Высокие статистические технологии

Форум сайта семьи Орловых

Текущее время: Пн сен 28, 2020 8:23 am

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 426 ]  На страницу Пред.  1 ... 7, 8, 9, 10, 11
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Ср фев 19, 2020 7:25 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 9094
Политическому обозревателю «Правды» В.С. КОЖЕМЯКО — 85
№18 (30950) 20 февраля 2020 года
1 полоса
Автор: Г.А. ЗЮГАНОВ, руководитель фракции КПРФ в Государственной думе РФ, Председатель ЦК КПРФ.
С днём рождения, со славным юбилеем, дорогой Виктор Стефанович!
«Много в поле тропинок, только правда одна», — словно о Вас написаны слова этой песни из фильма о революции.
Молодым журналистом выбрали Вы работу в «Правде», и сейчас, став мэтром журналистики и маститым писателем, сохраняете верность правде, верность совести и своим убеждениям.
В этот замечательный день я от всей души желаю Вам ещё на долгие годы сохранить зрелую мудрость и молодую энергию, жар души и остроту пера, зоркость глаза и меткость слова, желаю счастья, крепкого здоровья, удачи и успехов в нашей общей борьбе за права трудового народа, за социальную справедливость, за возрождение нашей великой Родины.
Всего доброго Вам, Виктор Стефанович, и Вашим близким, радости и любви, уюта и тепла Вашему дому.
С уважением


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Ср фев 19, 2020 7:26 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 9094
57 лет с «Правдой»
№18 (30950) 20 февраля 2020 года
1 полоса
Автор: ПРАВДИСТЫ.
20 февраля у правдистов появился замечательный повод поздравить с юбилейной датой — 85-летием — своего коллегу, ставшего для нескольких поколений читателей нашей газеты настоящим «золотым пером» советской и российской журналистики, политического обозревателя, члена редколлегии газеты «Правда» Виктора Стефановича Кожемяко.
КТО-ТО не скрывает удивления — неужели действительно Стефановичу 85?! А хоть бы оно и так: для всех его друзей и сотоварищей, как и для читателей газеты минувших и нынешних лет, пришедший 57 лет назад в редакцию «Правды» 28-летний парень по имени Виктор Кожемяко и сегодня остаётся всё тем же полным недюжинной молодой энергии летописцем времени и эпохи, чьи статьи, очерки и книги не оставляют читателей равнодушными, пробуждают в людях мысль и волю к действию.
В 16 лет деревенский паренёк из рязанской глубинки, окончив с золотой медалью десятилетку, становится студентом журфака МГУ. А дальше — диплом с отличием и журналистский старт в молодёжной газете «Рязанский комсомолец», которую вскоре и возглавил. И уже с 1963 года на все последующие 57 лет домом, жизнью и судьбой Виктора Кожемяко становится главная газета советской эпохи — ленинская «Правда». Именно на её страницах в полную силу раскрылись во всём многообразии его литературное дарование и журналистское мастерство.
Для читателей «Правды» не остались незамеченными уже первые «пробы пера» — заметки и корреспонденции из Приморья, с Камчатки и Сахалина молодого собкора «Правды» по Дальнему Востоку за подписью «В. Кожемяко». Но в полную силу они зазвучали, обретя «всесоюзный масштаб», вызывая тысячи откликов, побуждая читателей к осмыслению «горячих» фактов и проблем окружающей действительности, к борьбе за правду, за победу добра и социальной справедливости.
Очерки и книги о современниках — строителях советской цивилизации, беседы-исследования с выдающимися мастерами культуры по-новому высвечивали для читателей известные имена, открывали мир чувств и умонастроений, нравственных позиций таких значимых для страны фигур, как писатели-художники и мыслители Леонид Леонов и Валентин Распутин, подвижники русского, советского театра Виктор Розов и Татьяна Доронина…
В тяжкие для страны годы буржуазной реставрации Виктор Кожемяко остаётся верен идеалам партии коммунистов, знамени ленинской «Правды». В пору торжества манкуртизма и безоглядного очернения народных святынь Виктор Стефанович в своих статьях и книгах вновь и вновь поднимает во всей славе и чистоте бессмертные имена Зои Космодемьянской, молодогвардейцев Краснодона и других героев и творцов великой советской эпохи.
Его неутомимое перо всегда в работе. И груз былых лет, похоже, не давит, а, напротив, приводит в действие новые резервы духа, таланта и мастерства. В любом случае нынешнюю нашу «Правду», как и полвека назад, трудно представить без имени Виктора Кожемяко.
Помнится, одно время ходила по редакции шутка о том, как однажды…
Спросил внучонок
прадеда:
«То правда или враки,
Что прежде наша
«Правда»-де
Была без Кожемяки?»
«Бывало, внучек, всяко, —
Подумав, молвил дед. —
Но чтоб без Кожемяко —
Таких не помню лет».
Все мы, дорогой наш Стефаныч, исполнены надежды и даже уверенности, что эти незамысловатые вирши не потеряют своей актуальности и в последующие Ваши юбилеи.
С любовью и уважением


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пн мар 02, 2020 6:46 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 9094
А кто сберёг «Трёх сестёр»?
№22 (30954) 3—4 марта 2020 года
1 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Широчайшая реклама сопровождала сообщения о том, что на сцене МХАТ имени М. Горького состоится премьера спектакля по знаменитой чеховской пьесе «Три сестры». Сразу вспомнилась легендарная постановка Владимира Ивановича Немировича-Данченко, осуществлённая режиссёром-классиком в далёком 1940 году. Судя по всему, тогда было создано лучшее театральное воплощение этой гениальной драмы, адекватное глубокому и тонкому дарованию её великого автора.

НЕУДИВИТЕЛЬНО, что такой пронзительный спектакль стал мхатовским долгожителем. Мне, например, удалось впервые посмотреть его в 1950-м. А потом, как и многие другие зрители, ходил на него бесчисленное количество раз.

Впрочем, о себе говорю здесь просто для примера. Гораздо важнее другое: как любимейший вошёл этот спектакль в душу Татьяны Дорониной, когда ещё только начинала она учиться в Школе-студии МХАТ. Её «Дневник актрисы» рассказывает об этом с необыкновенным волнением.

После рокового раздела театра Олег Ефремов поставил у себя, можно сказать, своих «Трёх сестёр». А вот Татьяна Васильевна предпочла (не случайно, конечно!) взяться с доставшейся ей частью труппы за возобновление спектакля Немировича-Данченко. И первый же показ его на исходе года 1987-го подтвердил: решение было принято правильное.

Но что теперь? Какую премьеру уготовил нам пресловутый Эдуард Бояков, вознесённый на высоту художественного руководителя МХАТ?

Пиком рекламного самопиара стало его появление накануне грядущего торжества в телепрограмме «Главная роль» на канале «Культура». Ведущий Юлиан Макаров первый вопрос задал вот о чём: дескать, почему вы для возобновления выбрали постановку «Трёх сестёр» Немировичем-Данченко 1940 года, а не 1901-го? И, отвечая, Бояков пустился в какие-то запутанные, туманные дебри, из которых трудно было что-либо понять.

Вместо того чтобы сказать коротко и ясно: да ведь постановка 1901 года не сохранилась, а спектакль 1940-го Татьяна Васильевна Доронина сберегла и донесла до нас в целости, со всеми изумительными декорациями и реквизитом. Стоило бы добавить великое спасибо ей за это!

Но нет, никакой благодарности не последовало. Про Доронину в связи с судьбой «Трёх сестёр» Бояков вообще словно забыл. Даже имя её помянул лишь вскользь, в самом конце своих телерассуждений, причём опять же в очень смутном контексте. Хотя при ней возобновлённый ею любимый спектакль с успехом шёл больше тридцати лет, и она внимательно следила за его качеством, меняя актёрский состав.

Спектакль продолжал идти и в первом «бояковском» сезоне. Новоназначенный худрук дал ему отдохнуть только тогда, когда решил устроить собственное «возобновление» и свою «премьеру».

В афише и программке значится: «Режиссёр Вл. И. Немирович-Данченко. Режиссёры реконструкции М.В. Кабанов и В.В. Клементьев». Это актёры МХАТ. Но разве не надо было назвать отдельной строкой и Т.В. Доронину? За то, что бережно сохранила давний спектакль в столь хорошем состоянии. Право, роль Кабанова и Клементьева в судьбе «Трёх сестёр» не сравнится с доронинскими заслугами. Оба они, думаю, это осознают, но… видимо, тщеславие возобладало.

А чемпион по тщеславию, конечно, сам Бояков. До «Трёх сестёр» он, что называется, положил глаз на другой раритетный спектакль МХАТ — «Синюю птицу». Обещал совершенно новый, «взрослый» вариант этой сказки-притчи, поставленной Константином Сергеевичем Станиславским в 1908 году и возрождённой на мхатовской сцене Татьяной Дорониной.

Рекламного шума вокруг обещанного Бояковым было очень много. Однако, придя на «премьеру», зрители увидели давно известную им постановку. Были только подновлены свежей краской декорации да появилось несколько опущенных ранее реплик.

Зато в афише после строки «Режиссёры по восстановлению» Бояков не постеснялся поставить свою фамилию (вместе с актрисой Натальей Пироговой). И это — вслед за режиссёрами-постановщиками К. Станиславским, Л. Сулержицким и И. Москвиным.

Про Т. Доронину же и тут «забыл» Бояков. На засыпку вопрос: может ли руководить Московским Художественным академическим театром имени М. Горького человек, потерявший совесть?


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт мар 12, 2020 10:53 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 9094
Что же это значит — быть советскими?
№26 (30958) 13—16 марта 2020 года
3 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Заместитель главного редактора журнала «Историк» Арсений ЗАМОСТЬЯНОВ в беседе с политическим обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО

Всё, что связано с эпохой Советского Союза, не уходит из общественного внимания после уничтожения этой великой социалистической державы. Более того, создаётся впечатление, что со временем, удаляясь от тех лет, мы чувствуем не ослабление, а наоборот — возрастание народного интереса к жизни и свершениям советских людей. И это, если глубже разбираться в причинах такого интереса, далеко не только ностальгия, как утверждают наши идеологические противники.

Нет, точнее тут надо говорить о происходящем постепенно осознании, что утрачено трудовым народом вместе с той эпохой и той великой страной. Происходит у многих прозрение, и оно явно пугает ненавистников социализма.

Именно этим испугом можно объяснить суету, возникшую сейчас в связи с предстоящим внесением изменений в действующую Конституцию. Особую обеспокоенность антисоветчиков и русофобов вызывает возможное закрепление в Основном Законе статуса Российской Федерации как правопреемницы Советского Союза.

Не хотят, не желают, поднимают свой голос до визга. Ещё бы! Они столько сил положили, внушая людям, что Советский Союз был просто «чёрной дырой» в истории, которую даже из школьных учебников следует исключить, а тут — правопреемственность…

Наши читатели предлагают ещё больше внимания уделять на страницах «Правды» советской теме. Надеемся, вы откликнитесь и на публикуемую ниже беседу.

Вот придумали «совков»

— Дорогой Арсений Александрович! Пожалуй, необъятную тему предлагаю я для нашего разговора: советский человек, советский народ. В одной беседе полностью это не исчерпать. Но давайте для начала коснёмся хотя бы некоторых граней, наиболее актуальных сегодня. Ещё совсем недавно все мы (я имею в виду людей и своего, старшего, и вашего, гораздо более молодого, поколений) назывались советскими людьми. И воспринималось это вроде бы вполне естественно: наша страна Советский Союз — значит, советские. Но грянул контрреволюционный переворот 1991 года, и вдруг невесть откуда возникло другое слово: «совки». Согласитесь, звучащее с явным оттенком презрения. Как вы думаете, кто изобрёл это уничижительное словцо и с какой целью?

— Думаю, авторство тут не столь уж важно. Оскорбить советских людей, советскую историю в последние годы горазды многие. Ведь это сегодня выгодное дело — почему бы не поупражняться? Но я уверен, что оскорблением «совок» унизить великую цивилизацию невозможно. Поднявший на неё руку счастливее не станет, скорее — сам останется в дураках. Давно сформулирован в народе и ответ: «Только грязь боится совков». Для нас же эти понятия — советская эпоха, советский народ — не только достойная часть истории, но и феномен, не потерявший актуальности. Сильное, многогранное явление, понять которое можно только с помощью диалектики.

— Согласно российской Конституции, у нас нет государственной идеологии. Однако не находите ли вы, что эту функцию уже не одно десятилетие выполняет антисоветизм? Во всяком случае, нельзя не заметить, что руководство «новой России», а вместе с ним и вся провластная пропагандистская рать усердно старались использовать любую возможность, чтобы изобразить Советское государство, общество и советских людей в негативном свете. Да и сейчас это продолжается. Несмотря на то, что страна в основном живёт за счёт созданного в Советском Союзе, советскими людьми… Разве в советском опыте нет ничего ценного для сегодняшнего и завтрашнего дней?

— В антисоветизме есть что-то суицидальное, самоубийственное. Иногда он — сродни самобичеванию, иногда — надутому снобизму. Одно могу сказать точно: антисоветизм ещё никому не принёс счастья. В наше время, по-моему, он многим уже наскучил. Но кто-то поддерживает его накал. Прежде всего это те, кто боится возрождения социализма и в России, и в мире. Заинтересованные в шельмовании политических противников и наших святынь, наших идейных предшественников. А ещё для них признание Советского Союза «чёрной дырой» в мировой истории — это способ перечеркнуть историческую правду и, возможно, перекроить политическую карту мира. Запрещение коммунистической символики, приравнивание «сталинизма» к «гитлеризму», разговоры о «преступности» советской системы — всё это хорошо продуманная кампания, которая в первую очередь угрожает современной России. Её цель — сначала запятнать, скомпрометировать роль нашей страны во Второй мировой войне, а потом и вовсе превратить Россию в изгоя. Это коснётся каждого из нас, независимо от политических убеждений.

Некоторые наши «внутренние» антисоветчики надеются, что капитулянтство принесёт им радость с печеньем и вареньем. Мол, объявим Россию жертвой коммунизма, водрузим Солженицына на знамя — и нам дадут преференции, как Израилю. Иллюзия. Такое уже было в начале 1990-х. И никто России не помог. Разворовывали многие, а не помог никто. Тем, кто теоретически мог бы помочь, Россия нужна разрезанной на несколько недогосударств. По большому счёту, им нужны в основном наши Север и Сибирь. И никакого серьёзного приза для предателей у них не предусмотрено. Поэтому хныкать и жаловаться можно сколько угодно — по головке вас потреплют, но как к равным партнёрам относиться не будут. Не надейтесь.

Поэтому так нелепо выглядят некоторые наши политики, которые буквально в течение одной недели cначала глубокомысленно хулят товарища Сталина, который, по их досужему мнению, «хуже Гитлера», а потом — по служебной необходимости — защищают тот же сталинский Советский Союз и того же Сталина от натовских ораторов, от поляков, бельгийцев и прочих шведов. Получается неубедительно! Тут, на мой взгляд, идеология второстепенна. Куда страшнее — кричащий непрофессионализм. Ведь на этом теряют очки и наша дипломатия, и наша страна в целом. Теряют очки на годы и на поколения вперёд. Рачительность — вот первый принцип людей дипломатии. А наши неугомонные антисоветчики его нарушают на каждом шагу.

Ещё одна нелепая идея из этого репертуара — «Нюрнбергский процесс над КПСС», над коммунистической идеей, над советским прошлым. Не смогли одолеть на поле боя — хотят переиграть ситуацию по-воровски, задним числом. Суетливость этих доносчиков только лишний раз подтверждает, какая светлая эпоха у нас была, какие великие идеалы нас объединяли, усиливали нас. Но если для кого-то коммунистические идеи преступны, пускай знают: для большинства нашего народа — ни в коем случае! Ни в настоящем, ни в прошлом, ни в будущем.

Кто одержал Великую Победу

— Не уйти от ощущения множества противоречий, в которых мы ныне оказались. Это проявляется даже при оценке Великой Победы, к 75-летию которой готовится наша страна. А каковы слагаемые, обеспечившие эту действительно величайшую Победу? Вот говорят с высоких официальных трибун: победил народ. Казалось бы, верно. Однако многие читатели «Правды» настаивают, что надо говорить не вообще о народе, а о народе советском. Вы согласны с этим?

— «Великая Отечественная война советского народа» — вот формула, в которой нельзя изменить ни одного слова. Потому что Победа была всенародной. Безусловно — победил советский человек. Победили народы Советского Союза. Победил советский народ. Эти три утверждения не противоречат одно другому. Как не противоречит им и честный тост Сталина «За русский народ!», чья сплачивающая, центральная роль запечатлена в гимне Советского Союза, который стал для нас гимном Освобождения. Потому что впервые он прозвучал в новогоднюю ночь 1944 года. Напомню, что наш советский народ — единственный — оказался непокорённым во время гитлеровского нашествия. Единственный! Мужественно вели себя и англичане, но то была всё-таки не полноценная война. А об остальных и говорить нечего, хотя когда-то эти народы тоже назывались великими… Несколько лет — ещё до Мюнхенского сговора и после него — наша краснозвёздная страна в одиночку противостояла «коричневой чуме». Европейцам и американцам сейчас невыгодно вспоминать об этом — и об Испании, и о том, как Гитлер сколачивал не какой-нибудь, а Антикоминтерновский блок. Но мы должны помнить об этом. И напоминать нерадивым! Только в Советском Союзе — и больше нигде — антифашизм был государственной политикой. Только у нас выходили антигитлеровские фильмы — такие, как «Профессор Мамлок». Создавались антифашистские песни и книги. Их можно долго перечислять. И нужно перечислять — снова и снова, чтобы наши соседи не забывали. Они-то стали убеждёнными антифашистами только тогда, когда наш советский солдат водрузил над Берлином Красное Знамя. Ни минутой раньше! Я не говорю о подпольщиках, о борцах Сопротивления — большинство из них были коммунистами, которых наша страна всегда поддерживала. Они имеют право называться антифашистами. Они имеют право на Победу. Я говорю о буржуазном правящем классе. Вот это — главным образом пенкосниматели. Прилипалы. Когда говорят о Победе советского народа, у них есть лишь одно право: молчать!

Только народ из книг Аркадия Гайдара, из книг великих русских писателей-гуманистов мог встать стеной перед гитлеровцами. Народ, которому было что защищать — от сталинградского фонтана с героями сказок Чуковского до музея Льва Толстого в Ясной Поляне. Всё это были составные части великого феномена, который мы называем советским миром. Это было золотое поколение героев. Они и их дети сумели восстановить страну и победить ещё на многих фронтах — от космического до хоккейного. Незабываемые!

То, что к юбилею Победы был принят логотип (слово-то какое — раньше как-то без него обходились!), состоящий из стрелочек, — это просто жалкое решение. Чего испугались? Пятиконечных звёзд? Серпа и молота? Наших советских орденов и медалей? Испугались воина-освободителя, нашего красноармейца? Святого советского бойца? Видите ли, его нет в «логотипе». Хорошо, что хотя бы красным цветом не погнушались.

Но вся эта советофобия выглядит по-капитулянтски. Это — как бороться с Петром Великим, с его свершениями и традициями. Невозможно! Потому что слишком глубоко он врос в русскую историю, слишком много побед с ним связано. Хорошо, что горят над Москвой Кремлёвские звёзды. Восхищаюсь ими, люблю и кланяюсь им из любой дали. Народ не забудет ни Красное Знамя Победы, вознесённое над Берлином, ни пропотелые гимнастёрки красноармейцев — героев, выше которых никого не было в мировой истории…

Давайте почаще вспоминать их, находить утерянные фотографии, открывать фронтовую живопись, ведь она зафиксировала правду войны буквально из окопов. Таким был, например, художник-фронтовик Пётр Александрович Кривоногов. Какими карликами выглядят по сравнению с его картинами все эти лукавые логотипы… Именно лукавые. Хотя обвести вокруг пальца они способны только сами себя.

— Да, к началу Великой Отечественной уже в основном сформировалась эта новая историческая общность людей — советский народ. Был воспитан и новый, советский человек. Что, на ваш взгляд, в первую очередь его отличает?

— Это люди с прямыми спинами. Это было первое в мире поколение, уничтожившее эксплуатацию человека человеком! Поколение, для которого, например, позорным считалось снисходительное отношение к женщине. Равенство Рабочего и Колхозницы на монументе Мухиной — ведь это не обманка, это знак времени. И это завоевание нашей революции, нашей советской жизни стало сегодня всемирным.

Но самым главным было то, с чего я начал. Это человек, поверивший в своё всемирное дело построения социализма и веривший в великую роль своего Отечества в этой борьбе за справедливость. В борьбе против самого неумолимого и изобретательного врага — против Капитала. Это для кого-то звучит, может быть, как нечто слишком отвлечённое, высоколобое, плакатное. Но в этом — огромная человеческая правда. Таков был характер этих людей — готовых идти вперёд, туда, где опасно. Для них маловажен был быт, а тем более финансовая сторона жизни.

И ещё очень существенное — они не были одиночками. А потому соответствовали задачам своего времени: ведь тогда уже началась поистине эпоха многомиллионных масс. Коллективизм (который вовсе не противоречит личным амбициям каждого человека) был нашей великой силой. То, что сегодня он растоптан, — беда. Просто беда! С ним боролись прицельно. Его вытравили даже из школьной программы. А ведь именно с ним мы побеждали.

Тут надо сделать и оговорку. Конечно, не все сыны и дочери фронтового поколения были по духу истинно советскими людьми, как не все были героями. Нам могут привести примеры малодушия, эгоизма, мещанства, которые проявлялись в то же самое время. Но мы диалектики, а не схоласты. И должны понимать, что жизнь состоит из разных оттенков, а судить об эпохе нужно всё-таки по вершинам, а не по болоту.

— Мне зримо раскрыла многое в поколении победителей работа над книгой о Зое Космодемьянской. Чтение её дневников, знакомство и беседы с её боевыми товарищами по войсковой части особого назначения 9903. Все они, конечно, разные, но и общее я почувствовал. Это — готовность к подвигу, которая в них жила. Это — не показная, а истинная любовь к Родине. Недаром же все они стали добровольцами, когда над Родиной нависла грозная опасность. А вот сегодня почему-то предпочитают говорить: «волонтёры», а не «добровольцы». Почему?

— Боятся русских слов — понятных и честных. А ведь все главные подвиги на войне совершили действительно они — добровольцы! На них была надежда. Ещё больше боятся русской интонации. Той, которую можно услышать, например, у великих артистов Бориса Ливанова или Николая Симонова. Патриоты есть и сегодня, в том числе те, кто сражался и на Кавказе, и в Донбассе. Только не должно быть таких войн. Другая должна быть страна!.. И это — самое важное. Кстати, советскую идеологию часто упрекают в нивелировке русского начала. Мол, не было русской республики, русской Академии наук, великую Русь «угнетали» в пользу малых народов. Это вредная иллюзия. Советское не мешает ни русскому, ни киргизскому, ни грузинскому… А лишь дополняет и усиливает — с блеском. Даёт курс в будущее, космический масштаб. В то же время нигде в мире в ХХ веке так не поощрялось изучение фольклора и утверждение истинно народного патриотизма. И у народов бывшего Советского Союза осталось гораздо больше ярких национальных черт, чем у других народов Европы. Проанализируйте историю их государств. Им далеко до советского уровня осмысления своей национальной сути. В этом отличие советской идеи, например, от современного глобализма, зачастую уничтожающего, а не подчёркивающего человеческое в человеке. Хотя и от этого сложного явления просто отмахиваться нам нельзя.

Истоки их силы

— Что больше всего воспитывало первое поколение советских людей, ставшее победительным в самой страшной и жестокой войне? Наверное, атмосфера, установившаяся благодаря новому строю в нашей стране после Великого Октября. Без помещиков и капиталистов. С культом труда, ставшим, по сталинскому определению, делом чести, делом славы, делом доблести и геройства. Воспитывали школа, пионерия, комсомол. И великая русская, а также советская литература.

Это лишь поначалу, в революционной горячке, кому-то хотелось сбросить Пушкина с парохода современности. А вскоре и Пушкин, и Лермонтов, и Гоголь вместе с Маяковским и Горьким стали наставниками растущей советской молодёжи, готовящейся к своему историческому подвигу во имя Родины и жизни на Земле. Знаете, я аж вздрогнул, когда первый раз открыл записную книжку Зои Космодемьянской — на страничке, где оказались лермонтовские строки из «Бородино»:

«Ребята, не Москва ль

за нами?

Умрёмте ж под Москвой,

Как наши братья

умирали!»

— И умереть мы обещали,

И клятву верности сдержали

Мы в бородинский бой!

Понятно, откуда Зоина самоотверженность. А ещё, как известно, была Татьяна Соломаха — молодая учительница-коммунист, которую белогвардейцы зверски замучили на Кубани. Зоя прочитала о ней в книге очерков про героинь Гражданской войны и потом фактически повторила её подвиг. Не случайно, попав в плен к фашистам, назвалась Татьяной.

Я впервые прочитал знаменитый очерк Петра Лидова «Таня» в свежем номере газеты «Правда» в январе 1942 года. Он и фото казнённой девушки с обрывком петли на шее, сделанное фотокорреспондентом-правдистом Сергеем Струнниковым, потрясли меня, шестилетнего, до глубины души. Таким было наше воспитание, «детей войны» и первых послевоенных лет. Герои Великой Отечественной стали нашими героями.

А на каких примерах воспитывалось ваше, более позднее поколение? И когда всё-таки идейным нашим противникам удалось нанести уничтожающий удар по советскому человеку, прежде всего — по патриотизму молодых?

— Очерк Петра Лидова — из лучшего, что было и что может быть в журналистике. Рад, что это не только моё мнение, что так думают и многие литераторы помоложе, я это точно знаю. Например, Дарья Верясова, которая без государственной помощи создала в интернете настоящий музей Зои. Наша Победа — это святыня для всех поколений. Именно святыня, лучше и не скажешь о подвиге советского народа. Таким он остался в нашей памяти — светлым, непревзойдённым. Это выше любой мистики. Сильнейший сплав! Ведь мы чувствуем личную причастность к Победе через пожелтевшие фотографии фронтовиков, которые есть в каждом доме. Через пятиконечные звёзды на могилах, которые ещё стоят. Хотя, к сожалению, их часто заменяют на нечто невнятное.

Несправедливо, что главный московский памятник Победе — на Поклонной горе — почти лишён не только советской, а вообще адекватной символики. Где там советский солдат, боец-победитель? На задворках. Невразумительная стела, ангелы с трубами. Этот образ можно пристегнуть к любому событию. Настоящая циничная антисоветская цензура!

У меня есть любимый монумент Великой Отечественной. Его установили ещё в 1944 году. А называется он «Триумф Победы». Это — на Ленинградском шоссе, на путепроводе, неподалёку от МАИ. Великий новгородец, скульптор Николай Васильевич Томский, воплотил в камне предчувствие Победы. И нет ничего сильнее. Плащ-палатка, каска, девушка-регулировщица, показывающая на Запад. Высокие слова о защитниках Ленинграда, только что освобождённого от блокады. В детстве у меня была мечта: с помощью волшебной палочки перенестись в 1941 год и спасти ленинградцев. Иногда я подумывал о смертоносном оружии, которое можно было применить против гитлеровцев на подступах к великому городу. Иногда — о поддержке продовольствием с помощью современных самолётов.

Помню, как важны были для нас очерки о пионерах-героях, книги Аркадия Гайдара… И из более позднего — в одной сказке писателя Валерия Медведева есть заклинание, почти девиз: «Я хочу навеки быть человеком!». В этом — суть советской цивилизации. Цивилизации Прометея Освобождённого. Вспоминается и сказка про робота Электроника — про самого человечного, советского робота. Фильм о нём завершается такими строками:

Ведь ты человек,

ты и сильный, и смелый,

Своими руками судьбу

свою делай,

Иди против ветра,

на месте не стой,

Пойми, не бывает дороги

простой.

Это всегда с нами. И это пытаются вытравить и стереть в первую очередь. Мы же помним: в конце 1980-х для советского патриотизма в самом деле настали очень трудные времена, апофеозом которых стали март 1990 года, отмена 6-й статьи Конституции, а по существу — победа криминального подполья. Ведь удар по партийным комитетам был выгоден больше всего именно им — казнокрадам и элементарным ворам. За полтора года они превратили нашу страну в крупнейшего в мире должника.

«Перестройка» примерно в 1988 году вступила в самоубийственную стадию. Могу только согласиться со словами Юрия Васильевича Бондарева, который на ХIХ партконференции пророчески предупреждал: подняли самолёт в воздух, не зная, есть ли в пункте назначения посадочная площадка. Нельзя было сдавать приоритет Коммунистической партии! Действительно, после этого ситуация стала непоправимой.

Использовались, конечно, и другие соблазны: национальная рознь, ненависть к людям труда, к тому, что называли «уравниловкой», а по существу — к советской демократии. Уничтожение советской цивилизации не было всенародным решением. Вина общества в том, что были созданы подходящие условия для растаскивания страны… Это целая система ложных ориентиров. И это — тема для долгого и разностороннего анализа, который, я уверен, будет вестись всё более обширно и глубоко.

Смешно воспитателями назначать олигархов

— Что вы можете сказать о сегодняшнем воспитании молодёжи? По моим наблюдениям, воспитать человека, равного своими достоинствами человеку советскому, крайне трудно. Совсем иная атмосфера в обществе, заражённом бациллами индивидуализма, стяжательства, культа денег! Даже глава министерства образования напрямую говорил о главной задаче — «воспитать грамотного потребителя» (а не творческого, ответственного коллективиста, способного на самоотверженность во имя других).

Помню, как Дмитрий Медведев, будучи президентом страны, рекомендовал 1 сентября, в День знаний, приглашать на первый урок в школах… олигархов. Для чего? Чтобы учить детишек «успешности». Но мы же знаем, на чём построена успешность этих дельцов. Как минимум, на мошенничестве, а то и похуже…

Короче, из затеи этой, как и следовало ожидать, ничего не получилось. И я представляю, сколь трудно нынче, в условиях капитализма, родителям воспитывать в чаде своём элементарную честность. Если не учить тому самому мошенничеству, а предпочесть бескорыстие, легко обречь начинающего жизнь человека на проигрыш в ней. Налицо явное противоречие. Спрашивается: как же быть?

— Деньги сегодня правят миром. И в России, к сожалению, с особым цинизмом. С разбойничьим присвистом, на который Ильи Муромца не хватает. В такой ситуации учить можно только вершкам хорошего тона. А по сути воспитание зачастую бессильно. Слишком давит реальная действительность. Хотя стараться надо — таков наш долг на земле. Между прочим, воспитать грамотного потребителя у них вряд ли получится. Потребительство — в большинстве случаев — просто вытеснит стремление к грамотности. Как говорил мне наш замечательный космонавт и учёный Георгий Гречко, современной «элите» нужны люди-свиньи, которые не поднимают голову к небу, а смотрят только в корыто. Мечта о космосе им не нужна. Она сочетается с другой, гуманистической, идеологией, на которой и выстроен был Советский Союз, воспитан советский человек.

Считается, что в революционную эпоху рождается великое искусство. Безусловно, так было у нас в 1920-е, в первые послереволюционные годы. Так было во Франции в конце XVIII века. Эти эпохи во многом трагичны, но вместе с тем величественны, ярки и притягательны. А обратите внимание, как блёкло в этом смысле прошли у нас 1990-е годы и продолжается XXI век. Суть в том, что, сделав сто шагов назад, мы оказались не на гребне времени, а в глубоком арьергарде той самой «потребительской цивилизации». Но память о советском прошлом даёт нам веру (и шансы!) в то, что можно вернуться в авангард, в первые ряды. Не всё же в корыто глядеть?

— Последний вопрос хочется поставить, что называется, ребром: полностью ли изжит советский человек? Или в лучших людях постсоветского времени он всё-таки живёт, держится?

— Держится! Но в нынешнее время, наверное, не всегда имеет смысл проявлять свои советские качества. Ведь на нас действует логика животного, хищнического капитализма. Подставляться под удар не стоит. Самое важное — сберечь, сохранить в себе советское начало. Сохранить веру в цивилизацию, в науку, в человека, в братство людей труда. Но при этом понимать, что сегодня мы — во враждебном окружении, как в разведке. И не должны расслабляться, а тем более поддаваться врагам.

Поделюсь своим открытием. В теперешнее время люди, которые смотрят советские фильмы, читают советские книги, поют те песни советские, — сильнее других своих современников. Обязательно сильнее! И если вы знаете и понимаете таких героев Горького, как Сокол и Данко, душой воспринимаете молодогвардейцев и Маресьева, героев Бориса Андреева и Николая Крючкова, даже героев популярных кинокомедий и детективов 1970-х годов, если вы прониклись песнями Блантера и Пахмутовой, если понимаете живопись Самохвалова и Дейнеки, — у вас вырабатывается иммунитет против хищнических приёмов капиталистической действительности.

Какого человека формирует современная массовая культура? Раба рекламы. Доверчивого и мягкотелого. Изнеженного. Подсевшего на кредиты. По существу — послушного, безропотного банкрота. К тому же — неврастеника. Ныне «25-м кадром» в вас внедряется информация: возьми кредит, срочно купи просроченный товар, будь безропотным рабом сильных мира сего…

Почти любой советский фильм даёт вакцину против этой заразы. Хочу обратиться ко всем: пользуйтесь! Величие советской культуры в том, что оно в гармоничной мере сочетает рационализм и мечту. И рационализм не даёт вам стать жертвой современных мошенников. И вы становитесь сильнее, свободнее, духовно богаче. К сожалению, хитростью и наглостью укрепилась у нас система, в которой деньги правят бал, но мы и в ней должны выживать умело. Докажем, что советский человек не заржавеет в любую погоду.

А ведь будущее всё равно принадлежит укладу, который возьмёт своё начало в нашем советском опыте. В цифровую эпоху, в эпоху эпидемий и терроризма закон, сформулированный Владимиром Маяковским, стал ещё актуальнее: «Единица — вздор, единица — ноль, один — даже если очень важный — не подымет простое пятивершковое бревно, тем более дом пятиэтажный». Впереди время грандиозных задач, решение которых под силу лишь большим коллективам. Впереди непременная и всё более широкая борьба за справедливое жизнеустройство. Вот уж когда ещё больше понадобятся советские навыки по созданию единства, а не розни!


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт мар 19, 2020 8:14 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 9094
И пошли артисты за правдой по судам
№29 (30961) 20—23 марта 2020 года
6 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Разговор у нас будет сегодня о судьбе тех артистов Московского Художественного академического театра имени М. Горького, которые откровенно выразили своё критическое отношение к действиям нового руководителя МХАТ Эдуарда Боякова.

«Правда» много писала о неожиданных и неоправданных событиях, обрушившихся в декабре 2018 года на знаменитый творческий коллектив. Главным, конечно, стало отстранение от реального руководства народной артистки СССР Татьяны Васильевны Дорониной. Трудно придумать более оскорбительную несправедливость, чтобы с такой силой ударить по самоотверженной подвижнице, для которой родной театр — это всё.

Но горечь происшедшего усугубляется ещё и разрушительным курсом новоявленного Боякова.

Вопрос: как к этому отнестись?

Каждый делает свой выбор

Надо признать, что первыми голос протеста подняли зрители. Доронинский МХАТ (недаром с некоторых пор его так стали называть) за тридцать с лишним лет воспитал своего великолепного зрителя, которому истинно дороги лучшие традиции русского реалистического, психологического театра. А такого театра у нас, давайте прямо скажем, всё меньше и меньше. Так вот, именно здесь, на этой сцене, находили люди то, чего на многих других не осталось и в помине.

И когда убеждённые поклонники МХАТ узнали, что «визитной карточкой» нового худрука станет по-настоящему похабный «Последний герой», взрыв возмущения произошёл весьма энергичный.

Впрочем, несопоставимость данных Дорониной и Боякова (во всех отношениях!) заведомо была ясна для абсолютного большинства — и зрительского, и актёрского. Просто в труппе многие сперва понадеялись, что присланные министерством «три богатыря» — Бояков, Прилепин и Пускепалис — назначены для помощи и поддержки президенту театра Т.В. Дорониной. Когда же реальность развеяла эти надежды в пух и прах, когда стало совершенно очевидно, что вместо МХАТ будет иной, неприемлемый для воспитанников Дорониной театр, недовольство происходящим заявило о себе и в мхатовском коллективе.

А затем, поскольку никакой реакции на это со стороны министерства культуры не последовало, острое недовольство выплеснулось на улицу. В июне 2019-го, накануне телевизионной «прямой линии» В.В. Путина, артисты МХАТ записали своё видеообращение к президенту. Собравшиеся на ступенях театра держали в руках плакаты с призывами спасти МХАТ и Доронину.

Через некоторое время протестующие организовали пресс-конференцию, на которой рассказали о фактическом уничтожении МХАТ, начатом Бояковым и его командой. И что же в ответ? Накануне нового сезона в мхатовском коллективе, как и в других театрах, проводился традиционный сбор труппы. Так вот всех, кто был причастен к протестным акциям, на этот сбор не пустили! Бояков прямо дал понять: вы — не мои, не наши.

Он заявит потом то же самое с трибуны. Дескать, «с этими» работать я не хочу и не буду. Ну а поскольку сам он никуда уходить не собирался, вывод следовал элементарный: должны уйти все, кто к нему, Боякову, нелоялен. Каждый, мол, делает свой выбор.

Началось выдавливание ни в чём не повинных

Да, выдавливание. Именно так я называю то, что развернулось далее в стенах МХАТ по злой воле г-на Боякова.

Об участниках видеообращения к президенту страны он отозвался в прессе вполне презрительно: «Пять неликвидных, нездоровых актёров раздули этот скандал». Обратите внимание, что для одних это способ выразить острейшую свою тревогу за судьбу любимого театра, а для Боякова — просто скандал.

«Нездоровые» — пусть на его совести останутся: клевета в запале, как говорится, сорвалась с языка. Но что значит — «неликвидные»? Дабы точность соблюсти, обращаюсь к академическому словарю русского языка. И читаю про «неликвид»: «Имущество, которое не может быть использовано в данном предприятии и подлежит продаже, передаче».

Стало быть, Бояков определил, что актёров, неугодных ему, он «в данном предприятии» использовать не сможет. Сразу отмечу: их не пять, как с пренебрежением бросил для журналистов разъярённый худрук, а гораздо больше! Плохие актёры, профессионально несостоятельные? По ходу расследования мне всё нагляднее раскрывалось, как любыми способами пытаются подвести их под такую негативную оценку. Только тщетно! Потому что правда буквально кричит об ином.

Все, кто не понаслышке знает «доронинский» МХАТ, то есть видел многие его спектакли, подтвердят, что неугодными для Боякова стали актёры отнюдь не из худших, а, наоборот — из лучших. Есть в полном смысле слова ведущие, которых особенно полюбили зрители и на ком в значительной мере держался мхатовский репертуар.

Вот заслуженные артисты России, с честью несущие это почётное звание: Юлия Зыкова, Елена Катышева, Лидия Матасова, Александр Титоренко, Андрей Чубченко. Сколько ярких, незабываемых образов создано ими на сцене родного театра!

Замечательные работы и в творческом списке тех, которые не успели пока официально стать заслуженными или народными. Но ручаюсь: артистами драмы высшей категории называются они по праву. У меня каждый раз теплеет на душе при встрече с Андреем Зайковым или Алексеем Бирюковым, Юрием Болоховым или Ольгой Дубовицкой, Екатериной Кондратьевой или Антоном Наумовым…

Увы, последние мои встречи с ними происходили не в театре, а в Пресненском районном суде города Москвы! Одновременно в Головинском суде столицы (по месту жительства) ту же необычную для себя роль истца вынуждена исполнять Лидия Леонидовна Матасова, в Таганском суде — Александр Иванович Титоренко.

Уважаемые и любимые зрителями артисты судятся, вместо того чтобы играть в спектаклях на сцене!.. Да как же могло до такого дойти?

А вот в результате того самого выдавливания, о начале которого я уже сказал. Бояков решил во что бы то ни стало избавиться от тех, кто не одобряет предпринятую им «переделку» МХАТ. С наслаждением вышвырнул бы он их просто так, безо всяких поводов и объяснений, да какие-то законы и кодексы мешают.

Некоторые актёры порадовали Боякова: осознав, что их ждёт при таком начальнике, написали заявления об увольнении «по собственному желанию». Однако это лишь единицы. А остальные «нелояльные» заговорили о справедливости и несправедливости.

Что ж, вывод Боякова однозначный: упрямых придётся «вразумлять». Каким образом? Да усилив меры по выдавливанию…

Оставить без ролей и без средств к существованию

Помню, как в фойе МХАТ, уже переделанном Бояковым на свой вкус, задержался я возле фотогалереи работников театра, то есть прежде всего, конечно, актёров. Она тоже была переделана, но вот что главное: не всех артистов нашёл я в ней.

Попробуйте догадаться, кого не нашёл. Смекнули? Совершенно верно: тех, кого невзлюбил Бояков.

Обращаюсь к дежурному администратору: «А что, Матасова и Титоренко у вас в театре уже не работают?» Ответ: «Работают». Когда же спросил, почему среди фото нет их и кое-кого ещё, после ответа мысленно ахнул. Оказывается, «места на всех не хватило…»

Между прочим, точно такой же ответ получили возмущённые зрители, обратившись с этим вопросом в министерство культуры: «Не хватило места!» И до чего же удачно не хватило — именно для тех, кого Бояков зачислил в изгои.

Вот так. Это ли не дискриминация? Но я тогда уже знал: ударом по фотографиям Бояков не ограничился. Значительно хуже, что неугодных ему артистов стали подряд снимать с ролей, а также лишать стимулирующих надбавок к зарплате и премий, что в итоге лишило талантливых и любящих своё дело людей нормальных средств к существованию.

Бояков задействовал и ещё один способ давления. Актёров, с которыми Доронина, зная их способности, заключила бессрочные трудовые договоры, он решил перевести на договоры срочные. А это означало: по истечении времени (год или два) артист может быть уволен. Удивительно ли, что люди, уже ощутившие определённое отношение нового начальника к себе, отказывались писать заявления о расторжении действующих трудовых договоров.

Пришлось актёрам обращаться в вышестоящий профсоюз, в прокуратуру, государственную инспекцию труда. В своём предостережении прокуратура предупредила руководство театра о незаконности его действий. На помощь изгоям пришёл и Московский профсоюз работников культуры.

Хочется выразить особую признательность его руководителю Лидии Сергеевне Фоминой. Она очень близко к сердцу приняла бедственное положение, в котором оказались прекрасные актёры МХАТ. Проявила и чёткое понимание того, почему это произошло. Отнюдь не в личных симпатиях и антипатиях суть, а в причинах весьма принципиальных!

— Это часть широкой кампании по уничтожению русского драматического театра и его традиций, — говорила мне она. — Боякову отдали МХАТ на разрушение. Казалось бы, театр с такой славной, выдающейся историей требует наибольшей бережности и заботы. Но нет, сегодня отношение к нашим великим традициям совсем иное.

Лидия Сергеевна горячо возмущается неблаговидной ролью министерства культуры. Это же при его участии (подумать только!) руководителем МХАТ вместо Татьяны Дорониной с её высочайшим авторитетом в искусстве был выдвинут претенциозный непрофессионал Бояков. И он вытворяет воистину всё, что захочет. Никакого контроля и никакой ответственности!

Вот, например, рассказывают, что на скандальном «Последнем герое» появился в зрительном зале МХАТ заместитель министра культуры Павел Степанов, официально отвечавший за работу театров. Посмотрев первый акт, он сказал: «Что ж, мне и похуже спектакли приходилось видеть». И после такого краткого резюме в том же антракте отбыл.

А теперь этот руководитель, так ничего и не предпринявший, говорят, пошёл на повышение…

Горькая цена предательства

Ну а что происходит в судах, где рассматриваются иски актёров МХАТ о дискриминации, лишении ролей и невыплате положенных им премий и стимулирующих надбавок к зарплате? Важно знать, что надбавки эти составляют в театре преобладающую часть оплаты актёрского труда. Критериев несколько, а главные такие: сценическая этика, соблюдение творческой и трудовой дисциплины, актёрское мастерство.

Приглашаю вас, дорогие читатели, на заседание Пресненского суда. Ему предстоит решить, насколько обоснованно наказали названных выше актёров — из оппонентов Боякова.

От руководства театра выступает Валентин Клементьев, тоже ведущий актёр, ставший с приходом Боякова официальным его помощником. А был помощником у Дорониной.

В общем, быстренько «перевернулся», за что многие стали называть его предателем номер один.

Сейчас (видимо, зная про такое к нему отношение и реагируя на него) он начинает с заявления, что уже не является с некоторых пор помощником художественного руководителя. Но удивительное следует дальше!

Представьте себе, он не может конкретно ответить на самый главный вопрос: а за что, собственно, за какие провинности лишён надбавок и премий каждый из этих семи человек?

Да-да, они его по очереди об этом спрашивают — Елена Катышева, Анатолий Наумов, Ольга Дубовицкая и другие, а он отвечает фактически одно: «Не знаю. Но, видимо, у оценочной комиссии были основания».

Эта комиссия должна собираться в конце каждого месяца и, рассматривая работу актёров за прошедшее время, выносить свой вердикт. Почему же Клементьев, готовясь к заседанию суда по такой теме, не обратился к материалам ежемесячных обсуждений?

Уверен я, что обращался. Просто не нашёл там никакого компромата на коллег, ищущих теперь правды в суде. И бывшая помощник режиссёра Татьяна Катаева, по должности обязанная после каждого спектакля записывать свои замечания в специальный протокол, выступая сейчас в качестве свидетеля, ни малейших обвинений в адрес истцов не смогла привести. То есть за всё время её работы повода для замечаний и тем более каких-то обвинений эти артисты не давали.

Странная ситуация! Претензии у руководства к ним появились настолько серьёзные, что по каждому били вовсю — и морально, и материально. Но внятно им самим сказать, за что это, никто из администрации не озаботился. Или уж точнее — нечего было сказать?

— В чём же конкретно я провинился? — этот вопрос Клементьеву поочерёдно задавали на судебном заседании все потерпевшие.

И что Валентин Валентинович? Он стоял лицом к судье, а к залу — широкой, крепкой спиной. Невозмутимой, я бы так сказал. На повторяемый вопрос глуховато звучащим голосом выдавал вопрос свой. Один и тот же:

— А вы ко мне обращались?

И слышалось тут плохо сдерживаемое раздражение. Ведь не обращались-то к нему по вполне понятной причине: Клементьеву теперь не верили!

Ещё бы, после того, как он неожиданно проявился с приходом нового начальства, предав и Доронину, и многих друзей, товарищей-коллег. Тех, с кем по разные стороны находился он в этом зале суда, а когда-то, сравнительно недавно, играл вместе, в одних спектаклях. И какие замечательные, дружные бывали у них праздничные вечера, на которых мне посчастливилось присутствовать!

Увы, теперь это всё в прошлом…

Где же она, справедливость?

Необходимо добавить про суд.

То его заседание, о котором я выше рассказывал, закончилось, можно сказать, ничем. Истцы не добились желанной справедливости, но и представить их заслуживающими наказания не удалось. Достаточных аргументов для этого не было.

Итак, назначен день следующего судебного заседания, а Бояков распоряжается, чтобы нужный компромат к этому дню появился. Чем скандальнее, тем лучше. И рождаются две бумаги о ЧП.

Одна — это докладная за подписью руководителя службы внутренней безопасности и пожарной охраны театра В.В. Чижа, а вторая — подписанная его заместителем А.В. Карпенковым.

Содержание схожее. Один сигнализировал о неподобающем поведении группы актёров 20 сентября прошлого года, а другой — 1 октября. Проходили в эти дни производственные совещания, на которые данные актёры не были приглашены. Но… они якобы «разводили конфликт», «применяли физическую силу, чтобы прорваться в зал», «повышали тон разговора» и т.п.

Поди проверь — было, не было. Убедительных подтверждений тому не существует. Времени-то уж много прошло. Странно также, что камеры наблюдения, которыми МХАТ теперь переполнен, почему-то эти «громкие скандалы» не зафиксировали.

Но кроме Пресненского суда аналогичные обвинения пришли и в суд Таганский. Туда, где истцом выступил заслуженный артист РФ Александр Титоренко. Его тоже уличали как зачинщика дебоша. Хотя даже мне, а не только его коллегам по театру известен Александр Иванович как человек редкостно уравновешенный и сдержанный.

Знаете, после оглашения этих и других претензий к нему, случился с ним сердечный приступ. Ведь кроме активного участия в скандале Титоренко вменялась в вину и профессиональная несостоятельность. Дескать, выходит он на сцену не вовремя, говорит не слышно, нарушает мизансцены и т.д. От кого исходила эта напраслина? От недавних друзей и коллег!

На сцене Александр Титоренко более 30 лет, почти половина из них — в МХАТ имени М. Горького.

— Да если бы меня зрители не слышали, они давно бы подняли вопрос об этом, — с недоумением говорит он. А продолжает о том, как разительно изменилась атмосфера в театре с тех пор, как «ушли» Татьяну Доронину и место её занял Бояков:

— Мы жили в счастье, а теперь тут поселилось несчастье. Вместо творчества — подсиживанья, взаимная неприязнь, предательство. Ради этого присланы Бояков и его команда?

А я вспоминаю, что член этой команды Захар Прилепин объявил недавно о создании новой партии — под названием «За правду». Бояков вне её по определению быть не может.

Только вот какая она, эта их «правда»? Ведь суд, казалось бы, тоже должен отстаивать правду и справедливость, а он в упор не видит дискриминацию жертв Боякова! И они вынуждены теперь обращаться с апелляциями в вышестоящие инстанции...


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт апр 23, 2020 2:27 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 9094
Масштаб гения
1 полоса
Автор: Правда.

К 150-летию со дня рождения В.И. Ленина

Доктор исторических наук, профессор, лауреат премии Ленинского комсомола Владислав ГРОСУЛ в беседе с политическим обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО

Тему этого разговора определил мой собеседник — выдающийся современный историк Владислав Якимович Гросул. Он с одобрением отнёсся к возможным вариантам нашей беседы, названным мною в преддверии ленинского юбилея, но начать предложил с личности вождя.

— Ужас, что сейчас с молодёжью творится, — аргументировал он. — Меня пригласили недавно выступить перед девятиклассниками. И что же? Спрашиваю, кто такой Ленин, а они не могут ответить. Да и у многих вполне взрослых, как вы сами знаете, по этому вопросу каша в голове. Достаточно вспомнить, с каким высокомерным пренебрежением обычно говорит о Ленине нынешний президент страны. Вместо того чтобы гордиться таким истинно великим соотечественником!..

Это был человек колоссальных способностей

— Владислав Якимович, а могут ли быть обоснованные сомнения в том, что Ленин — гений?

— По-моему, нет. И тут самый весомый довод — его дела, свершения, интеллектуальное и практическое наследие, которое он оставил. По социологическим опросам ООН Ленин долгое время считался крупнейшим политическим деятелем ХХ столетия. Это уж потом задействовали «гарвардский проект», в соответствии с которым была начата организованная дискредитация советского вождя, так сказать, свержение его с пьедестала.

— А как определяются качества политического или государственного деятеля?

— Существует система вопросов, позволяющая более или менее точно эти качества определить. Речь идёт как о врождённых способностях, так и о приобретённых в течение жизни, учёбы, работы. Если же говорить о мозговых данных Ленина, то для этого имеется особый, уникальный и очень интересный материал.

— Что вы имеете в виду?

— Дело в том, что необыкновенные ленинские способности к моменту его кончины были уже достаточно широко известны. Вот почему, когда он умер, сразу же была создана специальная лаборатория для изучения его мозга, превращённая потом в Институт мозга. Руководить этой ответственной работой пригласили крупнейшего специалиста по мозгу — немецкого профессора Фогта. Он приехал вместе со своей женой-помощницей. Приехали они на два-три месяца, а задержались чуть ли не на три года.

— И всё это время были заняты изучением ленинского мозга?

— Да, представьте себе. Они провели скрупулёзные, тщательнейшие исследования, итоги которых вылились в обстоятельный доклад. Приведу из него несколько итоговых строк: «В заключение доклада Фогт сделал следующие выводы. Общее строение мозговой коры в целом обладает в мозгу Ленина отличиями от мозга людей со средним уровнем и указывающими на принадлежность мозга Ленина к высшему типу строения. Одарённость Ленина отнюдь не была односторонней. Многогранность его гения подтвердилась и при микроскопических исследованиях его мозга».

— То есть это, безусловно, был мозг особой организации?

— Я не физиолог, но представляю, что у него был большой процент серого вещества по отношению к нейронной массе. Между прочим, на грани. Ещё чуть-чуть — и это была бы уже противоположность.

— Сталин написал, что Ленин был на голову выше всех, кто его окружал.

— Да, именно так. При этом Сталин, как ученик Ленина, имел в виду и себя. Ближайшее ленинское окружение это понимало, отдавало себе отчёт. Это понимали и противники, даже враги. Например, Деникина спрашивали: «Почему же вы проиграли красным?» Ответ нередко следовал односложный: «А у нас не было Ленина».

И это правда! Красными действительно руководил необыкновенный человек — колоссальных способностей и широчайших знаний, обладавший на этой основе даром предвидения.

Вот клянут Ленина за Брестский мир. Действительно, говоря его же словцом, он был похабный. Но Ленин-то при заключении этого договора знал: немцы долго не продержатся. Что уже в конце того же 1918-го и подтвердили революции в ряде европейских стран, в том числе в Германии. Подобных примеров можно привести множество.

— Причём из разных сфер ленинской деятельности, так ведь?

— Из самых разных!

Как он читал, писал, выступал

— Сегодня в школах не изучают знаменитый очерк М. Горького о Ленине и поэму В. Маяковского «Владимир Ильич Ленин». Между тем у обоих этих великих художников с огромной силой звучит искреннее восхищение личностью советского вождя.

— Личностью гениальной! Такое же восхищение донесли до нас воспоминания сотен людей, общавшихся и работавших с Лениным. Им тоже была видна необыкновенная одарённость Владимира Ильича, сказывавшаяся буквально во всём.

Вот, например, как Ленин читал. Ведь он буквально жить не мог без книги, хотя энциклопедические знания его были почерпнуты не только из книг, но и непосредственно из жизни. Так вот, сотрудник нашего академического Института российской истории Юрий Павлович Шарапов в своё время взялся за специальное изучение этой темы — «Ленин как читатель». По итогам проделанной работы выпустил потом книгу под тем же названием. Замечу, книгу весьма содержательную.

— И чем она особенно интересна?

— Свидетельствами очевидцев, из которых складывается потрясающий образ человека, каждодневно и необычно общающегося с книгой. Пишет, скажем, жена старого большевика Е. Усиевич:

«Читал Владимир Ильич чрезвычайно много. Можно бы даже сказать — неправдоподобно много, если не знать одну особенность чтения Ленина. Когда я впервые увидела, как читает Владимир Ильич, мне показалось, что он просто перелистывал книгу, поверхностно проглядывая её содержание. Но потом я заговорила об этой книге, и оказалось, что он досконально освоил, прямо-таки проштудировал прочитанное. Мне это показалось чудом.

Но впоследствии я узнала, что Ильичу свойственно так называемое «партикулярное чтение. В то время как обычный читатель охватывает зрением одну-две строчки, в лучшем случае целое предложение, при партикулярном чтении в поле зрения читающего попадает сразу полстраницы. А то и страница».

— Поразительно, честное слово!

— Я вам признаюсь: пробовал так читать. Увы, ничего не получилось. Между тем, Ленин, таким образом прочитав страницу, согласно воспоминаниям, мог по памяти воспроизвести наиболее понравившиеся места. Есть тому свидетельства людей, которые знали Ленина даже больше, чем Усиевич.

— Наверное, чтение такое возможно лишь при максимальной концентрации внимания, когда человек как бы отрешается от всего вокруг.

— Вы правы, это именно так. Но далеко не всем такое умение дано. А Ленин, благодаря столь удивительному сосредоточению плюс умению всегда выделять главное, мог редкостно быстро не только читать, но и писать.

— Расскажите, пожалуйста, и об этом.

— Вот передо мной воспоминания бывшего наркома продовольствия Шлихтера. В 1905 году он с Лениным оказался в Финляндии. Тогда здесь возникла идея издавать газету «Пролетарий», для которой Ленин вызвался написать статью.

И как же он её писал? Буквально, что называется, в один присест и всего за один час. А статья большая, объёмом в целую газетную страницу! Ленин сел и, не отрываясь ни на минуту, написал её. Поразив, конечно, всех, кто при этом присутствовал.

А как выступал он с любой трибуны! Некоторые, говоря об ораторских способностях большевистских вождей, всячески превозносят Троцкого. Однако, судя по тем же многочисленным воспоминаниям, Ленин и в этом качестве никому не уступал.

— Причём обращаться к людям с трибуны после Октября ему ведь приходилось очень часто.

— Конечно. Да и сразу после возвращения из эмиграции он рвался выступать, особенно перед рабочими. И вот предоставилась возможность встретиться с рабочими трубочного завода.

— Это в апреле 1917-го?

— Точно. Приезжает он на завод, а там уже вовсю выступают представители от разных партий. Смотрит он, слушает — аудитория явно недовольна. Стаскивают с трибуны под улюлюканье одного оратора за другим. Перед тем, как Ленин начал свою речь, он обратился к собравшимся: «Дайте мне пять минут, потерпите, а уж потом стаскивайте — у вас это хорошо получается».

Его, однако, не стащили. Сначала всё более внимательно слушали, затем аплодисменты раздались, а под конец аж на руки подняли этого человека, который очень пришёлся им по душе.

Безграничность его интересов и трудов

— Профессор Фогт был абсолютно прав, особо отметив в своём докладе о мозге Ленина многогранность его гения.

— Она и в самом деле поражает. За что бы ни брался, всюду оставлял глубокий след. Он нигде и никогда не называл себя учёным, но можно твёрдо говорить, что учёным он был. Крупнейшим и в различных областях знаний.

Да, был он и философом, и экономистом, и историком, и юристом… Первая статья о Ленине как историке появилась в 1924 году в журнале «Борьба классов». И действительно, по многим ленинским работам можно заниматься изучением истории.

— Просматривая недавно вышедший сборник ваших трудов, я обратил внимание на статью под названием «В.И. Ленин как геополитик». Подумалось: а ведь тогда, в ленинские годы, наверное, даже термина такого ещё не было — геополитика.

— Вы правы. Термина не было, но наука эта уже возникла. Что доказывает не только разносторонность интересов Владимира Ильича, но и планетарность его мышления, и то, что он, как правило, находился на переднем крае научных исследований.

Сообщу любопытный факт. По теме статьи, на которую вы обратили внимание, выступал я однажды перед депутатами Госдумы. Были там и разные приглашённые. Так вот, после моего доклада подходят ко мне два человека в штатском. Один из них отрекомендовался как генерал-лейтенант, а другой — как сотрудник Института военной истории. И спрашивают меня, знаком ли я с трудами историка американской разведки Джона Коллинза. Говорю: нет, я же не изучаю спецслужбы, это не по моей специальности.

Ответ меня удивил. Вдруг я слышу, к каким выводам пришёл этот самый Коллинз. Главное в них вот что: в мире за несколько тысячелетий жизни человеческого разума было три самых крупных геополитика: Александр Македонский, Николо Макиавелли и... Ленин.

— Вы проверили потом по Коллинзу?

— Конечно! Мне дали выходные данные работы этого американца, и я убедился, что услышал правду. Но я-то к таким выводам относительно Ленина пришёл сам, без разведчика-американца.

— Вы опирались, прежде всего, на «Империализм, как высшую стадию капитализма»?

— Не только. Ленин проявил себя гениальным геополитиком в целом ряде трудов. Что же касается названого вами, я скажу так. Не Ленин первым ввёл в научный оборот понятие империализма, не он был первым его исследователем, но именно он внёс в изучение империализма наиболее весомый вклад. В отличие, скажем, от Каутского он увидел в империализме не просто определённого вида политику, а фазу, ступень, стадию развития мирового капитализма.

Кстати, первое издание этой его книги носило название «Империализм, как новейший этап капитализма». Выявленные Лениным основные черты империализма не потеряли своей актуальности и в наше время. Более того, актуальность его исследований с каждым годом становится всё более значимой. Возьмите хотя бы раскрытую Лениным роль финансового капитала и финансовой олигархии.

А вспомним его «Материализм и эмпириокритицизм» — образец философского исследования во многих отношениях; или «Государство и революцию» — работу, о которой даже Бердяев вынужден был отозваться как о произведении выдающемся…

— А до этого было уже и «Развитие капитализма в России», написанное совсем молодым человеком. Молод он был, конечно, и писать пришлось будучи в ссылке, однако специалистами-экономистами воспринят этот его труд сразу же весьма серьёзно…

— Да, книга эта, над которой Ленин в сибирском Шушенском очень интенсивно работал, вышла легально, в петербургском издательстве Водовозовой, и привлекла значительное общественное внимание. Между прочим, он получил за неё и хороший по тому времени гонорар — 2 тысячи рублей, что для него было немаловажно. Ему ведь подолгу приходилось жить в основном литературным трудом.

Оговорюсь здесь ещё вот о чём. Зачастую приходится читать или слышать, что до 1917 года Ленин никому не был известен. Неверно это! Достаточно сказать, что во втором издании лучшего тогда энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона была помещена статья о нём.

Там же появилась и статья о большевиках, поэтому утверждение, что о них в то время не знал никто, тоже не верно. В большевистской партии в 1906 году состояло 60 тысяч человек. Немного, но и немало. А Ленин был известен в первую очередь как публицист, как исследователь, как полемист. Хотя, прежде всего он был вождём созданной им партии нового типа, которая поставила первостепенной своей задачей борьбу за социализм, то есть за справедливость.

Человечность и любовь к России

— Итак, гениальность Ленина несомненна. И вместе с тем как главную народную оценку вождя Горький приводит услышанные им слова рабочего о нём: «Прост как правда». А Маяковский отчеканивает: «Самый человечный человек». Значит, будучи по способностям своим гораздо выше многих и многих, Ленин вовсе не стремился как-то подчеркнуть это, поставить себя в общении с людьми над ними. Наверное, и такой непоказной скромностью он притягивал людей к себе...

— Несомненно. Это очень отразилось в воспоминаниях о нём. Представим: он же не был каким-то могучим богатырём по виду. Невысокий, рост — 1 метр и 66 сантиметров. Но физически крепкий, активный. Недаром любил охоту и лазить по горам. А поскольку родился он на Волге и здесь же рос, гимназистом ему нравилось плыть на лодке и грести вёслами...

Много значил в те годы интерес Владимира Ульянова и его товарищей к жизни простых людей. Во время своей «Волжской кругосветки», повторенной многократно, они выходили на берег, бывали в крестьянских избах, разговаривали с деревенскими жителями. Это всё шло от влияния народничества. Так что с детства знал Ленин народную жизнь. Знал российскую глубинку — сначала на Волге, затем в Сибири, на Псковщине...

Подчеркну: он умел видеть. Не только смотреть, но и видеть. А главное — умел понимать то, чего другие не понимали. Интересно и то, как уже в ранней юности воспринимали его люди.

— Об этом ведь тоже есть в воспоминаниях...

— Есть. У Веретенникова, двоюродного брата Ленина, говорится, например, как они беседовали с крестьянами. И один из мужиков при прощании, показывая рукой на шестнадцатилетнего Володю, многозначительно заметил: «Вот этот — голова!»

— Сумел оценить...

— Стало быть, основания были. А про любовь Ленина к России особенно много в его переписке с родными и в письмах Надежды Константиновны. Так, из Польши она с шутливым оттенком сообщает, что «Володя чуть ли наизусть выучил Надсона и Некрасова, разрозненный томик «Анны Карениной» прочитывается в сотый раз... Володя что-то стал, как нарочно, большим «беллетристом». И националист отчаянный, а подобрал, например, у знакомых выброшенный ими каталог Третьяковской галереи и погружался в него неоднократно». Несколько позднее, 30 января 1917 г. Ленин в письме к И.Ф. Арманд описывает беседу с одним из бежавших пленных, находившихся в германском лагере. Большинство пленных были украинцами. Узнав, что они не желают отделения от России, Ленин испытывает несомненную радость и высказывает надежду, что Россию не постигнет судьба «австрийского типа» развития.

Его выбор пути — жизнь не для себя, а для других

— Ленин подчинил всю свою жизнь, весь свой гений борьбе за справедливость. Всецело подчинил! Таков был его осознанный выбор, в чём также сказалась его гениальность. Вы согласны с этим?

— Безусловно. Точный выбор жизненного пути очень важен для любого человека. А если он так одарён от природы, как Ленин, то особенно.

— Думаю, у рабочего класса и всех трудящихся нашей страны есть основания для законной гордости. Коммунистическая партия, выражающая и отстаивающая их интересы, создана была и руководима поистине выдающимся, великим гением, отдавшим все силы и даже жизнь борьбе за осуществление самой человечной её программы.

— Мы уже говорили, что Ленин, согласно его способностям, мог бы занять видное место в официальной науке, то есть стать профессором, академиком, причём в разных научных областях. С точки зрения личного благополучия — очень даже хорошо. То же самое означали и перспективы на государственной службе. Но он совсем не этим руководствуется! Личный интерес как будто полностью отброшен.

— И точно так же было у Маркса, Энгельса — великих предшественников и учителей Ленина. А потом и у Сталина — его ученика… Все они исходили не из того, где им будет благополучнее и комфортней, а из того, где они смогут сделать как можно больше для благополучия других. Это — урок всем живущим!

— Я согласен, и такие жизненные уроки дорогого стоят. Огромная потеря нынешнего нашего общества состоит в том, что нравственный пример этих и других настоящих колоссов не просто не востребован, а всячески чернится ложью и клеветой.

— Забвение великих не лучше. Вы же сами сказали: девятиклассники не знают, кто такой Ленин…

— Беда! Катастрофа! А всё потому, что властителей сегодня пугают даже сами слова — «революция» или «революционер». Нацелены, дескать, на разрушение. И Путин заявляет: «Ленин — революционер, а не политик». Сразу же отбрасываются огромные деяния этого человека, направленные на строительство нового общества. А ведь ленинское наследие стало решающим не только для достижений нашей страны, но и для реформ Дэн Сяопина в Китае.

— Давайте в связи с этим ещё раз обратимся к биографии Ленина, которую в Советском Союзе знал почти каждый, а теперь совсем не знают или знают очень плохо.

— Он был внуком крепостного крестьянина. Папа Илья Николаевич стал интеллигентом в первом поколении. Выдающийся человек, просветитель. Он был начальником училищ в Симбирской губернии и дослужился до действительного статского советника.

Это чин генерала, немаленький чин, дававший право на наследственное дворянство. Кстати, орден святого Владимира, которым он был награждён, тоже давал такое право. Но Илья Николаевич дворянство своё не успел оформить. Это сделала в 1886 году, уже после его смерти, мама Владимира Ильича.

— Отметим, что мама его, Мария Александровна, тоже была незаурядной личностью. Она воспитывала шестерых детей, и прежде всего благодаря ей атмосфера в семье была просто замечательная. А уж как любил Ленин маму! Письма его к ней буквально дышат сыновней заботой и нежностью. О многом свидетельствует и такой факт: вернувшись весной 1917-го из эмиграции, Ленин прямо с поезда отправляется на могилу матери…

— Да, об этой удивительной семье можно говорить и говорить. Мама по образованию была учительницей. Знала несколько языков и хорошо играла на фортепьяно, учила и детей. Ленин обладал хорошими музыкальными способностями, любил Бетховена и Вагнера, неплохо пел.

С детства у него проявилась и большая любовь к литературе. Здесь его предпочтения — Чернышевский и Некрасов, Тургенев и Толстой. Хотя был успешен и в математике, физике, отменно знал латынь. Вообще-то он знал девять языков, а читать мог даже на двадцати. У них в семье принято было говорить один день по-французски, другой — по-немецки и т.д. Уже в ранней молодости он мог изучать «Капитал» Маркса в оригинале, что очень важно, поскольку в переводах этого классического труда не всё было адекватно.

— Семья Ульяновых, конечно, была на редкость дружная и весьма уважаемая в городе. Но какие потрясения обрушились на неё подряд — в 1886 и 1887 годах! Сначала смерть Ильи Николаевича, а потом и казнь Саши — старшего брата Ленина. Испытания для будущего вождя выпали серьёзнейшие.

— Отец Ленина прожил менее 55 лет и умер от атеросклероза. С тем же диагнозом скончался и Владимир Ильич, прожив на 9 месяцев меньше чем его отец — Илья Николаевич. Мама Ленина скончалась в возрасте более 81 года. Возможно, Ленин прожил бы на несколько лет дольше, если бы не две пули, которые всадила в него Каплан. Одна из них оказалась особенно вредной, поскольку дала гематому и усилила процесс известкования сосудов. Потеря для нашей страны и для мира была невосполнимой. Я говорю: каждый год, прожитый страной с Лениным, — это эпоха.

— А для него невосполнимой стала смерть Саши — старшего и самого любимого брата. И, разумеется, она сильно сказалась на ленинском выборе дальнейшего жизненного пути.

— Можно только представить, сколько он передумал в те дни и позднее в связи с этой трагедией. Напомню, что Александр Ульянов к тому времени был студентом 4-го курса Петербургского университета. Многообещающим студентом, даже можно сказать — восходящей звездой естественных наук. Уже были известны первые его научные работы, на которые обратил внимание сам Дмитрий Менделеев. Но Саша ушёл в революцию, и это сыграло, безусловно, большую руль в становлении Ленина как бунтаря, революционера. Да, конкретно революционность двух братьев была не одинаковой, но и в этом на многое Александр раскрыл своей судьбой глаза Владимиру.

— Одним из первых ощущений для всей семьи стало тогда чувство отверженности. Сразу резко изменилось отношение «приличного общества» к тем, среди кого вырос «государственный преступник». Казалось бы, надо делать утилитарные выводы и поворачивать в сторону большей верноподданности во всём. Но нет же, Ульяновы ведут себя достойно и независимо, в том числе ученик выпускного класса гимназии Владимир.

— Действительно, семья оказалась в психологически очень тяжёлой обстановке. Почти все знакомые отвернулись от них. И вот в таком сложном положении Володя должен готовиться к экзаменам на аттестат зрелости и сдавать их.

Не подкачал! Да и мог ли подкачать при тех блистательных знаниях, которыми он выделялся во всех гимназических классах? С первого до последнего Владимир Ульянов был самым лучшим учеником. Гениальные способности, про которые мы с вами говорили, сказались уже здесь. Илья Николаевич даже беспокоился в связи с тем, что сыну всё так легко даётся.

Вот характерная подробность: за одной партой с ним сидел мальчик, который потом станет министром земледелия России. Он хорошо учился, но — Ленин был значительно сильнее! И хотя у начальства возникали сомнения, можно ли брату казнённого революционера присуждать золотую медаль, директор гимназии Керенский (отец будущего главы Временного правительства) на этом всё-таки настоял.

— И Владимир Ульянов поступает в Казанский университет, на юридический факультет…

— Но он уже заряжен на другое! Прикиньте, если бы ему нужна была служебная карьера и он думал о ней, добивался её, разве стал бы заводилой протестной студенческой сходки? Тем более что шёл самый первый учебный семестр, для него по-особому испытательный…

Наперекор всем трудностям и невзгодам

— Этим своим поступком он словно заявил: есть нечто гораздо более важное, чем карьера. Однако понимал же, что жизнь свою, если она будет не для себя, а для других, он существенно осложняет.

— Да, пришлось ему ехать в деревню, в Кокушкино, и там начать изучение аграрного вопроса, который очень его интересовал. Через год попробовал вернуться в Казань, чтобы продолжить университетскую учёбу, но ему этого не разрешают. И тогда он едет в другую деревню — Алакаевку, продолжает здесь изучать сельскую жизнь и статистику, которой серьёзно увлёкся.

Первая из ранних ленинских работ, дошедших до нас, называется «Новые хозяйственные явления в крестьянской жизни». Как видите, по одному из главнейших для России вопросов — аграрному. А поскольку ему опять не дали возможности учиться в Казани, он переезжает в Самару, где готовится к экзаменам экстерном за юридический факультет.

— И сдаёт эти экзамены в Петербургском университете, в 1891 году. Ему всего 21 год…

— Замечу: не просто сдаёт, а проходит, как тогда выражались, первым номером. То есть сдавали эти экзамены 32 человека, и он — лучший из них. Самый сильный студент, если так можно сказать о самостоятельно подготовившемся абитуриенте.

— Его адвокатская практика, начатая в качестве присяжного поверенного в Самаре, подтвердила, что будущее на этом поприще могло быть у него сверхблагополучное. Но он берётся защищать больше всего простых, небогатых людей, в первую очередь крестьян. А меньше чем через два года вообще расстаётся с адвокатской должностью и переезжает в Петербург…

— Переезжает с мыслями о главном своём предназначении, которому останется верен до конца жизни. В Петербурге он входит в марксистский кружок технологов. Это особая среда, но его, провинциала, встречают здесь радушно. А причина простая: они быстро поняли, что провинциал этот блестяще владеет марксизмом. Лучше их всех!

Они — это Глеб Кржижановский, Старков, Ванеев и другие будущие создатели «Союза борьбы за освобождение рабочего класса». Ленин ведёт большую работу в пролетарской среде, о чём сохранились материалы в департаменте полиции.

Как-то бывший директор нашего института по ходу дела сказал мне: «Да там не Ленин был главным, а Мартов». Нет уж, извините. Я своими глазами читал в деле о «Союзе борьбы», что главным был «брат убиенного террориста Александра Ульянова».

— Брат этот уже понял, что не индивидуальный террор, а создание новой политической партии, марксистской, пролетарской, может привести к победе рабочего класса.

— Он понимал это в полном смысле слова и как основное своё призвание. Вы, конечно, знаете известное фото, сделанное уже после ареста членов «Союза борьбы», перед ссылкой. Если внимательно вглядеться, то поймёшь: а вот он, лидер. В его лице видны и сила воли, и ум, целеустремлённость. У Мартова такой воли не было…

Ссылка в Сибирь, в Шушенское, стала важнейшим этапом формирования Ленина как революционера. Тем более что туда приезжает его невеста — Надежда Константиновна. Они познакомились и полюбили друг друга ещё в Петербурге. Она была красивая девушка. Но ещё существенней — она была человек движения, совершенно близкая ему по своим взглядам. Она была идейный борец, как и он. Да с другой женщиной, я уверен, Ленин свою судьбу не связал бы.

— Потому что он был цельной личностью?

— Безусловно.

Величайшее наследие для страны и для мира

— За последние три с лишним десятка лет антисоветчиками и антикоммунистами приложены гигантские усилия, чтобы вторично уничтожить Ленина. Теперь уже не физически, а духовно. Величайшее его наследие сводится на нет или, хуже того, представляется как зловредное, недопустимое на будущее. Боюсь, что многие молодые усвоили только одно, повторяемое «сверху» особенно часто: дескать, заложил мину под тысячелетнюю российскую государственность. А что вы, Владислав Якимович, в первую очередь отвечаете «лениноедам»? Если коротко сказать о главном…

— Под руководством В.И. Ленина впервые в мире было создано государство социальной демократии, государство, где был положен в основу социалистический принцип по труду и способности. В этом государстве каждому человеку предоставлялись не только соответствующие социальные права, но и твёрдые гарантии. Среди них на первом месте было право на труд и отдых любому гражданину советского общества. Было создано общество, где впервые в истории отменялась частная собственность на орудия и средства производства и ликвидировалась эксплуатация человека человеком. Не случайно ещё Жан Жак Руссо говорил, что «частная собственность это зло». В этом новом государстве, опять-таки впервые в мире, создавалась организованная, прежде всего плановая, экономика, которая привела к ликвидации периодических экономических кризисов, характерных для капитализма. Капитализм, как известно, без этих кризисов существовать не может. Началось строительство общества на товарищеских основаниях, общества категорически отличного от классового строя с его имущественными и социальными контрастами. Таким образом, Ленин заложил основы советской цивилизации.

Особо хочу отметить тот факт, что Ленин ничего не навязывал. А то читаешь некоторые писания и там утверждается о насильном внедрении идеи социализма в России и главным насильником у них фигурирует Ленин. Кстати, ещё Бердяев, который был знаком с Лениным, говорил, что Ленин не был лично злым человеком. А те суровые меры, которые пришлось принять во время Гражданской войны, подсказывались реалиями военного времени. На войне как на войне. Сибирский ГУЛАГ, под названием ГУМЗ (Главное управление мест заключения) был поначалу устроен Колчаком. Это давно установленный факт. А что касается идеи социализма, то ещё Питирим Сорокин, который стал ведущим американским социологом, писал, что в 1917 г. Россия была больна социализмом. Это тоже факт. Не случайно просоциалистические партии на выборах в Учредительное собрание получили 85% голосов. Народ был за социализм. Другое дело, что крестьянство понимало социализм как чёрный передел, то есть распределение земли по душам. А рабочие понимали социализм как народный контроль. В среде интеллигенции не было единства, но даже определённая часть кадетов тоже ратовала за социализм. Главное — это создание справедливого общества. Во время Первой мировой войны пострадали многие прослойки населения за исключением крупной буржуазии, которая наживалась на военных поставках. Народ это прекрасно видел и потому проявилась неприкрытая ненависть к капиталистам. Ленин это видел, понимал, и потому сама революция была практически бескровной. Я имею ввиду прежде всего Петроградское вооружённое восстание 25 октября. Но, кстати, в этот же самый день власть к Советам перешла в Орехово-Зуево, Луганске, Минске, Тарту, Брянске, Иваново-Вознесенске, Казани. Я припоминаю, как наши казанские коллеги нам доказывали лет 40 тому назад, что власть к Советам у них перешла раньше Петрограда. Ленин не шёл против настроений массы. Он их возглавил, став народным вождём.

Ленин также оказал огромное влияние на поворот к обществу, где господствовала бы организация труда на научных основах. И, вообще, на поворот советского общества к науке. Одна из последних ленинских работ называлась «Странички из дневника». Она была надиктована 2 января 1923 г. и опубликована в «Правде» уже 4 января. Среди прочего он там сказал: «Народный учитель должен у нас быть поставлен на такую высоту, на которой он никогда не стоял и не стоит и не может стоять в буржуазном обществе. Это — истина, не требующая доказательств». Эта статья вызвала огромный подъём среди работников просвещения и имела большое значение для развития советской школы. Советский учитель воспитывал специалиста и патриота. Писатель Ю. Бондарев как-то сказал, что в войне победил советский десятиклассник. Но его воспитал советский учитель. Именно в школе был заложен фундамент для становления советской науки. В ХХ век Россия вышла с 80% неграмотного населения, а уже в середине этого столетия именно в СССР сложился один из двух крупнейших центров мировой науки. Причём советский профессор получал в пять раз меньше американского, а отдача была примерно равной. Советская наука была более эффективной. Существовала великая советская наука, великая советская литература, великое советское искусство, великий советский спорт. Разве советские спортсмены были нацелены на какие-то особые материальные блага? Они боролись и побеждали, думая о чести Родины. И такой психологический климат был создан в стране нового типа, созданной под руководством В.И. Ленина.

Ленин обладал уникальной способностью мгновенно оценивать ситуацию и принимать оптимальные решения. Многие его установки не потеряли актуальности и в наше время. Ещё в «Очередных задачах Советской власти», а это был апрель 1918 г., он поставил задачу всенародного учёта и контроля. И сегодня нужно было претворить в жизнь эту ленинскую установку. Там же он поставил задачу повышения производительности труда, подчеркнув: «Учиться работать — эту задачу Советская власть должна поставить перед народом во всём её объёме». А разве сегодня мы не должны добиваться повышения производительности труда? Но никто эту задачу почему-то не ставит. А слова Ленина о выдвижении «настоящих организаторов, людей с трезвым умом и с практической сметкой»? Сталин, как известно, в 1946 г. говорил, что «именно Ленину принадлежит заслуга постановки вопроса об индустриализации нашей страны, также и относительно вопроса о коллективизации сельского хозяйства и т.п.». А создание системы советского здравоохранения — самого передового в мире? Разве Семашко и Обух могли бы его организовать без помощи Ленина? А проведение советской денежной реформы, разве она не была согласована с Лениным? И подобного рода установки можно перечислять и перечислять.

Это всё забота Ленина о собственной стране. Но его деятельность и его идеи далеко вышли за пределы России. Ленин был вождём Октябрьской революции. Кстати, сам термин «Октябрьская революция» был впервые им применён в докладе о земле 26 октября 1917 г. Из примерно 150 революций, которые имели место на земном шаре за последние пять веков, это была самая грандиозная революция. Она повлияла на революции в Австро-Венгрии, Германии, Турции, Китае. Были созданы Баварская Советская республика, Венгерская Советская республика, Бременская Советская республика, Словацкая Советская республика. Были созданы общегерманские советы, хотя руководство там захватили социал-демократы. Советы были также созданы в Ирландии и Северной Италии. Влияние первой страны социальной демократии было таковым, что властям предержащим в капиталистических странах пришлось пойти навстречу пожеланиям трудящихся и как-то улучшить их положение. Рабочие многих стран быстро поняли эту роль Советской России и активно приняли участие в организации движения «Руки прочь от Советской России!» Многие из них последовали призыву «Делать как в России». Понятно, что мировая буржуазия не могла терпеть такого положения и всегда ратовала за ликвидацию Советской власти. Но сделать это удалось только в начале 1990-х гг. Наш народ потерял бдительность и до сих пор за это расплачивается.

Говоря о заслугах Ленина перед своей страной, нельзя не упомянуть то, что он был главным создателем Красной Армии, той самой армии, которая одержала победу в Великой Отечественной войне. Историю этой армии нужно вести не с 23 февраля, не с 15 января (декрет о её создании) и даже не с 25 октября 1917 г., то есть с момента петроградского вооружённого восстания. Эта армия начиналась с большевистской «военки» 1905 г., и затем её строительство продолжилось в 1917 г., ещё до Октябрьской революции. Чего только стоит конференция военных организаций большевиков, которая продолжалась с 16 по 23 июня 1917 г. Именно эта армия позднее нанесла смертельный удар по мировому фашизму. Почти все руководители нашей армии получили опыт Гражданской войны. Международное значение Красной Армии трудно переоценить.

Говоря о международной роли В.И. Ленина, я не могу не напомнить о его роли в создании Коминтерна. Вождь ещё 1 ноября 1914 г. публично призвал к созданию нового, пролетарского Интернационала, свободного от оппортунизма. На Первом конгрессе Коминтерна в марте 1919 г. было представлено 35 партий и групп из 30 стран мира, а в Пятом конгрессе, состоявшемся в год кончины Ленина, участвовало уже 46 компартий и групп из разных стран мира. Благодаря идеям Ленина, коммунистическое движение охватит почти все страны. Хорошо известна роль Коминтерна в борьбе против фашизма. Но надо в полный голос сказать и о той большой помощи, которую международное коммунистическое движение оказало Советскому Союзу, в самых разных формах.

Возвращаясь к китайской перестройке, которая была проведена под руководством Дэн Сяопина, я не могу не обратить внимание на то, что этот китайский лидер в 1920-х гг. жил в СССР и не только хорошо ознакомился с реалиями нэпа, но и тщательно изучил ленинское идейное наследие. В основу своей перестройки он положил три ленинских кита — Госплан, нэп, то есть рыночную экономику, и руководящую роль партии. Под руководством Ленина, как известно, в феврале в 1922 г. был создан Госплан, который возглавил давний товарищ Ленина Г.М. Кржижановский, а в марте 1922 г. на Х съезде партии было объявлено о новой экономической политике и принимается постановление «О единстве партии». Сочетание этих компонентов принесло китайской перестройке огромный успех.

А что сотворили у нас? Разрушили Госплан, хотя такие крупные экономисты как Гэлбрайт и В.В. Леонтьев советовали его сохранить. А затем устроили самую настоящую атаку на партию, которая была стержнем страны. Атаку организовал сам Горбачёв, который решил пересесть в кресло президента. И после этого строят наивные глаза: как так, Советский Союз разрушился... Но ведь Ленин призвал к единству партии, видя в ней залог единства страны. Ведь именно партия свела межнациональные отношения, которые обострились в начале ХХ века, к минимуму. Поэтому китайские товарищи твёрдо заявили о сохранении роли партии, и сегодня китайская компартия — самая большая коммунистическая партия на земном шаре. Тоже ленинское наследие!

И в заключение не могу не напомнить, что американский мыслитель, бывший советник президента Кеннеди Иммануил Валлерстайн предсказывал, что Ленин станет главным национальным героем к 2050 году Мне думается, это произойдёт значительно раньше.

— Спасибо вам за такую интересную беседу, дорогой Владислав Якимович.

https://gazeta-pravda.ru/issue/internet ... ab-geniya/


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Вт апр 28, 2020 11:03 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 9094
АКТЁРСКОЕ БЕДСТВИЕ ПО ИМЕНИ БОЯКОВ
1 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Спасти русский театр!

Председатель Московской организации Российского профсоюза работников культуры Лидия ФОМИНА в беседе с обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО

Непрофессиональный и бездарный персонаж, если ему каким-то образом удаётся занять руководящую должность, создаёт множество проблем для любой сферы деятельности. А для искусства, культуры, где авторитет таланта и творческой состоятельности играет особую роль, отсутствие у назначенного лидера необходимых качеств, как правило, оборачивается настоящим бедствием. Катастрофическую иллюстрацию такого развития событий являет происходящее сейчас в коллективе МХАТ имени М. Горького — одного из ведущих театров страны.

Читатели «Правды» знают, что началось всё именно после роковой смены его руководства полтора года назад. Совершенно неожиданная и безосновательная отставка народной артистки СССР Татьяны Дорониной вместе с одновременным возведением на пост художественного руководителя-директора МХАТ мало кому известного Эдуарда Боякова на многих произвели ошеломляющее впечатление.

И оно ещё больше усиливалось по мере того, как стали всплывать подробности крайне сомнительных «успехов» этого деятеля на прежних местах его пребывания. Ничего хорошего не сулила такая биография легендарному театру, основанному Станиславским и Немировичем-Данченко…

Увы, сбылись самые худшие предсказания тех, кто искренне любил МХАТ и всей душой болел за его судьбу. «Переформатирование», а фактически уничтожение знаменитого русского театра очень скоро пошло, можно сказать, по всем направлениям. Репертуар, стиль работы, атмосфера в коллективе, актёрский состав и т.д., то есть всё, что неимоверными трудами под началом Татьяны Васильевны Дорониной создавалось за тридцать лет её подвижнического руководства, теперь пущено на распыл.

Можно ли мириться с таким колоссальным ущербом, который на глазах у нас наносится отечественной культуре? Некоторые из читателей, досадуя на безрезультатность полуторагодичных усилий нашей газеты и ряда других СМИ, с горечью восклицают: «Вот вы пишете, пишете, а получается, что зря! Видно, права пословица: плетью обуха не перешибёшь».

Есть в читательских письмах и ссылка на «факт особой важности», как выразился один автор. Суть в том, что при вручении в ноябре прошлого года Т.В. Дорониной ордена «За заслуги перед Отечеством» первой степени, ей удалось поговорить с президентом страны. Сначала кратко, а затем, уже после церемонии, достаточно подробно. И речь, естественно, шла о положении в её родном театре, которое она переживает необыкновенно остро.

В.В. Путин слушал внимательно. А под конец пообещал «разобраться». Заметив, что для этого нужно будет время. Правда, сколько времени конкретно потребуется, не сказал.

Из этого спустя несколько месяцев читатели делают разные выводы. Одни — абсолютно безнадёжный: «Если уж президент ничего не смог сделать, значит, точка». Но другие судят иначе: «Напоминайте высшему начальству: вопрос-то исключительно важный!»

Вот примерно так высказалась и моя сегодняшняя собеседница. С Лидией Сергеевной Фоминой мы познакомились в помещении Пресненского районного суда г. Москвы, где я готовил корреспонденцию «И пошли артисты за правдой по судам» (см. «Правду» № 29 от 20—23 марта с.г.). А Лидия Сергеевна как руководитель профсоюза вместе с адвокатом Ксенией Михайличенко горячо защищали в судебном процессе актёров, которых Бояков всеми неправдами выдавливает из театра.

Мне понравились её выступления в суде, а разговор с ней, начатый в перерыве между заседаниями, захотелось продолжить. Коронавирус вынужденно отсрочил нашу встречу. Но всё-таки она состоялась, и текст нашей беседы (с некоторыми сокращениями) предлагаю вниманию читателей.

Несмотря на пандемию

— Считаю нужным, Лидия Сергеевна, продолжить анализ темы, поднятой в моей мартовской статье, а ещё раньше — в предыдущем нашем с вами разговоре. Тем более что ситуация в коллективе МХАТ, насколько я знаю, к лучшему не меняется.

— Наоборот! Если и меняется, то лишь к худшему. Когда состоялась встреча Татьяны Васильевны с президентом страны, Бояков сначала заметно притих, насторожился, видимо, побаиваясь вмешательства «сверху». Но поскольку ничего так и не последовало, начал действовать ещё агрессивнее.

— И расправа с артистом Дмитрием Корепиным, завершившаяся недавно его увольнением, стала своего рода вызывающим сигналом со стороны Боякова: буду и впредь делать всё, что захочу, не считаясь ни с чем.

— Я точно так же расцениваю этот его демонстративный шаг. Преследование молодого артиста, переросшее в травлю, началось давно. Уже к лету прошлого года волею нового худрука Дмитрий Корепин был лишён всех ролей. Однако, я думаю, Бояков надеялся использовать в своих интересах трудное положение, в каком оказался этот талантливый артист. Он сирота, жить ему в Москве негде, надежда лишь на актёрское общежитие, где он поселился пять лет назад.

Доронина приняла его в свою труппу и по-матерински поддерживала все это время... И если Корепина уволят из театра, ему придётся и общежитие покинуть. На это Бояков, видимо, и рассчитывал, чтобы в конце концов склонить артиста на свою сторону в театральном конфликте. Собственно, это Корепину и было предложено.

— Кем?

— По словам Дмитрия Корепина новым юристом театра Фёдором Кирилловым.

—И как был сформулирован вопрос, или, точнее, как прозвучало предложение?

— Человеку, чья судьба решалась, было сказано прямо, без обиняков: дескать, иди к начальнику и покайся. Тогда всё у тебя будет хорошо.

— А в чём конкретно он должен был покаяться? Какова его вина?

— Эти же вопросы задал себе и Корепин, когда ему предложено было подумать. А подумав, написал на подготовленном документе о его увольнении: «С данным приказом о моём сокращении полностью не согласен». И подпись.

— Извините, но в этом эпизоде, как я слышал, есть ещё некоторые весьма существенные подробности. Во-первых, подарок такой (приказ об увольнении!) вручили Корепину 26 марта, то есть как раз накануне профессионального праздника — Международного дня театра.

А во-вторых, произошло это в самый разгар пандемии коронавируса, когда и президентом страны, и главой правительства увольнять сотрудников по сокращению численности штатов работодателям, мягко говоря, не рекомендовано.

— Мы, конечно, опротестуем это увольнение в суде.

—Позицией вашего профсоюза я искренне восхищаюсь. Вместе с рядом изданий и наиболее принципиальной частью театрального сообщества вы твёрдо встали на защиту Татьяны Дорониной и её театра, над которым нависла смертельная угроза. Однако приходится признать, что борьба — и ваша, и наша, в которую вкладывается много сил, — результаты имеет пока совершенно недостаточные. Вы согласны с этим?

— К сожалению, надо согласиться.

— А поскольку речь идёт о проблемах воистину государственной значимости, давайте попробуем вместе выделить и заострить наиболее важные из них.

Страшно, что уничтожается русский драматический театр.

— Это я сейчас дословно процитировал одно из сильнейших мест вашего выступления на суде в защиту актёров МХАТ имени М. Горького, ставших жертвами Боякова. Но приведённое утверждение я воспринимаю даже шире тревоги за МХАТ. Собственно, и сам я в своих статьях, защищающих наследие Станиславского и Немировича-Данченко, Москвина, Качалова, Ливанова, Дорониной и других корифеев Московского Художественного, думаю о сегодняшнем трагическом положении нашего отечественного театра в целом. И прежде всего — великого русского драматического театра, который действительно уничтожается.

— Проблемы глубоко и органично взаимосвязанные, неразрывные. С одной стороны — МХАТ, с другой — состояние всей нашей драматической сцены. Ведь почему такой взрыв негодования вызвало пришествие к руководству МХАТ имени М. Горького «менеджера широкого профиля» Боякова? Да потому, что в глубинах нашего сознания, в национальном культурном коде МХАТ и Малый театр оставались незыблемыми столпами русского сценического искусства. И внедрение сюда абсолютно чуждого (по всем статьям!) Эдуарда Боякова истинными патриотами и поклонниками русского театра было воспринято как оскорбление святыни.

И это ведь ещё до того, как явью стало перенесение на великую сцену спектаклей из бояковской «Практики». Ну такого-то, наверное, в самых дурных снах нам не виделось…

— Согласен! Конечно, согласен! К серости и пошлой претенциозности, абсолютно чуждой русской душе и русскому духу, за последние десятилетия многие у нас, увы, попривыкли. Искусство катилось всё ниже и ниже. Мы совсем потеряли русскую, советскую песню и почти совсем наше великое кино, а театр, некогда столь яркий, глубокий и многообразный, тащится теперь кое-как, при усиленном взбадривании псевдоубеждения, будто что-то он ищет.

— Даже в официально объявленный Год театра самыми знаковыми разрушительными событиями стали низвержение великой Татьяны Дорониной и вознесение Эдуарда Боякова. Вот что, по-моему, словно током высокого напряжения

ударило многих. Заставило остановиться и оглянуться: да куда же в самом деле нас занесло?..

У меня во всяком случае такое впечатление. Будто от шока раскрылись глаза: если уж в МХАТ допускается такое, то что же тогда о других-то театрах говорить? Какое у них будущее? Скорее всего, не будущее, а небытие.

Чувство такой страшной угрозы и подняло, по-моему, довольно энергичное возмущение начавшимся разорением МХАТ, прибавило ярости в его защите. И если говорить сегодня о надежде на что-то в такой насущной для нас духовной сфере культуры, как театр, то это, наверное, пробуждение верного народного чувства. К чему мы настойчиво должны стремиться.

Отваге честных поём мы славу

— Давайте вернёмся к изгнанному из МХАТ молодому артисту Дмитрию Корепину. А также к ведущим актёрам этого театра, признанным вдруг «неликвидными» и вынужденным теперь искать правду в судах. Собственно, почему все они стали для начальства нежеланными персонами? В чём конкретно их вина? Наверное, некоторым со стороны это до сих пор не вполне ясно.

— Постараюсь ответить максимально чётко. Никакой их вины перед театром, которому верно они служили, не было и нет. Наоборот! Прямо скажем: пострадали столь серьёзно именно потому, что осмелились выступить за интересы родного театра.

— Поясните, пожалуйста.

— Надо понять, что изначально, когда каждый из них решил пойти против течения, они защищали отнюдь не себя. У них-то на тот момент, можно сказать, всё было в порядке. А выступили они как раз в защиту театра и своего руководителя — Татьяны Васильевны Дорониной, с которой обошлись ужасающе несправедливо.

— У них был выбор?

— Был. Они могли бы промолчать, закрыть глаза на всё, что закрутилось с приходом нового руководства, как молчит другая часть труппы. И это было бы, абсолютно в их личных интересах. Все из них знали, поступая иначе, навлекут на себя огромные неприятности. Им и «сверху», и из той, другой части коллектива говорили об этом напрямую. Но они не сдались.

Восхищаюсь ими. Считаю, что все, кому по-настоящему дорог МХАТ, должны низко им поклониться. Потому, что они реально доказали, насколько важен для них русский реалистический, психологический театр. И именно их сопротивление не

позволило убить театр в одночасье и, я думаю, до сих пор поддерживает веру в людей у Татьяны Васильевны Дорониной.

— Да-а… Бояков явился разрушить МХАТ. Здесь не просто личная неприязнь — столкнулись разные представления об искусстве и культуре. Как вы думаете, когда выступившие против Боякова это поняли?

— Думаю, очень скоро. Он начал-то с того, что безостановочно уверял всех в своём уважении к Дорониной и в нерушимости традиций МХАТ. Но его слова полностью разошлись с его делами. Да одного «Последнего героя» - пьесы, которую Бояков определил как основу для программного спектакля «нового МХАТ», вполне достаточно было, чтобы понять главное об Эдуарде Боякове.

— Сущая правда! Помню, с какой невероятной брезгливостью читал я этот грязный текст, извлечённый из интернета. Мысль в итоге была одна: неужели такое можно ставить на сцене?

Однако тогда же увидел и услышал, что Бояков придаёт какое-то запредельное значение постановке этой жалкой поделки. Мне довелось быть на его встрече со зрителями, перед которыми в то время он всячески лебезил. Так вот, реагируя на всеобщее возмущение принятой пьесой, он чуть не на колени встал. И буквально умолял: «Только дайте нам возможность завершить работу над этим спектаклем — и вы сами убедитесь…»

В чём должны были убедиться зрители? На премьере, как известно, зал скандировал: «Позор!»

— Показать этот провальный премьерный спектакль в течение года после его сотворения решились всего пять или шесть раз. При почти пустом зале…

А в чём убедилось начальство нынешней российской культуры?

— Итак, основная творческая заявка Боякова в зрительском восприятии обернулась полным провалом. Ну а какие же выводы после этого сделало начальство нынешней российской культуры?

— Вы сами писали про визит на «Последнего героя» заместителя министра культуры Виктора Степанова. Посмотрев первый акт, он бросил реплику: «Что же, видел я спектакли и похуже». Более ничего, никаких мер не последовало от зам. министра, ведавшего, заметим, театрами федерального значения в стране. Со второго акта он просто ушёл. А теперь, говорят, его повысили в должности, назначили директором департамента сопровождения деятельности Правительства РФ…

Всё, что связано с назначением людей на руководящие должности в сфере культуры покрыто мраком. Кого, например, мы должны благодарить за «гениальное» решение обменять» Доронину на Боякова?

— Известно, что реализовали такое решение бывший министр культуры РФ Мединский и советник президента по культуре Владимир Толстой.

— Так это «реализовали». А идея чья? Кто будет нести ответственность за это назначение? Кто ответит, за то, что сегодня происходит в МХАТ им.М.Горького?

Когда я думаю о продолжающемся уничтожении великой нашей театральной культуры, понимаю, что все это возможно из-за проводимой культурной политики, из-за безответственности, бесконтрольности и безнаказанности в нашей отрасли, из-за отсутствия достаточного профессионализма у вновь назначаемых руководителей.

-Конечно, засилие непрофессионалов и бесталанных в руководстве культурой бросается в глаза. Даже некогда знаменитые театры катятся под откос. Об этом прочувствованно говорила в нашей газете народная артистка России Валентина Талызина, приводя как горький пример «директорского руководства» свой родной театр имени Моссовета.

-А во что превратился сегодня столичный «Драматический Театр имени Станиславского»? Претенциозное переименование в «Электротеатр «Станиславский» ничего, увы, не улучшило.

— Да, если раньше каждый театральный сезон в Москве радовал интересными премьерами, о которых говорили, спорили, на которые и попасть было нелегко, то теперь вместо этого театры соревнуются в скандалах. Пресловутый Серебренников со своим «Гоголь-центром», Константин Богомолов, заполучивший недавно Театр на Малой Бронной, Виктор Рыжаков, которому ни с того, ни с сего вручили «Современник», — всё это мастера скандального жанра, особо отличающиеся неузнаваемой перелицовкой русской и мировой классики.

Вот уж беда так беда! У меня твёрдое ощущение, что настало время провести очень представительный и высокий форум, посвящённый критическому состоянию нашего театрального искусства и путям выхода из него. Особое внимание — русской классике на сцене и состоянию (крайне плачевному!) современной драматургии.

Напрашивается и вопрос о повышении роли Союза театральных деятелей, Совета по культуре при Госдуме, других общественных и государственных организаций, причастных к театральному делу. Почему, например, они устранились от вмешательства в крайне болезненную ситуацию, созданную в коллективе МХАТ? Ненормально это!

Я тоже недоумеваю по этому поводу. Вот и смена министра культуры пока себя не оправдала.

Первостепенная задача сегодня — переломить утвердившееся извращённое представление о том, что такое в театре хорошо, а что плохо. Ведь сейчас здесь всё зачастую перевёрнуто с ног на голову, потому и становится возможным внедрение Боякова во МХАТ. Иначе о подобном даже помыслить было бы нельзя. А если его вкус торжествует при определении лауреатов «Золотой маски» и прочих престижных театральных наград, то и берёт верх коллективная бояковщина.

Кстати, обратите внимание. С прежних мест руководства в регионах — Пермь, Воронеж и т.д. — Боякова за его «достоинства» изгоняли. А в Москве, в столице, принимают с распростёртыми объятиями. И он тащит сюда за собой «своих людей», уже сполна доказавших, что им не место в искусстве. О чём-то это говорит?

Деньги, даже очень большие, отсутствие таланта не компенсируют

— Есть необходимость сказать наконец о роли денег сегодня и об их влиянии на творческий процесс. Конечно, без определённых финансовых вложений ни спектакль не поставить, ни фильм не снять. Но разве вы не замечаете, что вложения эти с утверждением у нас капитализма стали оказывать в искусстве не только созидательное, но и разрушительное воздействие?

— Замечаю. Мне кажется, что соблазн присвоить часть отпущенных на благое дело средств, «распилить» и поделиться с тем, «кто нужен», действует ныне всё шире.

— Да, это явление, которое теперь уже мало кого удивляет. Между тем, когда мысли о деньгах, извлекаемых за счёт искусства, становятся для творца гораздо более довлеющими, нежели само искусство, он как творец постепенно кончается. То есть талант уничтожается корыстью! Вспомните потрясающий гоголевский «Портрет». Его тема — именно гибель таланта художника, который творчество разменял на модный успех и большие деньги.

— В этом, безусловно, одна из причин нынешнего театрального кризиса- стремление к деньгам, которые для кого-то вышли на первый план, оттеснив главные, то есть творческие задачи.

Вот и в замене великой Татьяны Дорониной Бояковым, я считаю, это сыграло свою роль.

В здании на Тверском бульваре, 22, где размещается МХАТ, запланирован капитальный ремонт, и на него должно быть отпущено много-много денег. Но

договориться с Дорониной о их дележе невозможно. И как мне кажется, совсем другое дело с Бояковым, с его богатым соответствующим опытом, судя по многочисленным публикациям в СМИ .

А в качестве «репетиции» Боякову отвалили аж 150 миллионов рублей на так называемые «Открытые сцены»: уроки йоги, кулинарного искусства и т.д., не имеющие к театру никакого отношения. Но это же легче, нежели поставить достойный спектакль.

— Да уж, выдающихся спектаклей Бояков за всё время, вопреки громогласным обещаниям, так и не смог представить. Читайте об этом в «Правде» за 27—30 марта с.г. статью «Много шума из ничего». А деньги помогает ему собирать сдача сцены в аренду другим коллективам...

— Жаль, что к такой злободневной теме, как соотношение таланта и денег, мы подошли уже в конце нашего разговора. Возможно, придётся даже продолжить его.

Так наш профсоюз и помогающих нам юристов очень беспокоит абсолютная незащищённость актёров и других творческих работников, вызванная серьёзными недостатками в действующем Трудовом кодексе. Он требует обязательных изменений, за что мы уже начали борьбу. Ведь суды рассматривают всё больше дел о несправедливом увольнении талантливых артистов, нарушении их трудовых прав, а помочь им нередко мы не можем. Хотя они абсолютно правы.

— Значит, иски мхатовских актёров, о которых мы говорили, не уникальны?

— Что вы! Например, два ведущих артиста Театра на Таганке (заслуженные артисты России) уже почти год судятся с руководителем коллектива Ириной Апексимовой. Сама она актриса, но вот получила власть и, подобно Боякову, расправляется с теми, кто ей не по нраву. Лишила артистов ролей, на которые их назначил сам Юрий Любимов, а затем еще и значительной части зарплаты, всё по знакомому сценарию.

— Вы сказали, что из-за несовершенства трудового законодательства защищать актёров бывает нелегко. А всё-таки удаётся?

— Да. Скажем, нашей общей победой с адвокатом Ксенией Михайличенко стало восстановление на работе девяти артистов Театра на Перовской.

— Там директор, как и Бояков, грубо нарушал права работников. Пришлось немало сил затратить, чтобы доказать его вину. В результате было возбуждено еще и уголовное дело, и теперь он отбывает срок за растрату.

— О, действительно успех!

https://gazeta-pravda.ru/issue/internet ... i-boyakov/


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Сб май 16, 2020 2:51 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 9094
Так кто же победил?
№34 (30966) 15—18 мая 2020 года
1 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

В связи со знаменательным юбилеем американский Белый дом опубликовал заявление, в котором говорится, что 75 лет назад США и Британия одержали победу над нацизмом. А Советский Союз, выходит, не одержал…

АБСУРД? Вопиющая нелепость? Разумеется. Хотя за время, прошедшее после 1945-го, и особенно за последние годы, мы столько нелепого наслушались и начитались о той великой войне, что удивляться уже, казалось бы, нечему.

Вот и в данном случае поразила больше даже не американская наглость, давно ставшая привычной, а реакция на неё в нашем российском доме. Поначалу всё ограничилось, как часто ныне водится, весьма невнятным, дежурным голосом известной представительницы МИД Марии Захаровой. Но затем послышались и другие голоса, о чём сказать надо особо.

Как наиболее выразительную выделю акцию радио «Эхо Москвы». Тройка его служителей решила устроить опрос об отношении к заявлению Вашингтона по случаю юбилея Победы. Опросы слушателей на радио, когда возникает какой-либо спорный общественно значимый вопрос, — дело естественное. Но здесь-то, подумалось, о чём спорить?

Сам Ганапольский, ведущий, несколько замялся сперва. Действительно, а как вопрос поставить: «Считаете ли вы, что Советский Союз — участник победы над нацизмом?» Согласитесь, странновато звучит.

И всё-таки Ганапольский с подручными вывернулись. Ну да, рассуждали они, участвовала Советская страна в той войне. Оказывается, роль СССР в победе над фашизмом не отрицает даже некий названный по фамилии германский профессор — известный антисоветчик. Но была ли та роль определяющей? Вот как решила троица с «Эха Москвы» поставить свой вопрос к слушателям.

И что же? Представьте себе, 26 процентов (!) — четверть ответивших — имеют такое мнение: нет, не была. То есть что-то там Красная Армия делала, как-то воевала, только считать это определяющим, главным для победы никак нельзя. Главное — безусловно! — совершили американцы и англичане.

Пожинаем плоды. Горькие, надо признать. И созрели они отнюдь не только на зарубежных идеологических полях и огородах. Доморощенные фальсификаторы, развернувшись вместе с «перестройкой», вовсю начали крушить самое святое — Великий Октябрь и Великую Победу.

Мы возмущаемся сегодня сносом советских памятников за рубежом, но ведь началось это у нас. И Мавзолей В.И. Ленина до сих пор маскируют в дни парадов на Красной площади, и Верховный Главнокомандующий И.В. Сталин по-прежнему под запретом. Дошло уже до того, что уравняли Сталина с Гитлером, а Советский Союз — с фашистской Германией.

Удивительно ли после этого, что вклад СССР в победу над фашизмом кому-то уже ни в коем случае не представляется определяющим. А завтра? Окончательно вычеркнут Советский Союз из числа стран-победительниц? К тому, похоже, идёт…


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Сб май 16, 2020 3:12 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 9094
Призвание и честь Юрия Бондарева

№34 (30966) 15—18 мая 2020 года
3 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Он ушёл 29 марта нынешнего года — ровно через две недели после дня своего 96-летия. Большая жизнь... И, конечно, не только её протяжённостью, но в первую очередь содержанием, тем огромным духовным и художественным наследием, которое оставил нам этот выдающийся сын России.

Надо прямо сказать: Юрий Бондарев — один из крупнейших русских писателей второй половины ХХ века. А к тому дню, когда мы услышали горестную весть о его уходе, он, безусловно, был первым среди живущих творцов нашей литературы. Первым по таланту и масштабам сделанного, а ещё — по достоинству личности, в чём равных ему найдётся немного.

Почему же тогда, спросят меня, о таком писателе и человеке глухо молчали в последние десятилетия большинство российских СМИ или, хуже того, всячески оскорбляли его и унижали?

Почему настолько сдержанно, почти незаметно было организовано прощание с ним на государственном и общественном уровнях?

Вопросы резонные, требующие ответа. Во имя лучшего понимания, до чего докатилось нынешнее общество с «новыми ценностями». Тем более что речь идёт не только о великом писателе, но и о великом гражданине, патриоте, воине, да ещё в год 75-летия исторической Победы советского народа, с которой Юрий Бондарев неразрывно связан.

«Делай, что д`олжно...»

Не расскажешь в газетном очерке такую жизнь. Тут книги нужны, хорошие книги, чтобы «юноше, обдумывающему житьё», яснее было, «делать жизнь с кого». Произведения самого Юрия Васильевича в этом очень помогали и, уверен, будут помогать. Надеюсь, поучительные произведения появятся и о нём. Пока же давайте попробуем выделить самое главное из его жизни, особенно с учётом тех злободневных и острых вопросов, которые выше я поставил.

За десятки лет нашего общения у меня с ним было множество встреч и бесед. По разным поводам и в разных обстоятельствах, причём что-то печаталось потом в «Правде» или «Советской России». А когда теперь вспоминаешь, то некоторые мгновения из тех бесед высвечиваются с особой яркостью, словно кадры впечатляющего фильма.

Мгновения... Написал это слово — и тут же в голове шелохнулось: оно ведь из приглянувшихся Бондареву. Определило даже название обширного цикла философских миниатюр, над которыми долгое время работал он из года в год, изо дня в день.

И вот картинка, возникшая передо мной, когда отвечал он на мои вопросы о самом раннем его детстве:

— Я родился на Урале, в городе Орске. Хорошо помню знойный день, залитую солнцем реку Урал и себя, барахтающегося в первозданно чистой воде, где над донной галькой мелькали тёмные спины пескарей. Мне было тогда года три. И хорошо помню дом с резными наличниками, стоявший на бугре у самого берега.

А дальше — ещё биографические факты:

— Мой отец был народным следователем, всю свою молодость ездил по южным уральским степям. С отцом ездили мать и я. Любовь к степи, жаркому запаху трав, безграничному простору синевы, к полыхающим в ночи звёздам, к утренней росе, печальным осенним закатам, к случайным дорожным встречам не остывает во мне до сих пор.

Наверное, я начал писать потому, что мать заразила меня своей любовью к чтению, к книгам, к сказке. Она обладала способностью образно рассказывать. И это было первое соприкосновение с художественным словом, с литературой. Первый свой рассказ я напечатал в 1949 году, уже после войны, учась в Литературном институте.

Да, биография его поколения резко разделилась надвое: до войны и после. А война стала ни с чем несравнимым испытанием, которое многие и многие сверстники оплатили ценой собственной жизни.

Однажды, уже в начале 2000-х, оказался я вместе с ним 22 июня в Московском педагогическом университете имени М.А. Шолохова, где отмечалась очередная годовщина начала Великой Отечественной. После торжественной минуты молчания в зале зазвучала незабываемая песня того сурового времени:

Вставай, страна

огромная,

Вставай на смертный

бой

С фашистской силой

тёмною,

С проклятою ордой!

Мы с Юрием Васильевичем стояли рядом, и я видел, как самозабвенно, всем существом своим поёт он эту песню-призыв, песню-клятву. Наверное, так же пел её и семнадцатилетним, в те дни, когда она только что родилась:

Пусть ярость

благородная

Вскипает, как волна!

Идёт война народная,

Священная война.

Это было в Замоскворечье, где Бондаревы жили, переехав в столицу с Урала. Он окончил 9-й класс. И куда же, как вы думаете, направился 22 июня? Не сомневайтесь: как и бесчисленные сверстники его, зашагал в военкомат, чтобы добровольцем записаться на фронт.

Ему посоветовали сперва доучиться в школе. Но упрямый парень добился в райкоме комсомола направления на строительство оборонительных сооружений под Смоленском. Когда же следующим летом средняя школа всё-таки была окончена, немедленно собирается в военное училище.

Любимейший из его писателей Лев Николаевич Толстой нередко ссылался в своём дневнике на мысль античных философов-стоиков: «Делай, что д`олжно, и пусть будет что будет». Комсомолец Юра Бондарев, делая свой первый судьбоносный жизненный выбор, ещё не читал ни дневник Льва Толстого, ни древних философов. Но чувство долга, воспитанное и школой, и всей советской жизнью, да и складывающимся твёрдым характером его, уже свою волю диктовало.

В моём представлении, когда можно теперь окинуть мысленно жизнь и свершения Юрия Бондарева от начала до конца, он стал человеком долга наивысшей пробы. Во всём.

Ни шагу назад!

И вот декабрь второго года войны. Степь, почти та же самая, о которой столь нежно говорил он, вспоминая раннее детство своё. Однако другая, совсем другая! И он — не беззаботный ребёнок, а солдат. Послушайте его вместе со мной:

— Я до сих пор помню остроту тех декабрьских холодов под Сталинградом, когда всё сверкало, всё скрипело, всё металлически звенело от жестокого мороза: снег под валенками, под колёсами орудий, толсто заиндевевшие ремни и портупеи на шинелях. А мы шли, почти без остановок, без привалов. И не все знали куда... Наши лица в обмёрзших подшлемниках почернели от сухих метелей, от ледяных ветров, беспрестанно прожигающих степные просторы.

Мы торопливо шли и дыханием пытались согреть примерзавшие к оружию руки.

Потом уж, на огневых позициях, мы научились согревать руки о горячие стреляные гильзы...

А суть этого тяжелейшего марш-броска состояла в следующем. Как известно, на исходе ноября 1942 года войска Донского и Сталинградского фронтов, перейдя в наступление, соединились, замкнув в клещи 300-тысячную вражескую группировку во главе с генералом Паулюсом. Зримо возникли очертания победного для Красной Армии финала беспримерной Сталинградской битвы. Но...

У врагов созрел план поддержать окружённых с помощью воздушного моста, а на операцию деблокирования направить группу армий «Дон» под командованием фельдмаршала Манштейна.

Создав трёхкратный перевес на узком участке вдоль железной дороги Тихорецкая — Котельниково — Сталинград, Манштейн нанёс удар в стык двух армий Сталинградского фронта. Вражеские танки устремились в прорыв и к 15 декабря вышли на берег реки Аксай.

Юрий Васильевич Бондарев рассказывал мне:

— Нашей разведкой были перехвачены незашифрованные радиограммы в штаб Паулюсу: «Держитесь. Освобождение близко. Мы придём!»

Именно в те критические дни северо-западнее Сталинграда начала выгружаться на степных полустанках подошедшая из резерва Ставки наша 2-я гвардейская армия генерала Малиновского. Оперативная обстановка с бесспорной очевидностью складывалась таким образом, что войска Сталинградского фронта, по которым наносился главный удар гитлеровцев, не имели достаточных сил противостоять натиску Манштейна. Вот почему 2-я гвардейская армия Ставкой была переподчинена Сталинградскому фронту. И вот почему стал необходимым тот наш форсированный марш — без остановок, без привалов, без отдыха — с севера на юг, на рубеж степной реки Мышкова, последний естественный рубеж.

Армия Малиновского и танковые дивизии Манштейна с упорством двигались к этому рубежу. Действия вражеской и нашей сторон напоминали как бы чаши весов, на которые были положены все возможности в сложившихся обстоятельствах.

Но Манштейн не выручил Паулюса. Советские бойцы, такие как Юрий Бондарев, своим героизмом и оружием не позволили, не дали армейской ударной группировке врага перевесить чашу весов под Сталинградом в пользу фашистской стороны.

А ведь внешне вовсе не похож он был на чудо-богатыря. Есть фото, несколько позднее сделанное, где он с двумя своими товарищами: худенький, тонкий, совсем ещё подросток. Но представьте, вскоре ему вручат подряд две медали «За отвагу». Не частый случай: известно, что такой медалью награждали солдат за особое личное мужество.

Да, то были уже другие бои, в других местах. Он с боевыми побратимами будет форсировать Днепр и освобождать Киев, под Житомиром его второй раз (после Сталинграда) ранят, затем фронтовые дороги поведут всё дальше на запад...

Однако Сталинград, на подступах к которому они остановили стальные армады Манштейна, всегда волновал его память и сердце по-особому. И накануне 60-летия Сталинградской битвы он снова в статье для «Правды» вернулся к тем дням:

«...Я хорошо помню неистовые бомбёжки, когда небо чернотой соединялось с землёй.

И эти песочного цвета стада танков в снежной степи, ползущие на наши батареи.

Я помню раскалённые стволы орудий. Непрерывный гром выстрелов, скрежет, лязг гусениц. Распахнутые телогрейки солдат, мелькающие со снарядами руки заряжающих, чёрный от копоти пот на лицах наводчиков. Чёрно-белые смерчи взрывов».

Вспомнил он при подготовке статьи и о том, как поддержала тогда их дух телеграмма Сталина участникам Сталинградской битвы, опубликованная в номере «Правды» за 17 декабря 1942-го.

— Газета молнией долетела до нас, и я подумал: надо же, угадал он, насколько необходимо нам сейчас такое вдохновляющее слово. В той телеграмме повторен был его знаменитый призыв: «Ни шагу назад!». И нам было понятно, что иначе уже действительно нельзя.

Помолчав, Юрий Васильевич вдруг сменил тему неожиданным для меня вопросом:

— А вы знаете, что четверть века спустя я чуть не встретился с тем самым Манштейном?

Этого я не знал и, откровенно говоря, удивился. Тогда Юрий Васильевич поведал, как было.

Уже знаменитым советским писателем оказался он в Мюнхене. Прилетел в ФРГ по приглашению своего немецкого издателя. Он-то и предложил организовать встречу с гитлеровским фельдмаршалом, который, как выяснилось, жив, ему восемьдесят лет, а проживает он как раз в этом городе.

«Наши газеты, — сообщил мне мюнхенский издатель, — много пишут о нём в хвалебном тоне. Называют его стратегом и даже не побеждённым на поле боя. Задайте ему свои вопросы...»

— И вы задали? — переспросил я.

— Не получилось.

Когда издатель позвонил фельдмаршалу и сказал, что с ним хочет встретиться русский писатель, чтобы поговорить о Сталинграде, Манштейн отказался, сославшись на то, что простужен и у него болит горло. Положив трубку, издатель сказал: «Вот так. У этих вояк всегда болит горло, когда надо серьёзно отвечать».

— Но я, откровенно говоря, и не очень хотел такой встречи, — прокомментировал Юрий Васильевич. — Почему? Да потому, что чувствовал к этому гитлеровскому пособнику то же, что чувствовал к нему двадцать пять лет назад, когда в упор стрелял по его танкам, рвавшимся во что бы то ни стало отобрать у нас великую Сталинградскую победу.

Сказавший правду о «самолёте перестройки»

Отношение Юрия Бондарева к врагам Советской Родины, которые ставили задачу её уничтожить, со временем не могло измениться. И оставался он верен тем идеям, тем людям, благодаря которым наша страна стала мировым авангардом в борьбе за справедливость. Программная песня «Священная война», которую я уже вспоминал, очень точно заявила о кардинальной противоположности двух столкнувшихся сил:

Как два различных

полюса,

Во всём враждебны мы.

За свет и мир мы

боремся,

Они — за царство тьмы.

Тьма и свет... В прямоте такого противопоставления нет примитивизма, но есть сущая правда. О том же многими годами ранее по-своему написал Александр Блок: «Познай, где свет, — поймёшь, где тьма». Именно познав это во фронтовом огне, Юрий Бондарев на той священной войне стал коммунистом.

Я считаю, что такой биографический факт для него, человека долга, имел отнюдь не формальное, а вполне фундаментальное значение. И настанет момент, когда проявится это в полную силу, о чём чуть ниже я здесь расскажу.

Впрочем, и до того, окончив Литературный институт имени А.М. Горького, недавний артиллерист Бондарев начал работать в литературе соответственно званию коммуниста. А это значит — убеждённо и честно, ответственно и напряжённо, с наибольшей самоотдачей. Конечно, огромный талант! Но и труд какой...

Помню своё восхищение: ведь едва ли не каждая новая его публикация — событие. При первой же нашей встрече спросил, как он успевает столь много и добротно делать. Улыбнулся, развёл руками: «Да вот работаю...»

С подъёмом работала победившая страна. Подъём, новые достижения, открытия, имена — и в литературе. Но даже на таком фоне Бондарев выделяется. Поэтому повторю, особенно для сегодняшних молодых, то, о чём писал уже не раз: если хотите лучше знать и понимать наше послевоенное сорокалетие, читайте Юрия Бондарева.

Всего не перечислить, но кое-что всё-таки назову. Осмысление величайшей войны — это повести «Батальоны просят огня» и «Последние залпы», романы «Горячий снег» и «Берег». Исключительно богата советская военная проза, но Василь Быков, один из признанных её авторов, а впоследствии, увы, во многом оппонент Юрия Бондарева, вынужден будет признать: «Все мы вышли из бондаревских «Батальонов».

И вместе с войной, которая Бондарева не отпускала, он, предельно чутко воспринимавший токи и веяния текущего дня, на них тоже откликается неравнодушным, тонким, глубоким словом. Так идёт, всё выше, к своей философской, исследовательской прозе: «Тишина», «Двое», «Родственники», «Выбор», «Игра», «Искушение», «Непротивление», десятки рассказов и уже упоминавшиеся уникальные «Мгновения»...

Он не мог не уловить нараставшего исподволь неблагополучия и обострявшихся противоречий в нашем обществе. Писал и говорил о них. Всё с большей тревогой, всё чаще переходя от художественного творчества к прямой, страстной публицистике. Объявленная Горбачёвым «перестройка», поначалу переполненная красивыми словами и громкими обещаниями, очень скоро дохнула гнилостным запахом предательства (бондаревские слова!), которое Юрий Васильевич ненавидел больше всего на свете.

И тогда ему стало окончательно ясно, что враги сейчас не в танках с чёрными крестами, которые прут на передний край советской обороны. Самые опасные враги в тылу, вокруг, а главное — на властном верху, что особенно страшно. Как проникли они туда? Подчас бывают подолгу неразличимы, и это делает их опасными вдвойне.

Я видел, что, анализируя происходящее, он не просто страдает — буквально не находит себе места. Однажды проговорился, что перестал спать. Искал возможности с наибольшей силой выразить кипящие свои переживания за судьбу родной Советской страны. И такая возможность представилась.

Я не знаю, как ему удалось добиться слова на XIX Всесоюзной партийной конференции, состоявшейся в 1988 году. К этому времени он был уже под серьёзным подозрением у горбачёвско-яковлевской клики. В приватизированных ею СМИ Бондарева уже клеймили на все лады, лепя ярлыки «консерватора» и «антиперестройщика». Может быть, допуская его в список для выступления с высокой трибуны, зловещие дирижёры надеялись, что он наконец отступит, став объектом столь ожесточённой массированной травли?

Просчитались. Он вышел на трибуну партконференции, как к батарее в решающем бою. Заговорил сразу о том, что неотступно билось в умах большинства его соотечественников. Что же такое эта «перестройка», в которую всё дальше втягивают страну?

Он сравнил её с самолётом, который подняли в воздух, не зная, есть ли в пункте назначения посадочная площадка. И я помню, как зал буквально замер под воздействием этого яркого и трагического писательского образа. А Горбачёв и Яковлев, которых я хорошо из зала видел, исказились в лице.

Это было обличение их иезуитских происков. А также призыв ко всем, кто уже чувствовал катастрофичность маячащей угрозы, но ещё не вполне понимал роль ведущих к ней. Бондарев побуждал людей лучше думать и активнее действовать!

Сегодня важно перечитать ту его речь, чтобы ясно стало, как далеко и как верно смотрел он вперёд, пытаясь прервать заданное стране движение к катастрофе. Послушайте:

— Нам не нужно, чтобы мы, разрушая своё прошлое, тем самым добивали бы своё будущее. Мы против того, чтобы наш разум стал подвалом сознания, а сомнения — страстью. Человеку противопоказано быть лабораторным кроликом, смиренно лежащим под скальпелем истории. Мы, начав перестройку, хотим, чтобы нам открылась ещё не познанная прелесть природы, всего мира, событий, вещей, и хотим спасти народную культуру от несправедливого суда. Мы против того, чтобы наше общество стало толпой одиноких людей, добровольным узником потребительской ловушки…

Согласитесь, актуально звучит и сегодня. А счёт, предъявленный им организаторам антисоветской и антикоммунистической вакханалии, станет основой его дальнейшей борьбы. Против чего? Он отвечает:

— За последнее время, приспосабливаясь к нашей доверчивости, даже серьёзные органы прессы, показывая пример заразительной последовательности, оказывали чуткое внимание рыцарям экстремизма, быстрого реагирования, исполненного запальчивого бойцовства, нетерпимости в борьбе за перестройку прошлого и настоящего, подвергая сомнению всё: мораль, мужество, любовь, искусство, талант, семью, великие революционные идеи, гений Ленина, Октябрьскую революцию, Великую Отечественную войну. И эта часть нигилистической критики становится или уже стала командной силой в печати, создавая общественное мнение, ошеломляя читателя и зрителя сенсационным шумом, бранью, передержками, искажением исторических фактов.

Если бы всё это осталось уделом лишь «части нигилистической критики». Однако он всё больше убеждался в том, что теперь это будет государственная политика утверждающейся буржуазной власти.

Через контрреволюционный переворот августа 1991-го, через расстрел Дома Советов в октябре 1993-го эта власть взяла курс на ликвидацию всего, что было достигнуто за годы великой советской эпохи. Бондарев, оставшийся советским человеком, смириться с этим не мог. Вот почему отверг он орден от Ельцина, предназначенный писателю к его 70-летию в 1994 году.

Как и ранее Михаил Сергеевич, видимо, попытался Борис Николаевич таким образом склонить к себе неуступчивого бойца. Попытка не удалась. А поскольку инцидент имел отнюдь не благоприятный резонанс для новоявленного правителя России, Бондареву установившаяся власть и её прислужники не простят этого уже до последних дней его жизни.

Для кого же он стал «нерукопожатным»?

Положение, в которое оказался ввергнут великий русский, советский писатель после уничтожения Советского Союза, у большинства нормальных людей, сохранивших здравый рассудок, вызывало недоумение, возмущение и невероятную боль за него. Положение изгоя — иначе не скажешь. «Сверху» делалось всё, чтобы похоронить его заживо.

А он продолжал жить и, как всегда, упорно работал. Но телевидение, а также все другие провластные и «ультрадемократические» СМИ этого словно не замечали. Даже новый его роман «Бермудский треугольник» и новая повесть «Без милосердия», с пронзительной силой отразившие трагедию, которая постигла страну в 1990-е, постарались окружить тотальным молчанием. Трибунами для него оставались только «Правда», «Советская Россия» и журнал «Наш современник».

Вокруг суетливо имитировалось некое подобие литературно-культурного процесса. Одни и те же авторы проверенного «демократического» розлива составляли многочисленные делегации, выезжавшие за рубеж. Эти же персоны постоянно фигурировали на российских книжных выставках и ярмарках. Бондареву в официозных представительных мероприятиях места не было.

Особенно поражало, что его напрочь исключили изо всех высоких программ, связанных с Великой Отечественной войной и Советской Победой. Помню, направляясь в Центральный Дом армии, где должен был состояться вечер, посвящённый столетию со дня рождения Г.К. Жукова, я ещё надеялся встретить там Юрия Васильевича. Увы!

Знаете, кто заправлял на том торжестве? Одиознейшая пара — Чубайс и Черномырдин…

— Неужели вас даже не пригласили? — спросил я на следующий день Бондарева, позвонив ему.

— Что вы! Конечно, нет. Не того поля ягода.

Трудно представить, что его, человека очень эмоционального, не волновали такого рода демонстративные эксцессы. Однако лишь ему ведомо, что происходило при этом у него в душе. Пожалуй, ни разу я не видел, чтобы личная обида (ох, сколько их было!) вышла у него на первый план, затмив всё остальное.

А ведь обижали его, били по нему очень и очень больно. Не забыть, например, подлый удар «под дых», нанесённый публикацией в правительственной «Российской газете». Поскольку «Правде» пришлось тогда вмешаться, несколько задержусь на этом эпизоде.

Непосредственным поводом обрушиться на Бондарева стала тогда книга бесед с писателями разных направлений, выпущенная молодым автором. Он решился включить сюда и старейшего по возрасту писателя-фронтовика, которого многие читатели уже признали классиком отечественной литературы.

А оказалось — нельзя. Недопустимо! Тотчас нашёлся «правильно мыслящий», взявшийся вправить мозги молодому автору и составителю книги бесед, а заодно всей России напомнить: Бондарев ни единого доброго слова в свой адрес не заслуживает!

Кто же он, этот «правдоруб»?

Михаил Ефимович Швыдкой. Думаю, не все сразу сообразят, чем знаменит. Всё-таки известность у него существенно меньше, нежели у Юрия Бондарева. К тому же про таких говорят: скандально известный.

Бывший в советское время театральным критиком, он на волне громких скандалов, сопутствовавших антисоветскому перевороту, достиг высоких степеней. Сперва возглавил главный российский телеканал, где отличился организацией грязного компромата на генпрокурора, чтобы снять его с должности в угоду Ельцину. Затем в цикле телепередач под названием «Культурная революция» взялся доказать, что «русский фашизм страшнее немецкого». Естественно, тут же возрос — до министра культуры России!

А здесь отметился жульнической попыткой отобрать у Татьяны Дорониной здание руководимого ею МХАТ имени М. Горького. Швыдкому оно приглянулось под собственный Театр мюзиклов, который он как раз начал потихоньку сколачивать. Тогда, правда, с мхатовским зданием у него не вышло, но в конце-то концов всё получилось: и МХАТ у Дорониной отобрали, и швыдковский Театр мюзиклов расцвёл.

Итак, теперь Михаил Ефимович — специальный представитель президента РФ по международному культурному сотрудничеству, а одновременно — надзирающий за порядком по всему периметру российской культуры. И поскольку Юрий Бондарев давно уже под особым властным приглядом, беседу с ним в упомянутой книге Швыдкой пропустить не имел права.

Она ему не понравилась. Что ж, бывает. Однако Бондарев очень не нравится Швыдкому весь, целиком. И вот коренной его вердикт, сформулированный в статье, которую напечатала «Российская газета»: «Нынешние политические воззрения Бондарева суть пещерный сталинизм, делающий его для меня нерукопожатным».

Во как! Провозгласил на всю страну и на весь мир. Разумеется, заставить Швыдкого полюбить Бондарева вряд ли кто-нибудь возьмётся. Любовь или нелюбовь — чувства личные. Но здесь-то про эти чувства заявлено в газете правительственной, которая, выходит, тоже признаёт Бондарева «нерукопожатным». Тем более что он в ней не печатается, а Швыдкой — постоянный её автор.

Так на чём базируется энергичное обвинение писателя в «пещерном сталинизме» и что конкретно означает оно? Этого Швыдкой не раскрывает. Он лишь приводит давний свой телефонный разговор с другим писателем-фронтовиком — Баклановым. Приведу его и я (в швыдковском изложении):

«Миша, прошу Вас, никогда не упоминайте моё имя вместе с именем Бондарева!» — Григорий Яковлевич Бакланов говорил сухо и жёстко, но даже в его телефонном голосе угадывалось огорчение от того, что он, человек, прошедший войну и обладающий офицерским чувством чести, вынужден объяснять мне, в ту пору популярному театральному критику, очевидные, как ему казалось, вещи. «Прошу Вас, ни в хорошем, ни в дурном смысле, никогда не упоминайте нас вместе». И повесил трубку».

Вот какой интересный состоялся разговор. Вы не находите, что телефонная просьба писателя Бакланова, обращённая к «популярному театральному критику», была весьма странной, как странно и то, что критик решил её обнародовать? Ведь звучит она по отношению к писателю Бондареву оскорбительно! Это что же такое запредельное должен совершить человек, какую крайнюю неприязнь должен у меня вызвать, чтобы недопустимым (в любом контексте!) стало даже простое упоминание его имени рядом с моим…

Однако Швыдкой, похоже, не очень был удивлён. «Понятно, — пишет, — что уже в 70-е их развело навсегда». То есть Бондарева и Бакланова развело, двух писателей фронтового поколения. Но виноват, как по всему изложению следует, только Бондарев.

Ключевое слово в рассуждениях Швыдкого — «понятно». Оно означает, что система координат, оценки, предпочтения, порядок мест в неписаной табели о рангах — всё давно и незыблемо определено. Вы спросите: кем? Ну это как бы само собой разумеется: принято «между ними» — так сказать, «в приличном обществе».

«Понятно, — пишет Швыдкой именно как о само собой разумеющемся, — что Бондарев даже тогда, в 60-е, не был фигурой первого ряда…» Первого ряда литературы, имеется в виду. И вы обязаны, не думая, принимать это: не был.

А я вот скажу, что был. Да ещё как был, особенно в сравнении с некоторыми именами «удостоенных чести» Швыдким! Хотя бы и с тем же Баклановым, чей талант и сделанное в литературе неизмеримо скромнее (реальны основания для зависти). Более того, Бондарев не только был, но и остаётся, и останется в первом ряду отечественной литературы. Не для швыдких? Да. Но для России.

Даже в самую глухую и чёрную пору «лихих 90-х» его книги и многотомные собрания сочинений, выпускавшиеся частными издательствами, не залёживались на прилавках. Их ждут и сегодня. А фильмы, созданные по его произведениям и при его участии, попадая на телеэкран, по-прежнему смотрятся с неизменным интересом.

Конечно, постыдный, непростительный факт, что официозная нынешняя Россия не воздала ему должное в последние годы его жизни, вызывает негодование. Но сам он больше страдал опять-таки не от личной обиды, а от чудовищной несправедливости по отношению ко всему поколению победителей. Вот как, например, он об этом говорил незадолго до кончины:

— Много сейчас шума и треска вокруг нашей Победы. Много словесных поклонов в сторону ветеранов. Но, видимо, не сознают властители, бьющие эти показные, фальшивые поклоны, что одновременно ветеранов они глубоко оскорбляют.

Разве можем мы иначе воспринимать то, что во время победных парадов на Красной площади в святой день 9 Мая тщательно скрывают от глаз людских одну из главных для нас святынь — Мавзолей Владимира Ильича Ленина? Это же не только дорогой нашему сердцу памятник великой советской эпохи, но и выдающийся участник Великой Отечественной войны.

Мы-то помним и хотим, чтобы помнилось в веках, что именно с трибуны ленинского Мавзолея наш Верховный Главнокомандующий Иосиф Виссарионович Сталин произнёс свою вдохновляющую историческую речь на параде 1941 года, посвящённом годовщине Великого Октября. А на Параде Победы в 1945-м именно к подножию Мавзолея были брошены поверженные фашистские штандарты. Кульминационный символ нашего торжества! И что же, теперь хотят вычеркнуть память об этом?

Ленин стал создателем Красной Армии, в рядах которой мы сражались, и его образ был на наших красных гвардейских знамёнах. Ленин основал Советское государство и невиданную прежде цивилизацию, открывшую справедливый путь всему человечеству. За этот строй жизни прежде всего мы воевали и во имя этого победили. Советский Союз победил. Созданный Лениным и Сталиным.

А ныне правителям хочется, чтобы мы, ветераны, от Ленина и Сталина отреклись, чтобы возлюбили Горбачёва и Ельцина. Но ведь одни создавали Советский Союз, а другие его уничтожили, реализовав цель Гитлера. Неужели не ясно, чем продиктован наш выбор? Лично я ни за что не могу ему изменить.

...Закрываю глаза и снова слышу его срывающийся от напряжения голос. Теперь уж не позвонит по телефону, и мне, увы, не поздравить старшего друга с Победным юбилеем. А с телеэкрана и по радио всё твердят о параде, который из-за эпидемии на сей раз пришлось перенести.

Наверняка, будь Юрий Васильевич жив, непременно реагировал бы на это. И я знаю, какое заветное желание он бы повторял: «Перестаньте позориться — откройте Мавзолей Владимира Ильича!» Слышу это и от других фронтовиков, которые, к счастью, ещё живы.

До каких же пор будут упрямо глухи к голосу победителей те, от кого зависит осуществление справедливого их требования?


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт май 28, 2020 9:34 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 9094
Каков он, человек эпохи социализма?
№40 (30972) 29 мая — 1 июня 2020 года
4 полоса
Автор: Правда.

Продолжаем разговор о советских людях и нынешнем времени

Просто необходимо продолжить этот разговор, прерванный внезапно нагрянувшей пандемией коронавируса.

Напомню, о чём идёт речь. В 26-м номере нашей газеты за 13—16 марта сего года был опубликован большой материал под рубрикой «Приглашение к разговору». Собственно, такое приглашение содержалось уже в заголовке, который представляет собой вопрос, обращённый к читателям: «Что же это значит — быть советскими?»

По мнению нашей редакции, вопрос данный чрезвычайно актуален. И в тексте моей беседы с заместителем главного редактора журнала «Историк» Арсением Замостьяновым объясняется, что исследование феномена советского человека имеет огромное значение не только для лучшего понимания нашего прошлого, а ещё более — для борьбы за наше будущее.

В самом деле, судите сами. Предстоящий год станет годом тридцатилетия контрреволюционного переворота в нашей стране, который привёл к уничтожению Советской власти и великого Советского Союза. Иезуитскими происками врагов социализма внутри страны и за рубежом строй жизни у нас был заменён на капитализм.

Лучше или хуже стало от такой замены? Больше ли справедливости ощущаем после захвата власти олигархами и их обслугой? Ускорилось или замедлилось развитие страны в экономике, культуре и социальной сфере?

Ответы на эти и другие аналогичные вопросы, я думаю, для многих уже давно очевидны. Однако не для всех, к сожалению. Ведь невероятный по масштабам и затрате средств размах антисоветской пропаганды, которая агрессивно господствует всё это тридцатилетие, делает своё подлое дело. В головах людей, особенно молодых, создаётся совершенно извращённое представление и о советском времени, и о советских людях.

Зачем? Да для того, конечно, чтобы не допустить возрождения социалистических норм и принципов жизни. Именно ради этого самыми чёрными красками рисуются новым поколениям советская действительность и советский человек.

Не останавливаются лжецы, ненавистники всего советского! Буквально каждый день слышишь и видишь их по телевидению и радио, читаешь в газетах и социальных сетях.

Вот ведь даже в разгар коронавирусной пандемии бывший глава Роспотребнадзора академик (!) Геннадий Онищенко заявляет по главному российскому телеканалу следующее. Чуть ли не основная причина того, что не всё ладится у нас в борьбе с эпидемией, состоит якобы в том, что многие всё ещё остаются советскими людьми и им присущ... детский инфантилизм.

Как говорится, хоть стой, хоть падай. «В огороде бузина, а в Киеве дядька». Но академик нисколько не смущается, неся с телеэкрана такую нелепицу. Тут главное — пнуть ещё раз советских людей. Согласно «тренду», то бишь властному запросу.

А кинорежиссёр Андрей Смирнов, снявший в своё время неплохой фильм «Белорусский вокзал», но ставший с тех пор лютым антисоветчиком, возмущается по радио юбилейным концертом Александры Пахмутовой. Нет, не проколами в современном исполнении знаменитых и любимых народом песен, что было бы справедливо, а самим фактом их исполнения. «Торжество совка!» — вот его приговор. «Надо же, — злобно изрыгает, — песни про геологов, про московскую Олимпиаду...»

Уж чем не угодили-то ему геологи? Ясно: тем, что они советские. В советских песнях. «Совок, — бубнит с нервной дрожью, — опять совок!»

А телесериал «Зулейха открывает глаза», появившийся недавно? Продолжает мрачную череду антисоветских поделок, которым несть числа.

Словом, конвейер по дискредитации эпохи социализма и творивших её людей, запущенный ещё в пору горбачёвской катастройки, действует вовсю. И вред от него — колоссальный.

Особенно горько, что влияет он даже на некоторых из тех, которые сами по-прежнему считают себя советскими. Например, поразил меня такой факт. В статье одного нашего внештатного корреспондента я обратил внимание на приведённые слова Сталина. Усомнился в точности цитаты и попросил автора статьи её проверить. Но какова оказалась реакция? Получаю в ответ письмо, где сообщается, что замечание моё на поверку подтвердилось. Приводится достоверный сталинский текст. Однако далее следует не благодарность мне за проявленное внимание, которое помогло избежать ошибочного цитирования, а раздражённый выговор.

Автор убеждён, что не следовало мне «придираться» к нему. Аргументирует так: дескать, «Правда» — «не академическое издание, а газета, которая живёт один день, и тут допустимы вольности, приблизительность».

Я привёл этот аргумент дословно. И мне интересно, согласны ли вы с ним, дорогие читатели. Меня-то за долгие годы работы в «Правде» учили иному. Точности учили. Во всём.

А ещё хочется узнать читательское мнение о конечном выводе, который сделал из этой истории упомянутый автор. Вывод, адресованный мне, таков: «Не надо быть слишком серьёзным, как и слишком советским».

Насчёт серьёзности спорить не буду. Может быть, это и верно, смотря что иметь в виду. Но вот можно ли (в принципе!) быть СЛИШКОМ советским?

Впрочем, предложенная тема разговора — о советских людях и нынешнем времени — ставит много вопросов, над которыми стоит основательно подумать. И прислать к нам в редакцию свои размышления, наблюдения, оценки. Некоторые из уже полученных откликов публикуем сегодня.

Виктор КОЖЕМЯКО,

политический обозреватель «Правды».

Остаюсь советским

Верен клятвам детским,

Меченый войной,

Остаюсь советским

В стороне родной.

Эти строчки из стихотворения прекрасного поэта, моего земляка-нижегородца Валерия Шамшурина повторяют теперь вслед за мной мои внуки.

Что же означает быть советским? В беседе политического обозревателя «Правды» Виктора Кожемяко с заместителем главного редактора журнала «Историк» Арсением Замостьяновым — поиск ответа на этот вопрос. Полностью согласен с участниками беседы в том, что интерес к советской эпохе не уходит из общественного сознания, а с годами даже усиливается. Но чтобы правда о Союзе Советских Социалистических Республик доходила до наших потомков, мы, оставшиеся навсегда советскими, не имеем права на молчание, на забывчивость, не можем быть равнодушными к неожиданным порой вопросам детей.

Всё начинается с семьи.

— Дедушка, ты рассказывал о строительстве сельской гидроэлектростанции. Вы тогда были студентами, а сколько вам заплатили за работу? — такой вопрос задала мне внучка, шестиклассница.

— Мы заработали интересные летние каникулы, запомнившиеся на всю жизнь. Мы были счастливы, что нас взяли на эту стройку, и мы не думали о деньгах. Колхоз привозил нам продукты, мы сами готовили обеды и жили большой дружной семьёй. Пели песни с утра до ночи. Пели и на стройке, и на отдыхе.

Показываю девочке памятные фотографии из своего студенческого альбома, которые рассматривает она с явным интересом.

Искренность в рассказах близких всегда вызывает особое доверие. Теперь внуки усомнятся в правдивости льющихся с телеэкрана небылиц о Советском Союзе, о нашей жизни. Теперь они критически оценят злопыхательские статьи, усомнятся в добросовестности авторов учебников, искажающих правду о самых важных годах нашей истории.

«Деньги, деньги и деньги! — слышится с мутного экрана. — Выиграй миллион!» Не просто рассказать молодым о радостях, которые приносил свободный труд без эксплуататоров, без мошенников, без спекулянтов. Но как насущно необходимо это донести!

Что больше всего поразило великого индийского писателя и философа Рабиндраната Тагора, приехавшего в 1930 году из далёкой страны в Советский Союз?

«В России мне больше всего понравилось полное отсутствие мерзкой кичливости богатством, — писал Тагор. — Всё, что я вижу, кажется чудом. Нигде в других странах нет ничего подобного».

Эстафета памяти доносит в наших воспоминаниях о пережитом не только факты личной, семейной родословной, но и события всего нашего Отечества, образ жизни советских людей, их мечты, их идеалы. Я рассказал внукам о студенческой стройке, но мой рассказ побудил меня также вспомнить, что слышал я от своего отца о стройках первых пятилеток. В них мой папа принимал личное участие. И я рассказал своим внукам о строительстве Горьковского автозавода. Вспомнились мне даже незатейливые стихи из довоенной детской книжки, где были такие строки:

Здесь недавно был пустырь

И песчаные пески…

— Как же вы, — спрашивал я отца, — так быстро построили на пустыре и автозавод, и целый город?

— Мы же советские люди, — улыбался отец. — Я вот недавно был в командировке в Магнитогорске…

И рассказывал мне о легендарной стройке на Южном Урале, о городе, в кратчайший срок выросшем у подножия горы Магнитной.

Но вскоре тогда грянула война. Мой отец погиб 20 сентября 1944 года, освобождая Советскую Эстонию. В письмах с фронта он мне советовал, что читать: «Обязательно книжки о Чкалове, о папанинцах! Мы с тобой до войны не успели их прочесть. А это настоящие советские люди, герои, которыми мы всегда будем гордиться».

И я, перечитывая письма отца, поместил спустя много лет в сборнике стихов о наших истоках стихотворение, в котором есть такие строки:

Мы с детства знали, кем мы станем

В стране великой, в СССР,

Чкалов и Иван Папанин

Показывали нам пример.

В одном из последних своих писем отец писал: «Кончится война, и мы обязательно съездим с тобой в Советскую Эстонию».

В Эстонию на могилу отца мы съездили, но вот теперь, чтобы туда поехать, надо оформлять визу. Национализм, русофобия и антисоветизм поразили и прибалтийские республики, и Украину, Грузию...

«Что же произошло?» — спрашивают меня внуки. Объясняю ребятам, что поощрительный пример антисоветчикам из бывших союзных республик подали наши доморощенные перевёртыши в России. Обласканные Советской властью, ставшие при ней даже известными и знаменитыми, они вдруг вслед за Ельциным «прозрели» и начали поливать грязью Советскую Родину. Забыли в одночасье, что их бесплатно выучили советские школы и университеты, забыли о пионерских лагерях и дворцах пионеров, забыли о дружбе народов, забыли о нашей Великой Победе и о спасении Европы советскими людьми. Одни перевёртыши были скрытыми с давних времён, другие приобрели беспамятство позже, обратив после контрреволюционного переворота 1991 года свои восхищённые взоры на капиталистический Запад.

Что значит быть советским? Что значила для нас Советская власть? Это мне помогла понять в далёком военном детстве моя мама. Я приходил из хлебного магазина, отоварив наши хлебные карточки, а мама говорила: «Посмотри, как заботится о нас государство. Немцы захватили Украину и все наши чернозёмные районы, а мы получаем хлеб без перебоя каждый день».

Мама убегала на свой химфак, где не только преподавала всю войну, но и ездила со студентами на торфозаготовки, навещала вместе со своими воспитанниками раненых в госпиталях, проводила практические занятия на химических заводах города Дзержинска.

Обо всём этом я тоже внукам рассказываю, а в стихотворении «Мамины медали» написал так:

Отец и дяди на фронтах сражались,

А мамин подвиг совершён в тылу,

Недаром моей маме две медали

Вручили за труды её в войну.

В беседе Виктора Кожемяко и Арсения Замостьянова очень верно говорится о том, как ненавистно антисоветчикам всё доброе, что связано с Советским Союзом. Ни в коем случае не хотят они допустить, чтобы до наших потомков дошло это доброе и светлое, чем жили их деды и что воплощено в одном слове: справедливость.

Родословная нашего Советского Отечества берёт начало в 1917 году. Она слагается из родословных, как говорится, простых советских семей, для которых чувство справедливости и буржуазная мораль несовместимы. Значит, надо бороться и бороться, чтобы вернуть народам нашей страны справедливость.

Леонард КРАЙНОВ,

ветеран «Правды».

г. Москва.

Это не только о прошлом

Человеку свойственно сравнивать. Когда я читала в «Правде» от 13—16 марта 2020 года материал под названием «Что же это значит — быть советскими?», то невольно добавила: и в чём отличие советских от нас сегодняшних? Ведь речь идёт об особенностях мировоззрения, а не просто о названии страны — СССР или Россия.

Сопоставление длится в обществе все те почти тридцать лет, что мы живём вне социализма, потому и не исчез интерес к советскому прошлому. Невозможно не задумываться над вопросом: как было тогда и как сейчас? Прекрасно видно, сколько ценного утрачено вместе с советским временем и к чему привёл развал великой страны. Жуткое социальное неравенство, натовские базы у российских границ, извращение истории…

Но остался богатейший советский опыт созидания! Верится, что Россией он всё же будет по-настоящему востребован. А значит, разговор о советском человеке, о советской цивилизации, начатый в «Правде» заместителем главного редактора журнала «Историк» А. Замостьяновым и журналистом-правдистом В. Кожемяко, не только о прошлом. Он и о будущем тоже — вот что особенно важно.

Когда я решила откликнуться на эту тему, вроде бы далёкую во времени, то задумалась прежде всего как раз о проблемах нынешних. Вот обострился экономический кризис, упали курс рубля и цены на нефть. Человечество атаковано пандемией коронавируса. И кто же стал успешно сопротивляться бедствию? Общество западной демократии? Нет, «на коне» оказались как раз те «режимы», как их зовут на Западе, которым свойственны какие-то черты советской модели. У них основные ресурсы в руках государства, а не рынка. Ясно же, что сияет на мировом небосклоне звезда Китая — страны с прогрессивными социалистическими преобразованиями. Китай, где главенствует Коммунистическая партия, показал всем: вот как можно организовать борьбу с коронавирусом, заботясь о людях, а не о наживе.

Глобальная экономика, боготворимый рынок, сила Евросоюза и США — где это всё? Уязвимость их очевидна, как и миф о нравственном превосходстве западной демократической системы. У стран ЕС вместо примера солидарности — поведение по принципу «моя хата с краю». Напротив, помощь им приходила из того же Китая, который поливали и поливают грязью.

Вспомним, как прекрасно работала медико-санитарная служба в СССР. Ведь мы тогда быстро победили чуму, холеру, сибирскую язву. Нынешнему здравоохранению есть что перенять от предшественников. И отрадно, что прагматичная реальность не совсем убила в людях советское желание бескорыстно помогать другим. Я имею в виду волонтёров.

А насчёт самого этого слова «волонтёры» согласна с авторами публикации в «Правде». Мне оно тоже кажется странным и каким-то безликим что ли по сравнению с действительно благородными делами этих людей. Есть же хорошее слово «доброволец» — человек, творящий добро по своей воле, бескорыстно. Кажется, этого слова теперь избегают по причине довольно яркой «советскости». Ведь с кем в первую очередь в народной памяти связано понятие добровольцев? Конечно, с советскими коммунистами и комсомольцами! Они были на передовом рубеже в труде и в бою. Добровольно шли на самые тяжёлые и опасные участки. Членов партии и комсомола призывали первыми подниматься в атаку на фронтах Великой Отечественной. «Коммунисты, вперёд!» — кричали командиры подразделений, выскакивая из окопов.

Или вот ещё какое мерзкое слово придумано в 1990-х — «совки», тоже упомянутое в диалоге А. Замостьянова и В. Кожемяко. Недавно я услышала его в Псковском обкоме КПРФ, общаясь в очередной раз с В.П. Бондаревым, первым секретарём Псковского райкома. «Знакомые иногда посмеиваются, что я, мол, «совок» совсем!» — говорит он. И тут же с вызовом подтверждает: «Да, я «совок»!» То есть человек советского склада, что некоторым другим странно. А к чему, спрашивается, ирония? Достижения советских людей в самом деле поражают. Народным трудом создавалось нечто принципиально новое в истории — государство социализма. Ничего подобного прежде не было! Полупатриархальная Россия превратилась в космическую супердержаву благодаря замечательному советскому народу. Разве не повод гордиться, что ты был его частью?

Можно много рассуждать о характерных чертах истинно советского человека. Они точно подмечены в беседе В. Кожемяко с А. Замостьяновым: культ труда, коллективизм, воспитание на достойных, положительных образах, патриотизм, идущий из глубин души… Я бы подчеркнула, что по-настоящему советские не зацикливались на себе. У них было какое-то чувство сопричастности ко всему, чем жила страна. И они умели совмещать своё личное с большим понятием Родина.

Каким, например, получилось первое поколение, выросшее после победы Октября? Множество молодых людей стремились в гущу событий общественно значимых. Комсомольцам-добровольцам не хотелось просто слушать, как кто-то другой строит Магнитку или Днепрогэс. Они сами ехали туда работать. А потом рвались на фронт Великой Отечественной, причём нередко пряча в карман очки с толстыми стёклами, переделывая в документах 1925-й на 1923-й год рождения и убегая к передовой в товарняках.

Как признаётся В. Кожемяко, знакомство с однополчанами Зои Космодемьянской помогло ему многое понять о военном поколении. У меня произошло нечто подобное, когда я подружилась с людьми, причастными к подпольной комсомольской организации «Молодая гвардия». Встречи с ними в разных городах и поездки в Краснодон, тогда ещё советский, оказались потрясением. Вот так осознаёшь, что все мы жизнью обязаны военному поколению и его непостижимому подвигу. «В первый же день войны я с друзьями пошёл в военкомат и райком комсомола проситься на фронт, — рассказывал мне член штаба «Молодой гвардии» В.И. Левашов в 1988 году. — Но нас, несовершеннолетних, даже не выслушали и прогнали. Потом школа отправила нас в колхоз убирать урожай».

Мальчишки, разобиженные резкостью военкомов, ещё не знали, что их фронтом будет родной Краснодон. По зову сердца, а не по приказу несколько десятков таких добровольцев объединятся в «Молодую гвардию» и почти все погибнут. Вот абсолютно советские по духу люди!

Окончив институт, я уже начинала работать в псковской библиотеке, когда в конце 1980-х — в начале 1990-х всему советскому снова была объявлена война. И, конечно, ниспровергатели социализма расправлялись с исторической памятью о моих дорогих краснодонцах (четверо из них ещё оставались живы), с памятью о Зое Космодемьянской и других известных героях. Пресса, проходившая через мои руки каждый рабочий день, дружно оскорбляла наши святыни. Как же быстро она повернулась в антисоветскую сторону! Лишь «Правда» и «Советская Россия» не вписывались в общий ряд. Многое из того, что я там читала, незабываемо.

Вспоминаю такой эпизод. Начало декабря 1991 года. Я на рабочем месте и, как обычно для библиографа, с пачкой газет и журналов. Раскрыв номер «Правды» от 29 ноября 1991-го, замираю. «Трагедия Зои Космодемьянской» — так озаглавлена газетная полоса, а ниже подзаголовок: «Полвека спустя после гибели эту девушку вновь пытают и казнят».

Действительно, таких, как Зоя, уничтожали дважды. Фашисты отнимали жизнь, а «перестроечные» антисоветчики — доброе имя. А тут ещё полувековая дата Битвы за Москву и юбилей Зоиного подвига по времени совпали с развалом СССР. Зловещая символика! На фоне общего мракобесия статья «Правды» о Зое показалась мне глотком свежего воздуха. Стало ясно, что дотошный автор провёл целое журналистское расследование, и теперь фактами он опровергал клевету. Как же его зовут? Я взглянула на подпись: Виктор Кожемяко. Фамилия правдиста у меня невольно отложилась в памяти. И, сталкиваясь с его новыми работами на разные темы, я уже радовалась «встрече» с ним как с единомышленником: это тот, кто защищает наших любимых героев! Хотя предательство превращалось тогда буквально в норму жизни, всё равно оставались подлинно советские журналисты.

Соглашусь с А. Замостьяновым и В. Кожемяко: там, где гонка за прибылью превыше всего, трудно растить достойное молодое поколение. О тонкостях воспитания спорили во все времена, а я уверена в одном: детство должно быть с книгой. Без прекрасных книг и, добавлю, кинофильмов советской эпохи не зародишь в ребёнке лучших качеств советского человека. А граждане советского склада не перевелись по сей день, несмотря ни на что. У них словно какой-то иммунитет к хищническим бациллам капитализма. Думается, что вот за такими духовно красивыми и сильными людьми — будущее. И они проявят себя в полной мере, когда для справедливого жизнеустройства наше общество возьмёт на вооружение советский опыт.

Конечно, само собой это может произойти и не очень скоро. Желанное ускорение, я думаю, зависит от всех нас, кому истинно дорога наша Родина.

Наталья БУХВАЛ,

библиограф областной библиотеки

для детей и юношества

имени В.А. Каверина.

г. Псков.

Были, есть и будут

«Что же это значит — быть советскими?» — так называется напечатанная в «Правде» беседа политического обозревателя газеты Виктора Кожемяко с заместителем главного редактора журнала «Историк» Арсением Замостьяновым.

Как-то так совпало, что на ту же самую тему я сам в очередной раз совсем недавно размышлял. Поводом стал двадцатилетний юбилей памятного неравного боя горстки псковских десантников с многократно превосходящей их по численности бандой террористов на Северном Кавказе. Как известно, большинство этих ребят погибли, но банду остановили, уничтожив до трети её состава.

Слов нет, ребята проявили себя настоящими героями. Но кто же им противостоял? Захватчики, напавшие на Россию из-за границы? Да, там были и арабские наёмники. Но в большинстве это были свои же, в недавнем прошлом советские люди — чеченцы и, возможно, дагестанцы, учившиеся в советских школах, где их, естественно, воспитывали в духе братской дружбы советских народов.

Так почему же они стали такими, какими стали? По-видимому, тут-то и сказалась упомянутая в материале «Правды» оголтелая пропаганда, с конца восьмидесятых и в девяностые годы сеявшая вражду ко всему советскому, презрительно называвшая советских людей «совками». Вероятно, примешалась и память о высылке чеченцев в Среднюю Азию и Казахстан, откуда они смогли вернуться лишь в 1956 году.

Конечно, вся эта яростная пропаганда вот уже тридцать с лишним лет отравляет сознание наших соотечественников, и результаты налицо. Но не всё абсолютно мрачно и бесперспективно. О благотворном действии на воспитание молодёжи фильмов советских лет упоминается в правдинской беседе. Стоит вспомнить также и о книгах, на которых воспитывались поколения советских людей. Первая — это, конечно, «Как закалялась сталь» Николая Островского. Кстати говоря, фельдмаршал Паулюс, прочитав в плену этот роман, заявлял, что «если бы мы знали, что у русских так много Корчагиных, мы бы по-другому планировали наши операции».

Вторая книга — «Повесть о настоящем человеке» Бориса Полевого. Один из её героев — комиссар Воробьёв, с которым главный герой Алексей Мересьев лежал в военном госпитале. Во многом именно благодаря Воробьёву лётчик Мересьев понял, что, несмотря на ампутацию ног, он вновь сможет летать и бить фашистов.

Но теперь перенесёмся в нынешнее время. Что заставляет молодых симпатичных ребят и девчат вступать в комсомол и в КПРФ? А таких молодых людей я постоянно вижу на митингах и демонстрациях. По-видимому, сделать этот шаг их побуждает сама действительность, с запредельным богатством нуворишей и бедностью немалого числа соотечественников.

Напоследок хотел бы выразить некоторое несогласие с заместителем главного редактора журнала «Историк» Арсением Замостьяновым. Он говорит, что «в нынешнее время, наверное, не всегда имеет смысл проявлять свои советские качества. Ведь на нас действует логика животного, хищнического капитализма. Подставляться под удар не стоит. Самое важное — сберечь, сохранить в себе советское начало. Сохранить веру в цивилизацию, в науку, в человека, в братство людей труда. Но при этом понимать, что сегодня мы — во враждебном окружении, как в разведке. И не должны расслабляться, а тем более поддаваться врагам».

Но что это значит: «подставляться под удар не стоит»? Иногда жизнь ставит вопрос ребром: советский ли ты человек или только хочешь таковым казаться? Тем же псковским десантникам, может, не стоило «подставляться под удар», а лучше пропустить многократно превосходившую их в численности банду террористов? Нет, они «подставились», и правильно сделали, повторив подвиг их дедов в годы Великой Отечественной войны и доказав, что они остались советскими людьми в самом лучшем смысле этого слова.

А вообще, советские люди были, есть и будут. В этом я абсолютно уверен! Как уверен и в том, что будущее за социализмом.

Андрей ТАРАБРИН.

г. Москва.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Ср июн 03, 2020 6:12 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 9094
Без «совков» грязь не вычистим
№42 (30974) 4 июня 2020 года
4 полоса
Автор: Александр ПЕТРОВ, член Самарского обкома КПРФ, соб. корр. «Правды».

Продолжаем разговор о советских людях и нынешнем времени

Не могу остаться в стороне от опубликованной в №26 «Правды» беседы политического обозревателя Виктора Кожемяко с заместителем главного редактора журнала «Историк» Арсением Замостьяновым под заголовком «Что же это значит — быть советскими?». Многое в этой интересной, актуальной беседе не вызывает сомнений, но есть и немало спорного.

Напомним антисоветчикам

Принимаю и безоговорочно поддерживаю в том диалоге неоспоримую истину, что Победу над фашистской Германией одержал советский народ. Это полезно ещё раз напомнить злобным антисоветчикам в год 75-летия великого праздника. Зарубите себе, господа, на отточенных разными подлостями либеральных своих носах, что приписать Победу над фашизмом ни американцам, ни англичанам вам не удастся, как бы ни старались. А кроме того, напомню, что в авангарде советского народа была не «Единая Россия» и не либерал-демократы. С ними бы мы никаких побед не одержали. Как нет этих побед и в наши дни. В бой советский народ вела Коммунистическая партия, членом которой был и мой отец-фронтовик. А сколько было тех, кто вступить в партию не успел, но перед боем просил, в случае гибели, считать его коммунистом!

Совершенно согласен и с той оценкой, которая в беседе дана советскому народу-созидателю. Он с невиданным в истории человечества энтузиазмом восстановил разрушенное войной, освоил целинные земли, построил в сибирской тайге новые гидростанции и города. Мы, девятиклассники одной из школ города Куйбышева, как тогда называлась теперешняя Самара, верили, что именно там передний край строительства коммунизма, и очень боялись остаться в стороне. Нам было по шестнадцать лет, паспорта уже получили и решили завербоваться в Сибирь на какую-нибудь стройку. Об этом вскоре узнала вся школа. Но в Сибирь нас не взяли. Сказали, что надо сначала получить среднее образование. Это теперешним властителям России до лампочки, окончишь ты школу или останешься оболтусом, а Советская власть за этим следила строго.

От вселенского позора спас заводила и одноклассник Колька Краснов, у которого обнаружился дальний родственник Борис — прораб в строительном управлении. Он взял нас вязать опоры для высоковольтной линии электропередачи к селу Алакаевка, где когда-то жила семья Ульяновых. Это было здорово — строить ЛЭП к селу, в котором жил Ленин!

— Вы должны связать эти опоры или умереть, потому что я за вас поручился перед высоким начальством, — вроде бы в шутку сказал Борис, который был лишь на десяток лет старше нас. — Если не свяжете, окрестные сёла останутся в зиму без света.

Одну опору сделали под его контролем. Ничего хитрого. Надо было проволочными бандажами намертво притянуть брёвна к бетонным столбам, потом болтами закрепить поперечины и крестовины. Инструмент простой: кувалды, крючковатые бандажные ломы и лопаты. Разделились на звенья по четыре человека в каждом и начали вкалывать. На следующий день болело всё, что только может болеть. А через три дня прораб приехал и приказал всё переделать. Оказывается, мы сократили расстояние между бандажами, что совершенно недопустимо.

Утром двое одноклассников собрались домой. Рассудительно, не отводя глаз, они объяснили нам, что опоры мы не свяжем, так как мы не специалисты. И вообще Колька Краснов затеял обычную авантюру. Весь народ на пляжах, а мы тут в степи, в каком-то вонючем вагончике, трескаем кильку в томатном соусе как последние дураки…

Мы напомнили своим одноклассникам, что Борису дали слово и должны его сдержать. Что Павке Корчагину — тогда в школах ещё проходили роман Островского «Как закалялась сталь» — было тяжелее. И что это предательство — бросать бригаду в такой ситуации. Но тут вмешался Колька и сказал коротко:

— Уматывайте, обойдёмся без вас.

Мы действительно обошлись, но работать пришлось за себя и тех двоих. Зато поняли, что главное в жизни — не поваляться на пляже, не вкусно поесть и не побалдеть в весёлой компании. Высшую радость за ту ещё короткую жизнь я испытал, когда стоял плечом к плечу вместе с Колькой Красновым, Пашкой Рузановым, Юркой Саклеевым и другими ребятами у последней своей опоры. Худущие, в грязных штанах и таких же рубашках, гордые и счастливые. Такими мы остались на пожелтевших фотографиях тех лет (на снимках).

Конечно, наша ЛЭП была не чета той, о которой пели: «ЛЭП-500 не простая линия…» Но и без неё невозможна была бы электрификация сёл в Кинельском районе нашей области, а значит, и коммунизм.

Во время службы в армии меня избрали секретарём комитета ВЛКСМ комендантской роты. Перед дембелем сагитировал целую группу комсомольцев в Ангарск. Командир роты майор Бахмут и замполит капитан Коленков напутствовали нас такими словами:

— Ребята, берегите честь нашей комендантской роты и всей войсковой части. Помните, вы — комсомольцы!

В Ангарск приехали Николай Гвоздев, Александр Потапов, Владимир Ульянов и другие мои сослуживцы. Несколько человек остались дома. Они воспользовались тем, что наш комсомольский отряд демобилизовали пораньше, чем остальных. Просто обманули. Такие, к сожалению, встречались среди советских людей — расчётливые, всегда и всему знающие меру и свой интерес. Но судить о том времени, как правильно сказал Арсений Замостьянов, надо «не по болоту». Вот и я фамилий и имён тех «болотных» парней не помню. Зато всех тех, кто был со мной рядом в трудных ситуациях, — а ведь полвека прошло! — бережно сохранила моя теперь уже дырявая память.

Я встречал таких же парней на строительстве Байкало-Амурской магистрали, на многих других ударных и обычных стройках, на заводах, в колхозах и различных КБ и лабораториях. И в ответ на клеветническую болтовню, что мы были одурачены сказками о коммунизме, что никакого энтузиазма у советских людей не было, я говорил и сейчас скажу:

— Врёте, сволочи!

Последнее прибежище негодяев

В ходе беседы с Виктором Кожемяко Арсений Замостьянов заявил:

— Унизить великую цивилизацию невозможно. Поднявший на неё руку счастливее не станет, скорее — сам останется в дураках.

Советская цивилизация действительно была великой. А насчёт «невозможно унизить» — раскройте глаза! Ведь унизили и продолжают унижать. Вы думаете, что всенародное голосование по поправкам в Конституцию случайно планировали провести именно 22 апреля, в 150-ю годовщину со дня рождения В.И. Ленина? Как бы не так! Если теперешняя буржуинская власть использует имена Ленина или Сталина, какие-то даты, связанные с их жизнью и деятельностью, то цель может быть только подлая: унизить, оклеветать, оболгать. Так и в этом случае. Нужное количество голосов за продление до бесконечности полномочий теперешнего президента они бы получили — опыт жульничества накоплен немалый. Тем более что в той же упаковке есть приманка — некоторые социальные подачки. А потом сделали бы всё, чтобы грязная тень легла на имя великого вождя.

— В юбилей Ленина люди проголосовали за Путина! — примерно так вопили бы со всех трибун и экранов.

Но очередное унижение не состоялось — помешал коронавирус.

Не верится и словам Замостьянова, что эта публика не становится счастливее от унижения всего советского. Становится, просто у неё счастье другого рода, чем у нас. Сейчас в стране бедностью в сочетании с нищетой унижены двадцать миллионов граждан России. Но этого им мало. В бессильной злобе придумали прозвище «совки», хотя этот нехитрый инструмент позарез ведь нужен для очистки нашего жилья от разного мусора и грязи. Чтобы одержать свою безнравственную победу, подсовывают голые задницы на сценах и экранах. Им надо опустить нас до скотского состояния, поэтому и пропагандируют культ насилия и бесстыдства как норму современного общества. Разворовывают и распродают Россию направо и налево. При этом маскируются разговорами о патриотизме. Хотя пару десятков лет назад клеймили его «последним прибежищем негодяев».

Но советские люди в массе своей всегда были патриотами. А для антисоветчиков патриотизм действительно стал прибежищем, ведь всё остальное уже опошлено и унижено. Но патриоты не разрушают экономику и культуру своей страны — это делают только враги.

Утверждение Арсения Замостьянова, что антисоветчик, поднявший руку на советскую цивилизацию, «останется в дураках», ласкает слух. Но вспоминаются строки, которые я написал в начале так называемой перестройки:

Вот спросить бы у мессии

Или дьяка думного:

Почему дурак в России

Часто лупит умного?

Советский Союз разваливали вовсе не дураки. Вспомним высокие лбы и звания, большие звёзды на погонах и такие же большие должности доморощенных антисоветчиков, которые на наших глазах угробили великую державу. Они, конечно, подонки, но ведь не с неба свалились — мы же их и взрастили. Печально сознавать, что в этой ситуации на роль дураков больше подходим мы — все те, кто были против этого развала, но сделали очень мало, а то и вовсе ничего, чтобы ему противостоять.

В ходе беседы, о которой я пишу, не раз называлось имя Сталина. И это естественно, ведь он неотделим от советского народа-патриота. Естественно и то, что наши враги всячески стараются опорочить великого вождя. Но вынуждены возражать, когда в год 75-летия Победы Сталина уравнивают с Гитлером, а СССР — с фашистской Германией.

— Тут, на мой взгляд, идеология второстепенна. Куда страшнее — кричащий непрофессионализм, — так оценивает ситуацию Арсений Замостьянов.

И я снова не могу с ним согласиться. Поступки людей отражают их убеждения, взгляды, миропонимание. А всё это — неотъемлемая часть определённой идеологии. Так что «второстепенной» она быть не может. Тем более не может быть страшнее её «кричащий непрофессионализм». Нет, не страшнее, сколько бы он ни «кричал». К тому же хулители Сталина вовсе не выглядят непрофессионалами, когда не соглашаются с утверждением, что он «хуже Гитлера». В этом как раз и проявляется их профессиональная вертлявость, свойственная клеветникам и негодяям.

— Они просто маскируются, прекрасно понимая, что авторитет великого вождя советского народа постоянно растёт, несмотря на потоки клеветы, и мы, советские офицеры, ветераны войны, чудовищное сравнение Сталина с Гитлером не допустим и не простим, — так оценивает ситуацию ветеран Самарской областной партийной организации, полковник в отставке Михаил Маслянцев. — Мы и так многие свои позиции сдали врагам без боя. Сдали не только первые и генеральные секретари, обвешанные орденами и звёздами героев, которыми не были. Сдали вместе с ними и многие руководители региональных, городских парторганизаций и мы — рядовые коммунисты. Сдавали аплодисментами, переходящими в овации. Возвеличиванием заслуг. «Монолитным единством» на партийных съездах, собраниях и конференциях.

Во времена Ленина и Сталина показного единства не было. С ошибками, перегибами, откатом назад, как во времена нэпа, но шла борьба за великое будущее страны. Предатели в партии были и в те времена, но с ними боролись, как говорится, не на живот, а на смерть. Показушное единство началось с сомнительных заслуг «лично Никиты Сергеевича Хрущёва». Потом был «лично Леонид Ильич». Кончилось тем, что к власти пришли оголтелые антисоветчики и предатели.

Каждый — в ответе

Я в те времена работал редактором районной газеты в Тульской области. Не только видел, но и сам, к сожалению, участвовал в этом процессе. Голосовал «за», хотя порой и не был согласен. Надо же было поддержать бюро райкома и первого секретаря. Когда избрали членом бюро, удостоился обедов с районным начальством в том же здании, где была общая столовая, но с другой стороны — в отдельной комнате. Кормили там теми же щами из общего котла, но в более комфортных условиях. Выходили мы на улицу под взглядами прохожих, от которых — мороз по коже. Не ходить — значило противопоставить себя руководству района. Да и самолюбие щекотало. Вот ведь я какой — в числе избранных…

Как «избранный» купил бракованные бетонные блоки для своей дачки. Заплатил по установленной цене, но обычный житель района этого себе позволить не мог, бракованных блоков было не так уж много. Словом, я использовал служебное положение, как и все другие районные чиновники. Первый секретарь райкома, к примеру, ежедневно уезжал домой с пакетом продуктов, которых не было в магазинах.

Конечно, это были мелочи по сравнению с теми злоупотреблениями, что творили чиновники в высших эшелонах партии и государства. Но они были далеко, а мы на глазах у народа. Мы ежедневно подрывали суть всем известного тогда лозунга «Человек человеку — друг, товарищ и брат!». Подрывали веру в партию и в коммунизм.

И тут судьба меня свела с бывшим комбатом, коммунистом Иваном Рогожиным — скотником одного из совхозов. Командовал он в годы войны не батальоном, а батареей, но его называли комбатом. Был награждён орденами и медалями. Человек глубокого ума и цепкого взгляда, он мог работать хотя бы заведующим фермой, но постоянно критиковал на партийных собраниях директора, главного инженера и других начальников за срывы в подвозе кормов, за некачественный ремонт нехитрых механизмов, которые использовались при уборке навоза. И оставался скотником. Критика была не в чести. Без восторга он оценивал ситуацию не только в своём совхозе, но и во всей стране. Делился своей тревогой за судьбу партии, вожди которой, как он считал, оторвались от народа.

— Сколько у нас в районе и области безобразий, но ни слова критики наших великих начальников я не видел ни в одной газете. И в твоей тоже. Это разве по-ленински? — спрашивал он. — А виноватые вот они — ты да я.

Он с себя, как с коммуниста, не снимал вину за нарушения ленинских норм жизни, хотя сам не покупал в совхозе даже дефицитную по тем временам говядину, которая скотникам выделялась раз в месяц по льготной цене. Объяснял это так:

— Чем я лучше других?

Поневоле и у меня возникал вопрос: а я сам чем лучше? Да ничем. Вспоминались дни, когда вкалывали на строительстве той ЛЭП. Трескали кильку в томатном соусе не за то, чтобы выйти хоть в малюсенькие, но начальники и хлебать вместе с ними щи с чёрного хода. Горбатились не за право купить в будущем по дешёвке какие-нибудь бракованные блоки. Вспоминались слова из великой книги «Как закалялась сталь». Жизнь прожить надо так, чтобы «не жёг позор за подленькое и мелочное».

Комбат во время наших нечастых встреч давал мне под мычание коров такие уроки партийной этики, которых я не слышал ни на лекциях в московской партшколе, ни в Университете марксизма-ленинизма.

Ту недостроенную дачку я бросил. Ходил в общую столовую. О Рогожине хотел написать очерк, но не успел. Комбат умер — у него был рак.

Вдова пошла к директору совхоза, чтобы продали мяса на похороны и сварили из старого металла пирамидку на могилу. Со звездой!

— Сварщик занят, мясо только для столовой, людей кормить надо, — ответил директор. — У тебя муж умер, а у меня на полях картошка не копана.

На директора пытался повлиять секретарь парткома — бесполезно. Вся в слезах вдова пришла в редакцию и сказала мне, что мужу просто мстят. Звоню директору. Наговорил ему много. Ведь вся его контора ходила за мясом в совхозную столовую.

Он ответил мне, как по ушам врезал:

— Я тоже знаю, кто куда ходит обедать…

Пять килограммов на похороны я всё-таки выбил. А тот его упрёк проглотил молча. Что скажешь, если рыльце в пушку. Совхозные шефы — коллектив одного из местных заводов — установили памятник на могиле. Секретарю заводского партбюро я тогда объяснил, каким он должен быть. Не меньше двух метров высотой, с красной звездой и табличкой, на которой выгравированы слова: «Коммунисту, комбату Ивану Рогожину — благодарная Родина!». А на могиле увидел жалкое подобие обелиска. Надо было самому приехать, объяснить не секретарю, а рабочим, каким должен быть памятник такому человеку. Но мотался по каким-то делам, не смог. Всячески оправдывал себя, пока не понял: Рогожин в этой ситуации оправдываться бы не стал…

Прости, комбат!

Так я назвал статью, которую опубликовали в одной из центральных газет. Писал её долго, сдерживая спазмы в горле от злости на самого себя и обиды за Рогожина. Был бы директором совхоза — с оркестром, венками и цветами проводили бы в последний путь. А работягу — даже не простого, а геройского — похоронили кое-как. Так же хоронили многих фронтовиков, не увенчанных высокими должностями. Об этом хотелось сказать на всю страну. Тульская область тогда славилась военно-патриотической работой. Я прекрасно понимал, чем это может для меня аукнуться. Естественно, и для моей семьи, в которой было двое маленьких детей.

Статья вызвала лавину гневных писем со всей страны. Комиссия обкома КПСС проверяла в ней каждую строку. Давила на секретаря парткома совхоза: не критиканом ли был тот Рогожин, не демагогом ли? Секретарь мог бы прогнуться, поддакнуть, но он сказал твёрдо: «Нет! Это был настоящий коммунист!»

Директор совхоза отделался лёгким испугом, картошка-то ведь была не копана… Тульский обком КПСС обязал все газеты области перепечатать статью о комбате. На заседании бюро райкома я предложил рекомендовать руководителям трудовых коллективов делать почившим фронтовикам обелиски из использованного металла. Его всё равно сдавали на переплавку. Но бытующие тогда порядки предписывали предварительно согласовывать все предложения с первым секретарём, прежде чем представить их на бюро. Именно от него должно было исходить всё дельное и правильное. Но комбат Рогожин перед своими выступлениями с начальством не советовался…

За моё предложение голосовал я один. Остальные члены бюро — против, хотя статью признали правильной. А ведь в ней шла речь и об обелисках. Затем я один голосовал против решения бюро, которое отказало в приёме кандидату в члены КПСС. Я считал его достойным человеком, но на этот счёт было иное мнение первого секретаря. Его и поддержали. Безоговорочное и единственно правильное мнение вождей в те годы довлело над всей партией сверху донизу.

Когда издал небольшую книжку «Иной судьбы не хочу» об опыте работы одного из руководителей парторганизаций, кстати, члена бюро райкома, её просто не заметили. Опыт был ценный, и книжку отметили в приказе Госкомиздата. Но выше были не интересы дела, а уже сложившееся мнение обо мне как человеке непредсказуемом, а значит, и опасном.

Вскоре я ушёл на другую работу.

На региональном уровне ситуация была схожая. Уже на закате Советской власти я работал собственным корреспондентом одной из центральных газет по северным регионам европейской части России и жил в Архангельске. Служебное положение на уровне региональном использовалось уже более масштабно. Высоким чиновникам, к которым приравнивались и собкоры центральных газет, по квартирам развозились продовольственные наборы, от которых я сразу же отказался. Были спецбольница с новейшим оборудованием и прочие блага. Автомобили «Волга» только чёрного цвета, а у первого секретаря райкома, хорошо помню, была светлая. У него уровень был пожиже. Но атмосфера на собраниях и партконференциях была такой же: ни слова критики в адрес высоких начальников.

Мои едкие статьи о городских порядках выбивались «из струи» и очень не нравились секретарю горкома КПСС Александру Вешнякову. Он учил меня, неразумного, не лезть на рожон. В статьях использовать словосочетания «как мне кажется», «на мой взгляд» и так далее. Я излагал именно свой взгляд на какую-то ситуацию, что и подтверждал своей фамилией. Но на его взгляд ситуация выглядела гораздо привлекательнее. Взаимопонимания мы так и не достигли. А когда Ельцин приостановил деятельность КПСС, я в девять утра был в обкоме. Ждал Вешнякова, секретарей обкома, чтобы обсудить ситуацию. Никто не пришёл. А Вешняков позднее надолго уселся в кресло главы Центризбиркома. Персонаж был мне интересен, и я отслеживал его дела и делишки.

Уж сколько лет в трудах он

и в трудах —

Наука выживания знакома.

Нет пескаря премудрее

в прудах,

Чем Вешняков,

глава Центризбиркома.

Такие строки я посвятил своему знакомцу по Архангельску. А сам он после восьми лет, отмеченных громкими махинациями на выборах, получил от новой власти орден. Перед уходом на другую высокую должность многозначительно изрёк:

— Есть за что нас награждать!

И таких «премудрых» вешняковых было множество в российских регионах.

Прости, комбат, что не рассмотрели мы за их звонкими речами предательское нутро, а ведь ты предупреждал, чтобы были бдительными. Неизбывная наша вина перед всеми комбатами и рядовыми, всеми участниками Великой Отечественной войны, что полегли на полях сражений. Они сражались за Родину, за Сталина, за великое будущее нашей страны. Умирали с верой в это будущее.

Мы эту веру не оправдали…

С первых лет так называемой перестройки из щелей повыползали алчные громкоголосые граждане и поливали партию грязью, которая была ловко перемешана с правдой о продовольственных пайках, спецполиклиниках и чёрных «Волгах». Среди новоявленных «демократов» встречал я чем-то похожих на тех двух одноклассников, что сбежали много лет назад из нашей бригады. Они заматерели, налились ненавистью ко всему советскому и перешли в наступление. О великих свершениях нашего народа на проходивших тогда бурных собраниях граждан я не слышал ни слова. Когда однажды попытался остановить этот антисоветский шабаш, мне посоветовали заткнуться и вытереть следы чёрной икры со своей физиономии. Этой «чёрной икрой» активно дурачили перестройщики доверчивых граждан.

К сорока моим тогдашним годам я ту икру ни разу не пробовал.

Уроки надо извлечь

Возвращаюсь в разные периоды своей жизни, чтобы сопоставить их с сегодняшним днём. И ответить на вопрос: какие уроки мы должны извлечь, чтобы не повторять ошибок? Поучительное для нашей партии прошлое так же незримо соседствует с настоящим и в беседе Кожемяко с Замостьяновым. Она проникнута оптимизмом.

— В антисоветизме есть что-то суицидальное, самоубийственное…

Но верёвки антисоветчики намыливают не для себя, а для нас, «совков». Для тех, кого не добили во время штурма «Белого дома» и в его подвалах. Не угробили приватизацией, монетизацией, нескончаемым ростом цен. Но всё-таки сократили население страны почти на двадцать миллионов — это вдвое больше, чем мы потеряли на фронтах Великой Отечественной войны. И теряем до сих пор, ведь население России сокращается.

Однако нас, «совков», ещё слишком много. До 75 процентов населения — иногда и статистика не врёт! — ностальгирует по Советской власти. Но ностальгировать можно сидя на диване, что большинство и делает.

Страна катится в пропасть, и нам, коммунистам, надо вернуть былую веру людей в партию, в её готовность защищать интересы народа.

Председатель консультационного совета Самарского обкома КПРФ Ирина Михайлова говорит о наболевшем. О том, что в полной мере уроки из недавнего прошлого мы не извлекли. Лидеров областной партийной организации торжественно чествуют «единороссы» в губернской Думе, когда случаются юбилеи. Осыпают цветами и подарками, величают «настоящими коммунистами».

Членов консультационного совета беспокоит соглашательство в ходе предвыборных кампаний. Известного в Самаре доктора наук, который стал членом КПРФ без году неделя, на областной партийной конференции утвердили кандидатом в депутаты Госдумы. Но он через считанные дни отказался от этой чести без убедительных причин и получил от «единороссов» солидную должность. Однако по-прежнему ораторствует на митингах в роли пламенного борца за светлое будущее.

Консультационный совет считает ошибкой выдвижение обкомом на пост первого секретаря горкома КПРФ Самары сотрудника областной администрации, который активно занимается продвижением «мусорной реформы». История эта вызвала множество конфликтов, немало едких выпадов по адресу коммунистов в буржуазной печати. А закончилась роспуском горкома.

Невольно вспоминается письмо Ленина немецким коммунистам, написанное в 1921 году, в котором говорится: «Никто в мире не сможет скомпрометировать революционных марксистов, если они сами себя не скомпрометируют».

Бюро обкома и секретарей если и критикуют, то обычно в узком кругу. На пленумах критические голоса слышны редко. Как-то коммунисты указали на недостатки в работе секретарю обкома Сергею Арсеньеву. Коммунист он молодой, амбициозный. Вышел к трибуне и всю критику отверг. Никто его не поправил. Я однажды на пленуме покритиковал второго секретаря Виталия Минчука, он же — первый секретарь горкома КПРФ Тольятти, за равнодушное отношение к работе городского отделения Всероссийского созидательного движения «Русский Лад». Сначала он отмахнулся, дескать, без этого дел полно. На следующем пленуме обкома снова критикую Минчука. После этого бюро горкома всё-таки приняло меры для активизации работы этого общественного движения.

— Конечно, критика неприятна, но это скальпель, который вскрывает нарывы в партийной жизни. Наша беда в том, что она часто ограничивается кулуарными разговорами о недостатках. К тому же устранять их — наш общий долг, — отмечает первый секретарь Самарского обкома КПРФ Алексей Лескин.

Критика предполагает анализ работы и исправление ошибок. Требуется мужество, чтобы на пленуме или конференции её принародно признать и ответить делом. Минчук — коммунист старой закалки, у него мужества хватило. У молодых коммунистов такой закалки нет. И не будет, если мы, коммунисты старшего поколения, об этом не позаботимся.

Важность такой работы была отмечена на октябрьском 2019 года пленуме ЦК КПРФ. В докладе Геннадия Зюганова процитированы слова Сталина: «Если критика содержит хотя бы 5—10 процентов правды, то такую критику надо приветствовать, выслушивать внимательно и учесть здоровое зерно».

Есть это «зерно», к примеру, в позиции коммунистов Безымянского райкома, которые критически относятся к «продавливанию» обкомом перевесом в один голос различных решений.

— Наши партийные начальники любой ценой всегда правы, — говорит ветеран областной парторганизации, секретарь первички коммунистов авиационного завода по месту жительства Геннадий Кочкин. — Но на эти «грабли» мы уже наступали…

Действительно, наступали, когда мнение высокого начальства было безоговорочным для всей партии. И поплатились за это.

Духом окрепнем в борьбе

А наступление на нас становится всё изощрённее. Я уже писал о том, как на ЕГЭ выпускникам предлагают ответы на вопросы, в которых ловко закладывается негативное восприятие великих событий российской истории, неприятие Сталина и других наших вождей. По такому же принципу составлены и школьные учебники. Цель понятна: вытравить из сознания молодого поколения героические примеры, на которых воспитывались поколения советских людей. Теперешней власти нужны послушные исполнители её воли, чтобы не думали, а лишь глотали уже подготовленные, как на ЕГЭ, ответы на все вопросы современности.

Вместе с одурачиванием молодого поколения активно продолжается и обработка граждан пожилого возраста. Ничего нового: талдычат в тысячный раз о былых репрессиях и предательстве бывших партийных вождей, хотя уже давно понятно, что предавали мерзавцы с партийными билетами, а не коммунисты. Вот уже и фильм подоспел к дням самоизоляции о том, как Зулейха открывает глаза. Почти век прошёл с тех времён, а она всё открывает…

Совершенно правильно оценивает ситуацию Замостьянов в беседе с Кожемяко:

— На нас действует логика животного, хищнического капитализма.

Но его советы вызывают сомнение.

— Подставляться под удар не стоит. Самое важное — сберечь, сохранить в себе советское начало. Сохранить веру в цивилизацию, в науку, в человека, в братство людей труда.

— Советское начало мы и так сохранили, как и веру в братство людей труда, — отвечает ему секретарь по идеологии Ленинского райкома КПРФ Самары, кандидат философских наук Михаил Клёцкин. — Но идёт классовая борьба, и позиция у нас должна быть одна — наступательная…

Десять лет наследники белочехов и их отечественные подельники пытались установить памятник бандитам, залившим кровью Самару в 1918 году. Почти в двух десятках городов России они уже стоят. В Самаре нет и не будет. Организаторами протестных акций были первый секретарь обкома КПРФ Алексей Лескин, координатор самарских городских райкомов Светлана Дорохова и другие коммунисты. В итоге антисоветчики отказались от своей затеи!

Многочисленными митингами протеста коммунисты Самары при поддержке многих тысяч своих сторонников, которые были и остались советскими людьми, выдавили из губернаторского кресла перевёртыша Николая Меркушкина — однокровца господина Вешнякова. А следом за ним «единороссы» потерпели сокрушительное поражение на выборах в городскую Думу от коммунистов Тольятти. Начали теснить «единороссов» в городской Думе и коммунисты Сызрани.

Подобных фактов успешной борьбы можно привести множество. Но и уроки недавнего прошлого забывать не надо. Теперешние властители звериным своим нюхом чувствуют собственную историческую обречённость. Но просто так они своих позиций не сдадут, хотя хорошо знают, что марксистско-ленинское учение всесильно, потому что оно верно. А у них учение только одно — грабить свой народ. Оттого и мандраж от одной только мысли, что под влиянием коммунистов пассивное недовольство большей части населения — тех самых «совков» — станет неодолимой никакими нацгвардиями сокрушительной материальной силой. И голоса Кольки Краснова из далёкой моей юности, комбата Ивана Рогожина, недавно ушедшего из жизни лидера самарских коммунистов Валентина Романова и многих тысяч настоящих коммунистов наших дней сольются с миллионами других голосов в едином требовании ко всем предателям нашей Родины: «Уматывайте, обойдёмся без вас!»

https://gazeta-pravda.ru/issue/42-30974 ... vychistim/


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Вт июн 09, 2020 5:24 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 9094
Любовь к Сталину и ненависть
№44 (30976) 9—10 июня 2020 года
4 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Есть два события в нашей отечественной истории, которые оказали наибольшее влияние на всё мировое развитие. Это Великий Октябрь и Великая Победа.

И есть две личности колоссального масштаба, чья роль в тех неразрывно связанных событиях планетарной значимости поистине ведущая. Это В.И. Ленин и И.В. Сталин.

Казалось бы, только благодарность потомков полагается им за открытый человечеству путь к справедливости и за отстаивание такого пути. Но нет! Как и разные современники Великой Отечественной войны, они, потомки, воспринимают их очень по-разному. То, что одни любят, чем восхищаются, кто для них безмерно дорог и свят, другие яростно ненавидят.

Так было и так есть. Завершившаяся сто лет назад Гражданская война чётко показала, за кого и за что трудовой народ России. Явное, преимущественное большинство народа стало красным. Именно поэтому утвердилась тогда Советская власть. Но и после Гражданской оставались в разном обличии враги народа, чьё сопротивление строительству новой жизни пришлось преодолевать.

Да, народ хотел, чтоб в родной стране были товарищи, а не господа и быдло. Потому, когда четверть века спустя после революции ударные силы господ с Запада вторглись в пределы Советской державы, они получили несокрушимый отпор. Красная Армия победила под знаменем Ленина и под руководством Сталина, партии коммунистов.

Напомню сталинские слова из его Обращения к народу светлым победным майским днём 1945-го: «Три года назад Гитлер всенародно заявил, что в его задачу входит расчленение Советского Союза и отрыв от него Кавказа, Украины, Белоруссии и других областей. Он прямо заявил: «Мы уничтожим Россию, чтобы она никогда больше не смогла подняться». Это было три года назад. Но сумасбродным идеям Гитлера не суждено было сбыться — ход войны развеял их в прах».

Тогда развеял. Однако шло время, не стало Сталина, и вновь активизировались враги народа — ненавистники коммунизма, социализма, Советской власти. Раскручивается небывалое по изощрённости и агрессивности «переформатирование» человеческих мозгов.

И вот уже в Беловежской пуще собираются убийцы Советского Союза. Ненавидящие его, они осуществляют заветную гитлеровскую цель, подписав предательский документ о ликвидации великой страны социализма.

Тут есть историческая параллель, почти мистическая. Чёрная беловежская дата — 8 декабря 1991 года — буквально совпала со временем начала ровно 50 лет назад контрнаступления советских войск под Москвой. Тогда, в 1941-м, кому-то это показалось (да и поныне кажется!) невероятным чудом. Но оно свершилось и при всей вроде бы невероятности имеет абсолютно реальные, сугубо конкретные основания и причины.

Какое же возникает невольное сравнение? В декабре 1941-го, стоя насмерть, не щадя себя и борясь до последнего, наши соотечественники повернули вспять мощное войско, снаряжённое почти всей Европой и уже готовившееся ликовать на улицах и площадях столицы Советской страны. А полвека спустя, точно в это время, хотя вовсе не видно было такого огромного вражеского войска на подступах к Москве, состоялось по существу подписание акта о капитуляции, разодравшего Советскую страну на части.

Место подписания тоже оказалось символическим. Ведь здесь, совсем рядом, — Брестская крепость, где за полвека до этой тайной позорной операции силы коварных врагов столкнулись с невиданно героическим советским сопротивлением. А вот теперь — сдача без сопротивления. Таков горчайший результат горбачёвско-ельцинского предательства. Урок на будущее всем, кто опасность предательства недооценивает!

Мы живём ныне в совсем иной стране. Для её народа сочиняется другая история, выдвигаются другие герои. Советская эпоха, её вожди-гиганты Ленин и Сталин превращены в главные объекты невероятной, безграничной, чудовищной фальсификации. У новых поколений создаётся абсолютно извращённое представление о советском периоде, который реально стал вершиной российской истории.

Противостоять всему этому в нынешних условиях нелегко, но необходимо. Раскрывают людям глаза на историческую правду КПРФ и её издания, общественное объединение «Российские учёные социалистической ориентации». Радует, что всё больше появляется авторов, книги которых убедительно вступают в схватку с фальсификаторами.

Жаль только, тиражи этих книг, как правило, невелики, да и география их распространения зауженная. Как обстоит дело, скажем, со сталинской темой?

За последние годы вышли очень интересные работы о Сталине Юрия Емельянова, Юрия Жукова, Владимира Суходеева, Сергея Кремлёва, Игоря Пыхалова и ряда других честных историков. Некоторые их книги изданы уже достаточно давно. Однако вот досада: провёл я своё исследование и убедился, что в регионах многие об этих книгах даже не слышали. И вдвойне горько, что такое приходится говорить о членах КПРФ.

Есть факт совсем свежий. В минувшем декабре «Правда» опубликовала мою беседу с автором вышедшей недавно книги «Наш Сталин» Василием Афанасьевичем Туевым. Он доктор философских наук, многолетний профессор Байкальского государственного университета экономики и права в Иркутске. Книга тоже издана в этом городе.

Может быть, именно по такой причине — далеко Иркутск! — спрос на неё оказался гораздо меньшим, чем я ожидал? В основном — среди иркутян. А ведь книга-то интереснейшая, написана с большой любовью к Сталину и, опровергая массу злобных выдумок о нём, побуждает над многим и многим обстоятельно поразмыслить.

Я прочитал этот объёмный том дважды, но и теперь продолжаю обращаться к нему. И постоянно ловлю себя на желании поделиться с другими тем, что увлекает меня убедительностью аргументов за Сталина, а также втягивает в непримиримый спор с его ненавистниками. Так и родились эти заметки, которые хотелось бы потом продолжить, основываясь не только на труде В.А. Туева, но и на других новых книгах о Ленине и Сталине, если будут они предлагать соответствующий материал. Давайте вместе их читать и обдумывать.

Почему как огромное горе воспринял смерть вождя «пострадавший от него»

Начать я решил фрагментом из предпоследней главы книги «Наш Сталин», поскольку здесь обозначена важнейшая грань заявленной мною темы. Исторический эпизод, о котором рассказал автор, вызывает острые размышления не только у него, но, по-моему, и у многих читателей. Да что там, есть о чём подумать всем нам.

Итак, 5 марта 1953 года — день кончины И.В. Сталина. Но об этом ещё не сообщено, прошла накануне только информация о резко ухудшившемся состоянии его здоровья. Из Москвы на испытательный полигон Капустин Яр собирается вылететь в будущем знаменитый Главный конструктор ракетно-космической техники Сергей Павлович Королёв. И перед отправкой он пишет краткое письмо жене, в котором самые главные строки вот эти:

«Тревога не оставляет сознание ни на минуту. Что же с ним будет, и как хочется, чтобы всё было хорошо».

Мы понимаем, у человека неудержимая потребность поделиться чрезвычайным волнением, которое охватило его целиком. И уже не отпускает, а после рокового удара из радиорепродуктора заставляет на следующий день опять взяться за письмо ближайшему человеку:

«Умер наш товарищ Сталин… Так нестерпимо больно на сердце, в горле комок, и нет ни мыслей, ни слов, чтобы передать горе, которое всех нас постигло. Это действительно всенародное, неизмеримое горе — нет больше нашего родного товарища Сталина… В самые трудные минуты жизни всегда с надеждой и верой взоры обращались к товарищу Сталину. Самый простой, самый маленький человек мог к нему обратиться и всегда получал просимую помощь. Его великим вниманием была согрета любая область нашей жизни и работы… Сталин — это свет нашей жизни, и вот его теперь нет с нами…»

Не забывайте, ведь это — письмо жене, то есть искренность автора не подлежит ни малейшему сомнению. В соответствии с его состоянием можно понять и желание тут же рассказать про дорогую сердцу встречу:

«Вспоминаю, как были мы у товарища Сталина… Так всё было неожиданно, а потом так просто; мы ожидали его в приёмной и вошли — какое волнение охватило меня, но товарищ Сталин сразу заметил и усадил нас. Началась беседа. Всё время он ходил по кабинету и курил свою трубку. Всё было коротко и ясно. Много спрашивал и много пришлось говорить. Эти часы пролетели незаметно. Как заботливо говорил он о всех нас и как глубоко направил по правильному пути наш труд. А ведь многое из того, с чем мы пришли, придётся теперь делать по-иному. И как это хорошо и ясно всё стало.

Говорили и о будущем, о перспективе. Д.Ф. (Устинов. — В.К.) потом мне сказал, что слишком много было сказано о нас в розовом тоне, но я с этим не могу согласиться, — где же, как не у товарища Сталина, можно говорить легко и то, что думаешь, чего хочешь. Великое выпало мне счастье — побывать у товарища Сталина».

А дальше в письмах Королёва снова и снова говорится о постигшей страну трагедии и о том, каково ему эту трагедию переживать:

7 марта: «Не могу ни за что взяться и собраться с мыслями».

8 марта: «Как страшно тяжело на сердце».

9 марта: «Слушали по радио похороны товарища Сталина. Как хорошо говорили тов. Маленков, Берия и Молотов. Кроме неисчерпаемого народного горя, к тому, что было сказано, добавить нечего. Наш товарищ Сталин всегда будет жить вечно с нами».

Почему автор книги «Наш Сталин» задержал своё и читательское внимание именно на этих письмах? Почему я с них начинаю сейчас мои заметки? Ведь тогда, в первые дни после смерти советского вождя, документально запечатлена была огромная масса высочайших оценок его деятельности, данная выдающимися людьми нашей страны и всего мира. Некоторые из них в этой книге тоже есть, и мы к ним ещё обратимся.

Однако письма Сергея Павловича Королёва имеют особый смысл и вес по важнейшей причине. Приведя их в своей книге, Василий Туев отзывается так: «Эти написанные в дни всенародной скорби слова великого гения научно-технической мысли — того, кто первым в истории человечества вывел землянина на космические орбиты, — потрясают и сегодня своей предельно обнажённой искренностью. Тем более что воспринимаются они через факт его осуждения перед войной на заключение в колымских лагерях».

Вот-вот, как раз это, считая в данном контексте некогда случившееся заключение фактом особенной значимости, я выделяю для наших размышлений. О потрясающей искренности (письмо жене — какие в самом деле тут могут быть сомнения) мною уже сказано. А можно ли просто сбросить со счёта, что так высоко, с такой проникновенной любовью и болью о Сталине по поводу его смерти пишет человек, который, как ныне принято говорить, от Сталина серьёзно пострадал?

Нет, бездумно отбросить это невозможно.

Был ли рабом космический гений Сергей Королёв

Приступая к анализу столь разительно противоречивой ситуации, которую с ходу и не объяснишь, Василий Афанасьевич Туев для начала приводит трактовку известного журналиста Ярослава Голованова. Его — не случайно. Дело в том, что, будучи многие годы научным обозревателем «Комсомольской правды» (советской!), он постоянно писал о крупнейших наших учёных, среди которых был и С.П. Королёв. А со временем взялся за книгу о нём, которая первым изданием вышла в 1990-х.

Что же, обращение Туева к этой книге в попытке как можно лучше, точнее объяснить феномен Королёва имело прискорбнейший результат. Понимаю изумление Василия Афанасьевича. Восьмисотстраничная (!) биография Главного конструктора, двадцать шесть лет (!) работы над ней, собран внушительный массив фактов о его жизни и делах. Но…

Увы, самого существенного во всём этом, как мы убеждаемся, Голованов не понял! И тому тоже есть причины, которые необходимо глубже вскрывать.

Жаль, что головановскую интерпретацию отношения Королёва к Сталину нет возможности оспорить при встрече с ним самим, интерпретатором: его уже нет. Ну а рассуждения и утверждения продолжают действовать — вместе с оставленным им фолиантом. Туев их и предлагает нашему вниманию.

Разумеется, Голованов вопрошает, процитировав письма Сергея Павловича: да как же понять все эти переживания? Ведь не мальчишка — за плечами и Лубянка, и Бутырка, и Колыма?!

«Он жил, разговаривал, работал с сотнями осуждённых людей, знал, убеждён был в их абсолютной невиновности, тогда как он, очень умный человек, психолог, великий знаток людей мог не связать своей судьбы, судьбы своих товарищей, уничтоженных физически и духовно искалеченных, с именем Сталина?!»

Это вопрос Ярослава Голованова, публициста. Следует добавить: и яростного антисталиниста, какие в изобилии возникли у нас вдруг к концу 1950-х, после до безумия горячечного «закрытого» доклада Н.С. Хрущёва о «культе личности». У них осмысливать всерьёз три десятилетия сталинского руководства не предполагалось и даже не полагалось. Вся история и философия применительно к бывшему вождю излились в набор ярлыков: «тиран», «убийца», «кровавый» и т.д. (это, конечно, далеко не самые хлёсткие).

Так и пошло. Всё перевесила тема репрессий. Всё затмила она в том сталинском тридцатилетии, а затем и в советской эпохе целиком. И уж Сталину-то, вина которого признана решающей, ни единого доброго слова не полагалось. Ясно, что будущий Главный конструктор со своим восторженным отношением к вождю это «правило» основательно нарушил.

Каково же объяснение Голованова, признающего всё-таки академика Королёва «очень умным» человеком? Но себя, очевидно, он считает умнее. Прочтите:

«В том-то и драма Королёва, что писал он искренне, что даже он, человек невероятно раскрепощённого мышления и раскованной воли, задавить в себе раба был не в силах. Он, всю жизнь обгонявший время, был, тем не менее, продуктом своего времени. Поэтому, кстати, и интересен он для потомков. Увы, Королёв был искренен: раб оплакивал господина. Он даже Устинова в одном из писем называет «хозяином». Просто плакать хочется. Нет, не Королёва оплакивать — время, в которое он жил».

Хочется спросить: а какое это было время? Суровое? Да, очень. Сложное? Невероятно. Однако, несмотря ни на что, для нашей страны оно стало временем величайших побед и необыкновенного, космического взлёта. Сталин и Королёв беззаветно служили этому. Ведь всего четыре года спустя после перенесённого колоссального горя Сергей Павлович благословит в полёт первый в мире искусственный спутник Земли — советский! А ещё через четыре года человечеству из космоса улыбнётся чудесной своей улыбкой Юрий Гагарин.

И всё это будет продолжением великого ленинско-сталинского дела, участником которого постоянно и неизменно ощущал себя Сергей Королёв. Отмечу знаковый его шаг: в 1953-м, после смерти Сталина, он вступает в ряды партии, которой тот руководил. Словно стремится умножить её силы в связи с невосполнимой утратой…

Вот всего этого в первую очередь не понял (не захотел понять?) ставший антисталинистом и антисоветчиком Голованов. Разделяю презрение Василия Афанасьевича Туева, с которым он написал: «Не дрогнула рука биографа обвинить в рабском оплакивании господина не кого-нибудь, а великого гения мысли».

Действительно, судя по всему, биограф даже не осознаёт, какое оскорбление наносит он своему герою. Унижает его, взирая свысока, приписывает низменные чувства. И ради чего? Скажем прямо: бьёт по Королёву, чтобы не допустить ничего доброго о Сталине. Во имя этого гениальный учёный назван рабом.

Приведу на сей счёт более обширные размышления автора книги «Наш Сталин»:

«Голованов не понял ни диалектики великой эпохи, ни того, что С.П. Королёв, будучи одним из ярчайших творцов самой этой эпохи, не мог быть чьим-либо рабом. Творчество как феномен свободы духа в принципе несовместимо с рабством. Творец создаёт то, чего нет ни в природе, ни в обществе, поэтому он всегда что-то утверждает и что-то преодолевает. На пути тех, кто утверждает правду и справедливость, кто творит во имя Родины, во имя народа, его будущего, всегда оказываются те, для кого свобода — это возможность беспрепятственно и безнаказанно «процветать», живя за счёт других. Это они приносят в жизнь такие «ценности», как «элитарность», потребительство, властолюбие, корыстолюбие, паразитизм, зависть, алчность и т.п.

Носителям этих «ценностей» господство духа непонятно и подозрительно, поэтому они стремятся подавить, уничтожить тех, кто мешает утверждать эти «ценности», кто мешает спекулировать, воровать, грабить. Голованов же нисколько не сомневается «в их абсолютной невиновности». Невиновны убийцы подростка Павлика Морозова и его младшего брата. Невиновны поджигатели колхозных дворов, вредители и диверсанты, расхитители народного добра, заговорщики, готовившие вооружённое свержение народной власти в середине 1930-х. Невиновны полицаи и каратели, служившие оккупантам в годы войны… Абсолютно невиновны!

Может быть, именно обвинение, осуждение и заключение в лагерь позволили Сергею Павловичу увидеть этих «невинных» негодяев в лицо и оценить всю напряжённость и справедливость борьбы Сталина с «проклятой кастой», которая упорно рвалась тогда к власти, к господству над народом. Мы сегодня не понаслышке знаем: дорвавшись, она устанавливает режим, при котором все разделены на «наших» и «ненаших», господ и рабов. Поэтому и видел Королёв в Сталине человека, родственного по духу, — оба они были титанами, двигавшими время вперёд».

Борьба за правду против клеветы усилий требует всё больших

Надеюсь, вы убедились, что отношение великого Королёва и его биографа к Сталину не просто разное, а кардинально противоположное. Если у одного это искренняя и глубокая любовь, то у другого — жгучая ненависть. А сталкиваются эти чувства при соприкосновении с темой репрессий.

Не случайно! Автор книги «Наш Сталин» справедливо пишет, что историю сталинской эпохи «демонизируют» уже давно. И козырной картой в этой беспредельной, оглушительной пропагандистской кампании стала именно тема «сталинских репрессий». Раздуваемая изо всех сил ненавистниками социализма, она признана особенно выигрышной для антисоветских атак, поскольку вызывает наибольшие отрицательные эмоции.

Собственно, на эмоциях всё в основном и держится. С теле- и киноэкранов, в театрах, по радио, в социальных сетях, газетах и книгах людям постоянно рассказывают о «загубленных» талантливых военачальниках, учёных, писателях, о миллионах «невинных» жертв. В результате, заключает В.А. Туев, уже несколько поколений наших граждан оказались в плену грандиозной мистификации. Многие просто не в состоянии усомниться в правдивости всех этих кошмарных «историй», посмотреть на происходившие тогда события иными глазами.

А ведь от того, как мы представляем себе прошлое, зависят наше понимание настоящего и выбор будущего. Вот почему развеять миф о «массовых необоснованных репрессиях» — значит, не только утвердить правду вместо самой чудовищной лжи, порочащей нашу недавнюю историю, но и предложить новое видение настоящего и будущего страны.

Так мыслит учёный, и я с ним в основном согласен. Разве что при одной оговорке. Когда речь заходит о столь болезненном материале, как репрессии, важна точность каждого выражения и даже слова. А вот за «мистификацию» наши и сталинские противники непременно зацепятся. Дескать, если «мистификация», то что же выходит — никаких репрессий не было?

Были. Туев этого не отрицает. Вопрос стоит о другом — об их реальном масштабе или мнимом, многократно преувеличенном. Вопрос о допущенных ошибках, связанных с оговорами и прочими усложняющими дело обстоятельствами: нередко ошибки эти тогда же исправлялись.

Вопрос и про обоснованность карательных мер. Неужто все пострадали «ни за что»? Если же наказание многих диктовалось жизненными причинами, то в чём они? Просто дурной характер или чрезмерная мнительность вождя — объяснение явно поверхностное и мало убедительное.

А был уже тогда гораздо более глубокий взгляд на происходящее. Свидетельство — тот же Сергей Павлович Королёв, который не затаил личную обиду на Сталина. Безусловно, такой обиды у него не было, потому что понимал громадный смысл сталинских деяний.

И он ведь далеко не один такой. Известно, как ответил Маршал Советского Союза Константин Константинович Рокоссовский на предложение Хрущёва написать «чернуху» о Сталине. «Что вы, Никита Сергеевич, — сказал выдающийся советский полководец. — Товарищ Сталин для меня святой». Так ответил один из пострадавших в конце 1930-х, от которого теперь ждали сведения счётов с «обидчиком».

А знаменитый священник Дмитрий Дудко, тоже перенёсший заключение? Никакой хулы о великом советском вожде ни устно, ни письменно после этого от него никогда не последовало. Даже в самый разгар антисталинской кампании он не стеснялся выступать с наивысшими оценками его личности и деятельности.

Или вот талантливый поэт Ярослав Смеляков, человек исключительно трудной судьбы, не однажды побывавший в лагерях. Казалось бы, ему о Сталине писать только плохое. Ан нет! После Победы у него рождаются такие строки:

Отец и Вождь, Призыв

и Вдохновенье,

Командующий армией труда.

Мы это имя — Сталин —

без волненья

Произносить не сможем никогда.

Это написано при жизни Сталина. Но и с его уходом Смеляков отношения к нему не изменил, что свидетельствует о многом.

Трепетной любовью проникнута песня о Сталине, написанная в 1945 году Александром Николаевичем Вертинским. Он вернулся из эмиграции в труднейшее военное время, и роль вождя в достижении нашей Победы для него была несомненна. Поэт и певец не сдерживает своего восхищения:

Чуть седой, как серебряный тополь,

Он стоит, принимая парад.

Сколько стоил ему Севастополь,

Сколько стоил ему Сталинград!

…Как высоко вознёс он державу,

Вождь советских народов-друзей,

И какую всемирную славу

Создал он для Отчизны своей!

Невольно опять думаешь о тех, кто своей исступлённой ненавистью пытается теперь эту заслуженную славу полностью перечеркнуть.

Поэтическая Сталиниана обширна. В ней было, конечно, немало конъюнктурного. Но есть и настоящие шедевры. Однако, к сожалению, не все авторы выдержали испытание временем. Наиболее дороги и в стихах, и в прозе, и в мемуарах те признания, в которых слышна чуткая правда о центральной личности великой и трудной эпохи.

Туев многими страницами своей книги подсказывает себе и нам очень важную идею. Стоило бы собрать и выпустить серией изданий самые честные, самые правдивые воспоминания и высказывания о Сталине, воссоздающие вместе его достоверный образ. Когда-то такую работу начал видный литературовед и патриот Михаил Петрович Лобанов. Но начатое должно быть продолжено. Ведь нагромождены неизмеримые горы клеветы, и победить её можно только правдой.

Автор книги «Наш Сталин» совершенно прав, выделяя тему репрессий как главный способ опорочивать имя и дело вождя Великой Победы. Вот почему к этой теме нам надо будет ещё обязательно обратиться, в том числе и на основе замечательного труда Василия Афанасьевича Туева.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Ср июн 10, 2020 6:41 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 9094
Кому строить лучшее будущее
№45 (30977) 11—15 июня 2020 года
4 полоса
Автор: Правда.

Продолжаем разговор о советских людях и нынешнем времени

ИТАК, разговор наш набирает обороты. Напомню, что начало ему положено диалогом под заголовком «Что же это значит — быть советскими?», который опубликован в №26 «Правды» за 13—16 марта с.г. Затем образовался вынужденный перерыв в связи с коронавирусом, но всё это время мы получали отклики читателей на тот проблемный материал. Печатать их начали в №40 за 29 мая — 1 июня («Каков он, человек эпохи социализма?») и в №42 за 4 июня («Без «совков» грязь не вычистим»).

Многие поступившие к нам письма и статьи начинаются примерно так: материал интересный, актуальный, однако есть в нём и немало спорного. Что ж, согласимся. Действительно, ряд поставленных вопросов вызывает разные ответы и суждения. Причём в откликах, как вы убедитесь, авторы добавляют ещё и свои вопросы, требующие обсуждения.

В чём суть? Был Советский Союз — великая страна социализма. Усилиями и коварством врагов справедливости эту страну удалось разрушить. Советской власти тоже не стало. Но уничтожен ли полностью воспитанный ею советский человек? Или всё-таки лучшие качества этого человека продолжают так или иначе жить в лучших, самых достойных людях нынешнего времени, которым принадлежит будущее? И что необходимо, дабы эти советские качества не были убиты окончательно, а люди, сохранившие верность социалистическим и коммунистическим идеалам, брали верх над капиталистическими хищниками?

Согласитесь, огромной важности тема. Авторы откликов при этом подчёркивают: важна она не только и не столько для более глубокого понимания нашего прошлого, сколько для борьбы за советское, социалистическое будущее. А в том, что эта борьба идёт и будет идти гораздо активнее (до победы!), у большинства написавших нам сомнений нет.

Пусть же обмен мыслями в ходе товарищеского обсуждения поможет сторонникам общества справедливости ещё полнее осознать свои силы и приоритет коллективизма над индивидуализмом. Победить можно только вместе, а не врозь, только идя за партией, которая располагает выверенной созидательной программой. Эта партия — КПРФ.

Виктор КОЖЕМЯКО,

политический обозреватель «Правды».

Именно советские должны победить

В беседе «Что же это значит — быть советскими?» называются черты, отличающие советского человека: бескорыстие, патриотизм, созидательность. Хочу продолжить этот разговор, сказав ещё об одном уникальном качестве истинно советских людей.

В ПОРУ так называемой перестройки и позже, в 1990-х годах, когда навязали нам иную жизнь, читатель получил и другую литературу, расправившую крылья «под ветром свободы». Нередко визитной карточкой этой продукции стало крепкое словцо, «ненормативная» лексика. Прежде такие слова называли непечатными. Ну а теперь их «пропечатали». Да сразу как широко!

Многие тогда восприняли в штыки книги, заговорившие по-хулигански. Читатели усомнились, так ли уж необходимы похабщина, ругань в повести или романе. Многие искренне возмутились! И сколько «творческие производители» ни убеждали людей в том, что без «правды жизни» в виде помойных слов литература полноценно существовать не может, убедили далеко не всех.

Неприятие советским читателем печатной грязи не было сродни испугу дореволюционной гимназистки перед неприличным словом «чёрт». Просто читатель не поверил, что литературе без мата — ни туды и ни сюды. У него перед глазами был пример Гоголя, Толстого, Тургенева, Шолохова, Бунина и других наших великих классиков, которые хорошо справлялись с писательскими задачами, не прибегая в своих сочинениях к таким «сильным» средствам. Русская и мировая классическая литература, на которой был воспитан советский человек, не нуждались в «удобрении» текста похабщиной.

Этот конфликт между «мастерами культуры» и теми, для кого они работают, не исчерпан до сих пор. И касается он теперь не только литературы, но и кино, театра, и не сводится лишь к проблеме сквернословия.

Как ни странно это прозвучит, но советский читатель, зритель в сфере искусства был аристократом — по вкусам, которые ему прививались, по тем образцам, на которые он ориентировался. Советская страна предлагала гражданам лучшее из сокровищницы искусств. А лучшее — это в первую очередь классика и те произведения, которые наследуют и развивают классическую традицию: в литературе, музыке, театре, кинематографе, изобразительном искусстве.

Художественные потребности советского человека формировались на истинно высоких образцах. Прежде такие предпочтения в искусстве были присущи аристократии, а Советская власть впервые приобщила к серьёзному, по-настоящему талантливому и высокому искусству всех, не деля общество на «элиту» и «низы».

Знакомство с великой культурой прошлого и настоящего вооружило советского человека чёткими критериями оценки художественных произведений. Вот почему к роковому «времени перемен» он подошёл с правильными представлениями о том, что в искусстве хорошо, а что плохо. Поэтому «перестроечное» обольщение новыми именами, формами, «запретными» темами у него быстро прошло. Советский человек был человеком знающим и требовательным в искусстве!

Скоро тридцать лет как нет Советской страны. Но можно ли сказать, что не осталось советских людей? Когда я сегодня читаю в соцсетях приговор очередной литературной или киноподелке, всегда удивляюсь тому, как точно публика подмечает огрехи, бьёт в слабые места искусствообразной дребедени. Комментарии и отзывы пишут ведь не профессиональные критики. Но чутьё у многих из этих людей отменное.

Считаю, что так верно судить об искусстве могут именно советские по духу люди. Те, что воспитывались в советские времена или унаследовали от той эпохи правильные критерии выбора и оценки явлений искусства. Аристократы духа. Их не обманешь рекламным набатом, проплаченными, корпоративными восхвалениями фильма-пустышки или выставки «актуальной» живописи-мазни. Они скажут: «А король-то голый!».

Вот ещё почему всё советское, память о прошлом вызывают такую ярость у халтурщиков и неумех из литературных, киношных, театральных и прочих творческих цехов. Под проницательным взглядом они начинают чувствовать себя жалкими и неуверенными. Советский человек в нас уже три десятилетия сопротивляется убожеству и пошлости, атакующим с телевизионных и киноэкранов, со страниц расхваленных книг и с театральных подмостков.

Советский иммунитет стойкий. Хочется надеяться, что высокая духовность, любовь к настоящему искусству, привитые в советские времена, сохранятся ещё не в одном поколении. И на это непременно следует опираться в борьбе за преобразование нашего общества на основах социалистической справедливости.

Андрей КРЮКОВ,

член Союза журналистов России.

г. Ростов-на-Дону.

Есть ещё вопросы

В 26-м номере «Правды», вышедшем 13—16 марта, опубликован весьма интересный диалог Виктора Кожемяко с заместителем главного редактора журнала «Историк» Арсением Замостьяновым под заголовком «Что же это значит — быть советскими?». Здесь поднято много важных вопросов, связанных с постепенно осуществляемой сегодня «десоветизацией» в России. Иногда она проходит тихо-тихо, будто бы ничего особенного и не происходит, а иногда прямо гремит в устах президента страны и других деятелей, поражает масштабами активизации Ельцин-центра.

ИСТОРИЯ усилиями антисоветчиков превращается в лоскутное одеяло: великая Россия Романовых, потом кошмар, ужас и предательство, потом Победа в Великой Отечественной войне, потом ужас и немного надежды, потом полёт в космос, потом ужас и пустые полки, потом Путин и рассвет. Причинно-следственные связи тут ни к чему, это всё вроде бы мелочи, не стоит даже время тратить. Факты искажаются, фальсифицируются, от чего у многих каша в голове...

Но главное, что меня зацепило в диалоге «Правды», это вопрос о советском человеке. Арсений Замостьянов очень литературно охарактеризовал советских людей: «Это люди с прямыми спинами»; «это человек, поверивший в своё всемирное дело построения социализма и веривший в великую роль своего Отечества в этой борьбе за справедливость. В борьбе против самого неумолимого и изобретательного врага — против Капитала»; «для них маловажен был быт, а тем более финансовая сторона жизни»; «коллективизм … был нашей великой силой»…

Я подписываюсь под каждым словом, под каждой характеристикой. Думаю, что и многие другие читатели могут назвать сотни, тысячи имён — от руководителей Советского государства до простых рабочих и крестьян, которые полностью соответствовали этим словам. Идеал советского человека, на мой взгляд, именно таков. Однако это моё мнение основано лишь на художественных и исторических книгах, фильмах, рассказах родных и знакомых, поскольку сознательного возраста я достиг уже в другой стране, совсем другой.

Спустя без малого три десятилетия после развала Советского Союза мы вновь и вновь говорим о системе образования и воспитания в СССР, о том, насколько она отличалась качественно от того, что мы имеем сегодня. Это и понятно: либералы и прочие разного рода антисоветчики никогда не упускают возможности, чтобы при первом же подвернувшемся случае рассказывать про зомбирование марксизмом-ленинизмом советских детей, про казарменную дисциплину и военную муштру, про попытку создавать из детей «роботов», «шестерёнок тоталитарной системы». И нам нужно всеми силами давать отпор подобным попыткам очернения, коверкания советской истории.

Замечу, что в этой полемике, в нашей пропаганде мы нередко оставляем за скобками, опускаем некоторые другие вопросы, связанные с образованием и воспитанием, с советским бытом и прочими реалиями действительности, — вопросы тоже о советском человеке и советском народе. Потому что, как ни крути, как ни рассказывай о достижениях советской школы и науки, о других преимуществах социализма, но от 1991 года нам никуда не уйти.

У нас, конечно, есть известные ответы: предательство руководителей, «холодная война», некоторые ошибки в области хозяйства и т.д.

Я ни в коем случае не хочу сказать, что эти ответы неправильные. Однако, по-моему, они всё-таки не отражают всей полноты картины. Хотя необходимо признать: есть определённая историческая обусловленность именно таких ответов.

Признаем и другое. Нам очень трудно критически осмыслить опыт СССР. Приходится иногда отвечать на важнейшие вопросы общими фразами, обходить острые моменты, поскольку сегодня история СССР — часть политики. Отношение человека к Ленину и Сталину, к Советскому Союзу, к поистине ключевым событиям истории нашей страны в XX веке — своеобразная лакмусовая бумажка, позволяющая определить политическую ориентацию современного человека.

А потому тот, кто будет говорить об ошибках, которые допускались советским руководством, рискует невольно оказаться на стороне либералов и прочих «демократов» — тех, кто, как говорится, «из принципа» очерняет всю советскую эпоху.

Но, читая этот диалог в «Правде», я думал и о вопросах, которые, увы, не были заданы. Как советский человек, обладающий такими высокими характеристиками, допустил развал страны? Как советская школа и лучшая в мире система образования (здесь нет иронии!) воспитали людей, с молчаливого согласия которых пришли к власти Горбачёв, Яковлев, Ельцин, а далее по очень длинному списку партийных, комсомольских и хозяйственных руководителей всех уровней?

Хотя Арсений Замостьянов делает оговорку, что «не все сыны и дочери фронтового поколения были по духу истинно советскими людьми», что «нам могут привести примеры малодушия, эгоизма, мещанства, которые проявлялись в то же самое время». Но при этом всё равно убеждает нас, что «жизнь состоит из разных оттенков, а судить об эпохе нужно всё-таки по вершинам, а не по болоту».

И вот с этим мне уже трудно согласиться. Если мы будем судить советскую эпоху только по вершинам, то как объяснить, что социализм в России потерпел поражение? Может быть, речь идёт только о фронтовом поколении. Но тогда возникает следующий вопрос: как такое героическое поколение воспитало своих детей и внуков, которые ничего не сделали, чтобы спасти страну, за которую сражались и погибали их отцы и деды?

Если уважаемый читатель думает, что сейчас я отвечу на все эти вопросы, расскажу, что и как было, а чего вовсе не было, то я его разочарую. У меня нет ответов, точнее — нет таких ответов, которые вполне удовлетворили бы меня самого.

Думаю, в поиске этих ответов нас подстерегает огромная опасность — идеализация нашего прошлого, суждение о нём только «по вершинам». Мы рискуем получить не до конца честные, а потому не до конца верные ответы. А значит, не сможем научиться, получить опыт, который позволит нам избежать подобных ошибок в будущем.

Большевики в своё время очень внимательно, критически разбирали опыт Парижской коммуны. Никто при этом не преуменьшал честность, искренность, убеждённость, самопожертвование бойцов коммуны. Но она потерпела поражение. А значит, несмотря на все её прекрасные замыслы, были допущены роковые ошибки. И глубокий анализ французских событий позволил большевикам избежать тех же ошибок в октябре 1917 года и позднее.

Поэтому, я считаю, только критический, подлинно научный подход к истории большевистской партии, к истории Советского Союза позволит выявить ошибки и не допустить их в следующий раз. А следующий раз обязательно будет! В этом сомнений у меня нет.

Василий КРИВОНОС,

секретарь Василеостровского райкома КПРФ

и член горкома партии.

г. Ленинград.

Великие свершения и мусор истории

Сородичи! Скорбит в огне земля,

и пёсья стая сгрудилась у трона!

Кузьма МИНИН.

У ВЕЛИКОЙ советской эпохи всё было великим: наука, промышленность, армия, освоение космоса, образование, медицина, спорт, кино, театр, песня, социальная программа… Но прежде всего великим был сам советский человек — человек свободного труда, высоких помыслов, колоссальных свершений.

Антисоветчики, как правило, неучи и невежды, выступают против социализма — передового общественного строя, против Советской власти — власти народа. При этом они извращают и сущность советского человека, который явил в лучших своих образцах пример того, каким должен быть всякий настоящий человек.

А за кого же они? За «рыночного человека», малообразованного, примитивного, покорного «хозяевам жизни», поскольку сами они, антисоветчики, находятся на содержании у этих «хозяев». Не знаю, приходит ли им в голову очевидное: выступая против социализма, против Советской власти, они ставят себя в один ряд с Гитлером, Муссолини, Маннергеймом. Они тоже были яростными врагами социализма, врагами Советской власти, злобными антикоммунистами.

Всё, что происходит сегодня в духовной сфере, — всё из американской программы, которая принята к исполнению.

Приведу фрагмент в изложении советского писателя, передавшего самую суть разрабатывавшихся за рубежом антисоветских планов:

«…Посеяв в СССР хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые… Мы найдём своих помощников в самой России… Литература, кино, пресса будут изображать и прославлять самые низменные человеческие чувства… Честность и порядочность будем осмеивать… Хамство и наглость, ложь и обман, пьянство и наркоманию, животный страх и вражду народов, прежде всего ненависть к русскому народу, — всё это мы будем ловко и незаметно культивировать».

Каждое мгновение нынешней нашей жизни подтверждает действие на нашей земле антисоветских американских замыслов. Чтобы оправдать грабёж государства, внушить людям, что наворованные миллиарды — это в порядке вещей и навсегда, нынешние властители предпринимают отчаянные усилия, чтобы народ забыл, откуда он родом, забыл своё великое советское прошлое, забыл свой язык и свои песни, забыл своё человеческое достоинство. Народ, лишённый исторической памяти, — это уже не народ, а толпа, которая жаждет лишь «хлеба и зрелищ». Отсюда необходимость для них «декоммунизации» и «десоветизации» — для них, паразитов и угнетателей, но не для народа!

Переименование площадей и улиц, милиции в полицию, уничтожение советской промышленности, колхозов и совхозов, то есть всего, что связано с величием Советской державы, прямо вытекают из ярко выраженного антисоветского и антирусского характера власти, который она и не скрывает. Антисоветское — обязательно антирусское. Это закон. Как власть может любить советскую и русскую песню, если она, власть, антисоветская и антирусская? Вот почему прекрасное, неповторимое, духовно богатое русское и советское песенное искусство попадает под топор капиталистических варваров: потому что оно русское, потому что оно советское! Вот почему президент охотно встречается с представителями иностранных поп-групп, пустых и разнузданных, да ещё с клеймом извращенцев, но никогда не удостоит своим вниманием представителей, например, русского хора имени Пятницкого, национальной гордости России.

Посмотрите на уровень властных лиц в государстве. Один считает Жванецкого великим писателем. Для другого тяжёлый рок, то есть какофония, набор мрачных и оглушительных звуков, — вершина музыкального искусства. Третий полагает, что на костре инквизиции сожгли не Джордано Бруно, а Коперника. Вот такие люди управляют страной.

Советская власть открывала библиотеки, дома культуры, консерватории, театры и кинотеатры, чтобы просвещать, воспитывать, множить число людей мыслящих, благородных, порядочных, образованных, ответственных, с высоким чувством долга, чести и совести, а эти, вредители, открывают казино, ночные клубы, фестивали пива, чтобы разлагать людей.

Нам, советским патриотам, не следует употреблять выражения из арсенала буржуазной пропаганды — «культ Ленина», «культ Сталина». Словосочетания, которые не отражают правды жизни. Для того времени, которое враги социализма называют «тоталитарным», это было естественным состоянием общества. По-другому быть не могло. Были вожди советского народа и была всенародная любовь к ним за их заслуги перед народом в деле строительства Советского государства. Было глубокое уважение, страстное почитание, которое шло от души. Люди отдавали своим вождям должное, гордились ими, шли за ними, потому что они выражали их нужды, их настроения, их надежды.

Допускались чрезмерные славословия в адрес вождей и их окружения? Бывало. Но вины Ленина и Сталина в этом нет. Тем более нет вины народа, который в основном оценивал своих вождей по достоинству. Когда же номенклатура КПСС попыталась создать культ Хрущёва, а затем культ Брежнева, ничего из этого не получилось. Культ личности, если нет личности, состояться не может. История, время, народ всё расставляют по своим местам. И Ленин, Сталин — это на века!

Буржуазия, её идеологическая обслуга, её холуи ненавидят Ленина, Сталина, Дзержинского, Кирова, Фрунзе, Жданова, героев Гражданской войны, большевиков, потому что они отобрали у эксплуататоров власть и передали её народу.

Но чем больше грязи льют лакеи капитала на Ленина и Сталина, тем чище и величественней становятся Ленин и Сталин в глазах народа. Сказано: «По делам их узнаете их». Ленин и Сталин — это Держава, а затем Сверхдержава. А что у вас, господа чубайсы, познеры, сванидзе, млечины, соловьёвы? Развал всего и вся. Кощеево царство. Ни один из этих пригретых властью деятелей не возвысил свой голос в защиту угнетённых и обездоленных! Благополучные, сытые, бесстыжие! Они веселятся на банкетах и презентациях, а народ вымирает. Это позорище русской интеллигенции! Куда зовут они? В страну господ и рабов под завывания о «свободе» и «демократии», которые на деле являются свободой грабить и убивать, свободой голого зада, а «демократия» сводится к засилью кучки людей, допущенных на радио и ТВ и восхваляющих «денежные мешки», которые их туда допустили.

Демократий вообще не бывает. Есть демократия социалистическая и есть демократия буржуазная. Или власть принадлежит народу — или власть принадлежит буржуазии, то есть «денежным мешкам». Третьего не дано. Режим власти «денежных мешков» не имеет ничего общего с демократией. «В обществе, основанном на власти денег, в обществе, где нищенствуют массы трудящихся и тунеядствуют горстки богачей, не может быть «свободы» реальной и действительной». Вот и вся правда. Написано Лениным 100 лет назад, а читается так, как будто это про нашу жизнь, потому что мы отброшены на 100 лет назад. Ленин и Сталин — это эпоха! А они, подручные капитала, — мусор истории.

Но в том-то и дело, что не весь народ сломлен и смирился с положением отверженного. Правители боятся, что народ в массе своей по-настоящему очнётся и пойдёт по пути, указанному ему советскими вождями. Отсюда разнузданная антикоммунистическая пропаганда, чтобы народ не очнулся, чтобы держать его в повиновении.

Напрасны потуги лакеев порочной и хищной идеологии капитализма развенчать социализм. Социалистическая, коммунистическая идеология — это идеология трудового народа. Правда на стороне социализма, как бы ни изощрялись в клевете или недомыслии болтливые выскочки, туповатые «творческие работники», продажные журналисты на поводке у толстосумов. За ними — хаос и варварство эксплуататорского прошлого. За социализмом — будущее!

Идеология должна быть одна — коммунистическая. И только коммунистическая! Идеология братства, социальной справедливости, всемирного счастья. Иначе человечеству никогда не выбраться из трясины империализма, который готовит гибель всему миру. Что такое коммунистическая идеология? Это прежде всего идеология добра! Что такое советский человек? Это человек коммунистического общества. Честный, порядочный, духовно богатый, мужественный, правдивый, самоотверженный, бескорыстный, патриот своей социалистической Родины, живущий и работающий на благо всего общества. Человек высокой культуры и неповторимой индивидуальности. Закон общества справедливости — один за всех и все за одного! Наш закон — человек человеку друг, товарищ и брат! Идеология коммунизма прямо противоположна идеологии капитализма, где каждый сам за себя, а на других наплевать; где эгоизм, стяжательство, потребительство, низкая культура, примитивное существование на уровне инстинктов, грязные игры и кровавые зрелища подаются как окончательный этап развития человека и общества.

Империализм культивирует национализм, то есть вражду. Культивирует космополитизм, то есть равнодушие к Родине. Формирует множество партий, движений, сословий, сект, групп, чтобы разъединить людей и натравить их друг на друга. Как будто многообразие, а на самом деле идеология у этого мнимого «многообразия» одна — капиталистическая, волчья, идеология насилия и наживы: человек человеку — волк.

Единение людей возможно только на основе коммунистической идеологии. Должны же когда-нибудь на Земле утвердиться не «рыночные», а человеческие отношения! «Коммунизм есть учение в высшей степени аристократическое» (Фёдор Достоевский).

На Земле должно быть социалистическое, а затем коммунистическое устройство жизни, как самое разумное, самое справедливое, самое человечное. В условиях империализма человечество просто не выживет. Оно выживает лишь на пути построения бесклассового общества, а это — коммунистическое общество. Человечество, набираясь разума и поднимаясь всё выше и выше в своём развитии, достигнет, наконец, своего совершенства. Коммунистическое общество на Земле рано или поздно обязательно будет! Таков закон развития общества, отменить который не может никто. Другого спасительного пути нет. Другой путь — это путь войн, гонки вооружений, ненависти, мракобесия, господства капитала, то есть конец человеческой истории.

Мы, советские люди, — за общество Добра, Правды, Братства, торжества Прекрасного. Только оно остановит исчезновение человеческой цивилизации с лица Земли. «С Интернационалом воспрянет род людской». И только с Интернационалом!

Кирилл Фёдорович СОЛОДУБ,

член Московского городского отделения

Союза писателей России.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Вт июн 23, 2020 12:12 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 9094
Высота справедливости и низость кощунства
№49 (30981) 23—25 июня 2020 года
4 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Горькие заметки после инцидентов на похоронах выдающегося советского писателя-фронтовика

Угрюмая Москва, напрягшаяся от проникшей в неё опасной заразы, переходила на объявленный свыше «режим самоизоляции». Людей словно замкнули в стенах квартир. А ведь были среди этих неожиданно заключённых такие, которые в то хмурое утро переживали особое смятение.

Вот и я в их числе. С вечера 29 марта, когда объявлено было об уходе из жизни Юрия Васильевича Бондарева, вплоть до назначенного дня похорон, всё придумывал возможные способы, как же добраться на прощание с любимым писателем и многолетним другом.

Увы, отпадали эти варианты по разным причинам один за другим. Пока наконец знакомое обострение мучительной боли в ноге не вынесло свой твёрдый вердикт.

То есть, как ни терзался, на похороны Юрия Бондарева я так и не смог попасть. Узнал потом, конечно, что упокоился он на Троекуровском кладбище, что были рота почётного воинского караула, оркестр и ружейный салют. Но ещё через некоторое время мне стали известны такие шоковые подробности происходившего, от осмысления которых никак не отойду до сих пор.

Красное знамя может поднять каждый?!

Что же случилось при прощании со знаковым человеком Советской эпохи сперва в ритуальном зале Центральной клинической больницы (ЦКБ), а затем на кладбище? Позвонил в ответ на опубликованный в «Правде» очерк про Бондарева и, сильно волнуясь, рассказал о нанесённых ему посмертных оскорблениях мой давний знакомый — столичный рабочий-ветеран Олег Александрович Прудников.

По заводской своей специальности он токарь высшего, шестого разряда, по военной — десантник, служил в ВДВ СССР. А ещё я знал: это в полном смысле слова советский человек, почему, собственно, и вскипело у него столь бурное возмущение инцидентами, происшедшими в траурный день.

На последний поклон глубоко уважаемому писателю-фронтовику он приехал не только с друзьями-единомышленниками, но и с Красным флагом, под каким тот воевал. Мне Олег Александрович сказал так:

— Вы ведь понимаете, Юрий Бондарев — советский, а значит, флаг над ним советский должен быть. Но это моё убеждение. Когда же в зале прощания красное полотнище я развернул, ко мне сразу подходит кто-то с повязкой на рукаве и требует флаг убрать. Однако народ зашумел, и какое-то время нам всё-таки разрешили постоять с Красным флагом. До очередного запрета.

Как выразился Прудников, на кладбище, куда они приехали из ЦКБ, всё повторилось. Он, сам не свой, думал: «Как же получается? Хороним заслуженного человека Советской эпохи, защитника и почётного гражданина Сталинграда, коммуниста, но — под чуждым ему флагом!» Рабочий Прудников и все прибывшие с ним его товарищи посчитали это святотатством. Олег Александрович употребил в своём рассказе именно такое определение.

— В конце концов, — продолжил он, — советский флаг нам и здесь удалось поднять. Мы видели, как это обрадовало большинство собравшихся. Но опять ко мне подошли — на сей раз два майора — и потребовали Красный флаг убрать. Дескать, это гражданская панихида, а не политическое мероприятие. Мы же с товарищами после обсудили и решили: было бы замечательно, если бы не один наш флаг, а сто или двести таких же появилось над гробом выдающегося советского писателя и бойца. Оскорбительно, если даже единственное Красное знамя демонстрировать приходится украдкой!

Мединский и тут поспел

Возмущение Прудникова и его друзей-единомышленников легко понять. Речь-то о Государственном флаге Советской страны, сокрушившей фашизм, то есть фактически о Знамени Победы. Ей, Великой Победе, возносятся нынешней властью вроде бы высокие почести. Однако вспомните, сколько отвратительной суеты было ещё совсем недавно на властном верху, чтобы изменить священное победное Знамя.

Святотатство? Кощунство? Да! Особенно на фоне того, что государственным символом страны стал теперь царский триколор, бывший, как известно, во время Великой Отечественной знаком отличия у предателей-власовцев. Официально, хотя и негласно, наверное, считается: не надо придавать этому большого значения, а лучше бы забыть совсем. Но не все могут забыть! Знаю, как страдал в связи с этим триколором, именно страдал, Юрий Васильевич Бондарев. Так и ушёл, не смирившись, не простив.

И вот Прудников рассказывает ещё об одной тяжкой подробности траурного дня, которую перенести ему тоже было крайне трудно. Дело в том, что самым «видным» из выступавших на церемонии прощания с героем-сталинградцем и классиком отечественной литературы оказался… Кто, как вы думаете? А представьте себе: Мединский!

Не сомневаюсь, весьма серьёзно пришлось почесать в затылках на властном олимпе, дабы определиться со статусом похорон неудобного Бондарева. С одной стороны, действительно классик и признанный в народе герой, а с другой — не принял ведь орден от Ельцина к своему 70-летию. И с тех пор, учитывая всё, что он говорил и писал, действующая власть четверть века никаких наград ему больше не предлагала.

Троекуровское кладбище, а не главное, Новодевичье, где с почётом обретается ныне разрушитель Советской державы Ельцин, стало также своего рода отместкой истинному патриоту за его позицию. Но у кого-то при этом хватило ума решиться на государственный уровень похорон советского Бондарева. Только вот не всё додумали как следует…

Ох, нет, скорее сознательно не додумали! Запрет советского флага — явное оскорбление советского фронтовика. А подбор основным оратором на гражданской панихиде скандально известного Мединского — оскорбление не меньшее.

Мне понятно, по каким формальным признакам его подбирали. Коль с писателем прощание, то вот вам недавний министр культуры, а теперь — помощник президента страны по культуре. Ну а если будущий знаменитый автор воевал и потом писал о войне, то надгробное слово произнесёт руководитель Российского военно-исторического общества. Он, Мединский, един в двух ипостасях!

Но есть главный вопрос: а по сути каков? Отвечать можно долго, перечисляя множество связанных с ним горьких фактов. И можно совсем коротко. Например, о руководителе военно-исторического общества достаточно сказать, что это он открывал в Ленинграде-Петербурге мемориальную доску в честь гитлеровского пособника Маннергейма — душителя блокадного советского города-героя. Никогда не забуду яростной реакции Юрия Васильевича, узнавшего об открытии той позорной доски: «До чего докатились!»

А в качестве российского министра культуры Мединский осуществлял безобразное отстранение от руководства МХАТ имени М. Горького Татьяны Васильевны Дорониной. Под пронзительным коллективным письмом деятелей искусств в её защиту первой была подпись Героя Социалистического Труда, лауреата Ленинской и Государственных премий СССР и РСФСР Юрия Бондарева.

Разве даже из этих двух свидетельств не видно, что Бондарев и Мединский — абсолютные антиподы? И как же, при осознании этого, могло кому-то взбрести в голову выставить вполне саморазоблачённую персону чуть ли не главным печальником по достойнейшему сыну Отечества?

О чём такое говорит

Всё это — оскорбления не только ушедшего писателя, воина, гражданина, но и тех, кому он по-настоящему дорог. Назову их советскими людьми.

Сейчас в «Правде» идёт как раз большой разговор о советских людях и нынешнем времени. Власть вовсю трубит, как важна сплочённость общества. Провозглашает: «Мы — Россия, мы — едины!» Но реально общество сегодня резко расколото. И одна из глубочайших линий раскола проходит, с одной стороны, между людьми, которые по сути своей остаются советскими, и с другой — между ненавидящими их антисоветчиками. Совершенно очевидно, на чьей стороне власть.

Советские — за справедливость как наивысший принцип жизни, за подлинно равные права для всех, за социализм. Антисоветские — против. Хотя старательно прикидываются «друзьями народа», но уши-то всё равно торчат. Да и срываются всё чаще в своих откровениях.

Я уже напоминал читателям «Правды», как некто Швыдкой Михаил Ефимович, предшественник Мединского на посту министра культуры, объявил в правительственной «Российской газете» Юрия Бондарева «нерукопожатным». Считает, что страна обязана последовать кощунственному его призыву.

А власть всячески поддерживает швыдких и мединских, ставя таких, как Бондарев, в положение изгоев. Нагляднее всего, пожалуй, проявляется это в отношении к голосу советских людей, в том числе ветеранов. Поливая для видимости заслуженных бойцов и тружеников словесным елеем, их просто не слышат. Даже в особый для них год — 75-летия Великой Победы.

В очерке «Призвание и честь Юрия Бондарева» («Правда» за 15—18 мая с.г.) я уже писал, какой это постыдный, непростительный факт, что официозная нынешняя Россия не воздала ему должное в последние годы его жизни. Но повторюсь: сам он больше всего страдал не от личной обиды, а от чудовищной несправедливости по отношению ко всему поколению победителей.

Вот хотя бы очень актуальное на сегодня. Сколько обращений от ветеранов прозвучало и было напечатано, чтобы прекратила власть в дни военных парадов на Красной площади, посвящённых Великой Победе, позорно маскировать ленинский Мавзолей! А результат?

Позволю себе ещё раз привести фрагмент из последних размышлений Ю.В. Бондарева об этом:

«Тщательно скрывают от глаз людских одну из главных для нас святынь — Мавзолей Владимира Ильича Ленина. А это же не только дорогой нашему сердцу памятник великой Советской эпохи, но и выдающийся участник Великой Отечественной войны.

Мы-то помним и хотим, чтобы помнили в веках, что именно с трибуны ленинского Мавзолея наш Верховный Главнокомандующий Иосиф Виссарионович Сталин произнёс свою вдохновляющую историческую речь на параде 1941 года, посвящённом годовщине Великого Октября. А на Параде Победы в 1945-м именно к подножию Мавзолея были брошены поверженные фашистские штандарты. Кульминационный символ нашего торжества! И что же, теперь хотят вычеркнуть память об этом?

Ленин стал создателем Красной Армии, в рядах которой мы сражались, и его образ был на наших красных гвардейских знамёнах. Ленин основал Советское государство и невиданную прежде цивилизацию, открывшую справедливый путь всему человечеству. За этот строй жизни прежде всего мы воевали и во имя этого победили. Советский Союз победил. Созданный Лениным и Сталиным.

А ныне правителям хочется, чтобы мы, ветераны, от Ленина и Сталина отреклись, чтобы возлюбили Горбачёва и Ельцина. Но ведь одни создавали Советский Союз, а другие его уничтожили, реализовав цель Гитлера. Неужели не ясно, чем продиктован наш выбор? Лично я ни за что не могу ему изменить».

Есть различие между символами Победы и предательства

Допускаю, что кто-нибудь, прочитав данный текст до этого места, может сказать примерно следующее. Ну тут же в основном про символы: Мавзолей Ленина, Сталин на его трибуне, Красное знамя... Надо ли значение символики так уж преувеличивать?

Уверен в другом: недопустимо преуменьшать! Ибо в ней, в символике, концентрированно выражается многое, а прежде всего — идеология и время.

Кстати, прячущие Мавзолей и не допускающие Красное знамя понимают их значение отнюдь не хуже меня. Потому и прячут. Потому и не допускают.

Со Знаменем Победы им особенно не повезло. Режет глаз красное. Действует, словно на разъярённых быков. Но ведь не перекрасишь! Попытались переиначить, содрав серп и молот, да протест активный тогда подействовал. Пришлось позволить Красный флаг, но — строго дозированно, только в День Победы. А ленточки раздают к этому дню, обратите внимание, не красные.

И на Поклонной горе, где находится Музей Победы, на всей обширной здешней территории Красного Знамени Победы вы не найдёте. Зато по дороге сюда, сразу после выхода из метро, вас встретит массивный мозаичный триколор вокруг памятника, посвящённого почему-то Первой мировой войне.

Впрочем, без «почему-то». Замысел понятен. Что ж, поклонимся памяти участников Первой мировой. Однако изначально Поклонная проектировалась всё-таки как главный памятник героям Великой Отечественной, и Музей Победы был посвящён в основном им. А где же их Знамя Победы? Почему его не видно?

С болью писали в «Правду» про такое вопиющее нарушение исторической честности и справедливости многие ветераны. И я не раз писал в «Правде» об этом. Но результат тот же, что и с «маскировкой» Мавзолея: никакой.

Мало этого, теперь Поклонную сделали центром официальных торжеств в честь главного, как выражаются, праздника страны — Дня России. А открывался он в столице 12 июня сего года подъёмом опять-таки государственного триколора.

Президент в своей речи заявил, что «он олицетворяет наши победы». Но так ли это? С какими конкретно победами ассоциируется в сознании соотечественников трёхцветный флаг? Да и что празднуется 12 июня?

В этот день тридцать лет назад всяческими махинациями Ельцин сумел добиться на Съезде народных депутатов РСФСР утверждения так называемой Декларации о государственном суверенитете России. Предательский акт, ставший решающим в разрушении великого Советского Союза!

Через полтора года в Беловежской Пуще уничтожение первой в мире страны социализма будет завершено. И над Московским Кремлём спустят Красный флаг Победы, заменив его другим, с диаметрально противоположной репутацией.

Неравноценность замены, я думаю, в России понимают все. Конечно, для кого-то это была и есть огромная радость, но для большинства — катастрофа, бедствие. Вспомним, что на Всесоюзном референдуме в марте 1991-го страна голосовала за Советский Союз. Предатели волю народа перечеркнули.

Вот о чём стоило бы спросить народ сегодня, если уж всерьёз подходить к изменению Конституции: под каким флагом нам идти дальше? По какому пути?

Красное знамя, гордо развевающееся над могучим социалистическим Китаем, руководимым Коммунистической партией, подсказывает наиболее верный ориентир. Из будущего нас предательски отбросили далеко назад. Пора навёрстывать упущенное.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пн июл 20, 2020 7:46 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 9094
Почему они так боятся и ненавидят Ленина

Газета "Правда" №60 (30992) 21—22 июля 2020 года
4 полоса
Автор: Лев ДАНИЛКИН.

Автор книги «Ленин» писатель Лев ДАНИЛКИН в беседе с политическим обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО

Три года назад издательство «Молодая гвардия» в своей знаменитой серии «ЖЗЛ» («Жизнь замечательных людей») выпустило книгу о Ленине, и она, в некотором смысле ставшая неожиданностью, привлекла к себе повышенное внимание. Объясняется это уже необычностью автора. Он, Лев Данилкин, родился в 1974 году, то есть принадлежит к поколению, которое особенно усиленно воспитывалось в антиленинском духе. А вот книга у него получилась совсем иная.

Почему же так произошло? Недоумение моё возрастало по мере знакомства с различными фактами биографии этого человека. Например, на филологический факультет МГУ он поступил в 1991 году, а значит, учиться здесь начал буквально сразу после контрреволюционного «чёрного августа». Легко представить, чему и как его тогда учили. А после окончания этого факультета и университетской аспирантуры, поработав в разных изданиях, стал известным, даже «модным» литературным критиком глянцевого журнала «Афиша».

Но со временем вроде бы сложившийся автор начинает удивлять читателей заметным поворотом своих интересов. В 2007 году выходит его книга об Александре Проханове, в 2011-м издательство «Молодая гвардия» пополнило серию «ЖЗЛ» работой Льва Данилкина «Юрий Гагарин».

И вот накануне 100-летия Великого Октября появляется его же «Ленин». Естественно, хотелось точнее понять движение авторской психологии, а в связи с этим и многое другое. Предложение о встрече в «Правде» и беседе для нашей газеты Лев Александрович встретил, по-моему, благожелательно. Содержание состоявшегося разговора было опубликовано в номере за 1—4 сентября 2017 года под заголовком «Правда Ленина неопровержима».

Ну а первый вопрос, который я задал тогда автору книги, был совершенно закономерен: «Почему всё-таки вы взялись за ленинскую тему?» Начало его ответа считаю нужным сейчас воспроизвести:

«Так получилось, что лет в 15—16 я вдруг оказался в абсолютно перевёрнутом мире: всё, что в меня вкладывали раньше, вдруг поменяло полюса. Среди прочего — Ленин. Я быстро приспособился к новой картине мира, но чем далее, тем менее убедительной она выглядела. И из-за этой подавленной психотравмы, как у многих людей моего поколения, которые пережили такое, возник своего рода невроз. Правда ли, что декорации поменяли по-честному? Правда ли, что вся советская история была роковой нелепостью, что Октябрьская революция 1917 года была заговором, переворотом и чудовищной ошибкой, а Ленин — палачом и изувером? В какой-то момент я понял, что «горло» истории ХХ века — это история Ленина...

И один из мотивов моей работы над этой книгой — в определённом смысле восстановление исторической справедливости. Я думаю, очень важно для массового сознания объяснить историю ХХ века через историю и образ Ленина. Показать, что Ленин — главная фигура ХХ века, структурировавшая этот век».

Со дня беседы, в которой Лев Александрович именно так говорил, минуло без малого три года. Что-то изменилось за прошедшее время в его отношении к герою написанной им книги? Какие грани деятельности и какие направления мысли этой колоссальной исторической личности он считает особенно актуальными для сегодняшнего дня?

У меня появилось ощущение необходимости ещё раз встретиться со Львом Данилкиным, чтобы снова вместе обратиться к ленинской теме — в нынешних условиях.

Значение ленинской темы не уменьшилось, а возросло

— Итак, книга ваша о Ленине живёт, пользуется спросом, по-прежнему вызывает отклики. Вот буквально только что я прочитал размышления про неё в свежем номере газеты «Слово». Но рискну предположить, что и вы сами продолжаете размышлять о ней, а главное — о том, кому она посвящена. Помню, когда мы прощались после прошлой нашей беседы, вы назвали тему новой книги, работу над которой собирались начать. Я понимал, что многолетний напряжённый труд над ленинской темой вас изрядно утомил. Однако, честно скажу, при этом подумал: ох, вряд ли так запросто и навсегда расстанется ЭТОТ автор с ТАКИМ героем! Признайтесь, кто оказался более прав — вы в тогдашнем своём намерении или я в моём предположении?

— Правы, да. Но чем дальше, тем больше я думаю о Ленине не как об исторической фигуре, а о Ленине как «инструменте» расшифровки того, что происходит вокруг, здесь и сейчас. Меня занимает эта феноменальная, невообразимая разница между проектом, который пытался реализовать Ленин, и тем миром, где мы очутились. Пожалуй, если бы я сейчас взялся писать книгу о Ленине, она была бы совсем другой. Это не значит, что та была халтурой или ошибкой — нет, там адекватно и достоверно изложена история Ленина, но, когда мне по каким-то причинам приходится перечитывать её, я вижу, что одержимость рассказчика поддержкой дистанции между ним и героем обедняет эту книгу.

— Да что вы? Такая неудовлетворённость у вас? Настолько не нравится?

— Дело не в «не нравится» — это не вопрос удовольствия от написанного. Просто я ставил тогда перед собой другую задачу — рассказать о жизни Ленина неканоническим, «неправильным» языком, которым о Ленине говорить не принято, устроить нахальную ревизию ленинской биографии... Я думаю, толк от книжки был, этот метод в известной степени работает, мне удалось «остранить» Ленина и, возможно, открыть на Ленина глаза какой-то аудитории. Но я осознаю сейчас, что в погоне за «ревизией» пренебрёг важной проблемой, которая меня больше всего теперь занимает: актуальностью ленинских идей для сегодня, для здесь и сейчас. Вот про это мне следовало писать.

— Поясните, пожалуйста, конкретнее.

— Мы все помним ленинское популярное объяснение, что такое диалектика, — когда в ходе дискуссии о профсоюзах он преподал Бухарину наглядный, на примере стакана, урок: этот объект можно описывать по-разному — он стеклянный, он цилиндр, из него можно пить, им можно швырнуть, а можно использовать его как помещение для пойманной бабочки и так далее. Но у стакана, на самом деле, бесконечное количество свойств и функций, и, перечисляя их, мы никуда не продвигаемся, мы не сможем обрести истины таким образом. Надо искать не абстрактную истину — истина всегда конкретна, надо смотреть на изу-чаемый предмет в связи с окружающим миром; важно, что такое не стакан — вообще, а стакан — для кого? Для чего? В каком контексте?

То же, некоторым образом, и с самим Лениным. Моя книжка — про то, как рассказчик одержим поиском, коллекционированием разных «лениных»: Ленина — создателя партии нового типа, Ленина — литературного критика, Ленина-туриста, Ленина-вестернизатора, Ленина-шахматиста, Ленина-диктатора и так далее. Мне, как биографу, казалась чрезвычайно перспективной сама поразительная многосторонность ленинской личности — и подпольной партией руководит, и на коньках катается, и с английского переводит, и крестьянам помогает прошения писать, и теорию отражения создал, и по горам десятки километров наматывал... И я, как коробейник, вываливал всё это перед читателем и похлопывал по полному мешку своих «фактов» — вон, видите, сколько я «лениных» набрал, вон какая у него жизнь увлекательная!

— Уверен, читателей книги это прибавило.

— Я, честно говоря, не слишком рассчитывал на то, что кто-то вообще станет читать тысячестраничную книжку, написанную странным языком и длинными непролазными предложениями. Но сейчас меня беспокоит не стиль, форма, а идеологическая конструкция. Я вижу, задним числом, другую проблему.

Я рассчитывал на то, что «факты говорят сами за себя», — и читатель сам найдёт «самого главного», «подлинного», «химически чистого» Ленина, того, кто обладает «ключевым качеством», которое «всё объясняет» — и всё оправдывает. Это была неверная стратегия — мне надо было гоняться не за «Лениным вообще», а указать на Ленина, актуального для здесь и сейчас, Ленина, который может объяснить, как быть с путинской Россией. Сам Ленин наверняка охарактеризовал бы эту книгу про себя как эклектичную — то есть, конечно, он выразился бы посильнее. У Бухарина было подходящее издевательское выражение — «нанизыванье оттеночков на оттеночки»: мы просто оказались среди «множества лениных», в дурной бесконечности. И вместо того чтобы объяснить, как в одном человеке соотносятся «самый человечный человек» и идеолог террора, познать единство и борьбу противоположностей, сфокусироваться на противоречиях, я просто предложил читателю самому убрать тех «лениных», которые интуитивно казались ему «неправильными», и сдвинуть главного героя книги на моральной шкале в ту сторону, которая кажется более приемлемой. На самом деле задача хорошего биографа Ленина — преодолеть эту дурную бесконечность. И для этого нужно искать не абстрактного «абсолютного» Ленина, а Ленина в связи с его местом в конкретном, сегодняшнем обществе, в рамках сегодняшних обстоятельств. Надо спрашивать не абстрактно — «что такое Ленин», а — «Ленин — для кого?», «Ленин — для когда?», «Ленин — с какой целью?», «Ленин — в каких именно проявлениях?».

Вы и сами в прошлой нашей беседе обращали внимание, что некоторые действительно важнейшие стороны деятельности Ленина проговорены вскользь, как бы мимоходом. Например, огромные его усилия по организации науки в Советской России. А ведь это имело далеко идущие и весьма плодотворные последствия для глубокой модернизации страны.

На самом деле, я всегда говорю: чтобы составить хоть сколько-нибудь адекватное представление о деятельности Ленина, надо читать не биографию — мою или ещё чью-то, а 12-томную Биохронику. Никакая биография заведомо не перемелет этот объём, там про каждые сутки можно отдельный том написать. Проблема с моей биографией Ленина в другом. Я сейчас понимаю, что мой рассказчик некоторым образом «подыгрывал» своему герою. Это особенно чётко видно, например, в главах, касающихся 1920—1921 годов: Польская война, Кронштадт, Тамбовское восстание, голод в Поволжье — это всё череда катастроф, когда Ленину приходилось принимать сложные и, похоже, не лучшие решения. Мой рассказчик сделал вид, что «всё и так ясно», можно обойтись без подробностей. Для квазихудожественного текста это приемлемо — автор имеет право фокусироваться на том, что кажется более убедительным для его персональной реконструкции, но для историка или исторического социолога, которому надо объяснить, почему у Ленина получилось создать именно тот тип государства, в котором мы оказались, — это проблема. Нельзя было комкать эти моменты, это ошибка. То же касается и Ленина как «неизвестного, едущего при ВЧК», если воспользоваться его собственным выражением в его резком письме Уншлихту 1922 года, — как он контролировал эту организацию, какова именно его роль в её поступках, какова степень ответственности за её действия. Я не то чтобы рву на себе волосы из-за того, что в моём «Ленине» это недостаточно прописано, — у той книги была другая художественная задача, но я просто очень хорошо сейчас вижу другие, новые возможности. Ещё раз: собственно «биография» — набор событий и собранная мной коллекция разных «лениных» — тоже необходимая вещь, без этого тоже никуда не продвинешься. Но это только база для прыжка.

Да, ныне очень актуальна идея революции

— Самокритика ваша имеет основания. И мне нравится такая взыскательность по отношению к собственному труду. Но не находите ли вы, что тут возникает вопрос о необходимости от вас другой книги про Ленина, которая стала бы, условно говоря, вторым томом вашей Ленинианы? Пусть первый, вводный том в подробностях рассказывает и о детстве, юности, и о каких-то бытовых обстоятельствах ленинской жизни, а вот второй… Как вы сказали бы — о чём в основном он должен быть?

— О том — вот это нужно показать, — как и почему общество — сегодня, здесь — реагирует на эту фигуру. Что «столкновение с Лениным» говорит об устройстве нашего общества, почему всё, связанное с Лениным, уже балансирует едва ли не на грани допустимого? И поиски подлинного, для здесь-и-сейчас, Ленина обязательно выведут вас на идею актуальности революции. Это на самом деле ядро Ленина — и это самое неудобное в нём для сегодняшних гегемонов. Что Ленин не просто больше «турист», чем «шахматист», или больше «философ», чем «юрист», а что философия для него — это практика политического вмешательства, облечённая в форму теории. Теория, исследующая результаты классовой борьбы, которая продолжается, которая не закончилась 21 января 1924 года. То есть Ленин — это не только набор неких свойств конкретного, родившегося 150 лет назад человека, это вопрос об актуальности идеи, с которой он прожил свою жизнь. На него надо отвечать автору книги о Ленине, а не копаться бесконечно: дали ему немцы в 1917 году деньги или не дали. Тот вопрос закрыт, а вот про саму идею революции — нет. Вообще, заниматься биографией Ленина стоит только постольку, поскольку всё это имеет отношение к идее актуальности революции. Но я всё это скомкал, этого нет в моей книге.

— Конечно, Ленин прежде всего не великий велосипедист или путешественник, а величайший революционер. Но, согласитесь, в современной России само слово «революция» оказалось чуть ли не под запретом. Во всяком случае этому понятию и всему, что с ним связано, официально придан категорически отрицательный смысл. Это же относится и к Ленину. Вы уверены, что в таких условиях идея революции по-настоящему актуальна?

— Я уверен в том, что везде, где есть противоречия между классами — хотя в современной России правильнее говорить уже «сословиями», — они рано или поздно будут сняты. Революции так же естественны, как любые природные явления, даже и воспринимающиеся как катастрофы.

— Даже несмотря на то, что людям сегодня вдолбили однозначно негативное представление о революции: разруха, голод, террор?..

— Конечно, негативный опыт, травма, высокая цена революционного действия для угнетённых классов — всё это впечатывается в коллективную память и какое-то время удерживает людей от контрмер. Но не навсегда. Мы же помним, как было после 1905-го — тоже психотравма, тоже резкое поправение общества, людей больше занимают преимущества капитализма, чем издержки, чем социальная справедливость. Но уже в 1917-м мы всё равно видим: военный кризис всё «обнулил», та рана зарубцевалась, новая жжёт — и опять революция. И, конечно, сколько бы ни вдалбливали в телевизоре, что любая революция — это зло, что единственная инстанция, которая всё за вас сделает, — это само государство, и главное ему не мешать, и чтобы завтра всё было так же, как сегодня, наступает момент, когда справедливость кажется людям важнее, чем «стабильность», при которой общество превратилось в сословное и страна ведёт три войны. Все знают, что успешные государства — те, которые меняются, где элиты и массы находят способы договариваться о взаимных уступках. У людей есть представления о справедливости, и если они удовлетворяются — вот тогда и бывает стабильность. Везде, где есть классовые противоречия, — а в России они запредельные, здесь государство — это в чистом виде описанная Лениным машина для подавления одних классов в интересах других, — актуальна идея революции. Людям не нравится, когда доступ к общественным ресурсам организуется посредством коррупции. Естественно, любая власть пытается внушить своим подданным, что революции как метод политического действия неприемлемы — есть парламенты, выборы и так далее. Видимо, в благополучные времена эти мантры работают, а в момент кризиса — наверное, нет.

— Как вы думаете, нынешняя российская власть понимает это?

— Конечно, да, и всё, что связано с идеей революции — например, право менять социальные институты, если их деятельность коррумпирована, по сути, дискредитируется или помечается клеймом «терроризм» или «деятельность иностранного агента». Сейчас любые попытки протестной мобилизации сразу караются репрессиями. Я не сомневаюсь, что и многие ленинские тексты скоро обзаведутся статусом «запрещённых» — и не только его практические рекомендации образца 1905-го и 1917-го, но и его рассуждения об автономизации, да и главный его труд — «Государство и революция». Тут очень важен вот этот, главный антагонизм: Ленина-автора «Государства и революции» и культа государства в современной России, культа, который ничем не лучше культа личности. В современной России государство фетишизировано, тут всем внушают, что без государства люди тотчас же пропадут, что без вот этой машины насилия, принуждения они никогда не договорятся друг с другом — и поэтому задача общества обеспечить вечное существование государственной машины. Но у Ленина-то были другие представления, для него цель революции — не полный контроль ЧК за несогласными, а построить общество, где государство отмирает за ненадобностью, потому что нет классов — и не нужна машина насилия, которая подавляет одни классы в пользу других. Вот это, мне кажется, самое ненавистное в Ленине для сегодняшней власти: Ленин как евангелист общества, которое должно в конечном счёте избавиться от государства. Революция не была способом сохранения Российской империи, её сделали не для того, чтобы создать ЧК и сохранить в составе империи Закавказье. Революция — это способ построить ДРУГОЕ общество. И инструментом этого изменения было такое государство, главная цель которого — отмереть.

— То есть сама жизнь, условия, которые в ней складываются, заставляют вас думать о возможности или даже неизбежности революционного взрыва. Но власть предпринимает всё от неё зависящее, чтобы революции не допустить. Давайте поговорим о том, как сказывается это на отношении к Ленину.

— Ну а никто и не скрывает, что современная Россия — это страна победившей контрреволюции, и для нынешнего класса-гегемона Ленин — абсолютный враг, как для Колчака, Врангеля и так далее. Курьёз в том, что юридически современная Россия — наследница именно ленинского государства, поэтому воевать с Лениным в открытую — это, видимо, пока ещё травматично для части электората, нет смысла пока его раздражать. Поэтому дискредитация Ленина делегирована сопутствующим институциям — церкви, поп-культуре, историкам с «яркой общественной позицией», разного рода «независимым публицистам», которые, рассуждая о Ленине, как бы высказывают свою частную точку зрения. Но, я уверен, официальная точка зрения очень скоро будет отчеканена — и оргмеры последуют.

— В прошлой нашей беседе мы уже говорили об огромной кампании по дискредитации Ленина, которая была развёрнута в течение трёх десятилетий. О замысле её и о некоторых технологиях не раз проговаривался один из главных ренегатов-антисоветчиков Александр Николаевич Яковлев. Да мы и сами могли видеть, слышать, насколько изощрённо и беззастенчиво действуют ненавистники Ленина, не останавливаясь буквально ни перед чем. Что нового, на ваш взгляд, появилось в этом смысле за последние три года?

— Просто с каждым годом смысла скрывать этот антагонизм — государства революции, государства-против-классов, и государства контрреволюции, государства-для-реанимации-сословного-уклада — всё меньше, и вот это отвращение к Ленину всё очевиднее и очевиднее, Ленин — источник аллергии, который пока можно драпировать, как Мавзолей, оттеснить его на периферию коллективного сознания, но вообще рано или поздно он должен быть уничтожен. Конечно, контрреволюция победила, конечно, ей удалось, разными правдами и неправдами, сохранить Ленина на периферии и навязать массам свою версию истории. Способов множество. Это и подмена: история успешных коллективных действий против власти подменяется частными эпизодами: балерины, князья, какие-то адюльтеры... Ну а действительно: зачем углубляться в историю восстаний, если революцию можно представить как историю любовных и дружеских перипетий? Сам Ленин — его частная жизнь, это ведь так интересно: какие он носил галстуки — в горошек или в полоску? Какая разница, что он писал в «Искусстве восстания» — ведь гораздо интереснее, как интерпретировать его дружеские письма из швейцарской деревни Инессе Фёдоровне Арманд. Так возникает представление, будто бы его дружеские отношения с этой женщиной — в самом деле центральная тема его политического пути, ключ ко всей революционной деятельности.

На самом деле против Ленина идёт необъявленная гибридная война, которая более эффективна, чем прямые запреты. Запреты вызывают интерес, а карикатуризация, спойлеризация, искусственное «обмельчение» — убивают. И тогда Октябрь 1917-го очень естественно выглядит как очередная интрига в этом ряду: заговор кучки людей, которые потратили свою жизнь на адюльтеры и заговоры. Не гениальный философ-практик — а шпион, русофоб, палач духовенства, лысый сифилитик. Кто угодно — но главное, чтоб он был «тот, кто надоел», о ком не надо больше думать, исследовать, нет ли в нём какой-то особенной актуальности для сегодняшнего дня. Собственно, хороший пример этой непроговорённой, но легко диагностируемой ненависти — назначение даты голосования поправочного на 22 апреля. Хорошая красная дата, 150 лет, — и в неё намеренно попытались залить новое содержание, содержание-спойлер, позволяющее не зацикливаться на классовых противоречиях и революционном прошлом, а сфокусироваться на сегодняшнем государстве как источнике выходных дней, материальной помощи и душеспасительной энергии. Потом поменялось из-за эпидемии, но намерение обозначили — слово не воробей. То есть тут та же модель — как на месте языческих праздников, в те же календарные гнёзда, вставлялись новые христианские праздники. Как вместо 7 ноября — 4-е, «день народного единства».

Для них все меры хороши

— А что вы скажете об очередной маскировке Мавзолея?

— А что тут удивительного? Я же говорю, это всё равно что в государстве Колчака, Врангеля и Деникина на почётном месте находился памятник Ленину — естественно, он им не нравится, раздражает. Тут просто надо осознавать: сегодняшняя Россия иногда прикидывается наследницей России ленинской — в моменты, когда на прошлом выгодно паразитировать: успешная индустриализация, победа в войне, космическое 12 апреля. Но это другая страна, здесь реализуется другой проект — контрреволюционный, здесь гегемония других элит, то есть территория та же, но организующие деятельность населения государственные машины абсолютно разные: как Карфаген и Тунис или даже Гаити и Доминикана.

— Наверное, вряд ли кто-то из здравомыслящих людей надеется и ждёт, что буржуазная власть начнёт изъясняться в любви коммунисту Ленину. Речь о другом — об элементарной справедливости. Ленинский Мавзолей демонстративно отгораживают от военного парада в честь Великой Победы. А ведь и Ленин, и его Мавзолей очень много значат для наших сограждан, оставшихся советскими, особенно для ветеранов Великой Отечественной. Их уже мало, и они неоднократно просили власть прекратить недостойные манипуляции с Мавзолеем. Можно сказать, на сей раз это была их последняя просьба, требовавшая особо чуткого отношения. Нет, не снизошла власть, не учла обращения ветеранов даже в священный для них год победного 75-летия.

— Я не склонен драматизировать происходящее — мне кажется, все в этой ситуации ведут себя естественно для той идентичности, которую сами себе выбрали. С какой бы стати власти рассказывать, что без ленинского модернизационного проекта не было бы ни 9 Мая 1945-го, ни 12 апреля 1961-го? Ну вот она и не рассказывает.

— Обращаю ваше внимание вот на что. Вышла большая статья за подписью президента Владимира Путина, в которой рассматриваются кардинальные вопросы, связанные с началом, ходом и основными итогами Великой Отечественной войны. Цель — дать отповедь ряду фальсификаций, которые за последние годы приобрели поразительный масштаб и за рубежом, и в нашей собственной стране. Однако, говоря об основах Великой Победы, статья умалчивает, что это была Победа советского общественного и государственного строя, рождённого Великим Октябрём. Да и Советский Союз, одержавший ту Победу, был образован в результате Великой Октябрьской социалистической революции. Понимаю, слово «революция» кого-то коробит, вызывая отторжение. Но можно ли уходить от весьма существенной правды, коренной, закрывать на неё глаза? Не есть ли это также своего рода фальсификация?

— Любая смена общественного строя подразумевает, что прошлое будет фальсифицировано, переписано — это естественный процесс, и Россия тут не исключение, всякое государство стремится к монополии на историю — так же, как к монополии на легитимное насилие. Какое-то наследство кажется токсичным — и от него надо отказаться, а тех, кто думает иначе, объявить еретиками. Какая-то часть наследства выглядит, напротив, полезной — и тогда можно приватизировать его, акцентировать преемственность власти, легитимизировать себя через сам факт владения этим наследством. Именно поэтому Путин «интересуется» историей — ещё бы он не интересовался. История — в смысле «нарратив», в нужную сторону скорректированные представления о «нашем общем прошлом», о «нашей великой истории», та версия, которая распространяется через академическую науку, школьное образование и телевизор, — это способ эмоциональной мобилизации подданных сегодня. Справились с печенегами — справимся и с низкими ценами на нефть, по такой примерно модели; потерпим ещё немного — и всё будет хорошо, «как раньше», главное — не бунтовать. Но я знаю и вы знаете, что если бы не революция и не Ленин, то у России не было бы такого успешного ХХ века. По странному совпадению у Ленина тоже не было времени на раскачку, и санкции против его государства были гораздо страшнее, но результаты его непродолжительной государственной деятельности выглядят намного более впечатляюще.

Нужна ли совесть в борьбе за капитализм

— Сокуровского «Тельца» вспоминаете? В прошлой нашей беседе досталось ему от вас.

— Я не пересматривал с тех пор этот фильм. Сокуров показал Ленина идиотом не для того, чтобы «остранить» Ленина — и таким образом — как художник, через вымысел, который позволяет постичь правду, — понять о нём что-то такое, чего никто другой не понимал. Это жестокая карикатура, и я воспринимаю это как пропаганду, то есть это просто слабая в художественном отношении работа. Сокуров ничего не понял вообще. С какой стати мне ещё раз на это смотреть? Не то что даже отвратительно — хотя и это тоже. Но просто неинтересно.

— А вы смотрели фильм «Демон революции», выпущенный к 100-летию Октября? Там Ленина тоже мэтр сыграл — Евгений Миронов.

— Нет, не видел.

— Сознательно не стали смотреть?

— Мне достаточно Ленина, сыгранного Смоктуновским, фильм «На одной планете». Вот так я сам Ленина себе представляю. Но вообще это интересная тема — как власть использует поп-культуру, чтобы навязать обществу свои представления о Ленине. Отсюда, собственно, «Ленин в Октябре» сталинский, где Ленин — чудаковатый тип, гений, но нуждающийся в ком-то более рациональном рядом — Сталине. Я так думаю, мироновский Ленин — тоже проекция современных представлений власти об этой фигуре. То есть как исследователю актуальности Ленина, скажем так, мне это должно быть любопытно, но у меня есть некое личное отношение к Ленину, мне не нравится, когда его окарикатуривают, когда над ним издеваются, неприятно — поэтому не хочу смотреть. Так же, как вот меня коробит, когда Ленина сейчас называют «Ильич», я понимаю, что раньше это было уважительно, а теперь — с иронией, собачья кличка, тошнит от такого. Я, кстати, вот уверен, что не случайно на Евровидение от России в этом году должен был поехать некий музыкант «Ильич» — неслучайно в смысле, что это тоже персонаж-спойлер. То есть люди до тридцати лет — они, скорее всего, уже не знают почти ничего о Ленине, и для них «Ильич» — это всего лишь эксцентричного вида музыкант, и это намеренно, нарочно сделано, чтобы вытеснить всё ленинское из коллективного сознания.

— Меня же, если продолжать ваши размышления, более всего беспокоит устойчивость некоторых фейков, то бишь выдумок, приписанных некогда Ленину. Казалось бы, давным-давно разоблачена, убедительно доказана и показана их абсолютная лживость, а они по-прежнему в ходу. На них ссылаются, их повторяют и пересказывают, как будто никаких опровержений и не бывало.

— Да, на встречах с читателями обязательно кто-нибудь начинает меня расспрашивать про Ленина-шпиона, про немецкие деньги и про Инессу Арманд. Опять же, ничего удивительного — именно об этом на протяжении последних десятилетий им рассказывала поп-культура.

— С попсой-то ясно. Её уровень известен. Но снова и снова изумляешься, до чего могут опуститься люди, представляющие по своему положению науку. Скажем, какой-нибудь академик (!) Юрий Пивоваров или респектабельный Пушков в своём «Постскриптуме» на телеканале ТВЦ. Это же он договорился до того, что никакого покушения на Ленина в 1918 году не было, а реально он чуть ли не сам в себя стрелял. Тот же встаёт вопрос: ну есть ли совесть у человека? А ведь ему верят! Он — «сенатор», то есть член Совета Федерации, у него и научные звания, и авторитет телеэкрана, который, казалось бы, призван служить делу просвещения людей.

— Я думаю, современная Россия отказалась от проекта Просвещения в пользу проекта обскурантистского. Это Ленин был помешан на массовом образовании, для него марксизм был великой наукой, и его проект был — модернизация России через массовое образование, через распространение научных знаний. Сейчас в России навязывается мистический культ государства, сакральной власти монарха, общественные науки превращаются в форму пропаганды. Это, собственно, тоже вполне естественно, потому что наука, предполагается, это способ изменения мира. Но если вы монарх, зачем вам менять мир? У вас и так всё хорошо, у вас есть доступ к дефицитным ресурсам — и вы должны препятствовать любым изменениям. Поп-культуры вполне достаточно, наукой можно пренебречь.

Ленин — будущее человечества

— Уже больше тридцати лет людям в нашей стране упорно внушается: Ленин — не то, что нам нужно, он в прошлом, как и социализм, якобы потерпевший историческое поражение. Насколько я понял по вашей книге и по разговору, который состоялся у нас три года назад, вы эту официозную установку тогда не приняли. А теперь, судя по всему, ваша позиция ещё более окрепла. Но как помочь большинству людей выправить зрение?

— Я часто вспоминаю тут фразу Ленина 1917 года: «Если меня укокошат, издайте мою книгу» — это он про «Государство и революцию». Думаю, это и есть рецепт, модель. Да, Ленина, по сути, укокошили, его революция в конце 1980-х потерпела поражение, сам он демонизирован, идея социализма дискредитирована. Но книги есть, они изданы и пока доступны. У Ленина есть несколько книг, которые могут работать как хороший антидот против происходящего. Мне кажется, сейчас именно «Государство и революция» — главная, самая актуальная книга Ленина. Именно этот Ленин — марксист, осознавший ценность анархического, антигосударственного компонента марксизма, — кажется мне в сегодняшней России самым важным. Именно такой марксизм является диалектической противоположностью сегодняшнему политическому строю в России. Именно такой Ленин актуален — потому, что может помочь современной России преодолеть фетишизм буржуазного государства. И это хороший антидот от представления о Ленине как апологете насилия, которое осуществляется государством.

— Смотря в каких целях насилие, оно может быть и справедливым. А это зависит от того, какой класс у власти. Известна ленинская мысль, что государство есть политическая власть экономически господствующего класса. Диктатура пролетариата устанавливалась во имя справедливости.

— Однако Ленин считал эту диктатуру мерой вынужденной и временной, не вовеки веков. Вы знаете наверняка про эпизод, который произошёл через пару лет после Октября. Приехав на митинг, Ленин увидел там лозунг: «Царству рабочих и крестьян не будет конца!» — и он был в ярости, ему пришлось разъяснять товарищам, что это чушь, что революция — это не вечная диктатура рабочих и крестьян, а бесклассовое общество, где нет и не нужна диктатура, где все сами договариваются друг с другом и аппарат насилия не нужен. Это всё, разумеется, не значит, что биограф должен изу-чать некоего «Ленина-мечтателя», утописта — нет, достаточно просто иметь в виду, что было у Ленина в голове, когда он выстраивал аппарат своего государства. Собственно процесс создания госаппарата — а Ленин сильно хотел, чтобы он не был копией царского, — одна из тем, которые меня очень интересуют: Ленин как куратор образцового учреждения нового типа, одновременно законодательного и исполнительного, — Совнаркома. Так, совсем недавно из книги одной американской исследовательницы я, например, узнал, почему Ленин разошёлся со своим давним товарищем Владимиром Дмитриевичем Бонч-Бруевичем, который был управляющим делами Совнаркома. Ленин много лет успешно работал с ним, но вдруг они на чём-то разошлись — меня всегда это интересовало…

— Что же случилось?

— Оказывается, возник конфликт между Бонч-Бруевичем и Горбуновым, секретарём Ленина. Конфликт на принципиальной почве. Горбунов и коллектив работников Совнаркома отмечали слишком авторитарный, недостаточно демократический стиль руководства Бонч-Бруевича, и Ленин — несмотря на старую дружбу, несмотря на весь шлейф, инерцию отношений, давнее доверие — с этой критикой согласился, и расстался с Бончем. Вот так.

— Восстановление подлинного образа Ленина, до неузнаваемости извращённого «лениноедами», — благороднейшая задача. Желаю успехов.

— Спасибо. Это задача, естественно, не только для меня. Я уверен, что на круг, при всех оговорках, нам повезло с Лениным — и уж во всяком случае он был наиболее компетентным, образованным и одарённым руководителем государства в России. Это важно, что в голове у него был не «контроль за населением» и не бесконечное наращивание личного капитала, что он был классический русский интеллигент, и его проект был, если совсем в двух словах, — справедливость через просвещение. Такое не выскребешь из коллективной памяти, никакие «ильичи» на Евровидении, никакие голосования на 22 апреля это не выбьют. Я вспоминаю в связи с этим строки из романа «Асан» писателя Владимира Маканина — там в какой-то момент персонажи разговаривают о Ленине и один произносит такое двустишие:

Ещё, конечно, впереди

Освобожденье гроба Ленина.

— Освобождение от того вражеского плена, в который он попал?

— «Гроб Ленина» — мне кажется, здесь метафора. Ленин здесь — воплощение идеи справедливости. Не кости, не мощи, не пиджак с галстуком, а идея справедливости — она притягивает к себе людей, даже если вам отовсюду рассказывают, что никакой справедливости нет и быть не может.

https://gazeta-pravda.ru/issue/60-30992 ... at-lenina/


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пн авг 03, 2020 10:31 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 9094
Из поколения Победителей

Газета "Правда" №66 (30998) 4—5 августа 2020 года
4 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Ранним утром 30 марта мне позвонили с печальным известием: умер наш многолетний коллега и верный товарищ по «Правде» Юрий Николаевич Яснев. Да как горько совпало! Всего несколько часов назад, вечером 29-го, узнали мы об уходе из жизни ещё одного человека, тоже крепко связанного с «Правдой», — выдающегося писателя и постоянного автора нашей газеты Юрия Василье-вича Бондарева.

Надо же, думал я, два Юрия, почти ровесники, оба бойцы Великой Отечественной. Неизбежная истина в повторяемых время от времени словах: уходит военное поколение.

И тогда же ощутил я острую необходимость поразмышлять об этих двух бойцах в родной для них газете. Однако вмешавшийся коронавирус как раз в те дни выпуск газеты временно приостановил. Даже кратких некрологов напечатать не удалось.

Мой очерк о Юрии Бондареве был опубликован лишь после возобновления выхода «Правды» в бумажном варианте — это №34 за 15—18 мая с.г. Теперь выполняю свой долг перед Юрием Ясневым.

Про ответственность особую

Так получилось, что стал Юрий Николаевич, наверное, последним из живших журналистов «Правды» — фронтовиков великой войны. А ведь ещё к началу 1960-х, когда выпало мне счастье быть принятым в этот уникальный коллектив, ветераны Великой Отечественной в полном смысле слова задавали здесь тон.

Помню, как много старших товарищей в конференц-зале редакции получали юбилейную медаль на торжестве в честь 20-летия Победы. Получали из рук Маршала Советского Союза Семёна Михайловича Будённого! А среди удостоенных награды — Константин Симонов и Борис Полевой, которые были членами нашей редакционной парторганизации. Представьте, каково сидеть на партийных собраниях рядом с такими личностями.

Да и наши главные редакторы той поры с честью прошли войну. Один, Михаил Васильевич Зимянин, был в числе основных руководителей партизанского движения в Белоруссии. А сменивший его потом у руля «Правды» Виктор Григорьевич Афанасьев — боевой лётчик, ставший после войны академиком.

Юрий Яснев получал юбилейную победную медаль в мае 1965-го, будучи заместителем редактора «Правды» по отделу стран Азии и Африки. Его подпись под газетными материалами появлялась достаточно часто: он уже был известным журналистом-международником.

Но что значит известным? Читатели обычно знают даже полюбившихся журналистов лишь по фамилиям. И в том, что газета особо не рекламирует людей, делающих её, есть свой смысл и своя правота.

Однако бывают ситуации, требующие исключения. В данном случае у нас сегодня именно такая. Потому что Юрий Яснев, замыкающий могучий отряд правдистов-фронтовиков, предстаёт уже неким обобщением. Прежде всего — той высочайшей ответственности, которая требовалась от журналиста главной газеты страны.

Добавлю: журналиста-коммуниста. Дата его вступления в Коммунистическую партию — сентябрь 1943-го. В 2018-м отметил 75-летие своей партийности. Он ей не изменил. Остался верен, несмотря на все потрясающие катаклизмы последних десятилетий, которые обрушились на страну, на партию и на «Правду».

От биографии Родины неотделим

То, что скажу я сейчас, относится, конечно, не только к Юрию Ясневу, а ко всем достойным представителям его поколения. Отличает их глубокая, органическая связь с историей родной страны, поскольку сами они эту историю и создавали. Так что личные биографии во многом сливались с биографией государства.

А как же! Начиналась жизнь на заре небывалой Советской власти. И вот что говорил об этом, выступая перед нынешними школьниками, Юрий Николаевич:

— Я родился в декабре 1922 года, то есть через пять с небольшим лет после Великой Октябрьской социалистической революции. А всего три недели спустя на карте мира появляется новое название — СССР. Вы знаете, что это означает? Союз Советских Социалистических Республик!

Не забывал также сказать, что в год его появления на свет родилась пионерская организация, которая будет носить имя В.И. Ленина, и членом её он станет. Было это на его малой родине — в небольшом городке Сокол на Вологодчине, ещё недавно называвшемся селом. Отец, урождённый крестьянин, стал к тому времени рабочим бумажной фабрики. И коммунистом.

В разгар коллективизации его направляют в Сибирь — организовывать колхозы. Светлана, дочь Юрия Николаевича, рассказывала мне, что колхоз, созданный дедом в селе Парабель (ныне Томской области), прославился как один из самых образцовых.

Юрий же, по семейным обстоятельствам оказавшись в Новосибирске, за год до войны блестяще оканчивает здесь среднюю школу. Любимые предметы — математика и литература, увлечение которой определит позднее выбор журналистской профессии. Очень хорошо даётся ему и немецкий язык. Директор школы даже приглашает одарённого парня преподавать в родных стенах, с чем он успешно справляется.

Но дальше — война. Как и многие ровесники, он рвётся на фронт. Заветной мечтой его давно стала авиация, однако медкомиссия обнаружила изъян в зрении, из-за чего призыв был отложен. Тогда комсомолец Яснев становится слесарем-сборщиком на авиационном заводе имени В.П. Чкалова.

Понятно, что ему хочется работать на оборону и вместе с тем быть как можно ближе к давней своей мечте. Вот и ещё один факт: узнав о том, что в Новосибирск эвакуирован Московский авиационно-технологический институт (МАТИ), он поступает на вечернее его отделение.

Одновременно продолжает с настойчивостью пробиваться на военную службу. И всё-таки наступает для него радостный день: 9 мая 1942 года он принимает воинскую присягу.

Способности определили его колею

Всегда, в том числе в связи с жизненной судьбой Юрия Николаевича, думаю я о талантливости множества наших так называемых простых людей. Вот и он: ведь родился, как говорится, в глухомани, от каких-либо «протекций» неизмеримо далёк, а в стране Советской был замечен.

Да, по не зависевшей от него причине лётчиком стать ему не пришлось. Но в армии сразу оценили способности Яснева к овладению иностранными языками. Решение последовало, пожалуй, самое верное: направить в недавно созданный Военный институт иностранных языков.

Интересно получилось с выбором главного языка. В школе Юрий учил немецкий, да и война шла с немцами, потому он рассчитывал прежде всего совершенствовать эти свои знания. А ему вдруг рекомендуют заняться... японским. Увидев явное удивление на лице молодого человека, представитель института, который вёл собеседование, улыбнулся:

— Напрасно расстраиваетесь, японский скоро нам очень понадобится.

А ведь ещё только разворачивалась Сталинградская битва. Вот что значит перспективный взгляд!

Японский — один из самых трудных языков для изучения. Но, осознав насущную необходимость этого, Яснев прилагал все свои силы и способности. Результат не замедлил сказаться, а вскоре действительно потребовалось и практическое применение полученных знаний.

Забегая несколько вперёд, скажу, что со временем он в совершенстве овладел ещё английским и французским языками. В международных отделах «Правды» было немало полиглотов, но и среди них, как я заметил, Юрий Николаевич находился в числе самых уважаемых.

Жажда знаний, стремление всё время пополнять их на разных направлениях вообще были свойственны ему. После войны, служа в Туркестанском военном округе, поступил в Среднеазиатский университет (г. Ташкент) на заочное отделение исторического факультета. Затем окончил факультет журналистики Военно-политической академии имени В.И. Ленина, что стало уже существенным шагом к основному делу его жизни.

Но всё это будет позже, когда закончится великая война. Юрий Яснев стал непосредственным её участником на завершающем, дальневосточном этапе. Он, названный этап, составляет очень важную часть советской Великой Победы, однако, увы, большинство нынешних наших соотечественников знают о нём слишком мало. Потому на этих страницах жизни Юрия Николаевича подробнее остановлюсь.

Во взводе пешей разведки и вокруг

Мой старший коллега по «Правде» иногда представлялся как в строю: «1-й Дальневосточный фронт, 25-я армия, 88-й стрелковый корпус, 257-я дивизия, 405-й стрелковый полк». А вот фрагмент из его воспоминаний:

«Война для нас началась 9 августа 1945 года, когда мы выгрузились из вагонов на станции Краскино, западнее Владивостока, и глубокой ночью направились к границе. Проходили мимо многочисленных орудий, которые своим огнём должны были разрушить вражеские укрепления перед наступлением пехоты, и мимо мощных прожекторов, предназначенных для ослепления противника и освещения наших путей.

Но в планы командования вмешалась матушка-природа: хлынул тропический ливень, засверкали молнии. Артиллерийская подготовка была отменена, и наш взвод пешей разведки двинулся по скользким камням через кусты сопок к укрепрайону японцев».

Лейтенант Яснев, ставший переводчиком с японского, как видим, при начале разгрома Квантунской армии не отсиживался где-то в штабном тылу. Я и по тогдашним документам, относящимся к нему, понял, что находился он в основном на передовой. Более того, взвод пешей разведки, где необходим был переводчик, зачастую раньше всех других углублялся в расположение противника. Так что выполнял Юрий далеко не только свои «профессиональные» переводческие обязанности — он воевал вместе с другими бойцами переднего края.

И воевал отлично! Об этом свидетельствует орден Красной Звезды, которого он был удостоен за мужество и отвагу.

А выдающаяся операция по разгрому японских милитаристов в Маньчжурии и Северной Корее определила, можно сказать, и важнейшие страницы его биографии. Как Юрий Бондарев постоянно обращался в мыслях к Сталинградской эпопее, так и Юрий Яснев до конца жизни продолжал исследовать обстоятельства блестящей по замыслу и исполнению нашей кампании на Дальнем Востоке. При этом личные воспоминания перемежаются у него с крупномасштабным взглядом на панораму событий, ставших историческими.

Вот, например, пишет он о себе и своих однополчанах:

«Готовясь к военным действиям против Японии, наш полк, как и все другие войска этого региона, усиленно осваивал предшествующий опыт Великой Отечественной войны. У нас тоже проводились специальные аналитические занятия, чтобы извлечь необходимые уроки боёв на западе. Нас тоже то и дело поднимали по тревоге, заставляли с полной боевой выкладкой совершать длительные марш-броски. В общем, давали приличную нагрузку в соответствии с суворовским девизом «Тяжело в учении — легко в бою». В ночных переходах мы, прижавшись друг к другу, научились (те, кто шагал в середине) даже спать на ходу».

А вот из его размышлений о необходимости для нас той военной кампании. Да, Советский Союз выполнил взятые на Ялтинской конференции обязательства перед союзниками по антигитлеровской коалиции. Точно в срок, через три месяца после капитуляции фашистской Германии, он вступил в войну против милитаристской Японии. Однако для этого у СССР были и собственные веские причины, на что Юрий Яснев настойчиво старался раскрыть глаза всем, у кого слишком короткая память. В частности, он писал:

«Учтите хотя бы то, что Япония, добровольно связав себя Антикоминтерновским пактом с Германией и Италией, фактически с июня 1941 года до августа 1945-го уже вела против нашей страны закрытую, необъявленную войну. Её самолёты с разведывательной целью то и дело нарушали советское воздушное пространство (в 1942 году — 51 раз!), её подводные лодки топили наши суда, перевозившие из США военную технику по ленд-лизу. Устраивая постоянно провокации на наших границах, Япония оттягивала от советско-германского фронта огромное количество наших войск, ждала падения Сталинграда, чтобы начать открытое вторжение в нашу страну».

Словом, И.В. Сталин имел основания заявить в своём Обращении к советскому народу 2 сентября 1945 года, когда Япония капитулировала: «Отныне мы можем считать нашу Отчизну избавленной от угрозы немецкого нашествия на западе и японского нашествия на востоке. Наступил долгожданный мир во всём мире».

Так и было! И не вина Советской страны в том, что долгожданный мир этот оказался столь кратковременным, сменившись навязанной нам тяжелейшей «холодной войной». Вчерашние союзники в одночасье стали противниками, а наша Великая Победа превратилась для них и для доморощенных антисоветчиков в объект немыслимых кощунств, извращений и фальсификаций.

Вот что многие годы, а особенно в последнее время, больше всего мучило Юрия Яснева, как и других советских ветеранов войны. Вот о чём с особой страстью и болью писал он в своих статьях, заявлял в книге воспоминаний, над которой работал, и говорил перед самыми разными аудиториями.

Отстаивая правду истории

Если уж враги нашей страны за рубежом и внутри дошли до того, чтобы чуть ли не полностью отрицать роль Советского Союза в разгроме фашистской Германии вместе с её европейскими сателлитами, то по поводу дальневосточной советской победы они ещё более бесцеремонны. Суть в кратчайшем циничном изложении такова: да без вас бы обошлись! И тут же — людоедский аргумент про американские атомные бомбы, сброшенные на Хиросиму и Нагасаки. Мол, только из-за них, а вовсе не из-за вступления СССР в войну Япония капитулировала.

Юрий Яснев возражает:

«Если бы это было так, то участники военного путча в Токио 12—13 августа 1945 года не требовали бы от императора продолжения войны до победного конца. И, наверное, американский генерал К. Ченнолт, командовавший тогда военно-воздушными силами США в Китае, воздержался бы от своего заявления, которое напечатала в то время газета «Нью-Йорк таймс». А сказал этот компетентный человек следующее: «Вступление Советского Союза в войну против Японии явилось решающим фактором, ускорившим окончание войны на Тихом океане, что произошло бы даже в том случае, если бы не были применены атомные бомбы. Быстрый удар, нанесённый Красной Армией по Японии, завершил окружение, приведшее к тому, что Япония оказалась поставленной на колени».

К этому Ю. Яснев добавляет и ряд других свидетельств, прозвучавших, как говорится, по горячим следам. Получается, общее мнение военных руководителей США и Англии на то время фактически едино: без СССР Вторая мировая война могла растянуться минимум на полтора года. Союзниками было признано, что для вторжения на территорию самой Японии потребуется семимиллионная армия, а неизбежные потери составят у США более миллиона человек, у Англии — свыше полумиллиона.

«Следовательно, — заключает ветеран-исследователь, — Красная Армия сберегла жизнь многим американцам и англичанам, не говоря уж о тех, кто был вызволен ею из плена, чему я сам не раз становился свидетелем. Можно ли ныне всё это сбрасывать со счёта? Ну и, разумеется, Красная Армия избавила от дальнейших жертв население и военнослужащих самой Японии».

Сбрасывать со счёта советский подвиг, конечно, нельзя, однако — сбрасывают. И забываются (сознательно!) такие страницы той войны, которые забывать не просто неблагодарно, а кощунственно. Обязан привести здесь ещё одно место из написанного Юрием Николаевичем:

«Особо хочется сказать о предотвращении чудовищной беды, которая грозила народам различных стран, а то и всему человечеству, если бы не быстрые действия наших войск в Маньчжурии. Посланный в Харбин лично маршалом Мерецковым авиадесант обнаружил недалеко от города остатки лаборатории специального «Отряда 731», который вместе с «Отрядом 100» занимался массовым производством и средствами доставки бактерий чумы, холеры и других страшных болезней. Один из сотрудников «Отряда 731» свидетельствовал, что готовых к использованию бактерий хватило бы для уничтожения всего человечества. Авиабомбы, наполненные чумными блохами, намечалось сбросить в первую очередь в районах Читы, Хабаровска, Благовещенска и Уссурийска. Лётчики-камикадзе, дежурившие в самолётах «Отряда 731», ждали только приказа, чтобы совершить злодеяние».

Яснев напомнил признание бывшего командующего Квантунской армией генерала Ямада: «Вступление Советского Союза в войну против Японии и стремительное продвижение Красной Армии вглубь Маньчжурии лишили нас возможности применить бактериологическое оружие против СССР и других стран».

О многом говорят и ещё некоторые связанные с этим события, которые обстоятельно расследовал Юрий Николаевич. Перед тем как скрыться и попасть под крыло американцев начальник «Отряда 731» генерал Исии, руководивший изуверскими экспериментами, приказал умертвить газом всех подопытных людей и уничтожить постройки. Правительство США отказало Советскому Союзу в праве допросить Исии. Генералу Макартуру в Токио поступило из Вашингтона секретное указание: «Данные о разработке биологической войны являются чрезвычайно важными для обеспечения национальной безопасности США и значительно превосходят то, что было бы достигнуто в результате преследования Исии как военного преступника».

Прокомментировал это Яснев так: «Цинизм Вашингтона поистине не знает границ. Он пошёл на укрывательство злодея, несмотря на то, что «подопытным материалом» в «Отряде 731», кроме китайцев и русских, служили также американские военнопленные».

Кто памятью дорожит и кому она досаждает

Но безграничный цинизм присущ, увы, не только Вашингтону, а и антисоветчикам в России, что особенно возмущало коммуниста Яснева. Шоком для него, как и для других ветеранов, стало, например, исключение Дня победы над Японией из календаря Дней воинской славы России. На состоявшейся в 2010 году встрече с тогдашним президентом страны Д.А. Медведевым ему прямо был задан вопрос об этом: почему?! Однако тот ничуть не смутился:

— Но ведь с нынешнего года введён День окончания Второй мировой войны.

Зал в ответ загудел:

— Нет, нет, это не одно и то же!

Своего рода ответом подполковника Яснева действующей российской власти стала и его тогда же напечатанная в «Правде» статья. Вот несколько строк из неё:

«Из тех, кто сражался в составе нашего 405-го полка, уже немного осталось в живых. Ведь прошло более шести десятилетий после одержанной на Дальнем Востоке победы. Память о ней живёт в сердцах нашего народа, народов Китая, Кореи и других стран.

Но она явно отсутствует в чёрствых душах депутатов от «Единой России», которые, пользуясь большинством в Госдуме, пошли на исключение Дня победы над Японией из списка российских Дней воинской славы. Подобного кощунства, издевательства над своей историей, по-моему, не позволяло себе ни одно государство!

Вначале могло показаться, что это дипломатический реверанс перед Японией в преддверии переговоров о заключении мирного договора. Однако я убеждён, что причина гораздо глубже. Смена социально-экономического строя в стране, установление политической власти капитала потребовали иных ориентиров. Вот и стараются изъять из обихода всё, что связано с советской действительностью и с социализмом. Переименовывают города и улицы, порочат народных героев и их подвиги, возводят памятники Колчаку и Маннергейму, устраивают пышные церемонии перезахоронения праха Деникина и Каппеля. Дело дошло до того, что у православного храма в Москве отчеканиваются на мемориальных плитах имена гитлеровских пособников Краснова и Шкуро, которые были казнены в 1947 году как военные преступники.

Зло торжествует тогда, когда добро безмолвствует. К сожалению, широкая наша общественность, за исключением КПРФ, некоторых ветеранских организаций и их печатных изданий, не даёт должного отпора распоясавшимся прислужникам народившейся буржуазии».

Это пишет убеждённый коммунист. И настоящей духовной опорой для него в последние десятилетия жизни вполне естественно становится руководимый Коммунистической партией Китай.

О, это я видел своими глазами и не раз слышал от него — необыкновенный интерес ко всему, что происходит в Китайской Народной Республике. С этим он приходил на наши партийные собрания. Об этом рассказывал в «Правде». Гордился выдающимися достижениями великой социалистической державы, в создание которой и он внёс свой вклад.

В самом деле, ведь что такое Маньчжурия, которую вместе со своими боевыми побратимами и китайскими товарищами освобождал Юрий Яснев? Огромная исконная часть Китая, находившаяся с 1931 года под японской оккупацией. За эти четырнадцать лет китайские потери составили свыше 35 миллионов человек. «Сколько же страшных людских судеб, неимоверных физических и душевных страданий скрыто за этим чудовищным числом!» — писал Юрий Николаевич в «Правде», когда отмечалось 70-летие победы над Японией.

В мае того дважды юбилейного 2015-го Председатель КНР Си Цзиньпин, прибывший в Москву, вручил китайские государственные награды группе российских ветеранов, воевавших за свободу Поднебесной. Из его рук Юрий Яснев получил высокую медаль под названием «Мир». Получил и личное приглашение на сентябрьские торжества в Пекин. Ему было уже за 90, однако полетел! Счёл своим долгом, и, конечно, была это величайшая для него радость…

После человека — имя

Понимаю, что мой очерк пора завершать, а между тем так много не сказано о замечательном этом человеке. Повторю то, что написал о Юрии Бондареве: тут не очерк нужен, а книга.

И в ней будет всё, что связано с «Правдой». Потому что именно она определила после войны фарватер жизни этого достойного представителя поколения победителей. Предшествовавшее сам он называл подготовкой к «Правде».

Подготовка — фронт. Работа в газетах «За прочный мир, за народную демократию» и «Советская авиация» — тоже подготовка. В «Правду» был взыскательный отбор, хотя ошибки случались. С Ясневым редакция не ошиблась, что он делами доказал.

Всегда виделся мне Юрий Николаевич готовым к любому, самому неожиданному и трудному заданию. По-военному подтянутый, мобильный, открытый в общении. А неожиданности действительно бывали. Однажды, я помню, беседовали мы с ним на какую-то историческую тему, и вдруг его вызывают к главному редактору. Возвращается и сообщает: «В Австралию надо лететь». Когда? Сегодня. Сейчас.

Потом, через некоторое время, он станет собкором «Правды» в Австралии, Новой Зеландии и Океании. Собкор — это постоянно живущий в той или иной стране корреспондент. Ещё Ясневу доведётся в течение ряда лет представлять главную газету СССР в Бельгии, Нидерландах, Люксембурге. И по всем странам, где будет работать, он становится настоящим, глубоко эрудированным специалистом. А в общей сложности побывал почти в 50 странах мира.

Я уже упомянул про его активную общественную деятельность, которая не приостановилась, а, наоборот, возросла с переходом журналиста на пенсию. Он не просто значится, а деятельно работает как член Международной комиссии Московского комитета ветеранов войны, более двадцати лет руководит организацией журналистов-фронтовиков при Союзе журналистов России, с душой трудится в правлении Общества российско-китайской дружбы.

По-особому уважают и любят его в родном Вологодском землячестве. Причём не только как энциклопедически образованного человека, но и как заботливого, внимательного товарища, готового в трудную для кого-то минуту протянуть руку помощи и подставить плечо. Впрочем, в этом я и сам не единожды убедился.

А землячество в позапрошлом году помогло Юрию Николаевичу организовать великолепную выставку его фоторабот под названием «Многоликая планета». Дело в том, что во время своих путешествий по миру талантливый журналист-международник никогда не расставался с фотоаппаратом. И какое же удивительное богатство снимков собралось у него за многие годы!

Вот бы, думаю я, выпустить альбом лучших его фотографий. Разумеется, и книга воспоминаний Ю. Яснева ждёт своего издания.

Как-то он привёл в статье китайскую пословицу: «После тигра остаётся шкура, после человека — имя». Что ж, дорогой друг, на страницах «Правды» за десятки лет честное и благородное имя Юрия Яснева уже увековечено.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Ср авг 05, 2020 8:53 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 9094
Советская основа Великой Победы
№67 (30999) 6 августа 2020 года
4 полоса
Автор: Правда.

Прошло с тех пор уже 75 лет, а по-прежнему для многих важнейшим остаётся вопрос: почему всё-таки Советский Союз победил в исторической схватке с колоссальными вражескими силами, которые тогда обрушились на него?

Ответы следуют разные. Можно это понять, поскольку слагаемых у нашей Великой Победы действительно немало. Однако есть среди них главные, основополагающие. И вот именно они наглухо замалчиваются нынешней российской властью.

В самом деле, было ли хоть единожды сказано президентом страны о решающей роли Коммунистической партии, Советской власти, социалистического строя, которые и обеспечили основу победного исхода Великой Отечественной войны? Нет! Нигде и никогда.

А ведь это и есть самая большая фальсификация истории, против чего вроде бы российская власть выступает.

Впрочем, советские свидетельства и аргументы для неё не имеют значения. Прибегнем к другим — к американским. Известно, что во время Великой Отечественной военными корреспондентами в СССР были видные писатели и журналисты из США. К 40-летию Победы, в 1985-м, издательство «Прогресс» выпустило сборник их репортажей и статей «Дорога на Смоленск». И в нём — целый раздел под названием «Слагаемые Победы».

Так вот, пусть сегодня свои выводы на эту тему выскажут теперешней российской власти наиболее честные американские авторы, которые были искренне восхищены подвигом советского народа. Конечно, это лишь небольшие выдержки из объёмной книги, но вся она, по сути, подтверждает то, что вы прочтёте здесь.

Согласитесь, впечатляюще звучит, например, такое высказывание: «Коммунистическая партия Советского Союза — это хорошо организованная, сплочённая, в высокой степени централизованная партия. Когда Гитлер нанёс удар, она сделалась тем цементом, который скрепил кирпичи сталинской твердыни».

Или ещё: «Триумф Красной Армии — это триумф советского социализма». И так далее, в том же духе.

Вот она, главная правда о Великой Победе. Отменить её невозможно. Замалчивать эту правду — недопустимая и непростительная ложь.

Виктор КОЖЕМЯКО,

политический обозреватель «Правды».

Ричард ЛАУТЕРБАХ

Коммунистическая партия цементировала крепость

Если говорить объективно, самым важным фактором в развитии Советского Союза в период войны стали рост и укрепление Коммунистической партии. Один из вопросов, на который я хотел найти ответ в Советском Союзе, заключался в следующем: Россия выиграла войну вопреки Коммунистической партии или благодаря ей? Нельзя, не будучи витающим в облаках идеалистом, не признать справедливости последнего заключения.

Коммунистическая партия Советского Союза — это хорошо организованная, сплочённая, в высокой степени централизованная партия. Когда Гитлер нанёс удар, она сделалась тем цементом, который скрепил кирпичи сталинской твердыни. Распоряжения руководства доходили до каждой низовой организации, а горячий призыв, шедший снизу, незамедлительно получал отклик наверху.

Партия была повсеместно. Она проникала в глухие белорусские леса, помогая организовывать партизанское движение, она способствовала увеличению выпуска продукции на сибирских заводах, она направляла деятельность колхозов, руководила прессой, театром, армией. У коммунистов была не только программа действий, но, что самое существенное, средства для её осуществления. Когда нужны были лозунги, они распространяли их, прибегая к форме памфлетов. Когда была необходима песня, чтобы поднять дух людей, они создавали песни, способные вдохновлять. Когда предприятию срочно требовался строительный материал, благодаря партийным каналам он доставлялся незамедлительно. Партия мобилизовывала, обучала, идейно закаляла. Каждый день она обращалась к миллионам через газету «Правда». Она разговаривала с ними через политруков в армии и на флоте. Она влияла на них через специально подготовленных товарищей, которые оставались на временно оккупированной фашистами территории. Она цементировала крепость.

...Всякий, кто видел, как партия функционирует в России в военное время, не может более придерживаться сентиментальной точки зрения, согласно которой всё это — триумф «России», то есть обширной, богатой, густонаселённой страны. Следует признать, что это — триумф Советского Союза, то есть советской системы. Без партийного руководства, без коммунистов и их приверженцев, игравших ведущую роль во всём, без единства мысли и цели Россия никогда не сумела бы достичь поразительного индустриального прогресса в межвоенное двадцатилетие.

Альберт РИС ВИЛЬЯМС

Единство рас и национальностей

...Ясно, что Советский Союз достиг впечатляющих успехов в решении нелёгких проблем, касающихся разных рас и национальностей. Он свидетельствует о том, что национальные устремления и интересы самых разных народов могут быть удовлетворены и в то же время сами эти народы способны сплотиться в рамках единой политико-экономической системы так, что каждый из них имеет возможность пользоваться её преимуществами.

Какой трагедией всё обернулось бы, не будь достигнуто подобное единство! Тогда шестая часть планеты раскололась бы наподобие Балкан на соперничающие, враждующие государства, оказавшиеся бы лакомым куском для нацистов, охваченных жаждой захвата, насилия и грабежа.

Вместо этого мы видим, как 189 народов, представляющих различные традиции, все оттенки цвета кожи, привычки, трудятся сообща в мире и дружбе, а теперь сражаются плечом к плечу против общего врага.

В час испытания Советский Союз не был ослаблен требованиями большей свободы и независимости со стороны малых народов. И не только у себя дома пожинают Советы плоды своей дальновидной национальной политики, но и за границей, особенно среди представителей чёрной, коричневой и жёлтой рас. В Китае, Индии, Африке, даже в Америке зреет недовольство статусом превосходства и привилегиями белого человека. С другой стороны, крепнут симпатии и солидарность с Советским Союзом, который претворил в жизнь доктрину равенства, воплощённую в библейском речении: «Бог сотворил из одного материала всех людей, живущих на земле».

Коренным образом противоположна нацистская доктрина расы и крови. Она исходит из признания одной высшей расы, арийско-нордической, нашедшей своё высшее и совершенное воплощение в германце, некоем образце рода человеческого. Несмотря на то, что всё это является абсолютной химерой, которой нет подтверждения ни в истории, ни в биологии, ни в этике, фашисты бесстыдно возглашают: «Родиться германцем — это величайшее благоволение, которое может быть ниспослано всесильным господом человеку». Они упрямо твердят, что немцы — избранный народ, раса суперменов, наделённых исключительными правами и привилегиями, призванных господствовать надо всеми. Что касается людей, которые слишком тупы или развращены, а потому неспособны всё это уразуметь и принять подобную счастливую участь, то их надлежит безжалостно усмирять, бросать в тюрьмы и концентрационные лагеря, ссылать, подвергать пыткам и хладнокровно истреблять...

В книге «Моя борьба» Гитлер писал: «Мы должны пойти дорогой, проторенной тевтонскими рыцарями, чтобы завоевать землю для немецкого плуга и ежедневный хлеб для немецкого народа». Розенберг вопил: «Прогоним русских на Восток. Им нет места в Европе!»

Таков был грандиозный план, выраставший из нацистской стратегии. Завоевать страну с помощью блицкрига; расчленить её на марионеточные государства, возглавляемые квислингами; уничтожить руководителей, способных организовать сопротивление; разжечь старые расовые конфликты, натравить один народ на другой и всех их на евреев; согнать массы рабочих на фабрики, военные заводы, в шахты; использовать огромные территории и ресурсы Советского Союза в качестве колоссального арсенала для германских армий, нацеленных на завоевание всего мира.

Вместо того чтобы купаться в изобилии, полчища Гитлера увязали в полях, затопленных водой в результате подрыва дамб, в глухих белорусских болотах, втянулись в кровопролитную борьбу среди разрушенных деревень и фабрик, ибо их противник разрушал всё, что возводилось в течение двадцати пяти лет, чтобы ничего не досталось в руки нацистов.

Советские люди поступали так потому, что знали об участи, им уготованной: подавление и рабство для славян, а для остальных — неволя и деградация, ещё более страшные, чем то, что они пережили в прошлом.

Вот почему, как только первая бомба обрушилась на советскую землю, они поднялись сплочённые, от ледяной арктической тундры до раскалённых песков Туркестана. Плечом к плечу со светловолосыми русскими, москвичами и волжанами, двинулись полки из Казани, Бухары и Самарканда; киргизы и калмыки, степные наездники; таджики, туркмены и татары; казаки, вооружённые саблями и автоматами, с Дона, Кубани и Амура; войска из сибирских лесов, с Алтая, из Армении и заволжских просторов... Десять миллионов людей, представляющих все расы, языки, оттенки цвета кожи и верования, они сражаются против доктрины одного избранного народа, долженствующего властвовать над всеми народами, сражаются во имя мира, в котором все народы равноправны и имеют своё место под солнцем.

Анна Луиза СТРОНГ

Это война всенародная

На рассвете 22 июня 1941 года армии Адольфа Гитлера без предупреждения напали на СССР. Ещё до того, как население Советского Союза узнало, что началась война, тысячи немецких самолётов подвергли бомбардировке советские города. Тысячи танков взломали границу, за ними на бронемашинах двигались миллионы солдат.

Германия только что завоевала Европу. На её стороне было превосходство в технике и живой силе. Немцы заставили Красную Армию отступать и за первые дни войны продвинулись глубоко на территорию СССР. Они считали, что падение Москвы — это вопрос недель.

За первые десять дней войны советское Верховное Главнокомандование проанализировало ударную мощь Германии и разработало контрстратегию. Сталин объявил её в своей речи по радио на рассвете 3 июля. Он назвал эту стратегию «войной всего советского народа». Потом он объяснил, что имеет в виду.

Это была не просто политическая речь, проникнутая патриотическим духом. Это было объявление стратегии, которая в конце концов сокрушила Гитлера. Это была стратегия, объединившая в единый план действия Красной Армии, работу колхозов и заводов, всего гражданского населения. Это была стратегия, направленная на то, чтобы использовать все возможности советского народа.

Германский генеральный штаб правильно оценил мощь Красной Армии. Против СССР было брошено 179 немецких дивизий, а с учётом армий союзников Германии — Италии, Румынии, Венгрии и Финляндии — их число достигало 240. Германская армия превосходила Красную Армию по числу людей и техники — особенно танков. У Германии была разработана знаменитая тактика блицкрига, по которой они одним мощным ударом разбивали линию обороны противника и быстро продвигались по «мягким» гражданским тылам. Эта тактика позволила быстро завоевать все страны, против которых она была использована. Немцы привыкли к победам и были в них уверены. На их стороне была внезапность нападения. На их стороне были огромные военные запасы побеждённой Европы. На их стороне были военные заводы Европы и европейская сталь — 50 миллионов тонн по сравнению с 20 миллионами, имевшимися у СССР. На эти факторы и опирались все военные эксперты, предрекая быстрый разгром СССР.

Это отставание и должна была преодолеть стратегия Сталина. Немецкие генералы правильно оценили мощь Красной Армии, но они не учли мощь всего советского народа. Нацисты, презиравшие простых людей, не могли даже представить себе, на какой героизм способны крестьяне и заводские рабочие. Сталин сделал ставку на мобилизацию всех возможностей простых людей. Эта стратегия потребовала невероятного напряжения сил советского народа. Нo она привела к победе.

Почему побеждают Советы
№67 (30999) 6 августа 2020 года
4 полоса
Автор: Эдгар СНОУ.

ОЧЕНЬ НЕМНОГИЕ американцы могут считаться знатоками Красной Армии, которая оказалась величайшей армией в Европе. Когда Германия совершила нападение на Россию в 1941 году, наш Генеральный штаб разделял точку зрения британского и полагал, что немцы выиграют войну примерно в шесть недель. Как сообщали, бригадный генерал Феймонвиль, который позднее стал главой миссии по ленд-лизу в Москве, был единственным американцем в нашем военном министерстве, который выразил убеждение, что Красная Армия способна сокрушить нацистскую машину.

Вспоминая об этом, нам следует признать, что мы слишком слабо представляли себе Россию и что очень многое нам предстояло узнать о ней. Получаемая нами информация и самый метод анализа не отвечали целям изучения России. И это истинно также и сегодня. Если бы это не было так, я не решился бы высказывать своё суждение исходя из своего ограниченного знания той военной силы, которая глубочайшим образом изменила будущую историю человечества.

Если бы Красная Армия рухнула так, как это предсказывали, то маловероятно, чтобы многие из нас дожили до окончания этой войны. Наши человеческие жертвы — лишь малая часть по сравнению с тем, что потеряла Россия в её борьбе во имя собственного спасения. Ре­зультатом её решительной борьбы за полное искоренение нацизма было спасение Африки, спасение Ближнего Востока, спасение Среднего Востока. Оно предотвратило тесный альянс Германии и

Японии, который дал бы нашему врагу столь нужную ему помощь, чтобы удержать то, что он захватил в Азии и на Тихом океане. Конечно, ничто не даётся бесплатно в этом мире; история рано или поздно назначит ту цену, которую нам следует заплатить за всё, что сделала для нас Россия.

Когда Гитлер начал свой поход в Россию, он имел за плечами самые богатые ресурсы, когда-либо мобилизованные завоевателем, он был хозяином практически всей Европы, господствуя над двумястами миллионами человек. Британия была выбита из войны в том смысле, что не была способна к наступательным действиям, а Соединённые Штаты ещё не вступили в войну. Гитлер опустошил военные арсеналы Европы, чтобы вооружить свой вермахт. Он начал своё нашествие, имея превосходство в танках и артиллерии, хотя, возможно, не в стрелковом оружии. Он был способен сконцентрировать фактически все свои главные силы против России в течение приблизительно трёх лет на одном фронте.

Таковы были неблагоприятные обстоятельства, о которых Красная Армия знала заранее и с которыми она столкнулась. И тем грандиозней триумф России, которая не только остановила нацистов, но и погнала их назад тем же путём. Но что стоило советскому народу это сопротивление?

Земля, возвращённая русскими, представляла из себя пустыню, покрытую развалинами и щебнем. Только сама почва оставалась нетронутой, и Гитлер отравил бы и её, если бы это было в его силах. Для того чтобы вы могли себе это представить, стоит привести некоторые сравнения, опираясь на географию Соединённых Штатов. Возьмите для примера несколько крупных городов, которые были опустошены нацистами: Севастополь, Ржев, Курск, Харьков, Киев, Одесса, Ленинград, Сталинград, Смоленск и Днепропетровск. С точки зрения своего населения они могут быть приблизительно соотнесены с такими американскими городами, как Трентон, Атлантик-Сити, Нашвилл, Бостон, Балтимор, Сан-Франциско, Чикаго, Милуоки, Вашингтон, Де-Мойн и Цинциннати.

Ленинград не был захвачен нацистами, но они обстреливали его в течение двух лет. Он должен быть в значительной мере отстроен заново. Остальные города были разрушены на 30—90 процентов. Сталинград до войны был по площади примерно равен Вашингтону (округ Колумбия), но теперь он на 95 процентов буквально стёрт с лица земли. Большинство других городов напоминают таковые лишь с дальнего расстояния, но вблизи оказывается, что перед нами коробки зданий, которые не более пригодны для жилья, чем сценические декорации.

Представьте себе, что все названные мной города были бы уподоблены пустыне, случись Америке пройти через те же испытания, что и России. Или просто представьте себе Харьков, который размерами напоминает Бостон и который на 70 процентов превратился в руины. Подумайте о десятках тысяч уничтоженных зданий; о бесчисленных заводах, электростанциях и общественных предприятиях; о поломанной или похищенной агротехнике; о разрушенных железнодорожных путях и мостах, административных постройках, школах, библиотеках, магазинах, учреждениях, церквах, частных и многоквартирных домах, о тех многих миллиардах часов человеческого труда, которые испепелены огнём и превратились в прах.

Таким образом, мы смогли получить представление о той цене, которую русские заплатили за свою победу. И не забывайте о самом главном её компоненте. К исходу весны 1944 года Красная Армия потеряла несколько миллионов, в основном из числа молодёжи, убитыми и пропавшими без вести, миллионы людей были искалечены, миллионы получили ранения.

Чем же объясняется способность Красной Армии вынести подобные огромные потери и восстановить свои силы, чтобы одерживать победы? Несомненно, найдётся умник, который станет приводить известные доводы насчёт «генерала Зимы», «человеческих орд» и «обширных пространств». Но не следует ли нам наконец перестать мыслить подобными категориями?

Била ли погода по немцам? Да, до известной степени. Бесспорно, их экипировка и подготовка были хуже приспособлены к ведению боевых действий зимой, чем это было у русских. Но это был не столь важный фактор, а само подобное объяснение — уязвимо. Ведь из него прямо следует вопрос: а почему немцы оказались слабее в указанных отношениях?

Другие постараются объяснить победы ссылками на то, что Россия обладает огромными людскими массами. Один офицер из самого высокого союзного командования говорил мне вполне серьёзно, что Германия «была побита азиатскими ордами». Она была побита, ибо немцы — это не орды и не могут соревноваться с русскими в их способности жертвовать людьми. Каковы же факты? Гитлер имел в своём распоряжении больше людей, чем Красная Армия. К исходу первого года войны Россия потеряла треть своего населения, которое, в сущности, оказалось в распоряжении Гитлера, не говоря уже об остальной Европе. А что может заставить так называемые орды идти на смерть подобным образом? Почему те же «орды» не сокрушили кайзера в период Первой мировой войны, тем более что в помощь русским был тогда Западный фронт? Почему китайские «орды» не смогли одолеть Японию?

Почему, наконец, британские колониальные «орды» численностью в полмиллиарда человек не могут победить «страны оси»? Иные полагают, будто пространство погубило Германию, будто нацистов поглотили бескрайние просторы России. Фашисты углубились на столь далёкое расстояние, что лишились возможности сконцентрировать свои силы для решающего удара. Это справедливо, но лишь в незначительной мере. Почему же? Да потому, что если немцы растягивали свои линии снабжения, то русским приходилось делать то же самое. Они должны были опираться на свои базы, расположенные на Урале, то есть значительно дальше от линии фронта, чем те, которыми обладали, когда подверглись агрессии. Люди сравнивали разгром Гитлера с отступлением Наполеона, но Наполеон отступал, не будучи разгромленным Кутузовым. Обстоятельства, приведшие к краху его армии, были совсем иными, чем те, которые обусловили блицкриг Гитлера в обратном направлении.

Иностранная помощь, главным образом американская, самолётами и танками сыграла свою роль. Но русские знали, что наше оружие стало появляться в необходимом количестве лишь тогда, когда был осуществлён решающий перелом в войне. К моменту завершения Сталинградской битвы мы и англичане совместно поставили такое число танков и самолётов, которое составляло примерно десять процентов от того, что имели немцы к началу войны. В равной мере бомбёжки авиацией союзников Европы, бомбёжки, которые, без сомнения, ускоряли отступление немцев и развал их армии, не могли сокрушить военную экономику Германии в такой мере, чтобы решающим образом повлиять на ход событий.

Говорят, что русские так сражались просто потому, что их родина подверглась нашествию врага. Их действия мотивировались патриотизмом, имеющим глубокие исторические корни. С врагом, ворвавшимся в твой дом, следует сражаться, и любовь к России во многом объясняет героизм её рядового солдата. Но разве француз любит Францию меньше, чем русский Россию? Почему же немцам не удалось найти в России нового маршала Петена после того, как в первые три месяца войны она потеряла более миллиона человек? Одним русским патриотизмом этого не объяснишь.

Отвечая на этот вопрос, необходимо понять совершенно особые черты русской армии. Во-первых, она возглавляется одной партией, и все высшие офицеры являются её членами. Это армия, сплочённая единством, поскольку у неё нет противоречий между целями, военными и политическими. Во-вторых, воинская повинность охватывает всех граждан, для которых открыты равные возможности для продвижения. Это демократическая армия, в которой исключены какие-либо формы дискриминации, а потому в ней легко может быть внедрена строгая дисциплина.

Большинство из той примерно дюжины генералов, которых я интервьюировал на различных фронтах в России, были сыновьями неграмотных родителей. Красная Армия дала им все те знания, которыми они овладели. Практически все без исключения офицеры Красной Армии — выходцы из среды трудящихся.

В-третьих, русские офицеры и гражданские лица не имеют каких-либо экономических интересов, которые могли бы вступить в конфликт с их единодушной преданностью интересам их родины в целом. Их не волнует, например, потеря частной собственности в результате осуществления политики «выжженной земли», равно как и меры, направленные против тайного накопительства, спекуляции, барышничества. В-четвёртых, это интернационалистская армия. Русские, украинцы, узбеки, монголы, евреи, грузины и другие представители всех наций занимают в ней высшие командные посты. В ней нет расовых барьеров, которые препятствовали бы продвижению по службе. Эти принципы вообще воплощаются в жизни всего советского общества; призывники обычно грамотные и интеллигентные люди.

В-пятых, Красная Армия имела боевой опыт. Это была молодая армия, у которой были свои проблемы; она не сочла для себя зазорным извлечь уроки из тех событий, которые предшествовали войне.

Нельзя сказать, чтобы Красная Армия резко отличалась от других современных армий с точки зрения технической оснащённости, подготовки личного состава и вооружения. То, что в итоге определяет её победоносный характер, объясняется не этими внешними факторами. В России я увидел тот главный фактор победы, который всегда играет решающую роль в единоборстве примерно равных по си­лам противников. Это — моральный дух. Я имею в виду моральный дух в самом широком значении этого понятия. Это прежде всего способность самым решительным образом мобилизовать все человеческие и технические ресурсы страны в моменты смертельной опасности, угрожающей самому её существованию.

Русские проявили высокий моральный дух в битве под Москвой и вновь под Сталинградом, в двух сражениях, решивших судьбу нацистской армии. Под Сталинградом шла речь не о моральном духе, в нашем понимании, но о стойкости. Все те жертвы, благодаря которым выковывалась эта стойкость, оказались бы напрасными, если бы люди в тылу не проявляли такой же самоотверженности, если бы весь советский народ не сконцентрировал бы усилий на организации производства, что позволило создать решающее военное превосходство в нужный момент.

Эвакуация промышленности с территорий, занятых врагом, перемещение на Восток миллионов рабочих, развитие новых центров индустрии на Урале и в Средней Азии — все эти достижения русских широко известны на Западе. Однако, несмотря на эти усилия, общий объём продукции в России в процентном отношении оказался ниже, чем в Соединенных Штатах с начала войны. Что же позволило русским производить то, в чём они всего более нуждались? Я бы хотел особо подчеркнуть нижеследующее: всё было подчинено нуждам фронта, за исключением необходимого минимума.

Уинстон Черчилль был абсолютно прав, когда заявил: «Ни одно правительство, когда-либо созданное людьми, не могло бы вынести удара, столь жестокого и беспощадного, какой Гитлер обрушил на Россию».

В этом заявлении Черчилля заключена вторая часть ответа на вопрос о том, что за феномен Красная Армия. Ведь всё, что совершалось на фронте и в тылу, определя­лось направляющей волей Советского правительства и Коммунистической партии. Иные из нас могут им и не симпатизировать, но только слепой способен сегодня отрицать, что триумф Красной Армии — это триумф советского социализма и, что особенно важно, советской плановой системы.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Вт авг 18, 2020 4:50 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 9094
К Боякову во МХАТ пришла серьёзная проверка
№71 (31003) 14—17 августа 2020 года
2 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО, член редколлегии «Правды».

Зрители ждут результатов

Мы в «Правде» многократно знакомили читателей с абсолютно ненормальным положением, которое создано в коллективе Московского Художественного академического театра имени М. Горького, били тревогу в связи с этим. Активно били тревогу и зрители.

В период с января 2019 года по настоящее время поклонники МХАТ, возмущённые свержением с должности художественного руководителя театра народной артистки СССР Т.В. Дорониной, направили в министерство культуры РФ несколько сотен обращений. В них ставились вопросы как о качестве постановок при новоявленном худруке, «режиссёре» и «театральном педагоге» Эдуарде Боякове, о личности его, так и о финансово-хозяйственной деятельности театра.

ЗАКОНОМЕРНОЕ зрительское возмущение поднялось сразу же после замены Дорониной на Боякова. Уж слишком неадекватно и несправедливо! Никак не увязывалось с легендарным МХАТ и сомнительное прошлое неожиданного выдвиженца, а звание президента театра, «дарованное» признанному лидеру творческого коллектива, было явно декоративным, поскольку не давало Татьяне Дорониной никаких реальных прав.

Поток многочисленных обращений в минкультуры вызвало уничтожение Бояковым фотовыставки, посвящённой юбилею Татьяны Васильевны Дорониной. Тогда министерство сперва пообещало, что фотовыставку сделают в мобильной версии и будут возить по гастролям, затем сообщило, что выставку оцифруют и разместят на сайте театра. Но после того как и это не было сделано, последовал ответ, что выставку восстановить невозможно ввиду плохой сохранности фотографий. Авторы писем не удивились, ибо видели, как валялись на полу искорёженные стенды.

Потом зрители узнали, что Бояков завизировал служебную записку, в которой давал распоряжение снять с репертуара и «утилизировать» декорации и постановочные средства следующих горячо любимых многими спектаклей доронинского периода: «Банкрот», «Без вины виноватые», «Дама-невидимка», «Весь Ваш Антоша Чехонте», «Тайна двери отеля Ригал», «Западня для королевы», «Так и будет», «Лес», «Отчаянные влюблённые», «Босоногий в Афинах», «Жорж Данден». Зрители были изумлены: ведь на оформление и выпуск этих спектаклей потрачены десятки миллионов рублей бюджетных средств. Позже, в одном из своих многочисленных словоблудных интервью, Бояков заявил, что «вывез из театра 15 грузовиков всякого хлама».

Зрители попросили оценить материальный ущерб от уничтожения постановочных средств снятых спектаклей и недополученную выручку от продажи билетов, ибо на бояковских «творениях» типа «Последнего героя» были пустые залы, а «доходы» не сопоставимы с расходами на такие постановки.

Читатели «Правды» знают, что «репертуарную политику» Боякова и некоторые другие его «новшества» критически оценила также часть труппы, наиболее смелая и принципиальная. Ведь поначалу он клялся быть верным традициям МХАТ, бережно отнестись к наследию великой Дорониной. А в реальности? Всё наоборот!

Что ж, его ответ на критику тоже известен: расправа с целым рядом ведущих и молодых актёров театра.

ЖИЗНЬ свидетельствует, Бояков всё больше и больше входил во вкус согласно известной логике: «Что хочу, то и ворочу». И это отразилось во множестве его деяний. Так, в октябре 2019 года на сайте государственных и муниципальных закупок был опубликован государственный контракт №70-ЕП/223-19 на 600000 рублей, заключённый и завизированный лично Бояковым, с единственным поставщиком — индивидуальным предпринимателем Кублановой Марией Михайловной на незаметную и скромную вроде бы тему «оказание услуг». В техническом задании к этому контракту значилось следующее:

«1. Сбор информации о порядке взаимодействия между помощниками, схеме документооборота между подразделениями, о порядке коммуникации помощников и руководителей со службами и подразделениями заказчика, порядке составления проектов нормативных актов.

2. Сбор информации о порядке организации информационной политики заказчика, о формировании имиджевой политики учреждения».

Зрители предположили, что указаннные услуги — фиктивные, как и сам контракт. Указанные в техническом задании мероприятия являются ведь должностными обязанностями руководителя и заместителя руководителя учреждения. Что руководителю делать, если не вникать в порядок работы вверенного ему учреждения, а также организовывать его работу, устанавливая порядок участия подчинённых и схему взаимодействия между ними?

Вызвало недоумение, почему индивидуальный предприниматель М.М. Кубланова должна разбираться в делах вверенного Э.В. Боякову государственного учреждения культуры лучше, чем сам руководитель Э.В. Бояков. Если же Бояков, ввиду возможного недостатка образования и квалификации, не способен разобраться в схеме документооборота и порядке взаимодействия между своими помощниками, то он, вероятно, не подходит для должности руководителя государственного учреждения.

Удивил зрителей и договор, заключённый уже за подписью исполнительного директора МХАТ имени М. Горького Т.Л. Ярошевской, ранее занимавшей должность начальника управления культуры Екатеринбурга, с неким Н.Г. Суворовым, согласно которому последний должен делать для художественного руководителя следующее:

— нумеровать страницы;

— следить за наличием чая, кофе, лимонов, сахара, воды, мёда;

— открывать кабинет руководителя;

— включать компьютер руководителя;

— контролировать исправность офисной и личной (домашней) компьютерной техники, а также и (ВНИМАНИЕ, выдохните, ЭТО ОЧЕНЬ СМЕШНО!!!) скреплять распечатанные документы зажимом (не скрепкой), небольшие документы не скреплять степлером без отдельной просьбы руководителя.

Стоимость этого контракта составила 206898 рублей!

Далее пошли и договоры на гораздо большие суммы. Так, на всё том же сайте государственных и муниципальных закупок были размещены уведомления о проведении закупки у «единственного поставщика» по 1000000 (миллиону) рублей на исполнение роли Ивана, а также на исполнение роли Марины в постановке А. Кончаловского «Сцены из супружеской жизни». Зрители, конечно, нисколько не сомневались, что только А. Домогаров и Ю. Высоцкая были исключительно теми, кто мог исполнить эти роли, как и было заявлено в протоколе закупки у единственного поставщика, однако уже весной 2020-го оказалось, что роль Ивана может быть исполнена и Гошей Куценко, но уже дороже: не за 1 миллион, а за 3 миллиона рублей…

НАПОМНИМ читателям, что 21 ноября 2019 года народной артистке СССР Т.В. Дорониной президент России В.В. Путин торжественно вручал орден «За заслуги перед Отечеством» I степени. Тогда Татьяна Васильевна обратилась к президенту с личной просьбой, содержание которой известно нам лишь в общих чертах. Доронина рассказала о личности Боякова, его прошлых «заслугах» и попросила заступиться за её детище — МХАТ.

Некоторое время спустя зрители узнали, какая же психоэмоциональная реакция случилась в тот день у Боякова. Он распорядился снять с репертуара большинство спектаклей, поставленных при Дорониной и ею лично, в том числе совсем новых, причём аншлаговых: «Дикарка», «Как боги», «Комедианты господина…», «На дне», «Особняк на Рублёвке», «Отелло уездного города», «Русский водевиль», «Кроткая», «Люти», «Мой бедный Марат», «Незримый друг», «Паутина», «Провинциалка», «Чудаки»…

Какое чудовищное отношение к труду коллектива, к сотням миллионов рублей бюджетных средств, затраченных на постановки, какое безразличие к потере зрителей и доходов театра! Выходит, главное — это доходы от аренды здания, которые поступают на внебюджетные счета и могут пойти на надбавки и зарплату руководству, а также на расходы по безудержному самопиару в СМИ.

А дальше? Дальше грянул коронавирус, но закупки в театре не прекратились. В закрытом на карантин театре несколько раз проводили КАЖДОДНЕВНУЮ (!) комплексную уборку, согласно контрактам — почти по 3 миллиона рублей каждая, а также усиленно несколько раз что-то охраняли почти за 2 миллиона рублей.

Были и другие контракты, например, на «обслуживание горшечных растений», которые в бытность Т.В. Дорониной обслуживал всего один штатный садовник.

Но ведь на сайте государственных и муниципальных закупок отображаются только те, которые превышают 100000 рублей! Остальные договоры, в том числе гражданско-правового характера, не видны «простым смертным», проверить и увидеть их могут только ревизоры. Есть ли такие договоры, сколько их, на какую сумму они были заключены и нужно ли их было заключать — это зрители попросили проверить министерство культуры.

СТОИТ отметить, что в одном из своих многочисленных интервью Бояков заявлял, обращаясь к профессиональному театральному сообществу по делу «Седьмой студии»: «Перестаньте врать, дорогие коллеги, дорогие руководители театров! «Невозможно работать без «обнала» — что за глупость? Мы все постоянно подписываем бумаги, сдаём отчёты в минкульт. Далеко не все так делают, всё можно делать абсолютно законно. Да, есть какие-то потери, связанные с налогами, но лучше так, чем испортить себе сон».

31 июля 2020 года минкультуры опубликовало на своём сайте приказы №№864, 865, 866 о начале комплексной и иной проверок финансово-хозяйственной деятельности во МХАТ им. М. Горького с 5-го по 31 августа 2020 года.

Интересно, в ходе идущих проверок Эдуард Владиславович спит спокойно?

А Татьяна Васильевна Доронина, глубоко болеющая за родной театр, артисты, выступившие в её защиту и лишённые за это ролей и денег, неравнодушные зрители и редакция нашей газеты вместе с читателями будут ждать окончания проверок — с надеждой на их объективность.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Вт авг 18, 2020 7:46 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 9094
«Если не я, то кто же?»
№71 (31003) 14—17 августа 2020 года
4 полоса
Автор: Олег ПРУДНИКОВ.

Рабочий Олег ПРУДНИКОВ в беседе с политическим обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО

Уже почти тридцать лет нет в нашей стране Советской власти, происками внутренних и внешних врагов социализма уничтожен великий Советский Союз. Но стала ли лучше жизнь и к лучшему ли изменились люди?

Все эти годы после 1991-го расчётливые усилия буржуазных властителей и их прислужников направлены на то, чтобы в самом отвратительном виде представить подрастающим поколениям «совок». Так презрительно обзывают советское время, ну а воспитанные им люди, не изменившие его идеалам, — это, конечно, «совки».

Вопиющее получается противоречие! С одной стороны, например, власть вовсю норовит присвоить себе Великую Победу, а с другой — оскорбляет тех, кто её одержал. Советских, воевавших и победивших под Красным Знаменем.

Да ведь и само священное это знамя кощунственно оскорбляется. Об одном из горьких проявлений этого написал я в статье «Высота справедливости и низость кощунства» («Правда» №49 за 23—25 июня с.г.). При прощании с выдающимся советским писателем-фронтовиком Юрием Бондаревым появился человек, развернувший Красный флаг. И что же? Немедленно и абсолютно категорически распорядителями было предложено флаг этот... убрать. Вы только вдумайтесь: самый родной, самый дорогой для Юрия Васильевича Бондарева, как и для большинства фронтовиков Великой Отечественной, Красный советский флаг, ставший Знаменем Победы...

В своей статье об этом я с признательностью назвал знаменосца: Олег Александрович Прудников. Сообщил, что он московский рабочий-ветеран, по заводской профессии токарь высшего, шестого разряда, а по военной — десантник, служил в ВДВ СССР. Однако многие читатели, выражая благодарность ему за достойный поступок, просили рассказать о таком человеке подробнее.

Откликаясь на эту просьбу, я решил подготовить для газеты беседу с Олегом Александровичем, чтобы в основном рассказал о себе он сам. Ценно, по-моему, и то, что высказанные им мысли органично вписываются в продолжение разговора о советских людях и нынешнем времени, который «Правда» начала на своих страницах в номере от 13—16 марта диалогом «Что же это значит — быть советскими?»

Именно под Красным флагом видится не только наше героическое прошлое, но и подлинно счастливое будущее

— Сначала, Олег Александрович, я скажу (не для вас, а для читателей), что знакомы с вами мы довольно давно. Помню, как пришли вы, тоже с Красным флагом, к павильону «Правды» на Поклонной горе, когда проходил там Фестиваль московской прессы.

— А как же! Я ведь подписчик «Правды», причём уже много лет. И деньги в поддержку нашей газеты посылал.

— Вот это первый раз слышу. Спасибо. А ещё спасибо за то, что вас можно видеть под Красным флагом, наверное, на всех главных митингах и демонстрациях, которые в Москве проводит КПРФ. Поэтому меня не удивил (хотя искренне восхитил) ваш поступок в день прощания с Юрием Васильевичем Бондаревым. Это, ко всему прочему, в самый разгар карантина, когда перемещения по городу максимально постарались перекрыть.

— Я не мог не пробиться. Мне тогда уже сказали, что к организации похорон официально подключено Военно-историческое общество, которым руководит небезызвестный Мединский. Значит, обязательно будет государственный триколор. Он теперь стал государственным, а во время Великой Отечественной такие трёхцветные нашивки были, как известно, на рукавах у предателей-власовцев. Но ведь Бондарев — до мозга костей советский человек, и провожать его надо, стало быть, под советским флагом. Тут логика простая.

— Да не просто оказалось её реализовать...

— Такое, если честно говорить, возмутительно. Вроде бы Знамя Победы у нас не запрещено, и 9 Мая его вывешивают, даже проносят на параде по Красной площади. Но разрешено, выходит, лишь на один день?! А ленинский Мавзолей в этот день закрывают щитами, словно устраивают «компенсацию» за знамя. Вот и нынче, в 75-й победный юбилей, не уважили ветеранских просьб и требований, среди которых было и давнее душевное пожелание фронтовика Бондарева, советского Гражданина и Патриота с большой буквы.

— Скажите, лично вы как пережили смену Государственного флага в конце 1991-го?

— Это было ужасное потрясение. Не для меня одного, конечно. А я и теперь, когда по телевизору показывают спуск Красного флага над Кремлём, будто удар током испытываю. Кричать хочется во весь голос: да как вы посмели! Сколько воистину великих деяний осенял этот флаг, какие грандиозные стройки, исторические битвы. На фронте люди жизнью жертвовали, спасая символ своей воинской части.

— Да, в случае утраты этого символа часть расформировывалась...

— А самое главное в том, что наш Красный флаг поднимал и продолжает поднимать в душе массу волнующих ассоциаций. Целая череда незабываемых личностей возникает вместе с ним. Да что там — сам образ Великой Победы, которая в истории человечества останется красной навсегда!

Но о чём эмоционально и рационально напоминает триколор, кроме тех самых власовцев? Государственный символ положено уважать, и, хоть не мною он принят, я не буду публично топтать его, как ельцинисты в начале пресловутых 90-х топтали красные знамёна. Однако 12 июня, когда празднуется крайне странный и двусмысленный «День России», а заодно и «День флага», взирая на переполняющие телеэкран трёхцветные полотнища, невольно думаю: внедряют их изо всех сил, а ведь вряд ли вызывают они у большинства моих соотечественников какие-то вдохновляющие чувства. Очень сомневаюсь.

Нет, именно под Красным флагом мне видится не только наше героическое прошлое, но и подлинно счастливое будущее. За которое нам предстоит бороться.

С детства ощущалась причастность к великой, а главное — справедливой стране

— Давайте всё-таки обратимся к вашей собственной жизни, о которой побольше хотят узнать читатели «Правды». Я тоже мало что знаю о ней. Мысленно отметил когда-то с радостью после встречи с вами: вот и ещё один советский человек. А если конкретнее? Начнём, как в анкете: когда и где родились?

— Я иногда говорю, что родился в 1947 году на главной улице Москвы — Каланчёвской. А главной называю её потому, что она около трёх вокзалов. Здесь два сталинских высотных здания и два суда, городской и районный, до войны был стадион «Спартак»...

— Год 1947-й, послевоенный. Я-то на двенадцать лет старше вас и прекрасно помню, как широко по всей стране отмечалось в этом году 800-летие нашей столицы. После жутких военных тягот народу хотелось праздника, и он состоялся. Радио доносило до нас в глубине России яркие его отзвуки. А вам что из детства запомнилось больше всего?

— Вы отметили, что время было послевоенное, и вот этим в моём детстве определялось самое основное. Но знаете, не так-то просто выразить его суть. Конечно, безотцовщина, и голодновато, и матери на работе с утра до ночи, а мы предоставлены самим себе. Развлечения своеобразные. Я покривлю душой, если не скажу, что подчас они граничили с правонарушениями или даже ими и были.

Например, тянуло нас на Трифоновскую свалку, где мы находили немало оружия. У меня в сарае было припрятано четыре откопанных там штыка. А дружки отыскивали и гранаты, которые, бывало, взрывались...

— Понятное эхо войны.

— Да, но, с другой стороны, мы видели настоящих её участников. В бане страшно было смотреть на инвалидов. Однако мы чувствовали, что этим людям, прошедшим огни и воды, не безразлично наше будущее. Как и матери, растившие нас, они надеялись: мы продолжим строить замечательную страну, за которую столько людей отдали жизнь и здоровье. Наверное, в ответ и у нас возникало постепенно и крепло ощущение причастности к этой великой, а главное — справедливой стране.

— Про справедливость — это у вас сегодняшнее или пришло уже тогда?

— По-моему, такое понимание рано появлялось. Для чего совершили Великую Октябрьскую социалистическую революцию? Чтобы жить без капиталистов и помещиков, чтобы трудиться не для их обогащения, а на благо всей страны. За это сражались в Гражданскую войну, и это же отстаивали в Отечественную.

Кто был для нас, детей и подростков, примером? Прежде всего — герои тех войн, Чапаев и Щорс вместе с Зоей Космодемьянской и Александром Матросовым. Любимой песней с тех пор, как себя помню, стала у меня песня о Щорсе, которая вдруг зазвучала в моей памяти и при прощании с Юрием Бондаревым:

Шёл отряд по берегу,

Шёл издалека,

Шёл под Красным знаменем

Командир полка.

— Представьте, эта же песня была среди моих любимых:

Голова обвязана,

Кровь на рукаве,

След кровавый стелется

По сырой траве...

— Ничего удивительного: ведь наше поколение шло вслед за вашим. И, наверное, вы согласитесь, если я скажу, что самыми высокими героями были для нас великие советские вожди — Ленин и Сталин. Знаете, в пионеры меня принимали в Центральном музее В.И. Ленина. Это зал, где висело пробитое пулями при покушении пальто Владимира Ильича. Я смотрел на него и думал: вот человек, который всю жизнь свою посвятил борьбе за счастье других людей.

— А Сталин воспринимался как выдающийся продолжатель ленинского дела...

— Конечно! В Большом Балканском переулке, где мы жили, всем было известно, что в 1928 году Сталин приезжал сюда принимать первые пятиэтажки, построенные для рабочих. Помню, когда впервые пришёл я в такой дом к однокласснику, был поражён, какие тут квартиры. Высоченные потолки, паркет, телефон, ванна, отопление паровое... А если добавить, что в семье этой рабочей шестеро детей — и все играют на струнных инструментах! Дома свой оркестр у них, октет...

— А как вы жили в это время?

— Задержались в нашей «деревяшке». Старый флигель на четыре семьи, коммуналки, печное отопление. Короче, совсем не так шикарно, как в сталинских пятиэтажках.

— Завидовали их жильцам?

— Не сказал бы. Не то слово. Разумеется, и нам, и соседям нашим хотелось жить так же, но мы понимали, что сразу всех невозможно благоустроить «на высшем уровне». Нам говорили: подождите. И мы знали: это не просто слова. Если вам доводилось бывать в Москве тех лет, могли видеть, что вся она — в подъёмных кранах. И отличную квартиру нам со временем дали. Как и всем, совершенно бесплатно.

Мало того, когда я перешёл работать на другой завод, мне здесь говорят: «А почему вы не записываетесь в очередь на улучшение жилья?» Поучительно нынешним молодым знать, как заботилась о нас Советская власть.

Не хлебом единым

— Да, жизнь после войны улучшалась быстро и очень заметно. Очевидцы помнят, например, ежегодное снижение цен в последний период жизни Сталина, да и многое ещё на сей счёт. И это ведь тогда, когда полстраны пришлось поднимать из руин в результате погромного фашистского нашествия!

— Материальное улучшение жизни, конечно, дело первостепенное. Но исключительно важно и другое — образование, воспитание людей, их культура, духовный и нравственный уровень. Вот мы говорим о том, что отличает советского человека и чему несомненно должно принадлежать будущее, если человечество не хочет окончательно погубить себя в капиталистической трясине. Эта трясина, согласитесь, материально может быть и весьма комфортной, но... удушающей.

— Не возражаю. Комфорта бытового на Западе при развитом капитализме было больше, чем при начинавшемся социализме. Однако всё равно у нас были свои огромные преимущества, особенно если иметь в виду отношения между людьми. Маяковский хорошо написал после знакомства с технически поднявшейся и сытой Америкой:

Я в восторге

от Нью-Йорка города.

Но кепчонку

не сдёрну с виска.

У советских

собственная гордость:

На буржуев

смотрим свысока.

— Великолепно сказано. И за этим, вы правы, реальность наших советских взаимоотношений. Известен лозунг из Морального кодекса строителя коммунизма: «Человек человеку — друг, товарищ и брат». Важно то, что лозунг не оставался просто красивой фразой — у нас его всемерно старались утверждать как правило жизни.

Вот я задаюсь вопросом: кто меня воспитывал? Школа, пионерия, комсомол, вся атмосфера нашей жизни... И вспоминается множество добрых людей, которые вовсе не по должности, а, как говорится, по душе дали мне что-то хорошее. Скажем, уберегли уличного шалопая от дальнейшего вихляния по скользким дорожкам. Пробудили ответственность за себя и других, чувство коллективизма в лучшем смысле этого слова. Недаром всюду, где бы я потом ни был, становился патриотом своего коллектива: школьного класса, заводского цеха, воинской части...

— Однако были же рядом с вами, я уверен, и другого склада люди. К примеру, вашему поколению, как и моему, знакома категория сверстников, называвшихся стилягами.

— Знакома, конечно.

— И как вы на них смотрели? Как оценивали?

— Есть такое понятие: классово чуждые. Пожалуй, так я их и воспринимал. При этом суть совсем не в модной, броской одёжке, которую они могли себе позволить, а у меня её не было. Главное — в потребительском образе жизни, который они исповедовали. Ведь все эти «забугорные» шмотки и ресторанное времяпровождение не зарабатывались ими, что называется, в поте лица. Их «избранничество» зиждилось на другом: на высоком положении родителей, за чей счёт они шиковали, а также на всяческих махинациях и жульничестве. И вот теперь этих ничтожных захребетников, которые не сделали для общества буквально ничего полезного, в фильме «Стиляги» и одноимённом мюзикле воспевают как героев!

— Вы же понимаете, почему воспевают. Потому что противопоставили они себя «совкам», комсомолу. А в 1991-м победила фактически их идеология: можно и не работать, но жить «красиво». За счёт труда других.

— Этот соблазн всегда, наверное, существовал. В 1917-м у нас он был поставлен вне закона. Но самыми разными способами его упорно старались протащить к нам наши враги, чтобы воздействовать на нестойких и жадных.

Помню, как некоторые прямо-таки разум теряли, упиваясь кока-колой на американской выставке, устроенной в Москве при Хрущёве. Кстати, кто-то по-своему расшифровал мне тогда слово «чувак», расхожее у стиляг. Это, мол, «человек, уважающий американскую Конституцию».

— Неужели вас та выставка не соблазнила ничем?

— Представьте себе, нет. Интересное там было, особенно техника. Но я к тому времени уже немало знал об Америке и падать ниц от её достижений не был настроен.

— А откуда знали?

— Много читал. Когда настал мой срок, мать собрала меня в школу. Это была школа №307 — деревянная семилетка на углу Каланчёвки, Переяславки и Безбожного переулка. А в соседнем доме — библиотека имени Воровского, куда через несколько дней наша учительница Зинаида Ивановна Заварыкина повела меня и моих одноклассников. С тех пор я подружился с книгой на всю жизнь. Безмерно чтению благодарен.

— Вы согласны с определением Советской страны как самой читающей?

— Согласен. Могу свидетельствовать. К сожалению, о нынешней России этого не скажешь. Не пишутся сегодня и такие замечательные песни, которые мы пели, не снимаются фильмы, равные тем, которые воспитывали нас. Кроме изумительных картин на исторические темы и о Великой Отечественной, во время моего отрочества стали появляться фильмы, рассказывающие и про нашу подростковую жизнь: «Друг мой, Колька», «Прощайте, голуби!» и другие. Они учили дружбе, взаимопомощи, ориентировали на высокие жизненные идеалы.

— Песни тоже поднимали дух?

— Вы, наверное, и по себе это знаете. Когда я в армию пошёл, у меня были тетрадки с записью текстов более тысячи песен. Мы пели хором, иногда по нескольку раз в день. Никакой «дедовщины», кстати, не было тогда и в помине.

— Живя в Москве, вы с детства могли пользоваться всеми благами столичной культуры. Театры, концертные залы, музеи, выставки...

— Я и пользовался. Тем более что было это для детей и молодёжи почти бесплатно, не как нынче. Но хочу отдельно сказать об одном культурном объекте, который полюбил я особенно.

— Что же это?

— Московский планетарий. И его история, когда про неё узнал, представилась мне очень знаменательной. Я говорил вам, что в 1928 году Сталин приезжал на нашу улицу принимать новые дома, построенные специально для рабочих. А в следующем, 1929 году по сталинской же инициативе открывается в Москве планетарий.

Интересно, какую большую заботу проявлял о реализации этого новшества вождь лично. Он, вспоминают, даже связывался с Карлом Цейсом по вопросу поставки оборудования. А почему вдруг планетарий? Я уже позднее узнал, что в юности Иосиф Виссарионович после исключения из духовной семинарии около года работал в обсерватории, наблюдая за звёздным небом. Думаю, тогда и возникло у него это стремление к познанию инопланетных миров, которое затем он счёл важным для всей молодой страны социализма. Стремление к выси космической!

— Сам Сталин не дожил до взлёта Советской страны (первой в мире!) в космос. Но ведь при нём и благодаря ему были созданы все основы для этого.

— Именно. И уже в 1957-м, то есть через четыре года после его ухода, Советский Союз выводит на орбиту первый в мире искусственный спутник Земли. А ещё четыре года спустя в космос поднимется советский человек — Юрий Гагарин.

— Да, это год 1961-й.

— Замечу, для меня он памятный вдвойне.

— Что имеете в виду?

— В том году состоялся выбор моего дальнейшего жизненного пути. Выбор рабочей профессии…

Право гордиться своим трудом

— Расскажите, пожалуйста, как это произошло.

— Вся страна неслыханно ликовала 12 апреля 1961 года, когда прозвучала поразительная космическая новость. Ликовала и наша 307-я школа — такую радость невозможно описать. Но для нас, семиклассников, совпала она с естественными размышлениями о собственном будущем. Дело в том, что мы приближались к выпускным экзаменам. Семилетка завершалась, и надо было решать, что дальше.

— А почему вы не приняли для себя вариант десятилетки, то есть завершения среднего образования? У вас были проблемы с успеваемостью?

— Никаких. Учёба шла вполне успешно. И когда в школе узнали о моём решении, завуч пришла к нам — поговорить со мной и с матерью. Убеждала идти в восьмой класс…

— Вы, насколько помню, избрали ремесленное училище?

— Да. Хотелось поскорее начать работать, чтобы матери помогать. Но вдобавок к этому раскрою вам ещё одно обстоятельство, в решающий момент сильно повлиявшее на мой выбор. Я узнал, что первый космонавт планеты Земля начинал с рабочей профессии, окончив именно ремесленное училище. Сам Гагарин! Значит, правильно определяюсь.

Это было РУ №14 при заводе «Калибр». В районе Маломосковской улицы, где размещалось оно, находились и ещё два РУ, строительное и поварское. Нам давали форму — знаменитые синие и чёрные гимнастёрки, шинель, ремень, фуражку, а также, что немаловажно, льготный проезд плюс завтрак и обед.

А главное, за что я буквально воспеваю те наши ремесленные училища, — это, конечно, рабочая наука, которую давали нам здесь очень основательно.

— Специальность токаря-инструментальщика выбрали почему?

— Интуитивно. Однако потом (не сразу) полюбил её и могу рассказывать про неё бесконечно. Я ей был предан 46 лет, она меня кормила, за неё меня стали уважать коллеги по профессии.

В училище я познакомился со знаменитым станком ДИП. Название из 1930-х — «Догнать и перегнать». Я работал и на ДИП200, и на ДИП300, и на ДИП500. Это для тех, кто понимает. Меня в РУ научили читать чертежи, разбираться в марках стали, в классах чистоты, в допусках и посадках, пользоваться таблицей Брадиса и плитками Иогансона. Труд делят на умственный и физический, а в моём соединялось то и другое.

— В общем, не жалели, что стали рабочим?

— Нет, с годами это поднималось в моём сознании всё выше и выше. Впрочем, кое-что я понял уже во время практики, которую мы проходили на Тормозном заводе. Он тут недалеко от вашей редакции, на Лесной улице. Так вот, возле предприятий вывешивали тогда стенды с газетами. И однажды читаю в «Труде» про свой Тормозной завод, где рабочий, токарь в совершенстве освоил новую сложную и важную производственную операцию.

Я запомнил и необычную фамилию токаря — Юрна, и название освоенной им операции — «нарезка двухзаходных червяков». Но что особенно впечатлило меня, четырнадцатилетнего? О человеке моей специальности, который работает в одном помещении со мной, пишет всесоюзная газета! Как о Юрии Гагарине…

— Значение вашего труда повысилось для вас?

— Что-то вроде этого. Помню, разыскал в цехе того самого Юрну и от души пожал ему руку. Через несколько лет, между прочим, посчастливилось мне пожать руки также Юрию Гагарину и Герману Титову. Все мы были советскими людьми. Советское государство открывало для нас все двери и делало наши пути прямыми. А представляли государство люди, которые были одновременно и друзьями, и начальниками, и подчинёнными.

— Тогда мы об этом, может быть, особо и не задумывались. Однако на нынешнем фоне, когда многое кардинально переменилось, отношения советские надо оценивать по достоинству.

— Я как раз про это и хочу сказать. Про то, что было и что стало. Моя трудовая жизнь прошла в основном на двух замечательных советских предприятиях — на Московском станкостроительном заводе (МСЗ) и в научно-производственном объединении «Астрофизика». Но при буржуазной власти их уничтожили. И перед пенсией оказался я волей судьбы на том Тормозном заводе, где, обучаясь в ремесленном училище, проходил свою первую практику. Так до чего же всё тут изменилось, причём совсем не в лучшую сторону!

Да, утвердились уже капиталистические отношения. Работникам раздали акции, а потом скупили. С принуждением. Директор передал своё кресло сыну. Говорят, живут в Германии, а в Москве бывают лишь наездом. Страх потерять работу владеет людьми на заводе, и они теперь не товарищи, как раньше, а подспудные противники.

Короче, тяжелейшие сложились у меня впечатления. Я едва дотянул до дня ухода на пенсию. И невольно вспоминал высказывание Сталина о том, что социалистическое производство убирает противоречия между хозяином и наёмным рабочим. Ну а капитализм, конечно, эти противоречия обостряет. До невыносимости! Социализм объединяет людей, а капитализм разобщает.

— Но президент страны сегодня твердит о единстве. Дескать, «мы — Россия, мы — едины».

— Было сказано когда-то: «По делам их узнаете их». Так вот, дела советские и нынешние говорят сами за себя. Когда я пришёл на МСЗ — Московский станкостроительный, он выпускал высокоточные зубо- и шлицешлифовальные станки, которые поставлялись в 56 стран мира. На территории завода был техникум, рядом, в Вадковском переулке, находился Станкин — станкоинструментальный институт, выпускники которого были очень востребованы. Да и многие наши заводские рабочие учились на вечерних отделениях. Были у нас футбольная и хоккейная команды, своя самодеятельность, духовой оркестр и многое другое, что создавало подлинное единство в коллективе.

А та же «Астрофизика»? Мощнейшее предприятие! И здесь два пионерских лагеря — один в Подмосковье, другой на море. Стоимость за смену 10 рублей. Пионервожатые, обслуга в лагерях — все свои. Полное доверие, во всём. Отсюда и настроение, с которым мы трудились. Бывая сейчас в Музее космонавтики, показываю молодым сделанные мною и моими товарищами фрагменты космических кораблей. Эти детали до сих пор летают в космосе.

— Хотя «Астрофизики» уже нет?

— Я же сказал, что оба главных для меня предприятия уничтожены. На месте МСЗ торговый центр «Совёнок», в бывших цехах торгуют импортным барахлом. «Астрофизика» превращена в какие-то склады и тоже разные магазины-магазинчики…

Я помню, как громили «Астрофизику». Сначала отключили воду. Потом стали отключать электричество на несколько часов. Потом начали увольняться люди. Потом стали продавать уникальное оборудование. Вывозили в Белоруссию станки, зачастую даже без оснастки. Кому нужен уникальный станок без оснастки? Загадка.

Я был последним токарем в цехе и вообще на заводе, когда мой начальник сказал: «Всё, завтра твой станок едет в Белоруссию». И отключил ток.

— Наверное, примерно так же происходило на десятках, сотнях советских предприятий…

— Конечно! Даже на тысячах. И каких! У меня сердце разрывалось, когда читал в «Правде» про трагедию Сталинградского тракторного. Детище первой пятилетки, этот героический завод продолжал работать и в разгар Сталинградской битвы, направляя прямо в бой свои танки. Как же можно теперь крушить славу и гордость страны?

Или вот сломали ЗИЛ — «город в городе». А что построили? Больно всё это видеть. Поэтому официозный плач о советских памятниках, которые громят на Украине, в Польше или Чехии, воспринимаю лишь как «операцию прикрытия».

Задача номер один — избавиться от наваждения

— Олег Александрович, вы говорили сейчас о том, что, казалось бы, все вокруг должны видеть и понимать. Но так ли обстоит на самом деле?

— Нет, сколь ни удивительно, не все видят происходящее и далеко не все понимают.

— А причина?

— Я говорю так: к нам пришла химера капитализма. Помните чудовище из древнегреческой мифологии? И вот обслуга такого страшного чудовища много сил, хитрости, денег задействовала, чтобы ввести наших соотечественников в состояние наваждения. Избавиться от него — для большинства задача номер один.

В этом, я считаю, особая ответственность тех, кто по сути своей остаются советскими людьми. Мы призваны помочь другим, которые в такой помощи нуждаются. Потому, на мой взгляд, весьма актуален разговор о советском человеке, продолжающийся в «Правде».

— Вы к чему призовёте, поддерживая этот разговор?

— К ещё большей ответственности и активности. По-моему, для каждого из нас постоянным должен быть вопрос: «Если не я, то кто же?»

Например, ведь только мы, очевидцы и участники советской жизни, можем наиболее убедительно рассказать молодым, какой на самом деле она была. Чтобы опровергнуть ложь, которой их пичкают.

Я стараюсь с молодыми как можно больше общаться. Ежегодно в день рождения пионерской организации 19 мая обязательно бываю на Красной площади, где Геннадий Андреевич Зюганов повязывает галстуки ребятам. Здесь у меня возникло много интересных знакомств. Беседуем, ребята задают мне свои вопросы.

— Вы когда-то сказали, помню, что не раз участвовали и в выборных кампаниях.

— Да, как представитель КПРФ. Это же единственная партия, которая имеет глубоко разработанную программу переустройства нашего общества на социалистических началах. Значит, если ты считаешь себя советским человеком, помогай в реализации этой программы.

Дел для сторонников КПРФ много! Я вам скажу, что лично у меня с уходом на пенсию их не убавилось, а даже прибавилось. И я с огорчением вижу, что многие мои сверстники или даже знакомые помоложе меня сторонятся участия в общественной борьбе. Мол, «лучше я просто так поживу».

Но «просто так» — не лучше. Всем говорю: если можешь хоть что-то сделать для восстановления справедливости в нашей стране, делай непременно. Иначе ты сам себя предаёшь.

— А про какую свою сегодняшнюю заботу хотите сказать со страницы «Правды»? Есть такая?

— Есть. Пятьдесят лет назад, в 1970-м, когда отмечалось 100-летие со дня рождения В.И. Ленина, комсомольцы нашего станкозавода решили поставить свой памятник Владимиру Ильичу. И мы его сделали, собираясь после работы, в личное время. А в основание памятника решено было заложить капсулу с посланием комсомольцам 2020 года. Выточить эту капсулу в виде цилиндра из нержавейки поручили мне.

Что ж, тот самый 2020-й наступил. Завода, увы, уже нет. Но это ведь не конец жизни и страны. Борьба за наше будущее продолжается. И я сегодня очень хочу, чтобы в год 150-летия со дня рождения В.И. Ленина московские комсомольцы извлекли то послание, адресованное им. Ребята, соберитесь вместе и прочтите наше обращение, обсудите его. Как напутствие на большие свершения, которые вам предстоят.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Ср авг 26, 2020 7:38 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 9094
Счастье общее нужно нам
№76 (31008) 27 августа 2020 года
4 полоса
Автор: Юрий НАЗАРОВ.

Народный артист России Юрий НАЗАРОВ в беседе с политическим обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО

Не впервые обращаюсь к этому замечательному человеку с предложением побеседовать для читателей нашей газеты. И каждый раз меня восхищает в нём незыблемая верность идеям и свершениям советской эпохи. Согласитесь, это разительно выделяет народного артиста России Юрия Владимировича Назарова из числа многих и многих его коллег по искусству, которые после смены власти в стране с лёгкостью необыкновенной предали и своё прежнее творчество, и любимых народом героев.

Назаров не предал. Наоборот, обострившееся чувство справедливости побудило его не просто остаться на стороне советской правды, но и страстно её отстаивать. Он, сыгравший в кино более трёхсот ролей, несмотря на возраст, в течение трёх последних десятилетий экраном не ограничивается, внедряясь в активную общественно-политическую борьбу.

Обрадовала и новость о нём, услышанная недавно: знаменитый актёр работает сейчас над заметками, которые он назвал «В защиту коммунизма». А я как раз собирался пригласить его к участию в нашем газетном разговоре о советских людях и нынешнем времени. Мне подумалось, что одно с другим как-то сходится, и это ускорило очередную нашу встречу.

Не зря они были, советские годы

— Юрий Владимирович, может быть, вы обратили внимание некоторое время назад на заголовок в «Правде» «Жив ли сегодня советский человек?». Вот если я вам задам такой вопрос, вы как ответите?

— Конечно, жив! Да поглядите, например, на меня:

Я «ватник».

Я потомственный «совок».

Я в СССР рождён

во время оно…

— Ваши стихи?

— Нет, другого сибиряка, моего земляка Андрея Лукина: он — с Енисея, а я — с Оби. Как и он, как и многие, я рождён, вскормлен, выучен, спасён, воспитан в Советском Союзе. И, знаете, никак не могу поверить нынешнему «цивилизованному», разветвлённому и могучему антисоветизму! Который внушает: дескать, коммунизм — это утопия.

Но что сие значит? Что жить по-человечески люди фатально не могут? Только по-звериному, только уничтожая друг друга? «Или всех грызи, или лежи в грязи». Как в животном мире…

— Вы не согласны с этим?

— Не согласен.

— Потому и взялись за труд под названием «В защиту коммунизма»?

— Считайте так. Я не учёный. Не историк, не социолог и не экономист. Даже не политик. Но я жил, учился и работал в Советской стране, откуда нечто очень важное для себя вынес.

Скажу о самом главном. Вы же помните, как называли нас: строители коммунизма. И мы реально его строили! Кому и почему удалось это сорвать — другой вопрос. Особый. Давайте к нему потом вернёмся. Но из-за происшедшего кричать про утопию, объявлять всё задуманное и запланированное невозможным, тогда как столько было достигнуто… Нет, не соглашаюсь.

В своё время Василий Макарович Шукшин писал: «Уверуй, что всё было не зря». То есть не зря они были, советские годы. Вот в это я твёрдо уверовал. А сейчас, наблюдая, как развиваются события и в нашей стране, и в мире, ещё более утверждаюсь: за коммунизмом — будущее.

Поднимаются «неполноценные»

— Стоило бы конкретизировать вашу аргументацию.

— По-моему, всем должно быть очевидно, насколько встревожен и озабочен сегодня пресловутый «цивилизованный мир». Казалось бы, сделали всё так, как хотели. Уничтожили коммунизм как ведущую идею в нашей стране, ликвидировали Советский Союз — «империю зла». А что-то благоденствия на земле не видать. Ну почему?

Более того, неслыханное раньше по масштабам протестное движение набирает силу, охватывая огромную часть человечества. В том числе (поразительно!) Соединённые Штаты Америки — давний оплот мирового капитализма и его образец.

— В самом деле, воистину неслыханное здесь началось.

— И не кончится в одночасье, уверяю вас! Это же продолжение борьбы людей за справедливость, достигшее наконец и самой разбогатевшей за счёт грабежа страны. Впрочем, надо быть точным: разбогатела-то в основном так называемая элита.

Оглянемся во времени. Весь западный «цивилизованный» мир до 1917 года, то есть до нашего Великого Октября, и до 1945-го — до нашей Великой Победы был грабительским КОЛОНИАЛЬНЫМ миром. А потом лафа для его «элиты», для «сливок человечества», для узаконенного права «цивилизованных» наций жить за счёт «нецивилизованных», «неполноценных» стала заканчиваться. Благодаря чему и кому? Благодаря коммунизму, его победам.

— Что скажете про сегодняшние США?

— Их мнимое благополучие зиждется на вопиющей несправедливости. Ведь там негры (или, если угодно, афроамериканцы) в течение столетий просто не считались людьми. У англосаксов — точнее, по-моему, наглосаксов! — даже в языке есть неполноценные, недочеловеки, нелюди: метисы (полукровки), квартероны (четвертькровки) и так далее. Чуть ли не до 128-й части «неблагородной» крови.

Генри Лонгфелло, выдающейся американский поэт, написал потрясающее стихотворение на эту тему: как папа-работорговец продал другому работорговцу свою родную дочку, но — неполноценную, «квартеронку».

— Европа тоже начинает вспоминать своё неправедное колониальное прошлое, когда здешние властители беспредельно наживались грабежом «неполноценных» народов.

— Дедушка моей жены, совсем юным оказавшийся в Южной Африке, столкнулся там не с кем-нибудь, а с самим Уинстоном Черчиллем. И вот картинка отношения англичан к местным жителям. Если отряд колонизаторов подходил к незнакомой реке, в неё загоняли сперва нескольких африканцев. Набросятся на них крокодилы — англичане идут искать себе другой, более безопасный маршрут. Даже не вспоминая тех, кого бросили на съедение!

Вот вам и элитарность. Или избранность. Не она ли с давних времён губила мир? Говорили: избранные Богом. А на деле-то сами себя таковыми назначали. И от «неполноценных» требовалось это признать.

Но когда-нибудь любой несправедливости должен прийти конец. К чему и прокладывает путь идея коммунизма.

О самой великой идее

— Чем особенно дорога она для вас? В чём видите её основу?

— Уже в названии. Оно происходит от французского commune или даже от латинского communis, то есть «сообща, вместе». Ой, думаю, опять тревога для элитариев: как бы и коронавирус не повернул людей к коммунизму новоявленным лозунгом «Мы — вместе!». Хотя, увы, в данном случае лозунг пока лишь таковым и остаётся…

— Известно, что возникала коммунистическая идея поначалу как мечта.

— И как необходимость жизненная. Это если говорить о коммунизме первобытном. Многие, конечно, до сих пор верят, что человека создал Господь Бог. Из праха, по образу и подобию Своему. А чтоб человек не скучал в одиночестве, из ребра его (человечьего, созданного из праха же) сотворил ему подругу. А почему из ребра? Потому, говорят, что ребро — без мозга. Можно, конечно, и этому верить. Но меня почему-то гораздо более убеждает эволюционная теория. По науке, а не по легенде.

И вот в ходе эволюции, то есть развития жизни, человек осознал необходимость объединяться с другими людьми, ему подобными.

— Объединяться во имя самоспасения? Так ведь?

— Верно. Скажем, какого-нибудь гиганта-мамонта можно было сделать своей добычей на пропитание только сообща, только вместе. Да и многое другое осилить — тоже!

Стали всё чаще объединяться люди для общего дела. Так-то сил куда как больше. Да и надёжнее оно, плодотворнее, веселее… Словом, объединялись, пока частная собственность, как зараза, не стала всех разъединять. Тут и появились желающие присваивать себе плоды не своего труда.

— Термин «эксплуатация человека человеком» хорошо выражает суть. Жить трудом других, за их счёт!

— Действительно, веками мечтали потом люди о справедливом устройстве жизни, чтобы счастье было не для «избранных» только, а для всех. Научный коммунизм — открытие гениев человечества! — осветил, какой борьбой можно этого достигнуть. И в России, под руководством партии коммунистов-большевиков, основанной Лениным, люди труда взялись за осуществление очень трудной, но в полном смысле слова великой задачи.

Что мы построили и как это изображают

— Мы говорили, что у нас построен социализм — первая стадия коммунизма. Но те, которые ставили цель уничтожить достигнутое в нашей стране (желательно уничтожить вместе со страной!), как только не обзывают это время и этот строй: казарменный социализм, тоталитаризм и так далее. Чёрных красок для изображения советской жизни не жалеют. Результат вы сами знаете. Ведь в сознании многих молодых весь советский период — это сплошные репрессии, больше ничего. Как на такое реагируете?

— Да, новоявленная «элита» повела себя как настоящие мошенники. Лжецы, жулики, охмурялы — вот подходящие названия для них. Приняли к исполнению завет Геббельса: «Ложь должна быть чудовищной, чтоб в неё поверили».

Конечно, ими проделана огромная работа по развалу нашего образования, по переписыванию нашей истории. Отброшен мудрый призыв неглупого человека: учиться, учиться и учиться. И результаты действительно горькие! Раньше в дурном сне привидеться не могли познания нынешней молодёжи. Пришлось услышать, например, что «Бородино у нас где-то под Сталинградом», что «Сталин за что-то расстрелял гениального полководца Суворова», что Ленин… вот тут лёгкая неуверенность — «не то директор, не то император»…

Привет Джорджу Соросу и всему «светлому цивилизованному миру». Ну и отечественной «пятой колонне», естественно.

— Расхожий их метод — взять из нашей истории реальные болевые места и раздуть до необъятных, фантастических размеров. Вы же не станете отрицать, что были репрессии, захватившие порой и невинных людей?

— Не стану. И не отрицаю. Но, во-первых, тот ли на самом деле был масштаб, какой пытаются сегодня изображать. Например, утверждают, что все побывавшие в плену во время Великой Отечественной войны отправлялись потом в ГУЛАГ. А в действительности? Только 3,4 процента! Очень тщательная проверка была, и абсолютное большинство никакие репрессии не затронули. Я и сам знаю много таких людей, слышал их рассказы. Однако бессовестные спекуляции на острой теме продолжаются…

А во-вторых, «невинными» представляют буквально всех пострадавших, с чем тоже нельзя согласиться. Доказательств тому масса! Вот недавно вышли книгой дневники народного артиста РСФСР Ивана Михайловича Кудрявцева, одного из учеников Станиславского. Так он там пишет, что, когда немцы вплотную приблизились к нашей столице, даже в Московском Художественном театре нашлись люди, которые готовились приветствовать их приход.

— Особенно мрачными (беспросветно!) рисуются ныне наши 30-е годы прошлого века. И разве может сегодняшний молодой человек представить, что на самом деле это было у нас время совершенно необыкновенного трудового подъёма? Я как-то слышал в вашем исполнении великолепные стихи об этом. Кажется, под названием «Кинохроники 30-х годов».

— Да, да! Правильно. Написал Михаил Львов, татарин из башкирского села под Челябинском. На меня эти стихи тоже производят сильное впечатление — прежде всего своей искренностью. Знаете, я очень попрошу вас полностью воспроизвести их в публикации нашей беседы, если это состоится:

Киноленты 30-х годов.

Кинохроника — документальная! —

Снова смотришь и плакать готов,

И ответная боль моментальная.

Чертежи вчерне городов.

И восторженно радостны люди.

Поколенье 30-х годов —

Нам ничто не подносят на блюде.

Сами всё, всё горбом, всё трудом,

Исполненье и замыслы — наши.

Сами строим и домну, и дом,

Ростсельмаши и Уралмаши!

Сами авторы вечных чудес,

Одолели и серость, и сырость,

И красавцем встаёт Днепрогэс,

И Челябинский тракторный вырос.

Только что совершивший прыжок

Через Северный полюс в Америку

Чкалов, взятый восторгом в кружок,

Богатырский, с улыбкой уверенной.

От святого, от чистого шли!

Вдохновением полнились будни.

Юность Родины, нашей земли,

Мы тебя никогда не забудем.

Эти годы как в горле комок!

Путь оттуда к величию начат.

И — комок даже в горле у строк,

И строка и ликует, и плачет.

Победа коммунизма, равных которой не было и нет

— Вот вы прочли достойные строки о 1930-х годах. Легендарных, я бы сказал. Даже судьбоносных. Потому что именно тогда были заложены основы грядущей нашей Великой Победы.

— Победы коммунизма, как я уже сказал. И равных в истории, безусловно, не было и нет. Да ясно же для всех в мире должно быть, что в 1945 году ПОБЕДИЛ КОММУНИЗМ. А одолели советские люди под руководством коммунистов нацизм, индивидуализм, животный эгоизм. Зверизм. «Элитарность» звериную. Антигуманизм. Бесчеловечность…

Могут ли при нормальном взгляде на историческую реальность быть хоть малейшие какие-то сомнения, благодаря кому в основном и почему были повержены тогда мощные объединённые силы врагов человечества?

— Казалось бы, действительно никакие сомнения тут невозможны. Однако понимаю, чем вызван риторический ваш вопрос.

— Да тем же самым, о чём я уже начал говорить! Чудовищной ложью о подлинной истории, о коммунизме и первой в мире социалистической стране, о советской жизни и советских людях.

Лжи про нас было много всегда. Как я уже сказал, это непременное оружие наших врагов. Однако до чего дошло сегодня, такого раньше я представить не мог. Да и не только я, конечно. Вообще исключить Советский Союз из числа стран-победительниц, объявить его виновным в развязывании войны, уравнять Советскую страну с фашистской Германией, а Сталина с Гитлером — настоящий кошмар!

— Увы, кошмар наяву…

— Немыслимое, можно сказать. Кстати, именно так — «Немыслимое» — назвали наши былые союзники свой план войны против СССР вскоре после капитуляции фашистской Германии. С использованием гитлеровских войск, которые начали собирать и готовить в специальных лагерях. Какое жуткое коварство, невероятный цинизм и неблагодарность! Меня это потрясает.

— Меня — тоже. Но ведь факт! Как и последующие планы атомных бомбардировок наших городов, численность которых от одного плана к другому всё возрастала…

— Их конкретные тайные замыслы мы, наверное, и до сих пор далеко не все знаем. А вот кто для них самый главный враг, этого Трумэн с Черчиллем после окончания Второй мировой не скрывали. Коммунизм! Германия была нежелательным и серьёзным конкурентом, но классово они родственны. И совсем иное — Советский Союз с его идеологией коммунизма и социалистическим строительством. В этом виделась им угроза гораздо более опасная.

Между прочим, вы обратили внимание за последнее время на нечто новенькое во фразеологии Трампа и Помпео по отношению к Китаю?

— Обратил. Они в своих наступательных речах стали обвинять не страну под названием Китай или Китайская Народная Республика, а Коммунистическую партию Китая. Не случайно это, не просто так…

— Разумеется! Сразу вспоминаешь антикоммунистические пакты и призывы организовать крестовый поход против коммунизма перед той Великой войной.

— Понимают, что основной секрет растущей силы нынешнего Китая — в руководстве Коммунистической партии, в социалистическом строительстве.

— А меня продолжает шокировать отношение российской власти и официальной пропаганды к роли Коммунистической партии в нашей стране, особенно в достижении Великой Победы. Надо же прямо говорить, что именно она, партия коммунистов, именно социалистический строй и Советская власть стали главными, решающими факторами победного для нас исхода войны. Но молчат об этом! Или, хуже того, по-прежнему пытаются доказывать (пусть и более завуалированно), что победили, дескать, не благодаря Коммунистической партии, а вопреки.

Святотатство это — противопоставлять Победу и коммунистов, миллионы которых полегли в первых рядах, защищая Родину. Святотатство — прятать ленинский Мавзолей за трёхцветными щитами и глумиться над Сталиным, который проявил себя как поистине выдающийся, великий Главнокомандующий и вождь всего советского народа.

— Недавно «Правда» опубликовала свидетельства американских писателей и журналистов, которые во время войны были в Советском Союзе, в том числе на фронте. Вы читали эту страницу?

— Да, с большим интересом.

— Так вот, даже они сумели верно понять, каковы были главные основы нашей Победы. Напомню: «Если говорить объективно, самым важным фактором в развитии Советского Союза в период войны стали рост и укрепление Коммунистической партии». Или ещё: «Триумф Красной Армии — это триумф советского социализма».

— Звучит весьма уверенно. К сожалению, новым поколениям в России закладывают в головы совсем другое.

А с кем же мастера культуры?

— Вы сказали о новых поколениях, то есть о молодёжи. Возвращаясь к теме советского человека, спрошу вас: по вашим наблюдениям, в лучшую или в худшую сторону изменяет людей постсоветское время?

— В худшую. «Декоммунизация», «десоветизация», принятые к осуществлению теперешней российской властью, — это отказ от собственной истории, собственной идеологии, собственной веры и правды, даже смысла существования. О своих ощущениях скажу словами талантливого поэта Анатолия Передреева:

Всё беззащитнее душа

В тисках расчётливого мира,

Что сотворил себе кумира

Из тёмной власти барыша.

Так оно и есть! Во главу жизни как кумир поставлен барыш, то есть нажива. На душу, на совесть — наплевать. Только карман! Только желудок! Только животное самоудовлетворение!

А коммунизм звал к радостям взаимопонимания и созидания. В мир творчества, гуманизма, истинного человеческого счастья, которое, по моему твёрдому убеждению, невозможно при капиталистическом индивидуализме.

— Знаете, когда называют коммунизм неосуществимой утопией, исходят из того, что всякий человек якобы по природе своей индивидуалист. Пускаются в ход известные присловья типа «Своя рубашка ближе к телу». И совершенно исключается фактор воспитания, которое способно кардинально улучшать, поднимать человеческую личность, создавая общество коллективистов. Согласитесь, очень многое делалось для этого в период нашего социалистического строительства, результатом чего, собственно, и стал советский человек.

— Для меня сам факт появления советских людей как некоей высшей ступени человеческого развития стал важным аргументом в споре о реальности или нереальности коммунизма. Мне говорят про рубашку, которая ближе к телу, а я в ответ — про Матросовых, которые закрывали собой амбразуры вражеских укреплений. У нас ведь не один такой Александр Матросов, их во время Великой Отечественной было более четырёхсот! А других героев, добровольно пожертвовавших жизнью ради общего великого дела, и пересчитать невозможно.

Так люди были воспитаны. И не одним Антоном Семёновичем Макаренко, выдающимся советским педагогом, а всей советской действительностью, её идеалами и высокими целями.

— Безусловно, и советским искусством, которому вы посвятили свою жизнь. Никто не сможет опровергнуть, что у нас было создано великое кино, оказывавшее колоссальное благотворное влияние на души людей. Кстати, ваша большая кинобиография с какой роли началась?

— Капитан Новиков в фильме «Последние залпы». Экранизация повести Юрия Васильевича Бондарева, год 1960-й.

— Ну вот, тема Великой Отечественной, и прекрасный фильм до сих пор не устарел: недавно его опять показывали по телевидению. Вынуждены показывать сегодня советские фильмы, потому что ничего лучше за тридцать последних лет не создано.

— Какое там лучше… За многое, прямо скажу, стыдно. От многих сценариев я отказываюсь: сниматься в них просто не могу. И очень горький осадок оставлен на душе печально знаменитой «Маленькой Верой», где я снялся в разгар так называемой перестройки.

— Да, картина эта стала одной из знаковых, обозначивших перелом в советском кино.

— Массу зрителей она словно оглушила своей чернушной «правдой». Раньше люди, узнавая меня на улице, иногда говорили: «Спасибо вам — вы помогаете жить». А на этот раз, при обсуждении «Маленькой Веры» в Ленинграде, среди прочих поднялась женщина и с болью в голосе произнесла всего одну фразу: «Но жить-то как?..»

Вот это и стало для меня самой точной рецензией той картины и моей работы в ней. Сомнительные восторги перемежались и другими тревожными отзывами. Ох как серьёзно пришлось задуматься! Оказалось — надолго.

— Недавно Лия Ахеджакова, по званию тоже народная артистка России, выступая на одной из радиостанций, сетовала: дескать, мода пошла в последние годы ругать творческую интеллигенцию. А как вы думаете — есть за что «ругать»?

— К сожалению, очень даже есть. Присвоили себе это якобы возвеличивающее, а на самом деле отвратительное звание — «элита»; совершенно оторвались от народа и нужд его; не поднимают людей своим искусством, а всё больше и больше опускают. Я не обо всех говорю, но, увы, о многих.

— Меня особенно возмущает демонстрация по телевидению достигнутого материального богатства, «красивой жизни» так называемых звёзд. Это происходит ведь на фоне нищеты не только большинства народа, но и многих своих же коллег. Или, скажем, передача «Приют комедиантов», которую с давних времён всё ведёт на центральных телеканалах небезызвестный Швыдкой. Собираются друзья-приятели из мира искусства и перед телекамерой часами пошло шутят, перемывают какие-то сплетни, «подначивают» друг друга. Ну кому интересен подобный междусобойчик? На что тратятся драгоценное телевизионное время и деньги? Зрители возмущаются этим, но их не слышат.

— Любой ценой добейся личного благополучия и чувствуй себя счастливым — так учит индивидуалистический строй потребления. Но я считаю, настоящее счастье у нас может быть только общим. Вот почему я за коммунизм. Это — сообща, вместе, и коллективная радость ни с чем несравнима. Нас сегодня лишили перспективы, а без неё жить нельзя. И перспектива, когда мы её себе вернём, непременно будет коммунистическая. Иначе погибнет не только наша страна, но и всё человечество.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт авг 27, 2020 10:06 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 9094
Трудные драмы великих и Сталин
№77 (31009) 28—31 августа 2020 года
4 полоса
Автор: В.А. ТУЕВ, доктор философских наук, профессор.

Сталинская тема безмерна. Продолжающиеся издания честных исследователей раскрывают всё новые и новые её страницы. Одна из таких книг, вышедших за последнее время, — «Наш Сталин» Василия Туева. «Правда» уже рассказывала об этом интересном труде профессора из Иркутска, опубликовала и беседу с автором.

Моё внимание, в частности, привлекли письма нашего выдающегося космического конструктора Сергея Павловича Королёва своей жене, приведённые в книге. Это — письма об И.В. Сталине, которые писались в связи с кончиной вождя в марте 1953 года. И сколько же в этих исповедальных признаниях искренней, неподдельной любви к человеку, который, казалось бы, должен был вызывать у Королёва совсем иные чувства!

В самом деле, ведь конструктора называют жертвой сталинских репрессий, поскольку перед войной он был осуждён и некоторое время отбывал срок своего заключения на Колыме. А что мы читаем у него после известия о смерти Сталина? «Так нестерпимо больно на сердце, в горле комок, и нет ни мыслей, ни слов, чтобы передать горе, которое всех нас постигло. Это действительно всенародное, неизмеримое горе — нет больше нашего родного товарища Сталина…»

Подобное читается не в одном письме великого деятеля советской космонавтики. Высочайшая оценка гения Сталина и его свершений! О чём это свидетельствует? Возможные личные обиды, если даже они в своё время и возникали, полностью перекрыты осознанием уникального значения сталинского руководства страной в тяжелейшие переломные годы.

Об этом я написал в статье «Любовь к Сталину и ненависть», опубликованной в номере «Правды» за 9—10 июня с.г. Пришли отклики. Многие читатели просили подробнее рассказать о том, что же произошло с Королёвым в конце 1930-х, а также о драматических страницах из жизни некоторых других известных личностей, об участии Сталина в их судьбе.

На эти просьбы Василий Афанасьевич Туев отвечает публикуемой ниже статьёй, а тему далее мы намерены продолжить.

Виктор КОЖЕМЯКО,

политический обозреватель «Правды».

ПУБЛИКАЦИЯ В.С. Кожемяко «Любовь к Сталину и ненависть» не случайно вызвала такой большой читательский интерес. Вопросы возникают действительно важные, требующие дальнейшего исследования. Занимаюсь этим.

К сегодняшнему дню я постарался внимательно изучить доступные мне документы и другие свидетельства об этом драматическом эпизоде жизни С.П. Королёва. И вот что оказалось: гневные филиппики типа «Вот таких талантливых людей ни за что репрессировали» не позволяют понять и сотой доли происшедшего.

В обстоятельной статье, опубликованной в «Космическом альманахе», её автор А.В. Глушко, приведя большое количество документов (прежде всего это протоколы допросов во время следствия), приходит к выводу: «Все перечисленные выше материалы не позволяют однозначно ответить на вопрос: кто и за что посадил С.П. Королёва?» (Глушко А.В. «Дело С.П. Королёва» // Космический альманах. — 2007. — №11. — С. 21—38).

Неутешительно. А в последующем изложении автор всё сводит к интригам А.Г. Костикова, возглавившего Реактивный НИИ по завершении «дела». Что ж, истины ради приведём заключение отдела науки ЦК ВКП(б) по итогам проверки института. Здесь говорится, что по вине директора И.Т. Клеймёнова «институт дезорганизован и мало продуктивен». В дальнейшем этот вывод был подтверждён многими фактами. Так что А.Г. Костиков был, скорее всего, прав.

Между тем А.В. Глушко просто игнорирует исследования видного историка космонавтики и ракетостроения Г.А. Назарова. А ведь они были опубликованы задолго до выхода этой статьи, ещё в 1988 году! Вот что несколько позднее писал Г.А. Назаров о предыстории создания легендарного оружия Великой Отечественной войны — реактивной системы залпового огня, вошедшей в историю под именем «катюши»: принятие этой системы на вооружение Красной Армии тормозилось позицией заместителя наркома обороны по вооружению РККА маршала М.Н. Тухачевского. После его отставки и раскрытия заговора военных «пусковая установка была спроектирована в считанные дни». Окончательная её доводка проведена в РНИИ уже под руководством А.Г. Костикова. После усовершенствования и доработки снаряда система была принята на вооружение: по ряду свидетельств, И.В. Сталин подписал постановление о её запуске в серийное производство 21 июня 1941 года!

За предшествующее время в РНИИ как раз и произошли события, связанные с «делом С.П. Королёва». Были арестованы директор института И.Т. Клеймёнов и главный инженер Г.Э. Лангемак. Следствие подтвердило их принадлежность к троцкистской антисоветской организации, и они были приговорены к расстрелу. Но в ходе следствия оба дали показания на старшего инженера С.П. Королёва. Он был осуждён, как сейчас сказали бы, «за нецелевое расходование средств», что было расценено как вредительство, и Королёв получил в то суровое время 10 лет лагерного срока. Сам он считал, что его деятельность нанесла институту ущерб в 248000 рублей, о чём имеется запись в протоколе его допроса от 4 августа 1938 года.

Из лагеря, как сообщает Г.А. Назаров, Сергей Павлович отправляет письмо на имя Генерального прокурора А.Я. Вышинского (оно имеется в «деле» С.П. Королёва), где говорится: «Меня подло оклеветали директор института Клеймёнов, его заместитель Лангемак и инженер Глушко» (отец автора цитированной выше статьи). Было проведено новое следствие, и Королёва частично реабилитировали, сократив срок заключения до 8 лет. Тогда он обращается с письмом к И.В. Сталину. И вот 13 июля 1940 года, то есть через два месяца, он был вызволен из лагерей и начал работать в «режимном» КБ у А.Н. Туполева. Такая вот история, делающая в чём-то ещё более понятным благоговейное отношение Королёва к Сталину.

МЫ ЖЕ таким образом плавно перешли к другому персонажу моего повествования — к Андрею Николаевичу Туполеву. Будучи гением авиастроения, Туполев обладал — что не так уж редко бывает — чрезвычайно сложным характером. Был самолюбив и заносчив, ершист, резок в высказываниях и поступках. Амбициозность и самомнение бывали у него выше всяких пределов. Бытовал даже такой анекдот: «В КБ Туполева звонят из ЦК: «Самолёт надо сдать к очередному съезду партии». Туполев отвечает: «Перенесите съезд». Такой характер позволял ему идти вперёд по избранному пути, сокрушая все преграды. Но он же порождал проблемы в общении, подвигал на риски, далеко не всегда оправданные.

В 1937-м А.Н. Туполев был арестован. Последней каплей явилась растрата казённых средств на заморские «игрушки» во время командировки в США. Это вместо закупки перспективных моделей самолётов. На следствии от него были получены показания, что он из числа сотрудников ЦАГИ создал антисоветскую группу, участники которой ещё в первые годы Советской власти занимались саботажем, а впоследствии объединились во вредительскую организацию, конструировавшую ненадёжные самолёты. Признал, среди прочего, что сорвал полёт Громова, рассчитанный на рекорд дальности перелёта, что рядом вредительских актов привёл к гибели экипаж самолёта Леваневского при полёте в Америку через Северный полюс. В совершённых преступлениях Туполев был изобличён и рядом соучастников.

Вскоре его привезли в Болшевскую тюрьму, которая была своего рода сборно-распределительным пунктом для арестованных специалистов перед их направлением по «шарашкам» — тюремным НИИ и КБ. Сам Андрей Николаевич вспоминал, что его попросили составить список известных ему ценных специалистов и он перечислил около двухсот человек — почти все они находились в заключении. Большинство из них были переведены на тюремный режим работы. Судебный процесс по делу Туполева состоялся в мае 1940 года, он был приговорён к 15 годам исправительно-трудовых лагерей, однако его оставили по-прежнему в «режимном» КБ.

И во время следствия, и после приговора он работал не покладая рук. Для гения на первом месте — творчество. И не погас в этой самой «шарашке» творческий пламень конструктора, а ему создали все необходимые условия для продуктивной работы. По рассказу одного из его биографов, Л.П. Берия вскоре после назначения наркомом внутренних дел СССР нанёс визит заключённому А.Н. Туполеву и поинтересовался, как ему живётся. Туполев ответил, что в целом доволен, только еда ему не нравится. Берия, обернувшись к своей свите, спросил: «У нас среди заключённых найдётся ресторанный повар?» Ответили: да уж, наверное, найдётся. Берия: «Так вот, приставьте его к Туполеву, чтобы он его кормил». Такая существует версия, поучительная для тех, кто злобствует по любому поводу в адрес и Сталина, и Берии.

А.Н. Туполев был освобождён из заключения досрочно, в июле 1941 года, по ходатайству И.В. Сталина. И вот ведь факт, который, среди прочих, весомо свидетельствует и о глубине ума, и о силе характера этого гения конструкторской мысли: никогда не обижался он на Сталина за понесённое наказание. Всё осознал, понял и не питал к вождю каких-либо недобрых чувств. А после освобождения сразу включился в напряжённую работу уже под его, сталинским оком.

Гениям, подобным Туполеву, Сталин умел раскрыть творческую перспективу, настроить их на творческий прорыв. Так было, например, в 1951-м с одним из самых выдающихся проектов советского авиаконструктора — самолётом Ту-95. Надо было «образумить» господ за океаном, а для этого — сделать их территорию досягаемой для наших средств доставки атомных бомб. Сталин ставит перед конструктором задачу: создать бомбардировщик с дальностью полёта 15 тысяч километров и бомбовой нагрузкой 20 тонн.

Таких ещё никогда ни у кого не было. И сосредоточенный сталинский взгляд подчёркивает особую важность задания: «Подумайте, товарищ Туполев. Вы же хороший конструктор, лучший в СССР. А всё, что надо для такого самолёта, советская промышленность вам обеспечит». Через два месяца на столе Сталина лежали чертежи Ту-95, а уже в 1952-м в небо взмывает первый в мире турбовинтовой сверхсамолёт. Через четыре года он поступает на вооружение наших Военно-Воздушных Сил.

Для нас же это ещё одна, после С.П. Королёва, судьба человека оступившегося, понёсшего за это заслуженное наказание, но осознавшего свои поступки и поставившего свой талант на службу народу. Прибавим к сказанному ещё один немаловажный факт: никогда не врал, будто его признания на следствии были «выбиты». В разговоре со своим другом, тоже конструктором, Л.Л. Кербелем сказал определённо: «Нет, меня не били, только подолгу держали на стойке». Ну что ж, мы понимаем, что он не в санатории побывал, но, как видите, и не в камере пыток, как это нередко изображают нынешние «знатоки». С этим пойдём дальше.

О СОВЕТСКИХ полководцах массовому читателю известно, пожалуй, больше, чем об учёных и конструкторах. Некоторые из них тоже пережили свою драму, побывав — кто под следствием, а кто и под судом. Самая известная фигура — Маршал Советского Союза Константин Константинович Рокоссовский. О нём я тоже писал в своей книге, но, в контексте данной нашей темы, стоит особо остановиться на «пытках», которые ему якобы пришлось перенести во время следствия.

Вот что пишет некто Н. Сыромятников на сайте «Русская семёрка»: «Существуют многочисленные свидетельства того, что К.К. Рокоссовского во время следствия жестоко пытали — выбивали зубы, ломали рёбра, дробили молотком пальцы, неоднократно выводили «на расстрел». Об этом писал и А.И. Солженицын, на всякий случай начавший изложение данной гипотезы с осторожного «говорят...». Очень загадочно: «Говорят…» Впрочем, что можно ожидать от Солженицына — у него многое на уровне пустого трёпа. Но ведь этот автор, располагающий якобы «многочисленными свидетельствами», продолжает: «Документальных и достоверных данных о пытках будущего маршала на следствии нет. Сам Рокоссовский об этом никогда не упоминал». Резонно спросить незадачливого автора: так чем же вы занимаетесь — распространением вздорных побасенок под видом «многочисленных свидетельств»?

Впрочем, это типичный приём «современных» псевдоисториков: лишь бы «прочирикать» какую-нибудь антисоветскую, главным образом — антисталинскую, брехню, а ответственности за свои слова — никакой. Вот их «дежурное блюдо»: признания «выбивали» пытками. И никаких подтверждений! Не задаются даже таким, вполне логичным, вопросом: кому и для чего нужны были подобные «выбитые» признания? А следователи у них настолько эрудированны, что сами сочиняют такие признания за подследственных.

Мы же, в отличие от этих «писателей», сошлёмся на действительное свидетельство. Внук маршала, полковник Константин Рокоссовский, в интервью, опубликованном «Российской газетой», на реплику с таким вот, несомненно провокационным, подтекстом: «Не секрет, что ваш дед пострадал от сталинских репрессий...» — отреагировал краткой фразой: «Да, но он никогда не говорил об этом даже с самыми близкими людьми». Так что помолчите, сочинители побасенок, — даже внук ничего подобного от деда никогда не слышал, хотя сторонней досужей болтовни об этом он, разумеется, тоже наслушался.

Зато хорошо известно, с каким пиететом К.К. Рокоссовский относился к Сталину. Это невооружённым глазом видно по его мемуарам «Солдатский долг». Да и фраза маршала «Товарищ Сталин для меня святой», записанная на магнитофонную плёнку Ф.И. Чуевым, стала уже знаменитой. Между тем после этой фразы, брошенной в лицо Н.С. Хрущёву, Константин Константинович в тот же день был снят с поста заместителя министра обороны. И ведь даже не позвонили об этом. Когда он на следующий день пришёл на место службы, в его кресле сидел уже другой человек. Такие вот были «оттепельные» нравы…

А ТЕПЕРЬ ещё об одном репрессированном полководце. Это Маршал Советского Союза Кирилл Афанасьевич Мерецков. В августе 1940-го — январе 1941 гг. он — начальник Генерального штаба РККА, затем заместитель наркома обороны по боевой подготовке. На второй день войны, 23 июня 1941 года, был включён в число постоянных советников Ставки Верховного Командования, наряду с такими доверенными лицами И.В. Сталина, как В.М. Молотов, Л.П. Берия, Б.М. Шапошников, А.А. Жданов, Г.М. Маленков, Л.З. Мехлис. Но в тот же день Мерецков был внезапно вызван из Ленинграда в Москву и арестован.

Факт беспрецедентный и, несомненно, требующий объяснения. Однако вот незадача: «дело» будущего маршала… исчезло. Из архивных источников известно: «Архивно-следственное дело №981697 в отношении Мерецкова уничтожено 25 января 1955 года на основании указания ЦК КПСС и распоряжения председателя КГБ при СМ СССР И.А. Серова».

Мотивы уничтожения неизвестны, поэтому можно только строить предположения. Вот наиболее реальные, на мой взгляд. Оставалось немногим более года до XX съезда КПСС, и, очевидно, уже шла подготовка предстоящего доклада Н.С. Хрущёва с тяжкими обвинениями в адрес И.В. Сталина. По-видимому, материалы данного «дела» не укладывались в схему этих обвинений, и Хрущёв поступил так, как он поступал не раз: документы были изъяты из архива и уничтожены. Неудивительно, что многие подробности самого «дела» Мерецкова неизвестны. Однако это не значит, что о нём не известно совсем ничего. Вот на известном и построим логические цепочки.

Начнём с того, что арестовали К.А. Мерецкова сразу же после начала войны. Значит, сочли, что на командных постах он может быть сугубо опасен. Какие основания для этого? Вот факты. Ещё в 1937-м И.П. Уборевич, один из главных сподвижников М.Н. Тухачевского по заговору, показал, что он лично вовлёк в этот заговор Мерецкова. Тогда тот факт в вину ему не вменили. На совещании высшего комсостава в июне 1937 года при обсуждении дела заговорщиков Мерецков заявил: «Я Уборевича ни в чём не подозревал, безоговорочно ему верил и никогда ничего дурного не замечал». Сталин отреагировал: «Мы тоже верили им, а вас я понял правильно». На позиции Сталина, возможно, сказывалось то, что он знал Мерецкова ещё со времён Гражданской войны. К тому же, как отмечал в своих воспоминаниях сам Мерецков, он не раз убеждался, что «Сталин высоко ставил откровенность и прямоту».

Но аресты и следственные действия в отношении участников военного заговора продолжались в 1937—1938 гг. Показания на К.А. Мерецкова дали тогда 16 представителей высшего комсостава, а также арестованный 8 июня 1941 года генерал-лейтенант авиации Я.В. Смушкевич. Возможно, это последнее и послужило непосредственным поводом для ареста.

Обвинялся Мерецков по статье 58, пункты 1 «б», 7, 8, 11 УК РСФСР. На предварительном следствии он признал себя виновным, а вот в чём именно — неизвестно. Известен лишь такой факт: в ходе следствия, 15 июля 1941 года, была проведена очная ставка, то есть одновременный допрос его и генерал-полковника А.Д. Локтионова, тоже арестованного, но раньше Мерецкова, 9 июня. На очной ставке Мерецков, уличая Локтионова в причастности к заговору, убеждал его подписать данные им ранее признательные показания. Заметим, кстати, что никаких свидетельств о «пытках», которыми якобы «выбивали» у Мерецкова его признания и о которых он будто бы рассказывал, на самом деле тоже не существует.

Наконец, действительность признаний К.А. Мерецкова подтверждает и его письмо И.В. Сталину, написанное 28 августа 1941 года. В этом письме он не отрицает своих показаний, а только просит дать ему возможность проявить себя в боевой обстановке. Вот фрагмент этого письма: «В напряжённое время для нашей страны, когда от каждого гражданина требуется полностью отдать себя на защиту Родины, я, имеющий некоторую военную практику, нахожусь изолированным и не могу принять участие в освобождении нашей Родины от нашествия врага. Работая ранее на ответственных постах, я всегда выполнял Ваши поручения добросовестно и с полным напряжением сил. Прошу Вас ещё раз доверить мне, пустить на фронт и на любой работе, какую Вы найдёте возможным дать мне, доказать мою преданность Вам и Родине».

Сталин и здесь благожелательно отнёсся к Мерецкову: несмотря на улики, он поверил в его искренность и распорядился о его освобождении и восстановлении в прежнем звании генерала армии.

ЭТО, ПОЖАЛУЙ, и все известные факты о деле Мерецкова и возможные умозаключения на их основании. А теперь предоставим слово самому Кириллу Афанасьевичу. Не об аресте и следствии — об этом он не написал никогда ни единого слова. Но, с учётом изложенного, в высшей степени интересно его последующее отношение к Сталину. Вот об этом в его мемуарах (Мерецков К.А. На службе народу. — М.: Политиздат, 1968.) сказано, причём всё выдержано в духе предельной корректности и благодарности за постоянное внимание, способствовавшее его работе на ответственных постах.

Выразительно на своём примере маршал показывает, как заботливо относился Сталин к командным кадрам. На совещании в августе 1940 года он сказал, что Б.М. Шапошников стал часто болеть и надо бы его заменить на посту начальника Генерального штаба. Мерецков пишет, что была предложена его кандидатура, но он стал отказываться, ссылаясь на недостаток опыта для такой сложной работы. Автор продолжает:

«— Вот что, — сказал Сталин, — мы с вами условимся так: вы приступайте сейчас, немедленно к работе, а как только подберём другую кандидатуру, заменим вас. Обижать вас не станем, вы получите соответствующее назначение».

На совещании в январе 1941 года Сталин, пользуясь присутствием Мерецкова, говорит:

«— Товарищ Тимошенко просил назначить начальником Генерального штаба товарища Жукова. Давайте согласимся.

Возражений, естественно, не последовало. Доволен был и я. Пять месяцев тому назад И.В. Сталин при назначении моём на тот же пост обещал заменить меня, когда найдёт подходящую кандидатуру. И вот он сдержал обещание, я возвратился на должность заместителя наркома обороны и опять погрузился в вопросы боевой подготовки войск».

Вспоминая уже военные годы, Мерецков пишет о том, как работал Верховный Главнокомандующий, убедительно разоблачая хрущёвский вымысел, будто Сталин руководил военными операциями по глобусу: «Ничего более нелепого мне никогда не приходилось читать. За время войны, бывая в Ставке и в кабинете Верховного Главнокомандующего с докладами, присутствуя на многочисленных совещаниях, я видел, как решались дела. К глобусу И.В. Сталин тоже обращался, ибо перед ним вставали и задачи такого масштаба. Но вообще-то он всегда работал с картой».

И далее: «Сталин предпочитал общаться с людьми, когда это было возможно, лично. Мне представляется, что делал он это по трём причинам. Во-первых, в ходе личной беседы можно лучше ознакомиться с делом. Во-вторых, Сталин любил проверять людей и составлял себе мнение о них из таких встреч. В-третьих, Сталин, когда он хотел этого, умел учиться у других. В годы войны это качество проявлялось в нём очень часто».

За всю жизнь Мерецков не сказал о Сталине ни одного худого слова, отзывался о нём всегда только положительно.

ИТАК, четыре великих гражданина великой Советской державы с похожими судьбами. Все четверо арестовывались при Сталине и были под следствием, двое были приговорены к заключению — в исправительно-трудовых лагерях и в режимном конструкторском бюро. Трое (кроме Рокоссовского) признали справедливость обвинений.

Но, по-моему, главное, что было общим для них всех, так это — чистая совесть. Никто из них не отказался потом от своих показаний, никто не врал, что эти показания «выбивались» пытками. Наконец, все они впоследствии, общаясь непосредственно со Сталиным, относились к нему с искренним уважением и даже с подлинным благоговением. Как говорится, честь им и хвала!


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пн авг 31, 2020 6:54 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 9094
Кто же лжёт вовсю — разве не Бояков?
№78 (31010)1—2 сентября 2020 года
2 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО, член редколлегии «Правды».

Эта фамилия с некоторых пор уже хорошо известна читателям «Правды». Только вот, к сожалению, ничего хорошего её владелец не олицетворяет. Наша газета в течение почти двух лет опубликовала целый ряд материалов, раскрывающих неприглядную суть персонажа, именуемого Эдуард Бояков.

Первая из этих публикаций появилась в начале декабря 2018 года, то есть сразу же после известия о катастрофе, постигшей Московский Художественный академический театр имени М. Горького — один из самых легендарных театров нашей страны. Да, без малейшего преувеличения здесь произошла настоящая катастрофа! Ведь совершенно неожиданно была лишена должности художественного руководителя МХАТ народная артистка СССР Татьяна Васильевна Доронина, а на её место возведён этот самый Бояков. Про которого в биографической справке правительственной «Российской газеты» как наиболее значимое его деяние отмечалось: «Эдуард Бояков в начале 90-х годов провёл первую в России негосударственную внешнеторговую сделку с нефтью».

Не имеющий ни режиссёрского, ни актёрского образования торговец нефтью вдруг ощутил тягу к искусству и подался… на театральную ниву.

Такое вот дурное знамение времени

Какую же репутацию снискал данный фигурант в новом для себя амплуа до вознесения его во МХАТ? Мягко говоря, мутную. При этом за достаточно продолжительный срок не предъявил он ни одной собственной работы на сцене, которая свидетельствовала бы о явлении нового театрального таланта. Умел витиевато говорить об искусстве, но не создавать его. Ловко находил деньги на всяческие «проекты», но подлинно интересными и значительными спектаклями это не оборачивалось.

Собственно, к 2018 году с Бояковым было всё ясно. Он — эдакое знамение времени, когда отнюдь не талант, а нечто иное становится всё более превалирующим или даже решающим для успеха человека в жизни, в том числе и в искусстве. Недаром же оно у нас так заметно падает за последние десятилетия!

Согласитесь, в советское время бояковым с их художественной бездарностью и непрофессионализмом вряд ли даже могла прийти в голову мысль о руководстве театром. Ни при каком министре культуры — будь то Фурцева, Демичев или Губенко. А ныне?! Оглянитесь вокруг: кому только не вручают столь ответственное творческое дело. Подстать и результаты.

Но всё-таки МХАТ с его великими традициями, казалось бы, должен быть наособицу. Ведь при здравом взгляде было очевидно: отдать его Боякову — это значит обречь на погибель важнейшее направление русского театра, идущее непосредственно от корифеев Станиславского и Немировича-Данченко. Об этом и предупреждала «Правда» в той первой своей статье 2018 года, основываясь на негативном предыдущем опыте назначенца.

Услышали нас тогда? Вняли? Нет!

Кто-нибудь скажет: да вопрос-то был уже решён, назначение состоялось. Действительно, сам министр Мединский вместе с советником президента страны по культуре Владимиром Толстым провели чудовищную операцию. Однако ещё оставалась возможность что-то важное исправить, и на это мы надеялись.

Вспомните, признанному лидеру и многолетнему руководителю МХАТ Татьяне Дорониной изначально предложили стать президентом театра. Вроде бы звучит? Но в том и суть, что «вроде бы».

Должность для МХАТ новая, в уставе театра её нет. Стало быть, всё зависело от того, какие полномочия будут заложены в это понятие. Доронину убеждали, что «три богатыря» (кроме Боякова, ещё режиссёр Пускепалис и писатель Прилепин) назначаются ей в помощь и поддержку. Только обернулось совсем по-другому! Обманом обернулось.

Помню, какой шок пережили все болеющие за МХАТ на пресс-конференции, где заместитель министра культуры Виктор Степанов впервые огласил формулировку театрального устава о должности президента. Все поняли: настоящих полномочий, чтобы реально влиять на творческую жизнь коллектива, у Дорониной не будет никаких. Должность фактически формальная, чисто декоративная!

До чего же взъярился зам. министра, когда я во всеуслышание сказал об этом. Захлёбываясь, произнёс он гневную тираду, а поскольку и другие начали высказываться в критическом духе, вообще покинул зал.

Если бездарность берёт верх

Итак. Бояков добился своего. Он стал полновластным хозяином великого в прошлом театра. Несоизмеримость того величия и мелкотравчатости внедрённого начальника разительна. Да и вопиющая чужеродность назначенца всему, что исторически определило уникальный характер МХАТ, неимоверно режет глаза. Однако он правит и правит — скоро уж два года.

Изумительно! Для меня тут два главных вопроса. Первый — к самому Боякову, психологический: это какой же сдвиг по фазе надо иметь, какое аномально раздутое самомнение, чтобы считать себя здесь на своём месте? А второй вопрос — к министерству культуры РФ, которое, являясь учредителем театра, на это место Боякова возвело: сколько же можно терпеть происходящее?

О происходящем многие мои читатели, они же зрители МХАТ, знают. Возмущаются. Называют это разрушением любимого театра. Пишут в минкультуры, требуя действенных мер, чтобы разрушение остановить. И что же? До сих пор получали в ответ лишь пустые отписки.

А мы в «Правде» даже после самых тревожных выступлений о развитии событий во МХАТ вообще ничего из министерства не получали. Бояков демонстративно оскорблял великую Доронину уничтожением посвящённой ей юбилейной фотовыставки, а затем и всех других следов её руководства театром. Снимал лучшие спектакли, поставленные при ней и лично ею, заменяя их низкопробным непотребством типа скандально прогремевшего «Последнего героя».

Ну а те, кто выражал недовольство такой репертуарной политикой и другими недостойными действиями худрука, выдавливались из театра, лишались ролей и денег. Более десятка ведущих и молодых актёров добиваются сейчас правды в судах, 27 человек из труппы не подписали контракты с новым руководством, вызвав к себе предельно неприязненное отношение…

Короче, многое требовало вмешательства министерства культуры, однако его не было. В конце концов наша редакция обратилась к министру Владимиру Мединскому с предложением о встрече, чтобы обсудить ненормальное положение, создавшееся во МХАТ, и рассказать читателям «Правды» о позиции министерства. Такая встреча нам была обещана.

Увы, получилось в соответствии с известной пословицей насчёт того, что обещанного три года ждут. До трёх лет, правда, в данном случае не дошло: Мединский перестал быть министром раньше. Его сменила, как известно, Ольга Любимова.

И вот наступает день, когда на основании писем верных поклонников театра Татьяны Дорониной и читателей нашей газеты в «Правде» за 14—17 августа 2020 года появляется публикация под знаковым заголовком «К Боякову во МХАТ пришла серьёзная проверка».

Как откликнулись на новость

Проверка к Боякову пришла из министерства культуры. Хочется воскликнуть: наконец-то! Серьёзной её назвали авторы писем — это значит, что такова их надежда. Чем на деле всё окажется, мы скоро узнаем. Пока же я счёл необходимым кратко прокомментировать отклики на опубликованный материал, особенно заявление пресс-службы Боякова.

Откликов последовало много. И на различных сайтах, и в прессе, и на телевидении. Хотя предусмотрена проверка лишь финансово-хозяйственной, а не творческой деятельности нынешнего руководства МХАТ, авторы писем в «Правду» и здесь отметили немало такого, мимо чего равнодушно пройти никак нельзя.

Вот, скажем, договор на 600 тысяч рублей, который худрук театра Эдуард Бояков заключил с индивидуальным предпринимателем Марией Кублановой. В техзадании к этому контракту значится «сбор информации о порядке взаимодействия между помощниками, схеме документооборота между подразделениями, о порядке коммуникации помощников и руководителей со службами и подразделениями заказчика, порядке составления проектов нормативных актов». А ещё — «сбор информации о порядке организации информационной политики заказчика, о формировании имиджевой политики учреждения».

Ох-ох! Непролазно суконный язык бюрократии. Но авторы писем в нашу редакцию всё же разобрались: 600 тысяч рублей расписано индивидуальному предпринимателю за исполнение должностных обязанностей самого Боякова. С какой же стати? Может, контракт этот — просто фикция?

А какой смешной договор заключён исполнительным директором МХАТ Татьяной Ярошевской с ещё одним предпринимателем — Н.Г. Суворовым. Ему положили более 200 тысяч рублей за то, чтобы «нумеровать страницы; следить за наличием чая, кофе, лимонов, сахара, воды, мёда; включать компьютер руководителя» и т.п. Вершина обязанностей — «скреплять распечатанные документы зажимом (не скрепкой), небольшие документы не скреплять степлером без отдельной просьбы руководителя».

Конечно, в опубликованных откликах авторы не упустили возможность поиронизировать над подобными пассажами. А что же Бояков и его приближённые?

«В пресс-службе МХАТ имени Горького заявили, что все изложенные доводы являются ложью». (Это можно прочитать на сайте Znak.com)

Каково! Ложью — и всё. Но ведь главные «доводы» в статье исходят не от авторов писем в «Правду» и не от редакции, а от самих нынешних руководителей МХАТ — худрука Э. Боякова и исполнительного директора Т. Ярошевской.

Это сочинённые и подписанные ими документы процитированы в газете, а выложены все они на сайте государственных и муниципальных закупок, где обязательно отображение тех контрактов, которые превышают 100 тысяч рублей.

Так кто же лжёт? Газета «Правда» или — в какой уже раз! — Бояков?


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Сб сен 12, 2020 11:12 am 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 9094
Самого лучшего любимой Татьяне Васильевне!

№83 (31015) 11—14 сентября 2020 года
7 полоса
Автор: Правда.

У неё много истинных друзей, миллионы по всей стране. Можно сказать так: для народа нашего народная артистка СССР Татьяна Васильевна Доронина — одна из любимейших.
Друзья, как известно, познаются в беде. Жизнь подтверждает это и в крайне тяжкой ситуации, которая постигла ныне Татьяну Доронину и руководимый ею много лет МХАТ имени М. Горького. Первыми на защиту их от чудовищной несправедливости поднялись именно друзья — верные зрители.
К нам в редакцию «Правды» пришли от них за последнее время сотни писем. Многие были опубликованы. А голос борцов за МХАТ и Доронину как достойное воплощение отечественной культуры продолжает в письмах звучать и звучать.
Некоторые из них мы решили напечатать сегодня, в канун дня рождения Татьяны Васильевны — 12 сентября.
И, конечно, «Правда» от души присоединяется к поздравлениям выдающейся подвижницы отечественной культуры.
Виктор КОЖЕМЯКО,
член редколлегии «Правды».
Спасибо за подлинное воспитание молодёжи!
Что же для меня долгое время был МХАТ им. М. Горького? Второй дом! К замечательному дню рождения замечательной актрисы и режиссёра, великого Гражданина России народной артистки СССР Татьяны Васильевны Дорониной позвольте поделиться своими мыслями о том, за что я и многие другие благодарны ей.
Как и у многих, первое моё появление в зале МХАТ было на «Синей птице», но настоящим театралом я стал чуть позже. Второй раз привела меня во МХАТ им. М. Горького в 1994 году учительница литературы, смотрели только что вышедший «Обрыв». Тогда я ещё не знал, насколько «заболею» этим завораживающим театром, а «Обрыв» посмотрю много раз с разными составами и даже провожу в небытие этот спектакль.
Но с тех пор началось жадное поглощение всего репертуара. Именно жадное и именно поглощение, так как спектакли МХАТ им. М. Горького под руководством Т.В. Дорониной восхищали все без исключения. Учителя литературы водили нас, тогдашних школьников, в этот уникальный театр, если выражаться модными ныне формулировками, как в интерактивное учебное пособие!
Наши учителя знали, что на сцене театра Дорониной не исказится классика, не будет извращён замысел автора, не прозвучит грубое, а тем более матерное слово. Была твёрдая уверенность: зрители увидят высококачественную работу режиссёра, актёров, художников и всех других сотрудников театра, а средства, выделенные государством и собранные с продаж билетов, пойдут не на самопиар в СМИ или полёты в бизнес-классе в Индию, а на изготовление восхитительных живописных убранств сцены, мебели и реквизита, костюмов…
Да, Татьяна Васильевна Доронина с честью несла основную обязанность руководителя федерального учреждения культуры — она воспитывала молодёжь! Воспитывала в подлинной любви к нашей Родине — России, любви к Человеку. Не всем, в том числе власть имущим от культуры, нравилось, что на сцене МХАТ им. М. Горького грязным и чёрным человеческим поступкам, всяческим порокам не находилось оправдания, а лжецы и подонки не выставлялись героями. Татьяне Васильевне приходилось, как на поле битвы, отстаивать эти нравственные позиции, отстаивать свой театр!
Результатом этой титанической её работы, этого неодолимого сопротивления стало подлинное воспитание в духе истинного патриотизма, добра и справедливости десятков тысяч молодых граждан России.
И я подчеркну: именно молодёжь в основном отстаивает с декабря 2018 года право МХАТ им. М. Горького на талантливого художественного руководителя, которого назначат с обязательного одобрения Татьяны Васильевны Дорониной! Мы уверены, что построенный ею театр выйдет из того ада, в котором он сейчас находится. Почему мы уверены? Потому что нас воспитала Татьяна Васильевна Доронина!
Наши деды Россию и Европу от фашизма спасли. А мы обязаны спасти НАШ МХАТ! И мы — не дрогнем и не согнёмся «как непотребное нечто к ногам тех, кто так или иначе многое определяет в сегодняшнем дне».
Дорогая Татьяна Васильевна! Спасибо Вам огромное за Ваше воспитание. С днём рождения! Крепчайшего Вам здоровья и всего самого лучшего. Мы с Вами!
С уважением
Владимир ТАЛИСМАНОВ,
преподаватель.
г. Москва.
Пример непреклонной стойкости для всех
Дорогая, уважаемая Татьяна Васильевна!
Примите искренние поздравления с днём Вашего рождения. Желаю Вам здоровья, радости, любви.
Благодарю Вас за Вашу непреклонную стойкость и веру. Вы всегда для меня, как и для многих-многих других, являетесь примером достойного поведения.
Долгих Вам лет, вдохновения и веры в людей, несмотря ни на что. Мы, любящие Вас, надеемся вопреки невзгодам: всё ещё будет хорошо!
Марина Фёдоровна КРЕТОВА.
г. Красноярск.
Огромное дело — Русский дом
Довольно-таки много лет прошло с того момента, когда МХАТ имени М. Горького, что на Тверском бульваре, отмечал некий юбилей. До начала торжества в фойе театра я встретил знакомого журналиста по фамилии Крутов. В то время на одном из телеканалов была программа под названием «Русский дом», которую он вёл. А разговорились мы с ним на сей раз, естественно, о театре Татьяны Дорониной.
Когда же потом нашей делегации от Малого театра предоставили слово для поздравления, не преминул я вспомнить ту телепрограмму и сказал, что мне бы хотелось назвать МХАТ имени М. Горького, которым руководит Татьяна Васильевна Доронина, этим знаменательным именем — Русский дом.
Ибо всё говорит за это. Вся жизнь этого дома-театра, который сумел выстоять в непростое время 90-х годов, сохранив и творческие традиции, и репертуар, и труппу, радуя зрителей отличными спектаклями.
Спасибо этому Русскому дому. Спасибо великой актрисе и Человеку Татьяне Васильевне Дорониной.
Иным МХАТ просто не может быть, не имеет права.
Юрий КАЮРОВ,
актёр Государственного
академического Малого театра,
народный артист России.
Исправьте ошибку!
На страницах «Правды» идёт разговор о том, как разрушают один из лучших театров страны — МХАТ имени М. Горького, который последние 30 лет пестовала и защищала наша великая современница, художественный руководитель этого театра Т.В. Доронина. Приближается её день рождения, и я от души желаю ей всех радостей жизни, а себе желаю снова увидеть Татьяну Васильевну во главе её детища.
С детских лет я привык слушать по радио передачу «Театр у микрофона». Бывало, топишь печку, на улице мороз, а ты слушаешь спектакль, например, «Три сестры», «На дне», «Любовь Яровая», «Оптимистическая трагедия», «Город на заре»… Слушаешь — и представляешь актёров. Сказочные были времена!
До армии я работал в две смены, поэтому утром на десятичасовой сеанс можно было сходить в кино за 25 копеек, а вечером — от 30 до 50 копеек. Мы ходили обычно в «Перекоп», «Уран» или «Форум». Там по вечерам в фойе играл маленький оркестр или певица в длинном платье, наверное, бархатном, под фортепьяно пела песни. Потому люди ходили в кино нарядные, как на праздник. Сегодняшние мои молодые современники думают, что это выдумка.
И вот, вслед за другими самыми любимыми нашими артистами, как настоящая звезда, появляется Татьяна Доронина! Говорили, что она родня Виталию Доронину из «Свадьбы с приданым». Оказалось, нет, но покорила она всех ещё больше.
У меня в цехе можно было тогда приобрести билеты в любой театр, даже в долг. От профсоюзов. Когда Доронина переехала из Ленинграда в Москву, многие стали выделять спектакли, где она играла. А потом самым привлекательным стал для нас руководимый ею театр. Особенно после 1991—1993 годов. Для меня Татьяна Васильевна стала символом настоящего советского человека, так же как Н. Губенко, как фронтовики Ю. Бондарев и В. Бушин.
Но что сейчас происходит с её театром? Просто ужасно это видеть! Новоназначенный худрук по фамилии Бояков уничтожает всё, чем был дорог нам доронинский МХАТ.
Задаюсь вопросом: что это, его назначение, — ошибка или злой умысел? Склоняюсь к последнему. Но если даже допущена столь роковая ошибка, её как можно скорее надо исправить!
Я уверен, что тысячи людей присоединятся к этому моему требованию. И пожелают крепкого здоровья, творческих успехов «лучшей девушке Москвы и Московской области». Нашей великой поборнице за подлинную культуру, нашей русской, советской Татьяне Васильевне Дорониной.
О.А. ПРУДНИКОВ,
токарь, ветеран отечественного станкостроения.
г. Москва.
Верим в победу
12 сентября — день рождения Татьяны Васильевны Дорониной. Великой актрисы, несгибаемого руководителя МХАТ им. М. Горького, красивой, сильной, умной женщины. Вся её жизнь — бесконечная преданность выбранному делу — театру и служение России, людям, народу.
В нынешний сложный для Татьяны Васильевны момент хочется попросить у неё прощения за то, что мы все, миллионы любящих её и МХАТ им. М. Горького, не смогли помочь сохранить этот уникальный театр, который она оберегала от всего плохого 30 лет, не обращая внимания на крики недоброжелателей со всех сторон, продолжая идти своим путём. Мы, миллионы россиян, не смогли донести до правящих властей то, что МХАТ им. М. Горького — это бесценное достояние всей России, поэтому переформатировать его в некое сомнительное развлекательное заведение, ночной клуб — преступление перед народом, перед страной, перед будущими поколениями.
Прошло почти два года по-сле смены худрука МХАТ им. М. Горького, но никаких шедевров новое руководство театра создать так и не смогло. И никаких экономических его побед не видно, так как зрителей стало гораздо меньше. При этом государство стало тратить на театр бюджетных средств гораздо больше, чем в бытность Татьяны Васильевны Дорониной. А главное — уничтожены лучшие спектакли, и зрители потеряли возможность увидеть любимых артистов в любимых постановках в любимом театре. Россия и Москва потеряли ещё один достойный драматический театр!
Однако мы очень надеемся, что Татьяна Васильевна и в этот раз сумеет выстоять против произвола чиновников, против предательства некоторых близких ей людей, а всенародная любовь поможет ей в этом. И именно в этом будет её и наша победа. Многие высоко ценят и всегда будут ценить тот дар, что принесла нам и, надеемся, ещё сможет принести Татьяна Васильевна Доронина. Но и не забудем имена разрушителей России, её культуры. Будущее нас рассудит.

Лидия ФОМИНА,
председатель Московской
городской территориальной
организации Российского
профсоюза работников культуры.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Ср сен 16, 2020 8:57 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 9094
Опять зарвались ненавистники
№85 (31017) 17 сентября 2020 года
1 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Великая любовь не рождается по приказу и не отменяется властным распоряжением. Таково неизбывное чувство трудового народа к своему революционному вождю, живущее в сердцах миллионов, несмотря на все роковые испытания последних десятилетий. Но мы знаем: рядом с народной любовью существует и патологическая ненависть.

НА ПЕРВОЙ СТРАНИЦЕ предыдущего номера, который вышел во вторник, «Правда» опубликовала интервью Председателя ЦК КПРФ, руководителя фракции КПРФ в Государственной думе Г.А. Зюганова радиостанции «Говорит Москва». Оно как раз о ненавистниках, и заголовок его прозвучал тревожно: «Руки прочь от Мавзолея В.И. Ленина!»

Бить тревогу в связи со злонамеренными покушениями на святыню нашей памяти лидеру коммунистов приходится далеко не впервые. Чем же было вызвано это теперь?

О, ход гробокопатели придумали прямо-таки иезуитский. Ни с того ни с сего, как говорится, Союз архитекторов РФ вдруг объявляет конкурс… на использование здания Мавзолея без тела Ленина! Каково? Даже словечко для определения своей по сути бандитской акции постарались найти маскировочное, как бы нейтральное, в духе времени: реиспользование Мавзолея.

И правительственная «Российская газета» немедленно такую хитрость подхватывает. Дескать, никакой политики тут нет, это всего лишь творческий конкурс. А заголовок под рубрикой «Каким будет новый образ Мавзолея Ленина» можете себе представить: «АРХИВАЖНО»!

Вот так, оказывается, нет ничего важнее, чем расправиться с усыпальницей великого народного вождя.

Однако автор правительственного издания вынужден признать: «Хотя в самом объявлении о конкурсе не говорилось ни о возможном сносе Мавзолея, ни о выносе тела, реакция была мощной».

Да, именно мощной! А вы-то как думали? На что рассчитывали? Мол, народ ничего не поймёт или всё проглотит?

Нет, даже при самой массированной, более чем тридцатилетней обработке мозгов у наших соотечественников антикоммунистами и антисоветчиками, лениноедами и десталинизаторами извратить память всех не получилось. Не удалось добиться поголовного предательства нашего славного прошлого. Отсюда и та мощная реакция на очередной провокационный выпад, которая сильно озадачила не только правительственную газету, но и, по всему судя, саму нынешнюю власть.

Вынуждены были всерьёз задуматься и — пойти в конце концов на попятную! Иначе трудно объяснить информацию, появившуюся буквально по горячим следам происшедшего. Руководитель Союза архитекторов РФ Николай Шумаков сообщил «Интерфаксу»: «Мы отменили проведение конкурса. Нас обвиняют во всех грехах… Очень много негатива».

Уточнив, что в ближайшие годы проведение такого конкурса уже не планируется, Шумаков принялся тем не менее снова повторять свои оправдания. И до чего договорился? «Мы пытаемся архитектурно осмыслить, как можно использовать Мавзолей в той самой ситуации, когда всё-таки через 50 лет тело Ленина вынесут».

Вот вам и ещё один сюрприз: срок называет — «через 50 лет»! Интересно, кто же этот срок определил? Вряд ли сам глава архитекторов, наверное, кто-то гораздо повыше…

Давайте им скажем: не загадывайте, господа. Скорее всего, не вам, и даже не через 100 или 200 лет, придётся решать вопрос об отмене народной памяти. Она — навсегда.

Повторим главное вслед за руководителем КПРФ: «Мавзолей и Красная площадь — это прежде всего гордость нашей великой советской эпохи. Рассматривать любое сооружение в отрыве от того, с чем оно связано, — никто не имеет права. Решение о захоронении Ленина было принято на съезде и одобрено всеми Советами Российской Федерации. Это решение отцов и дедов — оно для меня священно. Мавзолей является не просто архитектурным объектом, он символ великой государственности».

Пусть и остаётся неприкасаемо священным, хранимым народной любовью к Ленину.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт сен 17, 2020 8:52 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 9094
Книга вступает в борьбу
№86 (31018) 18—21 сентября 2020 года
1 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Поздравим замечательного коммуниста, гидростроителя и писателя Олеся Грека с завершением нового документального труда

ЭТУ КНИГУ вскоре после выхода в свет привезла к нам в редакцию «Правды» Тамара Сергеевна Волкова. Сейчас она москвичка, но комсомольская юность её неразрывно связана с одной из великих советских строек в Сибири — Саяно-Шушенской ГЭС. И нетрудно понять взволнованную радость участницы той эпопеи, когда прочитала честный, доскональный и талантливый рассказ о ней своего давнего товарища Олеся Грека под названием «У подножия Саян».

Ну, конечно же, Тамара Сергеевна совершенно верно поняла: значение этого труда выходит далеко за пределы тех, кому лично посчастливилось воздвигать на Енисее крупнейшую гидроэлектростанцию нашей страны. В «Правду» она обратилась как раз потому, что сочла нужным привлечь внимание к новому изданию как можно больше читателей, особенно молодых. Зачем?

О, тут очень важный мотив, который все мы должны понимать! В течение трёх последних десятилетий новоявленная российская власть и её пропаганда предпринимают самые разнообразные способы, чтобы максимально извратить и очернить в массовом сознании наше советское прошлое. Что необходимо активнее противопоставлять фальсификаторам? Правду об этом великом прошлом.

Вот в борьбу за советскую правду вступает и сердцем написанная новая книга Олеся Грека. Следует подчеркнуть, что это поистине замечательный человек, достойно представляющий эпоху строительства социализма. Украинец, родившийся в Запорожье, он начинал свой трудовой путь рабочим. Добывал железную руду в Кривбассе, будучи машинистом подземного электровоза и проходчиком шахты «Центральная». А затем, окончив факультет журналистики Киевского университета им. Т.Г. Шевченко, с 1962 года становится сибиряком.

Как и многих, неудержимо потянули к себе комсомольца Грека могучие сибирские стройки. И он едет туда, становится сотрудником многотиражной газеты «Огни Енисея», издававшейся управлением «КрасноярскГЭСстрой».

Здесь он пишет о строителях, но этого ему недостаточно, и Олесь одновременно сам приобретает специальность гидростроителя. После этого уже на различных инженерно-технических должностях участвует в сооружении Красноярской, Саяно-Шушенской и Майнской ГЭС, а также гидроузла «Хоабинь» во Вьетнаме.

Вместе с тем строитель остаётся журналистом и писателем. Вполне естественно, что многие из написанных им книг посвящены людям, с которыми рядом, плечом к плечу, он трудился все эти годы. Пожалуй, самым значительным среди его изданий надо признать только что вышедшее.

Мы, я уверен, ещё не раз вернёмся к нему и к прекрасной личности его автора в нашем разговоре на страницах «Правды» о советских людях и нынешнем времени. А пока публикуем заметки Тамары Волковой о книге Олеся Григорьевича Грека «У подножия Саян».


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт сен 24, 2020 10:10 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 9094
Вы хотите видеть и слышать Сталина?
№89 (31021) 25—28 сентября 2020 года
6 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Приходите в Малый театр на «Большую тройку»

Этот новый спектакль на сцене Малого театра можно назвать сенсационным уже потому, что среди трёх его главных героев — Сталин. Более того, он здесь воспринимается как самый главный персонаж. А много ли таких спектаклей идёт сейчас в театрах нашей страны?

То-то и оно. В Москве, по-моему, ни одного. И это не только сейчас, сегодня. Тенденция давняя и почти нерушимая: в театрах на сталинскую тему — табу.

Исключения редки. Из виденного могу вспомнить только интересную постановку Юрия Горобца по мотивам произведений писателя Виктора Некрасова под названием «Как мы со Сталиным пропивали Сталинскую премию» — на малой сцене МХАТ им. М. Горького (доронинского!). В этом же театре Татьяна Васильевна Доронина предприняла попытку представить «Батум» Михаила Булгакова, но, к сожалению, по разным причинам начатое в труднейшем 1991-м до конца довести не получилось.

Подступался несколько позже к спектаклю о Сталина с пьесой Владимира Малягина и Малый театр. Насколько я знаю, действие должно было происходить в начале Великой Отечественной, во время битвы за Москву, а главную роль хотел сыграть сам Юрий Соломин. Увы, тогда тоже не задалось.

И вот годы спустя Малый вновь обратился к Сталину. Совсем другая пьеса, иной режиссёр, не те исполнители. Однако интерес к выдающемуся историческому образу, видимо, в театре сохранился. Думаю, прежде всего поэтому 3 сентября сего года, в 75-ю годовщину советской Победы над Японией и окончания Второй мировой войны, здесь состоялась премьера спектакля под названием «Большая тройка (Ялта-45)». Замечу: встреченная зрителями с явным ожиданием и вниманием, а в итоге, судя по реакции зала, — с преобладающей благодарностью.

Со стороны виднее?

Начинать наш разговор надо с пьесы, которая в основе спектакля. Предполагаю, многие будут очень удивлены, узнав, что автор её — швед. Да-да, Лукас Свенссон, взявшийся в драматургической форме воссоздать страницы знаменитой Ялтинской конференции глав трёх союзных держав, которая проходила 4—11 февраля 1945 года.

Говорят, собирая материал для своей пьесы, Свенссон много работал в архивах. Может быть. Не исключено и открытие им каких-то подробностей, деталей, которые помогли живее передать атмосферу тех дней и характеры участников судьбоносного события. Особенно если учесть, что действие спектакля происходит не только за столом официальных переговоров, но и во время ночных конфиденциальных встреч по двое, с глазу на глаз.

Однако стержнем происходящего всё равно остаётся напряжённейшее столкновение глобальных государственных интересов, через которое в полном смысле и решаются судьбы будущего послевоенного мира. Что делать с Германией? Какой быть Польше и где пройдут её границы? В чьих зонах влияния будут Югославия и Греция?..

Так вот, ощущая тревогу и настойчивость Сталина, которые, например, заставляют его снова и снова выдвигать злосчастный «польский вопрос», поневоле думаешь: неужели для шведа это оказалось важнее, чем для нас? Во время той войны Швеция — одна из немногих нейтральных стран, а наша-то горела в огне. Но вот швед написал эту пьесу, а наши драматурги — нет. Почему же? В чём дело?

Давайте признаем: ситуация не просто парадоксальная, а совершенно ненормальная. Об одной из величайших личностей отечественной истории, о руководителе страны в течение почти тридцати лет, с которым неразрывно связана и наша Великая Победа, в год её 75-летия не находится достойного отечественного произведения для постановки на сцене. До чего же докатились!

Не знаю, что больше всего побудило шведского автора взяться за эту тему. Но уверен, сознание огромной всемирной значимости Ялты-45 в данном случае непременно присутствовало. Факт реально состоявшегося исторического события никому не дано отменить. И участие в нём Сталина — тоже, при любом к нему, Сталину, отношении.

Сталинским апологетом Свенссона вряд ли кто-нибудь воспримет. Хотя бы потому, что он постарался дать в своём сочинении знаки верности «обязательным» признаком характеристики советского вождя, которые издавна внедряются в общественное сознание ярыми антисталинистами.

Скажем, туманная история с письмом и последующей гибелью жены его помощника (в пьесе он назван Алексеем) должна иллюстрировать подозрительность, коварство и жестокость Сталина. А нелепая пляска того же Алексея перед вождём в духе театра абсурда — для чего она? Конечно, для демонстрации царящего вокруг Сталина безумного угодничества.

Подобные пассажи пьесу, конечно, не улучшают. Но, к счастью, они не довлеют в содержании спектакля. И это безусловная заслуга театра, стремившегося по возможности исправить или компенсировать наиболее существенные недостатки драматургического материала. Ведь постановщик спектакля — народный артист России Андрей Житинкин проделал кардинальную работу, создав, по договорённости с автором пьесы, собственную её сценическую версию.

Не всё удалось так, как хотелось бы. Не всё вполне удовлетворяет и самих создателей спектакля. Но главное, что, на мой взгляд, придаёт ему особую значимость, — это всё-таки серьёзный в основном подход к образу Сталина. Такой подход, в котором видится определённый разрыв с набившей оскомину карикатурой при его изображении, тотально утвердившейся за последние десятилетия.

От какого наследства надо твёрже отказываться

Карикатура! Да, если говорить обобщённо, то фальшивый сталинский образ, который много лет изо дня в день навязывался народу, следует назвать именно так.

Выше я напомнил, что в театрах Сталин долгое время почти полностью отсутствует. Остерегаются? Не рекомендуют его «сверху»? Зато государственное телевидение со своими фильмами и сериалами, «документальными» и «мемуарными» программами щедро разгулялось на этом поприще.

В самом деле, вряд ли кто возьмётся пересчитать всю «антисталиниану», буквально заполонившую телеэкран. Вспоминайте: «Московская сага», «Дети Арбата», «В круге первом», «Жена Сталина»... Несть числа! И какие маститые актёры потрудились над этим окарикатуриванием: Алексей Петренко и Сергей Юрский, Игорь Кваша и Максим Суханов...

Последний сыграл Сталина в сериале «Дети Арбата». Извините, но я приведу выдержку из тогдашней своей статьи об этом:

«Уже первое появление Сталина ошеломляет. Кто это? Вы понимаете, что он — Сталин, ведь Марк Рязанов по ходу действия направился именно к нему. Но что за чудовище встречает Рязанова в сталинском кабинете? Какой-то уродливый старик (а реальному Сталину в это время всего около 55 лет!), обмотанный непонятной старушечьей шалью и хрипло бормочущий нечто невнятное.

Весь облик и вся манера разговора вызывают впечатление законченного дебила или монстра — «демократы» так любят Сталина величать. То есть актёр Максим Суханов вместе с режиссёром решили максимально, начиная уже с внешнего облика, реализовать на экране эту ходячую «демократическую» формулу. Монстр — так уж монстр!.. Словом, хотели достигнуть физиологического отвращения от этого персонажа — и, пожалуй, достигли».

Вот как декларировал в своих стихах Булат Окуджава установку на каноническое изображение Сталина: «В Дорогомилово из тьмы Кремля, усы прокуренные шевеля, мой соплеменник пролетает мимо. Он маленький, немытый и рябой, и выглядит растерянным и пьющим, но суть его — пространство и разбой в кровавой драке прошлого с грядущим».

Вы спросите: а почему же немытый? Да просто так, это ведь связано с чувством брезгливости, что, собственно, и требуется. А логика или здравый смысл тут ни при чём.

Карикатурная внешность призвана, как считается, отражать интеллектуальное убожество советского лидера (которого многие великие люди планеты называли гением). Мало того, до сего дня в ходу пущенная некогда «утка», будто академик Бехтерев, светило психиатрической науки, высказался о «паранойе Сталина».

Категорически опровергла это внучка знаменитого учёного, тоже академик: «Никакого высказывания не было, иначе бы мы знали... А кому-то понадобилась эта версия».

Опровержение Натальи Бехтеревой было напечатано в еженедельнике «Аргументы и факты» в 1995 году и с тех пор неоднократно цитировалось. Но нет же, вопреки ему продолжают врать!

Нужна по-прежнему эта версия. Кому нужна и зачем — понятно. Однако не пора ли покончить с ней, как и с другими злобными выдумками о великом руководителе великой страны? Не пора ли представить стране и миру реальный его образ, а не карикатуру?

Особая важность и не меньшая сложность

Вернёмся к спектаклю «Большая тройка». Для меня очевидно, что в Малом театре изначально осознавали значимость задачи, за которую взялись. Её особую важность и не меньшую сложность. Отсюда и усилия по переработке пьесы, в чём к режиссёру-постановщику по-своему подключались также другие члены творческой группы, и постоянное внимание к начавшимся репетициям художественного руководителя театра Ю.М. Соломина, и, конечно, определение лучших актёров для исполнения главных ролей.

Трое основных персонажей — и три народных артиста России. В роли Сталина Василий Бочкарёв, президента США Рузвельта — Владимир Носик, премьер-министра Великобритании Черчилля — Валерий Афанасьев. Сразу скажу, что с результатом работы всех их можно поздравить. Добавлю к ним ещё одного народного артиста — Александра Клюквина, великолепно читающего текст «от автора». Его доверительная интонация во многом задаёт тон спектакля.

А складывалась работа общая весьма непросто. К заведомым объективным трудностям присоединилась неожиданная пандемия с её «самоизоляцией» плюс резко ухудшилось здоровье Бориса Владимировича Клюева. Он должен был играть Рузвельта и уже репетировал, но — умер за два дня до премьеры. На следующий день после неё Малый театр хоронил известного своего мастера...

Первостепенный вклад в конечный успех спектакля внёс, наверное, режиссёр А.А. Житинкин. Кроме создания собственной сценической версии пьесы, о чём я уже сказал, он взял на себя и музыкальное оформление постановки, которое получилось точным и выразительным, удачно использовал также документальную кинохронику. Вместе с художником-постановщиком А.Ю. Шаровым нашёл и впечатляющий образ места действия, передающий внутренне напряжённую (до крайности!) атмосферу того, что в данное время здесь происходит.

Вообще-то я должен признаться: поначалу выбор режиссёра для такой постановки меня удивил и даже насторожил. Я видел в разных театрах, включая Малый, много спектаклей Андрея Альбертовича. Разных. Но этот, в моём представлении, по теме от всех прежних совсем далёк. Радуюсь, что скептическое настроение моё не подтвердилось.

Приведу высказывание самого Андрея Житинкина: «Наш спектакль — это история страстей. Самое интересное — то, что происходит за кулисами таких глобальных по своему значению событий, как Ялтинская конференция. Нас волновала внутренняя мотивация наших героев, принимающих судьбоносные решения. Привлекает тайна. Ежедневно переговоры были на грани срыва. Бессонные ночи, адская работа. Мало кто верил, что «большой тройке» удастся договориться, каждый тянул в свою сторону. И это понятно, ведь за их спинами стояли целые государства. Но им троим нужна была победа! И именно этому — Победе — мы посвящаем наш спектакль».

Что ж, всё вроде бы верно. Для шведа, писавшего свою пьесу, и без «вроде бы» так. Но вот для нас самих, для наших зрителей, читателей, всех соотечественников высказанное хочется продолжить.

Действительно, за спиной каждого участника этой ответственнейшей международной встречи — своё государство, своя страна. Цели и задачи во многом не совпадают. А то и противостоят друг другу. Разумеется, нам интересно проникнуть в логику и психологию британского и американского лидеров. Однако позиция советского руководителя, сталинское умение отстаивать её — интереснее всего для нас.

Ведь не сорвалась конференция в решающей степени благодаря дипломатии Сталина. И даже появилось выражение: «Ялтинский консенсус». А при этом по самым острым вопросам (таким как польский) Сталин сумел добиться своего. На Западе даже утвердилось мнение, что советский вождь обыграл своих партнёров.

В спектакле всё это есть. Так не к Сталину ли в первую очередь стоит привлекать внимание потенциальных зрителей, которым адресуют свои обращения представители театра?

Не культ личности, а подлинная роль

Впрочем, я надеюсь, и без дополнительных рекламных ухищрений именно Сталин будет всё больше притягивать людей на этот спектакль. Рузвельт и Черчилль здесь тоже очень живые, причём любопытно вот что: и они, и Сталин портретно на своих прототипов мало похожи. Между тем довольно быстро начинаешь верить: да, это они. Видимо, тот случай, когда про талантливого актёра, будь то В. Носик или В. Афанасьев, говорят, что он «нутром берёт».

И в первую очередь это хочется сказать про Василия Бочкарёва, которому выпало предстать в образе вождя Советского Союза. Убеждает! Хотя местами спотыкаешься на тех негативных рудиментах в драматургическом материале, о которых мною уже сказано.

Как потом выяснилось, эти досадные места не приемлет и Василий Иванович Бочкарёв, что меня искренне обрадовало. Разумеется, я всё время думал: а как сам очередной исполнитель роли Сталина относится к Сталину? Первое признание ведущего артиста Малого театра на сей счёт услышал по телеканалу «Культура». Вот оно:

«Фигура очень мощная. И мне лично, русскому человеку, в свои без малого 78 лет обидно, что мы так легкомысленно относимся к таким личностям в истории, как Иосиф Виссарионович. При всей сложности».

Отзыв краткий, поскольку прозвучал в информационной программе «Новости культуры», но, согласитесь, оценка Сталина выражена достаточно чётко. А последовавшие затем мои разговоры с Бочкарёвым многое в этой его оценке расширили и углубили.

Начиная с того, как он на одиннадцатом году своей жизни вместе со всей школой, в которой учился, встретил известие о кончине вождя. Вспоминает: «В те дни школа пропахла валерианкой. Учителя плакали. Повторялся вопрос: как же мы будем теперь без него?»

Из дальнейших воспоминаний Василия Ивановича я понял, что Сталин давно, задолго до работы над новым спектаклем, занял большое место в его размышлениях. Артист не упрощает ни личность своего героя, ни то время, когда этот человек принял на себя ответственность за страну. «Гигантскую ответственность! — говорит Бочкарёв. — И постоянное ощущение её было в нём, по-моему, основополагающим. Во всяком случае именно это особенно стараюсь я передать зрителям».

Отсюда же обида и боль за сегодняшнюю вопиющую несправедливость по отношению к руководителю страны, народа, армии: «Как это можно — праздновать Великую Победу без упоминания Верховного Главнокомандующего?!»

В самом деле, чудовищной при трезвом осмыслении видится утвердившаяся формула: «Победили не благодаря, а вопреки Сталину». Да хотя бы та же Ялтинская конференция и весь путь к ней разве не свидетельствуют о колоссальной личной роли советского вождя в достижении нашей Победы?

Чтобы убедиться в этом, достаточно прочитать переписку Сталина с Рузвельтом и Черчиллем в годы войны. И это ведь лишь одна, международная, грань необъятной сталинской деятельности во имя Победы. Но знают ли о ней, как и о многом-многом другом, нынешние молодые? Вопрос риторический.

Огромная уродливая карикатура заслонила для целых поколений истинный образ Сталина. В такую же карикатуру превращён и Ленин. Получается, что Отечество отреклось от величайших своих сынов. А мы после этого — становимся лучше, сильнее? Тоже, по-моему, риторический вопрос.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 426 ]  На страницу Пред.  1 ... 7, 8, 9, 10, 11

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 13


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB