если идея овладевает массами, она становится материальной силой. Осознание того, как важен отказ от липовых темпов и убыточной прибыли, позволит Китаю перевыполнить все поставленные социально-экономические задачи и стать мировым законодателем путей повышения эффективности и качества. Благородная инициатива этой страны, строящей социализм, наверняка будет привлекать внимание и других государств.
— Выходит, на ваш взгляд, китайская инициатива может в итоге послужить практическим началом формирования новой социально-экономической системы, о необходимости которой принят ряд резолюций ООН и много говорят на международных форумах?
— Вполне. Вот передо мной сигнальный номер книги «Научные основы регулирования экономики». Это материалы заочной Международной научно-практической конференции, организованной нашей академией совместно с еженедельником «Экономика и жизнь» и Евроазиатским центром стратегических исследований (они размещены на сайте ИД «Экономическая газета»: https://www.ideg.ru/. Три десятка известных учёных и практиков высказали здесь свою точку зрения. Они по-разному представляют пути создания новой финансово-экономической системы, но в одном все единодушны: нынешний экономический «порядок» порочен и давно требует замены. Лично я подготовил для конференции доклад на тему «Рынок или государство». И сделал заключение: «Рост ВВП ускоряет крах экономики».
— Недавно под председательством президента РАН А.М. Сергеева прошёл VI Московский экономический форум. Как вы оцениваете его итоги?
— Этот форум считается антиподом проправительственного гайдаровского мероприятия. На сей раз форум с участием президента РАН был наиболее представительным и активным. На нём высказано немало интересных предложений. Но… к сожалению, они базируются на том же порочном измерителе, о котором мы сейчас говорим. Без иного, достоверного и научно обоснованного измерителя не обойтись!


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Вт авг 14, 2018 1:20 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8212
Что же читать сегодня?
№86 (30729) 14—15 августа 2018 года
4 полоса
Автор: Александр КАЗИНЦЕВ.

Литературный критик и публицист, заместитель главного редактора журнала «Наш современник» Александр КАЗИНЦЕВ в диалоге с обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО

Несколько лет наша газета регулярно вела рубрику «А вы что читаете?», материалы которой привлекали внимание многих. Потом эту рубрику вытеснили другие, поскольку всё-таки очень тесно на газетных полосах. Однако интерес к литературе, новым произведениям и проблемам у наших читателей не исчез. И вот сегодня по вашим просьбам мы обращаемся к литературной теме, пригласив для беседы одного из видных и авторитетных её знатоков.

Литература есть, а литературной среды нет

— В редакцию «Правды» приходят письма, авторы которых размышляют о современном состоянии нашей литературы и ставят в связи с этим самые разные вопросы. В том числе даже такой: а есть ли, собственно, нынче настоящая литература? Есть ли писатели, которых надо читать? И просьбы: посоветуйте, пожалуйста, что же читать сегодня. Вот это я вам и адресую, дорогой Александр Иванович, поскольку вы буквально каждый день работаете с теми, кто писателями называется, действуете в недрах процесса, именуемого литературным. Наверное, не сразу (тема-то обширная, если, разумеется, литература нынче всё же продолжает существовать), однако хотелось бы в нашей беседе или беседах ответить читателям «Правды» на «литературные» вопросы, которые их интересуют.

— Успокою, Виктор Стефанович: не может такая мощная литература, как русская, иссохнуть в одночасье. Тысячу лет существовала — и вдруг закончилась. К счастью, живы писатели, которые творчеством и судьбой связывают наши дни с золотым периодом советской литературы, приходящимся на 70-е годы прошлого века — прозаики Ю. Бондарев, В. Лихоносов, В. Потанин, поэты Г. Горбовский, В. Костров, Ст. Куняев. И это не сторонние зрители. Станислав Куняев и сегодня один из самых активных участников литературного процесса, почитайте его статьи и книги последних лет.

— Ну уж это вы меня обижаете. Всегда читал Станислава Юрьевича и ныне читаю с огромным интересом. Как и других выдающихся авторов, имена которых сейчас прозвучали. Жаль, что кому-то из них возраст и болезни уже не позволяют работать с прежней интенсивностью. Хотя феномены есть поразительные. Скажем, Владимир Сергеевич Бушин приближается уже к своему 95-летию, а сила его талантливой, злободневнейшей публицистики словно и не убывает нисколько. Даже растёт!

— Да, имя Владимира Бушина по праву должно быть названо одним из первых. Но не только эти замечательные писатели связывают нас с эпохой В. Распутина, Н. Рубцова, Н. Тряпкина, В. Шукшина. Сужу по «Нашему современнику», где я работаю 37 лет. Это журнал пяти поколений: великих стариков, названных мною, авторов в возрасте рубежа семидесяти — В. Крупина, П. Краснова, пятидесятилетних — А. Сегеня, А. Убогого, М. Тарковского, сорокалетних — З. Прилепина, С. Шаргунова, Р. Сенчина и совсем молодых, тех, кому едва за тридцать или около того — А. Антипина, Ю. Лунина, А. Тимофеева, Е. Тулушевой. С удовольствием рекомендую почитать, например, повесть «Полёт совы» М. Тарковского, ёмкий, завораживающий пониманием женского и мужского начала рассказ Андрея Убогого «Луна», «Взвод» Захара Прилепина, «Дождь в Париже» Романа Сенчина, повести Андрея Антипина «Дядька» и Андрея Тимофеева «Медь звенящая», рассказы Юрия Лунина «Клетка» и Елены Тулушевой «Первенец» и «Папа».

— Однако, согласитесь, многие из этих имён широкому читателю неизвестны или известно очень мало.

— Соглашусь. К сожалению.

— Почему же так получается?

— Высокая литература существует. Другое дело, что, в отличие от советского времени, она не становится явлением общественной, а зачастую и собственно литературной жизни. О ней не пишут критики, не спорят читатели, как в былое время. Почему? Потому что разорвано культурное поле, уничтожена (именно уничтожена!) литературная среда. Литература есть, а литературной среды нет.

Вспомните, как встречали новое значительное произведение в 1970—1980-е годы. Была такая передача на радио: «Писатель у письменного стола». Автор ещё не поставил точку, а корреспондент уже задавал вопросы о сюжете, проблемах, главных героях. Читатель ждал публикации. Сначала в журнале — и не нынешним тиражом в несколько тысяч, а то и в несколько сот экземпляров, а сотнями тысяч. Читала буквально вся страна. И не просто читала: аудитория поляризовалась — кто-то превозносил новинку, кто-то не оставлял от неё камня на камне. Скажем, «Литературная газета» хвалила, а её вечная соперница «Литературная Россия» разносила в пух и прах. В журналах появлялись многостраничные разборы. За книгой, когда она выходила, охотились...

А теперь? Литература изгнана с радио и телевидения, газеты, даже литературные, всё реже публикуют рецензии да и сами художественные произведения. Тиражи журналов и книг упали в разы. Едва дышит книготорговля: в некоторых областях нет ни одного книжного магазина.

— Но меры-то действенные против этого нужны? Прежде всего, наверное, со стороны властей предержащих.

— Власти привычно разводят руками. Дескать, а что мы можем сделать? Хотя пример советского времени показывает: очень много. Да и сегодня в Китае, например, и в некоторых других странах, заботящихся о нравственном просвещении народа, поддержка культуры и литературы, в частности, занимает существенное место в государственных программах. Там думают о развитии творческого потенциала человека и своей страны. У нас же создаётся впечатление, что власти хотят сформировать поколение «низколобых» — людей, не способных думать и чувствовать, зато готовых выполнить любой приказ.

Общественная роль писательского слова

— А теперь попрошу вас взглянуть шире. Нередко ставят рядом годы 1917-й и 1991-й. Как переломные. Кое-кто даже называет их революционными, хотя, на мой взгляд, это полный абсурд. Сто лет назад мы перешли от капитализма к социализму, а без малого 75 лет спустя — наоборот, провалились из социализма в капитализм. Но посмотрим на состояние литературы, искусства, культуры в целом за первые 26 лет после Октябрьской революции и, соответственно, после августа-91.

— Ах, Виктор Стефанович, для вас, старого правдиста, слово «революция» звучит, как музыка. Для меня это коренная смена строя. Впрочем, главное в том, к чему эта смена приводит. В 1917-м революция открыла простому народу путь к грамотности, культуре. И это восходящее движение ощутимо во всём настрое эпохи. Красноречивы парижские воспоминания Владислава Ходасевича, ценителя строгого и в симпатиях к рабоче-крестьянской власти не замеченного: «...Могу засвидетельствовать ряд прекраснейших качеств русской рабочей аудитории — прежде всего её подлинное стремление к знанию и интеллектуальную честность». И хотя вершинные произведения литературы того времени создавались отнюдь не рабочими, «интеллектуальная честность» вместе с озоном истории одушевляла фадеевский «Разгром», «Тихий Дон» М. Шолохова, «Чевенгур» А. Платонова и другие замечательные произведения 1920-х годов. И та же честность, соединённая с горечью поражения, запечатлена в «Белой гвардии» М. Булгакова или в «Солнце мёртвых» И. Шмелёва.

Устремления поборников дикого капитализма, утвердившегося в 1990-е, прямо противоположные началу советского времени: лишить народ доступа к культуре и, разумеется, к власти. Неудивительно, что в литературе конца ХХ века преобладает тягостный настрой. Но и в это безвременье появляются произведения выдающиеся. Прежде всего «Пирамида» — роман-миф, роман-философема, итог долгой писательской жизни Л.М. Леонова. Или повесть В.Г. Распутина «Дочь Ивана, мать Ивана». Леонов стремится осмыслить двадцатое столетие, эпоху революций, войн, величайших взлётов человеческого духа и жесточайшего насилия над личностью. Распутин пишет о реальной трагедии, случившейся в начале 1990-х в Иркутске. Но оба писателя сходятся в участливом внимании к человеку, его душе.

Выделю, безусловно, и «Бермудский треугольник» Юрия Бондарева. Писатель-фронтовик, знающий цену мужеству, с неожиданной для его преклонного возраста энергией откликнулся на расстрел Верховного Совета наёмниками Ельцина и на появление немногочисленных, но значимых морально очагов сопротивления. Это роман о молодых интеллектуалах, не желающих смириться с грубым насилием режима.

— Не только выдающийся писательский дар, но и по-настоящему твёрдая гражданская позиция Юрия Васильевича Бондарева определили совершенно особое его место в нашем обществе в то страшное, глухое время...

— Упомяну также романы Александра Проханова, а заодно и его гениальные передовицы в газете «День» начала 1990-х, мрачным вдохновением напоминающие «Капричос» Ф. Гойи. Не принимая во многом нынешнего Эдуарда Лимонова, с восхищением вспоминаю его светлое прощание с советской жизнью — повесть «У нас была великая эпоха». С глубоким социальным сочувствием и не без эстетического удовольствия перечитываю роман Захара Прилепина «Санькя», выдвинувший его в число крупнейших писателей и политических деятелей наших дней. Напомню и о грандиозных исторических полотнах: романе Владимира Личутина «Раскол» и цикле романов «Государи московские» Дмитрия Балашова. В моменты исторических сломов обостряется интерес к истории. События конца столетия, хотя и далеко не столь плодотворные в творческом отношении, как революция начала ХХ века, породили всё же немало достойных произведений. С гордостью подчеркну: большинство из них увидело свет на страницах «Нашего современника».

— Общественная роль литературы... Она поднимается или опускается? И в чём, на ваш взгляд, причины того или другого?

— Снижается. Россия уже не словоцентричная страна, какой была прежде. Общество не прислушивается к писателям, не ориентируется на литературных героев как на нравственные образцы. Чтобы почувствовать разницу, перечтём воспоминания Владимира Панаева о золотом веке русской литературы: «В прежние времена литература имела положительно воспитательное значение. Например, по выходе «Мёртвых душ» Гоголя года через два провинция сделалась неузнаваема». Подумать только — не законы, не полицейские меры, а сила слова, сила нравственной проповеди меняла людей и страну.

— По-моему, Панаев тут преувеличил. Сам-то Гоголь мучился, что слово его не очень меняет к лучшему жизнь и людей.

— Что бы он сказал сегодня! Конечно, влияние литературы в прежние эпохи во многом объяснялось тем, что другие каналы воздействия на общество были перекрыты. Страшная судьба участников политического кружка Петрашевского показательна. Нынче в ушах звенит от названий партий, общественных движений, сообществ в интернете, волонтёрских групп и т.п. Все они спорят с литературой за влияние на людей, а телевидение и вовсе отодвигает писателей на обочину.

Власть поощряет этот процесс. Писатели в большинстве люди чуткие и совестливые. К тому же их восприятие обострено промежуточным положением между различными социальными слоями. Сегодня их допускают на господский приём, а завтра им не на что купить кусок хлеба. Того и гляди брякнут нечто недозволенное, неугодное нынешним хозяевам жизни. Безопаснее задвинуть писателей в потёмки.

С другой стороны, многолетние скитания на обочине превращают художников слова в маргиналов. Спиваются, умирают до срока, а главное, непоправимо утрачивают «длинную волю», способность пойти поперёк, совершить поступок.

Писателей добивает читатель. Тот самый, для кого сочиняют рассказы, поэмы, романы. Он, видите ли, не нуждается в посреднике между собою и жизнью. В учителе жизни — тем более. Нынешний читатель сам с усам. Он, подобно мольеровскому Журдену, доволен собой. Оказывается, он всю жизнь говорил прозой. А если потребуется, сам прозу напишет. И опубликует. Интернет забит изречениями и сочинениями дилетантов — от кратких постов в «Фейсбуке» до романов на безразмерном сайте «проза.ру».

С чем приходят молодые

— А если повнимательнее рассмотреть отечественных писателей разных поколений, работающих в различных жанрах, что вы об этом могли бы сказать?

— Мой учитель Вадим Кожинов советовал делать ставку не на титулованных авторов («они уже всё сказали», — замечал он), а на тех, кто ещё не полностью раскрыл своё дарование. Думаю, Вадим Валерианович прав. Поэтому я с особым интересом слежу за творчеством сорокалетних и тридцатилетних.

— Давайте особо поговорим о самой молодой нашей нынешней литературе, поскольку она известна всё-таки менее всего. Наверное, потом стоит посвятить этому отдельный наш материал, но пока поделитесь наиболее важным и существенным, с вашей точки зрения.

— С удовольствием. Я работаю с молодыми не от случая к случаю, не от семинара до семинара, как это бывает обычно. Встречаюсь, переписываюсь, помогаю советом, редактирую рукописи, публикую в журнале «Наш современник», выдвигаю на литературные премии. Знаете, мы с вами можем писать глубокие статьи, можем оставить стройную систему эстетических взглядов, но если не передадим свои знания молодым, не заинтересуем их русской литературой — и классикой, и той, что формировалась на наших глазах, а отчасти и с нашим участием, то все наши труды сдадут в архив, а может, и выбросят на помойку.

Нужна новая мысль, свежая кровь. Не нам лично — стране. В науке, на производстве, в искусстве. Горжусь тем, что первым объявил о появлении нового поколения прозаиков в августовском номере «Дня литературы» за 2014 год. С тех пор они повзрослели, выпустили первые книги, получили литературные премии, о них заговорили. Андрей Тимофеев, ведущий прозаик и теоретик поколения, назвал сверстников «новыми традиционалистами». Термин прижился. О «новых традиционалистах» пишут, спорят в «Литературной газете», «Литературной России», «Дне литературы», в «Нашем современнике» и даже в академических «Вопросах литературы».

— В этом смысле, можно сказать, им повезло?

— Да, ребята вошли в литературу группой — не заметить невозможно. В лице А. Тимофеева получили энергичного и эрудированного пропагандиста. Трибуной стал «Наш современник», самый тиражный из толстых литературных журналов. Каждый год мы отдаём один из номеров молодым. В прошлом году в августовском номере опубликовали 20 молодых авторов из 12 регионов. Лидерами я считаю Тимофеева и Антипина, а Елену Тулушеву — писателем, наиболее полно выражающим особенности поколения.

Рассказы Тулушевой — это реализм на грани документальности, что называется ныне «нон-фикшн». И одновременно тонкий психологизм: Елена — профессиональный психолог. Особенно подчеркну художественную правдивость, порой обескураживающую, жёсткую. Ни малейшей попытки «спрямить» образ, искусственно сделать героя привлекательнее для читателя. Так, герой её рассказа «Слава» — молодой парень, сильная личность. Он сформировал себя сам: матери-одиночке, зан`уженной жизнью, было не до него. Но, отдавая должное цельному «каменному» характеру, Елена не скрывает и отрицательные качества героя, прежде всего — бессмысленную жестокость.

И ещё одна важная черта Елены Тулушевой: у каждого её персонажа своя правда. Мы слышим упрёки Славы в адрес матери — и соглашаемся с ними. Мы слышим голос матери — и понимаем: она надрывалась, чтобы прокормить семью, работа и подработки отнимали всё её время. То же столкновение жизненных правд в только что опубликованном рассказе «Папа» («Наш современник», №8, 2018), где впервые конфликт в Донбассе рассматривается с точки зрения юной дочери ополченца. Мы-то привыкли к геополитическому взгляду на проблему, но каково семьям тех, кто добровольно ушёл на войну? Однако и ополченцу не откажешь в правоте. С надрывом, с горечью из-за упрёков дочери он высказывает её в по-брехтовски выразительных монологах. Манеру Тулушевой отличают и такие индивидуальные особенности, как динамичность повествования, мастерски построенные диалоги, выразительные детали, точно воспроизведённый язык городских окраин. Но я, говоря о талантливой писательнице, хотел прежде всего подчеркнуть черты, общие для всего поколения.

Гражданином быть обязан?

— Социальная тема, гражданская позиция писателя... Они всегда были особо важны в русской литературе. А как, по вашему мнению, обстоит с этим сегодня? Была формула в советские времена: «Литература и жизнь». Это же не просто слова. Соотношение литературы и жизни, которая вокруг происходит, истинного писателя не может не волновать. Вот Валентин Григорьевич Распутин именно на эти темы говорил больше всего в наших беседах, начавшихся в расстрельном 1993-м и кончившихся незадолго до его смерти, в 2015-м. Сам он придавал очень большое значение тем исповедальным беседам, которые составили потом книгу «Эти двадцать убийственных лет». Однако пресса и даже литературоведы, близкие к Валентину Григорьевичу, книгу эту фактически замолчали. Как вы думаете, почему? А я ведь знаю, что он это сильно переживал.

— По-моему, критики зачастую чересчур жёстко формулируют требования к литературе. А я не говорю: литература должна, только — призвана. По смыслу вроде бы то же самое, да не совсем. «Должна», в частности, занимать гражданскую позицию — предписывает начальник. Это указание сверху. «Призвана» — ориентирует на внутреннее чувство, на органичное устремление самого писателя. Мне кажется, критика изрядно напугала молодых писателей требованием чётко обозначить гражданскую позицию. Тот же Тимофеев предпочитает говорить о художественности, органичности. Тем не менее их произведения остро социальны.

Показателен прошлогодний молодёжный номер «Нашего современника». Рассказ Дмитрия Филиппова «Яблоки»: солдат возвращается с чеченской войны (кстати, сам Дмитрий служил в Чечне минёром), а возвращаться, собственно, некуда и не к кому — жена не дождалась, ушла к другому. Рассказ Андрея Тимофеева «Нина» — о бездомной грузинке, умирающей в грязном закутке московского вокзала, и о попытке молодых волонтёров вызвать «скорую» к «иностранке», не имеющей ни паспорта, ни медицинской страховки.

— Рад вашим надеждам на молодое писательское поколение. Хорошо бы они сбылись...

— Не беспокойтесь, Виктор Стефанович, с гражданственностью и социальностью у большинства знакомых мне молодых авторов всё в порядке. Гуманистическая традиция русской литературы, неизменно защищавшей обездоленных, продолжается. Именно поэтому либеральная богемная тусовка не пускает «новых традиционалистов» в круг, где делят миллионные премии, подписывают договоры на экранизации, «пекут и варят», как говорили герои «Дома на набережной» Юрия Трифонова.

По той же причине замалчивают публицистические выступления Валентина Распутина, в частности книгу бесед «Эти двадцать убийственных лет». Как бы власть имущие ни девальвировали слово писателя — не только Распутина, любого хранителя нравственности и культуры, — санкция литературы требуется для моральной легализации всего, что они сотворили со страной за последнюю четверть века. Конечно, от них не убудет и без писательского благословения, особняки на Рублёвке стоят пока прочно, и всё-таки... «Освятить» благоприобретённое писательским словом как-то надёжнее, потому что даже чубайсы в глубине сознания (специально не говорю «души») понимают: это и слово народной совести. Валентин Григорьевич Распутин, человек удивительно мягкий и доброжелательный, в принципиальных вопросах оказался неумолим. Он категорически отверг капиталистические перемены, точно определив их «убийственными» для России. А вы, Виктор Стефанович, помогли донести его слово до широкой аудитории патриотической прессы. Так что теперь замалчивание не страшно.

— Да, литература отражает и выражает своё время, но по-разному. Если говорить о «лихих 90-х» и о 2000-х годах, то Валентин Распутин останется автором повести «Дочь Ивана, мать Ивана», пронзительных рассказов «В ту же землю», «На родине», «Дом» и других, полных боли за свой народ, останется автором книги «Эти двадцать убийственных лет», о которой я говорил. А вот Виктор Петрович Астафьев, с которым он дружил, но резко разошёлся во время «перестройки» и «реформ», написал «Печальный детектив», «Прокляты и убиты», а также немало злых «Затесей», вошедших в абсолютный диссонанс со всем, что он писал ранее. Как же, по-вашему, это могло произойти?

— Про таких, как Астафьев, говорят: «Да уж, характер!» Дважды выходил из редколлегии «Нашего современника» — и оба раза, хлопнув дверью. Но ведь и назад приходил! Помню, как ещё при главном редакторе Сергее Викулове приезжал на ежегодную редколлегию, садился на самом видном месте и тут же громко, сочно, случалось и с матерком, начинал рассказывать солёные истории. Не стеснялся грубости, наоборот, подчёркивал. Фронтовые замашки? Но рядом-то сидел Евгений Носов, тоже фронтовик, и не повышал голоса, не осквернял язык.

Астафьев был детдомовцем, и это, возможно, по-своему сказалось. А Распутин, Носов, Белов — люди дома. С нежностью к родному, укоренённостью в народной почве. До поры они были вместе. Грубость Виктора Петровича вносила дополнительный оттенок в общую картину. И читателям порой даже нравилась. Когда он безо всякой дипломатии высказывался о грузинах в рассказе «Ловля пескарей в Грузии» или о соплеменниках Эйдельмана в переписке с историком. А пришло время — так же жахнул «по своим». Возможно, тут присутствовал расчёт: в писательской среде ходили слухи, что Виктора Петровича манили Нобелевкой, да и с Ельциным отношения особые он установил. Но многое было и от прежнего Астафьева, его грубости, приблатнённости, которая к старости обернулась асоциальностью и вызывающей нетерпимостью, несправедливостью в конце концов. За полтора столетия до астафьевских метаморфоз Василий Жуковский писал уехавшему за границу Николаю Тургеневу: «Правда всего святее, ты скажешь: «из любви к отечеству мы обязаны ему правдою, хотя и тяжкою». И я скажу, правда всего святее, но правда из любви, а не из ненависти...». К сожалению, в талантливом писателе Викторе Астафьеве оказалось мало любви.

— Надеюсь, Александр Иванович, мы продолжим разговор о современной литературе, о писателях и книгах. Вы согласны?

— Всегда с удовольствием беседую с вами.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт авг 23, 2018 8:54 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8212
«Зажились вы, старичьё...»
№91 (30734) 24—27 августа 2018 года
3 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Возмущённый взгляд на угрозу пенсионной удавки

В стране продолжает расти напряжённость, связанная с угрозой так называемой пенсионной реформы. Очень многих ударит затеянное властью, а её игра в кошки-мышки с народом, всяческие ухищрения, дабы отвлечь внимание от опасной для большинства перспективы или даже представить эту опасность как счастье, лишь усиливают тревогу.

Она отражается и в редакционной почте «Правды». При этом отчётливо звучит такая мысль: сейчас особенно важно, чтобы личная тревога не осталась просто внутренним состоянием людей. Всем, кто осознал, чем грозит готовящаяся пенсионная удавка, необходимо выражать свой протест публично, поддерживая как можно активнее позицию и борьбу КПРФ по этому острейшему вопросу.

Ну а тем, кто ещё не всё понял, надо помочь разобраться в происходящем. С этой целью наши читатели и делятся своими наблюдениями, переживаниями, размышлениями, чтобы донести их до других.

Власть заботится о людях?

Конечно же, увеличение пенсионного возраста власть преподносит как заботу о гражданах страны. Не только сегодняшних, но и завтрашних. Дескать, продолжительность жизни у нас возросла, а в связи с этим больше стало пенсионеров. Уже, мол, на одного пенсионера приходится только около двух работающих, а именно с их зарплаты отчисляются деньги в Пенсионный фонд.

То есть потребность в отчислениях увеличивается, а возможности для этого уменьшаются. Тупик. И выход один, убеждают нас: продлить срок выхода на пенсию — мужчинам на 5 лет, до 65, а женщинам аж на 8!

Нас убеждают, да не все верят. Начиная с тех данных, на которых строится аргументация власти. «Разве можно верить официальной статистике, если в ней всё время какой-то разнобой?» — замечает Валерий Прохоров из Челябинска.

Вот и в данном случае он обратил внимание, что, включившись в пропагандистскую кампанию по продлению пенсионного возраста и выступая в Калининграде, президент страны привёл другие цифры соотношения работающих и пенсионеров, нежели назывались до него: не 2 к 1, а 6 к 5. Положение, так сказать, на глазах усугублено. Цель понятна. Но на каком основании?

Задумываются авторы писем и над тем, насколько достоверен срок увеличения продолжительности жизни в нашей стране. Так, заслуженный энергетик РФ Владимир Иванович Гришин прямо заявляет: «Очень даже сомневаюсь!» Впрочем, тут есть и ещё один повод для размышлений. Прямо скажем, весьма серьёзный.

Люди недоумевают, что вся эта «заваруха» с пенсиями, ставшими такой проблемой для нынешней власти, вызвана не чем-нибудь, а некоторым увеличением продолжительности жизни: «Выходит, хорошо было в «лихие 90-е», когда она по сравнению с временем советским резко упала?»

Падение длилось до 2003 года, и лишь затем постепенно, как сообщают нам, начался подъём. Он составил за всё прошедшее время не ахти какую величину — всего 3,6 года (опять-таки официально, а реально, может быть, и существенно меньше). Но для правительства, как выразился автор одного из писем, «это оказалось чуть ли не катастрофическим».

Жутковатый, если вдуматься, парадокс. И поневоле вопрос возникает: да нужно ли вообще этой власти, чтобы большинство людей у нас дольше жило?

Несколько писем напомнили мне про откровенные заявления «реформаторов первой волны», касавшиеся стариков. Тогда, в начале тех же 90-х, захватившие власть «демократы» особенно и не скрывали своего неприязненного отношения к старшему поколению, сразу же получившему презрительную кличку «совки».

И печально знаменитая Хакамада (но далеко не одна она!), не стесняясь, выражала пожелание, чтобы старичьё поскорее ушло. Дескать, это в интересах страны, чтобы покончить с ностальгией по Советскому Союзу, «тормозящей прогресс»...

В невыносимых условиях масса стариков умерла. Однако естественным образом появлялись новые, и они тоже становились для власти обузой. По причинам не только идеологическим, но и, можно сказать, экономическим. Известно, власти капитала важнее всего не человек, а прибыль. Старики же с возрастом уже не могут её производить, а расходы на них требуются.

Нынешнему российскому государству, хотя назвалось оно в своей Конституции социальным, «лишние заботы» ни к чему. Старики с их пенсиями явно «лишние», и давно витает в правительстве идея сбросить эту обязанность с плеч долой.

Не случайно же у спикера Госдумы «единоросса» Вячеслава Володина недавно, во время встречи с земляками в Саратовской области, раздражённо вырвалось в ответ на «неудобные» вопросы: да государство, дескать, скоро пенсиями заниматься вообще не будет.

Ну да, пусть обеспечивает свою старость каждый сам. А не сможет — пусть умирает...

Для бедных денег нет

Москвич Кирилл Фёдорович Солодуб, давший своему письму заголовок «Куриная слепота», досадует, что слишком многие, по его убеждению, до сих пор не понимают, в каком государстве они оказались после уничтожения социализма и Советской власти, кому и чему это государство служит.

«Капитализм, — пишет он, — это частная собственность, то есть эксплуатация человека человеком, от чего мы ушли 100 лет назад, а теперь снова пришли к тому же. По недомыслию большинства и злому умыслу меньшинства. Регресс очевиден.

Капитализм — это разделение людей на богатых и бедных, на сверхбогатых и нищих, строй «Жёлтого Дьявола», то есть власти денег.

У нас в стране 23 миллиона людей за чертой бедности, то есть нищих. А сколько бедных? Столько же. Бедных и нищих 46 миллионов.

Таков результат правления президента Путина за 18 лет. И это в то время, когда его высокопоставленные чиновники (Миллер — «Газпром», Сечин — «Роснефть») получают несколько миллионов рублей в день. В день!»

Автор этого письма, как и ряд других, обращает внимание в связи с так называемой пенсионной реформой вот на что. Если уж «вдруг» перестало хватать отчислений, которые люди труда всю жизнь вносили на свои пенсии, почему бы не потеснить «денежные мешки», лопающиеся от долларов и рублей? Почему бы не взять для стариков какую-то сумму с этих сверхдоходов российских миллиардеров? Но нет же! Вопрос об этом власть даже не хочет обсуждать.

А вот для «мешков» этих, на их поддержку, чтоб ничуть не отощали, в трудных ситуациях деньги у нынешнего государства всегда находятся. И они не тощают. Наоборот, в любой кризис, когда жизненный уровень абсолютного большинства в стране падает и падает, их доходы чудесным образом прирастают! Ведь это факт, что даже при санкциях, грянувших с Запада, долларовых миллиардеров у нас стало ещё больше.

Да, бедные нищают, а богатые — богатеют...

Известен девиз власти: «Не кошмарьте бизнес!» А народу — другое: «Денег нет, но вы держитесь».

Вот теперь и с пенсиями такой же оборот.

«Прозреют ли люди от своей куриной слепоты? — задаётся главным для него вопросом Кирилл Солодуб. — Поднимутся ли решительно всей массой против очередного ограбления и новой заготовленной им удавки или опять позволят себя обмануть?»

Советское государство и нынешнее — большая разница

Тот же вопрос очень сильно волнует Веронику Борисовну Сорокину, живущую в городе Североморске Мурманской области. Она давняя и постоянная читательница «Правды», часто нам пишет и звонит по телефону. В последние месяцы основная её тема — пенсионная удавка.

Педагог по профессии, ставшая инвалидом, она живёт со старыми родителями. У неё сын и несколько сестёр в разных городах. Жизнь нелёгкая. Она хорошо знает, каково приходится и другим простым людям, особенно больным и пожилым. Потому так её потрясло людоедское решение власти: в нынешних трудных условиях ещё более осложнить существование стариков, сделав его для многих в полном смысле слова невыносимым.

— Вы же понимаете, — срывается голос Вероники в телефонной трубке, — кто-то в возрасте за 60 может работать, а кто-то, увы, нет. К тому же и для тех, кто может и хочет, в таком возрасте это становится проблематичным. Хозяева берут на работу людей помоложе, посильнее, а пожилые нежелательны. От них отделываются. Слышу, как «единороссы» распинаются по телевизору в обещаниях: обяжем, дескать, брать и не выгонять пожилых. А как они обяжут, если сами провозгласили свободный рынок и «кошмарить» бизнес запрещено?.. Обманывают людей! Лишь бы любой ценой протащить свой бесчеловечный закон.

Обман, обман, обман… Как хочется ей донести понимание этого до каждого человека.

Вероника Борисовна сама вызвалась собирать подписи в поддержку референдума, за который бьётся КПРФ. Встречается с разными людьми. Возникают беседы. И она, подобно Кириллу Солодубу, старается на фоне происходящего вокруг пенсий раскрыть людям принципиальное отличие нынешнего государства от Советского.

Если, например, тогда говорилось, что в СССР есть только один привилегированный класс — дети, то это было и на деле. Ведь все детские продукты и товары — одежда, обувь, игрушки, книги и т.д. — получали такие государственные дотации и были настолько дёшевы, что иностранцы изумлялись. А сейчас тут самые заоблачные цены, потому что во главе угла не дети, а прибыль.

То же самое с лекарствами. Помню, и я, будучи собкором «Правды» во Владивостоке, много раз видел, как иностранные моряки скупали всё подряд в наших аптеках. На здоровье людей Советское государство бизнес не делало. Ну а теперь? Нынешние хищники знают: если человек болен, он за лекарства последнее выложит.

Или за операцию, если, конечно, сможет её оплатить. А нет денег — умирай. Дико было в советское время даже слышать, что такое возможно.

Вот Алла Васильева из Томска в своём письме напоминает, что советские врачи в советской больнице вылечили от рака Александра Солженицына. Разумеется, совершенно бесплатно! И произошло это в труднейшие послевоенные годы, и средств против роковой болезни было тогда ещё мало, и пациент — не знаменитый писатель, а заключённый…

Однако его лечили старательно и упорно, как всех других. Отразилось это потом в повести «Раковый корпус», где у героя, понятно, иная фамилия. Но нигде и никогда не слышал, не читал я, чтобы Александр Исаевич поблагодарил Советскую власть за спасение от смертельной болезни.

Теперь все «реформы» не улучшают жизнь, а ухудшают

Этот подзаголовок я взял из письма уже упоминавшегося заслуженного энергетика России Владимира Ивановича Гришина. В самом деле, вспомните грабительскую приватизацию по Чубайсу, или безумную куплю-продажу земли, или так называемую реформу ЖКХ («живи как хочешь» — назвал её народ).

Вспомните «оптимизацию» здраво-охранения и образования. Слово-то хорошее — оптимизация, и обещаний сколько было хороших. А к чему свелось? Просто к сокращению школ и больниц, врачей и учителей. На селе ребятишек приходится возить в классы за десятки вёрст. Что же касается медицины, в советское время по-настоящему бесплатной, то ныне для многих становится она недоступной.

В нескольких письмах отмечается, что за последние пять лет в Москве государственная медицина, считающаяся бесплатной (на деле это уже далеко не так, но всё же…), сократилась на треть! А оставшаяся часть подвергнута изрядному погрому.

Что ж, я могу судить по своей родной 21-й поликлинике. Раньше здесь был полный набор необходимых специалистов. И ещё в 2015 году замечательный кардиолог Надежда Юрьевна Иваненкова помогла мне не отправиться досрочно на тот свет, вовремя вызвав «скорую помощь» и направив в больницу. После возвращения оттуда она же внимательно следила за моим состоянием, тщательно подбирала лекарства.

Но потом кардиолога в поликлинике, ставшей филиалом другого медучреждения, сократили. Было два хирурга — остался один. Записываюсь на уколы, а когда приезжаю, мне сообщают: «Врача вызвали на работу в военкомат». Поясняют, что вызвать туда могут в любое время и на любой срок. Наверное, это действительно надо. Только для укола теперь предлагают ехать далеко-далеко, чуть ли не через всю Москву.

В завершение — эпизод приёма у офтальмолога. Пришёл к ней с вопросами серьёзными (глаза всё-таки!), а она в ответ показывает мне молча растопыренные пальцы двух рук и затем ещё два пальца отдельно. Следовало догадаться, что это двенадцать минут, отведённых ей теперь на приём одного человека, и потому разговаривать некогда...

Таковы последствия «оптимизации». Я рассказал об этом Владимиру Ивановичу Гришину, когда позвонил он по поводу своего письма. Стали обмениваться впечатлениями о «реформах» — прошедших и предстоящих.

— От всех нас зависит, чтобы такое впредь не допускать! — услышал я твёрдый голос ветерана-энергетика.

Он был 28 июля в Москве на Всероссийской акции протеста, организованной КПРФ под лозунгом «Не допустим социального террора власти против собственного народа!». Говорит, что, в сравнении со многими другими протестными митингами, на которых он раньше бывал, здесь чувствовались особая сила и страсть.

— Народ, если его много, способен на многое, — продолжил он свой монолог. — Помните, как не допустили мы «монетизацию льгот»? Только надо, чтобы нынче, в этот решающий момент, никто не оставался дома, чтобы все пришли на очередную протестную акцию — 2 сентября.

Я согласился с ним.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Ср авг 29, 2018 7:25 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8212
Покушение на Ленина продолжается
№93 (30736) 30 августа 2018 года
1 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Сто лет назад, 30 августа 1918 года, после выступления Владимира Ильича Ленина перед рабочими московского завода Михельсона произошло широко известное покушение на жизнь вождя Великого Октября. И вот по случаю круглой даты, как сообщает правительственная «Российская газета», связанные с тем событием официальные материалы представила на своём портале президентская библиотека имени Б.Н. Ельцина.

«БЫВАЮТ странные сближенья», — заметил когда-то поэт, и это невольно приходит в голову при сочетании двух упомянутых выше имён. Однако давайте обратимся к сути предпринятой акции. Ведь материалы, о которых идёт речь, одновременно опубликованы вместе с редакционными комментариями и в августовской подборке журнала «Родина», а «Российская газета» сразу часть их повторила у себя.

С какой же целью? Понятно, что многим это интересно. Президентская библиотека в своём предисловии констатирует: споры о происшедшем 30 августа 1918 года не утихают до сих пор. Но какого рода споры! Соглашусь с тем, что далее сказано в приведённой «Российской газетой» выдержке из этого предисловия:

«Версии выдвигаются одна фантастичнее другой: пули, попавшие в Ленина, были отравленными; убийство заказал Яков Свердлов, метивший на роль вождя; это была инсценировка, чтобы начать красный террор, Ленин договорился с чекистами, что те выстрелят в воздух, а он «театрально» упадёт на землю… Порой доходят до абсурда — например, что покушение на Ленина было местью Каплан за неудавшийся роман с Дмитрием Ульяновым…»

Абсурд? Конечно! И вроде бы хорошо, что оценка такая наконец-то исходит от официального органа, а правительственная газета воспроизводит её.

Не меньший абсурд являют собой и другие фантастические версии, частично приведённые в перечислении. Разумеется, кроме отравленных пуль, в легенде о которых отразились народные переживания за жизнь своего вождя ещё тогда, когда покушение только произошло. А всё остальное — злонамеренные выдумки трёх последних десятилетий, фактически продолжившие давние попытки врагов уничтожить Ленина. Если не физически теперь, то морально.

Мы в лицо знаем тех, кто особенно постарался на этом поприще. Например, респектабельный Алексей Пушков, член Совета Федерации, профессор МГИМО, ведущий телепрограммы «Постскриптум» на канале ТВЦ. Он чуть не в каждой передаче своей разоблачает и бичует западные «фейки», направленные против нашей страны. Но при этом беззастенчиво распространяет самые нелепые фантазии, связанные с Лениным.

Придумала, скажем, сочинительница детективных романов Полина Дашкова, будто покушение 30 августа было инсценировкой — и пожалуйста: Пушков охотно и широко поддерживает её.

Но ведь у всякой версии должна быть хоть какая-то фактическая основа. В данном же случае, как и в других подобных, её нет совсем! Вот уж действительно, говоря по-современному, фейки — просто выдумка, ложь и клевета.

Было бы замечательно, если бы правительственная газета на конкретных примерах рассказала, откуда такое берётся. И посодействовала бы прекращению сочинительства. Но нет! В редакционной вводке к публикуемым материалам ставится другой вопрос — как сказано, «не устаревший через 100 лет после выстрелов Фанни Каплан: почему следствие закрыло глаза на ключевые подробности покушения?»

Однако выискиваются «ключевые подробности» с явной натяжкой. Совершенно очевидно: лишь бы снова и снова возбуждать сомнения в этой истории.

Ладно хоть, что официально не отрицается теперь вина Каплан. А ведь в начале 1990-х годов развернулась целая кампания в её защиту — с требованием реабилитации. Дескать, больная, полуслепая, не имевшая навыков обращения с оружием, не могла она совершить это.

Генеральная прокуратура приняла тогда решение возобновить следствие по делу. В конце концов вина Фанни Каплан нашла полное подтверждение, и реабилитация её не состоялась.

О многих, в том числе действительно ключевых, подробностях этого дела несколько лет назад поведал на страницах «Правды» следователь по особо важным делам Владимир Николаевич Соловьёв. Вот я и думаю: почему же ему и другим компетентным лицам не предоставляют слово по этим вопросам ни в «Российской газете», ни в её историческом журнале «Родина», да и на главных федеральных телеканалах — тоже?

Странно это, если и в самом деле хотят истины, а не очередной липовой сенсации…

Нет, истину так невозможно утвердить. И, конечно, любые официальные заявления о честном отношении к памяти Ленина будут восприниматься как лицемерные, пока в дни народных торжеств кощунственно маскируется ленинский Мавзолей.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Ср сен 05, 2018 9:03 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8212
Интервенция против революции

№96 (30739) 6 сентября 2018 года
4 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Историк Александр КОЛПАКИДИ в беседе с политическим обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО

Всем, кто хочет знать правду о Гражданской войне в России, начавшейся столетие назад, должно быть известно, что с нею неразрывно связана иностранная военная интервенция в нашу страну. В общем-то, факт этот скрыть вроде бы и невозможно. Понятно, что о нём в разное время немало сказано и написано. Однако написано и пишется очень по-разному.

А поскольку за последние десятилетия наша история, особенно ХХ века, подвергнута целенаправленному пересмотру, переоценке и соответствующей фальсификации, добраться до правды бывает весьма нелегко. Трактовка интервенции во время Гражданской войны, как и другие острые исторические темы, тоже извращена. Конечно же, в интересах вновь пришедшего у нас к власти капитала, который потерпел сокрушительное поражение после Великого Октября, а теперь пытается брать реванш по всем направлениям.

Что ж, борьба продолжается, и огромна роль в ней честных историков.

К одному из них, согласно постоянной традиции «Правды», обратим сегодня ряд актуальнейших вопросов, содержащихся в письмах наших читателей, чтобы начать разговор об интервенции, которая была организована сто лет назад с целью удушения социалистической революции в России.

Когда же и почему началась полномасштабная Гражданская война?

— Александр Иванович, в работах ваших большое место занимает тема Гражданской войны. И вы не забываете, что этой войне сопутствовала крупномасштабная интервенция, то есть вооружённое вмешательство многих иностранных держав во внутренние дела нашей страны. Но читатели «Правды» обращают внимание: у многих нынешних историков и писателей, а также в кино, на телевидении, в большинстве СМИ при разговоре о Гражданской войне теперь про интервенцию речи почти не идёт. Как вы это объясните? Может быть, раньше, в трудах советских исследователей, реальная роль её была неправомерно преувеличена?

— Ничего подобного!! Это сегодня истинный масштаб и значение иностранного вмешательства в нашу Гражданскую войну, в борьбу против Советской власти всячески преуменьшается или даже совсем замалчивается. Таков социальный заказ пришедшей к власти олигархии, которая молилась и молится на Запад. А её «научная обслуга» старательно дурит людям головы. Додумались до того, будто большевики сами разжигали войну против себя: дескать, им это было выгодно. Абсурд!

Между тем надо прямо говорить, что без вмешательства извне такой войны, какая у нас тогда произошла, просто не было бы. И Ленин, и Сталин на основе неопровержимых фактов утверждали именно это. Вот, например, ленинское высказывание: «Всемирный империализм… вызвал у нас, в сущности говоря, гражданскую войну и виновен в её затягивании».

Эта же проблема позднее, на исходе 1926 года, анализировалась в сталинской речи, посвящённой перспективам революции в Китае, где тоже нарастала угроза интервенции. Вспоминая тяжкий опыт нашей страны, Иосиф Виссарионович особо отметил: «Борьбу Деникина и Колчака, Юденича и Врангеля против революции в России империалисты были склонны изображать как борьбу исключительно внутреннюю. Но мы все знали, и не только мы, но и весь мир знал, что за спиной этих контрреволюционных русских генералов стояли империалисты Англии и Америки, Франции и Японии, без поддержки которых серьёзная гражданская война в России была бы совершенно невозможна».

— Да, чётко сказано. И определение интересное: «СЕРЬЁЗНАЯ гражданская война»…

— Неслучайное слово, конечно. Есть смысл вдуматься, что имеет в виду Сталин. А в подтексте у него, я считаю, разница между вооружёнными конфликтами, отдельными боевыми столкновениями и полномасштабной (вот оно: серьёзной!) Гражданской войной. Если внимательно рассматривать, как развивались события того времени, становится очевидной и бесспорной абсолютная сталинская правота.

— В чём прежде всего?

— Как раз в том, о чём мы сейчас говорим. За последнее время приходится много слышать рассуждений, когда началась у нас Гражданская война. Одни утверждают, что сразу после 25 октября (7 ноября) 1917 года. Другие доказывают: ещё раньше, когда произошёл корниловский мятеж. И так далее.

Но сначала, по-моему, надо всё-таки каждому определить для себя, а что это такое — Гражданская война. Это же не отдельные, пусть и ожесточённые, вооружённые столкновения, бои, операции. Война — это когда вся страна превращается в военный лагерь, когда экономика, политика, социальная структура перестраиваются полностью и жизнь всего народа так или иначе войне подчинена.

— С какого же времени, как вы полагаете, правильнее всего вести отсчёт нашей Гражданской войны?

— А вот давайте разберёмся. И начнём с того, что реально произошло сразу после Октября, в конце 1917-го — начале 1918 годов. Этот период называют временем триумфального шествия Советской власти. Пожалуй, несколько празднично звучит…

— Хотя смысл ясен: на территории почти всей страны Советскую власть поддержало абсолютное большинство народа. Разве не так?

— Это верно. Однако в ходе того самого триумфального шествия были и огромные вооружённые столкновения. Самое крупное — подавление мятежа под руководством Каледина на Дону. Было наступление на Петроград во главе с Красновым, организованное бежавшим Керенским. Были также мятеж оренбургских казаков, руководимых Дутовым, выступление под командованием атаманов Семёнова и Калмыкова на Дальнем Востоке. Можно назвать и кое-что ещё. В основном, как видим, периферийные выступления с опорой на казачество. И все они с треском провалились.

— Лучший показатель отношения народа к Советской власти!

— Безусловно. Ведь это, например, само же казачество (красное!) дало решительный отпор тем, кто по разным причинам пошёл за белогвардейцами. Впрочем, про казаков в революции и Гражданской войне нам стоило бы поговорить отдельно, ибо вокруг этого утвердилось и гуляет множество самых разнообразных мифов. А сейчас, чтобы вплотную подойти к нашей главной теме — о роли интервентов в контрреволюции, надо зафиксировать ситуацию в стране на конец периода, о котором шла речь.

— Если точнее, какое время вы имеете в виду?

— Март 1918-го. Так вот, все основные выступления врагов революции на это время разбиты. Каледин застрелился. Корнилова убили. В Добровольческой армии осталось не более трёх тысяч человек. Атаман Дутов с тридцатью всадниками мотался по Тургайской степи. Семёнов и Калмыков вышвырнуты красными забайкальскими казаками за границу. Ради объективности скажем, что с белым уральским казачеством на тот момент не всё было покончено, однако оно немногочисленное, и тут оставался лишь вопрос времени.

Заключив «похабный» Брестский мир (то есть пойдя в безысходном положении даже на это), Советская власть была озабочена уж никак не разжиганием Гражданской войны, а совсем другим. Надо было как можно скорее начать мирное строительство, чтобы обеспечить осуществление грандиозной программы большевистской партии в интересах трудового народа.

— Однако были силы в стране и мире, которые этого ни в коем случае допустить не хотели…

— И роль внешних сил оказалась тут главенствующей, что ныне всячески пытаются замазать. А ведь полномасштабная Гражданская война в России, собственно, и начинается с интервенции, важнейшим актом которой стал так называемый мятеж чехословацкого корпуса в мае 1918 года.

Кому теперь в России ставят памятники

— Многим такое ваше утверждение, наверное, покажется спорным. Не слишком ли преувеличивается значение этого мятежа? Скажу откровенно: поначалу, когда я впервые читал ваши работы на эту тему, мелькала и у меня такая мысль. Но потом вы меня убедили. Теперь убеждайте наших читателей.

— Сомнения могут быть лишь у тех, кто поверхностно знает эту историю.

— Либо совсем не знает, каких нынче полным-полно.

— И мне понятны основные мотивы сомнений. Например, а чья же тут интервенция, если даже самостоятельного чехословацкого государства ещё не существовало? Отвечаю: интервенция стран Антанты.

В речи Сталина 1926 года, на которую я уже ссылался, есть такая мысль: «Интервенция вовсе не исчерпывается вводом войск, и ввод войск вовсе не составляет основной особенности интервенции. При современных особенностях революционного движения в капиталистических странах, когда прямой ввод чужеземных войск может вызвать ряд протестов и конфликтов, интервенция имеет более гибкий характер и более замаскированную форму». Сталин тут же поясняет, какая это может быть форма: организация гражданской войны внутри зависимой страны, финансирование её, моральная и финансовая поддержка своих агентов против революции.

— Эта форма активно использовалась империалистами в контрреволюционных целях и для разрушения СССР…

— Конечно, тем более что технические возможности для этого со временем существенно усовершенствовались. Но сто лет назад различные замаскированные и очень изощрённые, хитрые способы интервенции уже вовсю были задействованы против страны Великого Октября. Организация так называемого чехословацкого мятежа внутри революционной России — один из таких способов. Он не привёл к победе контрреволюции, но обеспечил чудовищные разрушительные результаты, поскольку помог ввергнуть страну в кровопролитную и затяжную Гражданскую войну, проложил дорогу другим интервентским и белогвардейским силам, активно поддержал их на территории от Пензы до Владивостока.

— И за это виновникам многомиллионных человеческих жертв, а также неслыханного ограбления нашей страны теперь в капиталистической России ставят памятники?

— Да, в нынешнее время происходит это невероятно позорное для нас действо, о котором здесь просто нельзя не сказать. Подумать только, министерство обороны Чешской Республики воплощает в России свой проект «Легион 100», по которому предполагается установить в городах РФ 58 памятников белочехам, чьи вожаки классово родственны теперешним хозяевам нашего Отечества. В Бузулуке, Владивостоке, Екатеринбурге, Красноярске, Кунгуре, Нижнем Тагиле, Челябинске и других городах уже стоят монументы с надписями, которые звучат для нас (и не только!) издевательски: «Здесь покоятся чехословацкие солдаты, храбрые борцы за свободу и самостоятельность своей земли, России и всего славянства. На братской земле отдали жизни за возрождение человечества. Обнажите головы перед могилой героев».

— Ну надо же! «За возрождение человечества»… А на самом деле, если сказать по правде?

— Да за денежные мешки в Лондоне и Париже, Вашингтоне и Токио. Именно по приказу Антанты эти убийцы и грабители из чехословацкого корпуса включились в интервенцию и развязали Гражданскую войну в России, стали её детонатором. А причины, мотивы и цели организованной интервенции известны.

— Давайте сжато напомним их читателям.

— Ну, поскольку шла Первая мировая война, империалистам хотелось во что бы то ни стало сохранить Россию в числе её участников. Вторая цель: сохранение своих инвестиций — концессий, предприятий, вкладов и так далее. Огромные средства из-за рубежа были вкачаны в царскую Россию, и, конечно, заправилам ведущих стран мира не хотелось их терять. И третья (самая главная!) причина, о которой нынешние провластные историки глухо молчат, — классовая.

Да, мировая буржуазия сильно перепугалась, когда произошла социалистическая революция в России. Возникла реальная альтернатива господству капитала — перспектива создания мира без эксплуатации трудового народа, чего, как мы до сих пор видим, капитал всеми силами и средствами стремится не допустить. Вот и тогда он начал международную мобилизацию на борьбу против «большевистской заразы».

— Как в исторических документах это отразилось?

— События, происходившие в нашей стране, находились под бдительнейшим зарубежным надзором, и уже 23 декабря 1917 года между Англией и Францией было подписано соглашение о разделе сфер влияния на юге России. Кстати, Украина по этому соглашению доставалась Франции…

— Наверное, в 2014-м французские власти вспомнили об этом.

— Думаю, они об этом никогда и не забывали. Западные аппетиты мы хорошо знаем, так что богатства России, неотъемлемой частью которой Украина была и, надеюсь, будет, во все времена не давали покоя иноземным захватчикам. А тогда, когда у нас произошёл тяжелейший кризис власти, разве могли они этим не воспользоваться.

— И что последовало за соглашением, о котором вы сказали?

— Последовало интенсивное и целенаправленное движение к организации широкой, массированной интервенции в Россию. Важнейшим этапом тайного подготовительного процесса становится заседание Верховного военного совета Антанты под Парижем. Здесь, в Версале, 2 мая 1918 года подписывается ещё одно соглашение — теперь уже руководителями всех главных входивших в Антанту стран.

— Назовите, пожалуйста.

— В дополнение к Англии и Франции это США, Италия, Япония. Решение ими принято уже действительно о полномасштабной интервенции.

Там есть коммюнике №25, а в нём третий пункт, на котором я особо остановлюсь. Дело в том, что он относится к затронутой мною теме так называемого чехословацкого мятежа, который, как я считаю, стал ключевым в развязывании у нас Гражданской войны. Между тем его сегодня фальсифицируют вдоль и поперёк, начиная с того, как этот «мятеж» возник. Будто бы стихийно и совершенно случайно.

— А на самом деле?

— Очень даже не случайно! И совсем не стихийно, не сам собой. Организован был в заранее намеченных целях. Это как раз и видно из того пункта принятого в Версале коммюнике, про который я начал говорить. Он относится к использованию союзниками на территории России чехословацкого корпуса, входившего во время Первой мировой войны в состав российской армии, а с 15 января 1918 года официально переподчинённого французскому командованию.

— О том, что такое был этот чехословацкий корпус, у большинства наших современных соотечественников крайне смутное представление.

— Да ничего не знают про него! Я пока коротко сказал, а дальше кое о чём надо сказать подробнее. Вот сперва про соответствующий пункт майского решения 1918 года. В нём прямо сказано, что те чешские войска, которые находятся восточнее Омска, должны принять участие в экспедиции союзников. А какая это экспедиция? Археологическая? Этнографическая? Да нет же! Военная антисоветская, что, по-моему, и дураку должно быть понятно. Только нынешние провластные историки делают вид, что не понимают.

— Не желают признавать белочехов интервентами?

— Знаете, я пошучу: по-моему, точнее даже было бы называть их франкочехами. Как же они не интервенты, если французский маршал Фош их главнокомандующий, да и жалованье они получают от французов? Кто же при этом они для Советской России? Однако правду фальсификаторы в упор видеть не хотят, просто-таки со смешными отговорками. Разве суть меняется от того, что эти вояки — славяне? Или от того, что некоторые офицеры у них были русские? Этнически оставаясь русскими, подчинялись-то они полностью командованию французскому, приказы оттуда выполняли.

Эпизод на вокзале в Челябинске — совсем не случайный и не спонтанный

— Особенно возмущают нелепые разглагольствования о том, что большевики якобы сами сознательно вызывали выступление чехословаков против себя, чтобы подтолкнуть нужную им (!) Гражданскую войну. Бред какой-то, но пишут ведь люди, считающиеся учёными…

— Вскользь я об этом уже сказал. Нынешние продажные «грантососы» на любую подлость идут, лишь бы угодить своим «работодателям». Уж кому в то время меньше всех на свете нужна была Гражданская война, так это большевикам. Как воздух им необходим был

мир, почему и возник в начале марта 1918 года «похабный» Брестский договор. И, поскольку первая волна контрреволюционных выступлений была успешно отбита, о чём мною тоже сказано, поскольку Советская власть фактически повсеместно продолжала укрепляться, забота о развёртывании мирного хозяйственного строительства становится главнейшей для большевиков. Однако враги из-за рубежа не намерены были давать им такую возможность.

— Решение об интервенции, состоявшееся в Версале, сразу начало действовать?

— Давайте сроки посмотрим. Подписано решение было 2 мая 1918 года, а через 12 дней (всего через двенадцать!), 14 мая, один из чешских полков в Челябинске «вдруг» восстал и потом захватил город. «Вдруг», конечно, надо ставить в кавычки, ибо это версия белочешской стороны, не объективной, а весьма заинтересованной. Но именно она, без истинных оснований и доказательств, получила широчайшее распространение и до сих пор бытует как преобладающая в трактовке этой истории, которая имела поистине колоссальные трагические последствия.

— Кому-то очень желанные тогда?

— Безусловно. А если вдуматься, то и сегодня тоже. Потому что вопрос стоит, ни много ни мало, о том, кто же всё-таки виновен в развязывании нашей Гражданской войны — большевики, Советская власть или их враги.

— Расскажите, что произошло в Челябинске.

— Здесь, как и по всей Транссибирской магистрали, находились чехословацкие войска. Ведь сначала, с февраля 1918-го, на повестке дня была переправка их во Владивосток, чтобы оттуда морским путём они проследовали до Европы. На Западном фронте должны были присоединиться к французской армии, частью которой, собственно, они и являлись. Но отмечу одну странность. Переговоры об этом возвращении вроде бы нормально шли, и советское правительство было не против. Передвижение даже началось, однако дело явно затягивалось.

А во Владивостоке между тем скопилось уже около 14 тысяч (!) чехословацких солдат и офицеров. Они там сосредоточились, однако хозяева не спешили отправлять их за океан: предназначали, как мы теперь знаем, для других целей. Предназначали использовать здесь, в России.

Словом, бикфордов шнур, протянутый к чехословацкому корпусу господами из Версаля, оставалось только поджечь — и последует взрыв.

— Подожгли в Челябинске?

— Можно так сказать. Вроде какой-то случайный, малозначащий эпизод, а взрыв огромнейшей силы грянул в конечном счёте на всю страну.

— Как сараевское убийство, вызвавшее Первую мировую войну?

— У меня в голове давно такая аналогия. Но надо сперва изложить читателям западную версию происшедшего, которая стала, увы, «канонической».

Окончание в следующем номере.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт сен 06, 2018 6:42 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8212
Интервенция против революции
№97 (30740) 7—10 сентября 2018 года
4 полоса
Автор: Историк Александр КОЛПАКИДИ в беседе с политическим обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО

Окончание. Начало в №96.

ИТАК, стояли на перроне челябинского вокзала несколько чешских солдат, курили. Мимо проезжала платформа, на которой был венгерский солдат-военнопленный. И вот он почему-то отломал металлическую ножку от находившейся на платформе печки и бросил её в эту группу чехов, убив одного из них. Точнее, так показалось его товарищам. Прореагировали они немедленно и бурно: после быстрого самосуда виновный в отместку был тут же заколот штыками.

А далее винят во всём созданную местным Советом следственную комиссию, которая арестовала десять чехословацких солдат, и сам Совет, задержавший явившуюся с жалобой делегацию. В ответ на это чехословацкие части вошли в город и захватили арсенал, разобрав большой запас оружия.

— Да, тут явный упор на случайность и спонтанность в сочетании с обвинением Совета в неправомерных действиях. Но есть же иная версия, которая высвечивает правду.

— Знаете, когда я впервые читал приведённое описание этого эпизода, меня сразу же многое удивило. Например, почему печка — в мае? И зачем надо было отламывать от неё ножку? Во-первых, неудобно и трудно, а во-вторых, как же потом эта печка будет стоять. Если уж потребовалась железяка, легко мог найтись более подходящий предмет. Да и для чего, с какой целью нужен был такой странный бросок…

— Человека, который ни с того ни с сего якобы пошёл на это, убили, а тот, кого он якобы убил, остался жив?

— Именно так. При расследовании даже шишки на голове у него не нашлось. Он говорил (что протокольно зафиксировано): это, дескать, потому, что я был в шапке. Опять вопрос: шапка в мае?

Но главное, что убитый оказался не просто каким-то проезжающим венгерским солдатом, а это был руководитель секции интернационалистов Челябинского Совета. Причём выдающийся агитатор, легально проводивший разъяснительную работу среди чехословацких солдат. До поры до времени, как говорится, такое было позволено, однако наступал уже иной поворот. Убийство этого Иоганна Малика и стало, на мой взгляд, знаком поворота. А убили его холуи из охраны офицерского вагона, явно выполняя приказ своей командной верхушки.

Всё это и многие другие подробности убийства, которое без сомнений следует признать политическим и заранее спланированным, установил чекист Кольцов, молодой рабочий-железнодорожник, машинист, прозорливостью которого я просто восхищаюсь. Скверно только, что современные авторы, как правило, воспроизводят лживые измышления чехословацких интервентов и замалчивают достоверные советские источники с описанием действительных обстоятельств.

— Что дальше было с Кольцовым? Его убили?

— Нет, он сумел бежать за реку, где располагалась красноармейская часть. Поднял её по тревоге. И когда чехи явились туда, их уже ждали засады с пулемётами.

Становятся ударной силой мировой контрреволюции

— Надо теперь сказать о дальнейших действиях руководства чехословацкого корпуса.

— Через несколько дней, 20 мая, в корпусе проводится подтасованный съезд якобы полномочных представителей разных его частей, выполнивший функции «государственного переворота».

— Почему «подтасованный»?

— Потому что представители на него были не избраны, а фактически подобраны и назначены. Офицерская верхушка в большинстве к этому времени полностью приняла антисоветскую направленность, заданную Чехословацким национальным советом (ЧСНС) — Масариком, Бенешем и другими будущими руководителями буржуазной Чехословакии. Но требовалось прежде всего устранить несогласных в лице ряда комиссаров, которые в корпусе тоже были. И на съезде удалось это осуществить, дезавуировав комиссаров.

Власть всецело захватывает хунта (Павлу, Гайда, Чечек, Войцеховский и ещё несколько человек), готовая безоговорочно выполнять задачи по борьбе против власти Советов в России, поставленные Антантой. То есть главари чехословацкого корпуса, поднимая 25 мая 1918 года по всему Транссибу предательский мятеж, превращают своё многотысячное воинство в ударную силу мировой контрреволюции.

— Но, конечно, напрямую не заявляя об этом, не провозглашая, что становятся в стране пребывания настоящими интервентами?

— Естественно! Главное было окутано тайной, замаскировано лукавой и хитрой фразеологией, как и вся кампания по организации широкомасштабной интервенции союзников в революционную Россию.

Во главу угла на съезде и в принятых им документах его «дирижёры», по обыкновению, фарисейски поставили вопрос об ускорении отправки корпуса в Европу. Последовали даже нападки на Российское отделение ЧСНС, которое якобы не обеспечило проезд во Владивосток. Под этим предлогом, кстати, по заранее составленному списку и была создана хунта, названная Временным исполнительным комитетом (ВИК).

— Советской власти всё-таки тоже предъявили претензию?

— Да, заявив в резолюции, что она «не имеет сил обеспечить свободный проезд во Владивосток». А потому, дескать, решено не сдавать оружия «до тех пор, пока нам не будет обеспечено гарантий свободного отъезда и личной безопасности по отношению к противореволюционным эшелонам».

Фарисейство авторов резолюции буквально бьёт в глаза. Дело в том, что нигде и никогда не было случаев нападения на эшелоны чехословаков со стороны каких-либо криминальных элементов.

— И это доказано?

— Засвидетельствовано не только комиссаром корпуса Максой, но и начальником штаба генералом Дитерихсом. Что же касается ряда конфликтов с местными Советами, происходили они на почве отказа легионеров сдавать оружие, то есть виновата тут была чехословацкая сторона.

— И если подвести черту под главными итогами того рокового съезда?

— Было утверждено решение с отказом от сдачи оружия. Далее в резолюции указывалось, что корпус будет двигаться «властным порядком», то есть не подчиняясь Советской власти.

— Однако опять-таки всё лицемерно сводится к «движению». Видимость создаётся такая, что главари стремятся выполнить основное желание массы рядовых легионеров — как можно скорее приблизиться к родным очагам. Не призывают же солдат и тем более не заставляют воевать против Советской власти.

— В том-то и хитрость! Прямо (для начала) не призывают и не заставляют, хотя фактически принятая иезуитская резолюция уже означает разрыв с законной властью страны пребывания. И не случайно эта резолюция была срочно послана французскому посольству, находившемуся тогда в Вологде: для сведения, что версальское решение Антанты начало выполняться.

— И члены хунты начинают действовать в предписанном направлении?

— Немедленно. Согласовав последние детали предстоявшего выступления, они поспешили к своим войскам: Гайда — в Новониколаевск (Новосибирск), Чечек — в Пензу, к поволжской группе эшелонов, а при уральской группировке в Челябинске остаётся Войцеховский и тут же — Павлу, чтобы политически дирижировать мятежом.

Лишь позднее, в июле 1918 года, когда мятеж уже полыхал на огромных пространствах России, выступая на очередном съезде представителей корпуса, Павлу вскользь проговорится: «В полном согласии с союзниками начали мы своё выступление против Советской власти».

— Вот он, момент истины!

— Который, однако, тщательнейшим образом замазывался да и замазывается до сих пор. «В полном согласии с союзниками…» Но всё это — втайне, всё — замаскированно, под благовидными «цивилизованными» предлогами. Что мы и сегодня чуть ли не каждый день наблюдаем среди лабиринтов империалистической политики, в которую теперь, к сожалению, вовлечена и Россия…

Судьбу русского народа хотели решить в Париже, Лондоне и Вашингтоне

— Тайны подрывной деятельности против Советской России во время Гражданской войны до сих пор во многом остаются нераскрытыми?

— Конечно. И пальма первенства тут принадлежит французам. Наглухо молчат! Документы не раскрывают, опубликованные воспоминания самые скудные. А между тем их роль в интервенции, я считаю, гораздо больше, чем мы себе представляем. Это относится к разным страницам интервенции, в том числе к антисоветскому чехословацкому мятежу.

— ЧСНС во главе с Масариком, считавшийся высшим органом национального движения за выход из Австро-Венгрии и самостоятельное чехословацкое государство, находился ведь в Париже?

— Да. Так что французское влияние было предопределено. Однако не только оно подвигло буржуазных чехословацких деятелей к активному участию в интервенции против Советов. Я уже говорил о классовом родстве и классовых интересах. Именно они, взяв верх над интересами национальными, втянули Масарика, Бенеша и их соратников в такую кровопролитную авантюру международного масштаба.

— Октябрьская революция сразу вызвала у них негативный резонанс?

— Сразу. А российская контрреволюция уже тогда возлагала большие надежды на чехословацкий корпус. Генерал Алексеев, находившийся в Новочеркасске, 8 ноября 1917 года в письме генерал-квартирмейстеру Дитерихсу в Ставку настоятельно просит о переброске чехословацких частей на Дон. С аналогичной просьбой, как свидетельствует Масарик, обращался и генерал Корнилов. В конце января 1918 года поддержать Добровольческую армию Масарика просил Милюков. Очень интересовал чехословацкий корпус и Каледина. Между Калединым, Алексеевым, Корниловым и Масариком установилась тесная связь. Посыльный Масарика регулярно доставлял Каледину секретные письма и деньги, полученные от французской военной миссии. Был постоянный представитель от чешского лидера и при генерале Алексееве. По согласию с Масариком на Дону сформировали чехословацкий инженерный батальон, вошедший в состав Добровольческой армии, он участвовал в боях с красными…

— Но всё же тогда более широкого привлечения чехословацкого корпуса к борьбе против Советской власти ещё не состоялось.

— Да это лишь потому, что Масарик и другие руководители Чехословацкого национального совета не были самостоятельны в принятии решений такого масштаба. У них были хозяева, и главное определяли именно они. Настал срок — и определили назначение вооружённых чехословаков в России. Кстати, на судьбоносное заседание верхушки Антанты в Версале ни Масарика и никого другого из ЧСНС даже не пригласили.

— О многом такой факт свидетельствует!

— Ну да, как говорится, всяк сверчок знай свой шесток. «Мы решаем, а ваше дело выполнять» — вот принцип заправил мирового капитала.

— Выполняли не артачась?

— Какое там! С особым рвением. Надо сказать, что юливший Масарик, прозванный двуликим Янусом, при всём при том имел не изменявшее ему финансовое чутьё. Так, в марте 1918 года он отбывает в США с единственной целью — форсировать интервенцию в Россию при активнейшем участии чехословацкого корпуса. И уже с дороги шлёт меморандум президенту Вильсону, а затем неоднократно встречается с ним лично, снова и снова направляет президенту и правительству Штатов секретные послания с непременным призывом: скорее начинать, а затем всемерно усиливать военную акцию союзников против России. Когда мятеж корпуса уже начался, Масарик настаивает: «Союзные войска должны как можно быстрее оказать помощь частям (корпуса. — А.К.), соединиться с ними, снабдить их вооружением, боеприпасами и т.д. и усилить их частями союзных войск».

— В Вашингтон поспешил из Парижа как к основному потенциальному финансисту интервенции?

— Понимал, что за правящими кругами Америки остаётся решающее слово в определении стратегии интервенции, ну и, конечно, в огромной степени её финансовое и материальное обеспечение. Американцы сами, как и позднее, не любили участвовать в боях, а вот деньги у них всегда были. Англия и Франция вели войну в основном на американские деньги. Первая задолжала США 4 миллиарда 661 миллион долларов, вторая — 3 миллиарда 990,7 миллиона.

— Встретили Масарика в Штатах благожелательно?

— Очень! Он учёл ведь и заинтересованность США в присутствии чехословацкого корпуса в Сибири и на Дальнем Востоке как противовеса японскому военному присутствию в этом регионе. Потому цинично хвастал: «Я располагаю тремя армиями (в России, Франции и Италии), я являюсь, я бы сказал, господином Сибири и половины России».

— В общем, судьбу русского народа решали главным образом в Вашингтоне?

— Получается так. И Масарик, конечно, понимал, что самостоятельность чехословацкого государства покупается ценой чудовищных преступлений на российской земле. Они пошли на тяжелейший предательский удар в спину Советской власти, которая дала тысячам чехословацких военнопленных кров, хлеб, гражданские права и возможность достойно сражаться за свободу своей родины против действительных её врагов.

Кто же всё-таки настоящие патриоты?

— Известно, с какой жестокостью зверствовали на нашей земле главари чехословацких легионеров, которым теперь повсеместно ставят у нас почётные памятники.

— Интервентам не ставят памятников ни в одной стране — только в нашей! А ведь их «заслуга» перед Россией не только в собственной жестокости по отношению к её народу, жестокости, для описания которой нам с вами не хватило бы и десятка многочасовых бесед. А ещё важнее то, с чего я начинал разговор: взорвав утверждавшуюся мирную передышку в России, интервенты ввергли нашу страну во всеохватывающую Гражданскую войну.

Я приводил на сей счёт свидетельства Ленина и Сталина. Но могу процитировать и признания с другой стороны. Например, генерала Деникина, который, говоря о Гражданской войне, выразился прямо: «Главный толчок к ней дало выступление чехословаков… Их выступление сыграло чрезвычайно важную роль в истории развития противобольшевистского движения».

— Вполне внятный ответ всем фальсификаторам истории, не устающим твердить, что войну развязали большевики.

— Конечно же, внутренние контрреволюционные силы в России очень хотели уничтожить народную Советскую власть. Но они, что называется, получив от народа по зубам, прижухли, затаились в подполье. Бывший член ЦК меньшевистской партии и министр Самарского правительства КОМУЧа И.М. Майский (Ляховецкий) впоследствии даже написал, что силы эти «были совершенно ничтожны». И далее он констатировал:

«Не вмешайся чехословаки в нашу борьбу, не возник бы Комитет членов Учредительного собрания (тот самый КОМУЧ. — А.К.) и на плечах последнего не пришёл бы к власти адмирал Колчак… А не укрепись Колчак, не могли бы так широко развернуть свои операции ни Деникин, ни Юденич, ни Миллер. Гражданская война никогда не приняла бы таких ожесточённых форм и таких грандиозных размеров, какими она ознаменовалась: возможно даже, что не было бы и гражданской войны в подлинном смысле этого слова. Весьма вероятно, что дело ограничилось бы лишь небольшими местными восстаниями контрреволюционного характера, с которыми Советская власть справилась бы без большого труда. Словом, весь ход событий изменился бы».

— Оценка чёткая и недвусмысленная!

— А главное — отражающая реальное положение того времени, которое многие не понимают, но его обязательно надо понять. Потому я на этом так долго и останавливаюсь.

Вот мы говорили, например, что контрреволюционные силы атаманов Семёнова и Калмыкова на Дальнем Востоке были довольно быстро разбиты, а остатки их бежали в Маньчжурию. Они там тогда же и кончились бы, не возникни этого организованного чехословацкого мятежа. В дверь, распахнутую им в Приморье, ринулась почти 200-тысячная армия интервентов, в том числе 175 тысяч японцев и 10-тысячный американский корпус под командованием генерала Гревса. И тут же опять являются со своими бандами Семёнов и Калмыков, поднимает голову вся прочая белогвардейщина.

— Аналогично было в Сибири, а также на Севере, после высадки англичан и американцев в Мурманске и Архангельске…

— То же самое. С приходом интервентов белые активизировались и на Севере, и на Юге, где возникли французы. Создавались белогвардейские правительства, но они не были самостоятельными и могли даже меняться по воле извне. Уж не говорю про то, что снабжение, вооружение, финансирование шло в основном за иностранный счёт.

А «в порядке компенсации» развернулось небывалое разграбление наших национальных богатств. Действительно небывалое! Во всей истории России такого не было никогда. Интервенты выгребли даже больше, чем фашисты во время Великой Отечественной войны. Выгребали буквально всё, причём это, конечно, на территориях, где властвовали белые.

— К вопросу о патриотизме, про который нынешняя российская власть так любит пошуметь…

— А как же! Большевики — немецкие шпионы и предатели интересов России, а противники их — «белые и пушистые». Но на самом-то деле всё наоборот. Большевики бились за восстановление страны, а эти «пушистые» под лозунгом «За единую и неделимую!» пускали её на распыл.

— Ущерб, причинённый нашей стране интервенцией, был заявлен на Генуэзской конференции 1922 года в размере 50 миллиардов золотых рублей.

— Но это же далеко-далеко не полная сумма, поскольку подсчёты тогда велись, как говорится, по-быстрому. И это лишь материальный ущерб, а была ещё огромная потеря человеческих жизней. Что касается «единой и неделимой», то интервенты как раз были заинтересованы в расчленении России, чему есть убедительные доказательства.

— А сколько было всего интервентов?

— Точно подсчитать сложно. Попробуем прикинуть хотя бы приблизительно.

Первой интервенцией была германская, но одновременно в Бессарабии начинается и румынская. К этому времени румыны ни немцам не подчинялись, ни в Антанту не входили. Так вот, у немцев и их союзников (Австро-Венгрия, Болгария и Турция) армия в целом составляла около полумиллиона человек. Румын же — мама, не горюй! — сто тысяч.

В Антанте состав разнообразный. Например, мало кто знает, что у Колчака были польские и латышские полки — их ведь тоже надо считать интервентами. В сумме будет около 300 тысяч.

Но это с поляками Колчака и Деникина, а сама-то Польша тоже воевала против нас. И здесь их было гораздо больше. Как ни считай, получается уже за миллион. И выходит, что белых было даже меньше, чем интервентов. Так о какой «единой и неделимой» после победы так называемого белого дела могла идти речь?

— Скажите хоть немного об отношении к интервенции трудящихся за рубежом. Было ведь движение «Руки прочь от Советской России!», со школьных лет я помню о расстрелянных французами в Одессе Жанне Лябурб и её товарищах, которые вели работу против интервенции…

— Расстреляли «своих» в Одессе, Крыму и других местах французы массу, точно даже неизвестно сколько. Было восстание на их кораблях с протестом против антисоветского вмешательства. Солдаты и матросы, которых завезли в Россию из разных стран, во всяком случае многие, задумывались: «А что же мы тут потеряли? Зачем мы в этой стране?» И некоторые, узнав идеи большевиков, шли к красным — бороться за правое дело.

Кроме белочехов, были чехи красные. Например, прославленный автор «Похождений бравого солдата Швейка» Ярослав Гашек, которого главари корпуса даже приговорили к смертной казни. Отважно сражались против интервентов и другие чехи, словаки. С ними, если они попадали в плен, расправлялись особенно жестоко.

И ведь известны имена многих таких героев. Вот кому обязательно надо было бы поставить памятники в нашей стране!

— Спасибо за интересный разговор, который, уверен, раскрыл для многих немало до сих пор неизвестного им. Но тема Гражданской войны и связанной с ней интервенции безбрежная. Мы коснулись только части её. Наверное, у читателей появятся и новые вопросы. Может быть, через какое-то время ещё поговорим?
— Я согласен.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт сен 13, 2018 9:42 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8212
Бессмертие «Молодой гвардии»
№100 (30743) 14—17 сентября 2018 года
2 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Стеллажи с подшивками номеров «Правды» за все более 106 лет её существования высятся чуть ли не до самого потолка. Здесь, в череде газетных листов, сконцентрировано время, с этих страниц дышит история.

Разыскиваю надпись на корешке переплёта, сделанную 75 лет назад: «Сентябрь — октябрь 1943 года». Не первый раз обращаюсь к памятным месяцам и дням, но волнение всё равно подступает.

СРЕДА, 15 сентября... Вот он, искомый мною номер, из которого Советская страна и весь мир узнали о «Молодой гвардии» — подпольной комсомольской организации, созданной в оккупированном фашистами донбасском городе Краснодоне и отважно действовавшей в тылу врага.

На страницах этого номера впервые прозвучали имена многих героев краснодонского сопротивления. Опубликованы Указы Президиума Верховного Совета СССР о высоких государственных наградах, которых были удостоены молодогвардейцы, большинство — посмертно, а пятерых из них читатели «Правды» могли увидеть на фотографиях.

Очень скоро, сразу — что называется, по горячим следам событий — подвиг «Молодой гвардии» стал вдохновляющим образцом для фронтовиков, партизан, подпольщиков, для тружеников тыла, не щадивших себя ради Победы.

К этому времени Великая Отечественная выдвинула уже целую плеяду героев. Так, в этом же номере «Правды», о котором я пишу, на второй странице напечатан материал об увековечении памяти Александра Матросова, который совершил свой подвиг в феврале 1943-го. А на стене в комнате Олега Кошевого, ещё задолго до оккупации Краснодона, появился портрет Зои Космодемьянской, вырезанный, кстати, тоже из «Правды»...

Словом, можно сказать так: «Молодая гвардия» достойно продолжила эстафету советского героизма, и теперь, следуя примеру бесстрашных юных краснодонцев, героическую эстафету предстояло продолжать другим.

* * *

Но откуда это поразительное бесстрашие и мужество у молодых, едва начинавших свою жизнь? Откуда эта воля к борьбе, невероятная стойкость к жесточайшим мукам и пыткам палачей, презрение даже к самой смерти?

«Правда» в номере, где открытие молодогвардейцев стало главной темой, осмыслению поставленных вопросов посвятила две основные статьи, перекликающиеся между собой.

Первая статья, передовая, называется «Сталинское племя». Автор второй — выдающийся советский писатель-коммунист Александр Фадеев. Едва узнав о подвиге комсомольцев Краснодона, он, возглавлявший Союз писателей СССР, попросил ЦК партии, чтобы его срочно направили туда. Жил в только что освобождённом городе несколько недель, встречался и беседовал с родителями погибших молодогвардейцев, с немногими членами организации, оставшимися в живых. Статью для «Правды», ставшую своего рода заявкой на будущий знаменитый роман, он назвал «Бессмертие».

Итак, в чём же главный исток неодолимости этих ребят и девчат, которых передовая «Правды» называет славными молодыми рыцарями?

Читаем: «Советские юноши и девушки учились жить и бороться у старой большевистской гвардии, у Ленина и Сталина. В сознание нашей молодёжи прочно вошли благородные образы отважного Лазо, бесстрашного Щорса, легендарного Чапаева. Так получился сплав, составляющий большевистский характер, так выросло и закалилось поколение отважных».

Это из передовой статьи номера. Но о том же говорит, потому что это действительно самая суть, и Александр Фадеев: «В их подвиге, во всём их моральном облике выразились с огромной силой лучшие черты людей ленинско-сталинской закалки. В них словно повторились черты лучших людей нашего народа — Дзержинского, Кирова, Орджоникидзе и многих других славных большевиков».

Конечно, выводя на бумаге эти строки, Александр Александрович наверняка думает и о своих боевых товарищах по революционной юности, которая прошла на Дальнем Востоке. А вот теперь — Донбасс:

«За свободу этой земли в гражданскую войну сражались лучшие её сыны во главе с Климом Ворошиловым и Александром Пархоменко. Она породила прекрасное стахановское движение, преобразующее лик всей нашей земли. Советский человек глубоко проник в недра донецкой земли, и по неприютному лицу её выросли мощные заводы — гордость нашей технической мысли, залитые светом социалистические города, наши школы, клубы, театры, где расцветал и раскрывался во всю свою духовную силу великий советский человек».

* * *

Вот что отстаивали молодогвардейцы, когда на родную землю ворвался враг. Они отстаивали эту землю и справедливую жизнь на ней. Ту, которую установил Великий Октябрь и которую явились отнять немецко-фашистские изверги вместе с национал-прислужниками бандеровского толка.

Но что происходит сегодня в Донбассе? Что происходит на Украине, в России?

Мне подумалось: если бы появилась вдруг возможность прийти в наш нынешний день Серёже Тюленину или Вите Третьякевичу, Ване Земнухову или Уле Громовой, до какой же степени они были бы поражены увиденным. Вновь окружённый окопами Краснодон в Луганской народной республике. Снова оголтелая антисоветская пропаганда со всех сторон. А какой флаг над Московским Кремлём? Нет, не красный, какие вывешивали они назло оккупантам в родном городе перед 25-летием Великой Октябрьской социалистической революции…

Снесён в Москве памятник одному из самых любимых их героев — Феликсу Дзержинскому. А сколько снесено памятников Ленину и на украинской, и, увы, на российской земле! Зато увидели бы ребята из «Молодой гвардии» монументы Колчака и гитлеровского прихвостня атамана Краснова. Обрадовались бы?

И можно представить их реакцию, чувство глубочайшего отвращения, доведись им прочитать кое-что из написанного за последние годы о них самих. Или посмотреть сериал российского телевидения под названием «Молодая гвардия». Там ведь просто карикатуры на того же Серёжку Тюленина, и на Любу Шевцову, и, конечно, на Олега Кошевого, которого в первую очередь захотелось вторично уничтожить продолжателям дела оккупантов...

* * *

А мы — в преддверии 100-летия Ленинского комсомола. Даты, подобные той, о которой я говорю, напоминают, волнуют, требуют. От нас требуют, от сегодняшних коммунистов и комсомольцев. О, дел и задач невпроворот! В самой большой статье не перечислить их, но ведь каждое отделение КПРФ и ЛКСМ РФ знает, что ему делать, за что и как бороться. Есть и заботы общие — да хотя бы вернуть в школьные и вузовские программы роман Александра Фадеева «Молодая гвардия», вышвырнутый буржуазной властью. Добиться его возвращения!

Вот как заканчивается передовая статья номера «Правды» от 15 сентября 1943-го:

«Пройдут годы, исчезнет с лица земли гитлеровская погань, будут залечены раны, утихнут боль и скорбь, но никогда не забудут советские люди бессмертный подвиг организаторов, руководителей и членов подпольной комсомольской организации «Молодая гвардия». К их могиле никогда не зарастёт народная тропа».

Тогда, 75 лет назад, когда писались эти строки, автор не мог даже вообразить, какие испытания ждут нашу страну и наш народ впереди. Но долг людей, внутренне остающихся советскими, — одолеть все испытания и вновь поднять Родину к высотам социализма.

А молодогвардейцы останутся бессмертными навсегда.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт сен 13, 2018 9:57 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8212
Любовь и опора писателя Распутина
№100 (30743) 14—17 сентября 2018 года
4 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Среди выдающихся авторов «Правды» разных лет видное место принадлежит писателю Валентину Распутину. На страницах нашей газеты он остро выступал в защиту Байкала и против поворота северных рек, беззаветно отстаивал от хищников и растлителей нравственные основы народного бытия, самобытность и чистоту отечественной культуры. Всё это нашло отражение в большом томе воспоминаний, изданном недавно в Иркутске под заголовком «Живём и помним».

Книга быстро разошлась. А земляки уже готовят ещё одну, где хотят сосредоточить внимание на верной жизненной спутнице и, можно сказать, соратнице великого писателя — его жене, которая была надёжной опорой Валентина Григорьевича более полувека. Публикуем воспоминания, написанные для будущей книги обозревателем «Правды» Виктором Кожемяко.

В памяти они неразделимы

Валентин Григорьевич и Светлана Ивановна Распутины...

Светлана Ивановна и Валентин Григорьевич...

В моей памяти они неразделимы, не живут друг без друга, и когда я думаю об одной половине этого удивительного единства, почти непременно каждый раз возникает передо мной и вторая половина.

Далеко не у меня одного в душе так осталось. Читаю объёмный том вышедших в Иркутске воспоминаний, посвящённых великому русскому писателю, — и с радостью встречаю здесь о спутнице его жизни то, что самому хотелось бы сказать. Ну например: «Вижу Валентина Григорьевича с чудной его женой Светланой. Светлана была воистину женщина-свет! Красива, улыбчива, скромна до невероятного! Пара!»

«Женщина-свет» — сказано хорошо и точно. Свет не только внешней красоты, но и внутренней, что сполна ощутил я за двадцать лет общения с этой замечательной семьёй. Видя их обоих в различных ситуациях, многое пережив вместе с ними, всё глубже осознавал необыкновенную роль жены в биографии Валентина Распутина.

И заключил для себя, что человек, более полувека прошедший рядом с Валентином Григорьевичем его подвижнической дорогой, слившийся с ним накрепко в общности радостей и горестей, главных трудов и немыслимых испытаний, как и он, достоин поклонения. Именно потому я решил написать про Светлану Ивановну, какой навсегда её запомнил. Вместе с Валентином Григорьевичем...

Это было после расстрела Верховного Совета

В моём представлении жизнь их резко делится на две части — счастливую и несчастливую. Конечно, это не значит, что сперва были одни лишь удовольствия, а потом ничего отрадного не случалось совсем. Однако мера, масштабы счастья и несчастья оказались несопоставимыми. Ведь бедствия их семьи переплелись с гигантской катастрофой всей страны.

Мне выпало общаться с ними и достаточно близко их узнать как раз в это наитруднейшее время. Близость нашу не преувеличиваю, однако взаимная доверительность заметно возрастала, вплоть до дружбы семьями. Понятно же, что людей, с которыми знаменитый Валентин Распутин поддерживал более или менее постоянные отношения, существовало в его жизни множество. У нас сложилось так, как сложилось.

Первая встреча? Личное знакомство? Ох, личного тут было почти ничего. А встретился я впервые с ними обоими одновременно. У них дома, в московской квартире по Староконюшенному переулку, где затем больше всего мы и встречались. Ещё поэтому как-то быстро утвердилось у меня ощущение их слитности: способствовала тому домашняя обстановка, где, как правило, были они вдвоём.

Даже дверь по звонку открывали нередко вместе. Запомнилось, что первый раз было именно так. Запомнилось и чувство предельной сосредоточенности, владевшее мною тогда.

Ещё бы! Журналист «Правды» по предварительной договорённости прибыл для беседы с известнейшим писателем. Раньше бесед с Распутиным у меня не случалось. Кроме того, настраивали на особую ответственность время и повод предстоящего разговора.

Скажу, какое это было время: вскоре после расстрела Верховного Совета России в октябре 1993 года. А непосредственным поводом, заставившим меня обратиться к Валентину Григорьевичу Распутину, стало интервью в связи с тем расстрелом, которое дал газете «Подмосковные известия» поэт Булат Окуджава.

Вот уж 25 лет прошло, но не забылось потрясение, пережитое при чтении его интервью. Было такое чувство, что я задыхаюсь. Так же задыхался при виде жуткого, кошмарного зрелища в центре Москвы, демонстрировавшегося несколько дней назад по телевидению. Но что говорит о нём «проникновенный лирик» Окуджава!

«Для меня это был финал детектива. Я наслаждался этим. Я терпеть не мог этих людей, и даже в таком положении никакой жалости у меня к ним не было. И, может быть, когда первый выстрел прозвучал, я увидел, что это — заключительный акт. Поэтому на меня слишком удручающего впечатления это не произвело».

Да разве может такое быть?! Не веря глазам своим, я вдруг начал мысленно перебирать имена высших литературных и нравственных авторитетов, которые достойно ответили бы на этот прямо-таки людоедский пассаж.

Увы, передо мной лежала ещё одна газета — «Известия», а в ней было напечатано перед расстрелом Дома Советов обращение под заголовком «Писатели требуют от правительства решительных действий». И 42 подписи тех, кого называли инженерами человеческих душ. Авторитеты? Вроде бы да... Вроде бы! Окуджава-то — среди них. А последняя подпись, в нарушение алфавита, то есть подцепленная, видимо, в последний момент, — Виктора Астафьева, объявившегося с некоторых пор рьяным сторонником президента Ельцина.

Словно голос свыше подсказал мне в те минуты имя возможного моего собеседника по поводу Окуджавы. Имя писателя, чья подпись под этим коллективным письмом, подтолкнувшим кровавую бойню, ни в коем разе не могла появиться.

Я позвонил Валентину Распутину.

Что говорить, давно по-особому любил этого писателя и старался не пропускать ничего, что выходило из-под его пера. Он и в «Правде» выступал с интереснейшими и очень важными публикациями. Но тогда это была главная газета страны, а теперь она с огромным трудом высвобождается из-под очередного ельцинского запрета. Многие, казалось, верные в прошлом авторы, даже если не порвали с нами немедленно, затем под разными предлогами стали отходить всё дальше и дальше. Согласится ли Распутин на рискованное предложение?

А он согласился сразу. Больше того, мне показалось, как будто ждал подобного звонка.

— Когда разрешите приехать? — спрашиваю я.

— Да хоть сейчас.

Так начиналась наша работа

И вот я в его рабочем кабинете. Скупое осеннее солнце сперва подсвечивает наш разговор, а потом в сумерках скрывается. Но мы продолжаем говорить, и никаких ограничений в моих вопросах от собеседника не следует. Он только вскользь попросит прислать ему подготовленный текст беседы — «для уточнения». Я же, грешным делом, подумал: «Ну вот, срежет все острые углы».

К сожалению, такое бывало и бывает нередко. Причина обычно банальная: не уколоться бы об эти углы, не вызвать недовольства у властей предержащих.

Видимо, Валентин Григорьевич угадал мою мысль (по выражению лица, что ли?) и, реагируя, с некоторой даже поспешностью стал разъяснять, чем вызвана его просьба:

— Понимаете, говорун экспромтом, я бываю не очень точный. А хочется, чтобы до читателя доходило всё в лучшем виде. Но для этого дополнительно подумать надо, слово самое уместное поискать или фразу перестроить. Остроты же убавлять не намерен.

В дальнейшем я с радостью убедился, что он ничуть не лукавил. В будущих наших беседах, которые публиковались в «Правде» и «Советской России», а затем составили три книги, не помню ни одного случая «срезания углов». Вся работа его по улучшению этих текстов вполне сравнима с писательской работой над словом в художественных произведениях. Он и сам говорил: «Публицистика в этом смысле не отличается для меня от повести или рассказа».

Так что, читая книги его бесед со мной — «Последний срок: диалоги о России», «Боль души», «Эти двадцать убийственных лет», знайте: он относился к ним без скидок, с обычной и неизменной распутинской взыскательностью. Другое дело, что работать из-за наступавших на него недугов становилось ему всё труднее. По этой причине сроки, запрашиваемые им на «уточнение» той или иной беседы, иногда растягивались...

Согласно истинному гостеприимству

Но это будет потом. А сейчас вернёмся в тот октябрьский день или уже вечер, когда завершали мы наш первый разговор. Я стал благодарить Валентина Григорьевича и прощаться, однако услышал за спиной женский голос:

— Нет, нет, мы вас просто так не отпустим. Ведь время ужинать, а то вам с голоду и домой не добраться.

Это было первое, что я от неё услышал, смущённый таким радушием. Валентин Григорьевич в ответ на мою растерянность и отнекивания только шутливо развёл руками: дескать, она хозяйка — ничего поделать не могу.

Так неожиданно оказался я за семейным столом у Распутиных, что потом в течение двух десятков лет повторится многократно. И здесь уже впору задуматься об их сложившемся домашнем укладе, каким к тому времени я его застал.

Читая упомянутый том воспоминаний разных людей о Валентине Григорьевиче, любовно изданный недавно талантливым иркутским поэтом и его родственником Владимиром Скифом, я наталкивался не раз на схожий момент — приглашение Распутиным кого-нибудь из будущих мемуаристов к себе домой «почаёвничать», а то и переночевать, коли речь шла о заезжем человеке. Причём близость приглашаемых, насколько я заметил, вовсе не обязательно была какой-то особенной. Началось так ещё в красноярской юности, когда были Валентин и Светлана молодожёнами, и продолжилось на всю оставшуюся жизнь.

Что же побуждало одного создавать «лишние неудобства» в быту, а другую безропотно их принимать и переносить? Всё-таки основная тяжесть этих неудобств, как ни крути, ложилась на жену.

Корысти или любому её подобию места в таких приглашениях вспоминающие не находят. Ни в молодые годы начала их семейной жизни, когда был он журналистом краевой газеты, а она — преподавателем высшей математики в Технологическом институте, ни тем более тогда, когда стал Распутин знаменитым писателем: тут уж другие за честь почитали его пригласить.

Ну скажите, какая выгода ему и жене его оставлять на ужин человека, которого они видят первый раз и ещё неизвестно, увидят ли второй? Возвращаясь от них и размышляя на сей счёт, объяснил я это себе укоренённостью истинного гостеприимства. Когда просто неловко бывает проводить за дверь человека, зная, что сам после этого сядешь есть. Не может так быть, не должно. Если угодно, диктует это откуда-то из глубины глубин чувство, названное нравственным императивом. Отмирающее ныне чувство?..

Наверное, чересчур задержался я на «проблеме» приглашения за стол. Но как думал тогда, так и пишу. О том пишу, что остановило моё внимание в памятный первый день, а затем и вечер у Распутиных.

Перебарывая понятную стеснительность, как-то незаметно окунулся в удивительно обаятельную, тёплую атмосферу, создавшуюся словно сама собой. Однако создала её душевностью своей хозяйка дома, принявшая на себя, как теперь говорят, обязанности ведущей.

Конечно же, она по-своему выручала мужа, уставшего после долгой нашей деловой беседы. Но в общении этой действительно красивой и очень чуткой женщины не было при том ничего наигранного, нарочито искусственного, деланного — сама естественность и простота.

Темы разговора поначалу переходили с одной на другую, пока ожидаемо не задержался он на главной теме этих дней. А как же! Она ведь проникла во все поры столицы и страны, в каждую семью и квартиру. И что удивляться, если от обстоятельного обсуждения с Валентином Григорьевичем мы опять пришли в конце концов к тому же: к рас-стрелу Дома Советов на Краснопресненской набережной.

Только теперь больше нас обоих говорила жена Распутина. Страстно говорила, горячо. Помню, рефреном у неё повторялось:

— Ну скажите, как такое могло произойти?

А я думал: она же не слышала нашего разговора с мужем, но мысли её с ним полностью созвучны. И это впечатление, которое повторится у меня позднее в разных обстоятельствах, вынес я в тот вечер из их дома.

Узнавал её постепенно

Надо прямо сказать: до этого я фактически ничего о ней не знал. Да и потом не возникало как специальная цель намерение побольше про этого человека узнать. Всё делала сама жизнь, раскрывая постепенно, что значит она, жена, для писателя Распутина и насколько уникальна, интересна, глубока её собственная личность.

Коротко о характере и содержании моих отношений с Валентином Григорьевичем, сделавших меня вхожим в их дом. Это было его решение — согласиться на беседу для «Правды» в условиях уничтожающих действий власти против нашей газеты. Как получилась та беседа, ему явно понравилось, о чём сам сказал мне после её публикации. Безусловно, на том отношения могли бы закончиться, но — не кончились, причём продолжившись надолго.

Я и сейчас затрудняюсь однозначно ответить, что в решающей степени определило их продолжение. Однако факт остаётся фактом, и это опять-таки был его выбор. Для меня же, понятно, такое доверие с его стороны стало исключительно важным.

Как строилось наше сотрудничество? Не сразу, но установился в беседах свой постоянный ритм. Если сначала они не были регулярными и откликались на текущие события, которые его больше всего волновали (по принципу «не могу молчать»), то со временем он предложил следовать назначенной системе. А продиктовал эту систему, можно сказать, их образ жизни той поры.

С весны до поздней осени они старались обычно жить на иркутской земле. А к зиме возвращались в Москву. Так вот, за время их отсутствия по просьбе Валентина Григорьевича готовил я ему свои очередные вопросы. Расширенные, занимавшие по нескольку страниц. И предполагавшие анализ не только отдельных фактов за год, но и тенденций в жизни политической, общественной, культурной. Хотя чаще, увы, антикультурной…

Подготовка этих вопросов занимала меня постоянно. Иногда мы перезванивались, что-то согласовывали. Когда же наступал срок нашей встречи, у меня возникало одновременно чувство праздника и экзамена.

В самом деле, выходя из метро на Арбат и приближаясь к их дому, я испытывал редкостный душевный подъём, соединённый с напряжением ответственности, какая тоже редко бывает.

Я уже говорил, что встречали в дверях, как правило, они вместе. А пока мы с Валентином Григорьевичем работали в его кабинете, незримое присутствие Светланы Ивановны нам сопутствовало. Это ведь она, несмотря на все жизненные невзгоды, умела поддерживать для мужа атмосферу наибольшего благоприятствования. Но чего это стоило ей, особенно в те годы, про которые я пишу…

С 1991-го, рокового для страны, Распутин волею власти и её «демократической» обслуги был окончательно поставлен в положение изгоя. Травить его «демократы» начали ещё раньше, а после «Слова к народу», которое он подписал, всеми силами стремясь остановить уничтожение Советской державы, это были уже не отдельные злобные выпады и атаки. Он оказался теперь в плотном кольце враждебности — оказался вместе со своей семьёй.

Дорогой ему женский образ

Многие сегодня, наверное, и не знают, что Распутиных в то время решили даже вышвырнуть из их московской квартиры. И вышвырнули бы, как рассказывали мне, если бы на защиту мужа и дочери не поднялась Светлана Ивановна.

Удивляться не стоит, что главным защитником дома от гонителей стала она, а не всемирно известный писатель. Валентин Григорьевич мог упорно постоять (и действительно стоял!) за других, только не за себя.

Между тем выселение грозило серьёзными сложностями не только им обоим, но и жившей с ними дочери Марии, которая недавно поступила в Московскую консерваторию и делала здесь первые успешные шаги. А сам Валентин Григорьевич был остро необходим в столице, где всё чаще по просьбам людей приходилось ему выступать в самых разных аудиториях. Особенно нужен он был Союзу писателей России, который «демократы» уже внесли в чёрные списки на расправу и за который предстояло настойчиво бороться.

Словом, потребовались от Светланы Ивановны огромные усилия, чтобы, отстаивая квартиру, найти сочувствующих в коридорах московской власти. И это при том, что в обычной жизни, как признают знающие люди, никакой особой предприимчивостью никогда не отличалась.

Хотя тут не предприимчивость решающей стала, пожалуй, а скорее сила душевная, соединённая с готовностью подвижничества. Я выскажу сейчас мысль, которая уверенно вызрела у меня за годы общения с ними обоими. Вот справедливы восхищения женскими образами в повестях и рассказах Распутина. А ведь они, по моему убеждению, отразили и прекрасный образ его жены, всё лучшее в ней.

Приведу о женщинах фрагмент из беседы писателя с иркутским литературоведом и критиком Надеждой Степановной Тендитник:

«В традициях русской литературы доверять именно женщинам выражение основных авторских мыслей. Так было в прошлом веке, так и в нынешнем продолжается. Связано это вообще с ролью женщины в нашей жизни. Женщина — содержательница и хранительница домашнего очага, мать и воспитательница детей. И то, каким будет человек, с каким сердцем он станет жить, в большей степени зависит от матери, чем от отца. Женщина — мягкость, нежность, доброта и душевность, красота и тайна человеческая. Женщина — глубина и чуткость чувств, их предельная развитость и отзывчивость. Но вместе с тем — житейская мудрость, наследованная от поколений предков, потому что женщина, оставаясь с семьёй, не могла растерять её по ближним и дальним дорогам… Поэтому она для литературы была и остаётся благодатным, надёжным материалом, без которого никак не обойтись не только в любовных сценах (которые тоже важны в литературе), но и в постановке и решении самых глубоких гражданских и человеческих проблем.

Критика отмечала, что у меня лучше всех получаются женские образы — это старуха Анна в «Последнем сроке», Настёна в «Живи и помни», старуха Дарья в «Прощании с Матёрой». Мне это и приятно, потому что то, что можно было доверить, что хотелось выразить в той или иной повести, у меня получается лучше всего с помощью женских характеров».

Один из них, данный самой жизнью и вошедший в основу образов литературных, — это, безусловно, характер его жены.

Его жена и мать Марии

Чем больше узнавал её, тем более в этом утверждался. К тому времени, когда стал я посетителем их дома, основные повести, о которых говорит Валентин Григорьевич в процитированной беседе, были им уже написаны. Предстояло написать трагическую «Дочь Ивана, мать Ивана» и цикл горьких рассказов, также отразивших реалии «убийственных 90-х».

Сюжет новой повести, которая писалась им, я знал. В безысходном положении, когда невозможным оказалось найти правду, чтобы наказать виновных в глумлении над дочерью, мать берётся за ружьё и сама приводит в исполнение вынесенный ею же приговор.

У Распутиных тоже дочь — Мария, или Маруся, как они её называют. Есть ещё и сын Сергей, но он со своей семьёй живёт в Иркутске. Маруся, как я уже упоминал, училась в Московской консерватории, после окончания которой стала здесь же работать.

У неё было две специальности — история музыки и орган, на котором она давала сольные концерты. Бывали её концерты органной музыки и в родном Иркутске, куда готовилась всегда с особым старанием и волнением.

Не каждый раз заставал я её дома, однако встреч было достаточно, чтобы почувствовать характер и отношения с родителями. По натуре она заметно схожа была с отцом, схожа особенно молчаливостью и сдержанностью. Но когда была с матерью, казались они мне двумя однолетками-подружками, готовыми подолгу доверительно шептаться, смеяться и шутить между собой.

Уже задним числом, когда будет написана «Дочь Ивана, мать Ивана», а Марусю в 2006-м постигнет своя трагедия, унёсшая её жизнь, я думал: работая над этой повестью, Валентин Григорьевич наверняка видел за её героинями самых близких ему женщин. Видел и ужасался тому, что пришлось пережить литературным дочери и матери, ещё не зная, что уготовила судьба матери и дочери в его семье и ему самому…

Положение Светланы Ивановны будет даже тяжелее и безысходнее, чем у мстительницы из повести. Там хоть был персонаж, которому она могла отомстить за надругательство над любимым человеком. А кому персонально адресовать возмездие за гибель в авиакатастрофе 125 человек, в том числе дорогой, бесценной её Маруси? Аварии самолётов со смертельным исходом резко участились потому, что в условиях наступившего капитализма «бизнесмены» начали закупать по дешёвке зарубежный авиахлам, недопустимый к перевозке людей.

И вот очередной результат: только что были живы эти 125 — и уже их нет.

Каким непоправимым горем рухнуло это на Светлану Ивановну и Валентина Григорьевича! Есть фотография, запечатлевшая момент, когда они со своим сыном Сергеем идут после опознания останков Маруси. Страшно смотреть на всех троих…

Есть и ещё один снимок, сделанный около пяти лет спустя талантливейшим фотомастером Павлом Кривцовым и вошедший в его альбом «Святая Русь». Здесь — прощание мужа и жены, когда уже ясно, что она обречена.

Трудно сказать, кому из них хуже. Валентин Григорьевич откинулся на спинку кресла, совершенно обессиленный. А Светлана Ивановна, заботливо склонившись над ним, пытается мужа утешать. Удар судьбы оказался столь сильным, что, в конце концов, мать не смогла перенести смерть дочери…

А мне врезался в память последний мой разговор с Марусей, когда вышла она с матерью провожать меня в переднюю (Валентин Григорьевич накануне улетел в Иркутск, а я приехал за оставленным им материалом). Так вот, прощаясь, мы разговаривали, и Светлана Ивановна вдруг сказала:

— Извините, пожалуйста, у Маруси возникло затруднение, в котором я не могу ей помочь. Может быть, вы помните, чьи это стихи?

О милых спутниках,

которые наш свет

Своим сопутствием

для нас животворили,

Не говори с тоской:

«Их нет»,

Но с благодарностию:

«Были!»

— По-моему, это Жуковский, — ответил я, не вполне, впрочем, уверенный.

Приехав домой, заглянул в книгу. И вздохнул с облегчением: не ошибся.

Как они оказались вместе — на всю жизнь

Моя тема — жена писателя. Большого, выдающегося, великого. Созданное Валентином Распутиным невозможно переоценить. Но рядом с творцом бывает человек, чей вклад в его наследие тоже заслуживает высокой оценки.

Из русской классики у меня прежде других выдвигается имя жены Достоевского. Дело ведь не только в том, что она под диктовку стенографировала его гениальные романы. Дело в глубине понимания, в личностном совпадении чего-то необыкновенно важного для творчества и в стремлении это важное творцу отдавать.

А как Светлана Молчанова стала женой будущего писателя? Достаточно подробно рассказывает о ней в своих воспоминаниях младшая её сестра Евгения Ивановна. Повторять полностью не буду, но сослаться кое на что из свидетельств знающего человека я просто обязан.

Во всём есть внешнее и внутреннее. Вот внешнее в описании сестры:

«С Валентином Распутиным, начинающим журналистом, Светлана познакомилась, когда училась на физико-математическом факультете ИГУ (Иркутский госуниверситет. — В.К.). Высокая, стройная, спортивная (она любила играть в большой теннис), красивая, с тонкими чертами лица, да ещё и знающая толк в литературе — она не могла не привлечь его внимания. Они начали встречаться».

А вот о том же, внешнем, говорит много лет спустя сам Валентин Распутин:

«…После окончания университета, неожиданно для себя, я поступил на работу в молодёжную газету. И вот однажды, на набережной Ангары, неподалёку от университета, встретил свою будущую жену. Встретил её, ну и, конечно, увлёкся. Она была хороша собой, она и сейчас хороша, а тогда была хороша особенно».

Подобных встреч бывают тысячи и тысячи. Вполне обычно. Молодой журналист, красивая девушка-студентка. Могли вскоре и «разбежаться». Вполне. А если всё же не разбежались, если он станет известным писателем, а она его женой на всю жизнь? Чтобы понять это, надо внимательнее всмотреться в их внутренний мир.

Евгения Ивановна помогает нам в этом через сохранившиеся письма В.Г. и дневники С.И. той поры.

Валентину и Светлане едва за двадцать. Но уже чувствуется тонкий писательский талант в тоскующих и одновременно самоироничных посланиях юного иркутянина, уроженца деревни Аталанка, своей любимой. Она во время летних каникул уехала с группой студентов на строительство клуба в колхоз, и вот он пишет ей. Не каждый, далеко не каждый может так щемяще пронзительно выразить то, что переживает:

«Салют, Светка!

А назавтра был дождь, и я решил пересмотреть своё отношение к погоде. Теперь моя любимая — солнце. Мне было грустно, потому что шёл дождь и потому что ты уехала чёрт знает куда. В магазинах продавали квас и водку. Люди ходили по лужам под зонтиками. И шёл дождь. А я должен был слушать фестивальные песенки про любовь и радость жизни. У меня болела голова.

Такова жизнь.

А потом было солнце. Утром я по привычке зашёл в магазин. В тот самый, который новый и который стоит напротив вашего дома, и чуть было не позвонил тебе. А потом вспомнил, что тебя нет. Ну и не надо. Подумаешь, невидаль, Светка! Задавала Светка, каприза Светка. Ну и не надо. Вечно она издевалась надо мной.

Да, Светка, завтра вечером я еду в Кутулик. Буду там дней пять. Не бойся — постараюсь тебя не увидеть, в ваш колхоз не ездить. Я благоразумный человек и знаю, как тебе сделать приятное.

А клуб, поди, растёт и растёт. Ты, поди, главная фигура на строительстве, и с тобой советуется сам председатель колхоза. Вы, поди, взяли соцобязательство закончить строительство не за месяц, а за полмесяца, для чего увеличить фронт работ, повысить производительность труда, снизить себестоимость того-то и того-то, потребовать, принять, обязать, нажать и т.д. и т.п. Чудо, а не работнички.

Стоп, Светка. Я хотел отправить тебе целых пять вот таких листов и подробно осветить, какой я в тебя влюблённый, но подлое начальство догадалось, что моя голова занята совсем не тем, чем ей полагается заниматься, и соизволило отправить меня в Шелехов для освещения вопросов технического прогресса.

Такова жизнь. И ничего не поделаешь.

Верь, что я и в самом деле в тебя влюблённый и что мне многого стоит не удобрить это письмо горькими слезами. Я напишу тебе из Кутулика. А сейчас мне грустно, и грущу я по тебе, и мне тяжело, и мне обидно, и я напишу, и я буду хорошим, и ты мне ответишь, и мы встретимся, и я буду счастливым, и всё будет хорошо.

Пока, Светка. Знала бы ты, как мне хочется с тобой поболтать. Надеюсь, что со временем мне это удастся. Адью.

Я — это Валька. А то ты, чего доброго, перепутаешь ещё».

Написано 6 июля 1960 года. А почти в это же время та, кому письмо адресовано, записывает у себя в дневнике своего рода жизненное кредо:

«Надо жить в полную

силу. Дерзать. Творить.

Не бояться повседневности.

Подчинять её себе.

Всегда везде быть сильной,

независимой.

И чтобы все это знали.

И никогда не раскисать,

по крайней мере, чтобы никто

не видел этого».

Евгения Ивановна заметила от себя о сестре: «Этим принципам она следовала всю свою жизнь».

Я ей верю. Абсолютно. Потому что многое за двадцать лет нашего знакомства видел сам и во многом убедился.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пт сен 21, 2018 11:23 am 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8212
Любовь и опора писателя Распутина
4 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.
Среди выдающихся авторов «Правды» разных лет видное место принадлежит писателю Валентину Распутину. На страницах нашей газеты он остро выступал в защиту Байкала и против поворота северных рек, беззаветно отстаивал от хищников и растлителей нравственные основы народного бытия, самобытность и чистоту отечественной культуры. Всё это нашло отражение в большом томе воспоминаний, изданном недавно в Иркутске под заголовком «Живём и помним».
Книга быстро разошлась. А земляки уже готовят ещё одну — о верной жизненной спутнице и, можно сказать, соратнице великого писателя, его жене, которая была надёжной опорой Валентина Григорьевича более полувека. Публикуем воспоминания, написанные для будущей книги обозревателем «Правды» Виктором Кожемяко. (Начало в №100 от 14—17 сентября.)
Выделю два факта и кое-что ещё
Что же касается влияния Светланы Ивановны на мужа (влияние их было, конечно, взаимным), то необходимо, по-моему, сослаться на два факта, относящихся к первым годам совместной жизни.
Факт первый. Окончив университет, она не осталась в Иркутске, где отец её занимал видное положение руководителя областной писательской организации, а поехала с мужем и полуторагодовалым сыном на самостоятельную и весьма нелёгкую жизнь в Красноярск. Так решила и настояла.
Факт второй. По истечении всего нескольких лет именно она убедила мужа покинуть газету и перейти на профессиональную писательскую работу. Был тут безусловный и немалый риск. Но она пошла на него, готовая лично многим поступиться. Почему? Верила в талант Валентина Распутина и хотела, чтобы условия для творчества были у него наилучшие.
Очень много значило это! Всерьёз надо сказать: сложись иначе, могло и не быть писателя Распутина, каким вознесётся он на всю страну и весь мир. Есть тут роль жены или нет?
Младшая сестра отмечает в старшей следующее: «Светлана была незаурядной, многогранной личностью. После её смерти остались дневники, которые она вела в студенческие годы, ещё до замужества: две общие тетради, где она записывала все свои сокровенные мысли, размышления о жизни, понравившиеся ей стихи, отрывки из прозаических произведений, впечатления о прочитанном».
Список упомянутых в дневнике книг внушительный. Любовь к литературе очевидна, так что Валентину со Светланой тут было о чём поговорить. И это, несомненно, их тоже объединяло, тоже продиктовало ей дневниковую запись 20 сентября 1960 года: «Часто сейчас мне стало казаться, что В.Р. — судьба моя». С февраля 1961 года, по свидетельству сестры, они уже не расставались.
Приведу ещё весомый вывод от Евгении Ивановны:
«Светлана была очень заботливой, любящей женой, старалась создать Валентину все условия для работы, но вместе с тем она — первый читатель, строгий и справедливый критик. Конечно, он понимал, что она значит для него».
Понимал, ценил, был благодарен… Это я уже от себя пишу, потому что, несмотря на природную сдержанность Распутина, его чувства к ней нельзя было не заметить. И настанет момент, когда скажет, словно выдохнет: «Она для меня — всё».
Соучастие было разным
Читая том воспоминаний о нём, собранных и изданных мужем Евгении Ивановны Молчановой — поэтом Владимиром Скифом (вместе с ней!), во многих из них встречаю имя Светланы Ивановны. Да, видимо, все или почти все, с кем он дружил или встречался, особенно писатели его круга, Светлану Ивановну знали и с теплотой душевной написали о ней. Причём вспоминают не только бытовые какие-то подробности, но и связанное с писательской работой, с литературой. Валентин Григорьевич и она, Светлана Ивановна, возникают здесь в том дорогом для меня единстве, которое недопустимо забыть.
С волнением читал у самарского писателя Эдуарда Анашкина историю издания книги его рассказов под названием «Запрягу судьбу я в санки». Было это на стыке 1990-х и «нулевых» годов, а началось знакомство двух авторов чуть не за полвека до этого. Да сколько таких знакомств у Распутина к тому времени произошло, попробуйте вообразить. В моём представлении едва ли не самый тяжкий груз для широко известного человека — поддерживать добрые отношения с бессчётным числом людей, каждый из которых надеется, да и в самом деле право имеет, на эти отношения. А уж среди писателей обычное дело — вручить свою книгу или рукопись, с тем чтобы «широко известный» посодействовал в издании либо публично откликнулся.
Много раз был я свидетелем, как на всяческих встречах нагружали Валентина Григорьевича настолько, что приходилось помогать ему потом доставлять нелёгкую книжную ношу домой. Однако при всём при том нередко он и сам «вызывал огонь на себя». Вот про такой именно случай и рассказывает Эдуард Константинович Анашкин. Приехав в Москву из своего села Майское Самарской области и заглянув в правление Союза писателей России, пересёкся здесь неожиданно с Валентином Григорьевичем. И тот, поздоровавшись, спрашивает: «А где новая рукопись? С собой?» Будто специально разыскивал!
Рукопись оказалась с собой. Получив её, Распутин обещал посмотреть и сказать своё мнение. А под конец пригласил к себе, в Староконюшенный, где Анашкин ранее уже бывал.
Но на сей раз, боясь быть навязчивым и не желая отнимать у Валентина Григорьевича драгоценное время, по знакомому адресу он не поехал. И что же далее? Читайте:
«Возвращаюсь домой в Самарскую область. Через несколько дней после возвращения от Распутина звонок: «Ты почему не пришёл ко мне? Я разыскивал тебя в Переделкино, не нашёл, сказали, что уехал. К твоей новой книге я написал короткое предисловие. Когда получишь письмо, позвони, если с чем-то не согласен. Буду ждать звонка… Светлане Ивановне очень понравились твои рассказы, она даже плакала».
Автор тут же замечает: «Может, и нехорошо в том признаваться, но, услышав слова о том, что фактически я довёл до слёз Светлану Ивановну, я обрадовался!»
А я, признаюсь, обрадовался ещё и потому, что в который раз получил подтверждение совместной работы и общего мнения супругов Распутиных. То, что Валентин Григорьевич среди своей занятости и нездоровья сам вызвался прочесть рукопись, а потом написал предисловие к будущей книге, свидетельствует: ему труд давнего товарища пришёлся по душе. Но прочитал этот труд не он один, а и жена тоже. Интересно, кто первый? Как обсуждали? А в оценке рукописи слёзы Светланы Ивановны, конечно, стали убедительным аргументом за издание.
«Эта книга, — отметит в предисловии Валентин Григорьевич, — написана бывшим детдомовцем, и вся она — от начала до конца — посвящена им же. Надо ли говорить, что это особого психического склада люди, униженные своим сиротством и оскорблённые той жестокой действительностью, которая с каждым годом всё беспощадней продолжает творить сиротство. Спасти их может только совокупное добро…»
Статью свою он назвал «На добро — добром!». И сам же на деле показал, как должно быть: позаботился, чтобы рассказы, выпущенные, к сожалению, небольшим тиражом, были переизданы в целом ряде журналов и газет. И журнал «Уроки литературы» даже организовал во многих школах занятия по этим рассказам!
«Как хорошо, что вы есть»
А сколько ещё предисловий, рекомендаций, сочувственных писем и отзывов, критических разборов появилось из-под пера Валентина Григорьевича за эти последние два десятка лет его жизни…
Что говорить, не самое вроде бы достойное дело для прославленного писателя. Он и сам иногда сетовал: вот, дескать, ничего другого уже не могу, а потому трачу время на всякую «мелочёвку». Однако весьма характерно, чему всё-таки отдавал предпочтение, оказавшись в столь ограниченном по физическим возможностям положении.
Помогать другим — вот что стало основной его заботой в те переполненные болезнями и страданием годы. А жена, самый близкий ему человек, находившийся рядом, делила эту заботу на двоих.
Знаю, что Светлана Ивановна, как и в случае с Анашкиным, бралась читать рукописи и книги, чтобы подсказывать мужу, что, на её взгляд, заслуживает наибольшего внимания. Доверявший ей, он прислушивался всегда очень внимательно.
Вот и наши с ним беседы, продолжавшиеся все эти годы, освящены были её участием. Потому что не только набирала она их на компьютере, выполняя чисто техническую работу, но и, как я понял, высказывала Валентину Григорьевичу свои советы и пожелания.
Беседам этим, о чём я уже говорил, он придавал большое значение, видя в них тоже способ помощи людям. Многие в эту непроглядно тёмную и глухую пору ждали его слова, а ведь широкой трибуны в СМИ ему не давали. Из газет только «Правда» и «Советская Россия» остались с ним.
— Как хорошо, что вы есть, — говорил он, вручая мне текст, над которым после очередного нашего разговора по обыкновению долго и тщательно работал. И я по-особому обрадовался, когда однажды, принимая в его отсутствие от Светланы Ивановны набранные на компьютере листы, услышал от неё то же самое:
— Как хорошо, что вы есть…
Расскажу для сравнения
Задержусь здесь, чтобы высказать ещё одно наблюдение — чрезвычайной важности. За годы журналистской работы довелось мне «по долгу службы» встречаться со многими известными людьми. Встречи происходили при разных обстоятельствах и оставляли разные впечатления. Так вот, насколько смелы были мои собеседники?
Речь, конечно, о смелости гражданской. Горько, досадно и обидно бывало, если человек, казавшийся тебе чуть ли не воплощением принципиальности, вдруг на глазах начинал меркнуть. А такое случалось, к сожалению, не единожды. Вступал в силу и брал верх «принцип» чеховского Беликова: «Как бы чего не вышло…»
Расскажу одну из поразивших меня историй, связанную с известным кинорежиссёром. Я долго присматривался и прислушивался к нему, прежде чем позвонил с предложением выступить в «Правде». После 1991-го для многих «деятелей культуры», крепко обнявшихся с ельцинской властью, это стало невозможным, категорически недопустимым. Но со временем кто-то свои позиции переменил, а про этого режиссёра мне говорили, что он и раньше к установившейся власти относился критически. Короче, прорывавшиеся иногда оппозиционные высказывания и поступки его я воспринимал как вполне резонные.
Побеседовать со мной он согласился. Даже, показалось мне, с радостью. Встреча была назначена у него дома, как только он вернётся из недолгой поездки в Испанию. И встреча действительно состоялась. Но…
Странно было в первые же минуты заметить, что интонация заданного им общения резко отличается от той, которая была в телефонном нашем разговоре. Тогда — приветливость и радушие, а теперь — официальность, граничащая с неприязнью. Что случилось? Прямо-таки другой человек…
Разговор, когда я включил диктофон, тоже пошёл соответственно. Собеседник безо всякого повода с моей стороны раздражался, выговаривал мне то за какой-нибудь вопрос, то за непонравившуюся реплику, которая якобы сбивала его «с мыслей». Но мысли эти были настолько невнятны и противоречивы, что понимались с трудом. А всё яснее становилось: он старательно уходит от острых современных проблем, интерес к которым и свёл меня с ним.
Промучились мы таким образом часа два. При этом у меня нарастало сомнение: а хочет ли он, чтобы эта беседа была подготовлена к печати и опубликована? При прощании, однако, договорились: я на основе диктофонной записи готовлю текст, а он потом вносит свои поправки, дополнения, сокращения и т.д.
Но ничего он делать не стал. Через какое-то время позвонил и сказал: беседа его не устраивает, печатать её не согласен.
Неудачи в работе бывают. Однако меня не отпускало явное изменение отношения его к предложенной работе. Сперва обрадовался, а затем обозлился. Хотя ведь ничего плохого за это короткое время я ему не сделал.
Свет на происшедшее пролила одна моя знакомая из кинематографической среды. Услышав мой рассказ и мои сетования, высказалась чётко:
— Это жена. Влияет на него сильно! А тут как раз им обоим должны были премию телевизионную вручать. Ну и рассудите: к чему в такой момент газета «Правда»?
Ох, как всё просто, оказывается. Жена…
Пока мы с ним беседовали, она, популярная актриса, была дома, однако к нам не вышла, а объяснение по поводу назначенного интервью между ними, стало быть, уже состоялось. И актриса одолела режиссёра. Впрочем, насколько упорно он сопротивлялся — тоже вопрос.
Могло ли произойти что-либо подобное между мужем и женой Распутиными? Нет и ещё раз нет! Да если допустить возможность этого, тогда следует признать, что книги наших бесед просто не состоялись бы. По остроте с режиссёрским интервью они несравнимы: Валентин Григорьевич остроты не избегал, а Светлана Ивановна к тому его не понуждала. По очевидной для меня причине: их боль за переживаемое Россией была общей.
И, конечно, не могла жена давить на мужа, чтобы поумерил он прямоту и резкость своих выступлений. Говорил и писал так, как думал. А она думала, как и он.
Когда привозил я номер «Правды» или «Советской России» с очередной нашей беседой, в её глазах светилась радость. Да, рождалось всё это при её участии, она сама печатала текст, однако ей хотелось ещё раз перечитать его в газете. Улучив несколько минут, присаживалась для этого где-нибудь на кухне.
А при следующих наших встречах рассказывала мне, какие были отклики от знакомых и незнакомых, интересуясь также, что пришло в редакцию. Наиболее интересные письма из тех, которые я привозил, читались вслух. Бывало, она говорила:
— Смотрите, это может стать темой для обсуждения.
Очень верно чувствовала самое для людей наболевшее.
«Она для меня всё»
Среди воспоминаний Евгении Ивановны Молчановой прочитал я признание Валентина Григорьевича жене, оставленное в связи со знаменательной для них датой на титульном листе вышедшей к тому времени книги «Сибирь, Сибирь…»: «Моей Светке-Светлане в день 40-летия нашей совместной и довольно счастливой жизни — эту книгу как знак благодарности за подвиг мученичества и любви и как результат наших общих трудов».
Он и книги на память очень вдумчиво всегда подписывал. Но здесь, по-моему, особенно старался выразить (и выразил!) самое главное в своём отношении к ближайшему человеку.
Перечитываю и восхищаюсь. Как вы думаете, почему он написал «совместной и довольно счастливой жизни», а не просто «счастливой»? А именно потому, я считаю, что она ведь совместная. В счастливости для себя сомнений нет, а за жену категорически судить не берётся, вставляя тактичное, с оттенком предположительности, присловье «довольно».
Зато всё более чем определённо в признании того, что значит для него этот человек. Утверждает с благодарностью её «подвиг мученичества и любви», а книгу, и, конечно, не только эту, оценивает как результат их общих трудов.
Ни капли сомнения нет у меня, что написал он так с полнейшей искренностью, а не просто отдавая дань некоему юбилейному «политесу». Сама жизнь и далее будет это по-разному подтверждать.
Он ведь не знал, не мог знать в день их семейного сорокалетия, что ещё больший подвиг любви, мученичества, общих трудов выпадет Светлане Ивановне на десятилетие следующее, которому суждено будет стать в её жизни последним. Тяжкие болезни мужа, которые, словно сговорившись, ещё яростнее пошли в атаку на него, грозя самым страшным — утратой памяти. Гибель горячо любимой дочери Маруси. И, наконец, около двух лет спустя эхом той невероятно глубоко пережитой трагедии — удар по ней самой: рак.
Понятно, что свалившееся на них переносили они вместе, изо всех сил помогая друг другу. Но давайте учтём: она всё-таки женщина. Смерть Маруси, с которой душевно были они накрепко связаны, настолько надорвала её изнутри, что Валентин Григорьевич даже месяцы спустя писал в своих письмах о «постоянно плачущей жене». Хотя вне дома никому она не плакалась и не жаловалась, что поражало, например, мою жену.
Впрочем, эти горести и удары, эти хвори, слившиеся в непрерывном потоке, со временем уже не давали возможности верно понять со стороны, кому из них двоих сейчас тяжелее и кто кого больше поддерживает. Во всяком случае долго не показывавшаяся на людях после роковой авиакатастрофы Светлана Ивановна просто вынуждена была брать себя в руки для совершенно необходимой помощи мужу. Получалось, что он без неё даже из дому выйти не может. А если выйдет, того и гляди заблудится.
— Она для меня всё: глаза, уши, память, — сказал мне однажды, когда навещал я его в клинике нервных болезней имени Россолимо. Находился он здесь в палате с писателем Леонидом Бородиным, а для разговоров мы уходили куда-нибудь в конец больничного коридора.
«Она для меня всё…» Сказано было по-распутински негромко, но внушительно. И второй раз он повторит это, обращаясь уже к моей жене, когда будут они со Светланой Ивановной у нас дома, в гостях, на Масленицу.
Увы, продолжительное лечение и в этой клинике мало тогда помогло. Он рассказывал, как неожиданно потерял сознание в аэропорту, и память, к сожалению, тоже не улучшилась.
Однако непостижимым образом жизнь заставляла их держаться. Вот и масленичное застолье в тот день никаких следов уныния не обнаруживало. Шутили, смеялись, вспоминали что-то забавное. А ведь Светлана Ивановна уже перенесла операцию и длительную химиотерапию, о которой слышал я от Валентина Григорьевича, что даётся она ей очень нелегко.
И такая особая чуткость
В узком кругу и в домашней обстановке было, разумеется, проще. Но жизнь вытаскивала их и на авансцену, где приходилось мобилизовываться, как говорят, по полной. Я видел: тут особенно у них включалась взаимовыручка.
Любившая Распутина всей душой Татьяна Васильевна Доронина в самое трудное время находила возможность его поддержать. В своём театре устроила, например, великолепный вечер в честь 70-летия писателя. Тогда он ещё имел силы выйти перед огромным переполненным залом и произнести большую раздумчивую речь, завершившуюся под бурные овации.
Совсем иначе чувствовал себя, когда Татьяна Васильевна пригласила их на премьеру спектакля «Деньги для Марии». Какой-то особо тяжкий по состоянию выпал для него день. Едва мы встретились в фойе, первое слово, которое я от него услышал, было: «Боюсь». Вот, дескать, выступать придётся, а я не могу. Успокоения мои, что будет это происходить на Малой сцене, а не в главном зале, не очень подействовали. Убедительнее оказалась Светлана Ивановна. «Знаешь, — сказала она, — тебе и не надо выступать. Достаточно поблагодарить людей за работу».
И перед спектаклем, и после я невольно любовался ею. В белой кофточке, с букетом цветов, казалась она необыкновенно светлой и лёгкой, как будто никаких болезней не бывало у неё и в помине. Чего стоило ей так собраться!
Секрет, разумеется, в том, что слишком хорошо понимала состояние мужа в те часы и минуты, а потому заранее взяла основное напряжение на себя.
Валентин Григорьевич выполнил её совет, и действительно, слово искренней благодарности после спектакля достойно заменило пространную речь, необходимость которой так мучила его. А Светлана Ивановна и дальше, когда чуть ли не вся труппа во главе со своей выдающейся руководительницей разместилась за накрытыми столами, продолжала очень искусно мужа выручать. Тост произнесла от имени их обоих, отвечала на какие-то вопросы с разных сторон и всё время поддерживала беседу с Татьяной Васильевной, сидевшей между ними. То есть Валентину Григорьевичу можно было спокойно молчать, чего и хотелось ему в данное время более всего.
До последнего вздоха
Обманное у меня возникло тогда впечатление, что Светлана Ивановна твёрдо идёт на поправку. Обманное…
Вскоре узнал, что она опять в больнице. А ещё через некоторое время, совершенно не-ожиданно, Валентин Григорьевич отправится вместе с ней в последний для жены авиарейс до Иркутска.
Пятнадцатого марта 2012 года, в день его 75-летия, на открывающейся в павильоне ВДНХ выставке-ярмарке «Книги России» мы должны были вместе подписывать читателям возле стенда издательства «Алгоритм» только что вышедший полный сборник наших бесед, получивший название «Эти двадцать убийственных лет». О встрече договорились заранее. Но вечером накануне — телефонный звонок.
— Извините, — слышу в трубке глуховатый голос Валентина Григорьевича, — к сожалению, завтра быть не смогу. Я не говорил вам, что со Светланой Ивановной совсем плохо, здесь врачи фактически отказываются от неё. Надо лететь в Иркутск: Ганичев помог с самолётом. Так что ночью отправляемся…
Ровно полтора месяца осталось ей. И всё это время, как знаю из рассказов её сестры Евгении Ивановны, муж от неё не отходил. До последнего вздоха.
Ушла она 1 мая — в день рождения своего отца, замечательного поэта Ивана Ивановича Молчанова-Сибирского, чьё имя ещё при его жизни было присвоено главной иркутской библиотеке.
День многолетней семейной радости, двойной праздник стал теперь и днём скорби…
Почему же не сбылось?
Однако, вспоминая Светлану Ивановну — этого прекрасного человека, так много сделавшего своей самоотверженностью, чтобы состоялся жизненный и творческий подвиг Валентина Распутина, мысленно повторяю незабвенную пушкинскую строку: «Печаль моя светла».
Вспоминаю и строки Василия Андреевича Жуковского, про которые спросили меня однажды Светлана Ивановна и Маруся:
О милых спутниках,
которые наш свет
Своим сопутствием
для нас животворили,
Не говори с тоской:
«Их нет»,
Но с благодарностию:
«Были!»
Они обе были тогда. И был жив Валентин Григорьевич, от которого я, как и многие другие, их не отделял. А затем начались расставания.
С Марусей в июле 2006-го я проститься не мог. Но прилетел в Иркутск через год и был на поминании у них дома
9 июля. Вместе стояли над усыпанной цветами могилой на Смоленском кладбище, с высоты которого открывался великолепный вид на родной их город.
Ночевали на даче. И Светлана Ивановна снова вспоминала, что именно для этого дома везла Маруся из Москвы удачно найденный, как она сообщила, подарок: флюгер на крышу в виде петушка. Не довезла.
Через пять лет, в 2012-м, я опять был в Иркутске. И опять мы пришли на могилу, только Светланы Ивановны с нами уже не было. Она лежала рядом с дочерью.
— Здесь и я лягу, — тихо сказал Валентин Григорьевич.
Что ж, воспринял я это как совершенно естественное.
Почему же не сбылось?
Болит сердце. Болит и болит…
Передо мной телеграмма, которая пришла от них в день моего 75-летия. Перечитываю её, и снова всплывает в памяти многое, и опять поражаюсь их доброте: «Дорогой Виктор Стефанович! Дорогой юбиляр! Поздравляем! Чтобы поздравлять вас и Аллу Васильевну ещё долго и долго, мы готовы жить сколько угодно и оставаться вашими друзьями. Искренне, с любовью и благодарностью Распутины».
Это был февраль 2010-го. После гибели Маруси минуло три с половиной года. Светлане Ивановне оставалось около двух лет, а Валентину Григорьевичу — меньше пяти.
«Готовы жить сколько угодно», — пошутили в той телеграмме. Увы, так не получается. Но, к счастью, они вместе навсегда останутся в книгах Валентина Распутина, которым жить вечно.
Вместо заключения
Вводное слово Валентина Распутина к сборнику его бесед
«Эти двадцать убийственных лет»
ПОЧТИ двадцать лет, с небольшими перерывами, вели мы эти беседы, итожа годы и происходившие в них события. За это двадцатилетие Россия пережила много что — и расстрел парламента, и смены президентской власти, и царство Березовского с Гусинским, и дефолт, и чехарду правительства, и принятие закона о продаже земли, и гибель «Курска», и парад олигархов на подиуме самых богатых людей планеты, и выборы, выборы, выборы... Выборы превратились в альфу и омегу нашего времени, в «единственное, что нам не изменит». В это двадцатилетие на земле и под землёй пылали пожары, большие реки и малые ручьи с небывалым бешенством выбрасывались из берегов и шли на приступ человеческих поселений на севере и юге, на западе и востоке, урожаи сменялись недородом, калёные зимы вползали в неотапливаемые квартиры, падали самолёты... И продолжалась Чечня. А в мире, в мире идол российских демократов — Америка — бомбила Югославию и покоряла Ирак, окружала Россию по былым её окраинам военными базами, превращала дипломатию в грубые окрики и наскребла себе на хребет 11 сентября...
Словом, это двадцатилетие по насыщенности и трагичности событий вместило в себя столько, что хватило бы на целый век. Поэтому нам было о чём поговорить, куда ни взгляни, к чему ни прислушайся... Но теперь, когда мы собрали свои беседы вместе, под одну книжную обложку и в одну нить разговора, ступенчато поднимающуюся вместе с нами вверх от года к году, ещё заметней становится, что это попытки обсудить и объяснить не столько сами события, сколько сопутствующую им нравственную сторону. От взрывчатки погибли тысячи и тысячи ни в чём не повинных людей, но от порядка, презревшего честь и совесть, извратившего все нравственные законы народа, погибли миллионы и миллионы, имевшие несчастье оказаться в России в самое неподходящее для жизни время. Да и взрывчатка — результат того же порядка.
Вспомним, что передача власти от первого российского президента из рук в руки второму российскому президенту состоялась при условии неприкосновенности первого. Парламент эту неприкосновенность вместе с царскими льготами утвердил специальным законом. Стало быть, никто — ни сам первый, ни сам второй, ни парламент, ни общество — не сомневался в праве на «прикосновенность» и возмездие по заслугам. Если по закону как совести, так и буквы. А произошло по закону сделки. Он и сделался основным в нашем государстве и не намерен пока быть иным.
Читатель наверняка обратит внимание, что ни одна беседа не обошлась у нас без особого внимания к телевидению. А куда деваться: у кого что болит, отчего болит... Если выборы — альфа и омега, как было сказано, всякой непрочной власти, то телевидение — это не иначе как чума и холера на бедную Россию вот уже на протяжении свыше двадцати лет. Более грязного и преступного TV в мире не существует и не может существовать, ибо не находится больше желающих за государственный счёт содержать огромную, хорошо вооружённую армию легальной организованной преступности, денно и нощно занятую нравственной и культурной стерилизацией народа. Результаты наяву: всё меньше, к несказанной радости исполнителей, пахнет русским духом, духом культурного человека, всё меньше Россия похожа на себя.
Есть ли польза от наших бесед, не мимо ли они ушей и душ, не впустую ли? Мы не обольщаемся большими результатами, вероятно, они меньше, чем хотелось бы, но и они будут кстати в той сумме, из которой должно складываться усиление России.

Валентин РАСПУТИН.

http://gazeta-pravda.ru/issue/103-30746 ... utina-103/


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пт окт 12, 2018 8:58 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8212
Не лапайте великий Советский Союз!

Газета "Правда" №111 (30754) 11 октября 2018 года
1 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Тема этих заметок — ещё раз об ответственности власти и её идеологических прислужников за то, что несут они своим зрителям и слушателям. На каждый чих, как известно, не наздравствуешься, но бывает такое, что особенно трудно молча проглотить. Вот тут случай именно из этого ряда.

ВКЛЮЧИВ в минувшее воскресенье «Вести недели» на телеканале «Россия 1» где-то посредине передачи, натолкнулся на сюжет про объединение двух Германий в 1989-м и нынешние последствия той истории.

Корреспондент Михаил Антонов, беседуя с немцами разных профессий и возрастов, приводя документы и факты, в общем-то, подтверждал уже достаточно широко известное. Да, объединение произошло никак не на равных, что вовсю тогда шумно декларировалось. Акция оказалась всецело в пользу жителей бывшей ФРГ — за счёт интересов населения ГДР. Недаром со временем даже стали называть это объединение аннексией.

Печальный финал, обернувшийся на востоке страны драмами и трагедиями для многих. Фактическим запретом на профессии, гласными и негласными политическими преследованиями, безысходностью, приводящей к самоубийствам…

Особенно пронзительно говорит обо всём этом с экрана немецкий коллега российского тележурналиста. Он успешно руководил отделом науки на телевидении ГДР, но был вышвырнут с работы новым начальством сразу же — как неугодный, по причинам явно политическим. И схожая судьба постигла массу профессионалов высочайшего уровня!

А если вернуться к общему итогу, то области бывшей ГДР, которая имела немало поистине выдающихся достижений в самых разных сферах деятельности, были теперь поставлены во второсортное положение и лишены перспектив развития.

Кто же виноват в происшедшем со страной социализма на германской земле? Как положено в этой программе, объяснить главное берётся ведущий — Дмитрий Киселёв. И заявляет: Советский Союз предал ГДР.

Стоп, стоп! Предательство было, это слово употреблено вполне уместно. Только Советский ли Союз предал или те же мерзавцы, которые предали его самого?

Киселёв достаточно дежурно проговаривает некомплиментарные фразы по адресу Горбачёва. Мол, давая согласие на воссоединение Германии, «не заручился гарантиями». Случайно, что ли, маху дал?

А надо-то говорить о сознательном предательстве огромной страны под названием Советский Союз. Эхом его трагедии стала и трагедия ГДР.

Причём всё, по поводу чего в бывшей ГДР вдруг вздумал ронять крокодилову слезу нынешний главный официозный телеканал России, происходило у нас тоже. Да и до сих пор происходит, если учесть хотя бы то, как буквально всеми неправдами стараются не допустить на губернаторские посты коммунистов. А в повседневной жизни всячески их маргинализируют, ставя в положение фактически изгоев.

Киселёв на ТВ — активнейший проводник этой политической линии. Он был среди активных создателей и этого государства, и этого буржуазного ТВ. Советский же Союз давно стал ему классовым врагом, потому и виновен, с его точки зрения, во всём и вся.

Знаете, чем завершил он тираду о судьбе ГДР? Советский Союз проявил, дескать, свою «моральную пустоту». Или даже — абсолютную моральную пустоту.

Ну надо же, думал я, кто читает мораль стране, которой мир вечно должен быть благодарен за Великую Победу над фашизмом. Преданной и ограбленной стране справедливости, создавшей колоссальные народные богатства, за счёт которых жируют ныне в капиталистической России новоявленные паразиты-миллиардеры.

Благодарность от них и служащих им, конечно же, Советскому Союзу не нужна. Но смотрите, как чешутся грязные ручонки, чтобы в очередной раз лапнуть и запятнать святую память СССР. Как зудит нечистый язык, чтобы добавить к бесчисленным клеветническим обвинениям всего советского ещё что-нибудь!

А не лучше ли вспомнить, что главный предатель и разрушитель той великой страны живёт себе припеваючи. Мало того, награждён высшим орденом «новой России». За что? За предательство?

Но ведь подобные деяния достойны, кажется, не наград, а трибунала.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пт окт 12, 2018 10:26 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8212
Великое противостояние эпохальной значимости
№112 (30755) 12—15 октября 2018 года
3 полоса
Автор: Леннор ОЛЬШТЫНСКИЙ .

Доктор исторических наук, профессор, лауреат Ленинской премии КПРФ Леннор ОЛЬШТЫНСКИЙ в беседе с политическим обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО

Исполнившееся недавно 25-летие кровавого ельцинского переворота 1993 года вновь обострило общественное внимание к утрате величайших достижений советского социализма. Буржуазная пропаганда изо всех сил внушает, будто никаких достижений в нашей стране при социализме, собственно, и не было, а конец советского строя на исходе ХХ века стал якобы вполне естественным и закономерным.

Но так ли это на самом деле? Реальный ответ дают объективные научные исследования честных учёных, которые продолжаются и, безусловно, будут продолжаться.

Результатом одного из наиболее авторитетных таких исследований стал фундаментальный трёхтомный труд «Советское общество. История строительства социализма в России», вышедший к 100-летию Великого Октября в московском издательстве ИТРК. Четыре обстоятельные беседы опубликовала «Правда» с руководителем этого авторского коллектива Леннором Ивановичем Ольштынским — об уроках Великой Октябрьской социалистической революции, первых сталинских пятилеток и Великой Отечественной войны.

Очередной разговор с выдающимся учёным, начало которого публикуется сегодня, посвящён роли социалистического общественного строя во второй половине ХХ столетия, то есть в период от Великой Победы до контрреволюционного переворота в Советской стране.

Новые претенденты на мировое господство не заставили себя ждать

— Дорогой Леннор Иванович! Нашу с вами предыдущую беседу (в номере «Правды» от 22—25 июня с.г.) мы озаглавили «Фашизм был разбит советским социализмом». В прямом военном столкновении с наиболее яростными врагами наш строй убедительно доказал свои преимущества. Однако величайшее противостояние эпохи — между социализмом и капитализмом в его высшей, империалистической стадии — продолжилось. В чём особенно, на ваш взгляд, выразилась прогрессивная роль социализма после Победы над фашизмом?

— Она имела во второй половине XX века два аспекта: международный и внутренний — как источник развития многонационального советского общества. Оба аспекта воздействовали на мировой исторический процесс в диалектической взаимосвязи.

Кратко про международное влияние. Пример развития Советского Союза и его роль в войне с фашизмом определили переход к социализму народов ряда государств Европы, Азии и Латинской Америки. Это во-первых. Во-вторых — советский социализм стал главным фактором в сохранении мира, предотвращении агрессии США в их стремлении к мировому господству и угрозы ядерной войны.

— А ведь, казалось бы, только что во Второй мировой войне США были союзником СССР…

— Западная буржуазная историография и российские антисоветчики скрывают подлинные цели англо-американской коалиции того времени. А вот суть: в борьбе с фашистским блоком лидеры США и Англии имели цель утвердить своё мировое господство после войны. Это было зафиксировано уже в «Атлантической хартии» 14 августа 1941 года! По их расчётам, Советский Союз в ходе войны настолько ослабеет, что вынужден будет подчиниться мировому экономическому центру — США и их сателлиту Великобритании.

— Серьёзно они тогда просчитались!

— Да, Советский Союз вышел из войны, вопреки прогнозам западных политиков, мощной военной державой. Он пользовался огромной поддержкой широких слоёв населения во всех странах мира и стал главным препятствием для установления мирового господства США.

На конференции Организации Объединённых Наций в Сан-Франциско (апрель—июнь 1945 года) советская делегация отстояла «ялтинскую формулу» о порядке голосования в Совете Безопасности («право вето») и формулировку статьи 1 Устава ООН об отношениях между государствами «на основе уважения принципа равноправия и самоопределения народов».

— С чем основные империалистические силы мира никак не могли согласиться…

— Именно. Ныне известно, что уже в декабре 1945 года Объединённый комитет начальников штабов США разработал план войны против СССР с использованием 15 ядерных бомб (план «Peancer»). И вот что 19 декабря того же 1945-го президент Трумэн заявил в послании конгрессу США «О реорганизации вооружённых сил»: «Мы все должны признать, что победа, которую мы одержали, поставила американский народ перед постоянной и жгучей необходимостью руководства миром». Но народ об этом не спросили, а «жгучая необходимость» проявилась у американских монополий. Это стремление руководства США сохранилось до настоящего времени.

— Масла в огонь подлил и Черчилль?

— Конечно! Он 5 марта 1946 года, выступая в г. Фултоне (США), призвал Запад объединить силы против «угрозы коммунизма» и противопоставить ей «братскую ассоциацию народов, говорящих на английском языке». Обе главные черты фашизма — стремление к господству «высшей» нации и агрессивный антикоммунизм — проявились после Второй мировой войны в зарождавшемся американском фашизме. Сталин 14 марта 1946 года в газете «Правда» отметил: «…Господин Черчилль стоит теперь на позиции поджигателей войны… у него есть друзья не только в Англии, но и в Соединённых Штатах Америки. Следует отметить, что господин Черчилль и его друзья поразительно напоминают Гитлера и его друзей… Начинает дело развязывания войны тоже с расовой теории, утверждая, что только нации, говорящие на английском языке, являются полноценными нациями…» Много лет спустя в архиве Трумэна был обнаружен черновик ультиматума к СССР с угрозой уничтожения.

Второй раз в истории XX века поколению большевиков-ленинцев пришлось решать сложнейшую задачу всемирно исторического значения: сохранить перспективу прогрессивного социалистического развития и защитить отечественное государство.

— С чего началось решение этой задачи?

— В новых исторических условиях принимаются меры по сохранению необходимой мощи Красной Армии и мобилизации мировой общественности на борьбу за мир, против угрозы новой мировой войны. Главное же, как и в 1930-е годы, — это резкий подъём экономики с упором на достижения научно-технической революции. По опыту прошлого разрабатывается генеральный план развития страны на 15—20 лет. Первым этапом его реализации стала четвёртая пятилетка.

В своём выступлении на предвыборном собрании Сталинского избирательного округа Москвы 9 февраля 1946 года Сталин сказал: «…Основные задачи нового пятилетнего плана состоят в том, чтобы восстановить довоенный уровень промышленности и сельского хозяйства и затем превзойти этот уровень в более или менее значительных размерах… Особое внимание будет обращено на поднятие жизненного уровня трудящихся и на широкое строительство всякого рода научно-исследовательских институтов, могущих дать возможность науке развернуть свои силы. Я не сомневаюсь, что, если окажем должную помощь нашим учёным, они сумеют не только догнать, но и превзойти в ближайшее время достижения науки за пределами нашей страны». Как актуальны сейчас эти мысли!

Далее Сталин указывает: «Что касается планов на более длительный период, то партия намерена организовать новый мощный подъём народного хозяйства, который дал бы нам возможность поднять уровень нашей промышленности, например, втрое по сравнению с довоенным уровнем… Только при этом условии можно считать, что наша Родина будет гарантирована от всяких случайностей. На это уйдёт, пожалуй, три новых пятилетки, если не больше. Но это дело можно сделать, и мы должны его сделать».

Вот главное преимущество социализма — способность управлять развитием общества на основе научной разработки планов и организации общественного труда по их выполнению, используя общественную собственность на орудия и средства производства! Это — бесценный советский опыт.

Планы становились реальностью — в срок и даже досрочно

— Известно, что на Западе советские послевоенные планы сочли нереальными.

— Там на восстановление советской экономики после войны отводилось как минимум 7—10 лет, а для создания ядерного оружия, как писали западные специалисты в журнале «Лук», «1954 год является самым ранним сроком». В США лихорадочно наращивали арсенал ядерных бомб для обоснования ультиматума Советскому Союзу. По плану «Дроп шот» (1949 год) предусматривалось использование против СССР уже 300 ядерных бомб.

Но 29 августа этого же 1949 года неожиданно для Запада состоялся первый атомный взрыв в Советском Союзе. Монополия США на ядерное оружие была ликвидирована! В беседе с И.В. Курчатовым Сталин заметил: «Задержись мы с созданием ядерного оружия на год-полтора, может быть, пришлось бы испытать его на себе».

— Какой стала политика СССР после столь значимого события?

— Советский Союз, став ядерной державой, вновь выдвинул предложение о запрещении использования ядерного оружия. Это была научно-техническая, военная и морально-политическая победа социализма. Известный американский политик Г. Киссинджер впоследствии писал: «Никакое приобретение территории — вплоть до оккупации Западной Европы — не могло отразиться на стратегическом равновесии с такой силой, как успех Советского Союза в ликвидации нашей атомной монополии».

Одновременно с этим уже в 1947 году был создан полигон Капустин Яр, где под руководством С.П. Королёва испытана советская ракета среднего радиуса действия, а в 1950-м — баллистическая ракета с дальностью полёта до 3000 километров. Так закладывалась основа создания ракетно-ядерного щита страны.

Подчеркну следующее. Гуманистическая сущность социализма ярко проявилась не только в инициативе СССР о запрещении использования ядерного оружия, но и в том, что у нас были созданы первая в мире атомная электростанция и первый в мире атомоход — ледокол «Ленин». Социализм стал двигателем научно-технического прогресса.

— Но буржуазная пропаганда категорически отрицает это, превознося капитализм и утверждая превосходство западной цивилизации. Ссылаются на то, что они первыми создали ядерную бомбу и ракету, а СССР лишь использовал их достижения, добытые разведкой.

— Приведу выводы великих учёных-физиков. Альберт Эйнштейн в мае 1949 года, в разгар маккартизма — антикоммунистической истерии в США, опубликовал статью-эссе «Почему социализм?». В ней он рассматривает сущность и проявления кризиса капитализма, делая заключение: «Есть только один способ избавиться от этих ужасных зол, а именно путём создания социалистической экономики с соответствующей ей системой образования, которая была бы направлена на достижение общественных целей».

Далее великий физик XX века подчёркивает: «Помимо развития природных способностей, образование человека ставило бы своей целью развитие в нём чувства ответственности за других людей, вместо существующего в нашем обществе прославления власти и успеха».

— Эта мысль Эйнштейна подтвердилась реальной практикой в СССР…

— Можно сказать, вся история советского общества стала таким подтверждением! В дополнение к исследованию, проведённому в трёх книгах «Советское общество. История строительства социализма в России», мы издали сборник статей «Советское общество. Люди советской эпохи». Здесь представлены биографии и выступления ярких представителей советского общества, давших примеры высокого творчества и подлинной гражданственности.

— С особым интересом я читал Жореса Алфёрова и о нём.

— Лидер второго поколения советских учёных, академик РАН, лауреат Ленинской и Нобелевской премий Жорес Алфёров продолжил анализ Эйнштейна и впечатляюще показал, как советский строй способствовал развитию общественного прогресса. Конкретно по вопросу источников создания ядерного оружия в СССР Алфёров авторитетно свидетельствует: «В 30-е годы, когда возникла атомная проблема,.. мы имели уже мощнейшую, признанную во всём мире физическую школу, которая в соревновании с капиталистическим Западом успешно выполнила свою ответственную задачу… В трёх институтах:

ФИАН им. П.Н. Лебедева, ИПФ им. П.Л. Капицы в Москве, ФТИ им. А.Ф. Иоффе в Ленинграде… были школы мирового уровня. Если бы не было этой физической школы, мы бы не смогли лишить США монополии в создании ядерного оружия… И если бы не произошло разгрома советской науки в начале 90-х годов, я уверен, мы по-прежнему лидировали бы в этой, как и во многих других науках».

— Советскому народу было кем и чем гордиться! Люди науки — среди первых в этом ряду.

— Напомню, что 9 августа 1949 года, в день испытания первой атомной бомбы, Президиум Верховного Совета СССР присвоил звание Героя Социалистического Труда И.В. Курчатову, Г.Н. Флёрову, Ю.Б. Харитону, В.Г. Хлопину, Б.Л. Ванникову, Е.П. Славскому, Н.А. Доллежалю, И.К. Кикоину. Это и выдающиеся учёные, и талантливые организаторы производства. Социализм соединил науку и производство, обеспечив высокие темпы научно-технического прогресса. Сравните эти достижения хотя бы со смехотворными результатами Сколкова в развитии нанотехнологий при российском капитализме и нынешнем кризисе в Российской академии наук. Тоже наглядный урок истории!

— Что ж, надежды Сталина на советскую науку, высказанные в феврале 1946 года, оправдались. А как решалась задача восстановления экономики и подъёма жизненного уровня людей?

— Социализм вновь продемонстрировал высокие темпы экономического роста, как и во время первых пятилеток. Довоенный уровень промышленного производства достигнут раньше, чем в капиталистических странах, уже в 1947 году, а к 1950 году он был превзойдён на 73 процента. Темпы роста промышленности к 1950 году в группе «А» — 26 процентов, в группе «Б» — 15 процентов. Таких показателей не имела ни одна страна в мире!

Четвёртая пятилетка выполнена досрочно. За эти годы восстановлено и вновь построено 6200 предприятий. Созданы две новые отрасли промышленности: атомная энергетика и ракетостроение. Особо важно, что объём продукции машиностроения вырос в 2,3 раза, а станочный парк промышленности увеличился более чем вдвое по сравнению с 1940 годом. Так создавалась база дальнейшей индустриализации своими силами, так как Запад опустил «железный занавес» перед странами социализма.

— Можно утверждать, что мы раньше всех в мире преодолели последствия страшнейшей войны?

— Так и есть! Карточки на продовольствие в СССР были отменены в 1947 году, значительно раньше, чем в Англии, несмотря на жесточайшую засуху. В послевоенные годы проводилось ежегодное снижение розничных цен на товары массового потребления. В течение 6 лет, при повышении заработной платы! Это уникальное явление в истории. В 1950 году цены стали ниже, чем в 1947-м, на 48 процентов, а зарплата рабочих и служащих выросла на 25 процентов. Началось широкое жилищное строительство с предоставлением квартир бесплатно, развернулся массовый выпуск легковых автомобилей для продажи населению по доступной цене.

Между тем недавно на Западе рассекретили ранее закрытые фотоматериалы о жизни тамошних рабочих в эти годы — в Лондоне, Париже и ряде других городов Европы. Представлена ужасающая картина нищеты! Кризисные явления в капиталистической экономике 1948—1949 годов на фоне роста в СССР подчёркивали преимущества социализма.

В условиях сложной международной обстановки

— Как складывается за первые послевоенные годы международная обстановка и каким образом влияет на советскую политику — внешнюю и внутреннюю?

— Вокруг двух мировых центров силы — США и СССР — складываются системы государств двух общественно-экономических формаций. США организуют восстановление экономики Западной Европы по плану Маршалла (16 стран) с целью установления своего экономического и политического господства. В 1949 году создают военно-политический союз НАТО, направленный против СССР.

Советский Союз организует в том же 1949-м Совет Экономической Взаимопомощи (СЭВ) стран Восточной Европы на принципах дружбы и взаимовыгодного экономического сотрудничества. Победа Коммунистической партии Китая в гражданской войне и образование КНР 1 октября 1949 года стали важным шагом в развитии социалистической формации в мировом сообществе.

— В общем, СССР теперь был не одинок. Наступила эпоха двухполюсного мира?

— Да. И противостояния, соревнования двух систем государств: мировой системы капитализма во главе с США и мировой системы социализма во главе с СССР. Развитие национально-освободительного движения в колониальных и зависимых странах привело к образованию группы государств «третьего мира», которые примыкали к той или другой системе.

США во главе НАТО развернули гонку вооружений с угрозой ядерной войны против СССР и утверждали своё господство в других странах путём локальных войн. Против стран социализма всё шире развёртывалась и так называемая холодная война. В разных формах: экономической, дипломатической, психологической (информационной), подрывной деятельности с помощью «агентов влияния»…

— Новая историческая обстановка, как и в 1920-е годы, поставила сложные вопросы дальнейшего развития социализма. Каким образом Сталин и руководимая им Коммунистическая партия их решали?

— Действительно, необходимо было определить характер развития мирового исторического процесса и роль в нём СССР, разработать основные направления дальнейшего строительства социализма в советском обществе.

Сталин до конца своих дней считал себя, по его словам, «учеником великого Ленина», следовал его опыту и методам. В решении первого вопроса он исходил из ленинского положения о «прорыве цепи империализма в слабом звене» и своеобразии перехода к социализму каждой страны, исходя из конкретных условий. Принципиально важным было стремление к мирному сосуществованию с капиталистическими странами. Современные исследования сталинского наследия ещё больше раскрывают глубину его анализа международной обстановки, нашедшего подтверждение в будущем.

— А как решались вопросы строительства социализма внутри страны в новых исторических условиях?

— Здесь Сталин также следовал ленинской диалектике соотношения теории и практики. На основе опыта социалистического строительства обращался к теории. Организовал дискуссию по проекту учебника политэкономии социализма и разрабатывает труд «Экономические проблемы социализма в СССР», который стал своего рода его завещанием. Теоретическая работа была проведена и при подготовке проекта третьей Программы партии. Материалы этой работы опубликованы В. Трушковым в «Правде» в 2017 году. Из этих материалов видно, что строительство социализма мыслилось как длительный процесс поэтапного продвижения советского общества к коммунизму. Теоретическая работа не была завершена, но получила своё отражение в планировании и реализации планов пятой пятилетки (1951—1955 гг.).

Взгляд через последнюю сталинскую пятилетку

— Антисоветская историография, как западная, так и российская, обходит вниманием результаты последней сталинской пятилетки, концентрируя внимание на реформах, начатых после его смерти. Что показало ваше исследование?

— Пятая пятилетка предусматривалась Сталиным как решающий этап реализации упомянутого ранее Генерального плана развития на 15—20 лет. С целью выхода СССР в лидеры научно-технического прогресса и надёжного обеспечения безопасности страны от угрозы агрессии самого мощного капиталистического государства — США. Одновременно планировалось повышение благосостояния всех слоёв трудящихся за счёт роста производительности труда.

Предусматривалось увеличение промышленного производства с ежегодным ростом 12 процентов (группа «А» — 13, группа «Б» — 11). Особое внимание было уделено планам развития ядерного оружия, баллистических ракет, атомной энергетики и реактивной авиации. Было запланировано строительство 3200 новых предприятий с соблюдением принципа планомерно-пропорционального развития экономики при ведущей роли научно-технического прогресса в ВПК.

— И каковы были результаты?

— Пятый пятилетний план был выполнен полностью! Вот достижения по главным вопросам. В 1953 году выпуск промышленной продукции превысил показатели 1940 года в 2,5 раза. Отмечу, что 20 июля 1953-го был проведён взрыв водородной бомбы. Академики И.Е. Тамм, А.Д. Сахаров, В.Л. Гинзбург, Я.Б. Зельдович решили одну из самых масштабных научно-технических проблем.

В 1955 году впервые в мире с подводной лодки был произведён пуск ракеты, способной нести ядерный заряд. В 1956 году в ОКБ-1 под руководством Королёва была создана стратегическая баллистическая ракета — носитель ядерного заряда. Это стало важным сдерживающим фактором против агрессоров.

— Как мы выглядели при сравнении со Штатами?

— Отметим, что ВВП СССР в 1950-е годы вырос более чем в 2 раза и наша экономика впервые перешла на интенсивный путь развития. Динамика роста промышленного производства в эти годы в сравнении с США составила: СССР — 228 процентов, а США — 145 процентов. Американский журнал «Нэшнл бизнес» в 1953 году писал: «Русские догоняют нас», указывая, что темпы роста экономики в СССР в 2—3 раза выше, чем в США.

Читатель может сравнить эти показатели с данными экономики РФ за любые годы «нового» российского капитализма. Они убедительно характеризуют вопиющую разницу в типах развития экономики двух общественно-экономических систем.

— Как тогда это отразилось на жизни советских людей?

— Трудовой энтузиазм народа-победителя подкреплялся постоянным повышением уровня жизни. Ежегодное снижение цен при росте зарплаты давало уверенность в будущем, а отсутствие безработицы — в завтрашнем дне. Отсюда и темпы роста численности населения: в 1950 году они достигли 17 процентов, что выше, чем в царской России в самом благополучном 1913 году. Средняя продолжительность жизни достигла в 1955 году 67 лет.

Была создана передовая система образования и научных учреждений академической, прикладной (отраслевой) и вузовской науки. Духовная жизнь отражала пафос Великой Победы и радость творческого труда. Художественная литература, музыка, изобразительное искусство, театр и кино дали шедевры мирового искусства, которые до сих пор высоко ценит народ.

Развитие колхозов, их насыщение техникой и удобрениями через МТС давали рост производства продуктов питания для государственной торговли и на рынок. Промышленная кооперация дополняла государственную промышленность по выпуску товаров массового спроса. Трудности были, но были видны и пути их преодоления.

Конечно, суровые внешнеполитические условия вынуждали «затягивать пояса», требовали всё б`ольших средств. В культурной политике потребовались дополнительные меры противодействия нарастающей антисоветской западной пропаганде и навязыванию извне буржуазной масскультуры, разлагающе действовавшей на молодёжь.

— А Сталин в это время уже нездоров…

— К сожалению, вокруг старевшего Сталина, пережившего уже два микроинсульта, развернулась внутрипартийная борьба. Кончина великого советского руководителя тяжело переживалась народом, а обстоятельства его смерти до сих пор исследуются историками. В памяти народа он остался как суровый, но великий коммунист-государственник. В 2017 году в опросе населения России, проведённом Левада-центром, Сталин признан первым в историческом ряду великих деятелей России.

— Выдающуюся роль этого человека в истории нашей страны просто позорно не признавать.

— Абсолютно согласен с вами. Гигантские исторические личности Ленина и Сталина сыграли ведущую роль в истории России и всего человечества. Первое поколение руководителей большевистской партии выполнило великую историческую миссию: прорыв в новую общественно-экономическую формацию, создание многонационального социалистического государства и разгром фашизма.

В послевоенный период сложились современное индустриальное общество раннего социализма в СССР и основы мировой системы социализма. К огромному сожалению, в советском обществе не была выработана система преемственности поколений в управлении государством, смена руководителей проходила во внутрипартийной аппаратной борьбе. В новых условиях эта борьба шла к тому же под сильнейшим воздействием «холодной войны» Запада, стремившегося использовать смену поколений в партийном руководстве для разрушения СССР. Всего этого нельзя не учитывать. Факт остаётся фактом: после Сталина в советском руководстве не оказалось личности, подобной ему по масштабу.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт окт 18, 2018 10:23 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8212
Великое противостояние эпохальной значимости
№115 (30758) 19— 22 октября 2018 года
4 полоса
Автор: Леннор ОЛЬШТЫНСКИЙ.

Доктор исторических наук, профессор, лауреат Ленинской премии ЦК КПРФ Леннор ОЛЬШТЫНСКИЙ в беседе с политическим обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО

Это продолжение диалога с выдающимся учёным, под руководством которого проведено крупномасштабное научное исследование и создан фундаментальный трёхтомный труд «Советское общество. История строительства социализма в России».

Исполнившееся недавно 25-летие кровавого ельцинского переворота 1993 года вновь обострило общественное внимание к утрате величайших достижений советского социализма.

Начало беседы — в номере 112 от 12—15 октября.

Темпы роста, недоступные капитализму

— Леннор Иванович, мы завершили предыдущую часть нашего разговора уходом из жизни И.В. Сталина. Событие это стало этапным по многим параметрам. А главное, в чём мы с вами сошлись, — не оказалось личности адекватного масштаба, чтобы достойно заменить многолетнего испытанного вождя советского народа у руководства страны. Но осталась социалистическая система, составлявшая основу советского общества. Она-то ведь продолжала действовать?

— А как же! Про время, к рассмотрению которого мы сейчас приступаем, так же, как и про другие периоды советской эпохи, врагами нашими много чего сочинено. Постарались всё или почти всё представить в мрачном cвете.

— Например, что Хрущёв начал прогрессивные либеральные реформы, но «партократы» отстранили его от власти. Возглавлявший их Брежнев восстановил «неосталинизм», который привёл к «застою». Якобы либеральная экономическая реформа Косыгина тоже ими была «свёрнута». В общем, сплошные провалы и тупики…

— Вы правы, именно так изображается. Однако, к счастью, есть объективные данные, реальные цифры. И они свидетельствуют: в середине 1950-х годов и далее советское общество имело темпы экономического роста, недоступные капитализму. Это — неопровержимый факт!

— За счёт чего такой рост достигался?

— Опираясь на созданную экономическую базу и используя сложившуюся систему научного планового управления общественным развитием, сосредоточивая общественный труд и ресурсы на решающих направлениях прогресса. Госплан под руководством А.Н. Косыгина разработал к 1955 году план шестой пятилетки, а затем и перспективы на 15 лет. Основные направления перспективного развития были опубликованы к 40-летию Великого Октября. В них предусматривался рост главных отраслей промышленности в 2—3 раза.

— И это осуществлялось?

— Да, планы шестой, седьмой и восьмой пятилеток успешно выполнялись, достигнутые темпы роста промышленного производства — 10,5%, 8,6%, 10,1% соответственно. Восьмая пятилетка стала самой эффективной. Опережающими темпами развивался ВПК. Рост национального дохода составлял в среднем 10%: мы опережали все капиталистические страны по этому показателю!

— Конец 1950-х и начало 1960-х годов ознаменовались ведь нашим прорывом в космос. Колоссальная победа в соревновании с капитализмом. Сказался сталинский задел первых послевоенных лет?

— Безусловно. А в целом советские достижения в выполнении космической программы действительно подтверждали приоритет социализма. Вспомним: 4 октября 1957 года впервые в истории на орбиту выведен искусственный спутник Земли. Создание С.П. Королёвым и В.П. Глушко баллистической межконтинентальной ракеты с ядерным зарядом лишило США территориальной неуязвимости, началось строительство стратегических ядерных сил. Советский Союз опережал США в росте военной мощи.

Осенью 1959 года советская ракета доставила на поверхность Луны вымпел с Гербом СССР. А 12 апреля 1961 года — эпохальное событие в истории человечества: совершён первый космический полёт человека. На корабле «Восток» облетел Землю космонавт коммунист Юрий Гагарин. Мир был потрясён успехами советского социализма. В 1964 году в космос запущен уже трёхместный космический корабль. Советский Союз стал бесспорным лидером научно-технического прогресса.

— Как реагировал на это империалистический Запад?

— Была очень серьёзная растерянность. Так, ведущий американский обозреватель У. Липпман (автор термина «холодная война») с горечью констатировал: «Советы находятся далеко впереди США в развитии ракетной техники… Это их лидерство … свидетельствует о наличии в СССР множества учёных, инженеров, рабочих, а также множества высокоразвитых смежных отраслей промышленности, эффективно управляемых и обильно финансируемых». Вот вам признание эффективности социалистической экономики!

— Возросла и обороноспособность Советской страны?

— Естественно. В конце восьмой пятилетки, к 1970 году, в СССР основаны мощные РВСН, то есть Ракетные войска стратегического назначения, атомный ракетоносный подводный флот, стратегиче-ская ракетоносная авиация и эффективные войска ПВО. Армия перевооружена современной ракетной техникой с ядерными зарядами. Так была решена задача стратегического паритета с США, обеспечены защита мира и безопасность нашей страны от всяких случайностей или «неслучайностей».

Человек остаётся главной заботой советского общества, но деятельность Хрущёва весьма противоречива

— А как развивалась социальная сфера и менялись условия жизни населения?

— Быстрый рост промышленности увеличил численность городского населения: в 1962 году оно превысило сельское. В шестой и седьмой пятилетках особенно развернулось массовое жилищное строительство пятиэтажных домов, и надо отдать должное в этом деятельности Хрущёва. За 1955—1960 годы в новые квартиры, полученные бесплатно, переехали 54 миллиона человек! Одновременно создана система жилищных кооперативов — на льготных условиях, по доступным ценам.

— Всё это и в самом деле невозможно переоценить.

— Введена новая пенсионная система, самая прогрессивная в мире: женщины — с 55 лет, мужчины — с 60 лет, размер пенсий — от 55% до 100% заработной платы. Средняя продолжительность жизни в 1958—1959 годах достигла 68 лет. Реальные доходы рабочих и служащих выросли в 1,6 раза при постоянных государственных ценах. Рабочий день сократился до 7 часов. Расширилась система библиотек, домов культуры, клубов, музеев, театров и кинотеатров. Причём всё это было доступно всем — бесплатно или по очень низким ценам.

Установлено 10-летнее бесплатное среднее образование и расширено высшее образование, в том числе вечерней и заочной формы. Советская система образования и воспитания признана лучшей в мире. Сенатская комиссия США специально изучала систему образования СССР и признала её превосходство: «Русские обогнали нас за школьной партой». Советский социализм стал лидером социального прогресса.

— Какова в этот период суммарно роль Н.С. Хрущёва? Его изображают как «прогрессивного либерального деятеля», который определил результаты «великого десятилетия» (1954—1964 гг.). Можно ли считать это соответствующим исторической действительности?

— Ход общественного развития в эти годы определяли в основном планы пятилеток и организация их выполнения. Деятельность же Хрущёва носила, как известно, весьма противоречивый характер. Скульптор Эрнст Неизвестный художественно отобразил результаты его деятельности в надгробном памятнике, сложенном из чёрных и белых блоков. С точки зрения исторического развития советского общества белые блоки символизируют объективные достижения в этот период, а чёрные — ущерб, нанесённый ему делами Хрущёва. Волюнтаристский характер начатых им «реформ» и авантюризм внешней политики объективно привели к его отставке с выходом на пенсию — согласно решению Пленума ЦК КПСС в октябре 1964 года.

Самым массивным чёрным блоком — наибольшим ущербом для социализма! — стал доклад Хрущёва перед делегатами XX съезда партии «О культе личности и его последствиях» со злобной и во многом лживой критикой Сталина.

— Вред он нанёс делу социализма воистину неизмеримый!

— Советское общество к тому времени существенно изменилось. Соответственно и суровый централизм, жёсткие формы политической борьбы, шедшие от периода Гражданской войны и смертельной борьбы с фашизмом, надо было менять, а общественную систему реформировать. Но личность Сталина уже стала символом социализма, символом Победы над фашизмом в общественном сознании как советского народа, так почти и всего мира. Опорочив Сталина, Хрущёв нанёс непоправимый удар по идеям социализма и авторитету советского общества. Тема «сталинских репрессий», ГУЛАГа и т.п. по сей день вовсю используется для очернения социализма в обыденном сознании, а сейчас и для разжигания русофобии.

Стал предтечей Горбачёва

— Может быть, мы с вами чрезмерно задержались на фигуре Хрущёва, но ведь он и в самом деле стал во многом предтечей Горбачёва. Вы согласны с этим?

— Да, в советском обществе произошёл надлом. Активизировались антисоциалистические силы, которых подпитывала широкая амнистия политических заключённых, проведённая Берией и Хрущёвым. В партийном руководстве также произошёл негласный раскол на сторонников Сталина и «антисталинистов». Китайские коммунисты поступили более дальновидно и бережно по отношению к своей истории. Осудив ошибки Мао Цзэдуна, они воздали должное его заслугам в борьбе за социализм и сохранили память о достижениях эпохи.

— А доклад Хрущёва и всю международную обстановку до крайности взбаламутил…

— Прослеживается прямая связь пресловутого доклада Хрущёва с активизацией «холодной войны» империалистического Запада против стран социализма. История разработки того доклада до сих пор ещё полностью не раскрыта, но его широко использовали центры «холодной войны» для ударов по мировой системе социализма. Начались антисоветские выступления в странах Организации Варшавского Договора (ОВД). В Польше удалось локализовать обстановку, а вот в Венгрии произошло вооружённое восстание, для подавления которого пришлось задействовать советские войска. Запад при этом опробует активные формы «холодной войны». Классовая борьба внутри страны перешла на межгосударственный уровень.

— В мировой системе социализма происходит раскол?

— Известно, что руководители Китая, Албании, отчасти Румынии не приняли антисталинскую критику. В коммунистическом движении в капиталистических странах также произошло размежевание, из-за чего влияние коммунистов на широкие слои населения ослабло.

— Как повлияли хрущёвские реформы на государственное управление и общественную жизнь в нашей стране?

— Под лозунгом «возвращения к Ленину» полностью отвергается теоретическое наследие Сталина и проводится децентрализация управления. Активизируются общественные связи с капиталистическим миром, ослабляется контроль за деятельностью средств массовой информации и творческих союзов, ослабевает борьба с антисоветской пропагандой. Всё это получило широко известное название — «оттепель».

Оживление общественной жизни проходило одновременно с ослаблением государственного контроля и значительным усилением западного буржуазного влияния на общественное сознание. Защитные свойства социалистической системы явно ослабли — это было особенно опасно. А вот личная власть Хрущёва, наоборот, укрепляется. В 1958 году должность Первого секретаря ЦК КПСС он совмещает с должностью Председателя Совета Министров СССР. Авторитету власти, прямо скажем, это не способствовало.

— Проводится и демонтаж экономической системы?

— Да, именно так. Децентрализуется система управления экономикой. Вместо отраслевых союзных министерств вводятся совнархозы по регионам. Это внесло сумятицу в хозяйственную жизнь, способствовало спекуляции, развитию теневой экономики и коррупции.

В сельском хозяйстве ликвидируется система МТС, сельхозтехника продаётся колхозам, не подготовленным к её эксплуатации. У колхозов возникает финансовая задолженность перед государством. Вместе с тем ограничены в размерах и обложены непомерными налогами приусадебные участки, а «кукурузная эпопея» доводится до абсурда. Насаждается идея агрогородов с сокращением «неперспективных» деревень. Сельскохозяйственное производство падает, начинаются закупки зерна за рубежом, в городах возникают трудности с продуктами питания и поднимаются цены на них. Полностью ликвидируется уклад промышленной кооперации, растёт дефицит товаров.

— А одновременно и недовольство населения растёт... Так ведь было?

— Но Хрущёв всего этого словно и не замечает. На XXI съезде КПСС он объявляет о «полной и окончательной победе социализма», а на XXII съезде утверждается третья Программа КПСС, в которую Хрущёв вносит следующий тезис: «Партия торжественно провозглашает: нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме!» При столкновении с реальностью жизни этот утопический лозунг дискредитировал саму идею коммунизма в общественном сознании.

— А тут ещё разделение партийных органов по производственному признаку — на промышленные и сельскохозяйственные, которое ещё больше дезорганизовало управление и поставило под угрозу всю систему Советской власти.

— Плюс хрущёвский авантюризм во внешней политике. Это же он привёл к Карибскому кризису, поставив мир под угрозу ядерной войны. Снятие этой угрозы вынудило СССР к отступлению, что подорвало его авторитет.

— Отставка Хрущёва, короче говоря, стала совершенно закономерной.

— Несомненно. Она положила конец разрушительным реформам. Решением Пленума ЦК КПСС 13 октября 1964 года Хрущёв был освобождён от своих постов и ушёл на пенсию. У партии тогда хватило сил остановить разрушительный процесс «изнутри». Первым секретарём ЦК был избран Л.И. Брежнев. Президиум Верховного Совета СССР назначил Председателем Совета Министров СССР А.Н. Косыгина.

Что и как после Хрущёва?

— Бытует утверждение, довольно расхожее, что руководство КПСС во главе с Брежневым просто восстановило сталинскую «тоталитарную» систему. А ваше мнение на сей счёт?

— Такое утверждение не соответствует действительности. Восстановление централизованного управления экономикой и советским обществом в тот период сочеталось с проведением реформ, соответствовавших новому уровню развития производительных сил нашей страны. Так, разработана и к концу восьмой пятилетки введена в практику экономическая реформа Косыгина. Она соединила централизованное отраслевое управление экономикой с территориальным управлением. Введены элементы хозрасчёта, показатели эффективности экономической деятельности предприятий и экономические меры стимулирования производительности труда.

— Рубеж 1970-х годов во всемирной истории считается началом нового этапа развития мировой капиталистической системы в связи с «технологической революцией» и ростом производительных сил. Изменилась ли стратегия развития советского общества в этих условиях?

— Да, изменилась, причём существенно. Семидесятые годы прошлого века стали новым этапом и в развитии советского общества. После того как СССР выравнялся в военной мощи с НАТО и вышел в лидеры научно-технического прогресса, XXIV съезд КПСС определил новую экономиче-скую стратегию социалистического развития и новую внешнеполитическую линию. Этот факт буржуазная пропаганда замалчивает, но его важно подчеркнуть.

В новой экономической стратегии основной упор делается на повышение материального благосостояния народа и развитие социальной сферы. Внешняя политика была определена Программой мира. Её содержание: разрядка международной напряжённости, сокращение вооружений и достижение прочного мира при взаимовыгодном экономическом сотрудничестве с капитали-стическими странами.

Девятая, десятая и одинна-дцатая пятилетки (1970—1985 годы) планировались и выполнялись в соответствии с этой экономической и политиче-ской стратегией. Выдвижение таких целей наглядно представляет прогрессивную роль социализма не только в нашей стране, но и в мировых отношениях.

— Всё-таки вернусь к экономической реформе того времени. Ныне твердят, будто «реформа Косыгина — Либермана» имела цель создать рыночную экономику вместо плановой, но была свёрнута консервативным партийным руководством.

— Это придумано, я считаю, для дискредитации и Косыгина, и социалистической экономики. А Либерман вообще к реформам Косыгина не имеет отношения.

Алексей Николаевич прошёл уникальный путь советского хозяйственника, экономиста, руководителя советской экономики, начатый в сталинский период, а с 1964 года возглавил Совет Министров СССР. Он прекрасно знал работы Сталина и материалы дискуссии по экономическим проблемам социализма. Его реформы, можно сказать, стали методом использования объективных экономических законов в плановой социали-стической экономике на новом этапе её развития.

Об этом свидетельствует и выступление Косыгина на XXIV съезде КПСС по плану девятой пятилетки, полностью опровергающее домыслы буржуазной пропаганды: «Наши враги клевещут на социализм, пытаясь внушить несведущим людям, что социали-стический строй якобы несовместим с высокой организацией труда, с заинтересованностью работников в проявлении и развитии своих способностей… Советская экономика на всех этапах своего развития ярко демонстрирует не-оспоримые преимущества перед капиталистической экономикой… Наша экономика не знает ни кризисов, ни спадов, ни других экономических потрясений…».

Далее он даёт сравнения: «Если США понадобилось для удвоения национального дохода 20 лет, Англии — более 30 лет, ФРГ — почти 15 лет, то Советскому Союзу при огромных масштабах производства — 8 лет. Такой динамичности не знает экономика ни одной из указанных стран».

В ходе девятой и десятой пятилеток, то есть с 1970-го по 1980 год, соответственно косыгинским идеям, совершенствуется экономическая система хозрасчёта, разрабатывается система автоматизированного централизованного управления экономикой — ОГАС академика В.М. Глушкова. Она внедряется в отраслях ВПК, и изучаются возможности использования её в других секторах экономики. Показательно, что атаку на систему ОГАС западные СМИ проводили согласованно с советскими экономистами-«рыночниками».

— Как развивалась наша экономика за время этих пятилеток и каковы были итоги?

— Огромная по масштабам советская экономика продолжала устойчиво развиваться в соответствии с новой стратегией. Снижение темпов роста в десятой — одиннадцатой пятилетках (4,4% и 3,7%) в сравнении с предыдущими объясняется значительным увеличением производства и реконструкцией производственной базы в соответствии с НТП, сокращением резерва рабочей силы и увеличением расходов на средства потребления и развитие инфра-структуры городов. Но в советской экономике не было спада производства! А ведь в мировой системе капитализма за этот период произошло два обширных кризиса — в 1974—1975 годах, а затем в 1980—1982 годах.

В эти годы у нас создана уникальная единая государственная экономически выгодная электроэнергетическая система на самых мощных в мире ГЭС, атомных и тепловых электростанциях. Электрифицированы железные дороги. Создана мощная система внутренних авиасообщений. Росли научно-производственные объединения, территориально-производственные, топливно-промышленные и агропромышленные комплексы. Созданы Западносибирский территориальный комплекс, нефтегазовый комплекс на Севере, трубопроводы в страны Европы. Государственное управление народным хозяйством выработало ряд форм соединения науки с производством, создания научно-производственных центров, среди которых наиболее масштабными стали наукограды.

— Очень важно, как решалась при этом задача развития социальной сферы и роста благосостояния народа. Предлагаю именно отсюда начать следующую, заключительную нашу беседу.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт окт 25, 2018 7:27 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8212
Великое противостояние эпохальной значимости
№118 (30761) 26—29 октября 2018 года
3 полоса
Автор: Леннор ОЛЬШТЫНСКИЙ

Доктор исторических наук, профессор, лауреат Ленинской премии КПРФ Леннор ОЛЬШТЫНСКИЙ

в беседе с политическим обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО

Это окончание диалога с выдающимся учёным, под руководством которого проведено крупномасштабное научное исследование и создан фундаментальный трёхтомный труд «Советское общество. История строительства социализма в России».

Исполнившееся недавно 25-летие кровавого ельцинского переворота 1993 года вновь обострило общественное внимание к утрате величайших достижений советского социализма.

Начало беседы — в номерах от 12—15 октября и от 19—22 октября.

Главным для народного государства оставалось благо народа

— Итак, дорогой Леннор Иванович, предыдущий раздел беседы мы завершили анализом того, с чем пришёл советский социализм к началу 1980-х годов, то есть что дали стране девятая и десятая пятилетки (1970—1980 гг.). Вы конкретно рассказали об огромном росте советской экономики. Но не менее важен другой вопрос: а как отразилось это на социальной сфере, на благосостоянии людей?

— Главным для народного государства оставалось благо народа. Средства от развития экономики не рассовывались по карманам олигархов и не сплавлялись в зарубежные банки. За счёт этих средств существенно увеличивалась доля народного потребления в бюджете, ускоренно развивались социальная сфера и культура.

— Хорошо бы раскрыть это в цифрах, как вы делали до сих пор.

— Конечно! Просто их очень много, а я смогу назвать лишь некоторые. Например, за десятилетие построено 1,6 миллиарда (!) квадратных метров жилья — это 40% всего имевшегося фонда. В новые дома переселились 161 миллион человек. Построено 2/3 инфраструктуры всех городов, широко развернулась газификация страны.

— Социальная структура советского общества к тому времени тоже ведь значительно изменилась?

— Да. Основная часть — это рабочий класс, около 60% населения. Плюс интеллигенция и служащие — около 25—30%, среди них примерно 20% имеющих технические специальности. Каждый четвёртый научный работник мира — советский интеллигент. По числу студентов на 100 тысяч населения Советский Союз находился на одном из первых мест в мире. Общий образовательный уровень населения — 9,5 года. Наша система образования признана лучшей. Советское общество реально начало переход в научно-индустриальную стадию развития на высшем технологическом уровне.

— А какова была динамика материального уровня жизни людей?

— Средняя зарплата за то же десятилетие выросла на 40%. Подчеркну: при постоянных государственных ценах. Соотношение самых низких и самых высоких доходов в стране составляло 1:4.

— Понятно, не было и близко такого ужасающего разрыва на богатых и бедных, по которому капиталистическая Россия стала мировым рекордсменом сегодня.

— Следует отметить, что численность населения в СССР увеличивалась тогда ежегодно в среднем на 1 миллион человек. А общий уровень потребления основной массы населения приближался к уровню жизни так называемого среднего класса западных государств. Недаром старшее поколение с тоской вспоминает те годы.

— Я могу судить по своим родителям. Они жили тогда в Рязани, были уже пенсионерами, причём пенсии получали не самые высокие. Однако нужды не было. И наибольшая удовлетворённость жизнью чувствовалась у них именно в это время — в начале 1980-х годов. Они говорили об этом с глубокой искренностью, и, конечно же, таково было чувство многих. Кто бы мог подумать, что между тем уже началось последнее десятилетие советского социализма и очень скоро его не будет! Вы могли вдруг предположить такое?

— Нет, разумеется. Но теперь мы обязаны искать и находить наиболее точные ответы на вопросы о том, почему и как это произошло.

Был ли «застой» в советской экономике?

— Много острых вопросов встаёт в связи с величайшей катастрофой ХХ века — развалом СССР и реставрацией капитализма на постсоветском пространстве. Всех мы даже коснуться не сможем. Выделю коренной. Утвердилась буржуазная концепция, что советский социализм — «это социальный эксперимент, не оправдавший себя и потому закончившийся крахом». Как вы оцениваете такой широко распространяемый вывод?

— Считаю его не имеющим исторических оснований. Надо исходить из реальности, какой она была, а не выдавать желаемое за действительное.

— Однако в 1980-х годах экономисты-рыночники подняли тревогу по поводу снижения темпов роста экономики в одиннадцатой пятилетке, объявив о «застое». Они предрекали «грядущий кризис» и падение производства. Ныне антисоветчики считают это положение аксиомой. Так был ли «застой»? Что показало ваше исследование?

— Объективные данные свидетельствуют, что никакого «застоя» в советской экономике не было. Не было и намёка на «грядущий кризис» и падение производства. В двенадцатой пятилетке началось увеличение темпов роста экономики. Независимые исследования ООН того периода прогнозировали в СССР рост Внутреннего национального продукта (ВНП), опережающий капиталистические страны. Вот прогнозируемые данные. Советский Союз к 1990 году — 3,5%, до конца XX века — 4%; Северная Америка и Западная Европа — 1,6% и 2,5%. Инвестиции в будущее развитие с 1980 по 1989 год: СССР — рост 40%, США — 30%, Франция — 10%. Противостояние с Западом СССР выигрывал, и это признала (позже) Тэтчер, к чему мы ещё обратимся.

Но скажу диалектически: застой всё-таки был, только в другом.

— В чём же? Это интересно.

— Советское общество изменилось социально, поднялся и культурный уровень народа, однако методы управления общественной жизнью остались прежними — почти на уровне 1950-х годов. Творческие возможности широких слоёв населения в социальном устройстве, особенно интеллигенции, не получали должного применения.

Особо наглядно это проявилось в кадровом застое. Второе поколение партийных руководителей во главе с Брежневым старело, оно держалось за старые методы управления и не хотело уходить со своих постов, а в итоге теряло авторитет. Центральная государственная власть ослабла, дисциплина на всех уровнях падала.

Застой был и в идеологической, теоретической областях. Построение коммунизма было отодвинуто на далёкое будущее, а концепция «совершенствования развитого социализма» (фактически ещё не сложившегося) не выдвинула конкретных общественных целей и идеалов. Реальная историческая перспектива в общественном сознании была утрачена. Это способствовало развитию безыдейного скептицизма и падению авторитета партии.

— Такие противоречия отразились на общественной психологии?

— Да, и довольно существенно. Изменение стратегии общественного развития начиная с девятой пятилетки (1970—1975 гг.) от преимущественного роста промышленности и повышения обороноспособности к росту благосостояния населения и развитию социальной сферы дало значительный реальный рост доходов людей и вызвало стремление у них к повышению качества жизни. Но качество понималось примитивно. В исторически молодом советском обществе ещё не утвердилась устойчивая социалистическая психология. Стихийное развитие индивидуального потребительства способствовало возрождению мелкобуржуазной психологии, мещанства. Социалистические нравственные ценности начали вытесняться: вместо приоритета общественного долга — эгоизм и личное обогащение (различными путями); вместо стремления личности к росту культуры, знаниям и творчеству — тяга к богатству и роскоши; вместо нравственного совершенствования и физической культуры — развлечения и пьянство; индивидуализм вызывающе противопоставляется коллективизму.

С этих позиций идёт циничная критика советского образа жизни и завистливое восхищение Западом. Характерно, что и ныне всё это настойчиво культивируется буржуазными СМИ. Деформация общественной психологии проявилась в разной форме во всех слоях общества, включая его верхние этажи; особенно заметна она была в среде «золотой молодёжи» — у потомков высокопоставленных родителей.

— Воздействие мелкобуржуазной психологии сказалось и в экономической жизни?

— Безусловно! Увеличилась спекуляция, активизировалось воровство на производстве, выросла коррупция, расширилась теневая экономика. Этому способствовало несоответствие товарной массы росту доходов населения, а сбои в торговле (зачастую искусственно созданные теневиками) усиливали недовольство.

— Запад с его буржуазной идеологией влиял на эти процессы в СССР.

— Активно и всемерно их усиливал! Это было одним из главных направлений «холодной войны» — идейно-нравственное разложение советского общества. Психологи ЦРУ разрабатывали специальные программы антисоветской пропаганды, которые выполняла мощная сеть радиостанций — «Голос Америки», «Свобода», «Свободная Европа», «Би-би-си», «Немецкая волна» и другие. На всех языках народов СССР и стран Восточной Европы! Действенная система контрпропаганды у нас своевременно не была создана.

К подрывной пропаганде привлекались и «агенты влияния», и прямая агентура — от Александра Яковлева в ЦК КПСС до Александра Солженицына, «вермонтского узника», а также других диссидентов-эмигрантов. Из-за рубежа была инициирована массовая эмиграция евреев в Израиль. Воздействие «холодной войны» ухудшало политическую обстановку в стране.

Уход из жизни Л.И. Брежнева, а затем в быстрой последовательности Ю.В. Андропова и К.У. Черненко вызвал в общественном сознании необходимость прихода к власти молодой смены. Для стратегов же «холодной войны» наступил долгожданный период естественной отставки в руководстве СССР «поколения победителей». Надо заметить, что при активном участии спецслужб Запада за годы «разрядки» в нашей стране были подготовлены значительные антисоветские силы.

— Как Запад использовал новую выгодную для него ситуацию?

— Весьма активно и на всех направлениях. Началось, выражаясь военным языком, стратегическое наступление «холодной войны».

Президент США Рональд Рейган демонстративно назвал тогда СССР «империей зла» и объявил «крестовый поход против коммунизма», который он начал в тайном союзе с папой римским. Развернулись угрожающая гонка вооружений, размещение ракет средней дальности в Европе, объявлена угроза «звёздных войн», усилилось и экономическое наступление. Организуется «помощь» (по высказыванию М. Тэтчер) в выдвижении «подходящих» кадров в молодое руководство страны.

Утверждение в спешном порядке на мартовском (1985 года) заседании Политбюро, а затем пленумом ЦК КПСС М.С. Горбачёва Генеральным секретарём ЦК партии сыграло роковую роль в дальнейшем развитии событий. В чём состояла «помощь» Запада при избрании Горбачёва, ещё не скоро станет известно в подробностях, но ход дальнейших событий показал, что оно стало первым успехом в решающем наступлении сил империализма против социализма в СССР.

Рукотворная катастрофа — антисоветскими силами извне и внутри страны

— Вот мы и подошли вплотную к трагическим событиям второй половины 1980-х годов, которые привели к уничтожению советского социализма. Я полностью согласен с основным выводом вашего научного коллектива. К тому же приходят, по-моему, и почти все другие честные учёные, исследующие этот сложнейший исторический период. Да, Советский Союз был разрушен совместными действиями извне — силами и средствами «холодной войны» Запада во главе с президентами США Рейганом и Бушем и изнутри — переродившейся предательской частью руководства СССР во главе с мутантами номенклатурной системы — Горбачёвым, Яковлевым, Ельциным и их подельниками.

— Это теперь уже, я считаю, не подлежит сомнению.

— Давайте подчеркнём суть происшедшего. Здесь не было никакой закономерности и объективной предопределённости. Социализм вовсе не исчерпал себя, а, наоборот, находился на подъёме. Его просто убили! Объединённые антисоциалистические силы, действуя самыми изощрёнными и коварными способами, сумели добиться своего. Временно?

— Чтобы окончательно, то есть навсегда, — такого быть не может! По абсолютно естественным причинам, согласно законам общественного развития.

А что касается сути происшедшего, для лучшего понимания читателями мне хотелось бы привести два высказывания. Подобных свидетельств, конечно, много, из них можно целую книгу составить, но пусть в беседе нашей прозвучат хотя бы эти два.

Итак, сперва слово известному американскому социологу и историку Стивену Коэну, который написал: «Нет теоретических и концептуальных оснований утверждать, что советская система была нереформируемой и, значит, как стало принято говорить, обречённой с самого начала горбачёвских реформ… Система была замечательно реформируемой… С формальной точки зрения в ней присутствовали все или почти все элементы представительной демократии… Всё, что требовалось для процесса демократических реформ, — это желание и умение устранить препятствия реализации этих институтов».

— С обречённостью нашей более или менее объективный исследователь из США, как видим, не согласен.

— Он категорически отвергает её! А теперь послушайте гуру западного буржуазного мира — британского премьера Маргарет Тэтчер, высказавшую в минуты откровения кое-что важное для нас.

«Советский Союз, — призналась она, — это страна, представлявшая серьёзную угрозу для западного мира… Благодаря плановой политике и своеобразному сочетанию моральных и материальных стимулов Советскому Союзу удалось достигнуть высоких экономических показателей. Процент прироста валового национального продукта у него примерно в 2 раза выше, чем в наших странах. Если при этом учесть огромные природные ресурсы СССР, то при рациональном ведении народного хозяйства у Советского Союза были вполне реальные возможности вытеснить нас с мировых рынков. Сложилась весьма трудная для нас ситуация. Однако вскоре поступила информация о ближайшей смерти советского лидера и возможности прихода к власти с нашей помощью человека, благодаря которому мы сможем реализовать наши намерения».

В этом откровенном высказывании — признание превосходств экономики СССР в апогее противостояния двух мировых систем и намёк на то, какие методы принимаются Западом для дальнейшей борьбы.

— Подковёрные, потайные!

— На них в основном всё и строилось во время так называемой горбачёвской перестройки.

— Ну да, слова раздаются «сверху» вроде правильные: «Ускорение!.. Больше демократии — больше социализма!..» Но за громкой и плотной завесой этих слов делалось совсем иное, зачастую — прямо противоположное. Мы стали понимать это уже тогда, а теперь анализ тех предательских действий необходим прямо-таки доскональный. Ваш вклад в коллективное исследование особенно заметен.

— А я исключительно высоко ценю работу на этом направлении, которую провёл недавно ушедший из жизни выдающийся отечественный историк ленинградец А.В. Островский. Прежде всего адресую читателей к одному из последних его трудов — книге под названием «Глупость или предательство?», где он с документальной скрупулёзностью прослеживает роль определённых политических сил и конкретных лиц в разрушении великой социалистической державы.

— Главный разрушитель живёт себе поживает. Вместо того чтобы предстать перед народным трибуналом, он принимает высший орден от руководства «новой России». За что? За предательство?

— Выходит, так. Проведённый системный анализ внешнеполитической деятельности главного «перестройщика» по известным ныне источникам показывает тесную связь его разрушительных «реформ» с периодическими встречами с Рейганом и Бушем. Последовательное разрушение советской системы осуществлялось совместными действиями Запада и «реформами» внутри страны, проводимыми горбачёвско-яковлевским руководством. Разрушение социализма руководителями государства — «сверху»! — создавало иллюзию саморазрушения системы.

Характерна последовательность действий горбачёвщины, внешне напоминающая хрущёвский сумбур. Сначала «Больше демократии — больше социализма!», затем антисталинская агиткампания, переходящая в антисоветскую, «разрядка» во внешней политике переходит к прекращению идеологической борьбы. Затем «перестройка» с демонтажом социалистической экономической системы и падение производства. Разрушение хозяйства создаёт общественный кризис. К этому добавляются сепаратистские движения в национальных республиках, подготовленные иногда, как выясняется, даже с участием КГБ…

— Безопасность государства, увы, эти органы на крутом сломе не обеспечили. Но особенно всё-таки поражает (и уже тогда поражала!), согласитесь, зомбированность большинства народа. Люди глотали всё, что им навязывалось.

— Это же, вы сами прекрасно понимаете, результат колоссального, неслыханного промывания мозгов. Которое, кстати, в чём-то действует до сих пор. Но даже при этом — надо вспомнить! — на референдуме 17 марта 1991 года о сохранении СССР большинство советских людей, 76,4%, вопреки развёрнутой в СМИ яростной антисоветской пропаганде, проголосовали за Советский Союз. Другой вопрос, что волей их предательски пренебрегли…

— И никто за это опять-таки до сего времени не ответил! Но надо помнить, обязательно помнить.

— Дальше, напоминаю я, врагам социализма, ощутившим реальную для себя опасность, срочно пришлось прибегнуть уже к самой настоящей спецоперации. Президенту Бушу с мозговым центром ЦРУ окончательно стало ясно, что КПСС остаётся главной скрепляющей силой союзного государства, хотя статью в Конституции о руководящей роли партии уже удалось отменить. Выступления коммунистов на съездах Советов народных депутатов с требованием отставки Горбачёва, решение пленума ЦК 26 июня 1991 года о созыве осенью внеочередного съезда партии создали угрозу его отстранения от власти.

Ответные действия последовали очень скоро. После блиц-визита Буша в конце июля 1991 года в Москву и Киев Горбачёв в начале августа ушёл в отпуск. Тогда-то и была проведена та самая спецоперация, объявленная как «путч ГКЧП». В результате ликвидирована КПСС, а затем, в декабре 1991-го, последовал и развал СССР.

Горькие плоды поворота назад

— И вот уже более четверти века в России не социализм, а капитализм. Есть возможность сравнивать это время с путём, который наша страна прошла за предшествовавшие 70 с лишним лет…

— Читатель сам многое увидит, если обратится к данным опубликованных нами бесед. После Великого Октября, когда за короткий период были преодолены последствия Первой мировой и Гражданской войн, а также иностранной интервенции, когда на единственно справедливой социалистической основе было создано невиданное содружество равноправных народов — Советский Союз, страна двигалась вперёд и вверх поражавшими весь мир темпами.

— Через 25 лет после создания СССР мы уже победители в самой тяжёлой войне, навязанной нам врагами социализма.

— А ещё через 25 лет у нас слава первой страны, вышедшей в космос, и прочное положение второй сверхдержавы мира.

— Приведённые вами цифры убедительно свидетельствуют: в эпохальном противостоянии двух систем по всем основным направлениям социализм брал верх над капитализмом. Но рукотворная катастрофа прервала этот победительный курс. Фактически страну обманом повернули назад. Можно ведь так сказать?

— Несомненно! Поворот от социализма к капитализму — это и есть движение вспять.

— Плоды оказались очень горькие. Для многих, по-моему, это должно быть очевидным. Что выделяете вы в первую очередь?

— Ельцинско-чубайсовская приватизация предприятий, то есть общенародного государственного достояния, и гайдаровская «шоковая терапия» нанесли ущерб народному хозяйству страны, превышающий последствия гитлеровского нашествия. Убыль населения за десятилетие «лихих 90-х» сравнима с потерями на фронтах за все годы Великой Отечественной войны — более 8 миллионов человек. Это была злостная, предумышленная, хорошо продуманная акция, имевшая своей целью широкомасштабное перераспределение народных богатств в интересах узкого круга лиц.

Так создавался «класс собственников», а реально — класс воров, ибо криминально-уголовную основу происходившего трудно было скрыть. По оценкам доктора юридических наук Александра Гурова, в 1994 году 85% коммерческих структур находились под контролем мафии.

Реставрация частной собственности на средства производства привела к резкому изменению социальной структуры общества и колоссальному разрыву в доходах. Соотношение доходов одной десятой части населения с высокими доходами к одной десятой с низкими — «децильный коэффициент» — в советском обществе в 1990 году составлял 4:1. Сейчас же он такой, как в Африке, — 30:1 и более! По официальной статистике, в бедности живут 38% населения, в нищете — 28%, в крайней нищете (ниже прожиточного минимума) — 13,4%.

При этом число долларовых миллиардеров за последние десять лет перевалило за 100 (только зарегистрированных). Но подоходный налог в такой ситуации власть держит на одинаковом уровне для всех — 13%. Подобного нет нигде. Это наглое торжество власти буржуазии! Фракция КПРФ в Госдуме уже многие годы борется за изменение такого положения, но «партия власти» и её пособники блокируют предложения коммунистов.

— В общем, я бы сказал так: самый главный результат перехода от социализма к капитализму — чудовищная социальная несправедливость, всеми мерами утверждающаяся в нынешнем обществе. Вы согласны с такой формулировкой?

— Разумеется! Несправедливость и в самом деле утверждается, поддерживается всевозможными способами. А провозглашаемая борьба с ней носит в основном имитационный характер.

— То есть это видимость борьбы?

— Именно так. Коррупция пронизала все уровни власти. По иностранным источникам, Россия занимает одно из первых мест в мире по степени коррумпированности государственной системы. Рекламируемая СМИ борьба с коррупцией как с «общественным злом, препятствующим развитию», не даёт ощутимых результатов. Закон о конфискации имущества лиц, осуждённых за взятки и воровство государственных средств, до сих пор не принят. «Дело министра Улюкаева» — это показатель уровня коррупции в госаппарате.

— А как проявила себя капиталистическая система в подъёме экономики? Мы много слышали о необходимости модернизации, но вот на деле что-то ничего не видно. По-прежнему качаем и продаём нефть и газ, своя обрабатывающая промышленность разрушена, а обещанный прорыв — пока только в речах президента.

— Да, сейчас власть внушает, что Россия «поднялась с колен», идёт «хотя и медленный, но устойчивый рост» и грядёт «прорыв в науке и технологиях». Фактически же за 25 с лишним лет капиталистическая экономика РФ, находящаяся на положении сырьевого придатка Запада, не достигла ещё уровня промышленного производства в последнем советском году — 1990-м. Напомню, этот год буржуазная пропаганда отнесла к «застою».

Приведу реальные показатели производства некоторых основных отраслей за 2017 год по сравнению с 1990-м: производство самолётов гражданских — 38,4%, вычислительной техники — 12,8%, турбин — 11,2%, тракторов — 3,3%, металлорежущих станков — 6,1%. В лёгкой промышленности: тканей хлопчатобумажных — 12,5%, шерстяных — 1,7%, трикотажных изделий — 17,4%, обуви — 27%.

В целом же общий характер экономики сравним с состоянием России начала XX века: экспорт сырья и импорт промышленных изделий и станков.

— Совершенно очевидно, что продолжается урезание или даже полная ликвидация социальных достижений советского времени. Что здесь беспокоит вас больше всего?

— Нынешнее государство в Конституции названо социальным, но это лишь на словах. На деле таковым оно не является. Вот, например, в майской речи 2018 года В. Путин сказал, что особое внимание будет уделено поддержке материнства и детства, «чтобы в России рождалось как можно больше малышей». А вот фактическое положение: в СССР после войны было 678 тысяч детей-сирот, сегодня же у нас их 850 тысяч, из них 760 тысяч брошены родителями. О многом такое говорит!

В стране растёт смертность. В 2016 году по сравнению с 1990-м на 100 тысяч жителей она выросла у мужчин с 1160 до 1400 человек, у женщин — с 1090 до 1191 человека. Особо тяжёлое положение сложилось на селе. За 18 лет исчезло 25 тысяч деревень и 26,3 тысячи школ. Ухудшилось положение населения и в городах. Безработица, бич капитализма, охватила значительный процент населения. Власти поставили задачу уменьшить число безработных до 3 миллионов 800 тысяч человек, но это опять пока только слова.

— Теперь ударили «реформой» по пенсионерам.

— Стали бить ещё до этой людоедской «реформы». Реальные доходы пенсионеров давно снижаются. С 2012 по 2018 год индексация повысила пенсии на 37%, а рост цен составил: на электроэнергию — 170%, на воду — 76%, продукты питания и лекарства подорожали в 2 раза. Отсюда и рост долгов населения по ЖКХ: в 2015 — 22,5%, в 2016 — 98%, в 2017 — 140%.

— Что будет с теми, кто задолжал за коммунальные услуги?

— Большой вопрос. А закон о повышении пенсионного возраста — это, конечно, очень сильный удар по жизненным интересам народа. Вообще, мы видим, что все призывы к «прорывным технологиям» и росту экономики не могут быть реализованы при существующей ныне социально-экономической системе. Таков трагический итог мрачного периода, возвратившего капитализм в Россию. Смена политического курса, за что борется КПРФ, — жизненная необходимость.

— Необходимость этого подтверждает ведь и блистательный опыт социалистического Китая, который за те же годы под руководством Коммунистической партии достиг поистине грандиозных успехов мирового значения. Уверенно развивается путём социализма и Вьетнам...

— Великое дело утверждения справедливости, начатое в нашей стране 100 лет назад, не погибло. Оно продолжается. На фоне углубляющегося кризиса мировой капиталистической системы социализм показывает путь прогрессивного развития человечества. Об этом говорилось на представительных международных форумах, посвящённых 100-летию Великой Октябрьской социалистической революции.

Характерна тема международного геополитического конгресса, состоявшегося в Ханое: «100 лет реального социализма и теория посткапиталистической цивилизации». Лейтмотив всех выступлений был в том, что строительство социализма в России стало началом новой эпохи — эпохи перехода от капитализма к социализму во всемирном масштабе.

Так что осознание и освоение советского опыта — важнейшее условие выхода из кризиса капиталистической системы не только нашей страны, но и всего человечества. Вне социализма у него нет будущего.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт окт 25, 2018 7:32 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8212
Высокий полёт чеховской Чайки и горьковского Буревестника
№118 (30761) 26—29 октября 2018 года
6 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО. Обозреватель «Правды».

ВСЕ ЛИ ПОНИМАЮТ, что это событие имеет огромное значение не только для нашей страны, но и для мира в целом?

Два великих рыцаря русского искусства — Константин Станиславский и Владимир Немирович-Данченко, встретившись 120 лет назад, создали театр, чьё влияние оказалось поистине планетарным: Московский Художественно-общедоступный. Под этим названием, а затем став Московским Художественным академическим театром имени М. Горького, талантливейший коллектив одержал непревзойдённые творческие победы, а выработанная его гениальным руководителем система Станиславского определила направление наиболее плодотворных поисков на сцене и экране.

Этой системе, этим традициям и поискам коллектив МХАТ имени М. Горького, руководимый народной артисткой СССР Татьяной Дорониной, верен до сих пор.

Конечно, более чем за вековую историю прославленного театра бывало всякое. Были не только победы, но и неудачи, ошибки, даже провалы. Более того, в 1987-м МХАТ постигла трагедия, которую мало кто ожидал: раздел театра.

Но скажите по совести, многие ли ожидали, что через четыре года предательскому разделу будет подвергнут Советский Союз? А ведь были же такие, которые не только ждали этого, но и вовсю работали на это!

Согласен с теми, кто утверждал и утверждает: спецоперация раздела, навязанная основополагающему художественному коллективу Советской страны, стала предвестием уничтожения её самой.

Однако уничтожить МХАТ имени М. Горького не удалось! Хотя рьяные попытки добиться этого предпринимались по-разному много лет. Наглые, бессовестные, коварные. О них «Правда» рассказывала не раз, вступаясь за справедливость.

И мы знаем, благодаря кому в первую очередь такой необходимый России театр был спасён и достойно держится уже больше трёх десятилетий. Знают это и наши читатели, они же в немалом числе постоянные зрители МХАТ. Так давайте низко поклонимся ей, Татьяне Васильевне Дорониной — великой актрисе и режиссёру, прекрасной русской женщине, проявившей необыкновенное мужество на грани возможного и свершившей свой подвиг, который навсегда останется в летописи отечественной культуры.

Да, МХАТ имени М. Горького выстоял и талантливо, уверенно работает. Несмотря ни на что и вопреки всему. Трудно, разумеется, переносить накаты агрессивной пустоты, выдаваемой за «нечто», явную предвзятость и демонстративное замалчивание даже самых выдающихся достижений. Но заветы отцов-основателей остаются здесь незыблемыми. И торжественный юбилейный вечер, который состоится на основной сцене театра 27 октября, — это заслуженный праздник подвижников и победителей.

Поздравляем всех вас! Идите же дальше и выше маршрутами русского реалистического, психологического искусства, творчески продолжая в родном театре легендарный полёт чеховской Чайки и горьковского Буревестника.

Говорят творцы необходимого театра
№118 (30761) 26—29 октября 2018 года
6 полоса
Автор: Правда.

«Дело, имеющее общественный характер»

Мечтая о театре на новых началах, ища для создания его подходящих людей, мы уже давно искали друг друга.

…Мы приняли на себя дело, имеющее не простой, частный, а общественный характер.

…Мы стремимся создать первый разумный, нравственный общедоступный театр, и этой высокой цели мы посвящаем свою жизнь.

Цель искусства переживания заключается в создании на сцене живой жизни человеческого духа и в отражении этой жизни в художественной сценической форме.

* * *

Театр — лучшее средство для общения народов между собой, для вскрытия и понимания их сокровенных чувств. Если бы эти чувства чаще вскрывали и народы узнали бы, что в большинстве случаев нет места для злобы и ненависти там, где её искусственно разжигают для иных, эгоистических целей, сколько бы раз народы пожали бы друг другу руку, сняли шапки, вместо того, чтоб наводить друг на друга пушки и наступать на несуществующих врагов.

* * *

Чеховские мечты о будущей жизни говорят о высокой культуре духа, о Мировой Душе, о том человеке, которому нужны не «три аршина земли», а весь земной шар, о новой прекрасной жизни, для создания которой нам надо ещё двести, триста, тысячу лет работать, трудиться в поте лица, страдать.

* * *

Чтобы играть Чехова, надо проникнуться ароматом его чувств и предчувствий, надо угадывать намёки его глубоких, но недосказанных мыслей.

* * *

Главным начинателем и создателем общественно-политической линии в нашем театре был А.М. Горький... Спектакль («На дне») имел потрясающий успех.

К.С. СТАНИСЛАВСКИЙ.

«Программа была революционна»

Программа начинающегося дела была революционна.

Мы протестовали и против старой манеры игры, и против театральности, и против ложного пафоса, декламации, и против актёрского наигрыша, и против дурных условностей постановки, декораций, и против премьерства, которое портило ансамбль, и против всего строя спектаклей, и против ничтожного репертуара тогдашних театров.

Эмблема «Чайки» на нашем занавесе символизирует для нас наше творческое начало, нашу влюблённость в Чехова, его громадную роль в МХАТ.

* * *

«Царём Фёдором» мы открывали театр… Тут играл роль большой интерес к трагедии, которая тридцать лет находилась под цензурным запретом; и любовь публики к национальным, историческим пьесам; и легче было …ошеломить публику почти музейными костюмами…

* * *

Когда борешься против рутины, естественно ждать и протестов. Кому бы пришла в голову смелая мысль говорить со сцены спиной к публике? Однако же в «Чайке» К.С. Станиславский поставил скамью у самой почти рампы, и актёры сидели на ней спиною к публике и так вели беседу. И, однако же, это вышло очень удачно…

* * *

«Три сестры» остались лучшим спектаклем Художественного театра и по его великолепнейшему ансамблю, и по мизансцене Станиславского.

* * *

Наша дорога искусства Художественного театра — это большая дорога всего русского искусства, честная, искренняя, простая, прямая, непременно искусства живого человека… И вся эта дорога определилась уже в «Чайке».

…«Вишнёвый сад» как будто вобрал в себя всё, что мог дать лучшего для театра Чехов. И всё, что мог лучшего создать театр с произведением Чехова.

* * *

Очень интересно было проследить отношения между Чеховым и Горьким. Два таких разных. Тот — сладкая тоска солнечного заката, стонущая мечта вырваться из этих будней, мягкость и нежность красок и линий; этот — тоже рвётся из тусклого «сегодня», но как? С боевым кличем, с напряжёнными мускулами, с бодрой, радостной верой в «завтра», а не в «двести — триста лет».

Вл.И. НЕМИРОВИЧ-ДАНЧЕНКО.

«Мы — в пути»

Константин Сергеевич Станиславский и Владимир Иванович Немирович-Данченко — в творческом порыве, единении, отречении от себя и во славу идеи создания русского реалистического театра — 120 лет назад сумели воплотить в жизнь то, что будет названо лучшим театром страны и гордо носить имя: Московский Художественный театр.

Мы по-православному хотим помянуть тех, кто сумел встать рядом с гениальными основоположниками и своими жизнями и великими талантами доказать жизнеспособность их мечты о предназначении драматического театра — просвещать, раскрывать природу человека, а значит — совершенствовать его.

Горький, Чехов, Островский, Булгаков, Шекспир, Метерлинк и, конечно, Достоевский и Толстой нашли, наконец, сердца, умы, интеллект, способность к подлинной самоотдаче в лице прекрасных актёров, которых сумели воспитать, научить и вдохновить Станиславский и Немирович-Данченко.

Мы уважительно относимся и к свершениям, и к тому, что названо пишущими критиками — «кризисом», иногда «концом» театра, мы стараемся уважать чужие и чуждые нам мнения. Спор дарует силу и подвигает к действию. Это не значит, что мы соглашаемся и покорно внимаем тем, кто так любит зачёркивать свершившееся и настаивает на конце реалистического театра…

Мы кланяемся Большим мхатовским актёрам — Москвину, Качалову, Станиславскому, Лилиной, Тарасовой, Хмелёву, Ливанову, Андровской… Мы благодарим тех великих, с которыми нам посчастливилось играть и кто были нашими учителями непосредственно, будь то аудитория Школы-студии или сцена нашего любимого театра. Мы хотим походить на них, мы тянемся к их высоте, красоте, мы хотим удержать и развить во времени то главное, что сумели понять, почувствовать и усвоить.

За годы после раздела МХАТ СССР имени М. Горького мы создали свой репертуар, стараясь удерживать и развивать то, что названо традицией, и с первого же сезона определили свой путь как «возвращение к Станиславскому». В традиции МХАТ — авторы-современники. Лучшие из них — Валентин Распутин, Виктор Розов, Алексей Дударев, Василий Белов, Юрий Поляков. Сегодня нам ведомо главное: чтобы иметь право считать себя наследниками великих традиций, надо эти традиции постигать, развивать, любить и не предавать.

Мы — в пути.

Т.В. ДОРОНИНА.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт ноя 15, 2018 8:31 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8212
Написано сердцем и так же поставлено
№126 (30769) 16—19 ноября 2018 года
6 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

На сцене МХАТ имени М. Горького — «Отцы и дети»

Многие ли театры откликнулись на тургеневский юбилей своими работами? Что-то не замечаю. С неких пор повелось считать дурным вкусом специальную подготовку спектаклей «к дате». Дескать, «датский» заведомо несёт оттенок обязательности, а потому лучше этого избегать.

Но вот МХАТ имени М. Горького, руководимый Татьяной Васильевной Дорониной, не избегает. Здесь обязательность чувствуют не перед официозными «инстанциями», а перед зрителями и нашей памятью, изменять которой недопустимо.

И работы, приуроченные к тому или иному юбилею, в этом коллективе готовят не как формальные однодневки, чтобы только «отметиться», а наоборот — с особой требовательностью. Потому абсолютное большинство таких спектаклей занимает надолго прочное место в репертуаре МХАТ, пополняя золотой его фонд.

Верю, что инсценировка «Отцов и детей», лучшего романа Ивана Сергеевича Тургенева, предпринятая к 200-летию со дня рождения великого писателя, войдёт в их число. Залог тому — растущий на глазах зрительский интерес, аншлаг в кассе и те отзывы, которые я слышал уже от многих.

Но сперва давайте кое-что вспомним

А вспомнить хочется в связи со столь значительной тургеневской датой, что был Иван Сергеевич не только крупнейшим романистом и новеллистом, но также весьма известным драматургом. В спектаклях по его пьесам блистали великие Михаил Щепкин и Мария Савина. Позднее же, когда родится Московский Художественный театр, появятся и на его сцене пьесы Тургенева «Месяц в деревне», «Провинциалка», главные роли в которых исполнит сам Станиславский.

Для меня в моей юности событием станет любимый Борис Чирков, с необыкновенной пронзительностью сыгравший бедного приживала Кузовкина в тургеневском «Нахлебнике». Неожиданно раскрылись совсем новые грани большого актёрского таланта, и телевидение время от времени повторяло этот замечательный спектакль.

Впрочем, должен вернуться несколько назад, в трудные первые послевоенные годы. Каждое лето Рязанский областной драматический театр отправлялся на гастроли по районам. Добирался и до нашего села, показывая в клубе (в основном женщинам и подросткам) лучшие свои работы. Среди них было «Дворянское гнездо» по знаменитому роману Тургенева.

Казалось бы, что общего у этого сюжета с залом, где собирались натруженные за день люди, старательно обихаживавшие колхозный урожай? Однако история любви Лаврецкого и Лизы Калитиной покоряла всех до глубины души. Тургеневское слово звучало музыкой кристальной чистоты. И понятно было, что искусство помогает народу, как и во время войны.

А потом, годы спустя, возникла проблема спасения самого искусства. Особенно классики. Да разве можно было вообразить в пору расцвета отечественного театра, что настанет время, когда враги русской культуры ухитрятся даже из Тургенева сделать «секс-автора», превратив просто в похабщину его пленительный и проникновенный «Месяц в деревне»?

Много чего из нашей и зарубежной классической литературы на театральных подмостках, эстраде, кино- и телеэкране за последние годы испохаблено, вывернуто наизнанку, извращено. Противостоят этому самые честные и совестливые служители искусства.

Большой радостью стало известие, что МХАТ имени М. Горького берётся за вершину творчества И.С. Тургенева — роман «Отцы и дети».

Задача сложная?

Ещё бы!

Она сложна уже потому, что двести страниц романа следует вместить в два с половиной часа сценического действия, и тут потери, а стало быть, и чьи-то претензии в связи с этим предсказуемы.

Однако для выдающегося руководителя МХАТ преодоление трудностей во имя высокого художественного результата — правило постоянное. В таком же направлении воспитывает Татьяна Доронина своих соратников, о чём неоднократно мне доводилось писать. Замечательно, согласитесь, что одарённые актёры в этом коллективе становятся и режиссёрами. Доронина вверяет им самостоятельные постановки, и они под внимательным её присмотром растут от одной работы к другой.

Вот и на сей раз: идея — Татьяны Васильевны, а постановщиком определён заслуженный артист России Александр Дмитриев, успешно заявивший о себе уже немалым числом интересных режиссёрских работ. Из последних по времени это «Чудаки» М. Горького, «Домик на окраине» А. Арбузова, «В поисках радости» В. Розова.

А когда-то, помнится, стал я случайно свидетелем того, как молодой актёр убеждал Доронину дать ему возможность подготовить для малой сцены спектакль по рассказам А. Чехова. Между прочим, тоже к юбилею писателя. Но это лишь повод. Главным же двигателем, как я понял, была любовь к Чехову, поскольку Дмитриев по своей инициативе давно работал над инсценировкой нескольких особенно дорогих ему чеховских рассказов. Получилось отлично.

Осмелюсь утверждать: отличный результат на сцене может быть лишь при условии любви постановщиков и исполнителей к тому литературному материалу, который они берутся своими средствами воплотить. В данном случае для меня очевидна любовь Дорониной и Дмитриева к Тургеневу, хотя специально я их об этом не расспрашивал. И, без-условно, режиссёр сумел объединить творческой любовью всех участников этой работы, благодаря чему удалось достигнуть наиболее важного — создать в спектакле и донести до зрителей тургеневскую атмосферу, тургеневский дух, передать существенные акценты авторского видения и слова.

Восприятие любого спектакля начинается, как правило, с того, что представляет сценограф-художник. Многие годы зрители в зале МХАТ дружными аплодисментами встречали великолепные декорации Владимира Серебровского. Теперь, увы, его нет. Но, к счастью, Виктор Федотьев, принявший ответственную миссию главного художника театра, старается дело предшественника достойно продолжать. «Отцы и дети» в очередной раз это подтверждают.

Время, образы, исполнители

И всё-таки основа основ в театре психологическом, реалистическом — актёры, поскольку больше всего через них режиссёр выражает своё прочтение литературного произведения. А конкретно речь идёт ведь о произведении в полном смысле слова классическом. Роман, написанный более 150 лет назад и рассказывающий о столь далёком от нас времени, продолжает жить, волновать, во многом остаётся актуальным. Да что там: классика — это на все времена!

Однако в разное время и тем более разными людьми воспринимается она не одинаково. Вершинный роман Тургенева и сразу после его опубликования вызвал массу разноречивых толков. Главная причина — Базаров, центральный персонаж, отношение к которому даже самого автора по многим мотивам было достаточно сложным.

Но писатель увидел в жизни этого нового для своего времени человека и, покорённый его вызывающей протестной необычностью, не смог пройти мимо, создав в конце концов на своих страницах художественный тип, полноправно занявший место в галерее наиболее известных персонажей русской литературы, имена которых стали почти нарицательными. Вспомните: Онегин, Печорин, Базаров, потом будет Рахметов у Чернышевского, будут братья Карамазовы... Продолжите далее сами этот представительный ряд.

Тургеневым было пущено в обиход — применительно к нему же, Базарову, — словцо, определившее чуть ли не целое общественное направление: нигилист, а отсюда — нигилизм. Что это такое? Поскольку латинское nihil означает ничто, нигилист аттестуется как отрицатель всего и вся, до него пользовавшихся почти общепринятым признанием.

Размашисто даже Пушкин попадёт, что называется, под раздачу, с чем мы, конечно, категорически не согласимся. Но время действия романа точно определено в первых же строках: 1859 год. Решается судьба крепостного права. И отрицание разночинца Базарова («Мой дед землю пахал!») направлено в первую очередь против вопиющей несправедливости, которую несёт оно, крепостничество.

Только это не социально-экономический диспут, а кусок живой жизни, представленной нам вслед за великим писателем на сцене современного театра. Заранее особо думалось: каким же здесь будет Базаров? Тем паче когда стало известно, что играть эту наиглавнейшую роль доверено совсем молодому актёру, недавно окончившему Щукинское училище.

Поздравим Николая Коротаева. Поздравим театр. Успех спектакля в значительной степени обеспечен глубокой и тонкой трактовкой именно этого образа, к которому стягиваются основные нити авторской мысли и отношения других действующих лиц.

Внешний облик, согласно роману, выразителен и точен. Высокий, сумрачный, резкий в интонациях и движениях. Но соблазн однокрасочности разве не возникает? Изображай себе эту угрюмоватую бесцеремонность, с которой явился, ты же нигилист.

А между тем режиссёр вместе с актёром находят столько нюансов, выражающих отнюдь не простой внутренний мир незаурядного молодого человека, что понимаешь искусственность наигрыша, под которым скрывает он зачастую своё существо. Меня, например, поразил всплеск вырвавшегося страдания, когда Базаров-Коротаев остаётся один на один с собой, покинув неожиданно и вроде бы беспечно родителей — после трёхгодичной разлуки и всего-то трёхдневного пребывания...

О, как верно охарактеризовал Достоевский «беспокойного и тоскующего Базарова (признак великого сердца)»! Вот такую действительно мятущуюся натуру мы и видим в спектакле МХАТ. Долг, каким предписывает его себе Базаров, нередко сталкивается с чувством. Высказывания подчас противоречивы, потому что импульсивны. В сущности же со своим великим сердцем он раним и одинок, что подчёркивается той средой, куда совсем некстати занесла его судьба.

«Друг Аркадий», привёзший Евгения Базарова в помещичью усадьбу своего отца и поначалу смотревший на «отрицателя» с подобострастием, легко от него отрывается, попав на крючок миленькой и расчётливой Кати. У играющих эти роли Юрия Раковича и Кристины Пробст складывается несколько инфантильный дуэт удовлетворённого взаимосоответствия, к которому тоскующий Коротаев-Базаров ни в коей мере не может быть причастен. А от старших Кирсановых в достоверном исполнении заслуженного артиста России Александра Титоренко (Павел Петрович) и Антона Хомятова (Николай Петрович) он и вовсе уж крайне далёк: они — изначально антиподы.

Надежда на взаимность добрых чувств возникает при знакомстве с красавицей Анной Сергеевной Одинцовой, трудную роль которой постепенно раскрывает заслуженная артистка России Ирина Фадина. Кажется, оба всерьёз увлеклись, да на поверку выходит, что лишь один. Холодный разум женщины, её привычное стремление к душевному спокойствию и насторожённость перед необычностью заезжего студента лишают его страстно желанной и такой необходимой ответной любви.

Так кто же по-настоящему любит Евгения Базарова? Совершенно бескорыстно, искренне, горячо и беззаветно — двое старичков в маленьком доме, в дальнем провинциальном захолустье. Мать и отец, которым без него жизнь не в жизнь, но приходится принять столь ужасный крест.

Сцены Базарова с родителями, которых потрясающе играют заслуженная артистка России Лидия Матасова и талантливый Андрей Зайков, особенно сцена скоротечной болезни и смерти героя, — самые сильные в спектакле. Пронзает душу вопль Арины Власьевны, вдруг осознавшей, что навсегда лишается она бесконечно любимого Енюши. И вторит ей Василий Иванович, отставной штаб-лекарь, раздавленный невообразимым, неимоверным горем. Всё как у Тургенева:

«Я говорил, что я возропщу, — хрипло кричал он, с пылающим, перекошенным лицом, потрясая в воздухе кулаком, как бы грозя кому-то, — и возропщу, возропщу!»

«Очень жаль Базарова!»

Я смотрел этот спектакль несколько раз, начиная с премьеры 24 мая.

Огромный зал полон до отказа. Много молодёжи. Когда видишь нахлынувший к театральному подъезду шумный вал неугомонных подростков, невольно озадачиваешься: а как на спектакле-то они себя поведут?

Знаете, сразу же устанавливается редкостная тишина. И напряжённое внимание, прерываемое аплодисментами, царит до самого конца действия.

А когда расходятся, говорят о спектакле. Интересно было бы их разговоры записать. Это ведь современная молодёжь, которая благодаря Тургеневу и театру Дорониной имеет возможность видеть и слышать бессмертную русскую классику.

— Очень жаль Базарова! — раздаётся юношеский голос у меня за спиной.

— Конечно, — отвечает ему другой голос. — Но он хоть и не во всём прав, а жизнь прожил не зря: стоял за справедливость. Для нашего времени тоже в этом суть. Разве не так?

— Согласен.

Ну вот, подумал я, понимают ребята главное...


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Ср ноя 21, 2018 7:49 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8212
Неужто с лекарствами всё будет «на более высоком уровне»?
№127 (30770) 20—21 ноября 2018 года
1 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Президент РФ провёл очередное совещание, поставив задачу, как было сообщено, поднять лекарственное обеспечение населения на более высокий уровень.

ЗАМЕЧАТЕЛЬНО. Только сразу же возникает вопрос: если нам обещают не просто улучшение обеспечения лекарствами, а более высокий уровень его, стало быть, нынешний уровень считается уже высоким?

Ну зарапортовались. Ведь прозвучавший фрагмент выступления самого В. Путина свидетельствует, что ситуация с лекарствами очень далека от высоты. Какой там уровень! Люди не могут получить того, что им, как льготникам, инвалидам, положено и жизненно необходимо. А между тем где-то на складах кучами лежат эти самые препараты, давно просроченные. Почему же? Да потому, что есть выгодополучатели, от которых всё зависит, а они думают не о больных и несчастных, а только о наполнении своего кармана. Выжидают момент, когда урвать можно побольше. Что ж, его величество капитализм...

Все мы видим, как стремительно вместе с узаконением частной собственности начало расти у нас количество аптек. В столице они буквально на каждом шагу — наверное, достигаем мирового первенства. Ещё стремительнее растут цены на лекарства. Причина опять же понятная. Ради жизни самый бедный последнее отдаст. И отдают. Беда лишь в том, что у многих никак не хватает средств для жизни. Вывод элементарный: богатым — жить, бедным — умирать.

Коме того, чёрной тучей висит над нами вот уже почти три десятка лет ещё одна проблема, которой в советское время люди, конечно, не знали. Вместо полноценного спасительного средства (даже за огромные деньги!) вы вполне можете приобрести... пустышку, подделку, фальсификат. Какие-нибудь таблетки, слепленные, скажем, из зубного порошка.

Фактов таких уйма! Об этом бессчётно писалось и пишется, чередой проходили и продолжают проходить многочисленные сюжеты по телевидению. А толку?

Совсем недавно, перед упомянутым президентским совещанием, в расширенном телерепортаже нам поведали, что наконец-то берутся якобы за искоренение безмерно распространившейся фальсификации лекарств. Невозможно понять, что мешало этому раньше — многие годы. Но вот теперь, дескать, всё досконально будет проверено, строжайше маркировано, взято под неусыпный контроль. Порадоваться бы, да только сроки, когда это может осуществиться, сильно огорчили. Назывались то середина, то чуть ли не конец 2020-х годов. Долгонько ждать «прорыва»! Многие не дождутся.

Да, легче видимость создавать, проводя всякие показушные акции, чем дело делать. От слова до дела нынче, как правило, дистанция огромного размера. Даже там, где меры давным-давно назрели действительно неотложные, их всё нет и нет. Сколько общественного возмущения, например, было высказано по поводу продажи вузовских дипломов, в том числе врачебных! Но торговля эта, как и другими документами, свободно продолжается вовсю. Причём торговцы особо и не таятся, расклеивая свои объявления.

Не слышал ни разу, чтобы кого-то за такие преступления серьёзно наказали. Зато много слышал о горьких плодах деятельности «врачей» с купленными дипломами. Когда же дойдёт очередь до этой кричащей проблемы?

Президент заявил, что здоровье людей превыше всего. Имеется в виду — для власти всего дороже. Но если так, то пусть власть в первую очередь безотлагательно откликнется на стон миллионов, которые требуют: пересмотрите вашу «оптимизацию» здравоохранения, отмените всё то, что под видом улучшения делает нынешнюю нашу медицину тяжко больной!

Об этом и сотни писем, которые уже не первый год постоянно публикует «Правда». Однако «сверху» реакции, увы, никакой...


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Вт дек 04, 2018 11:02 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8212
Солженицын без ореола, прикрас и восторга
№133 (30776) 4—5 декабря 2018 года
4 полоса
Автор: Владимир БУШИН

Писатель Владимир БУШИН в беседе с обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО

Есть два основных взгляда на фигуру Солженицына, две резко противоположные оценки его. Известно отношение к нему нынешней российской власти. Не только же от себя лично пресловутый г-н Швыдкой, полномочный представитель президента нашей страны за рубежом по культурной части, накануне 2018 года предложил в ЮНЕСКО объявить его Годом Солженицына. В связи со 100-летием со дня рождения этого писателя. Выбрано имя не Горького, Маяковского или Тургенева, чьи значимые юбилеи тоже выпали на 2018-й. Солженицын считается, судя по всему, выше и достойнее.

По каким критериям? Если спрашивать тех, кто не приемлет подобной оценки и возмущается ею (а таких у нас, конечно, очень много), ответ следует фактически один: «Это ему благодарность за особую роль в уничтожении Советской власти и Советского Союза».

Что ж, для большинства должно быть очевидно: да, именно это, а не реальные заслуги перед русской и мировой литературой в основе того ореола, который постоянными усилиями официально создан и продолжает создаваться вокруг явно преувеличенной фигуры. А какова она подлинная, в действительности? Этому посвятил свои обстоятельные исследования известный писатель Владимир Бушин, с которым я и решил побеседовать на интересующую многих тему.

Власть антисоветская, а он — её орудие и символ

— Недавно, Владимир Сергеевич, в московском издательстве «Алгоритм» вышла ваша книга о Солженицыне. Можно сказать, очередная.

— Да, это уже пятое издание. Они каждый раз несколько пополняются, ибо жизнь подбрасывает какие-то ранее неизвестные факты для размышлений.

— А как вы расцениваете всяческое превознесение Солженицына теперешней властью России? Вот и объявленный заранее «Год Солженицына», и развёрнутая широко подготовка к его 100-летию, которое исполнится на днях...

— Весьма странное, по-моему, совершается торжество. С одной стороны, президент заявил, что развал Советского Союза — это величайшая геополитическая катастрофа ХХ века. А с другой — взахлёб чествуют того, кто так много сделал для разрушения нашей великой страны и продвижения всего ужасного, что далее с нами произошло.

— Да ведь не одного его, такого, чествуют. Разве не из той же оперы Ельцин-центр? Или, скажем, слава, воздаваемая Собчаку?

— Мне думается, Путин должен бы испытывать (иногда, по крайней мере) определённое неудобство, ощущая крайнюю противоречивость подобных ситуаций. Однако что есть, то есть. И я вот как считаю. Властям предержащим пора понять, что некоторые личности и события, раскалывающие общество, вызывающие у большинства людей негативную реакцию, лучше не выпячивать и не раздувать, а наоборот — что называется, спускать на тормозах, притушёвывать, проводить их юбилеи без шума и треска.

Ну зачем надо было затевать этот трамтарарам в связи с круглой датой Солженицына? Власть ведь всё твердит о необходимости единения, сплочения общества, хотя при олигархах разве может быть единение?! Но, мало того, подбрасывают такое сильнодействующее яблоко раздора, как Солженицын.

— Это же опять-таки не только к юбилею относится. Его фигуру давно, постоянно и усиленно навязывают людям, начиная со школьного возраста. В учебной программе он — классик! Ну а дальше все средства и способы, имеющиеся у буржуазного государства, работают на превознесение его: телевидение, кино, радио, газеты, книги... Словом, создаётся ореол, почти уже нимб святого, который не предполагает ни малейших критических размышлений, а требует лишь преклонения, восторга и ещё больших прикрас. Значит, власти он по-особому дорог и нужен.

— Совершенно верно. И причина, как вы сами понимаете, ясна. Я уже не раз по этому поводу высказывался. Власть у нас сегодня какая? Антисоветская. Взошла на отрицании и поношении всего, что было в советскую эпоху. А Солженицын для этого — пособник бесценный. Вот и стал не просто орудием, а своего рода символом антисоветизма. Воинствующего...

Почему был воспринят как сенсация

— Наверное, для многих наших читателей, особенно молодых, стоит рассмотреть, как возник такой феномен.

— История эта в своё время была широко известна. Журнал «Новый мир» на страницах ноябрьского номера за 1962 год напечатал повесть никому не известного автора под названием «Один день Ивана Денисовича». И она была воспринята как настоящая сенсация. Тогда-то и прозвучало это имя: Солженицын.

— Ощущение сенсации хорошо помню. Я в то время был редактором областной молодёжной газеты в Рязани. А для рязанцев впечатление усиливалось ещё и тем, что новоявленный «литературный самородок», о котором в самых восторженных тонах писали главные центральные газеты, оказывается, живёт в нашем городе и работает учителем в одной из школ...

— Вы верно сказали про центральные газеты. Да ведь и какие авторитетные голоса восторгались в них новым автором и его произведением! Например, в «Известиях» — Константин Симонов, в «Правде» — Маршак и так далее. Замечу, что я тоже не устоял, напечатав свою статью об этой повести в ленинградском журнале «Нева».

Потом и ещё была у меня статья в другом журнале, о первых опубликованных рассказах Солженицына. У нас с ним даже установилась переписка, а затем и лично общались. Он очень хвалил меня как литературного критика.

— Не жалеете нынче, что написали те статьи?

— Нет, я был искренен. Но когда он глубже раскрылся мне и когда я понял, как много он врёт, наши отношения прервались.

— А всё-таки, Владимир Сергеевич, ещё несколько задержусь на том, что же сделало явление писателя Солженицына таким громким событием, как это произошло в начале 1960-х. Художественные достоинства упомянутой повести? Или, может быть, в гораздо большей степени тема её, до того совершенно закрытая? Я же помню, что в первую очередь в обыденной жизни тогда говорилось: «О, это про заключённых в лагере...» Так заинтригованно говорили, даже ещё не читая. А прочитав (тоже хорошо помню), многие откровенно высказывали своё разочарование.

— Тема, конечно, сыграла большую роль. Получилось, что в нашей литературе Солженицын стал, как принято выражаться, её первооткрывателем. К тому же после ХХ партийного съезда, состоявшегося в 1956 году, то есть на фоне развёрнутой Хрущёвым антисталинской кампании, повесть эта приобрела в определённом смысле конъюнктурный характер. Ведь потому сам Хрущёв и дал санкцию на опубликование солженицынского сочинения, что увидел в нём литературную поддержку своего доклада о «культе личности». Доклад тот, как известно, произвёл в обществе шоковое впечатление. Уж это позднее, когда стали по-настоящему разбираться, выяснилось, сколько в нём самой беспардонной лжи.

Вот и с фигурой Солженицына разбираться начали не сразу. А сперва он даже обстоятель-ствами своей биографии многих обаял. Ну как же! Боевой офицер, ни за что пострадавший, брошенный за решётку и вот теперь рассказывающий правду о тех сталинских лагерях.

— Извините, но позволю себе ещё одно замечание. Вы правильно сказали о видных советских писателях, приветствовавших первую солженицынскую публикацию. Однако в приветствиях тех, кроме всего прочего, сказался, на мой взгляд,