Высокие статистические технологии

Форум сайта семьи Орловых

Текущее время: Чт окт 01, 2020 6:28 am

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 7 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Статьи Рустема Вахитова
СообщениеДобавлено: Пт июл 24, 2020 7:05 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 9098
«Поправочка»

Не успели отгреметь страсти по поправкам в Конституцию РФ, которые принимали с огромным количеством нарушений и несуразностей (достаточно вспомнить «избирательные участки» в багажниках автомобилей и на пеньках!), как пришел черед новой «поправочки»! Президент внес ее в свой собственный «майский» указ двухгодичной давности. Однако эти два года вместили в себя столько громких событий – от протестов против пенсионной реформы до эпидемии коронавируса и вызванного ею обвала экономики – что не лишне и напомнить, про что идет речь.

7 мая 2018 года – почти через 2 месяца после того, как В.В. Путин получил на выборах президента 76, 69% голосов избирателей - глава государства подписал Указ «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года». В этом указе было поставлено 9 амбициозных целей:
Обеспечить устойчивый рост «численности населения Российской Федерации» (так было в Указе вместо напрашивающегося «рост населения»; это уже тогда вызвало много юмористических замечаний: мол, население все равно не вырастет, но «рост численности» Росстат обеспечит);
Повысить среднюю продолжительность жизни до 78 лет (к 2030 – до 80)
Обеспечить «устойчивый рост реальных доходов граждан» и рост пенсий выше уровня инфляции;
Снизить в 2 раза бедность в Российской Федерации;
Улучшать жилищные условия 5-ти миллионов семей ежегодно;
Ускорить технологическое развитие РФ, увеличив вдвое количество организаций, занимающихся технологическими инновациями;
Обеспечить внедрение в социальной сфере цифровых технологий;
Добиться вхождения России в пятерку ведущих экономик мира и сохранения инфляции на уровне не выше 4%;
Создать в обрабатывающей промышленности и в сельском хозяйстве высокопроизводительный экспортно ориентированный сектор.
Кроме того, там было еще добрых, красивых слов о том, что нужно добиться улучшения здоровья граждан, получения Россией 10-го места в мире по качеству образования, обеспечить доступность медицинской помощи, обеспечить 100% семей с детьми до 3 лет детскими садами к 2021 году и т.д.
Для этого президентский указ учреждал 12 национальных проектов, на которые намечалось выделить немалые деньги.
q q q
Весна 2018 года была последним рубежом, когда рейтинг президента продолжал расти и доверие к нему «глубинного народа» еще в целом сохранялось. В официальных СМИ раздавались восторженные возгласы о том, что Путин к концу своего последнего срока превратит Россию в передовую державу, которая встанет вровень с Европой и США. В народе было еще достаточно простаков, которые верили этой пропаганде. Правда, в среде окружения президента таких простаков, думается, не водилось. Алексей Кудрин уже тогда высказывал большие сомнения по поводу того, что Россия сумеет войти в клуб пяти самых развитых экономик мира. Впрочем, и другие пункты президентского указа большого доверия не вызывали. А всем известно, что Кудрин, в силу своих особых отношений с «западными партнерами», обладает беспрецедентным правом – публично высказываться о курсе президента. Надо полагать, что и другие представители окружения президента не верили в эту шапкозакидательскую программу, но помалкивали. Они, надо полагать, представляли кризисное состояние мировой экономики и знали, что подспудно готовится в России (начиная с повышения пенсионного возраста и кончая повышением налогов и объединением субъектов). Последующие действия руководства страной с его едросским большинством как будто специально были направлены на то, чтобы невозможно стало выполнить ни один пункт из майского указа.
Уже летом 2018 года правительство запустило пенсионную реформу. Миллионы людей лишились возможности выйти на пенсию как они планировали – в 60 лет. Многие не доживут до пенсии и тем самым лишатся своих накоплений, которые набегали у них в пенсионном фонде долгие десятилетия. О каком «устойчивом росте реальных доходов граждан» и о каком «повышении средней продолжительности жизни» тут вообще может идти речь?
Затем страна пережила валовое повышение налогов. Выросли налоги на зарплату, страховые взносы. С 2019 года ставка НДС выросла с 18 до 20%. Выросли акцизные сборы (с 1 января 2020 года на 10%). На 10% выросли взносы индивидуальных предпринимателей. Налог на самозанятых распространили на всю Россию. При этом выросли и цены на продукты питания: в частности, молочные продукты подорожали за 2019 год о на 7–%, кефир, ряженка, творог – на 6%, йогурт – на 8%, сметана на 11%. Россияне стали больше платить налогов, больше тратить на еду и … больше брать кредитов и отдавать их с огромными процентами, поддаваясь той потребительской истерии которую нагнетает реклама, СМИ. В 2019 году россияне выплачивали по кредитам более 9 триллионов рублей, что на 10% больше, чем в 2018. В 2020 эта печальная динамика сохранилась. Разные общественные организации много раз обращались к президенту и правительству с просьбой запретить хотя бы микрокредитные организации с их непомерными процентами, но «воз и ныне там». Видимо, так наши власти воплощают в жизнь пункт 4 майского указа от 2018 года – борьбу с бедностью…
q q q
Далее, президент в 2018 году обещал улучшать жилищные условия 5 миллионов семей ежегодно. Таким образом, в 2020 году уже 10 миллионов семей должны были справить новоселье в современных квартирах. Но в октябре 2019 Счетная палата заявила: «в 2018 году не было достигнуто плановое значение показателя госпрограммы по годовому объему ввода жилья (план – 88 млн кв. м жилья, фактически – 75,3 млн кв. м). …. существуют риски достижения дальнейших показателей по вводу жилья, заложенных программой до 2024 года». О ситуации в 2020 нечего и говорить.
Президент недавно предложил «льготные» ставки по ипотеке на жилье, стоимостью до 6 миллионов. Льготный процент у нас - 6, 5 (при том, что в Германии, например, обычный, не льготный – 1, 89). И не менее 20% от суммы – первоначальный взнос! Ехидные журналисты отреагировали на это мгновенно: «льготная ипотека россиянам не по зубам: потенциальные заемщики не могут получить кредит из-за непомерно высокого первоначального взноса».
Казалось бы, проблема решается просто: во всех странах Европы – от Швеции до Франции власти воспользовались советским опытом и выдают малоимущим в порядке очереди социальное жилье бесплатно, на правах пожизненного найма. Так можно было бы решить жилищный вопрос даже раньше 2024 года! Но ведь в этом случае банкиры не получат своих сказочных прибылей, потому президент и правительство настаивают на ипотеке, лишь слегка снижая ее ставку…
Неудивительно, что такие способы решения социальных задач, поставленных майским указом, привели план президента к краху. Это стало ясно еще в начале 2020-го, до эпидемии. Обратимся к цифрам.
Как можно надеяться на создание новых «технически инновационных» компаний, когда представители самой наукоемкой IT-отрасли массово уезжают за рубеж (и иногда не по своей воле, а из-за давления государства!)? А те, что пока трудятся на родине, собираются уехать… Самым скандальным, конечно, было бегство создателя «мессенджеров» «В контакте» и «Телеграмма» Павла Дурова. Из-за конфликта с одной очень сердитой российской службой он покинул Родину и получил гражданство карибского государства Сент-Китс и Невис, но живет, по слухам, в Финляндии. Дуров заявил, что «в России невозможно честно вести бизнес».
А его «детище» – «Телеграмм» в 2019 году имел уже 400 миллионов пользователей по всему миру (и мог бы приносить миллионы рублей налогов российскому государству)! Российские власти безуспешно пытались блокировать мессенджер, но теперь, похоже, бросили эту бесперспективную затею. Свои каналы в «Телеграмме» уже имеют даже высокопоставленные чиновники, которые еще вчера клеймили Дурова.
Примеру Дурова готовы последовать многие. В докладе Всероссийской академии внешней торговли Минэкономразвития от 2019 года говорится, что каждый третий специалист нашей IT-отрасли мечтает уехать за рубеж на постоянное место жительства. В Соединенных Штатах уже живет и работает более 16 тысяч докторов наук. В самой России докторов наук пока больше – 26 тысяч, но четверть из них пожилые люди, которыми за 70, а значительная часть уехавших - в плодотворном для ученых среднем возрасте. При этом количество уезжающих на ПМЖ выпускников, аспирантов, молодых кандидатов и докторов растет. «Сколково», созданное как «наш ответ Кремниевой долине» стало «инкубатором эмиграции»! (Джудди Твигг «Россия теряет самых умных и талантливых»). Как в такой ситуации президент собирался увеличивать вдвое количество наукоемких компаний в России?
Только лишь один пункт майского указа президента – о цифровизации в социальной сфере исправно выполняется. Во время августовских протестов прошлого года в Москве мы сами видели как широко и охотно власти применяют камеры наблюдения с функцией распознавания лиц. Для выявления и последующего наказания участников митингов и демонстраций…
А я еще ничего не говорю о последствиях пресловутой «самоизолюции», которая довела до разорения сотни тысяч человек (власть предложила работодателям из мелкого бизнеса деньги на зарплату, но ... в виде банковских кредитов!) и взметнула уровень официальной безработицы в 2, 5 раза.
q q q
Итак, в конце концов, президент вынужден теперь признать крах своих обещаний двухгодичной давности. Тем более удобная причина найдена – коронавирус (в других странах, правда, тоже хозяйничает коронавирус, причем, в Америке, как нам объясняют Киселев и Соловьев – вообще из-за него развал, но догнать мы их почему-то все равно не можем ). И вот в июле 2020 президент выпускает указ – с «поправочкой».
По новому указу «национальные цели» планируется достичь не в 2024, а в 2030 году. Причем, далеко не все: из 9 целей президент оставил лишь 5. Войти в пятерку ведущих экономик мира мы уже не стремимся. Как пояснил пресс-секретарь Песков: это вызвано ««неблагоприятной международной экономической конъюнктурой». Все мы помним, как президент многократно надсмехался над советскими лидерами (Хрущёв), которые «обещали коммунизм к 1980 году, а добились лишь Олимпиады в Москве». Однако насмешки над деятелями прошлого коварны – к некоторым политикам, которым то кризис, то коронавирус мешает, они возвращаются бумерангом. Генсеки КПСС хотя бы подарили советским гражданам незабываемый спортивный праздник (вкупе с квартирами, бесплатным образованием и здравоохранением и другими благами реального социализма). А отдельно взятых любителей антисоветских анекдотов хватило лишь на 10 000 рублей детишкам. На это их родители могут купить разве что несколько упаковок подгузников… Получите, что называется, коробку подгузников вместо обещанной «жизни как в Америке и Европе»…
Не ставит президент в новом указе и цели увеличить количество технически инновационных предприятий... Оно и понятно, ведь для ее выполнения нужно создавать благоприятные условия таким изобретательным и творческим людям как Дуров, а не кошмарить их компании, как только те начинают приносить прибыль.
Повышение средней продолжительности жизни россиян до 78 лет президент также отложил до 2030 года. Сколько до этой даты доживет тех, кто будет помнить предыдущее обещание президента, одному Богу известно.
Уровень бедности в России мы тоже будем понижать вдвое лишь через 10 лет. Пока, как показывает статистика, он только растет. Кстати, вы помните, что в майском указе 2018-го говорилось о «росте уровня пенсионного обеспечения выше уровня инфляции»? Теперь же президент и олицетворяемое им государство обещают лишь «рост не ниже инфляции». Перевожу на человеческий язык: в лучшем случае вам добавят к пенсии ровно столько, сколько съест инфляция (по официальным подсчетам), так что «надбавки» этой будто и не было. Позаботились, однако!
Зато в «июльском указе» президент поставил «амбициозные цели» перед руководителями мусорной реформы. Российские граждане из провинции, боящиеся что окрестности их городков и сел превратятся в полигоны для столичного мусора, при этих словах, вероятно, уже поежились…
Такой вот получился «президентский триумф» после принятия поправок в Конституцию! 4 из 9 обещаний президент взял назад, а остальные 5 отодвинул на 10 лет, когда, вероятно, тоже случится какой-нибудь кризис. И вместо июльского указа будет принят какой-нибудь сентябрьский – «О целях развития до 2036 года»… Никакого роста вам не гарантируют, а хуже очень даже может стать….
Что тут сказать гражданам - представителям «путинского большинства», поставившим 1 июля галочку так, «как телевизор попросил»? Как выражался по этому поводу классик французской литературы: ты сам этого хотел, Жорж Данден!



Рустем ВАХИТОВ

http://www.sovross.ru/articles/2002/49373


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Рустема Вахитова
СообщениеДобавлено: Ср авг 05, 2020 10:10 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 9098
Уроки Хабаровска

1 августа состоялся четвертый «субботний митинг» в Хабаровске. Мэрия, возглавляемая единороссом Кравчуком, которого хабаровцы давно уже требуют отправить в отставку (он и мэром-то стал в 2018 году, получив лишь 39% голосов, тогда как против него было оппозиционное большинство: 23,8% за кандидата от КПРФ и 20,8% за кандидата от ЛДПР), опять заявила, что там было всего около 3 тысячи человек.

Впрочем, мэрия говорила то же самое, когда, по оценкам независимых наблюдателей, на улицы выходило и от 30 до 50 тысяч человек. Журналисты и блогеры, приехавшие в Хабаровск со всей страны и освещающие события в интернете, утверждают, что в субботу протестовали в Хабаровске 10–15 тысяч человек. Конечно, это меньше, чем в предыдущие дни, но нужно учитывать, что шел проливной дождь. Политологи отмечают, что если «ядро протеста» – 15 тысяч человек, то это очень и очень много для провинциального города-полумиллионника, поскольку в таких городах «ядро» обычно не больше полутора тысяч политически активных граждан.
В воскресенье, 2 августа, был праздник ВДВ. В этот день традиционно на улицы российских городов выходят мужчины, служившие в десантных войсках. И, что уж тут скрывать, празднуют они шумно, с обильными возлияниями, с купанием в фонтанах и даже с драками. (В Москве в этот день десантники подрались с росгвардейцами, и ролик, на котором была записана эта драка, облетел всю страну.) Видимо, участники протестов хотели избежать эксцессов, к тому же проливной дождь продолжался и в воскресенье, поэтому во второй выходной к площади в центре пришло не так много людей, как раньше. Но при этом, что удивило почти всех комментаторов, к протестующим присоединились... ветераны ВДВ, которые довольно аполитичны и выходят на улицы, просто чтобы выплеснуть энергию и покуражиться. Хабаровские бывшие десантники несли флаги ВДВ, флаги края, а также флаги СССР (!). Десантники вели себя мирно и выкрикивали те же лозунги, что и все остальные протестующие, а потом один из их лидеров призвал «всех братишек из спецназа и ВДВ» «поддержать народ».
Провластные интернет-СМИ все равно ликуют: хабаровские протесты стихают, люди устали бунтовать. Власть не просто не идет навстречу, но даже не замечает дальневосточников. Однако, думается, радость их преждевременна. Люди действительно растерянны, возможно, даже по погоде взяли передышку. Но при этом произошел качественный перелом, который, на мой взгляд, должен насторожить власти предержащие.
Во-первых, изменилась сама тональность лозунгов. Сначала хотя бы некоторые из протестующих, видимо, надеялись, что президент их услышит. Первые два дня митингов были даже случаи, когда суровые хабаровские работяги выталкивали из рядов активистов местного штаба Навального с плакатами «Путина в отставку!». Теперь такой лозунг здесь утвердился. Миф о добром барине, который подумает, разберется в ситуации, а потом всех рассудит, лопнул. Президент, что называется, «пережал» с паузой. Она настолько затянулась, что сама превратилась в красноречивый ответ, суть которого неутешительна для хабаровчан: ваше мнение никого в Кремле не интересует, ваше дело – подчиняться… Разумеется, такой «ответ» не устраивает жителей Дальнего Востока. И не только их. За происходящим в Хабаровске внимательно наблюдают сейчас Архангельск и Иркутск, Екатеринбург и Челябинск, Уфа и Казань, Махачкала и Нальчик. Наблюдают и делают тот же вывод: федеральная власть не считает нужным вступать в диалог с народом.
Попытка власти откупиться всякими подачками только увеличивает обиду…
Во-вторых, в определенный момент на митингах исчезли флаги ЛДПР. Зато появились красные флаги и прежде всего – флаг СССР, а также многочисленные флаги Хабаровского края. Это символично.
Исчезновение синих-желтых флагов ЛДПР символизирует то, что хабаровчане больше не доверяют партии Жириновского, которая считала Дальний Восток «своей вотчиной». Местное руководство жириновцев фактически открестилось от митингующих: мол, мы ни при чем. Жириновский в своем стиле болтает то одно, то другое. То революцией пугает, то к президенту взывает, говорит, что защитит Фургала, но реальных действий не предпринимает. А присланный в край Дегтярёв несет такую чушь, что давно уже стал персонажем анекдотов. Он бегает от жителей «своего» региона, как заяц, и не устает твердить, что его прислал президент. Ему в Москве, наверное, сказали, что это – волшебное слово, всех умиротворяет и ставит на колени.
Красные флаги указывают на то, что протест левеет, все чаще высказываются социальные лозунги. Миллиардом, который якобы «везет» туда Мишустин, социальные проблемы не закрыть. Тут нужна институциональная перестройка, а власть на нее не пойдет, потому что эти институты ее и удерживают.
Наконец, флаги Хабаровского края указывают на главную проблему, которая, видимо, будет определять политическую повестку России ближайших лет: противоречие между регионами и федеральным центром. Центр превратился в гигантскую махину из чиновников, силовиков, олигархов и просто богатеев, которые жируют за счет выкачивания из регионов всех средств и ресурсов (от денег и нефти – до талантливой молодежи). Хабаровчане требуют больших прав для регионов, права самим распоряжаться своими ресурсами, права действительно самим избирать себе руководителей, права быть услышанными в Москве и возможности участвовать в формировании общегосударственной политики – в конце концов, это ведь и есть прописанный в конституции федерализм. И в этом с ними солидарны другие регионы. Это не национализм, не сепаратизм – это правовой механизм управления большой страной с неоднородным, сложным составом и сильной региональной спецификой.
В-третьих, противопоставив себя хабаровчанам, прислав им «варяга», Москва подтолкнула их к выработке собственной дальневосточной идентичности и к выдвижению требований от имени дальневосточников. Уже возникло движение «Голос Дальнего Востока». Если всё и дальше пойдет так, появятся «Голос Сибири», «Голос Урала», «Голос Русского Севера». А там уже недалеко до возникновения российской «Партии регионов» наподобие блока «Отечество – вся Россия» конца 1990-х, ведь, как мы уже говорили, противостояние регионов и федеральной власти становится главным вопросом повестки дня. Только ОВР строилась сверху – как клуб сильных региональных лидеров, а здесь мы видим низовую самоорганизацию.
И в-четвертых, может, в последние выходные на улицы Хабаровска вышло меньше людей, но зато существенно расширилась география протеста. Они охватили 36 регионов. В поддержку Хабаровска на площади своих городов вышли жители Комсомольска-на-Амуре, Владивостока, Иркутска, Новосибирска, Екатеринбурга, Челябинска, Казани, Москвы… Да, в большинстве этих городов протестующих были десятки, полиция и Росгвардия с легкостью скрутили их, обвинив в проведении несанкционированных митингов и в смехотворном «нарушении самоизоляции». Но, как говорится, «лиха беда начало!» Практика показала, что если протесты начались, они через определенный промежуток времени пойдут по возрастающей. Если еще три субботы в других регионах и городах будет расти поддержка Хабаровского протеста, то эта волна наложится на другую, которую обязательно породит Единый день голосования, который власть уже пообещала превратить в «трехдневный день» (очевидно, для облегчения фальсификаций результатов выборов). Все, кто изучал физику, знают, что подобное может вызвать кумулятивный эффект, то есть настоящий социальный взрыв. Избежать его власть может только одним способом – провести честные выборы, дать людям высказаться через легальные институты. Но вряд ли власть на это пойдет.
2.
Многие эксперты считают, что арест Фургала был как раз произведен с прицелом на сентябрьские выборы. Фургал был фигурой, раздражавшей Кремль, ведь в 2018 он победил и стал губернатором вопреки желанию Кремля и Старой площади. Москва поддерживала кандидата от «Единой России» Шпорта. По всему Хабаровску висели фотографии Шпорта рядом с Путиным, что, по мысли политтехнологов из администрации президента, было сигналом для «глубинного народа». Фургал рассматривался просто как спойлер, технический кандидат, который должен был создать иллюзию конкурентной борьбы. И приехавшие из Москвы специалисты из компании «Медиатехнологии», и местные социологи успокаивали единоросса Шпорта: опросы показывают: вы – победитель! Даже экзитполы «угодливых социологов» показывали, что Шпорт – победитель. И вдруг – провал в первом туре, люди проголосовали за Фургала. Просто в отместку «Единой России» за то, что она продавила через парламент повышение пенсионного возраста, несмотря на очевидное несогласие подавляющего большинства россиян. Из Москвы Фургалу настойчиво порекомендовали снять свою кандидатуру; тогда Шпорт, оставшись в одиночестве, конечно бы, победил, но мнение сотен тысяч жителей края просто бы выбросили мусорное ведро… В интернете пишут, что Фургал посоветовался со своим элдэпээровским начальством в Москве, и те предложили остаться и занять губернаторское кресло, а они якобы помогут уладить конфликт с администрацией президента и Кремлем. Фургал послушался, но, как видно, в администрации президента затаили обиду и ничего не простили, как бы Фургал на посту губернатора ни заверял всех, что он – еще больший сторонник Путина, чем местные единороссы (а он всегда позиционировал себя как примерного верноподданного). Кроме того, Фургал повел себя как политик-популист (типаж, который мы основательно подзабыли, но люди старшего поколения помнят подобные же кульбиты энергичного Ельцина). Фургал с большим шумом в прессе продал роскошные иномарки из губернаторского гаража, причем вырученные деньги велел отдать многодетным семьям. Он больше чем вдвое снизил зарплаты чиновникам из администрации края, и в том числе самому себе, заявив, что стыдно губернатору получать 1 миллион в месяц (зарплата Шпорта), когда средняя зарплата в крае 40 тысяч рублей в месяц. Он приказал за счет сокращения чиновничества обеспечить бесплатными обедами школьников из бедных семей, чьи родители не могут платить за питание в школе. Это тоже вызвало раздражение Москвы.

Иными словами, опорой губернатора никак не может быть население субъекта, а только лишь администрация президента, «Единая Россия» и сам президент. В созданной Путиным политической модели губернатор – шахматная фигурка в руках «московских шахматистов». Ее можно поставить куда угодно, от нее можно требовать что угодно, ее можно даже выбросить… «Путинские шахматы» отличаются от обычных еще и тем, что правила здесь устанавливает сам играющий, и он может их изменять каждую секунду.

В общем, Фургал и так был первым кандидатом на снятие «за утрату доверия». А тут еще и звезды сошлись. «Петербургским москвичам» из числа тех, кто на первых позициях в списке «Форбс», понадобилась «Амурсталь», а губернатор Фургал, по обыкновению региональных баронов, уже поставил туда свою жену. И вообще, ряд экспертов считают, что Москва предопределила Хабаровскому краю роль сырьевого, металлургического придатка соседнего Китая, а для этого краю нужен другой губернатор, выбранный Москвой, а не местными жителями.

Что же касается политической причины ареста, то тут, как я уже говорил, сыграла свою роль близость сентябрьских выборов. 13 сентября состоятся выборы 20 глав субъектов Федерации (2 – парламентами и 18 – жителями субъектов). Среди них такие протестные регионы, как Архангельская область, Республика Коми, Иркутская область, Камчатский край. Местный парламент будет выбирать главу Ненецкого автономного округа. Все мы помним, как в Коми и Архангельске больше года не стихали экологические протесты, в Иркутской области федеральная власть грубо вынудила уйти в отставку выбранного народом красного губернатора. Левченко упрекали в том, что он якобы не справился с последствиями затопления, но в том же самом с гораздо большими основаниями можно теперь упрекнуть назначенца Кремля – Кобзева. А уж о Ненецком округе и говорить нечего, он буквально восстал накануне июльского голосования. В Нарьян-Маре до сих пор хорошо помнят то высокомерие, с каким представители администрации президента на правах анонимности сообщали журналистам, что никуда-де ненцы не денутся. Скорее всего, в сентябре ставленника Кремля там ждет такой же громкий провал.
Очевидно, по замыслу «шахматистов» из администрации президента, арест Фургала должен был приструнить местные элиты в этих регионах и заставить их забыть о строптивости… Реакция народа политтехнологов, видимо, не беспокоила. Народ для них – масса, расходный материал, он нужен, лишь чтобы налоги платить и власть легитимировать. Как субъект политики он нынешним правящим классом не воспринимается. Хотя на всякий случай, в отличие от операций с другими зэками-губернаторами, инициаторы ареста Фургала решили вчинить ему не коррупционные преступления, а бандитизм и убийства, да еще и 15-летней давности. Без сомнений, это было сделано, чтобы напрочь очернить Фургала, вышвырнуть его навсегда из политики. Кто же пойдет голосовать за бандита и убийцу, пусть даже давно это было и доказательства слабоваты?
Но вышло как-то кисло… Инициаторы и исполнители ареста Фургала лишь добавили ему популярности, потому что, сами того не желая, подтвердили тот образ популиста, который он сам и его имиджмейкеры создавали последние годы. А что касается обвинений в бандитизме, относящихся к излету «лихих 90-х», то те, кто придумывал их для Фургала, совсем не знали атмосферы Дальнего Востока. Где вы видели дальневосточного (да и не только дальневосточного) бизнесмена 90-х, который не был бы так или иначе связан с «бандитской крышей», без каковой тогда нельзя было ни фирму открыть, ни магазин – так же, как сейчас нельзя это сделать без разрешения администрации и ее «силовой крыши»? Не говоря уже о том, что на Дальнем Востоке многие – потомки тех, кто не по своей воле оказался в этом краю «во время оно». Да и сейчас от безденежья и безысходности многие идут в «серый бизнес», поэтому у многих в краю кто-нибудь из родственников да конфликтовал с Законом...
Кумир либеральной интеллигенции Бродский однажды воскликнул: «Но ворюга мне милей, чем кровопийца». Потому, наверное, наши либералы милостиво рассуждают после ареста каждого чиновника-казнокрада: «Что человек сделал? Подумаешь, украл!..» Народ же наш живет по противоположному принципу и недаром в народе всегда были популярны фигуры «благородных разбойников», которые раскаялись и стали помогать сирым да убогим. Имиджмейкеры Фургала в свое время чутко уловили это. А московские «эксперты» не уловили. Те, что делали в начале 2000-х «образ народного президента», или на пенсию, или в оппозицию ушли, а новые эксперты из «золотой молодежи» говорят красиво, денег просят много, но о жизни ничегошеньки не знают.
В общем, результат получился противоположный. 29 июля социологи из Левада-центра обнародовали в очередной раз десятку наиболее популярных и «заслуживающих доверия» политиков России, по мнению россиян. Результат всех ошеломил: в него вошел Сергей Фургал! И не только вошел, но потеснил бывшего президента Дмитрия Медведева, нынешнего мэра Москвы Сергея Собянина и даже либерал-оппозиционера Алексея Навального!
Могу предсказать, что если Фургал в ближайшем будущем выйдет из тюрьмы и его там не сломают, он станет политиком федерального масштаба. Причем «благодарить» за это надо, конечно, администрацию президента с ее любовью к схемам и слепоте по отношению к жизни за МКАДом. А если судьба Фургала будет иная, то новый оппозиционный пояс – Север, Сибирь, Дальний Восток – породит нового политика-популиста, и народный гнев накачает его рейтинг до федерального уровня.
3.
Думается, в случае с Хабаровским краем власть совершила несколько грубых ошибок:
Она не захотела говорить с народом, подчеркнуто игнорируя его выступления. Теперь даже приезд в Хабаровск Мушустина в ходе его запланированной поездки на Дальний Восток (а кстати, Хабаровска в опубликованном графике нет) мало что изменит. Мишустин не воспринимается народом как замена Путина.
Она допустила, чтобы протест стал расползаться, не локализовав его вовремя. Насколько это серьезно и опасно для власти, покажут единый день голосования и протесты после него, которые, безусловно, будут.
Власть заигралась с Жириновским и поверила, что ЛДПР контролирует регион и поэтому справится с протестами. Комментировать тут, собственно, нечего.
Нелепой ошибкой было прислать Дегтярёва – наименее пригодную из всех кандидатур из окружения Жириновского.
Власть санкционировала грубое и гипертрофированное применение полицейского насилия по отношению к протестующим во всех регионах, где протесты были малочисленные.
Раскрутив Фургала в политика федерального уровня, власть ни одну из своих целей не выполнила:
она не напугала другие протестные регионы перед выборами;
она не смогла дискредитировать Фургала перед гражданами его края;
она не смогла поставить край под свой контроль и утвердить там губернатора, который нашел бы общий язык с местными элитами и народом.
Неудача власти показательна и закономерна, поэтому у народной оппозиции появились новые возможности утвердить свои позиции и политический авторитет.

Рустем ВАХИТОВ

http://sovross.ru/articles/2007/49454


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Рустема Вахитова
СообщениеДобавлено: Чт авг 20, 2020 2:35 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 9098
Что надо бастующим? ОПОМНИТЬСЯ!

Ни для белорусской власти, ни для российских сторонников Лукашенко и его политического курса не стали неожиданностью уличные протесты оппозиционной молодежи.

Эти молодцы уже не первый раз бегают по улицам Минска и других белорусских городов с бело-красно-белым флагом, под которым Верховная Рада Белоруссии образца 1918 года присягала в верности немецкому кайзеру и под которым в 1942 году маршировали немногочленные предатели, пошедшие на службу в рейхскомиссариат Остланд. Мозги этой молодежи давно «промыты» пропагандой, льющейся из соседних Польши и Литвы. Им не нужна Белорусская республика рабочих, крестьян, трудовой интеллигенции, гордящаяся своими подвигами в борьбе с нацистами в Великой Отечественной войне и своими нынешними заводами и колхозами, наукой и IT-отраслью. Им нужно националистическое прозападное государство с муляжом «демократии», властью буржуев под диктовку иностранных посольств и прославлением нацистских коллаборационистов, как на сегодняшней Украине.
От них никто ничего иного и не ожидал… Неожиданностью и жестоким ударом для власти Белоруссии, для сторонников левопатриотических сил на всем постсоветском пространстве стали выступления рабочих белорусских заводов…
2.
Сначала это были единичные выступления. Человек по 20–30 собирались около заводоуправлений и возмущались жестокостью милиционеров, избивавших оппозиционеров на улицах и в отделениях 9 и 10 августа. Действительно, жестокость была, впрочем, с обеих сторон. Были милиционеры и омоновцы, которые били демонстрантов, а то и подвернувшихся под руку случайных прохожих. Но были и демонстранты, которые швырялись бутылками, размахивали прутьями, а некоторые орудовали и заточенными лопатами и даже направляли в толпу правоохранителей автомобили. Кстати, иные из «мирных демонстрантов» несли флаги со свастикой и лозунги «Слава Перуну!» (неофашисты, как правило, еще и неоязычники) – посмотрите в интернете, фото там имеются.
Впрочем, были и действительно мирные ребята – парни и девушки. Были случайные люди. Поэтому беспокойство рабочих тоже понять можно. Они же в большинстве своем не юнцы. Многие из них отцы семейств. У многих есть дети-подростки, которые по извечному стремлению подростков лезть туда, где опасно, оказались на тех самых площадях 9 и 10 августа и, может, тоже пострадали. Белоруссия – не такая уж большая республика, в одной Москве живет больше людей. А в таких городах, как Жодино (там находится главный завод БелАЗа и значительная часть жителей работает на нем), население вообще менее 100 тысяч человек, то есть все друг друга знают – или напрямую, или через знакомых. Вести о задержании чьего-либо сына или племянника, особенно если его «помяли» или избили милиционеры, распространяются с соответствующим шлейфом эмоций как лесной пожар.
Но дальше – больше. Кучки около заводоуправлений стали расти. Вместо 20 человек стали выходить и 200, и 500. К выходным стало понятно, что бастуют основные предприятия республики – Минский тракторный, Электротехнический, БелАЗ, Беларуськалий. Счет бросивших работу пошел на тысячи. Фотографии и ролики с пустыми цехами и толпами в спецовках, кричащих «Уходи!», не оставляют сомнений – это рабочие забастовки. И простым раздражением действиями милиции их уже не объяснишь…
Почему же так произошло?
Если мы приглядимся к этим протестам, то мы обнаружим, что они имеют одну особенность. В телеграм-каналах наши ультралевые, усмотревшие в этих забастовках аж начало «пролетарской революции», постят «требования рабочих». Среди них называются и повышение зарплаты, и понижение пенсионного возраста, и отмена «декрета о тунеядцах», и запрет на приватизацию заводов после «ухода Лукашенко». Но вот проблема – я просмотрел немало фотографий и видеороликов этих забастовок и уверенно могу сказать: ни на одном из них рабочие не высказывают никаких экономических требований. Везде только крики «Уходи!», требования «освободить политзаключенных» и «наказать виновных среди силовиков», требования «признать Тихановскую» или «провести новые выборы».
Но, может, это только мне так показалось? Вот сообщение сайта «РБК»: рабочие крупнейшего белорусского нефтеперерабатывающего завода «Нафтан» пригрозили забастовкой и предъявили следующие требования: «…отставки Александра Лукашенко и главы ЦИК Лидии Ермошиной, освобождения задержанных во время протестов, расследования всех случаев насилия над мирными жителями, новых выборов».
Наконец, во время выступления Лукашенко перед рабочими МЗКТ, которое транслировалось в интернете и любой может его посмотреть (я о нем еще скажу), рабочие много раз перебивали президента выкриками, но все выкрики – тоже о власти. Об экономике – ни слова и даже ни полсловечка.
Мне, например, это представляется необыкновенно странным. Я лично знаю людей, которые, будучи сторонниками левых идей, шли на заводы, фабрики и пытались устраивать среди современных российских рабочих кружки, вести пропаганду. Все они в один голос утверждали: в политику рабочие практически не вникают. В столь любимый либералами бред о святости буржуазной демократии они не верят. Они считают, что на выборах всегда устроят так, что простой человек останется в дураках, победит тот, в чьих руках главные рычаги и большие деньги. С трудом приходится буквально разжевывать им программу КПРФ, других левых организаций, убеждать голосовать за них. Когда с рабочими говоришь об окладах, о наценках, о штрафах, им еще интересно, но стоит начать про выборы, про фальсификации, про наблюдателей, они отмахиваются и расходятся.
Любопытно, что эти выводы, сделанные из опыта, полностью совпадают с тем, что писал Владимир Ильич Ленин в работе «Что делать?» 100 лет назад. Ленин тоже занимался пропагандой среди петроградских рабочих и вынес оттуда убеждение, что рабочие сами по себе, без внешнего влияния не могут подняться до политических требований и ограничиваются лишь экономическими. Для того, чтобы сделать рабочих ударной силой политической борьбы, нужна революционная интеллигенция, которая «внесет в массы социалистическое сознание». В этом и состояла одна из новаций Ленина как теоретика марксизма.
Зададимся теперь вопросом: с чего это белорусские рабочие, нигде (кроме телеграм-каналов карликовых и никому не известных левацких групп) не заявляющие об экономическом недовольстве, не предъявляющие никаких экономических требований, озаботились вдруг «победой на выборах» националистически-либеральной оппозиции? Кого они хотят привести к власти на новых выборах? Московского блогера Тихановского, который до приезда в Беларусь славился лишь фоточками с Ксюшей Собчак? Двухсоткилограммового банкира Бабарико, который на предвыборных выступлениях прямо говорил, что необходима приватизация «нерентабельных советских предприятий» и что рабочему классу «придется смириться с некоторым ростом безработицы»? Зачем рабочим победа, которая экспортирована оппозиции, которая желает провести приватизацию, уничтожить социальное государство и разорвать дружественные связи с Россией, являющейся одним из крупнейших покупателей продукции белорусских заводов? В 2017 году Минский тракторный произвел более 31 тысячи сельскохозяйственных машин. Из них 28 тысяч купила Российская Федерация. В Польшу в последние годы МТЗ продает лишь порядка 500 тракторов в год… Переориентация белорусской политики на Польшу и Евросоюз (неизбежная после ухода Лукашенко), безусловно, приведет к краху промышленности – станового хребта республики. Дело ведь не в конкретном человеке – Александре Григорьевиче Лукашенко, который может кому-то нравиться, а кому-то не нравиться. Дело в структуре экономики, в социально-экономической модели, которую он создал и которая теснейшим образом связана с вертикалью власти, олицетворяемой действующим президентом.
Белоруссия – единственная на постсоветском пространстве страна, где не было грабительской приватизации, раздербанивания промышленности, образования класса олигархов. Большинство советских заводов и практически все крупные предприятия, построенные СССР в Белоруссии, живут, работают, выпускают продукцию, как и 30, 40 и 50 лет назад. Но и это еще не всё: Лукашенко сохранил в Белоруссии планово регулируемую экономику (именно поэтому многие говорят о том, что РБ – последний «островок социализма» в Северной Евразии). Конечно, это не советский Госплан, есть в Белоруссии и широкий частный сектор, система планирования не такая тотальная, как в Советском Союзе. Но министерство экономики готовит планы для предприятий, они их получают, работают в согласии с ними. Есть даже в Белоруссии пятилетки, про которые в России позабыли и люди старшего возраста, а молодежь так вообще никогда о них не слышала.
С плановой экономикой неразрывно связан социальный характер государства (ведь общество устроено как организм, в нем одно без другого не бывает). Возьмите белорусский закон о первом рабочем месте. Почему студент белорусского вуза, отучившийся на бюджете, знает, что его точно ждет работа по специальности, а не биржа труда, как российского студента? Потому что белорусская экономика плановая, вузы набирают абитуриентов, уже заранее зная, сколько людей потребуется на производстве через 5 лет. А российские вузы набирают сколько угодно, а потом дают им по диплому и отправляют в «вольное плавание»….
И то же самое с социальным жильем, медициной. Социалистическому государству с плановой экономикой выгодно заботиться об обеспечении граждан жильем, о сохранении их здоровья. Ему нужны здоровые, не замученные бытовыми неурядицами, бодрые, жизнерадостные работники. А капиталистическому государству, наоборот, выгодно, чтоб работники жили похуже, так они согласятся и на зарплату поменьше… И, наконец, самое главное, политика – зеркальное отражение экономики. В обществе, где экономика плановая, управляется из одного центра, власть тоже неизбежно централизованная и сильная, с действующими социалистическими институтами управления.

Окончание. Начало на 1-й стр.

Буржуазная же демократия – это надстройка такого общества, в котором и в экономике господствует не государственная, а частная собственность, распределенная между множеством частных, крупных и мелких собственников, которые дезорганизованы и вынуждены друг с другом то конкурировать, то подавлять. Соответственно, и в политике возникает много «центров силы» и все строится на конкуренции, противостоянии, в чем и состоит суть буржуазной демократии (нынешний жесткий клин двухпартийной системы США – наглядный пример).
Так что либералы (и белорусские, и наши) по-своему очень последовательны и логичны. Чтобы возникла «демократия», нужно разделить госсобственность на много долей собственности олигархических группировок, то есть разрушить плановую и ввести рыночную экономику. Олигархические группировки, чтоб лоббировать свои интересы, обзаведутся своими партиями, своими телеканалами, радиостанциями, газетами – вот вам и хваленая многопартийность и свобода слова (которая к свободе, правам трудящихся, конечно, отношения не имеет)!
Допустим, уйдет Лукашенко, пройдут вторые выборы и победит на них Тихановская или Бабарико (ясно ведь, что исход этих выборов уже предрешен). Они разрушат плановую экономику и введут дикий рынок как довесок к столь полюбившейся вдруг пролетариям буржуазной демократии. И тогда на Минском тракторном заводе не нужно будет 16 тысяч человек. Рынок подвержен постоянным колебаниям и изменениям, сегодня на нем требуется 10 тысяч тракторов, а завтра – 100 штук. Поэтому сегодня нужно 10 тысяч работников, а завтра – 100 человек. А остальные – пусть стоят за воротами и ждут своего часа. Капиталисту это даже выгодно: резервная армия безработных снижает цену на рабочую силу. И социальным жильем этих работников капиталист по своей воле обеспечивать не станет – пусть сами позаботятся, где им переночевать в перерыве между сменами. И поликлинику для рабочих он строить не станет: заболеет один работник – за воротами стоят еще трое.
Так что 90% тех, кто сейчас кричит «Лукашенко, уходи!», при президенте Бабарико останутся без работы. И это еще в лучшем случае. А то скажет президент Тихановская, что «демократическая Беларусь» дружит с Евросоюзом, а не с «диктатурой Путина», и закроют Минский тракторный. Частному собственнику нет смысла тратить усилия ради продажи 500 тракторов в год в Польскую Республику.
Итак, белорусским рабочим объективно невыгодна победа так называемой оппозиции. И объективно выгодно сохранение лукашенковской модели экономики и власти.
Почему же они выходят на забастовку и требуют признать «победу» оппозиции? Потому что привыкли к социальным благам, подрастеряли классовое сознание, в ситуации, когда за них думало и всем их обеспечивало социальное государство. Потому что забыли о тех страшных 90-х, когда решалась судьба их заводов и всей страны. Потому что, наконец, просто стали жертвами либеральной пропаганды, льющейся из каждого телефона (зарегистрированные в Польше телеграм-каналы, по сути, не просто информационная поддержка замайданщиков, они публикуют даже указания для «революционеров»). Неолибералы и неонацисты пользуются эмоциональным недовольством, брожением в умах рабочих и внедряют в их сознание свои идеи… Сами рабочие этого, увы, не понимают…
Но президент понимает. Он ведь помнит еще советские времена, когда либералы так же подзуживали шахтеров Кузбасса, провоцируя их на забастовки, что помогли разрушить социализм и Советский Союз. В результате чего многие шахтеры Кузбасса остались без работы и без средств к существованию, зато «советчики», стоявшие за их спинами, пристроились в капиталистической жизни очень даже неплохо.
Президент это понимает – и он отправился на встречу с рабочими.
3.
Встреча эта, как я уже говорил, записывалась и телевизионщиками, и многими участниками на телефоны. Все эти записи вскоре попали в интернет. Я просмотрел этот ролик несколько раз, хотя не скрою, это стоило мне большого напряжения и нервов. Временами мне просто хотелось выключить компьютер и выбросить это из памяти, настолько диким, непонятным, абсурдным, даже неприличным и аморальным было поведение некоторых рабочих.
Естественно, Лукашенко, как и всякий человек и политический лидер, не идеален. У него есть недостатки и он допустил немало ошибок. Он сам это признает. Но, в конце концов, он – человек, сохранивший предприятия, на которых эти рабочие трудятся. Благодаря ему их семьи не пошли по миру. Благодаря ему их дети учатся в вузах на бюджете. Благодаря ему у них всегда есть крепкий трудовой рубль. Можно было быть поблагодарнее этому человеку, даже если он уже состарился, уже не тот, уже ведет себя не так, как раньше, уже не всегда понимает мысли и чувства новых поколений… Он ведь и сейчас пришел на их завод не ради себя, а ради них (президент, который думал о себе и своей безопасности – это Янукович, он, как помним, в гораздо лучшей ситуации, когда за него было полстраны, всех бросил и укрылся в уютном именьице в России). Лукашенко пришел к рабочим МЗКТ как президент рабочих, президент народа. Ведь их, рабочих, никто не гонял по Минску в ночь с 9 на 10 августа. Гоняли бритоголовых юнцов, которые хотят бело-красно-белые маечки – и в Евросоюз. Рабочий люд в эту ночь высыпался перед сменой (10-го был понедельник – начало трудовой недели). Впрочем, испытать на себе дубинки полиции белорусским рабочим, боюсь, тоже еще предстоит – когда правительство капиталистов прикажет разогнать демонстрацию бывших рабочих МЗКТ, протестующих против массовых увольнений. Причем колошматить их этими дубинками будут в полном согласии с демократическим законом и при полном одобрении демократических европейских правительств и США, которые выкажут озабоченность «красной угрозой». Пусть белорусские рабочие, так возлюбившие буржуазную демократию, спросят об этом у российских братьев по классу. Те им объяснят, почему в 90-е годы полицейскую дубинку в России прозвали «демократизатором»…
Итак, Лукашенко пришел к рабочим как их президент, принесший им много добра и желающий им только добра. «Вы меня знаете. Вы всегда поддерживали президента», – сказал Лукашенко. И тут случилось нечто очень стыдное и позорное. Молодые рабочие стали громко смеяться и кричать: «Нет! Не поддерживали!» Их коллеги постарше хмуро потупились, видимо, кольнула совесть. Еще бы, многие из них помнили, как они сами или их отцы и старшие братья в 1994 году с арматурами вышли на проспекты Минска – протестовать против приватизации заводов и невыплат зарплат. И как они с восторгом кричали: «Лукашенко! Лукашенко!»
Еще они вспомнили, как при Лукашенко безработица упала с непомерных цифр до долей процента. Как на столе появилось мясо. Как с улиц исчезли банды 90-х. Наладилась жизнь. Выросло благосостояние. Исчез страх безработицы, страх быть убитым случайной пулей по пути в магазин, страх остаться без квартиры на улице. Не просто исчез, а стал уже как-то забываться. Все это было давно, как будто не с ними в 90-е. Когда по улицам ходил с бело-красно-белым флагом БНФ и горланил «Могутны Божа» – гимн, сочиненный в 1943-м фашистскими прихвостнями. Тот самый гимн, что 16 августа бастующие артисты филармонии пели на крыльце – к радости «самых демократичных в мире» московских журналистов…
Все это старые рабочие должны были вспомнить. Но никто из них не дал подзатыльник стоящему рядом молодому горлопану: «Цыц! Молод еще знать, поддерживали мы Александра Григорьевича или не поддерживали!» Конечно, трудно идти против толпы. Гораздо легче малодушно промолчать, уставившись на свои ботинки. Трудно противостоять митинговому безумию, как это в свое время делал их президент.
«Некоторые, вижу, все же поддерживали», – сказал он. Потом в голосе его прозвучала обида: «Сейчас по-мужски вам скажу, а потом действуйте как хотите: самое страшное – это предательство».
Он прав. Они предают президента, страну, свой завод, которого бы уже не было без этого осмеянного ими человека… И снова смачно заржали молодые и стали скандировать: «Уходи! Уходи!»
Президент и это снес. Он пришел сюда ради них, чтоб предложить им сценарий наилучшего развития событий. Развития, которое сохранит их страну, их завод, их рабочие места, их достаток, семьи, жизни. «Спасибо, – сказал он иронично. – Покричали? Теперь давайте упокоимся. …Никогда вы от меня не дождетесь, чтобы я под давлением что-то сделал. …не будет ни МЗКТ, ни МАЗа, ни БелАЗа, за полгода уничтожится все».
Действительно, много ли надо времени, чтоб новому капиталистическому правительству пустить по ветру их завод? Зачем Бабарико грузовики, которые здесь строят? Он – банкир, делает деньги из воздуха. Полгода без Лукашенко – и эти люди завопят по-другому: «Приди, батька! Верни нам рабочие места! Верни нам заводы и колхозы!» Только будет поздно.
А потом Лукашенко выступил со своим предложением – изменить конституцию, перераспределить властные полномочия, чтоб в руках президента, которым может оказаться и банкир, и олигарх, и бандит под масочкой «демократа», не было уже такой власти. Чтоб тот одним своим указом не уничтожил все 26-летние завоевания белорусского «островка социализма».
Для этого Лукашенко попросил 2 года. Собравшиеся его не услышали. Но, может, услышали те, кто смотрел его выступление по ТВ и в интернете. Или если не услышали сейчас, услышат позже, когда «оппозиция» неминуемо станет показывать свое истинное лицо и проговариваться про свои истинные намерения. Про них она пока благоразумно помалкивает (штаб Тихановской даже убрал с сайта программу, которая там висела, – про переход на белорусский язык, про выход из ЕврАзЭс, про ориентацию на Европу, про приватизацию). Ведь вся надежда у оппозиции – на рабочие протесты. С хулиганами-националистами милиция справится. «Мирным гражданам» она уже сейчас разрешила митинговать хоть до опупения – от этого все равно ничего не меняется.
А вот спровоцированная общенациональная забастовка приведет страну к дефолту. Если рабочие остановят заводы, они сорвут поставки. Придется платить неустойки иностранным компаниям, а сейчас кризис, ситуация и так нелегкая, у белорусских предприятий имеются задолженности перед банками. Батька, кстати, честно сказал на МЗКТ, что он сознательно держал на заводах людей больше, чем требовало производство, – просто, чтоб не выгонять на улицу. Дефолт заставит выгнать.
А если забастовка еще продолжится, все станет еще хуже: иностранные покупатели (Белоруссия ведь не нуждается в таком количестве тракторов и грузовиков, все они производятся на экспорт – в Россию и Евросоюз) найдут других поставщиков. Освободившееся место на рынке долго пустым не бывает. Множество российских, европейских, американских компаний, как говорится, спят и видят, как заполнить на рынке нишу, которую сейчас пока держат за собой белорусы.
И вот тогда приватизация предприятий станет неизбежностью. Они превратятся в никому не нужные бетонные коробки с металлоломом внутри...
У белорусских трудящихся, которых в одночасье поразил либерализм головного мозга, есть еще возможность одуматься. Их президент предложил им вполне реалистичный кризисный план. Скоро этой возможности уже не будет. Точка невозврата будет пройдена. Разрушительные события покатятся горной лавиной, которую не остановить. История – жестокий учитель, который ломает недалеким бузотерам жизни. Уж кому как не нам, россиянам, получившим «в награду» олигархическую власть, не знать этого?

Рустем ВАХИТОВ

http://sovross.ru/articles/2013/49576


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Рустема Вахитова
СообщениеДобавлено: Пн авг 31, 2020 7:35 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 9098
Западенцы и сябры

Существует миф, что дельфины – очень добрые и человеколюбивые животные, которые, если увидят тонущего «брата своего старшего», подплывают и начинают толкать его носами к берегу, пока он не выберется на безопасное мелководье.

Специалисты-биологи говорят, что все несколько сложнее. Дельфины просто очень любят играть и тонущего человека воспринимают как игрушку. Они могут вытолкать его к берегу, а могут – в открытое море и там затолкать его под воду, где он захлебнется. Проблема в том, что утонувшие люди не могут рассказать об этом и рассказывают только спасенные, отсюда и миф о дельфинах-спасителях.
Перед нами хрестоматийный пример «синдрома выжившего». Если какая-либо группа людей стала монопольным источником информации, то она способна создать в умах масс людей совершено искаженную картину мира. Примерно это происходит сейчас и в сознании россиян, наблюдающих за событиями в Белоруссии. Что показывают нам новостные программы и ютуб-каналы, о чем пишут федеральные газеты, такие как «Комсомольская правда» и «Московский комсомолец», не говоря уже о многочисленных сайтах интернета? Показывают протестные митинги, молодых людей, размахивающих бело-красно-белыми флагами, девушек в белых одеждах, с разноцветными шариками в руках, пишут об избиениях протестующих на улицах, в отделениях милиции, о забастовках рабочих заводов… Исключения есть, но они редки. У зрителей и читателей создается впечатление, что весь девятимиллионный белорусский народ поднялся против «жалкой кучки силовиков», защищающих «кровавого диктатора». И когда на экране смартфона появляется какой-нибудь условный Шендерович, который действительно начинает говорить, что «весь народ против Лукашенко», ему начинают верить – ведь почва для такого восприятия событий уже подготовлена. И даже когда возражаешь: посмотрите, ведь есть и многотысячные митинги за Лукашенко, средний обыватель недоверчиво тянет: да сколько их там… бюджетников понагнали.
Между тем есть не только Белоруссия протестующая, требующая отставки Лукашенко, подпитываемая из Польши и деньгами, и поддержкой телеграм-каналов. Есть и другая Белоруссия: работающая, поддерживающая своего президента, не верящая «сиренам оппозиции» и уж тем более их покровителям из Польши и Литвы. Или как минимум Белоруссия сомневающаяся, но считающая, что «оппозиционеры» – большее зло.
Эта другая Белоруссия раздражена той бузой и агрессией, которая царит на улицах и которая исходит от «мирных демонстрантов», которые на самом деле не такие уж и мирные. Они набрасываются с бутылками и прутьями на милицию, бьют окна, орут ночами под окнами, не пускают людей на работу, останавливают гражданские автомобили, мотивируя, что «здесь митинг»... Это тоже все записано на видео, выложено в интернет, только по ТВ и популярным ютуб-каналам это не покажут…
В этом обозрении постараюсь показать эту другую Белоруссию. И, надеюсь, вы, читатель, увидите: власти Белоруссии, ее силовые подразделения, ее президент сегодня борются не за свое благосостояние, не за возможность удержаться в креслах, как говорят либералы и западники (хотя какой настоящий политик добровольно отречется от власти), а прежде всего за интересы этого тихого, разумного большинства. За пенсионеров, которые хотят спокойно дожить отведенные им годы. За рабочих, инженеров, администраторов заводов, которые не желают, чтоб их заводы пошли с молотка. За учителей, которые хотят рассказывать детишкам правду о зверствах фашистов и о борьбе партизан, а не восхвалять полицаев, воевавших под бело-красно-белым флагом. За колхозников, которые не хотят превратиться в сельскохозяйственных рабов на польских плантациях.
Послушаем, что говорят эти простые, действительно без кавычек мирные белорусы.
2.
Спецкор «Комсомольской правды» Александр Коц попросил 13 августа своих белорусских читателей написать ему, что они думают о протестах. Приведу некоторые высказывания сторонников президента:
Лев: «Мы многодетная семья из Барановичей, четверо детей …Нас все устраивает, нам должны выделить квартиры. Дали 10 тысяч долларов на счет. Везде льготы, на все претензии, что мы писали президенту, нам ответили, и вопрос решился. К Лукашенко вообще никаких претензий…»
Георгий: «И я сторонник Лукашенко, мне 33 года. Работаю мастером на заводе. Строю дом. Хочу, чтобы всё стало как раньше, тихо и спокойно. Хватит нагнетать и сеять вражду между нашими странами. Да, я считаю, что это делают журналисты».
Л.: «Я работала в день выборов на участке и видела, что из пришедших 80% были люди за 40 и пенсионеры, которые понятно за кого голосовали. …Молодежи голосовало считаные единицы. Возвращаясь ночью с работы, я встречала людей, шедших на протест. И это была молодежь лет по 20».
В. (работник милиции): «Я из тех, кто уже устал каждый вечер ловить провокаторов, досматривать их, оформлять, видеть, что это не фейк, а реально подготовленные люди. А потом, перед тем, как поспать днем, читать разные каналы и видеть те помои, которые льют на милицию. Я очень уважаю вас, и если вы думаете, что мы тупые животные без мозгов, вы ошибаетесь. Будьте объективны».
Мария: «Какая бы ни была наша власть, но показывать голую задницу ОМОНу, орать на них, бросать камни, бутылки никто никому право не давал. Чего все ждали? Да, жестят и перегибают палку. Но я и многие не винят их. Никто не просит беременных и подростков идти в гущу противостояний. А жертв из себя строить мы все умеем. Я не за Лукашенко, я против гражданской войны».
Александр: «У сторонников Лукашенко нет времени сидеть в интернете и писать. Семья, работа, отдых. А вот у разных центров пропаганды (NATO StratCom CoE в Латвии) по периметру границ Союзного государства работа такая – писать вам гневные письма на Лукашенко от имени белорусов. Они за это деньги получают. Надеюсь, вы понимаете, кто работает сегодня против Беларуси, работают и против России».
Михаил: «Я не считаю, что Лукашенко делает всё правильно. Не считаю его Батькой белорусов. Но на данном этапе это более подходящий президент. Я айтишник, не бедствую. Но я убежден (украинцы постарались своим примером), что если придут к власти эти оппозиционеры – Беларусь не будет прежней, сотрут все… Я этого не хочу!»
А вот отзывы простых белорусов, которые пришли на украинский сайт «Страна.уа»:
Дмитрий, рабочий, Минск: «Я голосовал за Лукашенко. Многие на нашем заводе тоже за Лукашенко голосовали. Против Лукашенко это в основном предприниматели, молодежь, айтишники, люди, которых из-за карантина выгнали из ЕС, где они были на заработках, и которые теперь сидят без работы в Беларуси. И таких немало, согласен. Но это не вся Беларусь (курсив мой. – Р.В.).
Елена, учительница, Витебск: «Я на выборы не ходила. Не хожу и на акции протеста. У меня есть вопросы к Лукашенко, мне не нравится его стиль управления и то, что мы в каком-то застое находимся. Но к оппозиции у меня вопросов еще больше. Что они хотят? Какая у них программа? Нет ответа. «Свергнуть Лукашенко» – это не программа. И протесты тоже меня настораживают. Горят шины, бросают коктейли. Мы видели, к чему это все привело в Украине. И у нас ничего хорошего не будет».
А вот голос из соцсетей. @lenarush: «Митинги не могут считаться голосом народа! Мотивы выходящих туда людей абсолютно разные и не всегда несут в себе изначальный посыл сборища. Много людей купленных, много школотобездельников, да просто городских сумасшедших. Вы не верите в честные выборы, я не верю в честные митинги! (курсив мой. – Р.В.)».
Интересное рассуждение есть на дзен-канале «Беларусь на мой взгляд». Его ведет абсолютно аполитичный россиянин, простой работяга, который в силу обстоятельств переехал в Минск. Он рассказывает там о жизни в Белоруссии, ценах в магазинах и на рынках, качестве обслуживания в поликлиниках. Но 21 августа и он не выдержал и поделился с читателями своими наблюдениями за «майданом»:
«Много раз проезжал рядом с митингующими, мимо различных представителей, обеспечивающих правопорядок… Сейчас, когда акции протеста не носят агрессивный характер, …их никто не трогает, наоборот, милиция перекрывает автомобильное движение, чтобы колонна прошла.
Последние дни наблюдаю, что людей на акциях уже намного меньше, машины, проезжая мимо них, не сигналят, как это было раньше. …Мне непонятно одно, каких перемен хотят люди, разъезжающие на дорогих машинах с бело-красными флагами. Или мамы, которые тащат своих маленьких детей на митинги, при этом получающие пособие на первого ребенка 405,48 рубля, на второго и последующих детей – 463,4 рубля в месяц (умножьте на тридцать, чтобы примерно перевести в российские рубли) (при «плохом Лукашенко» белорусская мама с двумя детьми получает порядка 30 тысяч рублей в месяц на наши деньги, причем в течение не полутора, а трех лет. – Р.В.).
Простые люди запасаются валютой, в обменниках и банках очереди. Из разговоров с белорусами понимаю, что все хотят, чтобы волнения скорее закончились и жизнь вернулась в прежнее русло».
Таковы отзывы жителей Минска и средних размеров белорусских городов. Большинство воспринимает митингующую молодежь в лучшем случае как опасных дурачков, которые не понимают, что творят, а в худшем – как провокаторов и предателей. Интернет облетел ролик, где простая пенсионерка проходит мимо цепи с флагами и антилукашенковскими плакатами. В цепи молодые люди лет по 20–25. В майках с надписями на английском, татуированные, с кольцами в ушах и в носах. Бабушка на минуту повернулась к ним и бодро крикнула: «Привет, дебилы!». «Дебилы» обиделись, один даже дернулся догнать ее, но «соратники» остановили. Под роликом – тысячи поднятых вверх пальцев – «лайков».
3.
И это ведь были жители больших городов – учителя, рабочие, инженеры, милиционеры и даже айтишники! Что уж говорить о малых городах Белоруссии и деревне – оплоте президента! Редакция российского «Московского комсомольца» послала своих спецкорреспондентов в соседнюю республику, чтоб они посетили малую родину Светланы Тихановской – «лица протестов», поговорили с ее соседями, одноклассниками, учителями, выяснили, что они думают о ней и ее муже – блогере Сергее Тихановском. Редакция, вероятно, рассчитывала, что люди будут пылать от восторга: наша землячка, а участвовала в выборах президента, лидер оппозиции, выступает с обращениями к Европарламенту, за руку здоровается с западными лидерами! Не тут-то было! Их ждал «холодный душ».
Светлана Тихановская (в девичестве Пилипчук) родом из маленького городка Микашевичи, что близ Бреста. Это моногород. Население 12 тысяч человек, большинство работают на градообразующем предприятии «Гранит», снабжающем всю республику гравием и щебенкой. Город чистый, прибранный, люди живут небедно. Местная жительница рассказывает: «Здесь свой гигантский гранитный карьер, неплохие зарплаты.
У всех есть заначки в долларах. Интернет слабенький. Да он и не нужен большинству. Людей все устраивает. Рядом лес, болота, все собирают грибы-ягоды, ходят на рыбалку». Неудивительно, что жители Микашевичей почти сплошь за Лукашенко. Официантка в кафе заявляет: «Если вы против президента – кормить не буду!» Подавляющее большинство тех, кто встретился с российскими журналистами, очень стыдятся того, что лидер минских протестов – их землячка. Иначе как предательницей ее не называют. Соседи семьи Пилипчуков привезли картошку из сада, несут мешки к подъезду, с корреспондентами разговаривают неохотно. Корреспонденты пишут: «На нас намеренно не обращают внимания, чувствуют чужаков. Не останавливаются, и когда мы заговариваем о Пилипчуках. Лишь коротко бросают на ходу: «Родители хорошие, мы вместе с Валей и Юрой еще в общежитии жили. Валя всю жизнь поваром горбатилась, Юра баранку крутил. Старались, воспитывали дочек. А Света отблагодарила их, отчебучила, из-за нее и других оппортунистов чуть страну не потеряли». Пытаемся возразить, но слышим: «Идите, не дурите нам голову!» И уже с верхних этажей та что постарше кричит нам: «Вы же в государственной газете работаете?

Вот победит ваша Тихановская, что жрать будете?». Видимо, приняли за минских журналистов.
Корреспонденты все же нашли одну женщину, сочувствующую оппозиционерам. Она боится громко разговаривать: соседи высыпали на балконы, прислушиваются. Чтоб не выдать себя, время от времени она повышает голос: «Идите отсюда! Никого не знаю! Не скажу ничего!», и продолжает разговор шепотом.
Выясняется, что Тихановский, приезжая к тестю с тещей, не скрывал, что рабочий город Микашевичи и его жители ему активно не нравятся. Он презрительно прозвал городок «Лукашевичи». Нелюбовь, как мы видим, взаимна. И ведь жители города сами по себе люди не злые, они просто четко понимают: такие как Тихановские, придя к власти, первым делом закроют их градообразующий завод. И тогда наступит жизнь горькая и нищая… Мы это уяснили на собственном опыте. Такая же, но российская «либерал в юбке» по фамилии Хакамада когда-то советовала российским бывшим шахтерам, а потом безработным ягодки в лесу собирать…
Не встретили московские либералы понимания и в Мозыре Гомельской области, где Светлана училась в пединституте. Преподаватель института сказал как отрезал: «Я у Светланы не преподавал, но знаю того, кто ее учил. Контактов не дам, Тихановская не заслужила, чтобы про нее писали. Могу сказать свое мнение: дурость за нее голосовать. В нашем вузе никто из преподавателей ее не поддерживает». «Зато ее страна поддержала!» – возражают москвичи. «Тем, кто ее поддерживает, заплатили», – отвечает преподаватель. А потом добавляет: «У меня в Тюменской области родственники остались. Они так и говорят: «Кто против Батьки, пусть приезжают к нам, посмотрят на разруху, что стало на месте когда-то процветающих колхозов». («Раскрыта правда о прошлом Светланы Тихановской: Чернобыль, болезнь, любовь»// МК, 26.8.2020)
Москвичи никак не могут понять (а может прикидываются), что вот она – вся страна. Вот он – народ Белоруссии. Народ – это рабочие, официантки, пенсионеры, преподаватели вузов, а не те татуированные бритоголовые подростки, которые, взявшись за руки, цепями бросались на ОМОН в ночь с 9 на 10 августа в Минске, провоцируя милиционеров под вспышки камер западных журналистов. И этот народ – за Лукашенко.
4.
Осталось сказать о рабочих. С середины августа мы читаем в сообщениях разных новостных агентств (даже российских, не говоря уже русскоязычных каналах, вещающих из Польши и Литвы) о том, что рабочие заводов Белоруссии бастуют, требуя отставки президента. Если вы забьете в гугле фразу «Забастовки в Белоруссии», то появится множество заголовков: «Заводы Белоруссии остановились», «Крупнейшие предприятия Белоруссии остановились» и т.д. Но особенностью интернет-СМИ является несоответствие заголовка и содержания. Кричащими заголовками редакторы добиваются, чтоб читатель перешел на ресурс (и счетчик сайта показал новую цифру), а что, обнаружив обман, читатель с возмущением покинет сайт, это уже никого не волнует.
Итак, пройдя по этим ссылкам, вы увидите, что, начиная с 17 августа (кое-где и раньше), на многих предприятиях возникли инициативные группы, назвавшие себя стачкомами, и они заявили, что с 18 августа (кое-где с 28 и 29 августа) предприятие будет остановлено. Действительно, меньшинство рабочих соглашалось не выходить на работу, но фактически нигде не удалось распропагандировать весь коллектив. Так, одними из самых первых объявили о забастовке рабочие Белорусского металлургического завода (БМЗ) из города Жлобина. Там 10 августа забастовали 50 человек на вспомогательном производстве – участке отделки (на предприятии работают 11 тысяч человек). Работа участка остановилась на 3 часа. В тот же день, 10 августа, на сайте «МК» появилось громкое сообщение: «Гигант тяжелой промышленности Республики Беларусь – Белорусский металлургический завод (БМЗ) в городе Жлобин объявил многодневную забастовку». Что из 11-тысячного коллектива БМЗ о забастовке объявили 50 человек, да и те вернулись к работе после беседы с замгендиректора и профсоюзным лидером, «МК» не сообщал.
17 августа «стачком» крупнейшего нефтеперерабатывающего предприятия РБ «Нафтан» заявил о забастовке с 29 августа. Однако уже 21 августа представители рабочего коллектива изменили свое мнение и заявили, что забастовки не будет.
17 августа о забастовке заявили рабочие МЗКТ (Минского завода колесных тягачей). Туда приехал А.Г. Лукашенко, о его встрече с представителями рабочих наша газета уже писала. В тот же день рабочие встречались с представительницей «объединений оппозиции» Марией Колесниковой, которая заявила: «В новой Белоруссии рабочими будут гордиться». До этого в конце июля рабочие встречались со Светланой Тихановской. Она им внушала: «Не верьте, что Лукашенко сохранил предприятия! Это вы их сохранили, согласившись на скромные зарплаты! Новая власть будет платить вам больше!» Теперь вы понимаете, кстати, почему некоторые молодые рабочие потом кричали президенту: «Уходи!» Правда, Тихановская умолчала, что в экономическом блоке ее предвыборной программы написано о приватизации и оптимизации «нерентабельных предприятий». Об этом рабочим до выборов было знать совсем ни к чему, а то неровен час, они бы и ей закричали «Уходи!» Хотя оппозиции удалось разгорячить молодых рабочих, на следующий день никакой забастовки не случилось. Предприятие работает по сей день.
Самые большие волнения были на «Беларуськалии». 17 августа представители «стачкома» заявили, что им удалось остановить работу всех 6 шахт, правда, фабрика продолжала работать. С 18 июля планировалась полная забастовка. Однако на следующий день, 18 августа, несмотря на то, что часть рабочих не вышла на смену, даже шахты заработали. А 19 августа представители рабочих заявили, что они много дискутировали и решили: останавливать производство нельзя. За забастовку высказались 4 тысячи человек, против более чем вчетверо больше – 17 тысяч. Руководство обратилось к рабочим с благодарностью: «Спасибо трудовому коллективу за то, что вы решили выражать свою гражданскую позицию вне рабочего времени! …Нельзя разрушить то, что достигается самоотверженным трудом целых династий горняков, трудового коллектива».
Своеобразный итог подвело 24 августа Министерство промышленности Белоруссии, под началом которого находится 220 крупных предприятий республики. Оно констатировало, что ни одно из предприятий (включая те, на которых «объявили забастовку») не останавливалось ни на день.
Несмотря на это, представители «стачкомов» продолжали утверждать, что …забастовки продолжаются. И их заявления тиражировали СМИ, а над утверждениями Лукашенко, что это небольшая кучка бузотеров, которая ничего не добилась, «прогрессивная общественность» посмеивалась: мол, оторвался от реальности! 21 августа Сергей Дылевский (тот самый единственный рабочий, который вошел в Координационный совет оппозиции) заявляет агентству «Белорусские новости»: работники его родного Минского тракторного все равно бастуют, но они …«преимущественно перешли на итальянскую забастовку». Имеется в виду известный на Западе метод забастовки, когда работники соглашаются работать только в соответствии с инструкциями и правилами, а поскольку обычно эти инструкции безбожно нарушаются, они останавливают работу. 24 августа ТГ «стачкома «Беларуськалия» пишет: «Мы обращаемся с просьбой к тем, кто все же решил выйти на работу – работайте только согласно вашим рабочим инструкциям». По их мнению, забастовка тоже продолжается, только она теперь «итальянская».
На самом деле проверить это невозможно: что рабочие требуют от своих мастеров и инженеров, за стены цехов не выходит, а работа все равно идет. Складывается впечатление, что никакой «итальянской забастовки» вовсе нет, а представители «стачкомов» (которые сами себя объявили таковыми) просто создают иллюзию перед журналистами. Например, дабы получить от своих польских спонсоров обещанные евро. Да и что им остается делать, если они загнали себя в угол – «забастовки» объявили, а большинство рабочих их не поддержали!
При этом многие из не поддержавших настроены к забастовщикам и оппозиционерам враждебно, как к провокаторам. Корреспондент российского «МК» убедился: идя на работу или на обед, они вынуждены проходить мимо строя манифестантов у проходной. Те громко кричат, призывая к забастовке (Дылевский, наверное, забыл предупредить «сотоварищей», что рабочие «уже бастуют»). Это многих злит. «Меня, если честно, это все раздражает, – признается одна из работниц МТЗ Галина. – Стоят, призывают нас бросить работу. А что будет с производством, никто не думает. У нас же есть обязательства, заказы. Остановим завод, от нас отвернутся иностранные партнеры и заказчики. Как потом налаживать разорванные связи, чем кормить семьи?» Корреспондент провоцирует ее словами о собранных в Польше миллионах для забастовщиков: «Сообщается, что неравнодушные люди собрали для тех, кто может потерять работу уже полтора миллиона долларов... – «Не верю я этим империалистам», – говорит женщина, запахивая спецовку.
(МК 21.08. «На Минском тракторном заводе забастовщиков «прижали» заявлениями»).
И напоследок – информация для тех, кто не верит, что за забастовщиками стоят представители западных НКО и западного бизнеса. По странной «случайности» попытки забастовок были предприняты лишь на предприятиях, которые находятся в собственности белорусского государства (МАЗ, БелАЗ, «Беларуськалий», МЗКТ, БМЗ, «Нафта»). Но в Белоруссии есть и совместные предприятия – филиалы западных корпораций. Ни на одном из них ни один рабочий не заявил о желании бастовать! Почитайте списки предприятий, которые назывались бастующими в СМИ, там нет ни единого упоминания о СП «Кока-Кола Бевриджис Белоруссия» (Нидерланды), о СП «Цейс-БелОМО» (Германия), о ИП «ИНКО-ФУД» (Польша), о СЗАО «Пивоваренная компания «Сябар» (США), СП «Гедеон Рихтер» (Венгрия). Может быть, среди работников этих предприятий нет недовольных результатами, обнародованными ЦИК? Не думаю. Так, может, дело в том, что майданщики, курируемые польскими ТГ, обходили стороной польские и американские филиалы? Учредитель телеканала «Царь-Град» К. Малофеев, который и указал на этот факт, предположил, что целью майданщиков является уничтожение государственной белорусской промышленности, а «Кока-кола» при президенте Тихановской будет и дальше спокойно работать.
Еще один факт – попытка забастовки «Беларуськалия» уже привела к подорожанию на 30% акций американских, германских и израильских производителей калийных удобрений. Если бы забастовщики сдержали свое обещание и остановили предприятие на неделю, Белоруссия потеряла бы этот рынок (сейчас Белоруссия имеет 20% мирового рынка калийных удобрений).
И, как говорится, вишенка на торте: 28 августа БелАЗ выиграл тендер на 300 миллионов долларов на поставку 96 карьерных самосвалов в Индию. Завод получил работу на ближайшие 2 года, рабочие могут не сомневаться, что в 2020 и 2021 гг. они исправно будут получать деньги за счет многомиллионного контракта с индийцами. При этом основным конкурентом БелЗАа была американская компания Caterpillar (она уже открыла свой завод в России под Санкт-Петербургом и вытесняет БелАЗ с российского рынка). А основным аргументом лоббистов Caterpillar в переговорах с индийцами, без сомнений, было утверждение, что не сегодня-завтра БелАЗ забастует и сорвет поставки (уже до конца этого года БелАЗ должен поставить 12 машин)…
5.
Оппозиционеры любят поговорить о том, что их митинги собирают по 100 тысяч людей и больше, а митинги сторонников Лукашенко – всего по 40 тысяч, и то некоторых из них привозили на автобусах из провинции в Минск. Но если в этом и есть доля истины, это все равно не доказывает, что за Лукашенко – меньшинство. Специалисты по политической психологии утверждают: на митинги скорее выходят недовольные. Если человек доволен властью, то он считает, что, придя на избирательный участок и проголосовав за президента, он уже выполнил свой долг. Поэтому пролукашенковское большинство сидит по домам, ходит на работу, копает картошку в садах, смотрит телевизор и на митинги идти не стремится. Разве что начальство попросит, да еще и укорит, что в тяжелый для страны час нужно помочь. И их можно понять. Представители этого большинства рассуждают так: разве наше это дело – идти на площади и противостоять хулиганам, накачанным польскими телеграм-каналами, а то и бороться с ними? Это дело милиции, ОМОНа, которые в случае Белоруссии служат народу, а не олигархам. Наше же дело, мол, свою работу делать, налоги платить, о детях заботиться. Вот если бы они увидели, что милиция не справляется, тогда да, они бы вышли. Как они и их отцы вышли на улицы Минска в 1994-м, когда прозападный БНФ пытался не дать Лукашенко встать у власти… И, как говорится, бело-красно-белым активистам тогда мало не покажется. Они тогда увидят, что их мало, очень мало, ничтожно мало, чтоб говорить от имени всего народа Белоруссии…
Хотя, конечно, бывает и так, что активное, крикливое, поддержанное извне меньшинство берет верх над большинством, народом. Как это произошло у нас, в России. Но мне хочется надеяться, что судьба нашей республики-соседки счастливее нашей… Что кризис будет благополучно пройден, страсти схлынут, и вот тогда можно будет спокойно поговорить о проблемах, стоящих перед республикой. А они, конечно, есть. Общество давно уже не то, что было, когда молодой Лукашенко стал президентом. Стало больше горожан, больше предпринимателей. У молодежи, действительно, ценности, кое в чем не совпадающие с ценностями старшего поколения. Многие рабочие действительно недовольны системой кратковременных контрактов, а обыватели – «законом о тунеядцах». Мировой экономический кризис нанес тяжелый удар экономике республики.
Все это нужно изучать, обсуждать, искать компромиссы, реформировать экономику, политическую систему (что уже предложил президент в речи перед рабочими). Но сделать это нужно в спокойной обстановке, когда исчезнет угроза уничтожения экономики страны и угроза оккупации республики. Когда будут нейтрализованы политические провокаторы, сознательно или бессознательно служащие иностранным враждебным силам.
Только так выживет Беларусь!

Рустем ВАХИТОВ

http://sovross.ru/articles/2018/49664


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Рустема Вахитова
СообщениеДобавлено: Сб сен 12, 2020 10:45 am 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 9098
Мифы в масках

Один из излюбленных тезисов наших либералов гласит: при Путине «безобразно» вырос государственный сектор экономики.
Евгений Ясин в 2018 году по итогам инвестиционного форума «Россия зовет» заявлял: «С одной стороны, в России есть силы, которые толкают вперед рынок и конкуренцию. С другой – им противостоит довольно серьезный слой людей из нашей элиты, силовиков, бюрократии. Они тормозят развитие, мешают движению рыночной экономики». Олег Вьюгин, профессор ВШЭ, в прошлом – замминистра финансов и зампред ЦБ в интервью газете «Ведомости» в 2019 году велеречиво рассуждал о том, что «успехи первого срока Путина» якобы были связаны с тем, что он вел либеральный курс в экономике, поддерживал частный бизнес, а затем, на волне эйфории от дождя нефтедолларов, начал-де «расширение госсектора». Наконец, в том же 2019 г. в журнале «Форбс» Е. Кравченко в статье со знаковым названием «Госкапитализм вместо олигархов. Что произошло с экономикой за двадцатилетку Путина» заявляет, что при Путине «доля госсектора выросла с 25 до 70%, число госслужащих – на миллион, а индексе восприятия коррупции России опустился более чем на 50 пунктов». Эти «70%» кочуют из статьи в статью в либеральных изданиях типа «Ведомостей» (с подзаголовком «Назад в СССР»), о них постоянно говорят либеральные политики – от яблочников до либертианцев…
Путин предстает этаким «социалистом», который «уничтожил рынок», создал «государственную экономику», так что совсем непонятно: за что критикуют президента КПРФ и другие левые силы, он ведь уже вернул всех в СССР, который остается идеалом для «красных»?
Ответы на эти инсинуации звучат давно. Я бы порекомендовал почитать об этом толковую статью Олега Комолова «Миф о 70% государства в экономике». Ее автор, кстати, раскрывает: откуда взялись заявления о том, что при Путине доля государства в экономике возросла, дескать, до 70%. Это сообщил журналистам яблочник Игорь Артемьев, руководящий ФАС. При этом ФАС никаких исследований не проводила, Артемьев просто сослался на оценочное суждение одного из участников Гайдаровского форума…
В действительности, согласно официальным документам (смотрите, например, сайты Росстата и Росимущества), основные фонды, находящиеся в собственности РФ, сократились к 2017 году до 23%. МВФ дает несколько иную оценку – 33%, Европейский банк реконструкции и развития – 35% (видимо, учитывая частично приватизированные компании), но суть дела от этого не меняется.
Это не удивительно: приватизация при Путине не прекращалась ни на день. Именно в правление «великого государственника» под руководством незабвенного Чубайса были поделены на части и приватизированы энергосистемы России. Регулярно правительство публикует планы по приватизации госсобственности РФ. В рамках этих программ были приватизированы аэропорты крупнейших российских городов, в том числе московские «Внуково», «Домодедово» и «Шереметьево» (при этом правительство трогательно предложило народу помочь назвать аэропорты именами российских героев, «позабыв», что аэропорты эти – уже в частной собственности). На очереди приватизация «Почты России», «Аэрофлота» и «Российских железных дорог». Пока она застопорилась в связи с экономическим кризисом, но уж будьте уверены: правительство «додавит», если ничего не изменится.
Либералы указывают на то, что при Путине были созданы крупные госкорпорации – Роснано, Ростех, Росатом, а есть ведь еще и «национальное достояние» – Газпром и Роснефть. Однако экономисты знают: это очень странные «государственные компании»: вся власть там принадлежит совету директоров, и он сам решает, сколько дивидендов будет направлено акционерам, в том числе – государству. Короче, убытки этих «госкомпаний» покрывает государство, а прибыль получают частные лица.
Но даже такое «торжество государственничества» временное. Президент Путин открыто заявлял: «Мы не собираемся создавать государственного капитализма. Это не наш выбор, не наш путь… Мы видим, что без поддержки государства некоторые жизненно важные сферы экономического характера нам просто не восстановить… Но я хочу сразу же вам сказать, что мы не намерены вечно держать эти госкорпорации в таком виде, в котором они создаются. После того, как они встанут на ноги и будут конкурентоспособными на мировых рынках, будем привлекать туда бизнес».

2.
Так мы обычно возражали либералам, которые заявляли о «гипертрофии государства» в экономике путинской России. Но недавно появились новые факты, которые вообще в корне должны изменить взгляд на ситуацию. «Советская Россия» уже сообщала о них, но не вредно и повторить. В текущем 2020 году Счетная палата провела аудит деятельности Росимущества за 2017–2019 годы. Официальный доклад аудитора был опубликован и произвел впечатление разорвавшейся бомбы. Выяснилось, что около 90% «государственных» акционерных обществ находятся в «серой зоне», их деятельность никак и никем из госорганов не контролируется. Государственным органам неизвестно даже… точное количество компаний, принадлежащих государству. Росстатом зарегистрированы 1059 государственных АО и 760 ФГУПов. Согласно документам Росимущества, на балансе у государства уже 1025 компаний первого типа и 626 – второго. То есть 34 АО и 134 ФГУПа куда-то подевались, будто их корова языком слизала. Согласно данным налогового ведомства, у государства имеется уже 218 АО и 792 ФГУПа. То есть исчезли еще 600 предприятий.
Далее, в реестре федерального имущества нет данных о 32 тысячах (!) объектов госсобственности! Куда-то испарились 500 объектов недвижимости, 150 земельных участков! Квартиры и земельные участки просто списываются с баланса государства и… исчезают, будто их не было (на деле, конечно, они переписываются на чиновников, но доказать это сложно, в 2019 году в суде удалось доказать лишь кражу чиновникам… двух квартир).
В результате всех этих ненавязчивых манипуляций со статистикой государство лишилось активов на 90 миллиардов долларов, или около 6,7 триллиона рублей.
Напомню, что в Фонде национального благосостояния России в августе было около 12 триллионов 900 тысяч рублей! То есть ушлые дельцы украли у государства путем мухлежа со статистикой половину ФНС России! Укажу также на то, что в этом году сборы Пенсионного фонда составили примерно такую же сумму, которая уплыла из бюджета, – около 8 триллионов рублей. Говоря по-простому, если бы у нас не воровали по-крупному, то и никаких пенсионных реформ не надо было бы…

3.
Ситуация вообще невероятная. Переписывание служебных квартир на чиновников и членов их семей – давняя и известная практика. А вот «теневая экономика» – это новация! Оказывается, в различных городах нашей Родины есть сотни предприятий, при входе на которые красуется надпись «АО» или «ФГУП». Люди там работают, получают зарплату и остаются в полной уверенности, что они работают на государство и что их директор – не частный собственник, а государственный назначенец. Кроме того, они свято убеждены, что с их зарплаты отчисляются налоги в бюджет и выплаты в Пенсионный фронд, в Фонд страховой медицины и т.п. А на самом деле это предприятие даже на балансе Росимущества не стоит и в базах данных налоговых служб не значится. Иными словами, вся прибыль, которую рабочие создают своим трудом, прямиком плывет в карманы дирекции.
В позднем СССР было такое экономическое явление – «цеховики». Криминальные «предприниматели», сговорившись с директорами, снабженцами, работниками торговли, организовывали на базе заводов, фабрик и даже лечебных учреждений незаконные производства для выпуска «дефицитных товаров». Скажем, до 17 часов вечера швейная фабрика шила обычные брюки и рубашки в соответствии с ГОСТами и нормами Госплана, а после 17 часов на фабрику завозили «шабашников», левое сырье и до утра шили джинсы, которые потом заполоняли черный рынок под видом «настоящих американских». С теневиками, конечно, боролись, пока не пришел Горбачев и не легализовал их…
Теперь такая вот «теневая промышленность» возрождается, но уже в удесятеренных масштабах…
Помнится, нынешний глава государства, когда он только пришел к власти, обещал нам «диктатуру закона». Первая часть этой формулы, кажется, близка к выполнению, а вот с законом выходит «не кругло». Какой уж тут закон, если под носом у государства крадут триллионы!
Я начинал с того, что наши либералы договорились до странных заявлений: что Путин чуть ли не социализм возродил. Многие из них – люди в возрасте и в юности, на студенческой скамье, Ленина, конечно, читали (а некоторые и преподавали). Так вот им, естественно, известны слова Ильича: «Социализм – это контроль и учет». В этом смысле наш периферийный, криминальный – или как его еще называют? – капитализм – полная противоположность социализму. Выясняется, что если не контролировать и не учитывать, можно увести триллионы в «серую зону» и ничего за это не будет…

Рустем ВАХИТОВ

http://sovross.ru/articles/2022/49723


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Рустема Вахитова
СообщениеДобавлено: Ср сен 23, 2020 11:03 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 9098
«Демократы» и «демократия»

Сентябрьские выборы 2020 года, которые Элла Памфилова умудрилась назвать «лучшими» за время ее работы в ЦИК, в среде политологов и сколько-нибудь объективных и независимых политиков получили однозначную оценку. Лучше всего ее выражает определение Бориса Кагарлицкого: 13 сентября 2020 года Россия окончательно превратилась в Туркменистан, разве что климат у нас холоднее...

1.


Если на предыдущих выборах еще можно было говорить о фальсификациях, считает политолог, то теперь даже такая оценка бессмысленна. Фальсификации есть там, где идет какой-никакой подсчет голосов, хотя бы в некоторой мере соблюдается демократическая процедура. При фальсификациях есть хоть какая-то корреляция полученного результата и того, как голосовали граждане, результат пусть искаженно, но отражает некую реальность. В последний же раз избирательные комиссии просто «нарисовали» своим «фаворитам» столько процентов, сколько захотели. Результаты «ЕДГ-2020» вообще не связаны с политическими симпатиями и антипатиями россиян и указывают в целом лишь на желания и фантазии функционеров «Единой России».
В самом деле, ведь уже больше полугода все социологические опросы, включая проводимые провластными службами, показывают резкое падение рейтинга «Единой России». Число граждан, отдающих свои голоса за партию власти, вряд ли превышает 30% от общего числа избирателей. В августе ФОМ оценивал уровень доверия к «медведям» в 30%, ВЦИОМ – в 30,5%, Левада-центр – в 28%. Откуда же взялись сказочные, поистине «туркменские» проценты губернаторов-едроссов, превышающие даже путинские цифры? Р.Э. Гольдштейн (Еврейская автономная область) – 82,5%, В.И. Кондратьев (Краснодарский край) – 82,97%, А.Ю. Дрозденко (Ленинградская область) – 82,61%. Даже в Архангельской области, где почти год бушевал «пожар Шиеса» и где, по общему убеждению, обязательно должен был состояться второй тур, врио Цыбульский «получил» почти 70% (правда, на выборы пришли – или их подвезли на автобусах? – только 32% избирателей).
Секрет прост: «Единый день голосования» в этот раз растянули на три дня, якобы чтобы избежать толчеи на участках и дать возможность пораньше проголосовать инвалидам, больным и пожилым людям. Ну сколько у нас инвалидов и столь немощных стариков, что они не могут сами дойти до участка? Скажете, процента два или три? Но вот вам статистика, которую подготовили эксперты организации «Голос» на основе открытых источников: в Еврейской автономной области досрочно проголосовали 79,52% избирателей, в Тамбовской – 77,42%, в Белгородской – 75,53%, в Пензенской – 72,70%, в Татарстане – 68,54%. Любой эксперт по выборам вам подтвердит, что основная масса нарушений производится именно при досрочном голосовании, где наблюдателям труднее проследить за действиями членов комиссии и где члены комиссии, пришедшие домой с «ящиком», иногда прямо указывают бабушкам и дедушкам, «куда поставить галочку». А в этот раз еще и ящики с бюллетенями оставались на ночь в участковых комиссиях, и что с ними там делали под покровом ночной тьмы – одному Богу известно! Удивительно после всего этого, что тот же Гольдштейн не получил 120% голосов!
Долгое время нынешняя власть пыталась сохранять хоть какую-то видимость того, что в Российской Федерации есть «демократия», «конкурентные выборы», «оппозиция». Эту видимость надо было создавать в основном для политиков и общественности стран Запада. Там очень не любят режимы, которые являются откровенно авторитарными, и терпят их только в случае «очень большой дружбы» очередного диктатора с Европой и США (помните, американский президент говорил про латиноамериканского диктатора Сомосу, что он, конечно, «сукин сын», но «свой сукин сын»). В противном случае «недостаточно демократичных» правителей периферии ждут включение в «ось мирового зла», санкции, а иногда и кое-что похуже. Но после случая с Навальным стало понятно, что у Кремля исчез последний западный партнер, с которым Кремль пытался выстраивать какие-то особые отношения, – Германия Ангелы Меркель. Проект «Северный поток-2» фактически свернут, вводятся точечные санкции против близких к Кремлю олигархов. Хуже уже все равно не будет, так что можно разрешить губернаторам и «местным элитам» делать на выборах что угодно. Спектакль под названием «Российская демократия» завершен.А коли так, пришло время подвести кое-какие итоги и попытаться проанализировать судьбу этой «демократии» в перестроечной и постсоветской России.


2.


Под демократией мы, конечно, будем иметь в виду демократию западного типа, или буржуазную демократию, как называют ее марксисты. Если понимать демократию буквально, как власть народа, то демократия была и в СССР. Судите сами, большинство высших руководителей Советского Союза – членов Политбюро и Центрального комитета партии были выходцами из простого народа: рабочие, крестьяне, дети из трудовых семей. Сравните это с Соединенными Штатами, где в последний раз лесоруб был президентом в середине XIX века и где в Белом доме и конгрессе сидят преимущественно миллионеры, выпускники престижных дорогих университетов, выходцы из богатейших олигархических кланов. Если под демократией понимать не бюрократические и легкоуправляемые процедуры, а реальную возможность представителям народа не только оказывать влияние на власть, но и самим входить в эту власть, то какая страна более демократична – СССР или США? Но я еще раз повторю, что под демократией мы будем понимать исключительно режим, который так именуется в странах Запада и который предполагает выборы представителей корпуса избирателей в законодательные органы, выборность главы государства, а также гражданские свободы – свободу слова, собраний, партий и организаций. Впервые после 1920-х гг. (до 1924 года в выборах в Советы участвовали представители других социалистических партий, а до 1930 г. в ВКП(б) были разные фракции и велись свободные, внутрипартийные дискуссии). В Советском Союзе демократизация на западный манер была проведена при М.С. Горбачеве, в разгар «перестройки», одновременно с «рыночными реформами» в экономике и курсом на сближение с западными странами. М.С. Горбачев и его команда «реформаторов» уже к 1987 году стали чувствовать противостояние консервативной части общества и партии и решили ослабить идеологическую цензуру, разрешить плюрализм мнений, политических движений, альтернативные выборы в Советы, рассчитывая на то, что народ, получив от Горбачева «демократию», поддержит его и его курс. Однако это было серьезной политической ошибкой Горбачева.Развернувшаяся критика государства затронула и его самого (тем более что реформы создали кризис в экономике, который привел к падению дохода большинства населения), а «свободой выборов» воспользовались радикальные либерал-популисты вроде Ельцина и прорвались к власти, оттеснив самого Горбачева, все больше терявшего популярность. Все закончилось тем, что Ельцин и его команда развалили СССР в 1991 году и превратили Горбачева в «президента без страны».Ельцин, в отличие от своего велеречивого оппонента, обладал звериным политическим чутьем (вот уж кто воистину был достоин аристотелевского определения «животное политическое»!). Придя к власти как удачливый демагог, умеющий порадовать толпу своей театрализованной «борьбой с привилегиями», он развернул затем «шоковую терапию», кампанию приватизации и вскоре обнаружил, что те, кто восхищался «борцом с партократами», сегодня его уже искренне ненавидят. Оппозиционный демарш Верховного Совета окончательно уверил Ельцина, что демократия, которая привела его на вершину политического Олимпа, его же и уничтожит. И тогда он решительной рукой задушил эту демократию: Верховный Совет он велел ошельмовать как «коммунофашистов» и расстрелять парламент; оппозиционные издания – «Правду», «Советскую Россию», «День» – он запретил. Пользуясь админресурсом, он и его соратники на скорую руку создали и «протащили» новую Конституцию, по которой президент обладал фактически неограниченными полномочиями.
Известный нашему читателю крупный американский политолог Стивен Коэн считал, что эпоха демократии в России закончилась в 1993-м, а затем началась диктатура Ельцина и стоящей за его спиной «Семьи», которая плавно перетекла в нынешний авторитарный режим. В этом есть большая доля истины, но, по-моему, это все же слишком смелое допущение. Действительно, в сентябре 1993-го закончился этап «первой», начатой еще Горбачевым и продолженной ранним Ельциным «буржуазной демократии». 21 сентября Указом №1400 Ельцин распустил Верховный Совет, ликвидировал Съезд народных депутатов (высший орган власти по Конституции) и ввел «режим особого управления страной». Вплоть до созыва новой Думы страна была без демократического законодательного органа и даже без Конституции, управлялась единолично президентом Ельциным, опирающимся на силовые структуры на основе указов.
Период с сентября 1993-го по январь 1994-го был периодом первой постсоветской диктатуры («диктатуры Ельцина»). Но в январе собирается Дума 1-го созыва. Оппозиционные газеты уже открыты. Главная оппозиционная сила – КПРФ, запрещенная в 1991-м, не только возродилась, но и образовала в Думе внушительную фракцию. Разумеется, «вторая демократия», которую можно отсчитывать с 1994 года, была довольно ограниченной (как бы ни идеализировали ее сейчас либералы). Телевидение – важнейший инструмент пропаганды в стране, было полностью в руках либералов-западников. Левые патриоты – представители крупнейшей оппозиционной силы – не только не допускались на ТВ, где они могли бы ознакомить общество со своей программой, они безжалостно шельмовались либерал-пропагандистами (теми самыми, что повсюду клялись в верности свободе слова). Выборы 1996 года прошли с невиданными нарушениями и фальсификациями, больной, непопулярный Ельцин, который начал избирательную гонку с поддержки в 2%, во втором туре получил около 53% голосов.
Вместе с тем власть не пошла по пути отказа от выборов и перехода к прямому правлению военных, чего требовали от Ельцина силовики из его окружения. Рассказы о том, что в 1996 годы якобы «победил Зюганов, но отдал власть Ельцину» – не более чем провокация, направленная на очернение КПРФ и ее лидера. Были, конечно, фальсификации на выборах, но главное – власть нагнетала истерию, запугивала, что с приходом коммунистов начнутся голод и репрессии и, увы, некоторая часть политически наивных граждан поддалась пропаганде.
Ограниченная «вторая демократия» существовала до 1999 года, то есть до «транзита». К 1999-му окружение Ельцина пришло к выводу, что даже в таком урезанном виде терпеть демократию больше нельзя. Каждый новый состав Думы становился более оппозиционным, чем предыдущий. В 1996 г. «возвращение Компартии» удалось приостановить лишь неимоверным напряжением всего пропагандистского аппарата. В 1999 году Госдума чуть не проголосовала за импичмент Ельцина (не хватило немногих голосов до обвинения его в военных преступлениях на Кавказе).
В кругах либералов стали раздаваться голоса, что нужен «русский Пиночет», который установил бы авторитарный режим, дабы можно было закрепить власть олигархии, сделать необратимыми результаты приватизации и продолжить неолиберальные реформы в экономике. Ельцин в роли такого Пиночета выступить не мог, потому что он был уже болен и недееспособен, и потому, что ему было важно сохранить перед Западом имидж «демократа». И выбор олигархов из «Семьи» пал на мало кому известного бывшего офицера ФСБ, выходца из «петербургской мэрии», перебравшегося в Москву, – В.В. Путина. Его-то Ельцин и объявил своим «преемником», и ему-то олигархические телеканалы накачали рейтинг до достаточного, чтоб победить в президентской кампании 2000-го.



(Путин тогда получил примерно столько же, сколько и Ельцин в 1996-м – около 52%, видимо, это был максимум, который можно было выжать из машины пропаганды).
Принято считать, что с приходом к власти Путина началось последовательное сворачивание демократических механизмов в России, что достигло апогея во время «ЕДГ-2020», когда выдвиженцы партии с менее чем тридцатипроцентным рейтингом якобы получили до 80% голосов.
На деле все сложнее. Действительно, первый президентский срок Путина (2000–2004) отличался сворачиванием даже ограниченной демократии 90-х, усилением государственной «вертикали» и утверждением авторитаризма под маской демократии (впрочем, в обществе не было сопротивления этому, потому что демократия у него ассоциировалась с властью олигархов, хаосом и национальным унижением). Придя к власти, новый президент сразу же произвел реформу Совета Федерации. Вместо глав регионов в нем стали заседать их представители. Это значительно ослабило Совфед в политическом отношении и, скажем прямо, сделало его гораздо более управляемым, чем в «мятежные 90-е». В 2004-м прямые выборы губернаторов Кремль вообще упразднил и превратил региональных лидеров в президентских назначенцев.
В 2000–2003 гг. развернулось «дело НТВ», когда власть путем перемены собственника поставила под свой контроль телеканал, который был в 1990-е рупором радикальной либеральной оппозиции, критиковавшей Ельцина «справа», с позиций неолиберализма. Одновременно власть ужесточила «антиэкстремистское» законодательство, поставив определенные рамки для политиков и организаций, желавших существовать в легальном поле, и начала преследование сугубо политизированных, независимых олигархов, не желавших соблюдать «договор» с Кремлем – прежде всего, Березовского, Гусинского и Ходорковского.
Наконец, на 2000-е пришлась и «партийная реформа». В 2001 году Путин подписал «Закон о партиях», который фактически запретил иные формы политических организаций кроме партий, установил нижнюю границу численности партий – 10 000 человек и потребовал, чтобы в каждом регионе партии имели отделения хотя бы по 100 человек. Таким образом, Кремль покончил с непредсказуемыми движениями и мелкопартийнной вольницей 90-х.
Тогда же были смонтированы две крупные провластные партии: «Единая Россия» и «Справедливая Россия», которые должны были стать опорой «двухпартийной системы» на манер британской или американской. Дирижеры из АП предприняли даже хитрые, подспудные попытки «свалить» Компартию России – самое сильное звено оппозиции, ставшее «головной болью» режима в 1990-е. Во время Десятого съезда КПРФ (2004 год) «засланные казачки» попытались подмять под себя партию, дабы потом превратить ее, по замыслу президента, в беззубую «социал-демократическую». Засланцы провели даже свой, альтернативный, съезд, но операция не удалась.
Как видим, правы те, кто говорит о наступлении на демократию сразу же после прихода к власти второго президента РФ. Но утверждать, что второй президент, выстраивая сильную вертикаль власти, сознательно хотел покончить с демократическими институтами в России, и тем более что он покончил с ними навсегда, также нельзя.
В начале второго срока Путина период авторитаризма фактически заканчивается. Отстроив постсоветское государство и его внутреннюю иерархию, приняв необходимый пакет законов, задав, так сказать, «правила игры», команда Путина заявила, что она вовсе не против своеобразной ограниченной, управляемой демократии. Кремлевский идеолог Владислав Сурков объявляет, что никакого «вечного авторитаризма во имя капитализма» в России не будет, и что президент Путин и его команда остаются приверженцами демократии, но особой, «суверенной», отражающей особенности нашего национального менталитета. Власть сознательно сохранила некоторые СМИ оппозиции, в частности «Новую газету» и радио «Эхо Москвы», дабы после «разгрома НТВ» не быть обвиненной в том, что со свободой слова в России покончено. На левом фланге продолжали существовать «Советская Россия», «Правда», «Завтра», где левые критики режима тоже могли высказывать свои точки зрения. Таких грубых наездов на КПРФ, как в июле 2004 года, уже не было. Более того, новый закон о партиях с его принципом госфинансирования парламентских партий позволил даже несколько укрепиться им, в том числе и Компартии.
И самое главное – в 2007 году Путин подчеркнуто отказался от поста «пожизненного президента», который ему предлагали такие радикальные его сторонники-консерваторы, как философ Александр Дугин. Правда, этот отказ оказался «подмоченным» тем, что на президентское место Путин предложил своего преданного помощника Медведева, так что все поняли: бразды власти Владимир Путин отпускать не собирается. Тем не менее президент сохранил саму выборность главы государства и не пошел тогда по «туркменскому пути». Все это можно было расценить как приверженность надуманной «суверенной демократии».
Президентство Медведева (2008–2012) прошло именно под флагом «суверенной демократии». Пожалуй, одно время можно было констатировать даже ее смягчение. При Медведеве улучшились отношения с западными странами, что вошло в историю как «эпоха перезагрузки», был подписан новый договор о СНВ. Реформа милиции, которую Медведев превратил в полицию, может рассматриваться как попытка возвращения хотя бы части силовиков в жесткое правовое поле (тем более что толчком к ней был поразивший всех расстрел мирных граждан, устроенный майором милиции Евсюковым). При Медведеве были возвращены прямые выбора губернаторов (хоть и обставленные барьерными условиями). Был упрощен порядок регистрации малых политических партий, созданы Совет по борьбе с коррупцией при президенте, Следственный комитет, который замысливался как первый независимый следственный орган.
Однако «медведевскую демократизацию» ждала судьба горбачевской. Некоторое ослабление авторитарных скреп, установление ограниченной демократии привело лишь к тому, что усиливающееся недовольство общественности вырвалось наружу. Перестройка Горбачева кончилась его смещением, крахом СССР и победой Ельцина. Скромная и робкая попытка перестройки при Медведеве закончилась Болотной площадью.
Неудавшаяся Болотная, или «белоленточная революция», так напугала правителей, что они фактически свернули даже ограниченную «суверенную демократию». В 2012 году начался новый период авторитаризма («третий постсоветский авторитаризм»), который продолжается до сих пор. Причем с каждым годом он только усиливается.
Сначала было ужесточение законодательства о митингах и «посадки» отдельных активистов Болотной. Затем законы об иностранных агентах и нежелательных организациях, «законы Клишаса», поставившие в очень жесткие рамки критику режима в СМИ, наконец, усиление власти президента и возможность для ее пролонгации до 2032 года в результате поправок в Конституцию. Апогеем стал постковидный авторитаризм, принесший «трехдневные голосования», обессмыслившие выборы любого уровня.
Итак, этот обзор истории демократии в перестроечной и постсоветской России показал одну любопытную закономерность. Всякая попытка ввести в России пусть даже очень ограниченную демократию приводила к росту оппозиционных настроений в обществе, к сворачиванию этой демократии сверху и к установлению авторитарного режима. Введенная Горбачевым перестройка и гласность (1987–1990), плавно переросшая в буржуазную демократию раннего Ельцина (1991–1992), закончилась протестами против приватизации и «шоковой терапии», «московской гражданской войной 1993-го» и военно-полицейской диктатурой Ельцина (сентябрь 1993-го – январь 1994-го). «Вторая буржуазная демократия Ельцина» (1994–1999) чуть было не закончилась возвращением во власть Компартии в 1996 году и импичментом Ельцина в 1999-м. Власть отвечает установлением «авторитаризма раннего Путина» (2000–2004). После того как опасность для олигархии ослабевает, она допускает «суверенную демократию Путина–Медведева» (2005–2012). Но и она заканчивается попыткой «болотного майдана». После этого режим переходит к «новому авторитаризму», который после пенсионной реформы (2018) постепенно перестает быть электоральным, популистским и становится «силовым».
В чем причина этой закономерности?


3.


Известный американский ученый Адам Пшеворский в 1992 году издал труд, который стал классикой современной западной политологии. Он называется «Демократия и рынок. Политические экономические реформы в Восточной Европе и Латинской Америке». В нем Пшеворский, опираясь на опыт неолиберальных реформ в различных странах – от Бразилии до Польши, обосновал тезис, согласно которому демократия остается стабильной лишь в обществах, где уровень материального благосостояния достаточно высок и где наличествует долговременная тенденция к экономическому росту. Если же экономическая ситуация в стране нестабильна и тем более ухудшается, средний класс тает, число бедных увеличивается, то велика вероятность перехода от демократии к авторитаризму.
Американский политолог предлагает ряд заумных объяснений этого феномена, но тем, кто вынес должные уроки из чтения классиков марксизма, механизм этой закономерности понятен. Ведь перед нами не какая-нибудь, а буржуазная демократия. Иными словами, речь идет о странах, где реальная (необязательно публичная) власть принадлежит крупной буржуазии, олигархии. А уж легализовать свою реальную власть она может при помощи институтов представительной демократии и гражданских свобод, а может и авторитарными институциями, зажимая демократию и отодвигая на второй план свободы (случаи полного или почти полного отказа от нее редки, но бывает и так – вспомним Чили времен Пиночета).
Пока в такой стране наблюдается экономический рост, трудящиеся, а также мелкая и средняя буржуазия подкуплены «дарами общества потребления», и комитет крупных буржуа, стоящих за фасадом официальной публичной власти, вполне доволен институтом демократии. Ведь большинство голосует за капиталистические порядки, за господство частной собственности, за поддержку корпораций. Но как только наступает экономический кризис, положение масс ухудшается, они начинают беднеть, и настроение их тоже резко меняется. Они начинают возмущаться политикой государства, направленной на поддержку крупной буржуазии, они желают умерить аппетиты корпораций, они используют гражданские свободы, институты выборов для осуществления радикальной антиолигархической повестки (необязательно левой, ведь правые, националистические, радикальные силы тоже порой используют антикапиталистические лозунги). И тогда крупная буржуазия стремится свернуть демократию, ограничить свободы, перейти к авторитарным методам управления.
Так происходит везде – посмотрите на жестокие разгоны «желтых жилетов» во Франции во время мирового экономического кризиса, но особенно это касается стран полупериферии глобального капитализма, таких как ельцинско-путинская Россия. Сопоставьте картину развития «демократии» в позднесоветской и постсоветской России с картиной экономического развития нашего государства и вы увидите удивительную корреляцию двух этих картин, объясняющую чередование периодов демократии и авторитаризма в постсоветской России.
Диктатура Ельцина 1993-го – реакция на крах экономических реформ Гайдара, на резкое снижение материального уровня широких масс. К 1992 году доходы населения упали более чем вдвое по сравнению с 1991 годом (здесь и далее – данные Росстата, взятые из интернета). Сменив Гайдара на Черномырдина и немного затормозив реформы, Ельцин и его команда добились пусть слабой, но стабилизации экономической обстановки. К 1994 году доходы населения в среднем уже составляли 60% от уровня 1991 года, в 1995-м и 1996-м сохранялись на том же уровне, а в 1997-м стали приближаться к 70% от цифр до начала «шоковой терапии». В результате олигархи немного успокоились, решив, что «красного реванша» можно избежать, и согласились на очень ограниченную и умеренную демократию.
Дефолт 1998 года снова заставил олигархическую закулису российской власти озаботиться полевением настроений масс (в 1998 году реальные доходы населения сократились на 14,6% по сравнению с цифрой предыдущего, 1997 года, и уже через год парламент потребовал импичмента президента), и на сцену истории вышел авторитаризм «раннего Путина».
Рост цен на нефть на мировом рынке в 2000-е позволил властям немного «подбросить на жизнь» массам. Доходы населения начиная с 2000 года стабильно растут, достигнув пика в 2006 году (рост на 13,5%). В 1999 году средняя сумма ежемесячных доходов россиянина составляла 70 долларов США, в 2007-м – 530 долларов. И, точно по Пшеворскому, в Россию возвращается демократия, пусть и в урезанном, «суверенном» виде.
Кризис 2008–2009 гг. (падение фондового рынка и отток капиталов из страны, а вслед за ними – спад промышленного производства на 16%, какового не было с 1994 года) вызвал соответствующие изменения в сфере доходов россиян. На первом году кризиса, в 2008-м, доходы выросли за год всего лишь на 2,4%, в 2007-м – на 13,1%, в 2009-м – на 3%, в 2010-м наметилось улучшение, среднегодовой рост доходов – 59%. Но в следующем, в 2011-м, – снова спад – 0,5%. В конце 2011-го начинается «белоленточная революция», после неудачи которой режим поворачивается в сторону усиления авторитарных тенденций.
И поскольку после 2014 года цифры ежегодного роста доходов переходят в область отрицательных величин, то есть, проще говоря, доходы не растут, а падают, можно предположить, что курс на авторитаризм будет только укрепляться. Во всяком случае, до нового скачка цен на нефть, который создаст условия для установления новой ограниченной модели буржуазной демократии (возможно, уже при гипотетическом преемнике, которого объявят «восстановителем демократии» после «ужасных лет авторитаризма»). Разумеется, при этом подразумевается, что реальная власть все равно будет в руках олигархической закулисы («Олигархбюро»), которая будет трясти перед носом у впечатлительной «мелкой буржуазии» морковкой «подлинной демократии».
Возможен и иной исход событий, но это только если народ проснется, «отодвинет» олигархию и возьмет власть в свои руки.

Рустем ВАХИТОВ

http://sovross.ru/articles/2028/49832


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Рустема Вахитова
СообщениеДобавлено: Пн сен 28, 2020 11:23 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 9098
Вымирать разрешено

Среди громких новостей и инфоповодов, которыми заполонено российское медиапространство (события в Белоруссии, отравление Навального, тюремный срок для артиста Ефремова и т.д.), затерялось, казалось бы, рядовое вроде бы техническое решение правительства России.

А между тем оно куда важнее пьяных выходок известного артиста театра и кино, которые несколько месяцев с утра до вечера в разных видах обсуждали по телевизору. Потому что правительственная установка жизненно важна для миллионов людей – фактически большинства граждан Российской Федерации. Пьяный Ефремов не может принести столько бед и страданий нашему обществу, сколько трезвые, респектабельные чиновники из правительства со своими инициативами. Но перейдем к сути дела. Несколько дней назад СМИ сообщили, что правительство в лице чиновников Минтруда разработало проект поправок в законы «О прожиточном минимуме в РФ» и «О минимальном размере оплаты труда» («Власти одобрили новый подход к расчету прожиточного минимума в России // «РБК», 24 сентября 2020 г.). Этот проект уже поступил на обсуждение в Госдуму, и можно не сомневаться, что наши «кнопкодавы» из «Единой России» мигом превратят его в федеральный закон. Одним движением руки лишить миллионы сограждан нескольких лет пенсии они в свое время не постеснялись.
В проекте содержится новый подход к вычислению прожиточного минимума в России. Читатель не должен думать, что это нечто не очень важное и относящееся лишь к хитростям бухгалтерии, интересным только специалистам. От величины прожиточного минимума (рассчитываемого Росстатом и устанавливаемого раз в 3 месяца решениями федерального и регионального правительств) зависит минимальный размер оплаты труда (МРОТ), так как в 2018 году по настоянию президента правительство приравняло МРОТ к величине прожиточного минимума трудоспособного населения. А уже от МРОТ зависят размеры пенсий и всех прочих социальных выплат, которые у нас в стране получает не меньше 70 миллионов человек.
Так вот, раньше прожиточный минимум статистики вычисляли, исходя из содержимого так называемой «потребительской корзины». Брали количество калорий, необходимых для физиологического выживания в год (отдельно для представителей трудоспособного населения, детей и пенсионеров). Раскидывали их по общеупотребительным продуктам и получали, например, что человеку трудоспособного возраста полагается в год для выживания 100,4 кг картофеля, 58,6 кг мяса, 210 яиц и т.д. (цифры реальные, взятые из потребительской корзины, утвержденной правительством РФ в 2017 году). Смотрели средние цены на эти продукты, суммировали – и выходила цифра ПМ – 10 тысяч 329 рублей (сумма прожиточного минимума по РФ во 2-м полугодии 2017 года).
Понятно, что человек, живущий месяц с этой «потребкорзиной», в конце месяца станет похож на узника концлагеря «Бухенвальд», настолько скудно отсыпали в нее продуктов государственные статистики (депутат от КПРФ Николай Бондаренко однажды произвел над собой такой эксперимент и скинул 7 кг за месяц, при этом постоянно испытывая чувство голода и «заработав» проблемы со здоровьем). Но речь сейчас не об этом.
В основе прежнего механизма вычисления МРОТ лежал тезис аксиомы о том, что государство не может позволить своим гражданам умирать от голода. Одна из его фундаментальных обязанностей – обеспечить выживание своих подданных. Государство могло хорошо или плохо выполнять эту обязанность (как правило, оно делало это плохо и мы его за это критиковали), но оно ее за собой признавало. Государство соглашалось с тем, что если гражданин Российской Федерации не имеет средств, чтоб купить себе продуктов на минимальную прожиточную корзину, то оно, государство Российская Федерация, предоставит ему эти средства – в виде социальной пенсии, пособия по безработице и других видов выплат. На том простом основании, что он – один из нас, представителей российского общества, связанных общностью рождения, истории, языка, культуры, гражданства, он – такой же, как мы, свой, а не чужой, в конце концов, он – человек. Этот механизм, установленный еще в 1997 году, в «лихие 90-е», как сейчас говорят, сохранял в себе остатки советских представлений о том, что государство – большая семья (напомню, что термином «государство-семья» определял специфику нашей цивилизации С.Г. Кара-Мурза), где каждый может рассчитывать на пропитание. В «лихие 90-е» у власти еще оставались люди, которые сожгли партбилеты, предали советскую власть, но в душе сохраняли что-то от старого идеала, который они воспринимали не как «атавизм тоталитарного мышления», а как естественные, традиционные ценности (в каком-то смысле так оно и было, ведь тот же С.Г. Кара-Мурза показал, что многое в советской цивилизации восходило к представлениям традиционной русской, крестьянской общины).
Пришли другие времена, и на смену прежним чиновникам явились новые – те, что стихи о Ленине в детстве не учили, диамат в вузе не грызли. Они выросли в те самые 90-е, в условиях дикого капитализма, с детства впитали, что каждый сам за себя и никто ничего другому не должен. У них другой взгляд на отношения государства и общества. Они не отрицают, что в пропагандистских целях государство должно время от времени подбрасывать денежек беднейшим гражданам, чтобы в день выборов они поддерживали «нужную партию». Но глубокое убеждение этих новых чиновников состоит в том, что спасение голодающих – дело рук самих голодающих, что государство не обязано поддерживать существование «экономических неудачников», не выдержавших «рыночной конкуренции». И эти новые чиновники и политики не поперхнулись бутербродом с черной икрой и шампанским на своей яхте близ Ниццы, прочитав о смерти от голода энного числа граждан РФ. Между прочим, еще и потому, что они не чувствуют себя членами той же самой, что и погибшие, социальной общности.
Именно поэтому в основу нового механизма расчета прожиточного минимума правительство предлагает положить другой принцип: не стоимость потребительской корзины, а некий среднедушевой доход. Это, как известно, уровень, выше которого доходы половины населения и ниже которого – доходы другой половины (в 2019 году такой средний доход составил в РФ 26 тысяч 365 рублей). По предложению правительства прожиточный минимум должен составлять 44,2% от медианного среднедушевого дохода.
Либеральные СМИ вроде издания «Росбалт» возмущаются тем, что правительство взяло за основу не среднюю зарплату по стране, а среднедушевой доход. Ведь средняя зарплата – это показатель, по которому федеральный центр у нас оценивает деятельность губернаторов и поэтому в СМИ мы постоянно видим совершенно фантастические цифры средних зарплат. Если бы правительство отталкивалось от них, ему пришлось бы повышать МРОТ и размеры выплат! Так, за первое полугодие 2020 года согласно Росстату средняя зарплата по стране составила 49,6 тысячи рублей. А среднедушевой доход всего лишь – 32,3 тысячи рублей. Уже отсюда видно истинное желание архитекторов реформы зарплат из правительства – они хотят понизить выплаты из бюджета. Журналисты «Росбалта» подсчитали, что после введения новых механизмов расчета «прожиточный минимум» в 2021 году будет 11 653 рубля, что примерно на 500 рублей меньше, чем если бы его высчитывали по старым лекалам. (Александр Желенин «Зачем вам еда, если у вас нет денег?» // «Росбалт», 26 сентября 2020 года). Помножьте 500 рублей на десятки миллионов и вы получите миллиарды и десятки миллиардов рублей, которые правительство пустит на «более важные цели» – например, на повышение зарплат чиновникам или офицерам Росгвардии…
Все эти нюансы, на которые указывают либеральные противники режима, конечно, очень важны. Но это все-таки нюансы. С точки зрения сторонников левых сил, главное все же в другом. Фактически понятие «прожиточный минимум» утратило свой смысл. Он больше не будет обеспечивать даже условное выживание, обрисованное на основе представлений скупых и лукавых специалистов Росстата. Если среднедушевой доход упадет до величин, которые не позволят на МРОТ купить минимальную потребительскую корзину, то это уже никого в высоких кабинетах власти волновать не будет. Ибо строительство «государства – ночного сторожа», лишенного социальных обязательств, о котором мечтал еще верный соратник Бориса Ельцина Егор Гайдар, завершено. Государство теперь разрешает гражданам умирать от голода. И никакие красивые слова верховного правителя о патриотизме и народе изменить этого факта не могут.

Рустем ВАХИТОВ

http://sovross.ru/articles/2030/49863


Вернуться наверх
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 7 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 10


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB