Высокие статистические технологии
http://orlovs.pp.ru/forum/

Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
http://orlovs.pp.ru/forum/viewtopic.php?f=9&t=1110
Страница 10 из 10

Автор:  Проф.А.И.Орлов [ Ср фев 27, 2019 7:43 pm ]
Заголовок сообщения:  Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко

Выражая правду своего времени
№22 (30809) 28 февраля 2019 года
4 полоса
Автор: Правда.

15 марта — 95 лет выдающемуся русскому, советскому писателю Юрию Бондареву

Мне выпало счастье за последние три десятилетия довольно много общаться с Юрием Васильевичем Бондаревым, беседовать с ним и некоторые из этих бесед публиковать на страницах «Правды».

Прямо надо сказать: время это для нашей страны оказалось труднейшим. Именно так воспринимал его вместе с абсолютным большинством народа и советский писатель-коммунист Юрий Бондарев. Именно так запечатлел годы предательской «катастройки» и буржуазных «реформ» в своём творчестве. И, конечно же, горькие размышления о времени небывалых народных бедствий буквально пронизывают его беседы для «Правды» этих лет, фрагменты из которых я здесь представляю.

Сейчас опять поднялась «сверху» волна восхваления 1990-х, чему служит и ширящееся сооружение так называемых Ельцин-центров — во славу одного из главных разрушителей великой Советской страны. Молодёжи, которая уже не застала тех катастрофических лет, внушают, что это было якобы самое благодатное и счастливое время в нашей истории.

Для кого-то — да. Но для кого? Для шайки предателей и мошенников, грабителей и убийц. Ну ещё, разумеется, для тех, кто их обслуживал, всячески поддерживал, развлекал, помогал новоявленным «хозяевам жизни». Вот у них (это так!) был сплошной и упоительный праздник.

Для честных же и праведных наступило время трагедий. Об этом новые поколения узнают не из Ельцин-центров, а из потрясающего романа Юрия Бондарева «Бермудский треугольник» и его же повести «Без милосердия», опубликованных впервые в журнале «Наш современник».

Нет сомнений, что у них будет долгая жизнь, как бы ни пытались определённые силы замолчать или оклеветать свидетельства совестливого художника. Людям нужна правда, а Юрий Бондарев её видит и говорит.

Он говорит её и в своей публицистике, и в своих «Мгновениях», ставших его каждодневным трудом, и в газетных, журнальных беседах, в том числе адресованных читателям «Правды».

Виктор КОЖЕМЯКО,

обозреватель «Правды».

Куда ведут под уздцы Россию

Виктор КОЖЕМЯКО. Дорогой Юрий Васильевич! Этот наш разговор на исходе ХХ века мне хотелось бы начать с последнего вашего романа, которым творчески вы завершили столетие. Уже само название романа — «Бермудский треугольник», напоминающее о том месте в Мировом океане, где загадочно и бесследно исчезали корабли, несёт в себе пронзительную тревогу. Понимаешь, конечно, что «бермудский треугольник» у вас — это символ случившегося с нами.

А как унижен народ! Не только материально — ещё более духовно. И вымирание его, физическое вымирание, идущее по нарастающей все последние десять лет, опережается уничтожением духовным. Вот у вас в романе, среди острозлободневных размышлений и споров, которые ведут самые различные персонажи, не случайно ведь возникают строки вашего и моего любимого поэта Николая Доризо:

Неужто тот день

на планету придёт

В своём безнадёжном исходе,

Тот день,

когда будет не русский народ,

А память

о русском народе?

Серьёзнейший вопрос, который бьётся, по-моему, в головах у многих, кому не безразлична судьба Отчизны!

Юрий БОНДАРЕВ. В одном письме внимательная читательница пишет мне: «Я прочитала ваш роман и почувствовала такую безысходность, так жалко стало ваших героев, которых я полюбила, что даже заплакала. Потом увидела заметку в «Независимой газете», где говорится, что вы описываете злых людей, а жизнь — «как бардак», и подумала: как глупы и ничтожны защитники ельцинской демократии! Все они лжецы».

В.К. Чувство безысходности. Не у одной читательницы оно возникло. Вы знаете, что «Правда» организовала на своих страницах заочную читательскую конференцию по вашему роману. Во многих письмах её участников говорится о том же. То есть чувство у них сходное.

Ю.Б. Вы хотите спросить, почему же такое впечатление, которое опечалило многих моих читателей? Я почувствовал, что Россия начала терять разум, в конце 1980-х годов, насыщенных горбачёвскими сладкоречивыми обещаниями, ложью и удручающим пустословием. Я будто постоянно находился в запретной лаборатории и видел и изучал недозволенные опыты, и сам был предметом для болезненных вивисекций. России были обещаны горбачёвское чудо процветания, яковлевская гласность, материальное изобилие и некая невиданная свобода. И люди поверили, как верят наивные простаки в дармовую манну небесную, в беззаботную лёгкую жизнь, подаренную кем-то всемогущим!

Впрочем, «пятая колонна», пунктуально подготовленная американскими наставниками, отлично знала, куда ведут под уздцы Россию. И власовского толка интеллигенция, соединённая с «демократической» журналистикой и телевидением, начала обезумелый погром всего святого: отстегнув запонки и засучив рукава, взялась за циничную торговлю всем национальным, русским, всеми прежними свободами и правами, которые дала Советская власть. А великий народ меж тем безмолвствовал, оглушённый «новизной всепозволенности». Девяностые годы уходящего века стали знамениты повальным разграблением России, так называемой приватизацией, то есть уничтожением первоклас-сной промышленности гигантской державы, разложением и растлением народа, которому под видом социального поведения теперь разрешалось всё: жестокость воли рыночного дельца, безоглядная спекуляция, проституция, разнузданный секс.

Наконец, мы стали свидетелями кровавой любви Ельцина к Отчизне, разумеется, из несравненного чувства патриотизма расстрелявшего Верховный Совет России. И расстрелял несколько тысяч тех, кто нашёл в себе мужество и верность справедливости, чтобы попытаться защитить этот последний очаг Советской власти. Они погибли возле «Белого дома» и в нём. А большинство москвичей, да почти вся Россия, обманутая, ограбленная, униженная, пребывали тогда в позе стороннего наблюдателя и тихого безразличия, равного предательству.

Несказанно поразил меня и 1996 год, когда народ, как зачумлённый, отупевший и бесчувственный к своей судьбе, отдал голоса пьяному «вождю», беспощадному рас-стрельщику — как бы в слепом мазохизме торопясь к бесславному концу нации. В нашей России оказалось множество нерадивых учеников истории: ни ошибки, ни даже преступления, ни предательство, ни унизительное обнищание, ни угроза краха Отечества — ничто не научило их и, видимо, долго не научит. Я сам себе задаю вопрос: неужели омертвело у людей чувство национальной принадлежности и духовной гордости за собственную ярчайшую историю, чувство справедливого разумения?

В.К. Действительно, будто околдовали наш народ. Будто в каком-то чаду, тумане, дурманной замороченности махнул он рукой и на себя, и на всю страну, которая была и остаётся пока его домом и за которую как-никак он в ответе.

Ю.Б. Несколько лет Россия находится в состоянии «непроросших зёрен» и «несобранного урожая». Она ещё дышит, но она дышит с усилием. Она на коленях, с дрожащей протянутой рукой умоляюще и слезливо смотрит в сторону Европы и Америки, ожидая подаяния, которое, кстати, мгновенно тонет в таинственных финансовых безднах.

Проклятие моей родной России и в том, что все теперь разобщены, расколоты — все против всех. Можно ли принять человеческую разобщённость как норму существования, напоминающего одичание? Сильных мира сего объединяют общее криминальное дело, договорённость политической вседозволенности, управляющей простодушными «наивняками», безвольной нетрезвой толпой, которую без оговорок трудно назвать сейчас великой нацией с её былым достоинством и доблестью.

В 1993-м я слышал крутой разговор двух перевозбуждённых «демократов» после расстрела Дома Советов. Один цинично говорил другому: «Свинье за два дня до убоя не дают есть. В первый день — немного воды. Так вот, наше славное население пьёт водочку не первый день, не первый год — и успокаивается. Или в буйстве режет своих жён кухонными ножами. Туземцы, трёх мыслей собрать не могут. Только единственное в голове: во-доч-ка». Другой ответил: «Наше счастье — пьяным народом легче управлять. Екатерина Вторая была неглупая баба. Спаивание народа — смазка рычагов власти».

Встряхнуть людей из оцепенелости

В.К. Алкоголя у нас потребляется сейчас в среднем на человека уже больше, чем почти в любой другой стране мира. Причём это ведь всячески поощряют — рекламой, телевидением, настырными шутками записных эстрадных хохмачей. Пьянство едва ли уже не возведено в ранг главного русского достоинства — начиная с заповеди, якобы идущей от предков, будто «веселие Руси есть пити», и до новейших «киношедевров» типа «Особенностей национальной охоты», «Особенностей национальной рыбалки» и т.д. и т.п.

Неужели не осталось в стране уважаемых и авторитетных людей, кроме ленинградского профессора Углова, которые всерьёз подняли бы голос против всего этого, против вырождения нации? Неужели, видя, что народ окончательно спаивают и он спивается, нельзя начать общенациональную акцию самоспасения, сделав образцом для молодёжи трезвого, а не пьяного героя?

Ю.Б. Да, когда страна в нескончаемом тумане алкоголя да ещё плюс наступление наркотиков, есть ли смысл говорить о вере в духовное возрождение, в моральное очищение, наконец — в экономический подъём... Всё неисправимо, пока народ не осознает, что в конце 1980-х годов ступил и побрёл в безнадёжную пустыню, а теперь падает в удушающий сумрак, где происходит отживание человеческих связей, нарастает ощущение ненужности и тщетности бытия, где экономические идеи и культура утратили энергию и прекращается движение интеллекта в бесцельности, подавленности, разброде.

Маркес в романе «Любовь во время чумы» пишет о беспросветности и разложении мира, в котором не слышно детских голосов, повсюду трупы погибших от болезней и нескончаемых бессмысленных войн. Не стоит ли и нам вспомнить о 8 миллионах умерших в годы «великой перестройки», не говоря уж о тысячах погибших в последних войнах? Не живём ли мы под чумным флагом, зловещим символом ухода в никуда? Быть может, это знак наступающих времён, а трижды обманутые вождением за нос россияне всё ещё простодушно верят, что завтра будут жить в самой лучшей из обещанных «демократами» цивилизаций, где каждый (по философии самодовольного вольтеровского болтуна Панглоса) будет «возделывать свой лучший из возможных садов»? Не чужой ли он, этот сад, будет? Не сомневаюсь нисколько. Сейчас мы кое-как живём за счёт созданного старшими поколениями, проедая хлеб наших внуков и правнуков в конце концов.

И тут я слышу возражения приспособившегося и не очень глупого мещанина, моего знакомого: «Не согласен, жизнь — это наслаждение! А в нелёгкой жизни спасает не политика — спасают удовольствия, развлечения и забавы. Надо выжить! К чёрту мучить самих себя! Они — мельница, мы — зерно. Перемелется — мука будет!»

Некий самозваный африканский пророк сказал, что молчание Бога — главный признак божественного существования. Я, грешный и смертный, не могу молчать потому, что не чувствую подземные толчки социальных перемен. Жизнь — река Вселенной, но во времени мы плывём против течения, в обратном направлении, не понимая, что внушаем себе миф — поймать призрак не существующего на земле рая. Иначе говоря, мы все идём по тонкой плёнке хрупкого льда, под которым чёрная непроглядная глубина.

В.К. Я понимаю так: вы роман свой написали с целью раскрыть глаза людям на самих себя, на положение, в котором они находятся. По-моему, вы хотели таким образом как следует встряхнуть их, дабы вывести из состояния некоей оцепенелости. Но... многим показалось, что их лишают всякой надежды. А без надежды плохо, без неё жить нельзя! Пусть она даже иллюзорная — всё-таки как-то в трудной жизни поддерживает. Вспомните, когда под гиканье, улюлюканье одних и равнодушное молчание других уничтожали социализм в нашей стране, а по существу — саму страну, чем утешали людей и чем они утешались, обнадёживая себя: фермер нас накормит, Запад нам поможет. Был создан восхитительный, соблазнительный, гипнотизирующий образ прекрасного Запада. Дескать, там, «за бугром», всё только хорошо и замечательно — вот заживём, как они, как в Америке...

Ю.Б. Мекка эмигрантов — «американский рай», куда нацелена «демократами» Россия, давно уже при внешнем благополучии на краю катастрофы. Он в преддверии распада, хотя ещё военной силой и долларом распространяет свой уклад жизни на многие страны мира, связанные после великой войны экономическими путами.

Японки делают себе пластические операции, чтобы их лицо приобрело американо-европейские черты, более того — исторические традиции меняют облик исконного национального, подражая американскому образцу, вульгарной моде, захватывающей мир, как та же наркомания, как раскрашенные майки с девизами разных штатов, университетов и сект.

Россия, подобно десяткам других государств, тоже сделала пластическую операцию на лице. И постепенно утвердилось почти метафизическое ощущение несвободы, модернизованных контрреволюцией нравов, анархии самых низких инстинктов и вместе — как неустранимое качество существования — страх за завтрашний день среди урбанистического безумия, асфальтовой шизофрении и грозовых туч массовой голодной безработицы. Где они, добрые и дивные мечты о всеобщем братстве? Порой мне кажется, что в моё сознание вместилась вся Россия и весь её исстрадавшийся народ, а я оказался плохим пророком, надеясь, что ко мне прислушаются на XIX партконференции, когда я выступил перед пятью тысячами делегатов, сказав, что мы подняли в воздух самолёт перестройки, подняли с восторгом фальшивого оптимизма, однако не построили для него посадочную площадку.

Что ж, самолёт уже полтора десятка лет блуждает в воздухе, растеряв запасы провианта, с подгнившими парашютами, и горючее на исходе. Но тогда к моим словам народ остался глух и нем. Яковлевская печать открыла по мне огонь залпами вперемежку с автоматными очередями. И чувство «многолюдного одиночества» до сих пор не исчезает в душе — чувство горькой непрекращающейся боли, которая ежедневно преодолевается только работой. Так, через боль, мы познаём жизнь. Способен ли я показать и помочь читателю понять трагедию нашей несчастной России?

Мой писательский характер — от Бога или его «испортила» война, научив отвергать евангельское непротивление и покорность, жалкое стояние на коленях? Время пытается меня переделать, втиснуть в новые правила. Но это вряд ли возможно в моём возрасте. У меня нет запасного «я», а моё «я», единственное, не в силах ничего изменить.

Политик способен фальсифицировать самого себя

В.К. Наверное, вы приуменьшаете силу и влиятельность вашего таланта. Хотя образумить народ — задача не для одного, пусть даже самого мощного дарования.

Ю.Б. Твёрдо уверен: все раздававшиеся доныне призывы власть имущих к сладкому западному, американскому благу есть политика лжи, прикрывающей низведение недавно сильнейшей и богатейшей державы к уровню безропотной колонии, к придатку глобальной экономики. Тем более в Европе и Америке у нас нет друзей. В письме поэту Якову Полонскому ещё в 1876 году Иван Сергеевич Тургенев, прекрасно знавший Запад, писал: «Европа нас ненавидит — вся без исключения; мы одни — и должны остаться одни». Знаменательные выводы русского писателя и философа, выводы мудреца, которые, разумеется, вызовут яростное неудовольствие у наших «вождей», назойливо и льстиво лезущих с объятиями к тайным недругам России.

В.К. Но что же в конце концов случилось с нашим народом? Ведь по существу, насколько я понимаю, вы осуждаете сегодня не только вождей, но и народ, что ещё недавно для любящего свою Родину русского писателя было немыслимо.

Ю.Б. Вот знаки наступивших времён: равнодушие — как близнец предательства, оно же сродни тупому безразличию; предательство порождается и тем и другим. Россия предала себя. Потому и не видно «светлого» будущего в этом «лучшем из всех возможных миров». Будущее забетонировано для большинства, вместе с тем оно сияет радужными лучами довольства и пресыщенности для единиц, всяческими неправдами сколотивших миллиардные богатства.

Я люблю Россию с её несравненной культурой, с её историей, с её снегами и серым дождичком, с её талантливыми людьми. Но меня до горчайшего недоумения поражают мои соотечественники, потерявшие волю и характер, ставшие «электоратом» — теми механическими избирателями, которые говорят «да», совершенно не думая. Не могу согласиться, что это неспособность к самостоятельному мышлению, к защите будущего, к сопротивлению волчьим желаниям честолюбцев. И это убеждает в том, что жизнь наша неблагополучна, что мы перестали слышать, понимать и верить здравомыслию друг друга. Нас — как слабоумных — приучили верить рекламе, дешёвой телевизионной пропаганде, пошлой политической мистификации. Даже силу интеллекта, как известно, можно заглушить, в худшем случае подавить политическим, психофизическим, социальным действом, и возникает хрупкость человеческого духа перед средствами массовой информации, перед ложью, которая является неким третьим состоянием между жизнью и смертью. Кроме того, когда ты нищ и слаб и что-либо просишь у сильного, твой дух зыбок. Ты проглатываешь бессилие, а потом оно съедает тебя изнутри.

Многие известные политики, стоящие у власти, способны, подобно актёрам, убедительно притворяться, создавать придуманную жизнь, театральную правду, а зрительный зал верит им, как верит в пьесу, принимая её за действительность. Потому-то на обеденный стол народа царственные официанты от «демократии» подают вместо блюд только меню.

В.К. Да, сплошь и рядом господствуют обман, подделка...

Ю.Б. Голландский художник Хан ван Меерхерен стал чрезвычайно известен благодаря подделкам в стиле знаменитого Вермеера, подделкам настолько великолепным, что они были признаны самыми лучшими работами самого Вермеера. Меерхерен не был талантливым живописцем, он был талантливым фальсификатором, алчным корыстолюбцем, смысл жизни которого был в достижении славы, денег посредством искусства. Художник дьявольским трудом может научиться воровать чужую манеру, чужое искусство, повторять его. Политик для достижения цели способен фальсифицировать самого себя, свой характер и волю...

Легкомысленно-ветреное действо государственных мужей, страдающих, мягко говоря, фальсифицированным укороченным разумением, нельзя разделить между всеми. Известно: когда виноваты все, то не виноват никто. Впрочем, как в «готическом романе» — за внешними событиями скрывается неуклонное свинцовое давление таинственных мировых сил. Может быть, в угодливом послушании закулисному диктату проступил первый круг преисподней, в которой пока ещё нет мученической боли, но ползёт жёлтая тоска в пространстве существования на обочине жизни и смерти.

В.К. А что же народ при всём этом? Что он может, на что способен и не способен, зависит ли хоть что-либо реально от воли его?

Ю.Б. Я теперь говорю так: в то же время вина лежит и на народе, безбурно, то есть преспокойно, взирающем на избранных им депутатов, на их непротивление злу, на их трусливо-позорные жесты согласия с обезумелыми разгромщиками России, изготавливающими долгую беду русской нации. Не-обыкновенная поспешность думских избранников рано ли, поздно ли жёстко осудится умными и дальновидными политиками, но всё же — как сегодня не везёт России! Неужели русский человек так бессилен, молчалив, вял и лишь ждёт божественное провидение, что оно спасёт Россию? А если не спасёт?

Огромный корабль России в самом деле как бы безжизненно потерял ход среди Бермудских островов в мистическом треугольнике Атлантического океана, где в течение века бесследно исчезали в небытие десятки кораблей и самолётов — в этой страшной ловушке природы. Винты машины моей любимой Отчизны едва работают, стрелка компаса неподвижна, приборы показывают на нуль.

Вот откуда невесёлое название моего романа и невесёлое настроение его.

Будут ли перемены? Они нужны, крайне нужны!

Советскую литературу подстрелили на лету

В.К. Помните, вы дали мне целую пачку записок, полученных за последнее время на встречах с читателями? Там много вопросов к вам. Немало вопросов, вам адресованных, и в почте «Правды», «Советской России». Я отобрал наиболее интересные, на мой взгляд, не только для автора конкретного письма или записки, но для многих. Вот первый вопрос: как вы сегодня относитесь к давним и широко известным своим романам «Тишина», «Горячий снег», «Батальоны просят огня»? Ведь прошло более 30—40 лет со времени их напечатания. А «Берег» был напечатан 25 лет назад... Может быть, сегодня вы написали бы их иначе?

Ю.Б. Наверное. Если бы сейчас я стал писать эти романы, написал бы их по-другому. Но это не значит, что написал бы лучше.

В.К. Вопрос тоже литературный, но спроецированный на сегодняшнюю жизнь: скажите, как относиться в наше тяжкое время к толстовскому «чуть-чуть» в искусстве? Не парадокс ли это? Толстой сам ведь писал прямо и резко.

Ю.Б. В искусстве есть удивительный и почти неуловимый инструмент художественности. Да, Лев Толстой называл это качество таланта и художественности «чуть-чуть». Чудодейственное «чуть-чуть» не утончает стиль и форму до изощрённости и изысканности, но оно не терпит громоздкой перегруженности материалом, внеисторичности, смещения законов времени и пространства, модернизации, насилия над историей. Грубая намеренность, истерический юмор, истина вкось делают современную литературу или непристойно орущей в мрачной общественной уборной с разбитой лампочкой, или весело-пошленькой, виляющей голым задом на авансцене, перед глазами тысячу раз оглуплённого зрителя и читателя.

Бесконечно жаль, что нашу величайшую в мире советскую литературу подстрелили на лету, и она, ломая строй, кружит, снижается, но ещё держится на высоте раздробленной стаей.

В.К. Несколько читателей спрашивают вас: может ли человек, не воевавший никогда, написать талантливо о войне?

Ю.Б. Возможно, и появится когда-либо такой роман. Но всё-таки я испытываю большое сомнение в реальности рождения сильной, яркой, правдивой прозы о войне, написанной отражённой энергией дальних зеркал, в которых нельзя увидеть своё лицо.

Человек, ни разу не ощутивший смертельный ветерок осколка возле щеки, ни разу не вдохнувший удушливый хищнически-чесночный запах тела, или ни разу не видевший огненный жар раскалённого до фиолетового свечения металла, вонзившегося в землю перед ногами, или не испытавший знобящего удара первого ранения, — написать о войне правду не сможет. Предполагаемый роман способен нести только «отражение отражённого отражения», бледную тень событий и характеров, заимствованных из знаменитых книг. В нём не будет главного — искреннего чувства, что и есть в конце концов правда.

Рациональная художественная идея вряд ли может нас покорить, хотя имеет право на существование и литература оголённых формул.

Вместе с тем хочу добавить, что в последнее время появились два прекрасных романа, связанных с чеченскими и афганскими событиями, — это «Чеченский блюз» Александра Проханова и «Тихая застава» Валерия Поволяева, книги писателей, которых обожгли недавние войны.

Печальное порождение антидуховной оккупации

В.К. Ваш нашумевший в своё время роман «Игра» вызвал очень много серьёзных мыслей и споров по поводу того, каким вы видите мир нравственных людей. В уста Крымову вы вложили фразу: «Подвижники и правдолюбцы устали, справедливцы притомились и надоели». Почему? На что же тогда можно надеяться? И в связи с этим тот же Крымов говорит: «В войну погиб цвет народа, а дети не стали лучше отцов». Простите, а среди детей, по-вашему, нет ни подвижников, ни правдоискателей, ни справедливцев?

Ю.Б. Писатель, рождая своего героя, вкладывает ему мысли, чувства, фразы, формулы, умозаключения, исходя из сущности того образа, который он рисует. То есть автор знает, что было, что есть и что будет с его персонажем. Великая книга «Жизнь Клима Самгина» — история предреволюционной интеллигенции. Много там высказано идей и суждений, раздражающих нас. Но это высказывают персонажи Горького, а не лично автор в своём дневнике. Было бы ошибочно полностью соединять в мыслях и поступках писателя с образами, им созданными. Уже обдумывая книгу, автор «проигрывает» роли всех будущих главных героев. Он становится и влюблённым, и ненавидящим, решительным и растерянным до заискивания, робким и гордо непреклонным, то есть переживает множество душевных состояний. Ведь в каждом из нас посеяны зёрна добра и зла, то, что я называю миром и антимиром, поэтому в воображении писатель может преобразиться по мере своего дара в другого человека, прожить чужую жизнь, родиться и умереть.

Что касается детей, то на этот вопрос я смог бы ответить более или менее точно через 10—15 лет. Я не хочу лгать, потому что знаю, какие наряды, какие окраски, какую проверенную парфюмерию имеет бессмертная госпожа ложь! Ложь — правдоподобная, оголённая, завистливая, злобная, опорочивающая, подобострастная, лукавая, святая, спасительная, убивающая, ложь, преподносимая как истина, а истина, подаваемая как ложь...

В.К. А что вы думаете о школьном воспитании сегодня? Ведь учебники и программы за последние годы претерпели радикальнейшие изменения.

Ю.Б. Что ж, если говорить о литературе, например, то многие авторы включены в учебники по программе всевозможных господ Соросов, злых недругов России — с целью извращения сознания нашей молодёжи. Разумное воспитание правдой истории изгоняется «демократами» из школы, искалечено безыдейностью, торгашеским прагматизмом. Понятие «воспитание» стёрлось, затаскалось по догматическим либеральным углам и стало отдавать отравляющей пылью. А между тем воспитание есть передача опыта разумных правил, норм жизни в обществе, прививание нравственных привычек, что в конце концов и сделало нас людьми.

Иначе сбудется страшное пророчество апостола Павла, высказанное в его послании: «Знай же, что наступят времена тяжкие. Ибо будут люди самолюбивы, сребролюбивы, горды, надменны, злоречивы, родителям непокорны, неблагодарны... Ибо будет время, когда здравого учения принимать не будут...»

Что ж, всё это уже заняло в России плацдарм и продолжает (да, пока продолжает!) овладевать господствующими высотами.

Выросшие на химическом навозе «демократических реформ» всяческие эротоманы в современной литературе, неисчислимые циники в кинематографе, величественные бездарности в театре и на телевидении, лжеакадемики разного рода, бойкие политики с незакрывающимися ртами — всё это порождение оккупации России антидуховной русофобствующей «культурой».

Известный определённому кругу «интеллектуалов» драматург Эжен Ионеско в одном из интервью определил задачу литературы как умение делать из слона муху или же как рассказ консьержки, которую занимает в жизни лишь одна правда: то, что подсмотрено в замочную скважину. Я понимаю напряжение Ионеско выказать себя сверхоригинальным, повторяя всех без разбора абсурдистов. Понимаю, почему герои его пьес изрекают не смысл, а бессмыслицу, разумея высокий смысл в каждом абсурде, где отсутствует политика. Что ж, он был бы прав, если бы отсутствие политики не было тоже политикой. Добавлю: искусство, лишённое общественных мотивов, рождает безмерную скуку.

Все творения бессмертных политизированы насквозь: Гомер, Данте, Сервантес, Бальзак, Толстой, Достоевский, Шолохов...

Когда писатель в нервозном ожидании, трепеща, раскрывает объятия навстречу массовому читательскому лобызанию, горя желанием любой ценой понравиться всем, когда любыми уловками он пытается стать кумиром всех, то он продаёт свой дар на «блошином рынке», убивает данный ему талант, которому призван служить до последнего часа. Есть некая тайна художника, а её он не имеет права нарушать, как таинство самовыражения наедине с чистым листом бумаги, где не должно быть места для фальши, предательства и продажности.

Автор:  Проф.А.И.Орлов [ Чт фев 28, 2019 9:21 pm ]
Заголовок сообщения:  Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко

Перед народной глубиной в ответе наивысшем
№23 (30810) 1—4 марта 2019 года
6 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Поэт, публицист, главный редактор журнала «Наш современник» Станислав КУНЯЕВ в беседе с обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО

Сама жизнь требует сегодня продолжать разговор, начатый в №11 «Правды» от 1—4 февраля с.г. беседой с художником Геннадием Комольцевым. Названа она «По велению долга, совести и любви», а основной вопрос, сформулированный в рубрике, принадлежит Максиму Горькому: «С кем вы, мастера культуры?»

Больше всего нынешняя власть взывает к единству общества. Но ведь столь настоятельно взывает именно потому, что единства этого и близко нет, а раскол, материальный и духовный, достиг воистину небывалых, чудовищных масштабов.

В самом деле, ну какое может быть единство между олигархами – долларовыми миллиардерами и обслуживающим их чиновничеством, с одной стороны, а с другой — основной массой трудового народа? Пресыщенное богатство, упивающееся безграничными наслаждениями, противостоит нужде и неосуществлённым талантам, которые лишены возможности раскрыться в полной мере.

Резко противоположны и позиции мастеров культуры в современной России. Согласитесь, много значит, что журнал «Наш современник», который вот уже три десятилетия возглавляет выдающийся русский поэт и публицист Станислав Куняев, осудил антисоветский переворот 1991 года и кровавую расправу над Верховным Советом в 1993-м, а во время президентских выборов 1996-го активно поддерживал кандидата от КПРФ и народно-патриотических сил Геннадия Зюганова.

Критическое отношение к либерально-буржуазному властному курсу журнал под руководством своего главного редактора подтверждает и сегодня. Впрочем, беседа наша обрела более широкий исторический охват.

Сталин не выдержал: «Каста проклятая!»

— Давайте начнём, дорогой Станислав Юрьевич, с ключевого горьковского вопроса, о котором предварительно я вам уже говорил.

— Да, действительно, в 30-х годах ХХ века Горький задал вопрос: «С кем вы, мастера культуры?» И, я думаю, этот вопрос будет актуален, пока продолжается история народов, цивилизаций, история культуры. Не только на материках и в отдельных странах, но также в наших душах и сердцах.

Осмелюсь утверждать: мастер культуры, употребляя горьковское определение, не может жить в отрыве от истории своей страны. Вот не может он быть самостоятельным и независимым от веков прошедших, от традиций сложившихся, от катаклизмов исторических, которые живут в памяти народной и передаются из поколения в поколение.

— Вы впечатляюще заявили эту тему в своём автобиографическом двухтомнике «Поэзия. Судьба. Россия», который я считаю одним из самых замечательных свидетельств советского времени. После множества читательских откликов, включённых сюда, двухтомник превратился уже в трёхтомник и, насколько я знаю, не единожды переиздавался.

— Это так. Но осмысление прожитого и пережитого я не прекращаю. Сейчас усиленно работаю над книгой о «шестидесятниках»...

— Очень интересно! Определение это — «шестидесятники» — стало не столько хронологическим (люди 60-х годов прошлого века), сколько социологическим. Употребляемым, как правило, не ко всем, кто в те 1960-е жил, а только к представителям литературы и искусства, причём определённой направленности. Самые громкие имена — в поэзии: Евгений Евтушенко, Андрей Вознесенский, Белла Ахмадулина, Булат Окуджава...

— Можно и добавлять: Роберт Рождественский, Борис Слуцкий, Александр Межиров, Давид Самойлов. Всех их я хорошо знал, со всеми общался и даже вместе выступал. Вернувшись в Москву из Сибири, где после окончания МГУ три года проработал в районной газете и дышал совсем другим воздухом, я оказался именно в этой довольно специфической среде. Возможность быстрого эстрадного успеха и меня увлекла. Ведь, скажем, моя строка «Добро должно быть с кулаками» сразу широко разошлась и стала цитируемой, обсуждаемой.

Однако через некоторое время я от этих поэтов отошёл.

— И что же стало причиной?

— Прежде всего начал понимать несправедливость бурной славы, достававшейся лишь этой узкой группе лиц. Тогда, когда рядом работали другие таланты, не меньшие, но искусственно замалчиваемые или нагло принижаемые. Да и отношение моё к содержанию творчества тех и других стало меняться. Я разглядел, где истинная глубина и народность, а где — фразёрство и показуха...

— Ощутили свою близость больше к другим?

— В том-то и дело! Сперва по творчеству, а потом, как ни удивительно, и по происхождению.

— Это каким же образом?

— Не разбирался специально — само собой стало бросаться в глаза. Все новые мои друзья оказались, что называется, рабоче-крестьянской косточкой. Николай Рубцов и Анатолий Передреев, Василий Шукшин и Фёдор Сухов, Николай Тряпкин и Василий Белов — всё крестьянские сыновья. И рабочий навык приобрели, и почти все служили в армии...

— У прежних ваших, столичных кумиров иначе?

— Да, эти — не из простонародья. Как на подбор, из семей или партийных работников, или чекистов, или крупных чиновников. Отпечаток «избранности» был. Помню, Андрюша Вознесенский даже изобрёл для самовеличания «своих»: «Мы — творяне!» Под дворян ладил: дескать, особые. И Окуджава провозглашал: «Я — дворянин арбатского двора». Ну а позднее с удовольствием начали самоименоваться «элитой». Сталин однажды заслуженно и точно их предков припечатал.

— Что вы имеете в виду?

— Когда во время войны часть правительства переехала в резервную столицу — город Куйбышев (нынешняя Самара), начальники вздумали там обустраивать отдельные школы для своих детишек. Дабы не смешивать их с «простыми». Сталину доложили об этом, и он, не выдержав, с отвращением изрёк: «Каста проклятая!» Он-то сам был из простонародья и, в отличие от некоторых, этого не забывал и не стеснялся.

У них к предательству таинственная страсть

— Насколько важно для поэта или любого другого мастера культуры быть во всех испытаниях со своим народом, о чём писали и Пушкин, и Некрасов, и Анна Ахматова?

— Исключительно важно. Я вот сейчас, работая над темой «шестидесятников», всё более убеждаюсь в том, какую роковую, зловещую роль сыграли они в уничтожении Советской власти и Советского Союза — своей Родины.

— Увы, в общем и целом, я думаю, это уже достаточно известно.

— Не всё, ох, далеко не всё! Тайна сия велика есть. Как-то Горбачёв обронил нечаянно: мол, всего я вам никогда не скажу. Скрывают и будут скрывать многое очень тщательно. А наша задача — докапываться всё-таки до правды их чёрных дел. Хотите знать, как я назову свою новую книгу?

— Конечно, хочу.

— «К предательству таинственная страсть». Это из стихотворения Беллы Ахмадулиной, которая сама отметила такую особенность своих друзей. Правда, она подразумевала лишь предательство в личных отношениях — в любви, дружбе, быту и т.п.

— Василий Аксёнов, исходя из этого, напишет позднее книгу, оказавшуюся его последней: «Таинственная страсть». А телевизионщики под тем же названием сняли «жареный» сериал…

— «Жареного» в их личных отношениях было так много, что вполне хватит на несколько сериалов. Но беда в том, что «таинственная страсть» к предательству распространилась у них на весь образ жизни, на основное занятие и, самое главное, на отношение к своему народу и родной стране.

Евтушенко славил Сталина, что отразилось в первом сборнике его стихов. Даже про «врачей-отравителей», то есть на тему борьбы с космополитизмом, поспешил он написать, вызвав изумление в еврейском семействе, где прочитал этот свой опус.

Но вождь вскоре умер, и юный Евгений Александрович с готовностью выдаёт антисталинское «Наследники Сталина», а потом ещё и ещё в том же духе. По мере того, как политическая линия жизни менялась, он прославил Хрущёва, прославил Горбачёва, затем Ельцина…

— Когда конъюнктуру счёл особенно подходящей, написал «Казанский университет» — поэму о Ленине.

— А как же! В то время на все лады повторял: «Мои деды делали революцию, а я буду её защищать. Если умру, то считайте меня коммунистом». О Ленине и Вознесенский написал свою поэму «Лонжюмо», и Коротич, представьте себе, тоже отметился поэмой — «Ленин, том 54-й», а Олжас Сулейменов выдал «В апреле, именно в апреле»…

— Окуджава воспевал «комиссаров в пыльных шлемах», но пробил час — и предал их. Все они или почти все фактически предали революционное прошлое своих отцов, героическое прошлое, когда те ещё не стали «кастой проклятой».

— Предали, это факт. Первый свой сборник Окуджава выпустил в моей родной Калуге, поскольку в Калужской области он учительствовал, окончив пединститут. Открывался его сборник большим циклом стихов о Ленине, в верности которому Булат Шалвович горячо клялся. Особенно противно было после этого читать его «перестроечные» стихи, где он издевается над государством, управляемым кухарками.

— Как у них принято, извращая ленинскую мысль?

— Ну, конечно. Ленин ставил задачу научить миллионы так называемых простых людей, будь то хоть кухарка, управлять государством. И надо же признать, что в Советской стране это реально осуществлялось. Но враги, внешние и внутренние, были одержимы целью такую страну разрушить. К сожалению величайшему, те «мастера культуры», про которых я сейчас говорю (по крайней мере, большинство их), встроились в ряды разрушителей.

— Каждый по-своему?

— Да, но одинаково прибегая к хамелеонству, маскировке, двурушничеству, скрывая, кому и чему на самом деле принадлежит их душа.

От «комиссаров в пыльных шлемах» — к «американской мечте»

— Сейчас, во время работы над книгой о «шестидесятниках», раскрываете вы что-либо новое для себя?

— Раскрываю. Вот, например, в 1963 году много шума было, когда Евтушенко сразу в трёх странах — во Франции, Англии и Германии — опубликовал своё сочинение «Автобиография рано созревшего человека». Он потом в лакейских письмах каялся перед Хрущёвым: дескать, занесло, нечистая сила попутала.

Но от Хрущёва, да и от всей страны, постарались тогда скрыть, что было и ещё одно издание этой «Автобиографии» — американское. Причём предисловие к нему написал не кто-нибудь, а сам Аллен Даллес, глава ЦРУ и злейший враг нашей страны. Он давал Евтушенко весьма лестную характеристику как представителю нового литературного поколения в Советской России, на которое США могут возлагать самые смелые свои надежды.

— А где нашлось это издание?

— Тут целая история. Мне сперва сообщили только одно: что издание такое существует и хранится оно в каком-то полусекретном архиве, откуда выдают его лишь гражданам США.

— Чем объяснить необычную таинственность?

— Может быть, современные хозяева Штатов не хотят лишний раз демонстрировать, каким образом завербовывалась «пятая колонна» в Советском Союзе. Тем более что здесь видно личное участие начальника всемогущей спецслужбы, которое обычно скрывается.

— И как вам удалось до этого текста добраться?

— Через хорошего знакомого, имеющего американское гражданство. Он заплатил там положенные деньги и прислал мне ксерокопию. Какие-нибудь страницы в будущей своей книге я, наверное, воспроизведу.

— Вот он, их предательский путь — от «комиссаров в пыльных шлемах» к «американской мечте», к упоённому обожествлению Запада и всего западного, к готовности служить самым лютым врагам Родины. И результатом такого служения стала гибель великой державы. А они рванули в любимые страны, и прежде всего — в заветные Штаты.

— Одно из названий, которым в обиходе их нарекли уже с самого начала, звучало именно так: «штатники». Были они ещё и «детьми Арбата», «детьми ХХ съезда». Ну а мы — «деревенщики», «почвенники»: нам родная почва была дорога. Потому мы Родину и не покинули — не уехал никто из моих литературных друзей. Их же, уехавших за рубеж, не перечтёшь! Говорит кое о чём?

— Говорит. Я был поражён, как быстро отбыл в США тот же Евтушенко. Он ведь сразу после переворота в августе 1991-го организовывал захват Союза писателей, который вы вместе с Юрием Васильевичем Бондаревым и другими товарищами самоотверженно обороняли. Судя по всему, претендовал в будущем командовать писательским Союзом…

— Верно, верно! Он уж и кабинет себе там присматривал. А знаете, почему вдруг намерение изменил?

— Не знаю, но интересно узнать.

— Другой соблазн перевесил. Одновременно ведомство Козырева (российский МИД) оформляло дипломатические паспорта ему и его домочадцам. Потому что поступило приглашение из США, которым Евтушенко гарантировались и бесплатное путешествие по Штатам, и поездка на Гавайи, и много чего ещё сладостного и приятного. Видимо, это была форма расплаты за его услуги ЦРУ и прочим деликатным ведомствам США, которые в долгу теперь не остались. Вот и покатил в Америку…

— До чего легко типажи эти расставались и расстаются со своей страной!

— Ныне их уже больше, пожалуй, там, «за бугром», или имеющих двойное гражданство и готовых, как они выражаются, «свалить» в любой момент.

— И по-прежнему их там обхаживают, а они стараются, конечно, изо всех сил угождать. Разве не об этом свидетельствует, скажем, присуждение Нобелевской премии Светлане Алексиевич — за её русофобское и антисоветское сочинительство? Стремясь «соответствовать», она немедленно заявила в интервью «Деловому Петербургу», что «понимает» мотивы необандеровцев, убивших украинского писателя Олеся Бузину, и допускает на время запрет русского языка на Украине, чтобы «сцементировать нацию».

— О кровной связи с Родиной, которую для меня всегда немыслимо было порвать, я ещё в 1970-е годы написал стихотворение, и его сразу же напечатал тогдашний главный редактор «Комсомольской правды» Валерий Ганичев. Начиналось оно так:

Непонятно, как можно

покинуть

Эту землю и эту страну,

Душу вывернуть, память

отринуть,

И любовь позабыть,

и войну.

Нет, не то чтобы я

образцовый

Гражданин или там патриот —

Просто призрачный сад

на Садовой,

Бор сосновый да сумрак

лиловый,

Тёмный берег да шрам

пустяковый —

Это всё лишь со мною

уйдёт…

Между прочим, это стихотворение прочитал в то время и отметил, даже откликнулся на него великий русский композитор Георгий Васильевич Свиридов, с чего и началась наша многолетняя дружба.

Как же воспитывать патриотизм?

— По существу, мы говорим сейчас о чувстве патриотизма. Было время, начиная с горбачёвской «катастройки», когда само слово «патриотизм» сделали у нас чуть ли не бранным. Достаточно вспомнить, как назойливо повторялось и повторялось, в том числе на властном верху, что патриотизм — это последнее прибежище негодяев.

Теперь пластинку сменили. Патриотизм, можно сказать, введён в официоз и даже в моду, стал расхожим и казённым понятием. Однако ничто вас при этом не смущает?

— Смущает многое, а особенно — кричащая противоречивость того, что приходится видеть и слышать. Для ясности приведу хотя бы два факта.

В канун президентских выборов действующий глава государства на массовом митинге встречается с избирателями. И с чего же начинает он свою речь? Со стихов Есенина!

Если крикнет рать святая:

«Кинь ты Русь, живи в раю!»

Я скажу: «Не надо рая,

Дайте родину мою».

Сильный ораторский ход?

— Сильный, ничего не скажешь.

— Люди воспринимают кандидата на очередной президентский срок вместе с Есениным и через Есенина. Думают: «Вот настоящий патриот».

Но через какое-то время этот же президент приходит поздравить с юбилеем «правозащитницу» Людмилу Алексееву и вручает ей награду, а позднее посещает её похороны. Спрашивается: за что такие почести человеку, который всю жизнь положил на борьбу с нашей страной? Ведь в последний момент выяснилось, что она не захотела даже быть похороненной «в этой стране» и место ей уготовано на Арлингтонском кладбище в Вашингтоне. Как заслуженному ветерану «холодной войны», активной участницей которой она была на стороне США.

— Выходит, так.

— Именно так! Но совместимо ли это с воспитанием патриотизма в России, к чему власть ныне вовсю призывает?

Несовместимо и много чего ещё. Например, Ельцин-центр, превозносящий одного из главных разрушителей Советской страны и возводящий хулу на всё наше советское прошлое. Теперь такое же заведение, вслед за Екатеринбургом, рвутся устроить и в Москве. У нас иногда вроде бы официально осуждают «декоммунизацию», которая развернулась на Украине. Но сами-то занимаются тем же, в разнообразных проявлениях!

Я одно время записывал антисоветские и русофобские выходки, то и дело звучащие по официальному радио и телевидению. Не одна толстая тетрадка набралась! А радио «Эхо Москвы», которое финансирует «Газпром», — кого оно взращивает? Слушая их, поневоле можно стать ненавистником своей Родины. Наверное, власть надеется эту братию приручить, а я считаю, что у них ненависть ко всему русскому и советскому иррациональная.

— Они регулярно проводят и свои так называемые «Дилетантские чтения», посвящённые нашей истории. Недавно отличился здесь писатель Дмитрий Быков.

— Как же, слышал! Опять аналогия сталинизма и фашизма. Даже по Быкову получается, что уничтожение евреев началось не в Германии, а… в Советском Союзе. Власов же — истинный герой, и ему обязательно должна быть посвящена книга в серии «Жизнь замечательных людей».

— С упорством маньяков выворачивают всю нашу историю наизнанку. Предателей делают героями, а подлинных героев мажут грязью или замалчивают. Холокост не забыт, но не очень-то говорят о тех, кто спасал и спас еврейский народ от полного уничтожения. Наоборот, ещё и перекладывают вину с больной головы на здоровую…

— О, как мне хочется дать свой расширенный ответ всем этим «быковым»! Надо всё-таки собраться и написать. Здесь я обязательно сошлюсь на документальное свидетельство писателя Василия Гроссмана, который, будучи военным корреспондентом, вместе с нашими войсками в числе первых вошёл в освобождённый от фашистов концлагерь Треблинка. Потом, буквально по горячим следам, он напишет потрясающий очерк «Треблинский ад», выпущенный и отдельной книжкой, памятной мне ещё с той, военной поры.

Так вот что, кроме всего прочего, засвидетельствовал Гроссман, особо подчеркнув это. Когда еврейских юношей, обречённых на смерть, загоняли в газовые камеры, они шли туда с песней «Широка страна моя родная» и с возгласами «Сталин отомстит!».

Вправе ли извращать такое Дмитрий Быков или кто угодно ещё?

— Понятно, что никто не вправе.

— Значит, они совершают преступление, за которое ответ им держать не только перед живыми, но и перед мёртвыми. Перед правдой истории.

Автор:  Проф.А.И.Орлов [ Пн мар 04, 2019 7:37 pm ]
Заголовок сообщения:  Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко

Ох, Шнур вам насоветует!
№24 (30811) 5—6 марта 2019 года
1 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Бывают новости, которые несут в себе символику времени. А уж какое время, такие и символы.

ВОТ ПРОЗВУЧАЛО сообщение, что Общественный совет при Комитете Госдумы по культуре расширил свой состав. Как самое главное при этом подчёркивается: среди новых членов — музыкант Сергей Шнуров.

Ну, конечно, это он, знаменитый Шнур. Чем знаменит? Только одним: ненормативной лексикой, а проще говоря — матом, без чего не обходится большинство его «произведений».

Но этого, оказывается, ныне вполне достаточно, чтобы обрести всероссийскую славу и огромный авторитет. В конце прошлого года я писал в «Правде» о двух знаменательных событиях, со Шнуром связанных. Мало того, что Первый канал ТВ посвятил ему грандиозную передачу «Сегодня вечером». Его ещё выдвинули на конкурс (представьте себе!) «Великие имена России», где он соревновался с Ломоносовым и Пушкиным (!) за право дать своё имя названию аэропорта Петербурга-Ленинграда.

Докатились, ничего не скажешь. Хорошо хоть потом образумились, что хватанули со Шнуром слишком высоко. Однако, как видим, интерес к этой скандальной персоне во властных сферах не исчез. И теперь за выдвижение ценного кадра на достойный его уровень взялась председатель Комитета Госдумы по культуре Елена Ямпольская.

В прошлом журналист «Известий» и редактор газеты «Культура», сама она, ставшая пламенной «единоросской», считается выдвиженцем Никиты Михалкова. А тот, хотя и называет себя «Бесогоном», убеждён: без мата русская культура существовать не может. И, коли так, может ли Общественный совет при думском Комитете по культуре жить без прославленного матерщинника Шнура?

«Ещё больше независимо мыслящих людей, ещё больше смелых, оригинальных суждений о жизни и культуре, — заявляет Е. Ямпольская. — Рада, что и Сергей (Шнуров. — Ред.) увидел для себя здесь любопытную перспективу».

Интересно бы поконкретнее узнать: какую? И в чём всё-таки состоят «независимые мысли» и «смелые, оригинальные суждения о жизни и культуре», которых якобы всё больше и больше в Общественном совете при думском Комитете по культуре? На состоянии культуры это, увы, пока не сказывается. Дела здесь всё хуже и хуже.

Где, например, новые хорошие песни, которые народу хотелось бы петь? Которые, как в советское время, помогали бы людям строить, жить и любить… Нет сегодня таких. А сочинения Шнура и ему подобных кого же вдохновят на что-либо доброе?

Комитету Госдумы по культуре обратить бы внимание на то, как насаждаемый в обществе мат (в том числе насаждаемый усилиями так называемых деятелей культуры!) всё шире расползается по стране, захватывая уже не только подростков, но и детей. Вспомните недавнюю зверскую схватку третьеклассниц в московской школе. Она ведь сопровождалась такой крутой руганью, какой раньше и в самых злачных местах не бывало. А теперь вы слышите это всюду, сплошь и рядом. Вот и новоявленный рэп с его «батлами» и «хип-хопами» возводит матерную мерзость в ранг искусства.

Театр тоже такую мерзость подхватывает. Стоило в МХАТ имени М. Горького сместить с должности художественного руководителя великую Татьяну Доронину, как сразу же к постановке принимается пьеса, где на сорока страницах — более девяти десятков матерных выражений.

Вот о чём думать надо в Думе. Вот что следует всеми способами преодолевать, если не хотим окончательно утонуть в нечистотах. И Шнур делу очищения никак не помощник.

Да Ямпольская и сама это, наверное, понимает. Потому завершила она своё заявление иронически, но бессильно:

«Такие у нас новости. Ждём дежурных атак с флангов. Левые, правые, крайние либералы, ультраконсерваторы, кричите быстрее! Нам надо расширяться дальше».

Но дальше-то — грязная пропасть помойки, куда вы тащите за собой всю страну.

Автор:  Проф.А.И.Орлов [ Ср мар 06, 2019 7:21 pm ]
Заголовок сообщения:  Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко

Против уничтожения основ нашей сцены
№25 (30812) 7—11 марта 2019 года
4 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО, обозреватель «Правды».

Тема МХАТ имени М. Горького, возникшая в связи с неожиданной и поразившей многих сменой руководства этого знакового для нашей страны театра, продолжает занимать большое место в почте «Правды».

Причина понятна. В условиях наступления на русский реалистический, психологический театр, которое особенно яростно развернулось с конца 1980-х годов, «Правда» неуклонно и твёрдо поддерживает творческие позиции коллектива, руководимого более 30 лет народной артисткой СССР Татьяной Дорониной.

За эти годы, с момента самого создания коллектива на обломках разрушенного МХАТ как главного театра Советской страны, была не одна ситуация, когда театр под руководством Т.В. Дорониной должен был прекратить своё существование. Казалось, всё и все — против него.

Но так лишь казалось. Некоторым. Фирменным ненавистникам Татьяны Васильевны, которые и прилагали все мыслимые и немыслимые усилия, дабы во что бы то ни стало похоронить Московский Художественный академический театр имени М. Горького. А его здание (ох какой манящий и соблазнительный кус недвижимости!) так хотелось им отобрать, скажем, под американизированные мюзиклы.

Конечно, это были очень сильные «некоторые». Театр мюзиклов устраивал в то время не кто-нибудь, а сам министр культуры Михаил Ефимович Швыдкой. Так что не случайно пошёл в прессе наглый, беспардонный, бандитский натиск на доронинский МХАТ с прямыми заявлениями: отнять здание!

Однако в защиту театра и Дорониной встали Валентин Распутин, Ирина Архипова, Виктор Розов, Николай Губенко и другие выдающиеся деятели отечественной культуры. Вместе с ними и массой возмущённых зрителей подняла свой голос «Правда».

Тогда захватчики вынуждены были отступить. Но вожделенная мечта «убрать» Доронину и «переформатировать» МХАТ, как всем стало ясно, дожила до конца 2018 года. И накануне объявленного в России Года театра (!) она была осуществлена.

Письма зрителей, которые к нам приходят, по-прежнему пронизывает острая боль в связи с тем, КАК всё это было сделано. В год двойного юбилея для Татьяны Васильевны она получила не награду от государства, а вот такой «подарок». «Это — вопиющее унижение и оскорбление», — возмущаются люди.

Но авторы писем не ограничиваются лишь этим. Уже видно, ЧТО предложат новоназначенцы в качестве новых спектаклей МХАТ. Подробно рассматривается в ряде писем пьеса «Последний герой», принятая к постановке, и вердикт выносится самый суровый: «На сцену великого театра вползают грязь, мат, мерзость, «чернуха»…

А отношение к той, которая этот театр спасла и выпестовала? Обратите внимание, читая публикуемые письма, как одна из театральных администраторов наставляет своих подчинённых: «Забудьте это имя — Доронина!»

Действительно, все, кто обращаются в «Правду», очень больно переживают за Татьяну Васильевну и за МХАТ. Но авторы писем смотрят и шире. В их страстных, прочувствованных, убеждённых строках — огромная тревога за весь наш отечественный театр, за всю нашу культуру, которая подвергается всё большему оскорблению и самому настоящему поруганию. Люди требуют: во имя будущего страны и народа поставить заслон против этого!

Ломают и театр, и Доронину
№25 (30812) 7—11 марта 2019 года
4 полоса
Автор: Екатерина ПОРЯЕВА, искусствовед, 24 года.

Здравствуйте, уважаемая редакция газеты «Правда»!

Хочется выразить благодарность вам за прекрасные статьи, освещающие нынешнюю ситуацию во МХАТ им. М. Горького!

Благодаря вам об этом чудовищном преступлении, о смене руководства театра узнали многие люди, увидев ситуацию с другой стороны. С ВЕРНОЙ стороны! Ведь тотальное молчание хранят многие СМИ и общественные деятели, а другие попросту говорят то, что «нужно» говорить для успокоения зрителей.

Между тем происшедшее по-настоящему шокировало и потрясло многих поклонников МХАТ и Татьяны Васильевны Дорониной. Такой итог многолетней борьбы и противостояния театра, возглавляемого Татьяной Васильевной, не мог присниться и в самом страшном сне. Самое ужасное и подлое, что они могли сделать с театром и лично с Татьяной Васильевной, — они сделали! Лишив тем самым всю страну Великого Театра, отдав его на поругание людям, которые не способны на созидание прекрасного, подлинного искусства, а пришли всё разрушить. Разрушить то, что создано не ими, а великой русской актрисой Т.В. Дорониной. В самые сложные для страны годы она сохраняла традиции великих учителей К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко; спасала театр, помогала артистам, оказавшимся за бортом «ефремовского» МХТ. Она создала для актёров, для народа, для России театр, который по праву называют ХУДОЖЕСТВЕННЫМ ТЕАТРОМ, — единственный в своём роде, сохранивший заветы отцов-основателей.

Малой доли заслуг Татьяны Васильевны достаточно, чтобы вписать её великое имя в историю России, гордиться им! И вот теперь у неё отбирается руководство театром. Словно забыв всё то, что она сделала и продолжает делать для сохранения русского реалистического театра. Созидательницу МХАТ им. М. Горького, хранительницу традиций русской театральной школы, подлинного патриота своей страны унизительно отстраняют от руководства, отказываясь тем самым от национального достояния нашей Родины.

Смотреть без слёз на то, как уничтожается последний форпост русского драматического театра, невозможно. Хочется кричать, чтобы эти люди остановились, одумались и не брали грех на душу. Их желание раздавить, стереть, уничтожить Художественный театр облекается ими в праздничную обёртку мнимого звания «президент театра», сопровождаемую лозунгами о патриотизме, вере в улучшение всего, что есть. Пользуясь доверчивостью людей, они идут к своей цели, попирая все законы морали. Подобное кощунство до крайности возмутительно!

Для нас, зрителей, существует только ДОРОНИНСКИЙ МХАТ! Всё то, что делала Татьяна Васильевна в театре, — это единственный вариант существования подлинного Художественного театра, и любое отклонение от заданного вектора творческого развития приведёт к потере духа, цели и главного предназначения этого коллектива.

Нельзя оставлять страну без духовно-нравственной опоры, коей является МХАТ им.

М. Горького под руководством народной артистки СССР Т.В. Дорониной!

С уважением


Это — вопиющее оскорбление и унижение
№25 (30812) 7—11 марта 2019 года
4 полоса
Автор: М.Ф. ДМИТРИЕВА. Москва.

Дорогая «Правда»!

Дорогой Виктор Стефанович Кожемяко!

Большое спасибо за поддержку Татьяны Васильевны Дорониной. Я постоянно хожу на её спектакли уже 50 лет (с сезона 1967—1968 годов). Смотрела всё на сценах, где она выступала: МХАТ, театр им. В. Маяковского, театр «Сфера», театр им. Ермоловой, Театр эстрады, Концертный зал им. Чайковского.

Это Она учила меня жить, любить, верить. Поэтому сейчас я очень переживаю за неё. Только фантазия сатаны могла придумать такое оскорбление и такое унижение, какие испытывает ныне великая русская актриса.

В конце ноября прошлого года вручали государственные награды артистам. Доронину обошли. Я написала письмо министру культуры, содержание которого здесь излагаю:

«Уважаемый господин В.С. Мединский! Смотрела по ТВ награждение артистов. Очень надеялась увидеть среди награждённых Доронину. Ведь в этом году театру, которым она руководит, исполнилось 120 лет, а ей самой — 85.

Но увы!

Татьяна Васильевна руководит театром более 30 лет, но у неё нет ни премии Станиславского, ни «Чайки». А ведь именно в этом театре идёт спектакль «Три сестры», поставленный Немировичем-Данченко в 1940 году; именно в этом театре идёт спектакль «Синяя птица», поставленный Станиславским, идёт с аншлагом и до сих пор учит детей добру, любви и мудрости. Думаю, что сам Константин Сергеевич с удовольствием вручил бы Татьяне Васильевне премию своего имени.

Подумать только: два юбилея отмечает великий театральный деятель Т.В. Доронина — и никаких ей государственных наград! Или вы решили наградить великую русскую актрису и руководителя прославленного театра позже, когда она уже не сможет узнать об этом?

Больно такое воспринимать и осознавать».

На это своё письмо получила ответ в духе памятных детских стихов: «Говорю я ей про птичку, а она мне про пальто» (А. Барто). Вот этот издевательский ответ под грифом министерства культуры Российской Федерации:

«Минкультуры России рассмотрело Ваше обращение по вопросу награждения государственной наградой в связи с юбилеем ДОРОНИНОЙ Татьяны Васильевны и сообщает.

Для рассмотрения вопроса о награждении необходимо представить наградные материалы, оформленные в установленном законодательством порядке.

В соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 07.09.2010 №1099 «О мерах по совершенствованию государственной наградной системы Российской Федерации» ходатайство о награждении государственной наградой возбуждается по месту основной (постоянной) работы представляемого к награждению, оформляется документально и согласовывается с органами исполнительной власти субъекта Российской Федерации.

С процедурой представления и оформления наградных документов к государственным наградам Российской Федерации можно ознакомиться на сайте Минкультуры России mkrf.ru в разделе «Деятельность» подразделе «Награды».

Начальник Отдела государственной службы, кадров и наград О.С. Мазурова».

А буквально в эти же дни узнаю, что в МХАТ им. М. Горького назначили сверху «трёх богатырей из чужих волостей». И так стало горько и страшно! Что же будет с театром? Подумала, подумала — и написала президенту:

«Уважаемый Владимир Владимирович!

Написать Вам заставило меня известие об отставке Т.В. Дорониной. (Мне 80 лет, многие годы проработала в школе учителем, во МХАТ хожу с детства).

В этом году Татьяне Васильевне исполнилось 85 лет. Я думала, что ей дадут орден «За заслуги перед Отечеством» I степени или звание Героя Труда. Но ей приготовили совсем другой «подарок» — сняли с должности художественного руководства в её родном МХАТ!

За что можно было так унизить человека, да ещё в дважды юбилейный год? За то, что она беззаветно отдала более 30 лет своей жизни великому русскому театру?

Новое руководство обещает «осовременить» МХАТ им. М. Горького. Но далеко же не все зрители хотят видеть то, что под этим подразумевается.

А если мы не хотим слышать мат со сцены? Если не хотим, чтобы переиначивали тексты А.Н. Островского и А.П. Чехова?

Не хотим, чтобы Тузенбаха играла женщина, как в МХТ. Если бы Тузенбах был гомосексуалистом, то Чехов, будучи врачом, уж как-нибудь намекнул бы нам на это...

Куда мне и многим другим пойти, если мы хотим видеть настоящий русский, реалистический, психологический театр?

Владимир Владимирович, так уж повелось, что теперь по всем вопросам обращаются к Вам. Где-то трубу прорвало, у кого-то крышу снесло, кому-то зарплату не дают... Вот и я обращаюсь к Вам и прошу помочь великой русской актрисе Т.В. Дорониной. Очень надеюсь, что мы ещё увидим её спектакли на сцене МХАТ им. М. Горького».

Ответ на это письмо оказался вполне созвучен первому! Прочитала и подумала: «Ребята, нет на вас Ильфа и Петрова».

Чтобы вы поняли меня, приведу и этот текст под грифом управления президента Российской Федерации по работе с обращениями граждан и организаций:

«Ваше обращение на имя Президента Российской Федерации получено 17.12.2018 г. в письменной форме и зарегистрировано 17.12.2018 г. за №1204507.

В связи с тем, что в Вашем заявлении отсутствуют сведения о рассмотрении поставленных в обращении от 17.12.2018 г. за №1204507 вопросов Министерством культуры Российской Федерации, в компетенцию которого входит их решение, для обеспечения получения Вами ответа по существу поставленных Вами вопросов Ваше обращение направлено в Министерство культуры Российской Федерации.

Консультант департамента письменных обращений граждан и организаций Л. Воронина».

Словом, как видите, всё пошло по замкнутому кругу.

И что же делать после этого? Кто реально поможет в столь очевидной, на мой взгляд, несправедливости?

Только «Правде» спасибо за правду.

Нас нагло обманывают!
№25 (30812) 7—11 марта 2019 года
4 полоса
Автор: Иоанна БОГДАНОВА.

НЕСКОЛЬКО моих друзей, крайне возмущённых переворотом в руководстве любимого МХАТ им. М. Горького, направили свои письма на имя президента страны. Но ответы они получили… из министерства культуры, которое, как я понимаю, в первую очередь и ответственно за этот чудовищный переворот.

Причём все ответы — абсолютно одинаковые, под копирку! А главный смысл их — в духе известной песенки: «Всё хорошо, прекрасная маркиза». Судите сами:

«В настоящее время Татьяна Васильевна Доронина возглавляет Московский Художественный академический театр им. М. Горького (далее — театр) в качестве Президента, а также продолжает свою творческую деятельность в качестве актрисы. Структурные изменения в театре осуществлены в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации, в т.ч. полномочиями руководителя в целях совершенствования организационно-хозяйственной деятельности театра. Данные меры не затрагивают творческой деятельности Т.В. Дорониной».

Ничего себе — «не затрагивают», когда ФАКТИЧЕСКИ шоковым переворотом она выбита из этой самой творческой деятельности. Да и звучное звание «Президент» на деле ничего не значит, поскольку важнейшие вопросы жизни театра решаются теперь без Татьяны Васильевны, которая якобы МХАТ по-прежнему «возглавляет». Нас всех просто нагло обманывают!

Не хотим опускаться в болото
№25 (30812) 7—11 марта 2019 года
4 полоса
Автор: Елена БУРМИСТРОВА, Евгения САВУШКИНА.

Здравствуйте, уважаемая редакция «Правды» и Виктор Стефанович Кожемяко!

Спасибо вам, что вы с чистой душой и пламенным сердцем откликнулись на трагедию, которая произошла с великим классическим русским театром — МХАТ им. Горького.

События продолжают развиваться в соответствии с концепцией г-на Боякова о продвижении так называемой новой драмы на сцену МХАТ. Что же это за «новая драма»? К постановке готовится пьеса «Последний герой» автора Ивана Крепостного (Тимофей Зиновьевич Ильевский). Режиссёр — Руслан Олегович Маликов, один из представителей движения «Новая драма». Актёры уже приступили к читке и репетициям. Премьера анонсируется на март 2019 г. (Ссылки www.mxat-teatr.ru — официальный сайт театра; m.vk.com — официальная группа театра).

На сцену великого театра вползают грязь, мат, мерзость, «чернуха». Посылаю несколько характерных фрагментов из этого «шедевра» (не для публикации, конечно, ибо такое в «Правде» печатать немыслимо, а просто для сведения вам).

Жалко несчастных актёров, поставленных в безвыходное положение, вынужденных произносить ВСЁ ЭТО со сцены, актёров, воспитанных на языке русской классики и высших идеалах Тургенева, Достоевского, Чехова, Горького. Особенно тяжело осознавать, что в постановке будут заняты артисты старшего поколения, для которых служение во МХАТ составляло и составляет смысл всей жизни.

Происходит дальнейшее планомерное разрушение русской культуры, русского самосознания, намеренное погружение русского народа в грязь, мерзость, похабщину. Скажите, как остановить это преступление? Ведь площадок, где каждодневно демонстрируется подобная «новая драма», вполне достаточно. Зачем же ещё и самобытный, благородный МХАТ превращать в такое же непристойное место? Неужели г-ну Боякову мало других площадок? Тот же созданный им — его детище! — театр «Практика». Да и совсем не верится этим людям, которые теперь вдруг публично распинаются о своём патриотизме. В чём он, их «патриотизм»?

Удивляет позиция многих театральных деятелей в связи со случившимся во МХАТ. В таком молчании чаще всего вершатся самые подлые дела. Надежда на то, что если промолчат, то их не тронут? Напрасные надежды…

Что делать? Как защитить наше национальное достояние от сокрушительной ломки этих «новаторов»? Как быть нам, зрителям нашего любимого МХАТ, не желающим опускаться в это болото?

Немыслимое и возмутительное приходит одновременно со вновь назначенным руководством. Так, на тумбах, которые стоят около подъезда МХАТ, долго висели афиши спектаклей Татьяны Васильевны Дорониной «Васса Железнова», «Вишнёвый сад», «Старая актриса на роль жены Достоевского». За всё время её руководства театром ни один хулиган или просто глупый человек не позволял себе разрисовывать эти фотографии скабрёзными рисунками. И только с приходом нового руководства афиши спектаклей Т.В. Дорониной с прекрасными фотографиями поразительно регулярно стали оскверняться непристойностями, грязными надписями и рисунками, которые оскорбляют не только достоинство великой актрисы и театрального деятеля, но и сам театр.

При нашем неоднократном (!) обращении в администрацию театра администраторы сохраняют высокомерное молчание и полное безразличие. Разрисованная афиша оставалась в таком состоянии целую неделю! До тех пор, пока негодующие от несправедливости зрители не сорвали её. Несколько дней тумба простояла ободранная, и только на днях афиши были восстановлены.

Администрация театра, выполняя установку нового руководства, делает всё возможное, чтобы побыстрее стереть из памяти зрителей имя великой актрисы, о чём свидетельствует и следующий факт. Администратор Надежда Михайловна, не стесняясь, неоднократно заявляет своим подчинённым — капельдинерам: «Забудьте это имя — Доронина!» С особым рвением были пресечены наши попытки распространения газеты «Правда» со статьями об истинном положении дел в театре — в антракте спектакля «Васса Железнова». К счастью, многие газетные экземпляры зрители всё-таки успели разобрать.

С глубоким уважением, благодарностью и надеждой, что Вы не оставите своего благородного дела в защите Правды

Очень больно от происходящего
№25 (30812) 7—11 марта 2019 года
4 полоса
Автор: Галина Ивановна ТУЛЯКОВА.

Здравствуйте, уважаемая редакция «Правды»!

Пишу вам ещё раз, потому что не могу молчать! Больно видеть, как наш любимый МХАТ им. М. Горького усилиями новоиспечённого руководства перелицовывается наизнанку, как в нём насаждаются чуждые нам и ему нравы, и в результате он перестаёт быть для нас родным домом. А потеря родного дома — это всегда очень горько.

Несмотря на то, что министерство культуры находится буквально наискосок от МХАТ, то есть в непосредственной близости, в театре происходят далеко не высококультурные события. Чего стоит, например, репетируемый и заявленный к премьере спектакль «Последний герой» по одноимённой пьесе И. Крепостного. К слову, очень показательно, что два премьерных спектакля при новом руководстве (вышеназванный и «Последний срок» по В. Распутину) настойчиво содержат в своих названиях слово «последний», как бы пророчествуя, кликушествуя, намекая нам: всё, что было и пока есть в театре, — это последнее, а вот дальше начнётся нечто новое, совершенно иное.

Вернёмся к «Последнему герою». Сказать, что это нечто низкопробное, — мало. Ненормативная лексика, куча трупов, надуманность и высосанность из пальца сюжета, крайне бедный, банальный и грубый язык, сплошная грязь и чернуха, отсутствие чего-либо светлого и благородного. Отсутствие внятного смысла, наконец. Похоже, что и репетирующий спектакль режиссёр Руслан Маликов, известный, кстати, как постановщик в других театрах Боякова таких «шедевров», как, скажем, «Большая жрачка», изобилующая непристойностями, скабрезностями и т.п., сам не понимает, что ему ставить, а потому и актёрам не может ничего внятного объяснить.

Более того, на репетициях спектакля царит нездоровая, нервозная обстановка, возрастным актёрам, репетирующим главные роли, становится плохо от кошмара происходящего, к ним вызываются врачи, но репетиции при этом не останавливаются. И такое — в стенах МХАТ! Одна за другой в театре открываются какие-то лаборатории, будто актёрам заняться совсем нечем. Ведущий одну из них режиссёр по имени Клим восседал перед актёрами в одних носках, без обуви. Полагал, видимо, что это — проявление высшей свободы. А по мне — так это просто бескультурье. И так — в очень многом. От руководства и приглашённых ими сомнительных личностей проистекает много пафоса, риторики, выспренних речей. А за всем этим — пустота, сильно попахивает аферой. Но изображается видимость кипучей деятельности: «Шумим, братец, шумим».

Новый худрук за время своего трёхмесячного правления успел побывать в отпуске (и не где-нибудь, а в Индии, увлекаясь тамошними буддистскими практиками, несмотря на то, что позиционирует себя как православный), несколько раз — в командировках: подумаешь, мол, огромный, только что принятый к руководству театр и без меня справится. И везде выспренне и фальшиво говорится о высоких материях!

А ведь господин Бояков уже успешно провалил культурные проекты в Воронеже и Перми, а теперь вот и Корпорация развития Крыма подала на него в суд за провал сроков принятия концепции проекта культурно-исторического и туристического центра «Коктебель». Разносторонний человек, этот господин Бояков, куда уж МХАТ до него, а ему — до МХАТ...

И вот что странно: все эти и другие его «успехи» прекрасно известны министерству культуры, но куда же оно смотрит?

Авторы «Правды» совершенно правы: необходимо срочно спасать МХАТ им. М. Горького! И это — дело не горстки честных, борющихся за него людей. Это — обязанность государства! Если оно у нас всё-таки российское.

С уважением

Автор:  Проф.А.И.Орлов [ Вт мар 12, 2019 7:38 pm ]
Заголовок сообщения:  Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко

Вечные «Мгновения» Юрия Бондарева
№26 (30813) 12—13 марта 2019 года
4 полоса
Автор: Юрий Бондарев.

В огромном, глубоком и многогранном творческом наследии, созданном великими трудами Юрия Васильевича Бондарева за его поразительно плодотворную писательскую жизнь, есть и жанр художественной миниатюры, получивший от самого автора название «Мгновения».

Публикация их начиналась в семидесятые годы прошлого века, и они сразу же привлекли заинтересованное читательское внимание. Один за другим выходили фундаментальные романы Юрия Бондарева, печатались его злободневные повести и рассказы, так что с любимым автором мы не расставались. Но и среди гораздо более масштабных его произведений не суждено было затеряться удивительно притягательным «Мгновениям», взявшим в плен, казалось, одновременно и читателей, и самого писателя.

Я помню, что некоторые из бондаревских «Мгновений» при мне обсуждались людьми разного возраста столь же горячо, как и его романы. Ну а про то, что значат «Мгновения» для автора, более всего свидетельствует, пожалуй, такой факт. Ведь, начав работу над ними без малого пятьдесят лет назад, он все последующие полвека её не оставляет.

Почему же? В чём секрет? Однажды Юрий Васильевич написал так: «Жизнь есть мгновение, мгновение есть жизнь». Не в этом ли разгадка крепкой привязанности выдающегося романиста и к этому, казалось бы, предельно локальному жанру?

Задача писателя — останавливать жизнь, чтобы запечатлеть её на своих страницах. В романе или повести это выглядит развёрнуто и объёмно; в «Мгновениях», которые Бондарев пишет уже пять десятков лет, — почти моментально, как фотоснимок.

Да, это может быть мгновенный снимок душевного состояния, которое писатель хочет сохранить навсегда. Или снимок внезапного воспоминания, чем-то поразившего пейзажа, мимолётного разговора, даже мелькнувшей мысли… Говорят: «Остановись, мгновенье, ты прекрасно!» У Бондарева оно может быть и ужасно. Или, вызванное чем-то сугубо обыденным, может увести мысль и чувство путями неожиданных порой ассоциаций куда-то очень далеко или очень высоко…

А драгоценность для нас этой буквально каждодневной писательской работы именно в том, что мы получаем возможность вместе с автором снова и снова прочувствовать или продумать ушедшее время, миновавшую жизнь. И неназидательные уроки мгновений, запечатлённых талантливейшим писателем, для многих становятся уроками жизни и нравственности.

Виктор КОЖЕМЯКО,

обозреватель «Правды».

Пожар Венеры

В мартовские сумерки вышел в голый, весенний сад, и здесь сразу обдало горьким холодком свежести. Деревья стояли в фиолетовой предвечерней прозрачности. Было влажно, тихо и неподвижно. И вдруг я почувствовал какой-то брызжущий свет над головой, он подымался из-за тёмных вершин елей, разгорался всё ярче, всё ослепительней, всё настойчивее и, казалось, растягивался с востока на юг, пылал, рассыпался искрами, воинственно впивался в тёмную синеву, расходился тончайшими иглами к макушкам елей, к нагим ветвям берёз, остро сквозил меж ветвей — и была какая-то ярость в этом слепящем огне, в жарком свете, в этом неистовом небесном пожаре, какое-то торжество: победы, радости, любви...

Утром небо было серое, тихое, будто подёрнутое пеплом, как после пожара, но мне всё-таки казалось, что там, среди звёзд, случилось нечто важное: то ли война, то ли великое торжество любви.

Что же удовлетворяет душу

Если бы величайшие гении — Лев Толстой, Диккенс, Пушкин, Достоевский, Гончаров, Гоголь — проявили бы себя в нелёгкой жизни своей бесчестными, алчными, ложь возлюбившими, какое оправдательное искушение сладостно обрадовало бы треть соблазнённого человечества: стало быть, корысть совсем уж не грех, коли свойственна и великим...

И тут я вспоминаю слова мудрого из мудрых — Экклезиаста, который, будучи царём в Иерусалиме, предпринял большие дела: построил себе дома, посадил виноградники, собрал себе серебра и золота и сделался великим и богатым, но, когда оглянулся на жизнь свою, всё оказалось — суета сует и томление духа... И нет пользы для солнца, и всё оказалось для рта и тела человека, а душа его не насытилась. Что ж, даже несметное материальное благо не удовлетворяет душу. Благо одно — творить для других, отдавать другим, быть в родственной любви с людьми и родной землёй.

И здесь же я вспомнил Льва Толстого, который на людях, шумно не признавая себя патриотом, горько заплакал, когда узнал, что сдали Порт-Артур.

Заданная цель

Уродливые клеветнические позы в телевидении и прессе не всегда проявляют у людей разумных страстное желание полемизировать с так называемыми правдолюбцами, избравшими манеру всепозволительного, точнее — непристойного стиля. Тем более что охраняющие истину доказательства, несдержанная ответная брань или же спокойные аргументы могут глупцам всех мастей и тупицам, коим несть числа, показаться слабостью, оправданием, даже виной, а это унижает истинность реальности и удлиняет срок клеветы, которой предназначено умереть своей смертью.

Какими бы виртуозными ни были выпады и выходки, какой бы изощрённо-иезуитской ни была озлобленность в намерении как можно больнее ударить незаурядного политика, общественного деятеля, грош цена всем этим попыткам, ибо не такому уж тёмному нашему народу в конце концов становится ясно, что в мути ненависти мельтешит пакостная физиономия лжеца и льстеца, бесстыдно извращающего истину на потребу господ, властью овладевших. Таковы многие программы российского телевидения и таковы в подавляющем числе средства массовой информации (исключение редко), торгующие моралью, совестью и правдой. Давно уже нет сомнения, что заданная цель купленной, перекупленной и заложенной серо-желтоватой прессы и аморального «голубого экрана» — это подвергнуть идиотизации повально всё в нашем великом прошлом, в первую очередь духовные и народные ценности, то есть вырвать героические страницы из человеческой летописи, приговаривая, что у славян не было и нет своей истории. После этого на безжизненном пустыре, обработанном «пятой колонной» и американскими бульдозерами, вырастить бумажные розы завезённого колониального образца и придумать не третий, а четвёртый слаборазвитый мир с людьми, на шее которых будут висеть колокольчики, как у прокажённых в средние века.

Постоять в одиночестве

В последние годы она всё чаще снится мне...

Я вижу себя в радостной поре детства, а её молодой, красивой, какой была она в далёкие-далёкие тридцатые годы в Замоскворечье, в дни безоблачной любви её с отцом. Почему-то вижу её гладко причёсанную, в бархатном платье с высоким воротником, облегавшим её белую нежную шею, с закрытыми рукавами до тонких запястий, тоже нежных, родных, которые я поцеловал раз в жизни, когда она болела. Чуть повернув голову, она смотрит на меня тёплым светлым взором, таким же любящим, как в ту пору незабвенного детства, и без слёз, глазами, спрашивает меня о чём-то, обеспокоенная чем-то... И я просыпаюсь со сдавленным стоном в горле, проклиная свою суетную одинокую жизнь, с неизбывной потерей сознания, что её нет на свете уже много лет, моей верной матери. И тогда, не прощая себе ничего, я думаю: это она там вспоминает обо мне и просит прийти туда, где я навечно простился с ней, и постоять там, и поговорить, и молча рассказать о своём одиночестве.

Ненаглядный

Она спросила его:

— Тебе хорошо с ней?

— Да.

— А со мной?

— Нет.

— Мне больно. Вот здесь. — Она показала на грудь. — Если бы ты знал, как мне больно.

Он вяло поморщился. Она взяла нож со стола и протянула ему:

— Ударь сюда. Может быть, боль пройдёт.

— Что за мещанская мелодрама! — вскричал он. — Ты с ума сошла. Я не убийца!

— Но ведь ты предал меня.

С ласковой покорностью глядя ему в лицо, она тихонько прижала его дрогнувшую руку к своей груди.

— Ты слышишь, как у меня стучит сердце?

— Нет.

— Очень стучит. Что бы ни было, оно тебя любит.

— Я не слышу, как стучит твоё сердце, — сказал он раздражённо, почти жёстко. — И зачем все твои сантименты? Надоело! Скучно!

Она опустила глаза.

— Но почему ты предал меня? Разве я заслужила это?

Он с прежним раздражением пожал плечами:

— Всё проходит, милая.

— Нет, не всё, — возразила она, обращаясь к нему улыбающимся взглядом. — Ты читал... или слышал о вечном возвращении?

— Какая ерунда! Я не верю, что вечность вечна! Это слишком многозначительно! Впрочем, хватит этой болтовни! Было и прошло, понимаешь? Хватит! Давай не устраивать сцены, а разойдёмся мирно! Пойми, мне тяжело с тобой, я не могу себя насиловать! Я не люблю, не люблю тебя! Надоели твои сю-сю!

Он не был умён, поэтому кричал, некрасиво исказив своё красивое лицо. Она молчала. Она почувствовала духоту невыносимой тоски и слабо, беспомощно заплакала. Ей было трудно дышать, и тогда она со всей возможной сдержанностью сказала еле слышно:

— Уходи, милый. Прощай, ненаглядный...

Она выговорила это и сквозь слёзы тихо засмеялась от страха перед тем последним, утоляющим муку, что после его ухода она решила сделать с собой.

Птенец выпал из гнезда

Птенец выпал из гнезда и, оглядываясь, увидел незнакомый двор, пёстрых хохлатых кур, вокруг которых, как страж, бдительно вышагивал красавец петух с гордым малиновым гребнем и рыцарскими шпорами. А возле ворот конюшни жевала сено белая сытая лошадь и лениво помахивала роскошным хвостом, отгоняя суетливую стаю воробьёв, радостно возившихся под её ногами в сладко пахучей куче навоза, во всё горло чирикающих восторженно. И птенец зачарованно заковылял к навозной куче, растопыривая ещё не совсем отросшие крылья.

— Кто ты? Зачем ты здесь? Где ты жил? — всполошились воробьи, с тревожным любопытством окружив чужестранца. — Откуда ты?

Но птенец, зарываясь клювом в пахучую кучу, уже не помнил, из какого гнезда он выпал.

Теоретик

Разумеется, он знает, что надо писать так-то, а не этак. Его советы звучат вихрем фейерверков, звонкими пощёчинами литературе, он постоянно пребывает в самообольщении сумасшедшего восторга перед собственным гением. Он мастер декораций. Он купается в баритональном звуке своего голоса, в волнах заёмного остроумия, цитат, афоризмов, среди парабол взятого в кредит интеллектуального злоречия. Чаще всего его фразеология — закамуфлированный косметический кабинет литературного торгашества. Подчас в упоении борьбы с противником он клевещет, забывая, что клеветники слизывают мёд с острия иглы. Подчас в его речах ошеломляет бесстыдное проституирование понятиями во имя скандальной известности.

Его статьи не лишены (для психиатра) некоторого интереса в смысле изучения словесной брани, в которой разлит гнилой запах разврата, тления и садизма, но в нём торжествует злобная насмешка над древним символом: впереди убитого грека не понесут копьё в знак того, что оставшиеся в живых будут мстить бездарным теоретикам. Они обласканы безнаказанностью.

Однако перевозбуждённый критик яростен до умопомрачения, взъерошен до бешенства от бессилия, он мстит советской литературе за то, что она осмеливается быть высочайшей литературой, и его статьи — это даже не статьи, а плохо скрытая ненависть, дурное дело, как выразился бы Достоевский. У этих теоретиков в редкие минуты сомнений физиономия напоминает выставку пустоты и глупости, но едва они взлезают на трибуну, всё в их облике внушительно преображается (жесты, лоб, голос, вращение грозных или иронических глаз), всё весомо, всё оплетает и опутывает простаков, будто сетью. Их главный лозунг чрезвычайно прост: кто с нами, тот велик и бессмертен, и только он, наш непревзойдённый, должен зажигать спички первым, иначе разожгут пожар в литературе жалкие бездарности, в ослеплении не подозревая, что имя их бранным опусам — слава ругаемых гениев.

Не только брать...

— Мы живём в таком мире, где нет друзей! Нет их, нет, никому не верю, никому, все сволочи!

— Ты тоже сволочь.

— Кто-кто? Я?

— Если все сволочи, значит, и ты... А ты забыл свою мать — она тоже сволочь?

— Замолчи! Это святая женщина!

— У тебя нет друзей? А ты сам способен быть другом, а?

— Да, да, я способен, я могу...

— Ой как сомневаюсь я. Это ведь не только брать, но и отдавать.

Далёкое лето

В тот благословенный день замоскворецкого лета, после грозового тёплого дождя, обильно пролившегося над переулками, она, застигнутая где-то ливнем, худенькая, смуглая, в бесстыдно облепившем её ситцевом платье, прошла мимо, с удовольствием ставя босые ноги на дымящийся асфальт, мотая в руке промокшими сандалиями. А он в компании сверстников сидел тогда на перилах крыльца, с крыши которого то и дело шлёпались в солнечные лужи последние капли, и с сочным треском грыз зелёные яблоки, сворованные в саду знаменитого «Великана», крошечного кинотеатра, расположенного за соседним забором.

— Эй ты, босая курица! — крикнул он без всякой причины грубо. — Ты откуда? В канаве купалась?

— Привет, воришки, — ответила она весело.

И окатила его до того насмешливо засиявшим взглядом чёрных глаз, что он быстро не нашёл ответа и запустил ей вслед огрызком яблока.

Так она и запомнилась ему на всю жизнь — гибкая, в облепившем её до колен платье, с сияющими насмешкой глазами из-под слипшихся ресниц. Ему и ей было в то лето по двенадцать лет.

Ощущение времени

Всё чаще приходит мысль, что мир обманывает нас, вселяет в душу надежду на бесконечность жизни, затушёвывает понятие времени, отсоединяя его от пространства и памяти.

Всё ли имеет форму на земле и вне земли? Имеет ли форму солнечный свет, воздух, запах? Есть ли смысл утвердительно говорить о форме Вселенной?

Познать форму зрительно и объяснить её, находясь в самой форме, вряд ли полностью возможно, так как зрению нашему даны границы и видимость становится относительной, и подчас бесформенность представляется формой, а форма — бесформенностью.

Чем ближе к концу жизни, тем яснее, что время не имеет формы, то есть чёткого, реально ощущаемого измерения пройденного пространства, прожитых и пережитых лет, их начала, середины и предполагаемой границы перед исходом. Чаще всего время ощущается как пространство вне границ. И оно в этом случае непознаваемо. Быть может, поэтому в преклонные годы каждое утро кажется оторванным от всей жизни, которой вроде бы и не было, а был только полузабытый вчерашний и наступил сегодняшний день, отъединённый от грядущего завтра. Оно, грядущее, мнится ложно бесконечным: по причине личного везения и счастливой судьбы, «навечное отсутствие» со мной случится в туманном далеко. Это обманное чувство не признаёт категорию пространства, непреложно имеющего завершение и конец.

Самый надёжный инструмент измерения времени — это память, подкреплённая воображением. Но у большинства людей в свой срок память и воображение гаснут, притупляются длительность и краткость времени и чувство формы жизни: начала и её законченности. Это и есть старость.

То, что я люблю
№26 (30813) 12—13 марта 2019 года
4 полоса
Автор: Юрий Бондарев.

ДЕРЕВЬЯ РАСТУТ НОЧЬЮ. Познание это поразило меня, и, уходя от реальности, я попытался объяснить странную тайну природы особой застенчивостью зелёных гигантов, скрывающих увеличение своей красоты, дабы не вызвать чувство превосходства над мало одарёнными чудесной силой соплеменниками. И я спрашиваю себя: не домыслы ли это праздного стороннего миросозерцателя?

Но как ни покажется невероятным, с детства я знаю, что деревья чувствуют прикосновения человеческих рук, ласковое поглаживание пальцами по коре, по листьям, отвечающим вам шелковистым шелестом, нежным теплом. Но они, наши братья и сёстры, чувствуют и насилие над собой, жестокое острие топора, грызущие древесную плоть зубья пилы, пытку железом, которая заканчивается лишь тогда, когда с криком боли в сердцевине — да, я слышал, как кричат умирающие зелёные гиганты, — валятся на землю, разбросав в стороны предсмертно вздрагивающие ветви, так падает, раскинув руки, сражённый пулей человек.

Я часто думаю, что деревья — явные свидетели человеческой истории: сколько же они видели людских судеб, бед, радостей, ненависти, счастливых и скорбных слёз. И не однажды они были свидетелями предательств, заговоров властолюбцев, буйства народных восстаний, революций, попрания правды, злорадного торжества лжи, низкого падения человека, наконец, его величия и его ухода в вечность.

Вместе с тем сколько раз алеющий воздух майского рассвета омывал гордо-прямые стволы сосен, сколько раз перед восходом солнца затихшая листва золотисто пылала на вершинах берёз, сколько раз перед холодами осенние ветры укладывали толстые таинственно похрустывающие ковры под ногами в городских парках.

В первые осенние дожди происходит неизъяснимое секретное общение между землёй и небом: лепет, шуршание капель в листве, стук ещё не сильных струй по железному навесу крыльца, нервная скороговорка воды в водосточных трубах — это особый код, некий разговор, некое сообщение, недоступные нам звуки самой истории, напоминающие человеческое общение.

Июльский сад, весь в солнечном жару, весь в блеске, бликах, тенях — неподвижен, объят зноем, утомлённый избытком солнца, света, горячих испарений. И в этот сонный час, безмерно подчинённый солнцу, больно смотреть на его драгоценный блеск, от которого простая жизнь чудится сказочной.

Лето быстротечно так же, как звонкая осень, в сердитом веселье мотающая среди туч верхушки деревьев, гоняющая по земле обесцененное золото. Потом недолгое успокоение ограбленных ветвей в преддверии долгого, скучного зимнего сна под толщиной белых мохнатых халатов.

И вдруг слепящая радость, нескончаемой глубиной, обещанием любви февральская синева меж ещё голых макушек сада. И особенный сладковатый запах снега, и обилие света, оглушающий крик ворон. И какая-то счастливая сила тянет смотреть в необозримую лазурь неба, на танцующие в её выси под верховым ветерком обнажённые ветви берёз, смотреть в ожидании нескончаемых светлых дней, непотухающих закатов, прелестных птичьих голосов, как если бы впереди с надеждой засияла радужная пора возвращающейся юности.

Придёт время святого беспокойства
№26 (30813) 12—13 марта 2019 года
4 полоса
Автор: Юрий Бондарев.

ВПОЛНЕ можно предположить, что идеалисты, исполненные возвышенного оптимизма, наскоро придумали в энный период истории ветхую декорацию, названную справедливостью, чтобы украсить и успокоить легковерное человечество. Они заменили реальность приблизительно такой сверхизящной формулой: всё идёт к лучшему в прекрасном из всех возможных миров.

Далёкие от прекраснодушия жрецы мировой скорби (пессимисты), обладая внутренней волей, выразили отношение к реальности грубее и глубже: мир идёт от плохого к худшему. Мы все лежим в водосточной канаве, но некоторые из нас видят звёзды там, наверху. Идеалисты не учли, что звёзды эти не зависят от пышных формул, они — истина, как и божеское сострадание и вместе надежда, которые пока ещё удерживают мир в состоянии зыбкого равновесия…

Зло меняло одежды, цвета и оттенки, сущность же оставалась прежней, как и тысячу лет назад. Добро почасту пребывало в непоколебимом и безмолвном нейтралитете и преступно бездействовало, словно бы не желая тратить энергию на недостойного или мелкого противника. Когда оно, добро, вступало в действие, то не доводило дело до конца, нередко останавливалось на половине пути. Не потому ли зло и добро стоят на одном фундаменте, только на разных его краях?

Лишь два раза добро совершило невиданно глобальные прорывы, сотрясая земной шар волей идеи, мужеством и верой миллионов людей. Это были Великая Октябрьская революция и Великая Отечественная война, решившие и судьбу России, и судьбу мира. Октябрьская революция породила строгую справедливость, совестливость, трезвое равенство и разумение с золотой моралью братства наций. Отечественная война утвердила победу, мощь и величие народного государства, хотя уже не было потом на Земле феноменального гения Сталина, и пустота без него ощущалась, точно обломилась часть континента. Но всё же это был благополучный для человечества период не зыбкого, а прочного равновесия, длившегося до начала восьмидесятых годов.

Равновесие надломилось в последующих уродливых зигзагах истории — в предательстве и подлости власть имущих, совершивших неслыханные преступления, поставивших окровавленную Россию в поклонную позицию униженной «подражательной страны». Потому в конце века реформируемая так называемыми демократами и реформаторами страна наша достигла ошеломляющих показателей в антиразвитии экономики, в коварной и беспомощной политике, в разврате идей и растлении молодого поколения, жестокосердии, бесстыдстве и аморальности. И сейчас, как многие соотечественники, я чувствую, что в моё сознание вместилась целая Россия с её болью и страданиями, и я испытываю мучительное состояние душевной тяжести, будто моя Родина стала чужой мне.

Когда я вижу, что исчезает нравственность, то есть люди действуют не по совести, когда любовь стала элементом физическим, то есть превратилась в удовлетворение физических потребностей и переродилась в механическую любовь на обочине любви, когда узаконены в странах Европы, в том числе и в России, сексуальные аномалии, когда омертвляют несравнимую русскую культуру, а школьникам вместо любви к гениям своего Отечества прививают умение раскавычивать и запоминать цитаты из пособий и руководств по порнографии, когда в разбитые окна России дуют ледяные сквозняки, несущие могильные запахи тлена, голода и вымирания недавно самой здоровой и сильной нации, — то я в невесёлые минуты спрашиваю себя: наступит ли наконец пробуждение России, кончатся ли оцепеняющий сон моих современников, их сказочное долготерпение, их как бы усталое безразличие к собственному позору, малодушию, бессилию, кончится ли наше душное погружение во тьму блаженного рабства? Где же предел унижения?

Но в благословенные минуты надежды я всё твёрже и убеждённее прихожу к мысли, что в пришедшем XXI веке произойдёт глобальное изменение на Земле: катастрофы одних политических систем и счастливое возвышение других государств. Я не провидец и всё-таки вижу неминуемый крах сытомещанского монстра за океаном — с его гигантской долларовой паутиной, окутывавшей земной шар многие годы, лопнувшего и сгоревшего во всемирном гневе. И предчувствую его жалкую беспомощность и немощность перед экологической катастрофой, ибо неукротимое обогащение, стремление ненасытно потреблять и владеть всеми ценностями природы, всеми мировыми богатствами всегда заканчивалось в истории гибелью воинственного корыстолюбия.

И вместе с этим падением я вижу возрождённую мою Россию — её пробуждение от дьявольского сна, от наваждения, вижу её в одержимом упорстве обретения былой силы, свободы, одухотворённости и некичливого величия. Это произойдёт не завтра. Россия не сразу, наверное, откажется от положения «подражательной страны», не сразу придёт к решительному осознанию народом собственного пути в XXI веке, собственной идеи и собственной цивилизации, совершенно не совпадающих с задачами цивилизаций чужих.

Но приходит время святого беспокойства. Это значит, что каждому познавшему путь на Голгофу надо кричать «устами своей раны»... Недруги всего русского никогда не услышат похоронного колокольного звона на Руси!

Автор:  Проф.А.И.Орлов [ Пн апр 01, 2019 6:19 pm ]
Заголовок сообщения:  Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко

Наращивать борьбу за достойную жизнь людей труда

№35 (30822) 2—3 апреля 2019 года
3 полоса

Авторы: Виктор КОЖЕМЯКО. Александр ОФИЦЕРОВ.

Противостояние труда и капитала в нашей стране обретает всё большую остроту.

Усиливается наступление на права трудящихся, растёт бедность, большинство семей на себе ощущает социальный геноцид в действии. Именно это и определило основной вопрос, вынесенный на обсуждение очередного пленума ЦК и ЦКРК КПРФ.

Защита социально-экономических прав трудящихся была и остаётся одной из самых приоритетных задач нашей партии. Эта мысль красной нитью прошла в докладе Председателя ЦК КПРФ Г.А. ЗЮГАНОВА. А второй доклад, с которым выступил заместитель Председателя ЦК Д.Г. НОВИКОВ, привлёк внимание участников пленума к предстоящей в 2020 году дате — 150-летию со дня рождения Владимира Ильича Ленина.

Абсолютно органичным стало совместное обсуждение двух этих вопросов повестки дня. Ведь сегодня КПРФ несёт знамя ленинской правды и борется за построение социалистического общества по его заветам. Взыскательный подход к своей работе, стремление совершенствовать её в духе высоких ленинских требований определили главный настрой прений, развернувшихся по внимательно выслушанным докладам.

Иркутский авангард

Вполне закономерно, что первым слово в прениях было предоставлено губернатору Иркутской области С.Г. Левченко, остающемуся одновременно и во главе областного комитета КПРФ. Все знают, насколько трудно приходится в нынешних условиях коммунисту, если он оказывается в исполнительной власти. Не избежал этого и Сергей Георгиевич, который, как все мы видим, подвергнут за последнее время постоянным нападкам провластных СМИ.

Однако реальные дела в регионе под его руководством говорят о другом. Они свидетельствуют об умении определить главные направления деятельности и организовать людей на достижение поставленных целей.

Когда команда Левченко победила на выборах 2015 года, в регионе была накоплена масса проблем. Сразу же взяли курс на повышение качества управления с помощью модели «государства развития» и внедрения элементов государственного планирования. Этот подход быстро доказал свою эффективность: основные социально-экономические показатели Приангарья теперь ежегодно растут.

Так, если внутренний региональный продукт (ВРП) Иркутской области в 2017 году составил 1 триллион 169 миллиардов рублей, то в 2018-м, по предварительным оценкам, — уже около 1 триллиона 241 миллиарда. Прирост ВРП за два последних года составил 4,6 процента.

Левченко в своём выступлении убедительно показал, почему он и его команда пришли к государственному планированию, отказавшись от неэффективного «реактивного» управления экономикой, когда действия предпринимаются только в ответ на очередной вызов.

— Вдохновляясь советским опытом и вооружившись советскими теоретическими наработками, — сказал губернатор-коммунист, — мы приступили к формированию Государственного плана для Иркутской области.

Теперь такой план уже разработан! И рассчитан этот стратегический документ на пять лет. а содержательно он нацелен на три вектора роста, связанных между собой: рост экономики, рост бюджета и рост уровня жизни.

Госпланом предусмотрены преференциальные условия и меры поддержки для крупных инвестиционных проектов, которые снижают сроки их окупаемости. Объём привлекаемых в экономику Иркутской области инвестиций в основной капитал по итогам 2018 года составил 316 миллиардов рублей, что выше уровня 2017 года на 17 процентов. В машиностроительной отрасли объём инвестиций вырос в 4 раза, в химической промышленности — в 3 раза, в нефтеперерабатывающей и пищевой — в 2,6 раза, в деревообрабатывающей — вдвое.

Борьба с незаконными рубками леса привела к снижению их в 2018 году на 47 процентов по сравнению с 2017 годом. Эти и другие меры увеличили объём налоговых поступлений в бюджет от лесопромышленного комплекса до 10,3 миллиарда рублей, что почти на 60 процентов выше уровня 2017 года и в 3,4 больше, чем в 2015 году.

— А самое главное состоит в том, — заявил с трибуны пленума Сергей Левченко, — что экономическое развитие и достижения финансово-бюджетной политики позволяют нам обеспечивать рост благосостояния людей, бороться с бедностью.

Вот лишь некоторые показатели на сей счёт. По предварительным данным, среднемесячная зарплата работников Иркутской области в 2018 году составила 42 тысячи рублей, что примерно на 10 процентов выше, чем в 2017-м.

А планы, подкреплённые строжайшими расчётами, у руководства области ещё большие. Так работают коммунисты, сполна осознавшие свой долг.

Когда закипает протест

О растущих с каждым днём протестных настроениях в Оренбургской области говорил первый секретарь обкома КПРФ М.А. Амелин. Область уже не первый год относят к «красной зоне», а основная причина протестной активности здесь — в наглых нарушениях социально-экономических прав трудящихся. Закрываются многие предприятия, люди теряют рабочие места, дети лишаются средств к существованию.

Есть в области город Орск, который в советское время был её индустриальным центром. Теперь это место самой настоящей катастрофы. Доведённые до отчаяния рабочие Орского машиностроительного завода, более трёх с половиной месяцев находящиеся в простое, при организации и поддержке коммунистов 21 декабря прошлого года вышли на митинг.

— После того как должных мер со стороны администрации не последовало, мы организовали в феврале ещё более массовый митинг, к которому подключились уже и рабочие ряда других предприятий, — рассказал участникам пленума секретарь обкома. — На телеканале «Красная Линия» вышли репортажи об этом. В результате всё-таки началась выплата долгов по зарплате.

Выступавший привёл и ещё несколько примеров, когда благодаря акциям, организованным коммунистами, удалось восстановить справедливость.

— Многие верят нам, надеются на нас, — сказал руководитель коммунистов Оренбуржья, — и мы не имеем права обмануть их ожидания.

Продолжил тему развития протестной активности первый секретарь Башкирского рескома КПРФ Ю.Г. Кутлугужин. Он напомнил, что недавно в Уфе было торжественно отмечено 100-летие создания Башкирской Автономной Советской Социалистической Республики. Соглашение о её образовании подписали Председатель Совнаркома В.И. Ленин и народный комиссар по делам национальностей И.В. Сталин.

Так создавалась государственность Советской Башкирии, которая за короткий срок превратилась из отсталой окраины царской империи в один из самых передовых, индустриально развитых регионов СССР.

Ныне, в результате псевдореформ и откровенного грабежа, серьёзно пострадал крупнейший в Европе нефтехимический комплекс, который нещадно эксплуатировался частниками, вывозившими из республики миллионы долларов. Башкирия лишилась и крупнейшего в мире производства соды. Не менее трагично складывается судьба машиностроительного комплекса, в том числе «оборонки». Численность его персонала уменьшилась на треть. Печальная участь постигла и самое передовое для своего времени электронное производство, известное как Уфимское приборостроительное объединение, работавшее на космос и авиацию. Его коллектив насчитывал более 17 тысяч человек. Сейчас он сократился до 1200. А какая тут была социальная сфера! Всё продали или погубили.

На последних выборах жители республики, особенно молодые, продемонстрировали резкий рост симпатий к КПРФ. «Партия воров и жуликов» потеряла здесь около 20 процентов голосов.

Первый секретарь Ямало-Ненецкого окружкома КПРФ Е.М. Кукушкина поделилась своими впечатлениями о настроении жителей округа. На протестные акции народ собирался здесь довольно вяло, хотя претензий к власти у людей много. Однако сказывались и сила инерции, и страх, что могут быть нежелательные последствия.

И вот — митинг против так называемой пенсионной реформы. Лето, разгар отпусков, из Салехарда с его 50 тысячами жителей не менее 30 тысяч уехали отдыхать на Большую землю. Но, вопреки опасениям, что никто не придёт, собираются около полутысячи человек. Вот что значит, как говорится, накипело!

Власть переполошилась. Конечно, место для митинга она определила на дальней окраине, куда ещё и общественный транспорт не ходит. А люди пришли, добрались. И разговорились!

Чиня всяческие препоны участникам митингов, отправляя их «куда подальше», сама же власть способствовала дальнейшему кипению народного негодования.

— Остановить его будет очень сложно, а точнее, невозможно, — комментировала Елена Михайловна. — Мы готовы к дальнейшим боям.

Активнее защищаться и наступать

Свой взгляд на некоторые проблемы протестного движения с целью его активизации изложил с трибуны пленума первый секретарь Московского горкома КПРФ В.Ф. Рашкин.

Отметив, что в докладе Г.А. Зюганова дана точная и правильная характеристика социально-экономического состояния России и нищенского, буквально на грани выживания, существования её народа, оратор поставил вопрос о виновниках. Кто это? Путин с его командой и премьером Медведевым, «Единая Россия», другие приближённые к президенту, включая ненасытных олигархов. Их курс — это защита класса капитала и сохранение власти буржуа. У нас же другой путь — к социализму и народовластию, с нашей программой и нашими кандидатами.

— Свою программу мы, конечно, предлагаем через законодательные инициативы, и на сегодня мы имеем колоссальную базу законопроектов, призванных обеспечить социально-экономические права граждан, — заметил выступавший. — На всех уровнях — от Госдумы до местного самоуправления. Но, к сожалению, мы не смогли донести содержание наших законопроектов до населения. Увы, но общение с людьми свидетельствует, что они зачастую не знают, над чем мы работаем и за что боремся.

Второй вопрос, поставленный тов. Рашкиным, — о взаимоотношениях КПРФ и профсоюзов. Он считает: назрела необходимость для Компартии создавать собственные профсоюзы, что уже имеется в Греции. Там на массовые акции коммунисты выводят сотни тысяч человек, а вот мы по-прежнему далеки от этого.

И третье. Рашкин уверен, что в народе считают: Путин и КПРФ — одно и то же. Убеждён, что такое сложившееся у многих ненормальное представление необходимо исправлять.

Заключил своё выступление первый секретарь Московского горкома следующим предложением. Как известно, на 11 апреля назначено рассмотрение в суде иска олигарха О. Дерипаски к лидеру КПРФ Г. Зюганову. Так вот, по мнению Валерия Рашкина, есть смысл 10 апреля по всей стране, от Калининграда до Сахалина, вывести народ на пикеты в поддержку руководителя партии.

— Неужели мы своего лидера не сможем защитить от какого-то Дерипаски? — провозгласил выступавший под аплодисменты зала.

Предложение о массовых пикетах в защиту Председателя ЦК КПРФ поддержал в своей речи секретарь Курского обкома партии А.Я. Анпилов. Более активные действия, считает он, необходимы и для того, чтобы отстоять от властного наката Павла Николаевича Грудинина, которого незаконно лишают депутатского мандата Госдумы.

Основная мысль выступавшего такова: у нашей партии большой потенциал, и надо лучше использовать его на всех направлениях работы партийных отделений. Секретарь обкома ссылался при этом на практический опыт курских коммунистов. Например, с помощью интернет-ресурса им удалось значительно увеличить число участников протестных акций. А это в свою очередь заставило и.о. губернатора снизить некоторые тарифы на услуги ЖКХ.

Возможности существенного расширения связей с массами выявил сбор подписей против так называемой пенсионной реформы. За короткий срок в области было собрано 32 тысячи подписей, и это, разумеется, не предел.

В связи с тем, что нынешней осенью предстоят выборы в 18 регионах, оратор предложил в преддверии их провести сбор подписей по типу Народного референдума, поставив перед людьми наиболее острые, наболевшие вопросы.

Оправдывает себя в Курской области систематическое взаимодействие коммунистов со сторонниками и союзниками КПРФ. В блок народно-патриотических сил входит 27 общественных организаций.

— Жизнь показала, что мы можем побеждать «Единую Россию», — подытожил своё выступление секретарь обкома. — И мы её победим.

— У трети жителей нашей области основная часть семейного бюджета уходит на продукты питания и оплату «коммуналки», — с сожалением отметил первый секретарь Псковского обкома КПРФ П.В. Алексеенко. — По смертности и уровню жизни людей регион находится в конце общероссийского списка. За годы так называемых демократических реформ население области уменьшилось на четверть. Поэтому в своей работе обком КПРФ основное внимание уделяет именно этим проблемам.

Пётр Васильевич рассказал, что в прошлом году псковские депутаты-коммунисты после многих попыток добились-таки принятия регионального закона о «детях войны» (их в области 48 тысяч человек), который этому славному поколению помогает преодолевать тяготы нынешней жизни. Теперь пожилые люди получают надбавку к пенсии 355 рублей, для них предусмотрены социальные льготы.

Депутаты-коммунисты постоянно проводят встречи с избирателями, помогая им решить острые социальные вопросы. Например, в нескольких районах области народные избранники деятельно взялись за проблемы водоснабжения и ремонта дорог. Не случайно в последнее время от псковских селян чаще стали поступать заявления о приёме в КПРФ. Некоторые районные парторганизации за два минувших года выросли на десятки новых членов. Появляются на селе и комсомольские ячейки.

Капитализм хозяйничает варварски

Первый секретарь Якутского рескома КПРФ В.Н. Губарев поведал о тяготах жителей этого северного края. Несмотря на богатейшие его недра, за чертой бедности в Якутии живёт каждый четвёртый. В республике лютует безработица, особенно среди молодёжи. Более двух третей молодых людей не могут найти себе работу. В республике закрываются производства, вымирают посёлки, сотни тысяч специалистов отсюда уже уехали, уровень жизни северян, прежде всего малочисленных коренных народов, стал на порядок ниже, чем в среднем по России. Построенное ещё в советское время жильё становится аварийным, растут тарифы на услуги ЖКХ. Недропользователи же (а их в республике более полутора сотен и они, как правило, частные монополисты) все эти проблемы не замечают. Их заботит лишь получение прибыли.

В республике по инициативе депутатов-коммунистов приняты региональные законы о социальной ответственности бизнеса, об экологической экспертизе, предусматривающие возмещение за причинённый территориям ущерб.

— Увы, это не останавливает тех, кто наживается на богатствах республики, — негодует лидер коммунистов Якутии. — Недропользователи, ссылаясь на федеральное законодательство, где всех этих норм нет, продолжают хозяйничать варварски. Поэтому нужна национализация!

Одним фронтом

О том, какие результаты приносит организованная протестная борьба за интересы народа, рассказал секретарь Саратовского обкома КПРФ А.Ю. Анидалов:

— Мы в этой работе всегда шли одним фронтом — наша партия, депутатская фракция коммунистов, уличные акции и информационно-агитационная работа. А началом нового этапа борьбы за социально-экономические права людей в области стала выборная кампания осени 2017 года. Тогда из-за бездарного «единороссовского» руководства области местная казна оказалась пустой. И первое, что пришло в голову чиновникам, — лишить ветеранов льгот на проезд. Мы тут же вывели тысячи людей на улицы, и губернатор был вынужден отменить уже принятое решение. А вот как всё это сказалось на выборах: представительство коммунистов в областной Думе выросло в пять раз.

В результате, по словам секретаря, члены фракции КПРФ сегодня входят во все рабочие группы областной Думы. Мало того, коммунисты добились значительного сокращения расходов на содержание чиновников и отстояли от закрытия многие муниципальные объекты. Например, крупнейший в области бассейн, который хотели пустить с молотка.

Выступавший назвал ещё несколько важнейших адресов, где наши депутаты остановили разрушительную поступь либеральной политики. Это саратовский завод «Серп и Молот». А на заводе автономных источников тока им удалось вернуть заказы и тем самым сохранить производство. И таких примеров успешной борьбы коммунистов за права трудящихся множество.

— За последние полтора года, — продолжил Анидалов, — нам удалось сменить пять нерадивых министров областного правительства, руководителя Общественной палаты, выступившего против закона о «детях войны», отправить в отставку мэра Саратова, председателя избирательной комиссии области и руководителя областной Думы. Ведь «подвигов» за ними водилось немало.

Первый секретарь Воронежского обкома КПРФ С.И. Рудаков, выступая с трибуны пленума, продолжил разговор о судьбе предприятий. Тревог по этому поводу немало и в его регионе.

— Коммунистам практически каждодневно приходится отслеживать ситуацию в трудовых коллективах, — ввёл в курс дела Рудаков. — Мы благодарны руководству КПРФ за то, что оно сегодня вызвалось помочь рабочим сахарного завода, расположенного в небольшом посёлке Садовое. Это предприятие на грани закрытия. Если это случится, то людям просто негде будет работать. А взять наши промышленные гиганты — тот же Воронежский авиационный завод. Приходится беспокоиться и за его будущее. Профсоюзные работники, да и наш воронежский депутат, член фракции КПРФ в Госдуме Сергей Гаврилов говорят, что, увы, не всё на этом флагмане промышленности нынче так гладко, как рапортуют чиновники. Сложная ситуация и на Воронежском механическом заводе, где делают ракеты.

С.И. Рудаков также рассказал, что в Воронеже коммунистам удалось отстоять от нападок чиновников инновационное предприятие по выпуску материалов для стоматологии «Кормед», которое в мэрии хотели закрыть.

Работы по спасению промышленных предприятий в области много. А для того чтобы её координировать, при обкоме КПРФ действует Совет представителей трудовых коллективов.

Важно налаживать контакт и с профсоюзами. Все массовые протестные акции воронежские коммунисты проводят вместе с ними.

Не ронять авторитет

— Выбирая тактику борьбы за социальные права граждан, — заявил на партийном форуме член ЦК КПРФ Б.С. Кашин, — мы должны иметь чёткое представление о сложившейся в России системе власти, которая эти права попирает. Сегодняшняя Россия по методам управления и повадкам несменяемой верхушки весьма напоминает Россию конца XIX — начала XX века. Путин отгородился от народа и даже от парламента, который не может задать ему ни одного вопроса. Он произвольно принимает решения, многие из которых противоречат общественным и государственным интересам. Я имею в виду не только поручения, указы и кадровые решения президента, но и федеральные законы, «по щелчку» принимаемые Госдумой. Сейчас объявлено, что главная задача правительства — выполнение «майских указов» Путина. Указы эти готовились кулуарно, без какой-либо публичной экспертизы. Ряд поставленных в них задач, возможность да и целесообразность их решения вызвали множество вопросов у экспертов. На последней пресс-конференции Путина корреспондент ТАСС спросила президента: насколько проработаны критерии выполнения этих указов? Ответ был примерно такой: нам нужен прорыв, мы собрали ресурсы, наладим контроль, и дело пойдёт. То есть в XXI веке глава огромного государства, нисколько не сомневаясь в правоте своих действий, рассуждает на уровне анекдота «…зачем думать — трясти надо». Стоит ли при таком подходе удивляться отставанию нашей страны от основных конкурентов. Очень точно названа книга Жореса Ивановича Алфёрова о современной России — «Власть без мозгов».

Сегодня полезно обратиться к нашей политической истории предреволюционного периода. Вспомнить, что тогда первым лозунгом большевиков, да и более умеренных политических сил было требование демократической республики.

Ленин подчёркивал, что «борьба с абсолютизмом — первейшее дело».

Борис Сергеевич убеждён, что защитить социальные права народа можно только давлением на власть, но никак не причитаниями, уговорами и челобитными президенту. К сожалению, по его мнению, набор инструментов для такого давления у КПРФ весьма ограничен. Мощных союзников нет, партийная печать никак не может стать массовой. Развивается телеканал «Красная Линия», но острых фактов в его передачах недостаточно. Такие факты призван дать депутатский корпус, в первую очередь фракция КПРФ в Госдуме, полагает он.

— Социалистические идеи, — продолжил Б.С. Кашин, — стремление к справедливости глубоко укоренились в нашем обществе. Это главный ресурс нашей партии. Но после «пенсионной» речи Путина, в условиях падения доходов населения и радикализации общественного мнения, от партии требуется соответствовать моменту. Иначе народные массы пойдут за другими лидерами. У нас есть пример Иркутской области и Хакасии, где многолетняя работа коммунистов и их принципиальная линия принесли свой результат.

Мусорный бак для власти

Первый секретарь Владимирского обкома КПРФ А.С. Сидорко в своём выступлении на пленуме заострил внимание на том, что власть решила превратить область в большой мусорный полигон, куда бы свозились всякий хлам и отходы из других регионов. Против этого выступили коммунисты, развернув в области массовые акции протеста.

— Мы, владимирцы, очень любим Москву и хорошо относимся к москвичам, — заметил секретарь, — но мы категорически против московского мусора. В прошлом году его к нам из столицы было завезено около полутора миллионов тонн. Наша борьба будет продолжаться! В минувшем декабре мы в Киржаче проводили большие митинги против мусорной «реформы». И депутатам-коммунистам, обкому КПРФ удалось убедить губернатора, что если такую «реформу» начать, то наш регион ожидает коллапс и первым «в мусорном баке» окажется сам губернатор.

Продолжил «грязную тему» секретарь Тульского обкома КПРФ, руководитель фракции КПРФ в Тульской областной думе А.А. Лебедев, рассказавший о том, что туляки сегодня также выходят на организованные коммунистами массовые митинги против резкого увеличения стоимости вывоза мусора. Областное правительство, возглавляемое «единороссами», установило один из самых высоких в стране тарифов.

— Если раньше жители области платили за вывоз мусора по 80 рублей с квартиры, то теперь семья в среднем платит порядка 750 рублей, — негодовал выступавший. — Особенно жители Тулы возмущены попытками чиновников разместить новый огромный мусорный полигон рядом с городским кладбищем, где похоронены ветераны Великой Отечественной, Герои Советского Союза.

Чиновники заявляют, что так, видите ли, будет очень удобно. Им плевать, что здесь в 1941 году шли бои за Тулу. Горожане настаивают, чтобы в этом месте был разбит сквер в память о тех героических событиях.

Выступая на пленуме, член ЦК КПРФ, председатель Общероссийского общественного движения «Всероссийский женский союз — «Надежда России» Н.А. Останина заметила, что сегодня власть просто беспардонно наступает на права женщин, данные им Великим Октябрём. Это и сокращённая продолжительность рабочего дня для сельских тружениц, на чьих плечах во многом все заботы приусадебного хозяйства. Это и пенсионная «реформа», также отнимающая у женщин здоровье и годы заслуженного отдыха.

— Выход один — идти на улицу! — заявила Нина Александровна. — Все, наверное, заметили, что на наших акциях протеста всё больше женских лиц. И многие уже убедились, что наши женщины умеют отстаивать интересы народа.

* * *

Подводя итог прениям, Председатель ЦК КПРФ Г.А. Зюганов особо подчеркнул, что в нынешних сложных условиях партия должна укреплять умение защищаться самой и защищать народ от нападок буржуазного режима. Для этого у КПРФ есть всё необходимое: воля, уникальный опыт и крепкая организация.

— Так что, чем мы, коммунисты, дружнее, — заключил Геннадий Андреевич, — тем эффективнее наша борьба!

Автор:  Проф.А.И.Орлов [ Чт апр 25, 2019 8:03 pm ]
Заголовок сообщения:  Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко

Прощай, МХАТ? Или всё-таки простимся с Бояковым...
№46 (30833) 26—29 апреля 2019 года
1 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Новый руководитель великого театра со своей командой проигрывают всухую — 0:2

Продолжаем переживать острейшую драму, развернувшуюся в одном из ведущих театров страны. Увы, не на его сцене, а в самом коллективе МХАТ имени М. Горького — после шоковой смены знаменитого руководителя.

Читатели «Правды» знают, что прославленную Татьяну Доронину «по воле свыше» заменил у руля легендарного театра снискавший известность лишь в определённых кругах Эдуард Бояков. О том, насколько безобразно, бесчеловечно и оскорбительно по отношению к выдающейся подвижнице отечественной культуры была проведена операция её низложения в начале прошлогоднего декабря, наша газета писала (даже кричала!) уже не раз. Говорилось и про абсолютно неподходящий кадр подобранного преемника.

«Сверху» реакции не последовало. А между тем истекает пятый месяц мхатовского правления г-на Боякова. В середине марта была выпущена первая благословлённая им премьера, 19 апреля — вторая. Накануне каждый раз организовывался бурный пиар на ТВ и в прессе. Обещалось событие невероятного масштаба. Но… каков реальный результат? Есть основания сказать об этом.

Итак, что же получилось

Первое и самое главное: событий в позитивном смысле этого слова не произошло. Премьера №1 (сначала о ней) явила зрителям вполне заурядную поделку, смётанную на скорую руку, да к тому же не оригинальную, а заимствованную со стороны.

Известный режиссёр Андрей Кончаловский, используя шестисерийный телефильм классика шведского кино Ингмара Бергмана «Сцены из супружеской жизни», снятый им аж в начале 70-х годов прошлого века, сперва слепил нечто «по мотивам» для театра в Неаполе, близ которого у Андрея Сергеевича теперь своя вилла. Игралось это на итальянском языке и в соответствующих реалиях, с участием супруги режиссёра Юлии Высоцкой. А затем Кончаловский, живущий иногда вместе с женой и в России, решил перенести шведско-итальянскую фантазию на русскую почву, да ещё в «лихие 90-е»: для пущей терпкости восприятия, конечно.

Однако по какой-то причине (качество, скорее всего) театр имени Моссовета, в руководство которого с некоторых пор входит сам Андрей Сергеевич, спектакль этот не принял. Вот тут, очень кстати, как показалось, и подвернулся Бояков со своим интересом. Расчёт простой. Уже имена Бергмана и Кончаловского зрителей заинтригуют. А если в пару с Высоцкой режиссёр предлагает звёздного и медийного любимца женщин Александра Домогарова из того же театра имени Моссовета, успех гарантирован с лихвой.

Примерно так, я полагаю, «продюсерски» мыслил Бояков. Но — просчитался. По существу антрепризный вариант постановки, не имеющий никакого отношения к коллективу МХАТ, зрительский интерес держал весьма недолго. Я увидел, как на первом же представлении люди стали уходить со спектакля.

Оно и понятно. Скучно смотреть на ничем не интересных мужчину и женщину, с крайним трудом переносящих вынужденные отношения, скреплённые «законным браком». От Бергмана мало что осталось. Да и разве Кончаловский работал над этой антрепризой так же, как, скажем, в своё время над «Сибириадой» или «Романсом о влюблённых» в кино?

Какое там! Печать небрежности и спешки здесь чувствуется во всём. Даже в кое-как собранных «левой ногой» кадрах видеоряда, призванного иллюстрировать происходившее в Москве в пору «перестройки» и «реформ». Про такое «кое-как» и говорится напрямую: халтура.

Зритель это иногда понимает. И отвечает соответствующим образом. Что же касается режиссёрских находок, то самая яркая тут, пожалуй, перебрасывание красных женских трусиков, устроенное на сцене между охладевшими друг к другу супругами.

Словом, оваций в зале после завершения тягучего, монотонного действа не было. А вот банкет, как сообщил «в картинках» сайт театра, состоялся. И почтил его своим присутствием сам министр культуры Российской Федерации Владимир Ростиславович Мединский.

Прежде чем перейти к премьере №2

Да, прежде чем высказаться о «Последнем герое» — втором премьерном спектакле на сцене МХАТ за время без Т.В. Дорониной, задержимся на фигуре министра. Конечно, это знак: Мединский поднимает бокал в стенах Московского Художественного академического театра имени М. Горького. А знак чего? Наибольшего благоприятствования, разумеется.

Министры — занятой народ. Тому же Мединскому сколько надо думать-передумать, чтобы дойти до идеи слияния двух знаменитых русских театров, находящихся за сотни километров один от другого — в Ленинграде и Ярославле.

Вряд ли в течение своего министерского срока побывал он в доронинском МХАТ на премьерах. Этот театр всегда был для него «архаикой», не в пример некоторым прочим. И вдруг — не только на премьеру, но и на банкет!

Вот так означается начало новой эры в биографии выдающегося творческого коллектива — от К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко до Э.В. Боякова. К Татьяне Васильевне в министерстве культуры — один подход, а к Эдуарду Владиславовичу — совсем другой.

Да что ж удивляться: министр со своим назначенцем Бояковым — единомышленники. Они строют «новую культуру» в стране. А кто такая Доронина? Вчерашний день.

Кому-то, конечно, смешно даже сравнивать вчерашнего и сегодняшнего руководителей МХАТ по их вкладу в искусство, культуру, достоинство Отчизны. Вы говорите «Васса Железнова»? Тоже в прошлом. Теперь важнее «Большая жрачка». Не знаете, что это такое?

Создатель «Большой жрачки» взялся за «Последнего героя»

Бывает, название пьесы и, соответственно, спектакля сполна характеризует тех, кто это написал и поставил. «Большая жрачка» — подходящий пример. Пьесу с таким названием поставил режиссёр Руслан Маликов. В театре «Практика», который основал Эдуард Бояков.

Вот в этом сочетании, скажу вам, всё удачно сходится. Я имею в виду имена основателя театра и режиссёра-постановщика, названия пьесы и коллектива, на сцене которого она воплощена. Там сплошь такие изделия.

Говорят, у нас свобода творчества. Ну да, любая бездарность имеет право на «художественное высказывание». Пожалуйста! Скажем, в том же театре «Практика». Это вам на самом деле не МХАТ имени М. Горького, который знает весь мир и наивысшая марка которого, как профессиональная, так и нравственная, предполагает обязательную и достойную высоту.

Скажу ещё яснее: далеко не всё, что показывает или может показывать «Практика», позволительно тащить на сцену МХАТ. Этих «Практик» нынче развелось огромное множество, так что бездарям, опирающимся на ни в чём не повинное слово «эксперимент», есть где упражняться. А ведь МХАТ, как вершина, всё же один.

Впрочем, это мнение моё и тех зрителей, которых считаю вменяемыми. У г-на Боякова понимание иное. Потому и взял он для второй премьеры на мхатовской сцене, открывая здесь эпоху своего руководства, пьесу под названием «Последний герой», а постановку доверил режиссёру «Большой жрачки».

Чем выбор пьесы продиктован? Что в этой беспомощной, натужной придумке могло Боякова привлечь? Только одно: изобилие матерных выражений. Их здесь больше, чем страниц, которые «пьеса» занимает.

Почитатели МХАТ, всей душой болеющие за его судьбу, разыскав текст этого безобразия в интернете, были потрясены, шокированы и возмущены.

Многие написали к нам в «Правду», и часть их писем мы опубликовали. Общая позиция категорическая: такое не может и не должно появиться в стенах МХАТ!

Тогда от руководства театра последовали заверения, что ненормативная лексика из пьесы будет убрана. Однако и это не изменило отношения к ней потенциальной публики. Случай оказался из тех, про которые говорят: «Чёрного кобеля не отмоешь добела».

В канун 8 Марта Бояков решил встретиться с наиболее активными и резко настроенными зрителями. И вот что он здесь услышал: «У нас вопрос по поводу пьесы «Последний герой». Мы внимательно прочитали все её варианты, с доработками, с переработками. И мы, постоянные зрители, не согласны с этой пьесой. Это ваша творческая ошибка».

На вопрос, с чем именно люди не согласны, ответ прозвучал чёткий: «Пьеса низкохудожественная. Вы знаете, я скажу, наверное, просто: на мхатовской сцене никогда не было такого. У нас не было таких пьес. У нас был «Вишнёвый сад», были «Три сестры». И сейчас это первая такая постановка, которую вы хотите нам показать. Это ваше творческое лицо?.. Мы в ужасе и в негодовании от этого «произведения»!»

Так прямо в лицо Боякову говорила Евгения Иванова, постоянный зритель МХАТ, филолог по образованию. А что она и её товарищи услышали в ответ? Длинную, но туманную речь о том, каких, оказывается, выдающихся авторов вырастил театр «Практика» под руководством Боякова. «Мы прошли огромный путь работы с современной драматургией, — заявил он. — Я этим горжусь. Эти люди признаны сообществом и чрезвычайно высоко оцениваются этим сообществом».

Каким? Зрители МХАТ явно к нему не относятся. Видимо, понимая это, Бояков даже с некоторым смирением начал вдруг просить о «Последнем герое»: «Просто доверьте нам вот эту попытку. Потому что я в эту пьесу верю, я в этого автора верю».

Смирение, конечно, было наигранным. Спектакль репетировался вовсю, и от доверия зрительского или недоверия ничего уже не зависело.

Однако вечер 19 апреля, вечер премьеры, убедительно показал: правы были потенциальные зрители, а не тот, кто неожиданно получил высочайшее и ответственнейшее звание художественного руководителя МХАТ.

Премьера №2, как и №1, прошла при уходящих из зала, и сказать после её завершения можно было с абсолютной уверенностью: полный провал.

Продолжаться так дальше не может!

А ведь перед этой премьерой зрителей ждал многозначительный сюрприз. Традиционная мхатовская программка с перечислением создателей спектакля поменяла своё лицо. То есть если до этого, даже на спектакле Кончаловского, в ходу были программки для МХАТ традиционные, со своим привычным бежевым цветом и фирменным шрифтом, то теперь всё в корне изменено.

И что сие значит? Бояков решил: пора окончательно заявить новую, ЕГО эру в истории МХАТ. Он, Бояков, идёт и будет идти СВОИМ путём. Несмотря на провалы. Наплевав на мнение зрителей.

Тревожно за объявленную постановку «Последнего срока» по повести Валентина Распутина. С ней-то ведь тоже могут дров наломать. Очень даже просто при эдаких бесцеремонных нравах!

Ну а дальше всё понятно. Дальше в планах пьеса под названием «Конец света» — это из авторов «Практики».

«Откажусь ли я от этих авторов?» — риторически вопрошал Эдуард Владиславович на упомянутой мартовской встрече со зрителями. И сам себе отвечал: «Нет. Это моя жизнь».

Но, может быть, всё-таки продолжить ему свою жизнь в другом театре, более для того подходящем? Зрители МХАТ, для которых этот театр воистину родной, всё более настойчиво указывают пришельцу на дверь, всё более требовательно говорят: «Вам здесь не место. Продолжаться дальше так не может».

И он сам, своей «деятельностью», это подтверждает.

А вы не замечаете, г-н министр Мединский?

Автор:  Проф.А.И.Орлов [ Пн май 06, 2019 8:16 pm ]
Заголовок сообщения:  Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко

Великий образ: Карл Маркс
№48 (30835) 7—13 мая 2019 года
3 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.
Главные специалисты Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ) Людмила ВАСИНА и Татьяна ГИОЕВА беседуют с политическим обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО
5 мая исполнилась 201-я годовщина со дня рождения основоположника научного коммунизма Карла Маркса. А в прошлом году был его юбилей — 200-летие.
Юбилеи выдающихся личностей и событий, так или иначе отмечаемые либо неотмечаемые в данной стране, многое говорят о характере государства этой страны. Если, например, в прошлом же году встретились памятные даты двух писателей — Максима Горького и Александра Солженицына, то разное отношение российской власти к ним (конечно, в пользу последнего) буквально бросалось в глаза.
Двухсотлетие Маркса в Китае, где правит Коммунистическая партия, было отмечено на самом высоком государственном уровне. Выступая на торжественном собрании в Доме народных представителей, Генеральный секретарь ЦК КПК, Председатель КНР Си Цзиньпин заявил, что «имя Маркса пользуется уважением во всём мире, а его теория по-прежнему блистает, подобно бриллианту, светом истины».
Ну а что же руководство нашей страны? На официальном уровне власть постаралась «не заметить» юбилей Маркса, как несколько ранее она максимально принизила значение другого выдающегося юбилея — 100-летия Великой Октябрьской социалистической революции. То есть прямых оценок, связанных с этими историческими датами, от первых лиц государства не прозвучало. Однако определённые оценки достаточно ясно читались в провластных СМИ — правительственной «Российской газете», так называемой «Комсомольской правде», еженедельнике «Аргументы и факты» и т.д.
Я невольно вспомнил клеветнические публикации тех же «Аргументов и фактов», когда в 1991 году захватившим власть ельцинистам требовалось во что бы то ни стало скомпрометировать Зою Космодемьянскую. А теперь обрушились на Маркса, сообщая: «Наибольших успехов «отец политэкономии» достиг в выпрашивании денег». Некто Константин Кудряшов утверждает, что, «не умея толком заработать, Карл виртуозно выпрашивал». Известен якобы случай, когда он просил взаймы у своего голландского дяди Филипса. Тот, будучи предупреждённым «о мотовстве и неблагонадёжности» племянника, дескать, не устоял перед его обаянием и выдал сто талеров. Это, замечает Кудряшов, среднее годовое содержание для средней семьи, но Марксу (надо же, точность какая!) хватило всего на два месяца. И как такое автору статьи удалось подсчитать?
Чтобы получше разобраться с этим и другими сомнительными обвинениями в адрес одного из величайших сынов рода человеческого, я решил обратиться к настоящим знатокам жизни и трудов Карла Маркса. Работе над изданием научного и эпистолярного наследия Маркса и Энгельса, значительная часть которого хранится сегодня в РГАСПИ, две мои собеседницы посвятили в общей сложности почти сто лет.
В 1971 году, после окончания исторического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, Татьяна Тотрадзовна Гиоева пришла по направлению в тогдашний Институт марксизма-ленинизма, а конкретнее — в Сектор произведений К. Маркса и Ф. Энгельса. Через два года, окончив с отличием экономический факультет МГУ, сюда же была направлена и Людмила Леонидовна Васина. Обе восприняли своё распределение как высокую честь, пережили, о чём легко догадаться, немало труднейших испытаний в связи с «перестройкой» и последующими «реформами», но глубоко любимому делу не изменили. Васина возглавляет сейчас группу по изданию Полного собрания сочинений Маркса и Энгельса на языках оригинала (МЭГА), а Гиоева в этой группе занимается изданием переписки Маркса и Энгельса и их корреспондентов.
Работа над уникальным изданием (а вышло уже почти 70 томов, причём почти все — в двух книгах) заслуживает специального рассказа, и, наверное, со временем надо это осуществить. Но сейчас — о том, что давно и остро меня тревожило, а с прошлого, юбилейного для Маркса года и до сих пор тревожит ещё больше. Назовём эту тему так: «Маркс подлинный и поддельный. Против фальсификации великого образа».
Итак, начнём нашу беседу.
Откуда лживые аргументы?
Из воздуха!
Виктор КОЖЕМЯКО. Вы согласились поговорить со мной об извращении реального образа Карла Маркса в публикациях последнего времени, особенно посвящённых недавнему его юбилею. Тогда я назвал в «Правде» одну из своих заметок об этом «Стая шавок — на гения». Разумеется, цель этих шавок ясна: любым способом принизить образ гиганта, в том числе с помощью фейков, то есть лживых аргументов. Но откуда они берутся? Та же история про дядюшку Филипса — откуда?
Татьяна ГИОЕВА. Из воздуха — из атмосферы, в которой мы живём уже более двух десятков лет и в которой всё становится возможным. Ведь перевёртышами, антимарксистами стали в одночасье даже маститые учёные, до этого всю жизнь исповедовавшие и проповедовавшие марксизм. Я не знаю, кто такой Константин Кудряшов, измышления которого напечатали «Аргументы и факты», но фантазии на тему личной жизни Маркса мы находим даже у таких известных ныне историков, как доктор исторических наук Наталия Басовская. Не утруждая себя заглянуть в любую биографию Маркса, она, например, утверждает в газетке «Метро»: «Отец Карла Маркса был раввином». На самом деле отец Маркса Генрих Маркс был известный в городе и за его пределами юрист. В звании советника юстиции он возглавлял коллегию адвокатов г. Трира.
Людмила ВАСИНА. Что же касается К. Кудряшова, то, используя, судя по всему, материалы о Марксе из интернета, где зачастую полуправда сочетается с откровенной ложью, и этот горе-биограф не устоял перед соблазном уличить автора «Капитала». Если бы «мот и бездельник» написал только одну эту книгу, то обилие собранного и обработанного для неё материала, глубина анализа, её научное и историческое значение вполне сопоставимы с работой не одного академического коллектива, а, возможно, и институтов. Да, Маркс не работал в конторах, хотя и предпринимал неоднократно попытки найти постоянный заработок, однако его трудовой день как исследователя и автора многочисленных научных, публицистических работ, общественного и партийного деятеля по продолжительности и интенсивности затраченных сил и энергии, по другим показателям значительно превышал труд обычного служащего. Исходя же из подобных критериев, можно и Пушкина записать в бездельники, ибо он гораздо больше времени уделял творчеству, нежели присутствию на службе, а после его смерти осталась куча долгов.
Т.Г. История с дядей Лионом Филипсом, с которым Маркса на самом деле связывали очень тёплые, душевные отношения, тоже не вписывается в представленную Кудряшовым картину. Филипс был душеприказчиком матери Маркса и распоряжался её финансами. В наиболее острые моменты нужды Маркс был вынужден к нему обращаться, и тот выдавал некоторые суммы в счёт выделенного для Карла наследства. Дядя, безусловно, не одобрял род занятий племянника, но вместе с тем очень гордился его выдающимися способностями и его работами. Подлинную, а не мифологическую историю взаимоотношений Маркса со всей многочисленной семьёй Филипс можно найти в переписке Маркса и в отдельно изданной работе голландского историка Гилкенса (См.: Jan Gielkens. Karl Marx und seine niederlаendische Verwandten. Schriften aus dem Karl-Marx-Haus. Heft 50. Trier, 1999.)
Л.В. А упомянутый Кудряшов, чтобы оправдать свою ироническую параллель Маркса и библейского пророка Моисея, которым якобы тот себя мнил, сообщает, что при рождении будущего автора «Капитала» назвали Мозес (Моисей) Мордехай Леви. Между тем в свидетельстве о рождении Маркса, опубликованном ещё в 1929 году, сообщается: «В году тысяча восемьсот восемнадцатом, седьмого числа мая месяца, в четыре часа пополудни передо мной… предстал господин Генрих Маркс, тридцати семи лет, проживающий в Трире, адвокат высшего апелляционного суда, показал мне ребёнка мужского пола и заявил, что этот ребёнок появился на свет в Трире пятого числа мая месяца, в два часа утра от господина Генриха Маркса, адвоката, проживающего в Трире, и его жены Генриетты Пресборк, и что этому своему ребёнку они пожелали дать имя Карл…»
В.К. Значит, Моисеем от рождения Карл Маркс не был?
Л.В. Вообще не был никогда, поскольку отец его принял протестантство за несколько лет до рождения сына. Спекуляция же на теме «еврейства» Маркса относится к самым низменным приёмам и навевает невольное сравнение с временами фашистского рейха.
В.К. Ладно, выдумка с именем особого значения, конечно, не имеет. Однако на Маркса в провластных изданиях непременно разыскивают какой-нибудь «компромат»...
Т.Г. Это, прямо скажем, избитый приём. Источником этих домыслов зачастую служат некоторые зарубежные публикации довольно легковесного характера. Эти измышления, а подчас и откровенная ложь, как правило, опровергаются документами.
В.К. Но врут без зазрения совести. Так ведь?
Л.В. К сожалению, да. Все эти публикации отразили, безусловно, и уровень подготовки журналистов, слабо владеющих данной темой и зачастую использующих весьма сомнительные источники.
Вместе с тем очевидно, что почти тридцатилетняя обработка умов в антикоммунистическом и антисоветском духе дала результаты. Авторы исходят из низменных жизненных приоритетов, буквально навязываемых нашим гражданам. Характерной чертой многих статей является мещанский взгляд на колоссальную фигуру Маркса и связанное с этим стремление «опустить» содержание и тональность разговора до сугубо бытовой плоскости. Великого человека судят с позиций обывателя.
В.К. Это вы очень точно определили.
Т.Г. В откровенно развязной манере сообщаются и смакуются отдельные факты из личной жизни Маркса, драматичные и даже трагические события, которые ему довелось пережить. Искажённо или нарочито односторонне преподносятся взаимоотношения и разногласия Маркса с идейными противниками, превратно трактуются отдельные его высказывания, в частности касающиеся России. Приводимые цитаты выхватываются из контекста, произвольно препарируются, приобретая в результате существенно иной смысл. Данные, почерпнутые из интернета, не проверяются. Не гнушаются многие авторы и прямым вымыслом, чего мы уже коснулись.
Л.В. Между тем на сегодняшний день имеется огромное количество документальных материалов для правдивого освещения любого периода жизни Маркса. Однако обращение к источникам требует понимания того, что те или иные высказывания необходимо рассматривать в контексте своего времени, учитывать и понимать обстоятельства, при которых были сделаны те или иные оценки. Конечно, такой аналитический подход требует не только много времени, но и предполагает достаточно высокий интеллектуальный и образовательный уровень, что, к сожалению, несвойственно большинству авторов подобных публикаций.
В.К. Да и тем, кто такие публикации заказывает, никакой аналитический подход не нужен. Главное — вы совершенно верно сказали: «опустить» гиганта пониже. Да ещё, добавлю, погуще заляпать грязью.
Т.Г. Точно так же поступают по отношению к другим знаковым фигурам советской эпохи. Например, по отношению к Ленину или Сталину, чьи юбилейные даты впереди. Можно не сомневаться, грязь на них опять будут лить с особым рвением.
Л.В. И непременно со сладострастием перетряхивать нижнее бельё, что стало обычным и в прессе, и в литературе, и на телевидении. Жить без этого не могут: уже приучили зрителей и читателей подглядывать за великими в замочную скважину. Мне, когда сталкиваюсь с подобными писаниями или телесюжетами, построенными на сплетнях вокруг великих личностей, часто вспоминается письмо А.С. Пушкина, которое он направил в ноябре 1825 года П.А. Вяземскому:
«Зачем жалеешь ты о потере записок Байрона? чорт с ними! слава богу, что потеряны. <…> Оставь любопытство толпе и будь заодно с гением. <…> Мы знаем Байрона довольно. Видели его на троне славы, видели в мучениях великой души, видели в гробе посреди воскресающей Греции. — Охота тебе видеть его на судне. Толпа жадно читает исповеди, записки etc., потому что в подлости своей радуется унижению высокого, слабостям могущего. При открытии всякой мерзости она в восхищении. Он мал, как мы, он мерзок, как мы! Врёте, подлецы: он и мал и мерзок — не так, как вы — иначе».
Нет, Маркс не был русофобом
Татьяна ГИОЕВА. Когда думаешь о нынешних попытках скомпрометировать Маркса, становится очевидным, что, отвергая его учение, отрицая его как выдающуюся личность, сегодняшние «властители умов» навязывают нам иной образ — Маркса-русофоба.
Надо заметить, что тема «Маркс и Россия» — чрезвычайно широкая и многогранная, о чём свидетельствует уже объём опубликованного по ней наследия Маркса. Для него она не была самодовлеющей, но и случайной тоже не была. Можно сказать так: вопрос о России вписывался в общий контекст разработки Марксом проблем всемирной истории и перспектив революционного процесса.
Виктор КОЖЕМЯКО. Когда и кем из учёных нашей страны началась разработка этой темы?
Людмила ВАСИНА. Ещё до Октябрьской революции следует выделить в этой области знаний Д.Б. Рязанова — будущего первого директора созданного в 1921 году Института К. Маркса и Ф. Энгельса. В 1909 году им была опубликована статья «Карл Маркс о зарождении господства России в Европе», а в 1912-м — «Карл Маркс и русские люди сороковых годов». Ну а в СССР публикация наследия Маркса и Энгельса, связанного с Россией, а также осмысление его были приоритетной задачей.
В.К. И каков основной вывод?
Л.В. Критические высказывания о России вовсе не были продуктом русофобии Маркса, а вытекали из его социально-классового подхода к анализу тогдашних правящих режимов и государств. Глубокое понимание данной темы требует знания всего научного и эпистолярного наследия Маркса, внимательного анализа его высказываний с учётом менявшегося на протяжении всей жизни исторического контекста, выявления круга его общения, особенно с русскими людьми. К сожалению, сегодня мало кто обременяет себя таким серьёзным подходом.
Т.Г. Более того, у нынешних «марксоедов» совсем иная цель, другой интерес, нежели выявление истины. Скажем, известный историк Наталия Нарочницкая в одном из интервью заявила, что истоки русофобии надо искать в Институте марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, где занимались изданием трудов Маркса — русофоба номер один… При этом использован тот же приём: выдёргиваются из контекста цитаты и делаются соответствующие выводы.
Л.В. Здесь нельзя обойти поистине вопиющую публикацию некоего Николая Андреева, которая накануне 200-летия Маркса (4 мая 2018 года) появилась в правительственной «Российской газете». По-моему, это была единственная статья основного официозного издания, приуроченная к столь значимой дате. И какая?! Готовилась она, конечно же, с расчётом на сенсацию. Ведь именно ею открывается номер, и обратите внимание на огромный, превосходящий все газетные нормы объём.
Т.Г. Плюс название! Разве не сенсационное? «Карл Маркс: сжечь Одессу... разрушить Севастополь…» Как будто он именно к этому призывал.
Л.В. Да, всё рассчитано на то, чтобы ошеломить несведущего читателя. На самом же деле — безграмотная и недобросовестная поделка, свидетельствующая о полном отсутствии профессионализма, а также о политической ангажированности автора. Блестящий разбор её дал Рустем Вахитов в «Советской России» от 11 мая 2018 года, справедливо отметивший, что «этот опус очень показателен в плане демонстрации как содержания, так и качества современной российской идеологии».
Приписывая Марксу высказывания, вызывающие прямые ассоциации с нынешней бандеровщиной на Украине и призванные на эмоциональном уровне воздействовать на читателя официальной «Российской газеты», Андреев не удосужился даже посмотреть, кем и по какому поводу они были сделаны.
Т.Г. Как установил Вахитов, автор использовал в основном цитаты из двух статей — «Восточная война» Маркса и «Силы сопротивления России» Энгельса, в которых анализировался возможный ход военных действий в период Крымской войны 1853—1856 годов. При этом слова из статьи Энгельса приписаны Андреевым Марксу. И мы видим, что такого рода жульнические подтасовки отнюдь не безобидны. Совершенно справедливо делает вывод Р. Вахитов, что подобным образом автор статьи вкладывает в слова Маркса «выгодный себе смысл» и подсовывает его читателям, «предварительно распалив их политические страсти».
Получается самый настоящий подлог, начиная с заголовка статьи. Ведь ни у Маркса, ни у Энгельса нет призывов «сжечь Одессу, разрушить Севастополь». Речь идёт лишь о возможных вариантах дальнейшего развития войны. А некоторые цитаты берутся даже из статьи, написанной для «Новой Рейнской газеты» ещё в 1848 году, то есть за 5 лет до начала Крымской войны.
Л.В. Словом, нельзя не согласиться с Р. Вахитовым, который обобщает всё это так: «Некоторые журналисты настолько не уважают своих читателей, что считают их быдлом, которому можно внушить что угодно. Они не стремятся к объективной, взвешенной оценке, не пытаются выяснить истину, не хотят показать жизненное явление во всей его сложности. Их задача — внушить читателям какую-нибудь плоскую мыслишку, которая на сегодняшний день выгодна начальству, готовому платить за манипуляцию сознанием».
Т.Г. Юбилей Маркса продемонстрировал нам, насколько массовое сознание нынче далеко от знания и понимания личности Маркса. Так, например, когда я вела экскурсии на одной из юбилейных выставок и сообщала слушателям, что Маркс в возрасте 51 года взялся за изучение русского языка, а потом читал на нём не только научную, но и художественную литературу, делал выписки из русских книг, почти все удивлялись такой «новости» для них. Хотя это — общеизвестный факт, который можно найти в любой биографии Маркса. Замечу, что в советское время тема «Маркс и Россия» была достаточно хорошо разработана и представлена.
В.К. Конечно! Знали и о высочайшей оценке Марксом трудов и личности Чернышевского, и о том, что Энгельс, ещё раньше изучивший русский язык, переводил пушкинского «Евгения Онегина», и про глубочайший интерес их обоих к развитию и перспективам революционного движения в нашей стране. Совсем не случайно Маркс стал секретарём-корреспондентом I Интернационала для России…
Л.В. Теперь такие знания — огромная редкость. Хорошо, что «Правда» в связи с юбилеем Маркса посвятила русской теме целый ряд интересных и содержательных материалов. Особенно хочется отметить статью доктора исторических наук Владислава Гросула «Карл Маркс и русские революционеры» (в №42 от 24—26 апреля 2018 года). Исключительно полезными, в том числе по этой теме, стали научно-практические конференции, проведённые КПРФ.
Больше, чем ложка дёгтя…
Виктор КОЖЕМЯКО. Давайте, хотя бы кратко, остановимся на выставках, которые вы упомянули. Во скольких из них участвовал РГАСПИ, то есть бывший наш Центральный партийный архив, где вы сейчас работаете?
Татьяна ГИОЕВА. В трёх. Одна проходила в родном городе Маркса Трире с 5 мая по 21 октября 2018 года, и называлась эта масштабная международная выставка «Карл Маркс 1818—2018. Жизнь. Дело. Время». Её курировал лично президент ФРГ Франк-Вальтер Штанмайер, а посетили почти 95 тысяч человек, включая значительное число иностранных туристов.
Документальные и музейные коллекции РГАСПИ, связанные с именем Маркса, были представлены на историко-документальной выставке «Это Маркс?!», проходившей в мае — июне 2018 года в Государственном центральном музее современной истории России («Правда» рассказала о ней в №55 от 31 мая 2018 года). А с 17 октября 2018-го по 14 января 2019 года в Русском музее в Санкт-Петербурге проходила выставка «Маркс навсегда», где экспонировались работы известных советских художников и скульпторов, воплотивших образ Маркса, из музейной коллекции РГАСПИ, а также картины современных художников, свидетельствующие о том, как образ Маркса преломляется сегодня в умах художественной интеллигенции.
В.К. «Правда» и об этой выставке писала, но остро критически. Помните? «Русский музей превратили в «Свиное рыло» (это №16 за 14 февраля 2019 года).
Людмила ВАСИНА. Конечно, мы читали эту статью. И, замечу, в целом с ней согласны. Однако наш архив не причастен к тому глумлению, какому был подвергнут великий мыслитель и революционер в двух залах данной выставки из четырёх. Экспозиция, на мой взгляд, отразила состояние общественного сознания в современной России, а также поставила вопрос о социальной ответственности художника, о соотношении художественного мастерства и содержательного воплощения исторически значимых фигур в искусстве.
Организаторы выставки — работники Русского музея — со знанием дела отобрали для показа по-настоящему ценные реликвии из нашего музейного собрания, которые демонстрировались в первых двух залах и получили высокую оценку зрителей. Но далее организаторы решили противопоставить «культовому» представлению о Марксе в советском изобразительном искусстве современный скандальный китч. Олицетворением его и стали написанные специально к юбилею Маркса картины модных санкт-петербургских художников, в которых нашли воплощение самые пошлые и низменные представления о Марксе и марксизме, доминирующие в среде либеральной интеллигенции со времён горбачёвской «перестройки».
В.К. Судя по всему, эти «картины» больше похожи на карикатуры? И вред от них, наверное, гораздо больше, чем от ложки дёгтя в бочке мёда…
Л.В. Не стоит упрощать. С чисто профессиональной точки зрения это могли быть интересно написанные картины. Суть именно в идейных смыслах. Масштабная инсталляция — так называемая «Капелла марксизма», созданная творческой сектой «Колдовские художники» в шутовской, абсурдистской манере, должна обрушить все мифы о Марксе, представляя его житие и вехи развития марксизма в форме самого низового карнавального юмора. Мы здесь видим и окарикатуренного Маркса, а рядом — тоже превращённых в шаржи Энгельса, Ленина, Сталина, Фиделя Кастро, Че Гевару, Мао и др. Так что своеобразная подготовка к юбилеям Энгельса, Ленина и Сталина уже началась.
Т.Г. Но следует прямо сказать: зрители в большинстве своём не приемлют глумления над истинно великими людьми, что отразила книга отзывов данной выставки. Вероятно, «Капелла `а la Маркс» не нашла отклика в душе большинства посетителей. А у многих вызвала возмущение.
Л.В. Интерес к выставкам и в Москве, и в Петербурге был очень большой. Московская совпала с чемпионатом мира по футболу в нашей столице, и на неё приходило много иностранцев. Проводя экскурсии, я часто слышала в заключение: «Хорошо бы прийти сюда ещё раз, чтобы повнимательнее всё осмотреть».
Т.Г. А я помню, что так же говорили в своё время посетители Музея К. Маркса и Ф. Энгельса в Москве. Действительно, некоторые приходили сюда многократно. И сегодня, уверена, такой музей был бы востребован. Представленные в экспозиции уникальные документы и экспонаты дали бы возможность познакомиться с подлинной историей жизни Маркса в контексте времени, в котором он жил и творил, а не порождать мифы и легенды. Все юбилейные мероприятия прошедшего года — конференции, выставки, телепередачи, фильмы, публикации — убеждают нас в том, что личность Маркса продолжает вызывать интерес.
В.К. В какие годы действовал музей?
Л.В. Открыли в 1962 году, а закрыли в 1988-м на реставрацию, передав, к счастью, музейные фонды на хранение в РГАСПИ. Но в 1991 году здание передано было Дворянскому собранию (а как же!), и довольно скоро этот дом был приведён в негодное состояние. После этого здание передали Музею изобразительных искусств имени А.С. Пушкина.
В.К. Это уже лучше, конечно. Но для Маркса и Энгельса здания в Москве не находится?
Л.В. О, было бы прекрасно, если бы удалось тот музей восстановить! Ведь в нашем архиве хранится самое полное в мире собрание документов и личных вещей Маркса и членов его семьи, а также ценнейшие коллекции тысяч подлинных документов и артефактов по политической и социальной истории Западной Европы, начиная с ХVII века, и истории международного рабочего движения. Словом, есть что показать: многое здесь удивительно интересно. Только вот добиться воссоздания Музея Маркса и Энгельса пока не получается.

Автор:  Проф.А.И.Орлов [ Пн май 13, 2019 10:59 pm ]
Заголовок сообщения:  Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко

Великий образ: Карл Маркс
№49 (30836) 14—15 мая 2019 года
4 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Главные специалисты Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ) Людмила ВАСИНА и Татьяна ГИОЕВА беседуют с политическим обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО

Перед вами — вторая часть беседы о Карле Марксе, начало которой опубликовано в предыдущем номере «Правды» (№48 от 7—13 мая 2019 г.).

НАПОМНИМ, что 5 мая с.г. исполнилась 201-я годовщина со дня рождения основоположника научного коммунизма. А в прошлом году был его юбилей — 200-летие.

Юбилеи выдающихся личностей и событий, так или иначе отмечаемые либо неотмечаемые в данной стране, многое говорят о характере государства этой страны. Если, например, в прошлом же году встретились памятные даты двух писателей — Максима Горького и Александра Солженицына, то разное отношение российской власти к ним (конечно, в пользу последнего) буквально бросалось в глаза.

Двухсотлетие Маркса в Китае, где правит Коммунистическая партия, было отмечено на самом высоком государственном уровне. Выступая на торжественном собрании в Доме народных представителей, Генеральный секретарь ЦК КПК, Председатель КНР Си Цзиньпин заявил, что «имя Маркса пользуется уважением во всём мире, а его теория по-прежнему блистает, подобно бриллианту, светом истины».

Ну а что же руководство нашей страны? На официальном уровне власть постаралась «не заметить» юбилей Маркса, как несколько ранее она максимально принизила значение другого выдающегося юбилея — 100-летия Великой Октябрьской социалистической революции. То есть прямых оценок, связанных с этими историческими датами, от первых лиц государства не прозвучало. Однако определённые оценки достаточно ясно читались в провластных СМИ — правительственной «Российской газете», так называемой «Комсомольской правде», еженедельнике «Аргументы и факты» и т.д.

Я невольно вспомнил клеветнические публикации тех же «Аргументов и фактов», когда в 1991 году захватившим власть ельцинистам требовалось во что бы то ни стало скомпрометировать Зою Космодемьянскую. А теперь обрушились на Маркса, до неузнаваемости извращая реальный его образ. То же самое — в других изданиях.

Тогда я назвал в «Правде» свою заметку об этом «Стая шавок — на гения». Разумеется, цель этих шавок ясна: любым способом принизить образ гиганта, в том числе с помощью фейков, то есть лживых аргументов. Но откуда они берутся?

Чтобы получше разобраться с клеветническими обвинениями в адрес одного из величайших сынов рода человеческого и как можно убедительнее опровергнуть их, я решил обратиться к настоящим знатокам жизни и трудов Карла Маркса. Работе над изданием научного и эпистолярного наследия Маркса и Энгельса, значительная часть которого хранится сегодня в РГАСПИ, две мои собеседницы посвятили в общей сложности почти сто лет.

В 1971 году, после окончания исторического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, Татьяна Тотрадзовна Гиоева пришла по направлению в тогдашний Институт марксизма-ленинизма, а конкретнее — в Сектор произведений К. Маркса и Ф. Энгельса. Через два года, окончив с отличием экономический факультет МГУ, сюда же была направлена и Людмила Леонидовна Васина. Обе восприняли своё распределение как высокую честь, пережили, о чём легко догадаться, немало труднейших испытаний в связи с «перестройкой» и последующими «реформами», но глубоко любимому делу не изменили. Васина возглавляет сейчас группу по изданию Полного собрания сочинений Маркса и Энгельса на языках оригинала (МЭГА), а Гиоева в этой группе занимается изданием переписки Маркса и Энгельса и их корреспондентов.

Работа над уникальным изданием (а вышло уже почти 70 томов, причём почти все — в двух книгах) заслуживает специального рассказа, и, наверное, со временем надо это осуществить. Но сейчас — о том, что давно и остро меня тревожило, а с прошлого, юбилейного для Маркса года и до сих пор тревожит ещё больше. Можно назвать эту тему так: «Маркс подлинный и поддельный. Против фальсификации великого образа».

Итак, продолжим нашу беседу.

Как познать личность гения?

Виктор КОЖЕМЯКО. Маркса в нынешней России плохо знают. Согласны со мной?

Людмила ВАСИНА и Татьяна ГИОЕВА. Безусловно. Это — очевидный факт. И столь же очевидно, что знать его необходимо.

В.К. Но задача эта очень нелёгкая.

Л.В. Да, нелегко охватить все стороны великой личности, все грани колоссального творческого наследия, оставленного нам основоположником научного коммунизма. Карл Маркс прожил по нынешним меркам недолгую жизнь. Он умер, не дожив около двух месяцев до своего 65-летия. Но эта жизнь была насыщена таким неустанным интеллектуальным трудом, что, оценивая его научное наследие, которое в издании МЭГА должно составить 114 томов, можно только поражаться объёму сделанного Марксом в области общественной мысли и революционной практики. Он был активным участником и аналитиком многих событий европейской истории XIX века. «Маркс стоял выше, видел дальше, обозревал больше и быстрее всех нас. Маркс был гений, мы, в лучшем случае, — таланты», — написал Энгельс.

Действительно, поражают широта его интересов, диапазон многообразнейшей деятельности. Мыслитель, начавший с наиболее абстрактной области человеческого познания — философии; учёный-экономист, сорок лет отдавший созданию своего главного труда — «Капитала»; революционер, бескомпромиссный борец против власть имущих; публицист, редактор или сотрудник десятков газет и журналов в Германии, во Франции, в Англии, США; создатель и идейный руководитель первых международных организаций рабочего класса — Союза коммунистов и I Интернационала. «Маркс был прежде всего революционер. Участвовать в деле освобождения современного пролетариата… вот что было в действительности его жизненным призванием», — сказал Энгельс при прощании с Марксом на Хайгейтском кладбище в Лондоне.

Т.Г. Вот почему следует особо подчеркнуть, что Маркс прожил удивительно цельную жизнь. Своей отличительной чертой он сам, отвечая на вопросы анкеты в альбоме старшей дочери Женни, назвал «единство цели». Несмотря на трудную судьбу политического эмигранта, материальную нужду, лишения и утраты, Маркс не изменил принципу, сформулированному им в школьном выпускном сочинении «Размышления юноши при выборе профессии»: «трудиться для человечества». «Если человек трудится только для себя, он может, пожалуй, стать знаменитым учёным, великим мудрецом, превосходным поэтом, но никогда не сможет стать истинно совершенным и великим человеком, — написал 17-летний юноша. — История признаёт тех людей великими, которые, трудясь для общей цели, сами становились благороднее; опыт превозносит, как самого счастливого, того, кто принёс счастье наибольшему количеству людей… Если мы избрали профессию, в рамках которой мы больше всего можем трудиться для человечества, то мы не согнёмся под её бременем, потому что это — жертва во имя всех; тогда мы испытаем не жалкую, ограниченную, эгоистическую радость, а наше счастье будет принадлежать миллионам…»

В.К. Вы не находите, что знакомство сегодняшней молодёжи с Марксом стоит начинать разговором об этом его школьном сочинении? Ему всего 17 лет, а он уже определил самое главное для своей будущей жизни…

Т.Г. Определит вскоре и то, каким образом может принести счастье наибольшему числу людей: став революционером, а не конформистом.

«Его стихией была борьба. И он боролся с такой страстью, с таким упорством, с таким успехом, как борются немногие», — сказал Энгельс. Эту суть своей натуры молодой Маркс выразил в стихотворении «Чувства» в «Книге любви», посвящённой будущей жене Женни фон Вестфален:

Не могу я жить в покое,

Если вся душа в огне,

Не могу я жить без боя

И без бури в полусне.

* * *

Мой удел — к борьбе

стремиться,

Вечный жар во мне кипит,

Тесны жизни мне

границы,

По теченью плыть претит.

Спустя 20 лет на вопрос «Ваше представление о счастье?» Маркс ответил в другом варианте анкеты («Исповеди»): «Борьба». И уже на закате жизни в беседе с американским корреспондентом Дж. Суинтоном 6 сентября 1880 года на вопрос о решающем законе существования «Что есть сущее?» Маркс вновь, по словам журналиста, «серьёзно и торжественно ответил: «Борьба!»

И американскому корреспонденту показалось, что в этом ответе — «закон жизни».

Высшее призвание революционера

Виктор КОЖЕМЯКО. Стоит заострить внимание на том, как сам Маркс пришёл к пониманию этого закона жизни. Что стало для него главнейшим в борьбе на благо человечества?

Людмила ВАСИНА. В первую очередь это была борьба за изменение общественных условий мира частной собственности, кумиром которого была нажива, а сущностью — всеобщее отчуждение, и прежде всего — отчуждение человека от результатов его труда, безвозмездно присваиваемых капиталом. Философии созерцания, уделом которой было лишь пассивное познание окружающего мира, Маркс противопоставил философию революционной практики. Центральной идеей знаменитых «Тезисов о Фейербахе» (весна 1845 года) стало выраженное в итоговом, одиннадцатом тезисе положение о решающей роли революционной практической деятельности человека в познании и преобразовании мира: «Философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его».

Сегодня понятия «революция», «революционер» предельно искажены в массовом сознании. Они отождествляются со стихией тотального разрушения, цинизма и отсутствия моральных принципов в духе героев романа Достоевского «Бесы». Термин «диктатура пролетариата» порой приравнивается к ГУЛАГу. Безусловно, всё это не имеет ни малейшего отношения ни к Марксу, ни к революционной теории марксизма.

Татьяна ГИОЕВА. Маркс впервые доказал, что вся социальная история человечества была (и остаётся по сей день) борьбой классов, существование которых обусловлено определёнными экономическими условиями и проистекающими из них общественными и политическими отношениями. В популярном очерке «Карл Маркс», написанном для немецких рабочих и опубликованном при жизни Маркса в альманахе «Народный календарь» («Volks-Kalender») в Брауншвейге в 1878 году, Энгельс подчеркнул: именно Маркс показал, «что во всей разнообразной и сложной политической борьбе речь шла всегда об общественном и политическом господстве тех или иных классов общества», а именно «о сохранении господства со стороны старых классов» и «о достижении господства со стороны поднимающихся новых».

Л.В. Своё первое великое открытие, называемое материалистическим пониманием истории, Маркс дополнил созданием теории прибавочной стоимости. В главном труде — «Капитале» — он доказал, что «обогащение современных капиталистов не в меньшей степени, чем это было у рабовладельцев или эксплуатировавших крепостной труд феодалов, происходит посредством присвоения чужого неоплаченного труда и что все эти формы эксплуатации отличаются друг от друга лишь тем способом, каким этот неоплаченный труд присваивается». «Но тем самым, — резюмировал Энгельс, — у имущих классов было выбито последнее основание для лицемерных фраз, будто в современном общественном строе господствуют право и справедливость, равенство прав и обязанностей и всеобщая гармония интересов, и современное буржуазное общество было разоблачено… как грандиозное учреждение для эксплуатации громадного большинства народа незначительным, постоянно сокращающимся меньшинством». Эти два великих открытия Карла Маркса легли в основу научной теории социализма, справедливость выводов которой доказывает современный глобальный капитализм, где сегодня 1 процент населения Земли владеет 99 процентами богатств всего человечества.

В «Капитале», работе над которым Маркс отдал в общей сложности 40 лет жизни, он теоретически раскрыл механизм создания прибавочной стоимости в результате присвоения капиталом неоплаченного труда рабочего. «С тех пор как на земле существуют капиталисты и рабочие, не появлялось ещё ни одной книги, которая имела бы такое значение для рабочих…» (Энгельс). Здесь были исследованы внутренние законы функционирования и развития капиталистической экономики, сделан прогноз о неизбежности революционной смены капитализма обществом, построенным на отрицании частной собственности на средства производства. С выходом «Капитала» идеи, провозглашённые в «Манифесте Коммунистической партии», получили теоретическое обоснование. Поэтому «Капитал» — «главное и основное сочинение, излагающее научный социализм» (Ленин).

Неудивительно, что на протяжении большей части своей политической жизни Маркс, по словам Энгельса, был в Европе «тем человеком, которого больше всего ненавидели и на которого больше всего клеветали. Правительства — и самодержавные и республиканские — высылали его, буржуа — и консервативные и ультрадемократические — наперебой осыпали его клеветой и проклятьями. Он сметал всё это, как паутину, со своего пути…».

Клевету может одолеть только правда

Виктор КОЖЕМЯКО. Оружию клеветы, как сполна продемонстрировал год 200-летия Маркса, должна быть ещё активнее противопоставлена сила правды — о нём и о марксизме. Однако с этим, как мы убедились, далеко не всё благополучно. Требуется прежде всего просто элементарное просвещение людей, начиная со школы. А этого нет, да пока и не предвидится. Мракобесие берёт верх?

Татьяна ГИОЕВА. Действительно, несмотря на море литературы о Марксе — по данным библиотеки Конгресса США, ему посвящено больше исследований, чем любой другой личности в истории человечества, — сегодня в нашем обществе о реальном Марксе мало кто знает, а то, что пишут, зачастую весьма далеко от истины.

«Наряду с великим умом, это великое сердце, которое так горячо билось ради всего человечного, ради всего, что носит человеческий облик», — написал в своих воспоминаниях о Марксе его друг Вильгельм Либкнехт. Обосновывая необходимость запечатлеть для истории воспоминания людей, лично знавших Маркса, Либкнехт отмечал: «О его частной жизни, о нём, как о человеке… не знают почти ничего. О Марксе, как о человеке, высказывались почти исключительно противники и, следуя единому шаблону, изображали его бессердечным, расчётливо холодным, высокомерно взирающим с заоблачных высот своего презрения к миру и человечеству на простой люд… Насколько же совершенно иным был этот человек!»

В.К. Каким он в реальности был, лучше всего показывают воспоминания о нём и его переписка.

Людмила ВАСИНА. К счастью, пожелание Вильгельма Либкнехта было выполнено: воспоминания о Марксе и Энгельсе тех, кто их хорошо знал, удалось собрать. В советское время они вышли тремя изданиями. Но, конечно, теперь это уже библиографическая редкость, требующая массового переиздания.

Т.Г. Можно порадоваться, что в прошлом году была переиздана биография Маркса, написанная его правнуком Робером-Жаном Лонге, под названием «Карл Маркс — мой прадед». Хорошо, что «Правда» рассказала об этом в номере от 26 июля 2018 года.

Л.В. Можно было бы переиздать сборник «Семья Маркса в письмах». А вообще хотелось бы подчеркнуть значение переписки Маркса и Энгельса, а также их писем другим адресатам. Вот где эти мыслители и вожди рабочего движения предстают волнующе живыми людьми! Приведу для примера лишь несколько строк из письма К. Маркса Зигфриду Мейеру, датированного 30 апреля 1867 года:

«Итак, почему же я Вам не отвечал? Потому, что я всё время находился на краю могилы. Я должен был поэтому использовать каждый момент, когда я бывал работоспособен, чтобы закончить своё сочинение, которому я принёс в жертву здоровье, счастье жизни и семью. Надеюсь, что этого объяснения достаточно. Я смеюсь над так называемыми «практичными» людьми и их премудростью. Если хочешь быть скотом, можно, конечно, повернуться спиной к мукам человечества и заботиться о своей собственной шкуре. Но я считал бы себя поистине непрактичным, если бы подох, не закончив полностью своей книги, хотя бы только в рукописи».

Т.Г. Речь идёт о работе над «Капиталом» и о том, какие физические муки приходилось тогда Марксу переносить. Мало кто знает, что на протяжении многих лет он страдал от тяжелейшей, изнурительнейшей болезни — карбункулёза, следствия истощения организма от тяжёлых условий жизни и постоянных умственных перенапряжений. Всё тело покрывалось у него ужасными нарывами, причинявшими невероятную боль. А он работал, не считаясь ни с чем, стремясь вооружить пролетариат научной теорией революционного преобразования мира. Около 800 источников использовано им в тексте только первого тома «Капитала»! А объём изученных им работ и информации по самым разным областям знаний вообще не поддаётся количественному измерению!

Л.В. Великолепно написал Энгельс на следующий день после кончины Маркса в письме Фридриху Адольфу Зорге: «Человечество стало ниже на одну голову, причём самую значительную из всех, какими оно обладало».

Т.Г. А насколько уверенно прозвучали известнейшие слова в прощальной речи Энгельса о своём великом и незаменимом друге: «И имя его и дело переживут века!» Это же не просто громкая фраза, это глубоко осознанное и выверенное утверждение, которое, как жизнь доказала, стало пророческим.

В.К. Изумительная дружба двух этих единомышленников и борцов сама по себе представляет образец необыкновенной нравственной силы. В мои школьные годы мы немало об этом слышали, читали, знали. С тех пор, например, мне запомнилось высказывание Поля Лафарга: «Нельзя думать об Энгельсе, не вспоминая в то же время Маркса, и наоборот: жизни их настолько тесно переплелись, что составляли, так сказать, одну единую жизнь». А ведь нынешние молодые в большинстве никакого представления об этом не имеют!

Л.В. Величайшее упущение, которое надо навёрстывать. Чего стоит один лишь вклад Энгельса в завершение работы над «Капиталом» после смерти друга. Ленин не случайно так высоко это оценил: «Изданием II и III томов «Капитала» Энгельс соорудил своему другу величественный памятник, на котором невольно неизгладимыми чертами вырезал своё собственное имя. Действительно, эти два тома — труд двоих: Маркса и Энгельса».

Т.Г. Невозможно оторвать Маркса и от его семьи, где тоже по-своему раскрывались лучшие его человеческие качества. Напомню для примера, как писала об отце одна из дочерей — Элеонора: «Тем, кто посвятил себя изучению человеческой природы, не покажется странным, что человек, бывший таким непреклонным борцом, мог быть в то же время добродушнейшим и нежнейшим из всех людей. Они поймут, что он потому и умел так остро ненавидеть, что был способен так глубоко любить...»

Л.В. Суть в том, что дело Маркса (главное дело его жизни!) вовсе не было чуждо членам его семьи. В связи с этим обращаешь внимание на массу деталей в воспоминаниях. Скажем, у немецкого рабочего Фридриха Лесснера читаем: «Дом Маркса был открыт для каждого заслуживающего доверия товарища. Те часы, которые я провёл в кругу его семьи, для меня незабываемы». И вот — существенная подробность: «Когда готовый экземпляр «Капитала» на русском языке дошёл до него из Петербурга, то это событие как важное знамение времени превратилось для Маркса, его семьи и его друзей в настоящее торжество».

Не только для него и друзей, но и для семьи! Прекрасно, когда так бывает, а в данных обстоятельствах — именно так.

Т.Г. Это тем более дорого, если опять-таки учесть, сколько тяжелейших испытаний Марксу вместе с его семьёй довелось перенести. Ещё раз напомним: ведь жизнь политического эмигранта, находящегося под каждодневным полицейским надзором, была сопряжена с материальной нуждой и бесконечными лишениями.

Из-за отсутствия у Маркса постоянного заработка семья подчас оказывалась на грани нищеты. В одном из писем к друзьям Женни, жена, очень образно представила картину бедствий: болезнь младшего сына, опись имущества за долги, вплоть до мебели, белья, одежды, колыбельки ребёнка и даже детских игрушек; выселение из квартиры. Продажа остатков мебели, чтобы с трудом на какое-то время поселиться в двух гостиничных комнатушках.

Л.В. Свидетельства подобной нужды можно найти и в письмах самого Маркса. В одном из них он признаётся, что у него нет денег, чтобы вызвать врача и купить лекарства больным жене и дочке, что «в течение 8—10 дней... семья питалась хлебом и картофелем, а сегодня ещё сомнительно, смогу ли я достать и это».

Т.Г. К кабальной зависимости от домовладельцев и торговцев прибавились ещё более тяжёлые беды — смерть детей. Из семерых детей Маркса выжили только три дочери. Порой родителям приходилось залезать в долг, чтобы похоронить ребёнка. Трое умерли, не дожив до года, но самым страшным ударом стала смерть 8-летнего Эдгара, который был всеобщим любимцем...

В.К. И, несмотря ни на что, Маркс оставался верен своему жизненному выбору! Хотя, изменив ему, мог бы благоденствовать.

Л.В. Выручала помощь Энгельса, но скромное положение конторского служащего в манчестерской фирме отца «Эрмен и Энгельс» существенно ограничивало его возможности.

Поразительно то, что при всей тяжести положения и трагических потерях семья Маркса была по-своему счастлива. Прежде всего потому, что этот союз был основан на любви, взаимном уважении, общности интересов и целей.

Т.Г. На сей счёт можно добавить выразительные свидетельства нашего соотечественника Максима Максимовича Ковалевского — известного историка, социолога, этнографа и юриста, бывавшего в семейном кругу Маркса и знавшего царившие здесь отношения. А о самом Марксе он написал с чеканной ясностью и высотой восхищения: «В его лице я имел счастье встретиться с одним из тех умственных и нравственных вождей человечества, которые по праву могут считаться его великими типами».

Л.В. Маркс создал теорию, призванную изменить мир, ликвидировать эксплуатацию человека труда, создать общество на основе подлинной свободы, социального равенства и справедливости. «Мировоззрение Маркса нашло приверженцев далеко за пределами Германии и Европы и на всех литературных языках мира», — констатировал Энгельс. Эта теория и сегодня привлекает своим системным подходом к анализу общества, поиском глубинных причин, лежащих в основе социальных противоречий и конфликтов, нацеленностью на достижение общественного идеала. Развитие процесса глобализации мировой экономики сделало, по мнению многих экспертов, классический марксизм особенно актуальным. Неудивительно, что вышедшая первым изданием в 2011 году книга Терри Иглтона «Почему Маркс был прав» стала мировым бестселлером и уже дважды издавалась в России.

Т.Г. Наследие Маркса как явление общечеловеческой культуры является важнейшей составляющей духовной и интеллектуальной атмосферы XIX и ХХ веков. «Манифест Коммунистической партии» Маркса и Энгельса, насчитывающий сегодня почти 250 изданий на языках народов мира, и первый том «Капитала» Маркса, 150-летие со времени выхода которого широко отмечалось во всём мире, решением ЮНЕСКО в 2013 году были включены в список печатных изданий всемирного значения. Осенью 1999 года по результатам проведённого британской корпорацией Би-би-си голосования в интернете Маркс возглавил список наиболее выдающихся людей второго тысячелетия.

В.К. Всё это вместе взятое складывается в удивительный пример для молодых людей, особенно тех, которые решают стать коммунистами. Жизнь Маркса и Энгельса, Ленина и Сталина даёт впечатляющий материал для воспитания убеждённых борцов за справедливость. Если теоретические труды классиков марксизма-ленинизма поначалу могут показаться молодёжи слишком трудными для восприятия, то их жизнь, великая дружба и борьба способны дойти не только до ума, но и до сердца юных.

Л.В. Если у кого-то по нашей нынешней теме возникнут вопросы, пусть пишут: мы готовы ответить.

В.К. Что ж, надеюсь, читатели это учтут. Спасибо. До новых встреч на страницах «Правды»!

Автор:  Проф.А.И.Орлов [ Чт май 23, 2019 2:29 pm ]
Заголовок сообщения:  Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко

Премьеры, которые огорчают и возмущают
№53 (30840) 23 мая 2019 года
4 полоса
Автор: Владимир ТАЛИСМАНОВ, постоянный многолетний зритель МХАТ.

Вы не забыли, что на дворе у нас нынче Год театра?

Но странно как-то складывается он. Едва отшумело праздничное всероссийское открытие в зале Ярославского академического театра имени Фёдора Волкова, начатое выступлением президента страны, как из министерства культуры РФ выпархивает поразительная идея: слить этот Волковский театр (между прочим, старейший профессиональный в России!) с Александринским в Санкт-Петербурге. Расстояние — многие сотни километров, а их вдруг… объединить.

Право, не было никогда и нигде ничего подобного! Ну а разве можно припомнить что-нибудь похожее на расправу с народной артисткой СССР Татьяной Дорониной, более тридцати лет возглавлявшей один из ведущих российских театров — Московский Художественный академический имени М. Горького? Расправились тоже по приказу министра культуры и тоже, получается, в ознаменование Года театра…

Возмущению зрителей, всей душой любящих МХАТ и прославленного руководителя его, не было и нет предела. Оно вылилось в поток писем, часть которых публиковала «Правда».

Зрители обращаются и к президенту России. И что же? Отвечают на все их письма (от имени президента?) из того же министерства культуры. Причём, отвечая, просто-напросто лгут. Вот строки этой стандартной отписки, дословно повторяющейся с подписями разных должностных лиц:

«В настоящее время Татьяна Васильевна Доронина возглавляет Московский Художественный академический театр им. М. Горького (далее — театр) в качестве Президента, а также продолжает свою деятельность в качестве актрисы. Структурные изменения в театре осуществлены в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации, в том числе полномочиями руководителя в целях совершенствования организационно-хозяйственной деятельности театра. Данные меры не затрагивают творческой деятельности Т.В. Дорониной».

Очень даже затрагивают! До такой степени, что она в течение последних месяцев из-за нанесённой ей душевной травмы и соответствующего состояния здоровья не может заниматься ни творческой и никакой другой деятельностью. А уж писать, что она ВОЗГЛАВЛЯЕТ МХАТ им. М. Горького в качестве Президента, — это ложь запредельная.

Да, такая должность ей предложена, однако фактически она фиктивная и реально возглавлять МХАТ, конечно же, не позволяет.

Реально художественным руководителем и директором МХАТ им. М. Горького стал Эдуард Бояков. Совершенно не подходящая для такой роли фигура! Об этом убедительно свидетельствуют и первые результаты его работы на ответственном посту, первые выпущенные при нём премьеры, чему «Правда» уже посвятила свою статью (см. «Прощай, МХАТ? Или всё-таки простимся с Бояковым…» — в №46 за 26—27 апреля с.г.).

Сегодня продолжим тему откликами зрителей и заметками театральных критиков. Судя по всему, для многих происходящее в МХАТ и вокруг него остаётся остро волнующим.

Виктор КОЖЕМЯКО,

обозреватель «Правды».

Зрители кричали: «Позор!»

В переживающем свою трагедию знаменитом русском театре — МХАТ им. М. Горького 19 апреля с.г. состоялся премьерный показ спектакля «Последний герой». Это представление по тексту, написанному неким, ранее не известным московскому зрителю Тимофеем Зиновьевичем Ильевским, «творящим» под псевдонимом «Иван Крепостной». Ещё в феврале преданным зрителям МХАТ удалось раздобыть первоначальный текст г-на Ильевского. Именно «текст», а не пьесу, так как графоманские потуги этого автора, напичканные мерзопакостным матом, назвать пьесой язык никак не поворачивается. Вот «На дне» — это пьеса, «Вишнёвый сад» — тоже пьеса. Но можно ли поставить в один ряд с ними любое бумагомарание?

ЗРИТЕЛИ ТОГДА подняли тревогу: обратились во множество инстанций с просьбой прореагировать на то, что новопоставленный директор-худрук МХАТ им. М. Горького г-н Бояков собирается втащить на сцену Художественного театра.

По-видимому, наши старания возымели некоторое действие: Бояков клятвенно пообещал, что пьесу доработают и мы, дескать, будем прямо-таки счастливы.

Ставить спектакль поручили г-ну Маликову, выпускнику вуза, готовящего режиссёров театрализованных представлений и праздников для домов культуры. Доселе Маликов был известен в основном спектаклем «Большая жрачка» в театре Боякова «Практика». Эту поделку, наполненную отборным матом и изображениями половых актов, интернет хранит в записи.

Словом, был у Маликова весьма своеобразный опыт. Естественно, актёры МХАТ были озадачены, что их, выпускников ведущих театральных вузов, переучивают играть люди, не имеющие ни актёрского, ни режиссёрского образования, ни достижений в драматическом театре и кино. Апофеозом этих репетиций стала просьба «добровольно» раздеться догола, ибо, по задумке режиссёра, это раздевание — аллегория России, раздетой в 1990-е годы... Зрители опять были вынуждены привлечь внимание общественности к такому безобразию...

* * *

Дальше, как и положено, за два месяца на официальном сайте МХАТ им. М. Горького началась продажа билетов на новый спектакль. Наблюдение показало, что за неделю до премьеры было продано всего несколько десятков билетов из 1370! Как же так?! Ведь основной претензией министра культуры к прежнему руководству театра была именно недостаточная заполняемость зала. Для повышения заполняемости, по официальным заявлениям, и был призван «выдающийся театральный продюсер и менеджер» г-н Бояков, основным успехом которого считается организация премии «Золотая маска» — «чудовищно сложное» мероприятие по раздаче премии с ориентацией на весьма сомнительные для нормальных ценителей искусства критерии.

Как же это, повторю свой вопрос: такой профессионал — и такой чудовищный провал? И при выборе материала для постановки, и при её осуществлении! Кто же виноват? Злодеи-злопыхатели? Молодые актёры, которым было объявлено, что «всё из-за того, что они плохо играют»? Империалисты? Верная «доронинская рать», не давшая выпустить на сцену своего любимого театра густой мат и отвратительные скабрёзные словечки?

Нет, на самом деле причина — в чудовищном непрофессионализме постановщиков, в отсутствии профильного образования и достойного опыта работы, в отсутствии понимания задач НАСТОЯЩЕГО театра, запросов зрителей, избравших МХАТ для себя как место получения новых знаний и очищения души жизнеутверждающими спектаклями.

Признавать и показывать всем (в том числе министерству) явный провал новые руководители не решились. И вот за неделю до премьеры начали усиленными темпами раздавать БЕСПЛАТНЫЕ приглашения и пропуска в бюджетные учреждения Москвы. Автор этих строк встретил своих бывших коллег — сотрудников одного из вузов Москвы, которым в большом количестве передали такие бесплатные пропуска на премьеру. Так и начали показ нового спектакля — с минимальным количеством проданных билетов и с абсолютным большинством розданных приглашений и пропусков. В фойе и зале всех встречал фотограф: новым руководителям был необходим фотоотчёт о грандиозной заполненности зала! Привозили на премьеру и автобусами, как на голосования-«карусели».

Перед началом спектакля человек, отвечающий ныне за связи театра с общественностью, угодливо, как официант, подносил программки журналистам, которым были заказаны хвалебные отзывы на премьеру. К слову, одна газета перестаралась с заданием так, что выпустила статью о премьере... на день раньше оной!

* * *

Спектакль начался. Перед закрытым пожарным занавесом зрителям предстала следующая картина. На авансцене лежал пьяный человек — сын главного героя, старика 77 лет, военного в отставке. Далее появились некие бандиты, которые пытались размозжить молотком голову лежащему. Главный герой, угрожая пистолетом, бандитов прогнал. И тут я вспомнил про программку: на ней красовался возрастной ценз «12+». Значит, по мнению Боякова, изображение сцены жестокого убийства — это для 12-летних детей?

Но дальше пошло ещё «лучше». Поднялся технический занавес, и перед зрителями открылась сцена, заполненная актёрами, изображающими тряску: наверное, кто от наркотической ломки, кто от алкогольного похмелья.

Последовала и безвкусная какофония «народных сцен»: молодые актёры, разодетые во всё, что удалось найти на складе костюмов МХАТ, проносят по кругу знамёна, модели самолётов, вещи из быта советских людей и так далее. Вероятно, это должно было поразить зрителя «глубиной режиссёрской находки». Но ведь любая подобная «находка» должна быть дополнением к чему-то содержательному, а в данном случае — бездарный, пустой текст, который никак не удалось «украсить».

Ну а кто же оказался тем самым «последним героем», который, по словам г-на Боякова, есть «герой прямого действия, человек, который отвечает за выживание социума»? Вероятно, у нас с г-ном Бояковым разные представления о героях. Для меня герой — тот, кто, не задумываясь, бесстрашно рискует или жертвует своей жизнью ради других. Например, мой дед, ушедший на фронт через два дня после того, как ему исполнилось 17 лет, или Юрий Гагарин, или парни из спецназа, спасавшие детей в Беслане.

А для Ильевского, Боякова и Маликова (такое складывается впечатление) герой — это человек, решивший поиграть в игру и подложивший в тоннель петарды, которые, взорвавшись, убили парня, а девушке разворотили живот до кишок. Герой? Равняться на таких героев? Как это понимать? Очередная подмена понятий, девальвация высокого звания «герой». Такой вычисткой памяти усиленно занимаются наши нынешние заокеанские «партнёры», как раз через подмену понятий в кино, театре, литературе. Вот уж и убийца — герой.

Текст Ильевского чудовищно беден. Чудовищно! Примитивные диалоги, наполненные бытовыми подробностями. Скажем, про то, как «живот болит» (исправленная сценическая версия про «месячные»). Текст больше походит на самодеятельную школьную пьесу, которую сочинили «в каморке, что за актовым залом». В настоящих театральных пьесах есть и завязка, и кульминация, и развязка, и мораль. В этом тексте — ничего. Спектакль неожиданно прерывается. Такое впечатление, что ни автор, ни режиссёр не смогли придумать финал.

* * *

Поклоны. Зрители терпеливо дождались, пока их любимые актёры, которых собрала и выпестовала народная артистка СССР Татьяна Васильевна Доронина, скроются за занавесом: уж больно не хотелось их расстраивать. Но как только занавес закрылся, зрители со всех концов зала начали кричать: «ПОЗОР!» Ни режиссёр, ни автор, ни «великий» директор-худрук-журналист на поклоны не вышли. Побоялись или было так нестерпимо стыдно?

Мне, признаюсь, впервые было стыдно за МХАТ. За мой самый любимый театр! За театр, в котором я со школьной скамьи! За театр, который мне школьной скамьёй оставался до 4 декабря 2018 года, когда я узнал об увольнении Т.В. Дорониной.

Автор:  Проф.А.И.Орлов [ Ср май 29, 2019 7:11 pm ]
Заголовок сообщения:  Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко

В защиту интересов трудового народа
№56 (30843) 30 мая 2019 года
4 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Депутат Государственной думы РФ, кинорежиссёр, народный артист России и Украины Владимир БОРТКО в беседе с политическим обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО

Помню, как в своё время я обрадовался, узнав, что выдающийся кинорежиссёр Владимир Бортко вступил в ряды КПРФ. Такие люди, которых знает вся страна и чей талант признан в мире, становятся своего рода лицом партии.

А потом Владимир Владимирович был избран депутатом Государственной думы, начал активно работать в её Комитете по культуре. Тогда же посчастливилось мне побеседовать с ним о первых шагах на новом поприще. И я обратил внимание, как серьёзно относится он к непривычным для него обязанностям депутата и насколько важным считает, что в Думе стал членом не какой-нибудь другой фракции, а именно КПРФ. О своём звании коммуниста говорил с явной гордостью.

Шли годы. Были у меня с В.В. Бортко и ещё беседы для «Правды», подтверждавшие чувство высочайшей ответственности этого человека за причастность его к Коммунистической партии, за доверие, оказанное избирателями, которые наделили его полномочиями своего депутата в парламенте страны.

Вот и на этот раз мы встретились в связи с темой его гражданской и партийной ответственности.

Чья у нас диктатура

— Владимир Владимирович, вы уже восемь лет депутат Государственной думы. Можно сказать, политический деятель. Я даже слышал, что собираетесь выдвигаться на выборы губернатора Санкт-Петербурга. Это правда?

— Пока я ещё только кандидат в кандидаты. Надо муниципальный фильтр пройти, а эта процедура, как известно, в руках наших политических оппонентов — «Единой России». Всё очень не просто.

— Но если вы принимаете такое решение, значит, с высоты депутатского поста вам открылось что-то новое. Наверное, осознали и необходимость, и возможность для себя взяться за ответственную губернаторскую должность.

— Не то чтобы новое открылось. Скорее так: утвердился в своих взглядах на сегодняшнюю нашу действительность, которую считаю глубоко несправедливой. И хочется активнее повлиять на изменение её к лучшему.

— А что особенно вас тревожит?

— Многое. Как, я думаю, и большинство моих соотечественников. Ну вот, например, не забыли вы прошлогоднюю операцию по увеличению пенсионного возраста, то есть продлению срока выхода на пенсию?

— Нет, конечно.

— И скажите, что это такое? Что сие значит? Для того чтобы суть этого деяния стала всем вполне ясной, давайте вспомним, что представляет собой партия, которая (единственная!) проголосовала в Думе за меры, направленные — совершенно очевидно — против интересов людей труда.

«Единая Россия» — это партия крупного капитала и потомственного (если не сказать, коррумпированного) чиновничества, интересы которых она выражает и защищает.

— Удивляться нечему: каждая политическая партия отстаивает интересы своего класса.

— Собственно, об этом я сейчас и говорю, поскольку далеко не все понимают, что это самое главное. Вот мы слышим: была у нас в советское время диктатура пролетариата. Правильно, поскольку у власти находилась партия пролетарская. А сейчас — буржуазная, соответственно и диктатура буржуазии.

— Две разные политики.

— Абсолютно! Как бы карикатурно ни изображали сегодня тех комиссаров в кожанках и с маузером через плечо, но что они в первую очередь сделали? Ввели восьмичасовой рабочий день, бесплатное образование, здравоохранение, детские сады и ясли, доступную культуру, гарантированное пенсионное обеспечение и так далее. Всё для улучшения положения человека труда! Это и есть та самая диктатура пролетариата, проклинаемая нынешней властью.

А что она принесла трудящимся? Что сделала для них диктатура буржуазии? Вот тут я и обращаюсь к тем горьким мерам — продлению пенсионного возраста и повышению НДС. Это ведь не что иное, как наступление на права человека труда. Во время нашей революции они были завоёваны, Советская власть эти права трудящимся дала, а нынешняя — отнимает.

— Да, отнимает права одно за другим!

— Тот же НДС (налог на добавленную стоимость) поначалу для кого-то звучит вроде бы абстрактно, а потом идёт человек в магазин и видит, что цены реально всё больше кусаются. И плата за услуги ЖКХ, за лекарства, бензин и многое другое, что жизненно необходимо, неуклонно нарастает. При прежних или даже меньших заработках большинства людей.

Всё это, повторю, делается «Единой Россией» — партией крупной буржуазии. Трудящихся она готова гнобить как угодно, без конца залезая к ним в карман, зато к «своим» — иное отношение.

— А как же! Свои они и есть свои...

— Обеднел вдруг Дерипаска на какую-то сумму — и государство прямо-таки бежит к нему на помощь. Миллиардов не жалеет на поддержку, вытащит из любой беды. Интересно, что за последние годы беднее стали у нас почти все категории граждан. Кроме олигархов. Их-то никакой кризис не берёт: богатеют и богатеют...

За родной город душа болит

— Вы говорите о несправедливости нынешней жизни. В родном вашем городе, каким стал для вас Ленинград-Петербург, сталкиваетесь с этим тоже?

— Ещё бы! Потому и крепнет мысль вмешаться лично в управление уникальным, прекрасным городом, который буквально на глазах теряет свою красоту и привлекательность. Я живу здесь уже 45 лет, он мне безмерно дорог, и я уверен, что могу быть ему полезен не на словах, а на деле.

— К тому же вы придёте в управление городскими делами не один. С вами — партия, в которой вы состоите: КПРФ.

А это, по-моему, немало значит.

— Исключительно много! И очень хочется, чтобы важность этого поняли мои земляки. Надо им взглянуть аналитически и очень серьёзно задуматься. Ведь за последние без малого три десятка лет руководители города не раз менялись, но были фактически все они от одной «партии власти». Теперь вот ушёл Полтавченко, и на его место прочат Беглова. Но это, извините, одно и то же: «Единая Россия». И тянется такое уже сколько времени! Замена одного «единоросса» другим ничего не даёт.

С приходом коммуниста изменится не только фамилия губернатора, не только лицо в руководящем кабинете. Заранее можно твёрдо сказать, что изменится проводимая политика. Она, в соответствии с нашей партийной Программой, будет диаметрально противоположна линии «Единой России». Прежде всего — своей заботой об интересах трудящихся, что я закладываю в основу моего плана действий.

— Диапазон этих действий должен быть очень широкий, так ведь? Скажите, пожалуйста, какие современные проблемы города-героя ощущаются вами наиболее остро.

— Начну с того, что Питер по населению вдвое меньше Москвы, а бюджет его... Представьте, бюджет меньше в пять раз! Если же взять ту часть бюджета, которой может распоряжаться непосредственно мэрия, то получится — в десять! Отсюда нынешняя ухоженность Москвы и обшарпанность, запущенность Петербурга, хотя оба города — федерального значения. Отсюда и трагедии, которые каждую зиму у нас происходят. Удивляться нечему, если на 15 крыш в городе один чистильщик-мигрант. Денег на большее нет.

— Значит, первое всё-таки — добиваться увеличения бюджета города?

— Безусловно. А это неразрывно связано с необходимостью возрождения нашей промышленности, почти половину которой за время «перестройки» и «реформ» мы потеряли. Мириться с этим дальше нельзя. Требуется действовать. От этого зависят ведь не только рабочие места, но и средства, скажем, на культуру города, на социальную сферу и т.д.

И надо наконец принимать действенные меры против коррупции, которая у нас не меньше, а, может, даже больше, чем в Москве. Задача нелёгкая, но, я уверен, осуществимая...

— Проблемы центра города и отдалённых районов различаются?

— Несомненно. Если взять наш центр, то здесь до сих пор 700 тысяч человек живут в коммуналках. Замечу: по численности это население такого города, как Ульяновск, и терпеть подобное недопустимо. Как правило, затягивается в центре капитальный и текущий ремонт, автомобилистов мучают невыносимые пробки...

— А на что жалуются люди в окраинных районах?

— Здесь ныне возводят гигантские «человейники», а дорожка-то между ними зачастую одна. Школ нет, больниц нет, детских садиков и яслей — тоже...

И виной тому в значительной мере опять-таки коррупция, а также разные другие виды воровства. Одолеть это — значит существенно поправить дело в интересах трудового большинства. Личный пример людей, которые придут на смену прежнему руководству, я думаю, сыграет решающую роль. Если они не будут подвержены коррупции, то и подчинённые строже будут к себе относиться.

Начинать всем и всегда надо с себя! А я про себя хорошо знаю: к жульничеству органически не способен. Так что с этим уверенно пойду во власть.

— Для руководства городом и ещё кое-что требуется.

— Согласен. А что главное? Знать дело и уметь работать с людьми. Что касается знания моего родного города, то за время депутатства в Госдуме я его значительно углубил. Ведь, скажем, в приёмную мою, которая находится в Питере, приходят ко мне со своими нуждами сотни горожан. И с каждым я должен разобраться, каждому помочь. Таким образом познаёшь досконально городские проблемы, вдумываешься в способы эффективного их решения. У меня много мыслей накопилось на сей счёт.

А организаторская работа, без которой губернаторская должность неосуществима, составляет основу и моей режиссёрской профессии, которой я занимаюсь всю жизнь. Масштаб меньше, чем у градоначальника? Это так. Но суть, осмелюсь сказать, одна. И она либо есть у человека, либо её нет. Поверьте, в этом отношении я всесторонне себя испытал. Да и люди, работавшие со мной бок о бок, могут дать достаточно полную характеристику моих организаторских данных.

Без усилий прорыв невозможен

— Словом, вы намерены обрушить установившуюся властную монополию «Единой России» в городе Санкт-Петербурге?

— Да. В интересах абсолютного большинства трудящихся — жителей нашего города.

— Я согласен, что это крайне нужно. Однако и весьма нелегко. С одной стороны, «партия власти» за время своего долгого правления настолько себя скомпрометировала, что в последние годы и президент страны, и губернаторы, входящие в эту партию, идут на выборы не от неё, а как самовыдвиженцы. Но с другой — весь административный ресурс по-прежнему работает именно на этих кандидатов. И понятно, что они остаются представителями крупной буржуазии, потомственного чиновничества, как вы их назвали. Изменить положение возможно?

— Сама жизнь показывает: да, возможно. Хотя, конечно же, это нелегко. Но всё-таки успешно руководит Иркутской областью мой товарищ по партии Сергей Георгиевич Левченко. Прекрасно зарекомендовал себя на посту мэра Новосибирска коммунист Анатолий Евгеньевич Локоть. Я несколько лет с интересом наблюдал, как буквально на глазах растёт молодой московский коммунист Андрей Клычков, и вот он уже губернатор Орловской области, причём работой своей подаёт большие надежды.

А Валентин Коновалов в Хакасии? Какие только хитрости и махинации не придумывались властью, чтобы загородить от него должность главы республики. Не вышло! Победил на выборах и достойно взялся за дело.

— О чём всё это свидетельствует?

— Можем! То есть в наших рядах, в Коммунистической партии Российской Федерации, такой большой потенциал способных, умелых, честных руководителей, что хватило бы на многие ответственные участки государственной деятельности, на десятки регионов. Да вот не допускают. На всех уровнях руководства, как мы видим, коммунистам ставится заслон.

— Что же делать в этих условиях?

— Много чего можно и нужно делать нашим партийным отделениям в каждом регионе. Однако прежде всего я скажу об элементарном и, кстати, имеющем отношение не только к членам КПРФ.

Вот ведь то и дело слышишь сетования, что «Единая Россия» захватила «всё на свете». Но мне обычно сетующего хочется спросить: а ты сам, лично, хоть как-то этому воспрепятствовал? Есть, например, у тебя возможность голосовать на выборах против тех, кто представляет идеологию и политику нынешней власти. А ты такой возможностью воспользовался?

Начинаешь разговаривать, выяснять — и оказывается: на выборы человек давно уже не ходит и, стало быть, даже малейшего влияния на ситуацию не пытается оказать. Но брюзжать-то между собой можно сколько угодно, а ведь толку от этого никакого…

— И ваш совет?

— Не совет — категорический призыв! Сделай ты над собой некоторое усилие, преодолей инерцию, оторви зад от дивана и пойди, проголосуй. Против той же «Единой России» или партии-аналога, если они для тебя неприемлемы. Есть реальная альтернатива — КПРФ, за неё и отдай свой голос. Мало того, позови друзей-товарищей с собой на избирательный участок, чтобы они тоже проголосовали.

— Вы же знаете обычную реакцию: «Да что голосовать — всё равно будет так, как они захотят».

— Возражу. Нет, не всё равно. Мы, конечно, пережили чёрные годы тотальных фальсификаций, когда результат голосования всюду определялся заранее и что-либо изменить было почти невозможным. Но, во-первых, даже тогда, пусть не часто, но удавалось что-то изменить. А, во-вторых, вместе с ростом недовольства, происходящим в стране, протесты становятся всё более массовыми и настойчивыми, не считаться с ними совсем властям становится всё труднее. Вспомните упоминавшиеся выборы в Хакасии. Вспомните результат недавнего противостояния в Екатеринбурге.

— Да, там властям пришлось серьёзно отступить. Показательными, в том числе для России, стали и выборы на Украине. Когда у нас тоже народное требование перемен достигнет схожего накала, фальсификации на выборах не помогут.

— Всем надо приходить на избирательные участки и голосовать. Если я пройду муниципальный фильтр и стану кандидатом в губернаторы родного города, буду добиваться, чтобы участие в выборах приняло у нас как можно больше людей. Нам, нашей партии нужен настоящий прорыв во всём, а без массового участия в борьбе, без усилий многих он невозможен.

— О прорыве в последние месяцы всё время твердит и президент страны. Только незаметно никаких сдвигов от его речей. В советскую эпоху, когда ставилась всенародная задача, весь народ и поднимался на её выполнение. А сейчас? Кто видит эти «национальные проекты», кто в них разбирается?

— В лучшем случае — члены правительства да узкий круг приближённых к президенту. Отсюда и результат. На днях мне дали статистическую справку о развитии нашей промышленности. Так вот, с начала года планировался рост ВВП в полтора процента (всего-навсего!), а получилось и того меньше — лишь полпроцента. Да к тому же выясняется: около половины этих проектов до сих пор не имеют должного финансирования. Что это? Как можно такое терпеть?

— Но Дмитрий Анатольевич, как незаменимый глава правительства, остаётся на месте, ключевые министры тоже.

— Ох, это горе и беда! Как говорится, сам бог давно велел их всех в отставку отправить. Всю команду во главе с премьером и Центробанк заодно.

Приходится слышать, что у нас замечательный Центральный банк. Представители его регулярно бывают у нас в Думе и рассказывают, как они будут и дальше «таргетировать инфляцию». Сдерживать инфляцию — это хорошо, это правильно. Однако есть же у них и ещё задачи. Например, развивать нашу промышленность.

Ну а с этим как обстоит? Да никак! Топчемся на месте, а если точнее, то дела со временем не улучшаются, а ухудшаются. Между тем премьер-министр, в очередной раз выступая недавно перед депутатами, опять рисует благостную, радужную картину, как прекрасно мы живём и ещё прекраснее будем жить завтра.

— Наслушались вы такого?

— Более чем. Говорят: «Всё лучше и лучше», а на деле получается — всё хуже и хуже. И очень хочется мне во всеуслышание сказать: «Друзья мои, сидящие в различных ветвях власти! Конец власти наступает тогда, когда она начинает врать сама себе. Подумайте об этом. Подумайте, что вы говорите и что делаете».

Это моё слово даже не как от депутата Госдумы, а просто от гражданина Российской Федерации, болеющего за её будущее. Уверен, многие сограждане мои согласны со мной.

Правда на нашей стороне, и мы должны победить

— Картина сегодняшнего дня в нашей стране получается невесёлая. Так можно, Владимир Владимирович, и в пессимизм удариться?

— Ни в коем случае! Всё наоборот. Положение действительно сложилось безрадостное. Но не нам, коммунистам, опускать перед ним руки и впадать в пессимизм. Необходимо помочь всем людям труда осознать, почему и как страна наша оказалась в таком положении. Необходимо максимально мобилизоваться, чтобы его изменить.

— Когда враги рушили СССР и советский строй, появился известный труд американца японского происхождения по фамилии Фукуяма «Конец истории». Подводя черту под развернувшимися тогда событиями, он вынес следующий вердикт. Социализм, не выдержав конкуренции с капитализмом, сходит с мировой арены. Конец истории для человечества (навсегда!) — капитализм.

— Поспешил г-н Фукуяма провозгласить столь апокалиптический вывод. А что сказал бы он сегодня о стремительном взлёте социалистического Китая, где по-прежнему правит Коммунистическая партия? Успехи этой страны на всех направлениях развития буквально эпохальны. За короткий срок она догоняет и перегоняет признанного лидера капиталистического мира — Соединённые Штаты. Значит, ещё не вечер, чтобы провозглашать капитализм концом истории.

— Надо признать, что не меньшая, а даже гораздо большая ошибка была допущена в нашей стране из-за предательской роли горбачёвско-ельцинской верхушки, иезуитски захватившей власть.

— Для них-то это была, как мы понимаем, не ошибка, а победа. Но за что же Путин с Медведевым отметили Горбачёва высшей наградой современной России — орденом Андрея Первозванного? За развал страны? За подрыв её экономики, социальной сферы, науки и культуры?

У Горбачёва, как и у руководителей Китая того времени, был выбор, с чего начинать реформы — с экономики или идеологии. И выбор этот оказался разным.

— Как вы думаете, почему?

— А вы знаете, что Дэн Сяопин, главный китайский реформатор, был в составе делегации Компартии Китая на ХХ съезде КПСС?

— Откровенно говоря, нет.

— Так вот, я думаю, на него сильно подействовал доклад Хрущёва о «культе личности», и, как поистине мудрый человек, он уже в те дни принял решение, что вариант фактически полного отрицания предыдущего этапа развития страны недопустим. Недопустимо и перечёркивание идеологии, на основе которой создан новый, социалистический Китай. И вот это было действительно мудро.

А у нас вместе с шельмованием марксистско-ленинской идеологии и отменой руководящей роли Коммунистической партии, которая реально была объединяющей силой общества, всё посыпалось. С огромным трудом удалось сохранить остаток территории страны, но материальные и духовные потери, которые мы понесли, неисчислимы!

— Как вы считаете, можно это исправить?

— При желании. Но пока такое желание ощутимо проявляет лишь партия, в которой я состою. А в обществе продолжает внедряться «сверху» всяческими способами идеология антисоветизма и антикоммунизма. Вместо того чтобы внимательнейшим образом изучать советский опыт и конструктивно опираться на него, он подвергается нескончаемым поношениям.

— Как будто ничего, кроме репрессий, за целую эпоху в нашей стране и не было. А иногда безумно яростные нападки на социализм начинают вдруг прямо-таки зашкаливать…

— Именно так! Недавно, в связи с очередным приступом антисоветизма в провластных и либеральных СМИ, я вынужден был дать свою отповедь в «Фейсбуке», которая начиналась словами: «Будто с цепи сорвались!»

— Они сорвались, потому что очередные социологические исследования опять показали рост рейтинга Сталина. Каждый раз так бывает в подобных случаях, но нежелательный для кого-то рейтинг продолжает в народе расти.

— Сталин — это символ. В нём видят олицетворение Советской власти, для которой главным приоритетом был человек труда, а не денежный мешок. Сравнений не избежать! А они в основном не в пользу нынешней власти.

Да и пример социалистического Китая перед нами. Я поражаюсь: какую сферу жизни ни возьми, всюду у них достижения на высшем уровне. Хотя бы родной для меня кинематограф. Помню же, с каких слабых картин китайцы начинали. А теперь чуть ли не на всех международных фестивалях завоёвывают почётные места и главные награды.

Вот что значит духовный подъём народа! И у нас так же было в советскую эпоху: невиданными, прорывными темпами росла индустрия — и одновременно создавалась классика кино, театра, литературы, живописи, музыки… Тут всё взаимосвязано.

— А вы сейчас работаете в кино?

— Нет. Должен признаться: другие дела и заботы меня целиком поглотили. Вот сказали вы: политический деятель. Про меня теперь и в Википедии похоже пишут. В Коммунистическую партию я вступил не просто так. Вступил потому, что верю в её идеи, верю, что правда на нашей стороне и мы обязательно должны победить. Пусть, может быть, не завтра или послезавтра, но — обязательно.

— Таково ваше кредо?

— Да, во имя возвращения справедливости в нашу страну я и работаю. За последнее время подготовил, например, очень важный законопроект о Конституционном собрании. Это орган, который будет рассматривать вопросы об изменении Конституции страны. Больше того, я даже написал свой проект Конституции. Уверен: раньше или позже, но он будет востребован.

О том, как строить жизнь по социалистической справедливости, немало сказано в трудах Маркса и Энгельса, Ленина и Сталина. Всем советую обращаться к ним. А задача нашей партии — претворить их идеи в жизнь. Ради лучшей жизни тех, кто трудится.

Для этого сил своих не пожалею.

Автор:  Проф.А.И.Орлов [ Чт май 30, 2019 6:29 pm ]
Заголовок сообщения:  Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко

Кому и почему не отвечает министр Мединский
№57 (30844) 31 мая — 3 июня 2019 года
6 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Иногда у газеты, даже если она оппозиционна действующей власти, появляется необходимость к органам этой власти обращаться. По разным насущным проблемам. Чтобы привлечь к ним внимание «сверху» и добиваться скорейшего решения. Обычно с такой же целью обращается к власти и отдельный гражданин, если жизнь его вынуждает. И, конечно, ждёт внятного ответа, надеется на помощь в решении волнующего вопроса. «Внимание: за каждым письмом — человек!» Такой призыв в советское время был непреложным для представителей власти. А уж если обращение исходило от газеты, внимание требовалось вдвойне. Причина понятна: как правило, газета ведь выражает мнение не одного человека, а многих, подчас большинства общества, и не считаться с этим было нельзя. Ну а как сегодня? Рассмотрим недавнюю историю, с которой столкнулась наша газета. Как видно из жизни, она далеко не единственная, больше того — в чём-то типичная. Давайте вместе подумаем о выводах.

Письмо из «Правды» министру культуры

Это письмо было направлено нашей редакцией министру культуры РФ, председателю Российского военно-исторического общества В.Р. Мединскому 9 января с.г. Важность темы, думается, очевидна. А постоянно читающие нашу газету хорошо знают и обстоятельства, предшествовавшие появлению этого письма.

Мы далее к ним ещё вернёмся, чтобы всем понятнее стала вынужденность вот такого обращения главного редактора «Правды» с предложением и просьбой к министру. Пока же прочтите сам текст.

«Уважаемый Владимир Ростиславович!

Редакция газеты «Правда» просит Вас принять для беседы нашего обозревателя, члена редколлегии Кожемяко Виктора Стефановича. Дело в том, что уже пять лет (с января 2014 года) «Правда» ведёт на своих страницах тему достойного увековечения в нашей стране памяти жертв фашистской оккупации на территории Советского Союза в годы Великой Отечественной войны. Именно об этом хотели бы мы опубликовать беседу с Вами — по многочисленным просьбам наших читателей.

Собственно, читателями, а в первую очередь общественной организацией «Поле заживо сожжённых», эта тема и поднята в нашей газете. Правомерно отмечается, что новые поколения плохо представляют или вовсе не знают, что война, которая была начата против нас в 1941 году, велась на уничтожение народа.

А ведь когда говорят о людских потерях СССР, называя число 27 миллионов, то многие считают всех их военными и относят это за счёт нашего «неумения воевать». Не знают, что большинство погибших — это гражданское население, загубленное на оккупированной советской земле. Это в основном женщины, дети, старики, сожжённые вместе со своими домами, расстрелянные, замученные пытками, голодом и холодом, умерщвлённые под бомбёжками и т.д. В современной научной литературе, в том числе и в Вашей книге, речь идёт о численности таких жертв около 19 миллионов человек.

Между тем такие известные памятники той трагедии, как Хатынь, Бабий Яр, Саласпилс и некоторые другие, теперь оказались за рубежами Российской Федерации. Вот почему общественность очень остро ставит вопрос о необходимости создания в нашей стране впечатляющего мемориала, который совмещал бы функции памятника, музея и научно-исследовательского центра по этой жгучей и важной теме.

Но чтобы он появился, обязательно нужен, как считают люди, соответствующий Указ Президента страны. Нужны, по мнению многих, и другие меры федерального масштаба на государственном уровне. Необходимо участие Российского военно-исторического общества и Министерства культуры, возглавляемых Вами.

Так считают авторы многочисленных писем, которые за прошедшие пять лет были опубликованы в «Правде» и составили три книги под названием «Сожжённые заживо взывают к нам».

Однако к 70-летию Великой Победы, о чём мечтали многие, осуществить эту назревшую патриотическую идею не удалось. Теперь мы приближаемся к Победному 75-летию, и люди ставят вопрос: когда же?

Надеемся, Вы понимаете насущную важность этого вопроса и будете содействовать его решению. Публикация беседы с Вами, во исполнение пожеланий общественности, тоже поможет, надеемся, сдвинуть необходимое дело с мёртвой точки.

Главный редактор газеты «Правда» Б.О. Комоцкий».

Что дальше

Был аналогичный случай несколько лет назад, когда «Правде» так же понадобилось провести беседу с министром культуры. Тогда эту должность занимал предшественник В.Р. Мединского — Александр Алексеевич Авдеев, и, надо заметить, вопрос о предложенной встрече с ним решился очень быстро. Беседа состоялась. Обстоятельный материал размером в целую газетную страницу напечатали.

Увы, на сей раз всё пошло совсем иначе. Мы ожидали, какой день и час будут определены для беседы, а дождались... телефонного пожелания от советника министра по международному сотрудничеству и взаимодействию со СМИ О.Г. Андоньевой: выслать сперва вопросы, ответы на которые хотим получить.

Дело явно шло на затяжку, но что ж, бывает и так. Хотя, казалось бы, главный вопрос, вызвавший наше обращение, прозвучал в нём абсолютно чётко.

Ладно, постараемся, чтоб было ещё чётче и, соответственно, подробнее. В интересах дела готовы на всё. Сформулировали семь конкретных вопросов с необходимыми пояснениями. И все их объединили общим заголовком, определяющим главнейшую задачу: «О создании Всероссийского мемориала памяти жертв фашистской оккупации на территории Советского Союза в годы Великой Отечественной войны».

Когда готовился текст этого второго, более подробного письма министру и руководителю Российского военно-исторического общества (РВИО), снова и снова вспоминалось, сколько неравнодушных, горячо болеющих за Родину людей причастны к благородной идее и борются за неё. Уже давно! Ведь своё первое обращение на эту тему они направили президенту страны — тогда им был Д.А. Медведев — ещё 18 ноября 2008 года.

Больше десятилетия прошло. Трибуной общества «Поле заживо сожжённых» и тех, кто поддержал их идею по всей стране, стала «Правда». Время требует переходить от слов к делу! Надеюсь, вы согласитесь с нами, если наберётесь терпения и прочтёте наше письмо №2 от 22 января с.г., адресованное В.Р. Мединскому.

«Люди криком кричат»

«1. Уважаемый Владимир Ростиславович! Уже более пяти лет (с января 2014 года) газета «Правда» ведёт на своих страницах эту тему. Поднята она по инициативе наших читателей и активно поддержана множеством писем, которые и сегодня продолжают поступать к нам в редакцию. А первый материал, где был остро поставлен вопрос о необходимости достойного увековечения в нашей стране памяти жертв фашистской оккупации, основывался на выступлениях участников Народного схода, собранного в помещении Союза писателей России руководителем общественной организации «Поле заживо сожжённых» поэтом и публицистом Владимиром Тимофеевичем Фомичёвым.

Называется тот материал «Сожжённые заживо взывают к нам», и напечатан он был под рубрикой «Увековечение их памяти не терпит отлагательств» («Правда», №7 от 24 — 27 января 2014 г.). Тогда нам, как и нашим читателям, думалось, что проблема эта настолько остра и важна, что решение её действительно не терпит больше ни малейших отлагательств. Ставилась даже задача авторами многих писем, чтобы такой мемориал был создан к 70-летию Великой Победы. Однако, увы, теперь мы идём уже к Победному 75-летию, а реализация столь насущной народной идеи до сих пор даже не началась.

И вот первый вопрос: лично Вам известно о такой идее и как Вы к ней относитесь?

2. Обоснование необходимости, важности и особой актуальности предлагаемого патриотического дела изложено в нашем письме Вам от 9 января 2019 года. Вот самая суть в кратчайшей формулировке. Говоря о людских потерях Советского Союза за период Великой Отечественной войны, приводят численность в 27 миллионов человек. И новые поколения в большинстве своём считают, что всё это — потери военные, а у наших врагов они, дескать, втрое меньше. Значит, мы просто «не умели воевать»...

Не знают нынешние наши современники, что около 19 миллионов человек из тех 27 миллионов — это гражданское население, загубленное фашистами (такой показатель приведён и в Вашей книге «Война»). То есть это в основном женщины, дети, старики, сожжённые вместе со своими домами, расстрелянные, замученные пытками, голодом и холодом, умерщвлённые под бомбёжками и т.д.

Да, к величайшему сожалению, многие сегодня не знают этого, как не знают и про особый характер войны, которая велась тогда против нашей страны. А ведь это была война на уничтожение народа: изначально планировался его геноцид.

Безусловно, должны использоваться все средства (школа, кино, телевидение и т.д.), чтобы раскрывать людям глаза на всё это. Но очень многие наши читатели убеждены, что обязательно необходимо создать впечатляющий Всероссийский мемориал, который совмещал бы одновременно функции музея, величественного памятника и научно-исследовательского центра по данной проблеме. Здесь с помощью документов, кино- и фотохроники, воспоминаний, статистики и пр. может проводиться огромная и крайне нужная сегодня просветительская, воспитательная работа.

Есть предложения создать такой мемориал на Поклонной горе, и наша редакция считает, что это было бы наиболее эффективно. Разумеется, это не исключает, а, наоборот, предполагает и широчайшее увековечение памяти жертв фашизма на местах былой оккупации, что с огромной силой сделано, например, в белорусской Хатыни (она, как и Бабий Яр, Саласпилс и др., осталась теперь за рубежами России).

А как считаете Вы?

3. Важнейший вопрос — практическая организация этой работы. Большинство наших читателей убеждены, что начало должно быть положено соответствующим Указом Президента страны, что сразу придаст делу должный уровень и масштаб! Согласны ли Вы с этим и могли бы содействовать появлению такого Указа? Ведь именно президентским Указом начиналось, например, создание мемориала памяти жертв политических репрессий в Москве, да и многие другие такого рода дела — тоже.

4. Что могло бы сделать для реализации этой идеи Российское военно-историческое общество, а что — Министерство культуры? Каким видится Вам участие других государственных органов и общественных организаций?

5. Вопросы финансирования, конечно, тоже неизбежно встают. Понимаем, не обойтись, наверное, без сбора народных средств на мемориал. Кстати, есть такой общественный фонд, который называется «Монумент». Возглавляет его заслуженный энергетик РФ Владимир Иванович Гришин. Так вот, они уже объявили и ведут сбор средств на сооружение Всероссийского мемориала памяти жертв фашизма. Однако участие государства в столь большом и святом государственном деле тоже необходимо. Как, по Вашему мнению, можно его обеспечить?

6. Вообще, наши читатели убеждены, что должен быть определён какой-то основной государственный орган, ответственный за организацию всей столь масштабной работы. Как это видится Вам?

7. Поймите, Владимир Ростиславович, ведь инициатива, о которой мы говорим, в полном смысле слова идёт «снизу», то есть от народа. Кроме наших публикаций в газете, вышли уже три книги, составленные из полученных со всех концов страны писем. Люди разных возрастов и профессий, как говорится, криком кричат. Но у них всё больше нарастают боль, огорчение, раздражение от того, что «вверху» их не слышат и воистину священное дело столько лет не удаётся сдвинуть с места. Удастся ли в конце концов?»

И вот Ваньков поблагодарил

Так что же ответил нам на два наших послания г-н Мединский?

Представьте себе: НИ-ЧЕ-ГО!

А времени-то прошло уже почти полгода. Он, конечно, занятой человек, но при всём при том несколько минуточек мог бы выделить, дабы приобщиться к проблеме, безусловно, государственной важности?

Если, разумеется, ему её доложили именно так. Да, мы понимаем, что во всяком большом учреждении, к каковым министерство относится, многое зависит от работы аппарата. Ну а его работа разве не от министра зависит? Он ведь ближайших своих сотрудников подбирает, расставляет, воспитывает. Личный пример подаёт — ответственности или безответственности.

Поразительно, что за всё это время министр ни единым движением не прореагировал на два обращения к нему федерального издания, выражающего мнения тысяч людей. По разговорам с работниками министерства, занимающими разные должности, я понял, что наших обращений к нему сам Мединский, возможно, и не читал. Во всяком случае, особенно не вникал в них. А если вникал и допустил то, что мы имеем, так это ещё хуже!

Официальная бумага с бланком министерства к нам в конце концов пришла. Но не от министра. А самое интересное — что в ней! Приведу дословно это странное послание на имя главного редактора газеты «Правда» Б.О. Комоцкого.

«Уважаемый Борис Олегович!

В ответ на Ваше письмо от 9.01.2019 №515/гп Министерство культуры Российской Федерации сообщает следующее.

Российским военно-историческим обществом (далее — РВИО) ведётся масштабная работа по увековечению памяти Героев Отечества и противодействию попыткам искажения военной истории, в этой связи Ваш запрос был проработан совместно с Михаилом Юрьевичем Мягковым — научным директором РВИО. Упомянутые выше материалы направлены на адрес электронной почты pravda@cnt.ru.

Благодарим за Ваш интерес к столь важному вопросу, который, безусловно, заслуживает поддержки со стороны средств массовой информации и общества в целом.

Директор Департамента информационного и цифрового развития В.В. Ваньков».

Как говорится, хоть стой, хоть падай. Поблагодарил нас Ваньков за «интерес к столь важному вопросу, который, безусловно, заслуживает поддержки со стороны средств массовой информации и общества в целом». Новость для нас открыл: «заслуживает поддержки»!

Как будто это не мы, не «Правда», пытались привлечь внимание министра к теме гражданского населения, загубленного фашистами в нашей стране, чтобы содействовать увековечению его памяти. И в приложенном Ваньковым информационном материале (невесть от кого — безо всякой подписи!) фактически повторяется то, о чём «Правда» за последнее пятилетие писала постоянно.

А вот об отношении министра к идее Всероссийского мемориала памяти жертв фашизма — ни слова. О конкретных мерах по его созданию — полный молчок.

Научились же в министерстве культуры такие ловкие бумаги сочинять! И это отнюдь не только на тему мемориала, о чём мы сейчас говорим. Я уже приводил в «Правде» цитаты из стандартных отписок, которые под копирку шлют отсюда в связи с отвратительной акцией по смещению Т.В. Дорониной с постов художественного руководителя и директора МХАТ имени М. Горького. Грубейшая ошибка, если не сказать более того, по отношению к выдающемуся деятелю отечественной культуры! А что сообщают возмущённым людям?

Дескать, Татьяна Васильевна Доронина по-прежнему возглавляет МХАТ имени М. Горького — в должности президента. Как это можно возглавлять коллектив в должности, которая по существу фиктивна и не даёт на деле никаких прав? Но вот лгут и лгут. Уже полгода! В то время как один из ведущих театров страны серьёзно страдает.

А невероятная мысль о слиянии двух театральных коллективов, находящихся в разных городах, которой министерство культуры потрясло вдруг всё культурное сообщество? А недавний суд сразу над двумя заместителями министра — за воровство? А удивительные назначения непрофессионалов в руководство культурой и искусством?..

Неладно что-то в этом высоком учреждении — министерстве, если подобные странности заметно учащаются в последнее время. Может быть, г-ну Мединскому не по плечу две столь серьёзные должности — министра и председателя Российского военно-исторического общества?

Тогда надо ему помочь и облегчить ношу. Неуспевающий министр всё-таки гораздо вреднее неуспевающего школьника.

Автор:  Проф.А.И.Орлов [ Чт июн 06, 2019 7:05 pm ]
Заголовок сообщения:  Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко

Востребованность Виктора Розова

№60 (30847) 7—10 июня 2019 года
7 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Режиссёр Сергей РОЗОВ в беседе с обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО

Тема состоявшейся беседы важна и сама по себе, но для «Правды» она имеет особое значение. Постараюсь сразу же это объяснить.
Виктор Сергеевич Розов — один из создателей русской советской драматургии, выдающийся её мастер, творивший во второй половине ХХ века. В это время, по крайней мере до 1991 года, его пьесы с успехом шли во всех театрах нашей страны и во многих зарубежных странах, а снятый по розовскому сценарию фильм «Летят журавли» вошёл в число лучших произведений мирового кинематографа.
Возможно, кто-нибудь, не очень сведущий, скажет: «Да ведь это всё в прошлом». И крупно ошибётся! Вот так же, как ошиблись некоторые «предсказатели», похоронившие более двадцати пяти лет назад не только всё творчество Виктора Розова, но и — ЗАЖИВО! — его самого.
Писалось, например, так: «Его драматургия недолговечна, своё время она не пережила, умерла вместе с ним, вряд ли сегодня какой-нибудь режиссёр решится ставить спектакли даже по самым лучшим его пьесам, да и пойдёт ли публика смотреть на переживания его героев?»
Это программные строки из статьи журналиста Льва Колодного, которая была опубликована в газете «Московская правда» 17 февраля 1994 года. Если я напомню, что скончался Виктор Сергеевич в сентябре 2004-го, то легко вычислить: до смерти ему оставалось ещё почти десять лет, а он уже был объявлен умершим.
Подчеркну, поводом для такого бесцеремонного или, точнее, даже безобразного выпада против уважаемого и любимого миллионами писателя стало его выступление в «Правде». Уже сам факт, что Розов для выражения наиболее заветных своих мыслей после расстрела Дома Советов в октябре 1993-го выбрал газету КПРФ, немедленно поднял волну ожесточения в определённой части интеллигенции. Той самой, которую он, пытаясь не допустить кровопролития, публично обвинил в позорном холуяже перед Ельциным. ХОЛУЯЖ! Это слово его стало крылатым. А когда кровопролитие всё-таки свершилось, он назвал свои размышления, предложенные нашей газете, «Сеются зубы дракона».
Вот в ответ на что глумливо похоронил его Лев Колодный, провозгласив также смерть всей розовской драматургии. Но миновало больше четверти века — и что же? Пьесы талантливейшего автора по-прежнему идут в России и за её пределами, а в феврале — марте нынешнего 2019 года в Ярославле состоялся уже II Международный театральный фестиваль имени Виктора Сергеевича Розова!
«Правда» рассказала об этом событии в номере от 19—20 марта. Однако читатели в своих письмах задают разные вопросы, связанные и с этим фестивалем, и с судьбой тех или иных розовских пьес, и с тревожащим их теперешним состоянием отечественной драматургии. Это побудило меня встретиться с режиссёром Сергеем Розовым, сыном выдающегося драматурга, который продолжает в своей творческой работе лучшие традиции отца и утверждён почётным руководителем Международного театрального фестиваля его имени.
Радость огромная для всех, кто любит русский театр
— Дорогой Сергей Викторович! Особой радостью для меня стало прошлогоднее известие, что в Ярославле и Костроме состоялся I Международный театральный фестиваль имени Виктора Розова. Об огромной (именно так!) радости говорю без малейшего преувеличения, и вы, надеюсь, меня понимаете. Есть для того очень веские причины, о которых кратко по телефону мы с вами уже обменялись мнениями. Дело ведь не только в том, что Ярославль, где Виктор Сергеевич родился, и Кострома, где он написал свои первые пьесы, помнят Розова и вот таким образом, учреждая Розовский фестиваль, воздают ему должное…
— Хотя это тоже, безусловно, радует.
— Несомненно! Поклонимся ярославцам и костромичам за их святую память. Однако, наверное, этого фестиваля не было бы, если бы время не утвердило с абсолютной неопровержимостью: драматургия Виктора Розова не просто жива, вопреки тем самым негодяйским «пророчествам». Она сегодня насущно необходима, и есть уверенность, что будет столь же необходима завтра.
— Да, она востребована, это факт. «Предсказатели» скорой её смерти посрамлены. Но я сказал бы шире: ведь смерть пророчили не только Розову, а всей культуре советского периода.
— А как же! Трудно забыть, скажем, кликушескую статью в «Литературной газете» диссидентского писателя Виктора Ерофеева, мало кому известного, под заупокойным названием «Поминки по советской литературе». Этого Ерофеева при его раздутом самомнении и сегодня почти никто не читает, а великая советская литература в лучших её образцах остаётся на высоте.
— Даже если кто-то из «прорицателей» был в своих суждениях вполне искренним, надо признать: они глубоко заблуждались. Советская культура, и в том числе советская литература, драматургия, театр, кино, — это такой грандиозный пласт, с которым теперь уже ничего не поделаешь. Он был и есть, он живёт и будет жить, оказывая существенное влияние на дальнейшее наше развитие. Это стало сегодня совершенно очевидным.
Вы посмотрите для примера: наступают очередные праздники. И что показывает телевидение в те дни, когда особенно хочется объединить людей? Показывает знаменитые, замечательные советские фильмы! И какие бы ремейки потом ни делались, превзойти советское не удаётся.
— Полностью с вами согласен.
— Так же и с драматургией Розова. Она — часть великого советского наследия, и она никуда не ушла, по-прежнему актуальна. Разные театры в нашей стране и за её пределами выбирают и ставят розовские пьесы. Причём со временем число таких постановок не уменьшается, а растёт.
Если взять только последние пять лет, то лишь в Москве я насчитал более десяти театров, где шли или сейчас идут спектакли по Розову. Театр Российской армии и Театр на Покровке — «Вечно живые», театр «Табакерка» — «Гнездо глухаря» (под названием «Год, когда я не родился»), МХАТ им. М. Горького и Театр на Таганке — «В поисках радости», «Её друзья» во МХАТе, Российский академический молодёжный театр (РАМТ) — «В дороге», Театр им. Пушкина и Новый драматический — «С вечера до полудня»; инсценировки: Новый драматический — «Брат Алёша», театр «Сфера» — «Обыкновенная история»…
— Список производит впечатление!
— И это далеко не всё, а лишь то, что с ходу вспоминается. Когда спрашиваешь режиссёров, что определило их выбор, ответы слышишь разные. Но главный смысл в том, что им интересно над этим работать и они верно предугадали, что интересно будет зрителям. Вы знаете, как сам Виктор Сергеевич оценивал тот или иной спектакль?
— Нет, об этом вы не рассказывали мне.
— Я как-то у него спросил: а чего ты хочешь от спектакля, на который пришёл? Ответ был такой: «Хочу провести вечер с интересными людьми. Я уже немолодой человек, пришёл в театр, чтобы побыть там три-четыре часа. Так вот, хочу потратить это время не впустую, а в общении с интересными, содержательными людьми».
Сам он как драматург старался каждый раз не обмануть ожидания зрителей. Конечно, многое зависело (и зависит!) от режиссёра, ставящего пьесу, от актёров, которые в ней играют. Надеялся на единомышленников.
Кто ты или какой ты?
— А ваши ожидания Розовский фестиваль оправдал? Какую вы ему даёте оценку? Ведь прошёл уже дважды!
— Вот это как раз особенно обнадёживает. Вы же знаете: нередко, сказав «а», дальше начатое не продолжают. А тут я почувствовал очень серьёзное отношение к задуманному и твёрдое намерение сделать фестиваль регулярным, раз от разу поднимать его уровень.
Не вызывает сомнений широта выбора. Можно сказать, что театральное предложение удовлетворяет зрительский спрос. Пьесы Розова и ныне ставятся от Сибири и Дальнего Востока до западных наших рубежей. Руководство Омского драматического театра «Галёрка», порадовавшего очень свежим прочтением одной из первых пьес Виктора Сергеевича — «В добрый час!», намечает целый цикл розовских постановок, думает даже провести в своих стенах «Год Розова».
— Движет людьми театра любовь?
— Иначе такое не объяснишь. Розов и сегодня нравится многим, интересует многих. Замечу: не только в России. В I фестивале приняли участие коллективы из Молдовы и Латвии, во втором был представлен театр из Донецкой народной республики — спектаклем «Вечно живые». Нетрудно понять, почему именно эту пьесу они ставят сегодня.
— У зрителей на фестивале была возможность не только посмотреть спектакли, но и совместно обсудить увиденное?
— О да! И это весьма ценно, что организаторы позаботились о создании такой возможности. На обсуждение был нацелен, например, Студенческий клуб зрителей, начавший действовать с первого фестивального дня. Собирались здесь студенты педагогического, театрального университетов, других вузов и колледжей Ярославля. Перед ними выступали с глубокими докладами видные столичные театроведы и критики, но обязательно проходили также диспуты по острым проблемам.
— По каким, например?
— Кроме обсуждений того или иного спектакля, интересная дискуссия развернулась о том, как следует рассматривать сегодня драматурга Розова: как современного автора или исторического?
— Ну да, у нас же социализм сменился капитализмом. Другая совсем эпоха.
— Однако ситуации, возникающие в розовских пьесах, как правило, нынешним зрителям понятны и волнуют их так же, как в иное, давно прошедшее время. Так бывает с истинной классикой.
Вот уже упоминавшаяся пьеса «В добрый час!». Речь о поступлении в вуз, о выборе будущей профессии. Казалось бы, ныне всё уже иначе: ЕГЭ и так далее. Но остаётся главный вопрос: по душе определить себе профессию или «по выгоде», там, где больше шансов «пройти»?
— К вам возникали у зрителей вопросы?
— Обязательно. Часто спрашивали, к примеру: какие из пьес отца я считаю ныне наиболее злободневными?
— Таких много. Согласны?
— Согласен. И режиссёры это сами улавливают, как говорится. Но про одну пьесу я сегодня особо напоминаю, потому что считаю: несправедливо её подзабыли. Это — «Традиционный сбор».
Там, собравшись вместе, прежние одноклассники в баллах пробуют оценить, кто как прожил минувшее время. И определяют это по успешности карьеры. Если ты профессор или удачливый театральный критик, значит, молодец, «пятёрка» тебе с плюсом. А если ты продавщица или, скажем, сотрудница в сберкассе — увы, получай «троечку».
Но возникал вдруг пронзительный дуэт (в «Современнике» это были Евгений Евстигнеев и Лилия Толмачёва), из которого следовал убедительный вывод: важно не столько кто ты по профессии, по должности, сколько КАКОЙ ТЫ ЧЕЛОВЕК. И вот это сегодня, по-моему, приобрело ещё большую остроту, так что пьеса, на мой взгляд, одна из самых современных по звучанию.
Есть тоска по таким героям
— Меня обрадовало, что Российский академический молодёжный театр (бывший Центральный детский, где Розов начинал свой драматургический путь) поставил довольно редко появляющуюся сегодня пьесу «В дороге». Помню, что впервые в журнале «Юность» она была напечатана под названием «А, Б, В, Г, Д…».
— Да, и в то время она попала, что называется, «под раздачу». Хрущёв резко критиковал её, наряду со «Звёздным билетом» Аксёнова и некоторыми другими подобными произведениями, за то, что тут молодые якобы противопоставлялись старшему поколению. Как носители «высшей истины». Но вот по отношению к пьесе отца, о которой мы сейчас говорим, это было явно несправедливо. Здесь, наоборот, молодой человек, столкнувшись с реальной жизнью и настоящей любовью, проникается сочувствием к людям старшего поколения, переживает истинную драму. Надо сказать, что в нынешнем РАМТе этот спектакль очень интересно и подлинно новаторски поставил начинающий режиссёр Михаил Егоров, сохранив и тонко передав при этом дух пьесы.
Поделюсь одним наблюдением. Сейчас из наследия В.С. Розова больше ставятся его первые работы, начиная с «Её друзья» у Татьяны Дорониной во МХАТ им. М. Горького. Затем здесь же поставили «В день свадьбы» и «В поисках радости».
— А как вы это объясняете?
— Возможно, тем, что есть тоска по таким героям — правдолюбам, в определённом смысле идеалистам, которых даже называли тогда «розовскими мальчиками». И что со многими из них потом стало? Это Розов показал в инсценировке «Обыкновенный истории» И.А. Гончарова. Младший Адуев в конце концов становится таким прожжённым бюрократом, какие дядюшке его, с которым он конфликтовал, и не снились!
— То есть теперь настало время торжества этой самой бюрократии?
— В определённом смысле — да. Бюрократическая процедура зачастую становится важнее сути дела. У Вампилова в пьесе «Прошлым летом в Чулимске» герой говорит: «Бумажке верят, а человеку — нет». Вот так мы шли и в конце концов пришли к «правовому государству». А отец, надо признать, относился к нему очень скептически. Я его, бывало, спрашивал: «Так ты хочешь, чтобы тебя судили не по закону, а по совести?» Он отвечал: «Конечно». Правда, тут же с усмешкой добавлял: «Но для этого надо, чтобы совесть была».
Вот оно, главное-то! Важнее не закорючка бюрократическая, а совесть. Так его великая русская литература учила. Вспомните «Воскресение» и «Живой труп» Толстого, вспомните «Братьев Карамазовых», где из-за судебной ошибки рушится человеческая судьба. Вспомните, наконец, многие страницы Шукшина, Распутина, Белова…
— Давайте, Сергей Викторович, вот о чём задумаемся. Было в нашей советской драматургии золотое время, когда ежегодно появлялись новые талантливые пьесы, привлекавшие внимание всей страны. И какие авторские имена! До Розова взошёл Арбузов, потом появился Володин, затем Вампилов… Это же всё действительно театральная классика, продолжившая великую драматургию Гоголя и Островского, Чехова и Горького. Но с началом «перестройки» на сцену полезли бездарные сочинения, названные почему-то «Новой волной» или «Новой драмой».
И что же нового они с собой принесли? Разве что «ненормативную лексику», а попросту говоря — похабщину! Я помню, с какой болью говорил мне об этом Виктор Сергеевич в одной из первых наших бесед. Просил прямо обратиться от его имени со страниц «Правды» к таким авторам: «Прекратите издевательство над родным языком и над зрителями, которым прививаете вы непотребство». Но не в силах оказался он всё это прекратить…
— Да, слишком широкий размах сразу приняло так называемое стремление к свободе, выразившееся просто-напросто в извращении великого и могучего русского языка. Знаете, я вчитался в эти, с позволения сказать, драматургические произведения и пришёл к выводу: эпатаж, на котором они построены, — от бесталанности. Таланта нет, а зрителей привлечь хочется. Вот и пускаются во все тяжкие.
— Я думаю точно так же. Но ведь представьте, что заявляют громогласно покровители такой «драматургии»: «Нам Арбузовы и Розовы не нужны!» Это, в частности, уже не раз слышали от Эдуарда Боякова, которому нынче ни с того ни с сего доверено руководство Московским Художественным академическим театром имени М. Горького! Честное слово, невозможно читать примитивные поделки бездарных авторов, с которых начинает свою деятельность на великой сцене этот «культуртрегер». Такого уровня драматургическая литература ведёт театр только к помойной яме. Да она, эта яма, уже стала реальностью не для одного сценического коллектива. Горько в итоге получается?
— Зациклены лишь на том, чтобы быть «в тренде», чтобы принимали их «за своего». Такой тусовочный подход. В советское время было точное слово для определения этого: групповщина. Она теперь и процветает, причём в наихудшем варианте. Бесперспективный вариант! Тупиковый.
— Часто думаю: а как чувствовал бы себя Виктор Сергеевич, будь он жив сегодня?
— Можно представить, если вспомнить, что капитализм он на дух не переносил. И вот это расслоение чудовищное, и это сословное общество, которое насадили у нас вопреки здравому смыслу, — для него такие «прелести» были непереносимы.
Вместе с тем вы же знаете: он всегда считал, что хороших людей гораздо больше, чем плохих, а в каждом человеке хорошего больше, чем плохого. Всё остальное зависит от устройства общества в родной стране, от того, что оно поощряет, развивает, а что осуждает.
Он был советский человек, и справедливость для него была превыше всего на свете.

Автор:  Проф.А.И.Орлов [ Пн июн 10, 2019 7:54 pm ]
Заголовок сообщения:  Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко

Татьяне Дорониной — награда моряков
№61 (30848) 11—13 июня 2019 года
2 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО, обозреватель «Правды», член редколлегии.

Драматическая ситуация, сложившаяся вокруг МХАТ имени М. Горького и его художественного руководителя Т.В. Дорониной, вот уже более полугода вызывает пристальное внимание, напряжённую тревогу и страстное возмущение всех, кому истинно дорога русская культура.

ПИСЬМА с требованием во что бы то ни стало изменить ненормальное положение и восстановить справедливость продолжают идти в руководящие инстанции страны. Множество обращений в поддержку народной любимицы получает всё это время и редакция «Правды».

Взволнованное письмо пришло на днях из Севастополя. Оно сопровождает награду, которой удостоил народную артистку СССР Татьяну Васильевну Доронину Союз советских офицеров города-героя имени адмирала флота СССР Николая Герасимовича Кузнецова. Это — памятная медаль в честь воссоединения Севастополя с Россией.

Символический знак! Дважды в истории защитники города русской славы проявили небывалое мужество, отстаивая Севастополь от захватчиков. Достойное мужество явила и эта русская, советская женщина в борьбе за устои отечественного искусства. И по праву обращены к ней сегодня проникновенные слова моряков-ветеранов:

«Мы, cоветские офицеры города-героя Севастополя, уважаем Вас и гордимся Вами за Ваш поступок, длившийся более 30 лет. Это было непростое время. Рушилась наша Великая страна. И в это время Вы отстояли и вновь возродили МХАТ им. М. Горького — Русский театр. Здесь, в этом театре, звучала русская классика. Вы учили людей добру, состраданию. Звучал язык Пушкина, Тургенева, Льва Толстого, Чехова, Горького...

К Вам относятся слова Некрасова:

Коня на скаку остановит,

В горящую избу войдёт.

Вы вошли в свою «горящую избу»...

Здоровья Вам, русского терпения, долгих лет жизни на радость почитателей Вашего гражданского мужества.

Наша Вам моральная поддержка. Мы — с Вами. Советские офицеры в запас не уходят, особенно в это непростое время.

В Вашу честь — наше флотское троекратное: УРА! УРА! УРА!»

* * *

Что скажем в ответ?

Дорогие товарищи! Советские офицеры, моряки-севастопольцы! Спасибо за такую поддержку Татьяны Васильевны — она ей сегодня очень нужна. Спасибо за доверие газете «Правда». Ваша просьба будет выполнена: народной артистке Советского Союза Т.В. Дорониной будут вручены Ваша награда и Ваше письмо.

Ну а борьбу за восстановление справедливости по отношению к гордости нашей культуры давайте продолжать вместе.

P.S. Только что мы в редакции получили сообщение члена Союза советских офицеров г. Севастополя Леонида Андреевича Кузьменко. В нём говорится, что от имени Союза направлена телеграмма по адресу: Москва, Кремль, В.В. Путину. Вот её содержание:

«Уважаемый Владимир Владимирович! По дошедшим до нас сведениям, Вы 12 июня с.г. будете вручать орден «За заслуги перед Отечеством» I степени Дорониной Татьяне Васильевне. Вместе с тем сообщаем Вам, что Татьяна Васильевна отстранена от руководства МХАТ имени М. Горького в качестве художественного руководителя.

Мы возмущены безобразным, именно безобразным, отстранением её от руководства родным театром и просим Вас вмешаться и восстановить Татьяну Васильевну в прежней должности. Справедливость превыше всего! И награждение Т.В. Дорониной Вами — тому свидетельство.

Принято на совещании Союза советских офицеров имени адмирала флота Н.Г. Кузнецова города-героя Севастополя 6 июня 2019 года».

Автор:  Проф.А.И.Орлов [ Чт июн 13, 2019 10:16 pm ]
Заголовок сообщения:  Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко

Талант писателя и традиции театра
№62 (30849) 14—17 июня 2019 года
4 полоса
Автор: Правда.

Наконец-то в Московском Художественном академическом театре имени М. Горького среди работ, предъявленных новоназначенным его руководством, впервые появился спектакль, доставивший определённое удовлетворение давним поклонникам великого театра. Не всем? Пожалуй. Но многим.

Режиссёр Сергей Пускепалис взялся за «Последний срок» Валентина Распутина. Уже январское известие об этом вызвало смешанные чувства — интерес и тревогу. Большая ответственность: что же получится?

Вот и в оценке результата, безусловно, сказывается особая, повышенная требовательность зрителей к тому, что им предлагается с легендарной сцены.

Начало всему в любом театральном коллективе — выбор драматургического материала. И с чем мы столкнулись здесь? «Фирменный» Ингмар Бергман, подвергнутый переделке до неузнаваемости в постановке А. Кончаловским «Сцен из супружеской жизни», а тем более «Последний герой» некоего Ивана Крепостного — что это такое? Даже смешно сопоставлять с «Царём Фёдором Иоанновичем» А.К. Толстого или «Чайкой» А.П. Чехова, которыми начинался в своё время театр Константина Станиславского и Владимира Немировича-Данченко.

Несравнимо далеки первые заявки Боякова и от пьес, образовавших прочную основу репертуара МХАТ при Татьяне Дорониной. Совсем иное дело — «Последний срок» одного из любимейших писателей Татьяны Васильевны. Не случайно «Прощание с Матёрой» вошло в число спектаклей, открывавших руководимый ею театр. А затем последовали «Деньги для Марии», остающиеся в мхатовском репертуаре и сейчас…

Да, Валентин Распутин — это уже классика! И повесть «Последний срок» — классика литературы, ставшая и классикой театра после ряда замечательных постановок. Среди самых первых был спектакль, поставленный на сцене МХАТ имени М. Горького ещё до его раздела — в 1977 году, а инсценировку для него написал сам Валентин Григорьевич.

Кстати, лет за пять до ухода писателя мне повезло стать свидетелем знаменательного события. Вдова режиссёра МХАТ Владимира Богомолова, ставившего «Последний срок», нашла в архиве мужа рукопись той инсценировки и другие материалы, относящиеся к работе над спектаклем. И она, Марина Тимофеевна (к счастью, жива до сих пор!), пригласила меня к себе вместе с Валентином Григорьевичем. Тогда как раз вышло из печати наиболее полное собрание моих бесед с ним, а Марина Тимофеевна, как оказалось, многолетняя постоянная подписчица «Правды», откуда и узнала про эту книгу…

Незабываемый получился вечер. Перебирая пожелтевшие от времени листы, Валентин Григорьевич вспоминал много интересного о совместной работе с Владимиром Николаевичем Богомоловым. Это ведь была первая «деловая» встреча писателя с театром, потому особенно запомнилась ему.

А «Последний срок», насколько я понял, по-особому был Распутину дорог. Это чувствовалось каждый раз, когда мы вместе смотрели спектакли по этой пронзительной повести — и в Иркутске, и в Москве. Помню, как глубоко взволновал его спектакль, показанный выпускниками Щепкинского училища при Малом театре в постановке талантливого педагога Ольги Николаевны Соломиной. Он говорил:

— Они же совсем молодые, а чувствуют всё как надо.

…Когда закончился новый спектакль по Распутину во МХАТ, ко мне подошёл один знакомый из зрителей и сказал:

— Там, в первом ряду, Нина Гуляева плачет.

О, Нина Ивановна Гуляева — первая исполнительница главной роли — старухи Анны в том самом спектакле Владимира Богомолова, ныне народная артистка России! За ту работу ей была присуждена Государственная премия РСФСР имени К.С. Станиславского.

— Вам понравился спектакль? — спросил я её уже на следующий день по телефону.

— Очень. Столько поднялось в душе! Мы ведь тогда, в 1977-м, работали при непосредственном участии самого Валентина Григорьевича.

Договорились: как только предоставится возможность, побеседуем подробнее. И в «Правде» решено этот спектакль всесторонне обсудить. А пока — несколько откликов от зрителей из нашей почты.

Виктор КОЖЕМЯКО, обозреватель «Правды».

Равняться на классику

Продолжаю следить за тем, что происходит в МХАТ им. М. Горького после неправомерной «отставки» Т.В. Дорониной. И вот первый спектакль, который меня обрадовал, — это «Последний срок» по известной и очень сильной повести Валентина Григорьевича Распутина.

Прямо скажу: если сравнивать этот спектакль и две предыдущие постановки на сцене МХАТ («Сцены из супружеской жизни» и «Последний герой»), то получается — как небо и земля. Там у меня было или полное равнодушие, или крайнее раздражение и возмущение, а тут произошла встреча с настоящим искусством, доходящим до глубин души.

Убедилась ещё раз, как важен в театре добротный литературный текст. Распутин по-своему продолжил классическую линию русской словесности, за что низкий поклон ему.

Но и актёры, выращенные Татьяной Васильевной Дорониной, на должной высоте. Режиссёру Сергею Пускепалису было с кем работать. Мне особенно понравилась Елена Коробейникова, которую вообще очень люблю. А здесь у неё ведь задача труднейшая! Она молодая по возрасту, а играет старую женщину при смерти. И как проникновенно, душевно играет! Честное слово, до слёз…

Колоритен дуэт двух подруг — Анны и Миронихи, роль которой исполняет в спектакле новая для МХАТ артистка Надежда Маркина. Пара с Е. Коробейниковой, надо сказать, весьма удачная. Мне хочется отметить и других актёров, благодаря которым оживают на сцене распутинские герои. Это очень сочный Сергей Габриэлян и сдержанный Сергей Галкин, Ирина Фадина и Андрей Зайков, Наталья Моргунова и Мария Янко… Спасибо за интересное музыкальное сопровождение с участием Таисии Краснопевцевой.

Вот этот спектакль, в отличие от двух выше названных, вписывается в мхатовские традиции. Но по каким направлениям театр дальше пойдёт? Пока, к сожалению, трудно сказать. Моё главное пожелание: равняйтесь на классику — на Распутина и Доронину! Без верности их духу, их урокам истинный МХАТ невозможно себе представить.

Мария СОТНИКОВА,

библиограф.

Это всё же не кто-нибудь, а Валентин Распутин

Посмотрела ещё одну премьеру, представленную в любимом МХАТ им. М. Горького при новом руководстве. Это спектакль «Последний срок». Я уже писала, что «переформатирование» МХАТ продолжается. Правда, этот спектакль получился значительно лучше, чем два предыдущих. Но в этом, по-моему, заслуга больше автора повести и инсценировки по ней В.Г. Распутина, а не режиссёра С.В. Пускепалиса.

В традициях МХАТ вводить зрителя в спектакль сразу. Открывается занавес. И все декорации, а также звуки — до мельчайших подробностей! — погружают зрителя в атмосферу пьесы. Ведь недаром МХАТ одним из первых стал делать декорации специально к каждому спектаклю, а не использовать из того, что собралось ранее. И эта традиция живёт уже 120 лет!

Что мы видим в новой постановке? Трёхплановые декорации сразу. Слева — комната и кровать, где лежит умирающая старуха Анна; в центре — стол и шкаф для посуды, наверное, это кухня; справа — поленница, изображающая баню. Куда хочешь, туда и «погружайся».

Но вот что безусловно хорошо в моём восприятии, так это шатёр из лоскутных покрывал над сценой. Такие покрывала шили в каждом деревенском доме из остатков яркой ткани. Ими накрывали сундуки, лавки, полы в горнице, и изба делалась по-особому красивой и уютной.

Конечно, хозяйка этого дома тоже шила такие покрывала. И в конце спектакля, когда старуха умирает, шатёр символически рушится, покрывала падают вниз, умирая вместе с ней. Они уже никому не нужны! Уходят традиции — подрывают люди свои корни.

Когда закрылся занавес, восторженная журналистка упрашивала зрителей поделиться впечатлениями. Молодой человек пытался выяснить, при чём тут «срок» и кому его должны были дать. Женщины восхищались правдой жизни: «Все мужики спились, а дети бросают родителей». Многие старательно обходили журналистку: видимо, им нечего было сказать...

И никто из отвечавших, увы, не увидел, не услышал главного, что хотел нам сказать Валентин Распутин: человек должен знать и беречь свои корни! Ведь там — наше начало, эти корни заменить ничем нельзя, ни модными париками, ни вельветовыми костюмами, что носят напоказ приехавшие сын и дочь старухи Анны.

Почему же зрители не поняли этого? А потому, что спектакль, по моему убеждению, ставился наспех, а значит — недостаточно отрепетирован. У Пускепалиса не было времени влюбиться в актёров нового для него театра. Ведь складывалось, похоже, как? Утром репетиция в «Табакерке», вечером — здесь (или наоборот). Актёры же — люди ведомые.

Вот и получилось, что понять, о чём говорят со сцены, бывает трудно. Варвара (артистка Н. Моргунова) и Люся (артистка И. Фадина), постоянно захлёбываясь в слезах, прикрывая рот рукой, проговаривают текст невнятно; старуха Анна (талантливая Е. Коробейникова), изображая отсутствие зубов и старость, усиленно шепелявит и тоже «глотает» многие слова, забывая, что её должны слышать и понимать зрители.

Спасибо, что ввели актрису Екатерину Ливанову специально на роль «От автора». Благодаря ей слышим удивительный язык Распутина с его красками, звуками, оттенками. Хотя тоже хочется пожелать, особенно местами, большей внятности и чёткости.

В коллективе МХАТ всегда текст отрабатывали до каждого слова, до каждой интонации. А традиции надо сохранять. И то, что делается, скажем, в «Табакерке», может совсем не подходить для сцены МХАТ. По-моему, это — бесспорная истина, в которой мы за последние месяцы всё более утверждаемся.

Нельзя в театре спешить, полагая, что потом додумается, доиграется. Нельзя стремиться к тому, чтобы разрушить прежнее, а уж потом построить новое.

Нет, не построите. Без корней дерево жить не может, погибнет неизбежно.

Жаль, что С. Пускепалис не нашёл помощников, консультантов среди НАСТОЯЩИХ мхатовцев. Как много могла бы подсказать и посоветовать Татьяна Васильевна Доронина! Спектакль, я уверена, получился бы точнее и глубже, существенно интересней.

Марта ДМИТРИЕВА,

педагог.

Автор обязывает держать высоту

Валентин Распутин — сибирский Маркес, превращающий свой мир в миф. Это очень важно понимать режиссёру, прежде чем браться за такой материал. Нужно пройти по лезвию бритвы, не утяжелив постановку, но и не уйдя в лубок. Образцовым с точки зрения выражения авторской мысли считается спектакль Иркутского академического драматического театра им. Н.П. Охлопкова в инсценировке самого Валентина Распутина и постановке Геннадия Шапошникова, который вот уже 11 лет идёт там с успехом на Камерной сцене.

Пускепалис взялся за дело основательно (за что молодец), стремясь создать сценический эпос. Но вот тут есть один нюанс. «Спектакль поставлен по инсценировке, написанной в 1970-е годы самим Распутиным, с небольшими добавлениями из текста повести» (с сайта МХАТ им. М. Горького).

Ах, если бы не эти «небольшие добавления»... И не только они. Впрочем, обо всём по порядку.

Из программки спектакля. Говорит художник-постановщик Э. Гизатуллин: «Так случилось, что желание поставить спектакль по замечательному, проникновенному произведению Валентина Распутина появилось пятна-дцать лет назад, когда мы с Сергеем Пускепалисом трудились в Магнитогорском драматическом театре. Прочитав «Последний срок», мне захотелось сделать что-то очень-очень тёплое, всеми узнаваемое, из чего неохота выходить. И тогда возникла идея поместить героев в гигантское лоскутное одеяло. Приоткрывая лоскутки, мы наблюдаем за жизнью того или иного персонажа. И вот сейчас, когда появилась такая счастливая возможность, мы ещё раз пересмотрели вариант оформления и пришли к выводу, что оно актуально по сей день. <...> За свет отвечает наш друг и коллега Айвар Салихов, художник из Большого театра. Свет будет уместным, почти незаметным. Я не хочу, чтобы зритель говорил отдельно о свете, отдельно о костюмах, отдельно о декорациях».

Пятнадцать лет готовое решение Пускепалиса — Гизатуллина ждало своего счастливого сценографического воплощения? Ладно, пусть так. Но ведь это всё-таки… вторичное решение. Великий Джорджо Стрелер любил ткани, устремлённые вверх, пронзающие небо. В нашем случае это — деревенские коврики. При всём уважении к Магнитогорскому театру надо признать: сцена МХАТ им. М. Горького — это не площадка для воплощения «готовых» решений, придуманных для других театров: масштабы не те.

Так или иначе спектакль у Пускепалиса получился. Но получился он не цельный, и это по ряду причин. В том числе из-за пространства, точнее — из-за неумения заполнить такое громадное сценическое пространство. Не загромоздить, как мы видим в данном случае, а наполнить его в соответствии с энергетикой автора. Сейчас же оно заставлено до третьего плана, который, увы, не работает на все сто. Стог сена, например, просто стоит, как и в «Русском романе» Карбаускиса, и никто не знает — зачем.

Последствия? Решённое таким образом пространство спектакля — внимание! — «вампирит» основную локацию, где лежит старуха Анна. Мне там, где должен быть центр внимания, не хватает жизненного присутствия, в то время как остальная часть сцены работает впустую, перетягивая на себя «пространственное одеяло» постановки.

Справа — баня, где пьют мужики, раздеваясь до трусов и маек-«алкоголичек». Это вообще отдельная тема. Хорошо хоть не в белых ватниках, как в спектакле Ярославского театра им. Ф. Волкова, объясняющего нам «всё про эту страну» якобы языком Распутина. С ума что ли сошли? Ведь от трусов до ватников один шаг, и лишь благодаря мастерству актёров МХАТ он не был сделан. Актёры, надо отдать им должное, в основном заслуживают зрительской похвалы «Браво!». Елена Коробейникова, любимица Татьяны Дорониной, в главной роли старухи Анны; Надежда Маркина (роль Миронихи — очень по-распутински органичная актёрская работа); Сергей Габриэлян, Андрей Зайков, Ирина Фадина...

К сожалению, за счёт добавлений в распутинскую инсценировку местами получилось несколько затянуто. К тому же слышимость оставляла желать лучшего, терялась связь с происходящим на сцене. Я сидел в десятом ряду, но и до меня далеко не все слова долетали. Странно, при Татьяне Васильевне Дорониной такого не было, а ведь с момента её смещения прошло не так уж много времени.

Отмечу также следующее: имя новопоставленного художественного руководителя МХАТ им. М. Горького — Эдуарда Боякова красуется теперь в списке руководства театра НАД именем Татьяны Васильевны Дорониной, президента театра. Как говорится, без комментариев…

Во втором акте был один особенно хороший момент, когда сквозь синий полумрак звучал распутинский текст. Не было видно плохого грима на лице достаточно молодой для роли старухи актрисы Елены Коробейниковой, чувствовался автор — Валентин Распутин, и это пробивало. Реально. Не должен в спектакле Распутин полностью замещаться на околошукшинских «чудиков», а то и вовсе на евдокимовского мужика, у которого, как известно, «рожа красная». Режиссёром Пускепалисом зачем-то тащилась «комедь» в ущерб сверхтрагичности, глубокой серьёзности Распутина. Было видно, что актёры сами не очень-то в такое верят, играют некую деревенскую чёрную комедию в духе Игоря Муренко (при всём к нему уважении).

Хотя, конечно, этот спектакль однозначно и значительно лучше предыдущей премьеры команды Э. Боякова — «Последнего героя». Даже, я бы сказал, несравненно лучше! И это, разумеется, в первую очередь уже потому, что В. Распутин несравним с И. Крепостным. Боюсь представить, что бы вышло, если бы С. Пускепалис ставил «Последнего героя», как бы это отразилось на его репутации…

Невольно создаётся впечатление, что дилетанты пришли во МХАТ и пыжатся, учатся, тренируются. Почему же это происходит именно на сцене великого МХАТ им. М. Горького?

Первую премьеру, представленную новым руководителем театра, — «Сцены из супружеской жизни» в постановке А. Кончаловского — я не видел. Но слышал многочисленные отзывы, которые сводятся примерно к одному: «Пошловатая антреприза». Если же зайти на сайт МХАТ или почитать публикации в официальной группе театра в «Фейсбуке», то взору предстанут сплошные победы и творческие успехи. При том, что критику новое, «прогрессивное» руководство театра страшно не любит.

Не знаю, как вам, дорогой читатель, а по мне что-то не то происходит в последнее время в стенах МХАТ им. М. Горького. По риторике нового руководства, эдаких «трубадуров турбогенераторов», по Андрею Вознесенскому, — всё вроде бы правильно, чинно всё, благолепно, а на деле… Нет, не то, не туда. Перефразируя того же Вознесенского, скажу: «Все прогрессы в театре — реакционны, если рушится театр как живой организм». Особенно недопустимо обходиться так с театром, имеющим поистине великие традиции.

Павел КАРТАШЁВ,

театральный режиссёр,

поэт, критик,

руководитель Самарского

художественного театра.

Автор:  Проф.А.И.Орлов [ Пн июн 24, 2019 9:01 pm ]
Заголовок сообщения:  Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко

Творчески добиваться намеченных целей
№66 (30853) 25—26 июня 2019 года
3 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО, Александр ОФИЦЕРОВ.
22 июня… Так получилось, что день этого пленума совпал с очередной годовщиной начала Великой Отечественной войны. И, конечно, направляясь к месту работы — в подмосковные Снегири, участники партийного форума не могли не заехать к памятнику сибирякам, защищавшим советскую столицу тогда, в 1941-м.
Ложатся цветы к подножию мемориала. Здесь в жестоких боях мощный враг был остановлен, и отсюда его погнали на запад. Мы знаем, каким был боевой призыв того судьбоносного времени: «Коммунисты, вперёд!»
Время идёт и меняется. Но неизменным остаётся требование к коммунистам быть первыми в отстаивании лучшего будущего родной страны. Сознанием высочайшей ответственности было пронизано и обсуждение на этом общепартийном совете, посвящённом новым формам работы КПРФ в борьбе за власть трудящихся.
Учиться на опыте, доказывать делом
Да, это стало, пожалуй, основной мыслью, звучавшей во многих выступлениях с трибуны пленума. Необходима постоянная учёба на опыте, который накоплен нашей партией за годы труда и борьбы, но вместе с тем требуется творческий поиск новых подходов и методов, новых решений, чтобы соответствовать уровню и сложности выдвигаемых временем задач.
КПРФ объединяет выдающийся человеческий потенциал, которому под силу, кажется, невозможное. Так, достойнейшим образцом для товарищей стал лидер партии — Геннадий Андреевич Зюганов, о чём в связи с предстоящим его юбилеем сказал своё слово на пленуме заместитель Председателя ЦК КПРФ Д.Г. Новиков.
Говорили об этом и другие выступавшие. Не для красного словца, не для парадного глянца, а во имя общего дела обращаются коммунисты к практике тех, кто добивается наиболее заметных и весомых результатов. Несмотря ни на какие трудности, препоны, ухищрения противников!
Вполне понятно особое внимание, с каким воспринимаются на партийных форумах выступления губернатора Иркутской области, первого секретаря Иркутского обкома КПРФ (уже 26 лет!) С.Г. Левченко.
Вот и на этот раз слушали его в прениях по докладу, можно сказать, затаив дыхание. А неоднократные всплески аплодисментов, возникавшие по ходу речи, свидетельствовали о горячей товарищеской поддержке того, что успел уже или намеревается сделать Сергей Георгиевич на посту губернатора.
Надо признать, что для многих это остаётся дискуссионным — надо ли идти коммунистам в исполнительную власть при нынешнем тотальном засилье «Единой России». Левченко уверен: необходимо. И свою убеждённость обосновывает так: «Я должен реально показать, что мы — можем!»
Показывает делами. Недавно Сергей Георгиевич отчитывался за три года своей губернаторской деятельности перед областным Законодательным собранием. И многие цифры его отчёта говорили сами за себя. Ну например: когда он стал губернатором, в области строился 51 объект социального назначения. Сейчас — 300! На это даже самые яростные «единороссы» ничего не смогли сказать, промолчали.
А «пятилетка Левченко»? Планирование, которое он успешно начал в области внедрять, помогает чётче работать на перспективу. Противники новшества были, причём весьма неуступчивые. Однако теперь на иркутской земле их почти не осталось. Мало того, практика здешнего губернатора всё больше интересует соседей, которые приезжают, чтобы на месте это самое планирование изучить.
Огромные сдвиги произошли в лесной отрасли, где раньше вовсю правили бал «чёрные лесорубы». Десятая часть лесов страны находится на территории Иркутской области, а лес при этом расхищался налево и направо.
Внедрённые меры действенного контроля (самые разнообразные!) за короткий срок помогли вернуть на службу народу более 10 миллиардов рублей! Хищники, теряющие незаконные доходы, отвечают злобной охотой на красного губернатора и тех, кто поддерживает его.
— Идёт самая настоящая война, — сказал с трибуны пленума Сергей Георгиевич, — но сдаваться мы не намерены.
И выдвинул ленинский лозунг, который считает сегодня для коммунистов первостепенным по важности и актуальности: учиться, учиться и учиться!
Кстати, вслед за его выступлением участникам пленума был показан документальный фильм о наведении порядка в лесном комплексе Иркутской области. Подобные фильмы, очень конкретные и доступные для восприятия, можно считать хорошим учебным пособием для всех.
В этой картине вспоминается известная повесть иркутянина Валентина Распутина «Пожар», где речь идёт о нашествии «архаровцев» в родные для писателя края. Это была тревожная повесть-предупреждение.
Увы, предупреждению тогда не вняли. А в результате «архаровцы», находившиеся вне закона, стали всесильной властью и так называемой бизнес-элитой, грабящей страну. Чтобы пресечь господство махинаторов и вернуть власть трудящимся, КПРФ наращивает ныне свою борьбу на всех направлениях и во всех регионах.
Долой мусор со свалок, но также из власти!
С «мусорной проблемы» начал выступление первый секретарь Коми рескома КПРФ О.А. Михайлов. Она вызывает в последнее время огромную тревогу по всей стране, но есть регионы, где острота её стала поистине чрезвычайной. Среди них — Архангельская область и Республика Коми.
Не только экология тому виной, пояснил выступавший. Да, травить воздух гниющими отходами — это плохо везде. Но есть у данной проблемы и вопиющая морально-этическая, нравственная сторона, делающая ситуацию абсолютно нетерпимой!
В самом деле, кому же могло прийти в голову, что спасение Московской области от ядовитых миазмов растущих мусорных свалок состоит в том, чтобы перевезти эти свалки на территории северных регионов? Та же Республика Коми очень много полезного даёт стране — нефть, газ, уголь, лес… А обратно сюда предлагается везти мусор?!
— В республике нашей никогда не было антирусских, антироссийских настроений, а теперь, представьте себе, они появляются, — заявил первый секретарь рескома. — Только безумные русофобские силы могут такое творить, совершенно не думая о последствиях.
Народный протест против превращения республики в мусорный полигон нарастает стремительно. Начиналось с митингов, на которые собирались по 30—50 человек, но потом масштабы участия быстро выросли до 3 тысяч. А в начале июня на митинг в столице республики против строительства мусорного полигона вышло уже более 10 тысяч человек! Всего же в протестных акциях участвует теперь систематически около 3 процентов населения.
И ядро этого массового протеста, главная его организующая сила — республиканское отделение КПРФ. Авторитет нашей партии растёт. К коммунистам присоединяются всё активнее природоохранные, творческие и другие общественные организации. Требования расширяются. Теперь это уже и политические лозунги, обращённые не только к региональному, но и к федеральному руководству.
Ответ власти пока один: усиление репрессивных мер. Стягиваются в республику всё большие силы полиции и Росгвардии. Нагнетаются штрафы. Так, первый секретарь Ухтинского горкома КПРФ был оштрафован на 75 тысяч рублей за то, что 19 мая, в День рождения пионерии, возложил цветы к памятнику пионера-героя Павлика Морозова!
— Словом, у нас уже развёртывается латентная гражданская война, — сказал лидер коммунистов Республики Коми. — В народе крепнет решимость вычистить мусор не только с наших северных территорий, но также из власти.
Глядя людям в глаза
Первый секретарь Севастопольского горкома КПРФ В.М. Пархоменко сконцентрировал внимание на подготовке к предстоящим выборам в Законодательное собрание города-героя. Власть не жалеет сил и средств для обеспечения своего дальнейшего господства. Тут и полный адмирал во главе выборного штаба «Единой России», и его заместитель — «генерал от прокуратуры» небезызвестная Наталья Поклонская.
Кому они в первую очередь противостоят? Отделению КПРФ. Идут на любые хитрости, называемые выборными технологиями, чтобы, не считаясь с законодательством, оттеснить коммунистов на второй или третий план.
В Севастополе 40 тысяч военнослужащих, и, как известно, при голосовании они очень зависят от установок своего командира. А если добавить к ним тех бабушек, которые сидят перед телевизором, держа перед собой иконки и портрет Путина, становятся ещё виднее основные проблемы распределения голосов.
Вот почему главная ставка городского отделения КПРФ — на влияние в трудовых коллективах. Удалось найти конкретные пути проникновения в рабочие массы, способы подхода к разным их категориям. Да, в предвыборной кампании используются и самые современные технические средства. Однако не везде пока ещё компьютер победил телевизор, иначе власть не заботилась бы так усердно о цифровизации телевизионных каналов.
По мнению руководителя севастопольских коммунистов, остаётся очень важной работа по принципу «глаза в глаза, от дома к дому». Она совершенствуется. Лучшее из практического опыта товарищей шире берётся на вооружение в других первичных отделениях.
Василий Михайлович поблагодарил за большую помощь Центральный Комитет партии. А в заключение заверил, что с этой помощью севастопольские коммунисты постараются по ходу выборной кампании максимально переломить ситуацию в свою пользу.
— Сегодня в стране управляет не разум, а безумие, — заявил с трибуны первый секретарь Ростовского горкома КПРФ Е.И. Бессонов.
И он привёл целый ряд фактов, подтверждающих столь горький тезис. Ведь «мусорное безумие», перед которым ныне оказалась страна, — это лишь один пример в ряду множества. Разве нельзя было такое предупредить? Можно, да только власть про это не думала.
В 2018 году банковские доходы составили 1 триллион 300 миллиардов рублей. Между тем в Ростовской области уничтожена целая отрасль — производство индейки. Из-за чего? Не смогли вовремя вернуть 50 миллионов рублей кредита. Пошло под нож несколько сотен тысяч голов! И все молчат. Не возбуждено ни одного уголовного дела.
Сложилась людоедская система, которая называется законодательной базой. «Ведь почти все законы, против которых протестовал народ во главе с коммунистами, действуют!» — заявил оратор.
Результаты этого весьма наглядные. И удручающие. Например, население Ростовской области за первую половину прошлого года уменьшилось на 11 тысяч человек. И эта тенденция продолжается!
Евгений Иванович напомнил знаменитые ленинские слова: «Дайте нам организацию революционеров, и мы перевернём Россию». В своё время это было совершено на благо трудового народа. Что же необходимо нашей организации сегодня? Бессонов отвечает так:
— Надо прежде всего, чтобы каждый из нас засучил рукава и самоотверженно работал ради утверждения справедливости.
Конечно, новые, постоянно меняющиеся условия работы требуют и поиска новых, наиболее эффективных форм её. Секретарь горкома привёл примеры усиления протестной деятельности, рассказал, как совершенствуется в Ростове и области учёба коммунистов. Она включает теперь во всех 62 отделениях показ и обсуждение актуальных фильмов по программе «Красной Линии». Значительно активизировалась спортивная работа, что способствует привлечению в партию и комсомол молодёжи. Благодаря участию контрольно-ревизионной комиссии удалось значительно поднять среднюю сумму членских партийных взносов…
— Народ надеется на нас, и мы просто обязаны эти надежды оправдать делами, — подытожил свою речь ростовский секретарь.
Не смиряться, а протестовать
Первый секретарь Тюменского обкома КПРФ Т.Н. Казанцева отметила существенный рост протестной активности в области за последнее время. Это связано и с категорическим неприятием завышенных тарифов на услуги ЖКХ, и с массовым возмущением, которое вызвала так называемая мусорная реформа. Кроме митингов, собирающих сотни человек, против этой «реформы» был организован и сбор подписей. А затем свои листы протеста тюменцы повезли в Москву — в приёмную президента, в Следственный комитет и Генпрокуратуру.
Народ не просит, а требует! И накал недовольства усиливается. На основании закона о партиях коммунистам удалось добиться регулярных встреч на областном телевидении под рубрикой «Партийный взгляд». Подобные встречи стали проводиться и на региональном радио, что позволяет лучше разъяснять позицию КПРФ по самым жгучим проблемам и быстрее реагировать на запросы людей.
Настоящим бедствием остаётся невыполнение властью своих обещаний. Вот, скажем, ничего не дала в Тюменской области так называемая территориальная схема переработки мусора. Коммунисты вынуждены были обратиться в суд и по поводу продолжающегося завышения тарифов на вывоз бытовых отходов, о чём был записан специальный пункт в резолюции митинга 30 марта. Ответчик — губернатор области.
В конце концов недавно получен ответ из прокуратуры: после проверки, проведённой Антимонопольной службой, тарифы решено пересмотреть, и с 1 июля вводятся новые. Комментарий секретаря обкома:
— Так будем действовать и впредь — до победы!
Новым формам работы, которые внедряют у себя столичные коммунисты, посвятил своё выступление член ЦКРК и Московского горкома КПРФ Д.А. Парфёнов. А начал он с утверждения, что многие технологические вопросы — это сегодня вопросы политические. Именно поэтому, заявил он, нельзя считать нормальным, что нам приходится пока в технологическом отношении догонять своих оппонентов.
Лучшие из новых методов, безусловно, оправдывают себя. Это относится, например, к электронной системе «Аврора», которая делает гораздо более оперативным оповещение коммунистов, сторонников партии о предстоящих протестных акциях и других мероприятиях. Москвичи планируют расширять и совершенствовать эту систему. Автоматизируются и статистические отчёты.
Многообещающим стало создание портала по поддержке местного самоуправления в столице. С его помощью каждый может теперь быстро найти «своего» депутата и послать ему необходимое обращение.
Ещё одно действенное новшество — привлекать людей в нашу партию через социальные сети. Это, разумеется, не исключает соответствующей работы печатных СМИ и партийного телевидения, однако электронные средства могут и должны быть хорошим подспорьем им в очень важном деле.
Системность ведёт к победе
О необходимости совершенствования форм и методов работы коммунистов с жителями края говорил первый секретарь Красноярского крайкома КПРФ П.П. Медведев.
— Одна из новых форм, которую мы сегодня осваиваем, — это фильмы и видеоролики, предложенные нам Центральным Комитетом партии, — рассказал Пётр Петрович. — В каждом местном партийном отделении, которых у нас 65, составлен график таких сеансов. Люди о нём знают. Многие приходят и с интересом смотрят документальные ленты и информационные выпуски о работе партии. И хорошо бы, если бы перед началом показа наши секретари проводили для собравшихся политинформацию об обстановке в городе, районе. Это очень важно! Так же важно нашим молодым лидерам учиться партийной работе. И в первую очередь — работе с председателями домкомов и уличных комитетов, которые всегда в тесном контакте с населением.
Оратор также отметил, что в этом деле особое значение имеет системность. Тогда и будет результат.
— В Красноярске прежде у КПРФ был один депутат, а сегодня уже четыре, — поделился секретарь крайкома КПРФ плодами такой системности. — На предстоящих довыборах, думаю, мы победим. Два депутата было раньше у нас в Зеленогорске, сейчас их стало восемь. Мы хорошо поработали в Рыбинском районе. Теперь там первый заместитель председателя райсовета — коммунист. А в посёлке Памяти 13 Борцов, к которому присоединили ещё два села, из десяти местных депутатов семеро — коммунисты. Они избрали своего главу. Словом, где у КПРФ предметная планомерная работа — там и хорошие результаты.
О задачах, поставленных перед коммунистами республики в преддверии предстоящих в сентябре выборов, и об итогах прошедшего 15 июня в Нальчике под председательством заместителя Председателя ЦК КПРФ В.И. Кашина семинара-совещания руководителей и партийного актива региональных отделений КПРФ Южного и Северо-Кавказского федеральных округов рассказал первый секретарь Кабардино-Балкарского рескома КПРФ Б.С. Паштов.
— Не менее четверти голосов избирателей должны получить выдвиженцы КПРФ. Это наша задача-минимум, — поделился он намеченным. — И все основания для этого есть. Ведь уровень раздражения и недовольства нынешней властью у людей очень высок. И наша главная цель сегодня — перевести его из «кухонного» брюзжания в реальный протест. Нужно убедить людей выходить на митинги и пикеты. Нужно также развернуть агитацию среди тех, кто настроен против всех. Их много. Нам даже не нужно их убеждать, что власть провалила дела. Все это и так отлично видят. Но в них нужно вселить уверенность в том, что есть партия, способная навести в стране порядок и направить её на путь развития.
По всем широтам парламентского фронта
О больших возможностях партийной работы, которые открывает для коммунистов мандат народного избранника, говорил с трибуны пленума секретарь Татарстанского рескома КПРФ А.В. Прокофьев.
— А в полной ли мере мы используем эти возможности? — поставил он вопрос перед собравшимися. — Уверен, что в регионах часто недооценивают наш депутатский потенциал влияния на общество даже в условиях работы в меньшинстве.
Секретарь рескома поделился своим опытом работы во фракции КПРФ в Госсовете Татарстана, состоящей из трёх коммунистов, действующих в условиях абсолютного численного превосходства депутатов-«единороссов». Выработанные коммунистами подходы позволяют навязывать свою повестку дня и этому «медвежьему» большинству.
— Причём речь идёт не только о парламенте, но и об информационном сетевом пространстве, — подчеркнул секретарь рескома. — Грамотное использование депутатских ресурсов позволяет выводить нашу повестку в топ новостей Яндекса и Mail.ru по региону.
Фракция КПРФ активно использует свои возможности. Во-первых, на заседания фракции, где обсуждаются острые вопросы, депутаты-коммунисты приглашают журналистов, общественных активистов, порой и пострадавших от произвола чиновников людей. Таким образом коммунисты выстраивают отношения с различными группами граждан и «столбят» за собой общественно значимые темы.
Второе: подготовка депутатских запросов, касающихся проблем граждан. Это становится сильным инструментом партийной работы, считает секретарь рескома Компартии. Он рассказал и ещё об одном действенном партийном рычаге: регулярно, раз в месяц, депутаты-коммунисты проводят в стенах Госсовета и в помещении рескома КПРФ пресс-конференции по самым злободневным темам. Другая агитационно-пропагандистская сила — это стримы (прямые эфиры в интернете) по итогам парламентских заседаний, которые обсуждаются с подписчиками.
— Проведение «круглых столов» в парламенте по наиболее значимым вопросам с выработкой рекомендаций, в том числе для депутатского корпуса, — это тоже очень эффективная площадка для переговорного процесса между чиновниками и гражданами, — полагает А.В. Прокофьев. — Но самое главное — разработка законопроектов, направленных на улучшение жизни людей. Таким образом, через наши законодательные инициативы ведётся работа по развитию программных положений КПРФ.
С головой — в Сеть
— У партии есть мощные политические рупоры, — отметил секретарь ЦК КПРФ, первый секретарь ЦК ЛКСМ РФ В.П. Исаков. — Это «Правда» и «Советская Россия». У нас хороший сайт KPRF.ru и телеканал «Красная Линия». Но нам нужно подумать о независимых источниках информации. Это могут быть Ютьюб и Телеграм-каналы. Пусть их ведут независимые блогеры и эксперты, выступающие в нашем ключе. И в определённый момент, под те же выборы, они призовут своих зрителей и читателей голосовать за КПРФ как за единственно оппозиционную силу. Согласитесь, у нас мало в соцсетях авторских статей. Мы часто берём их с центрального партийного сайта. Написаны они порой сухим языком. А в социальных сетях — публика разная. Им ближе разговор свободный, в стиле общения. Нам нужно готовить таких пропагандистов, которые будут вести каждодневную работу в интернете, активно используя там и комиксы, и мультипликацию... Проще говоря, должны будут заговорить с молодёжью на её языке.
Будоражить, торопить!
— Массовая надежда на лучшую жизнь и вера в неё возможны лишь при условии, что граждане будут не «ждунами», а строителями этой лучшей жизни, включатся в борьбу за неё. И надежда с верой будут нарастать по мере этой борьбы, — убеждён первый секретарь Краснодарского крайкома КПРФ Н.И. Осадчий. — Как поётся в нашем партийном гимне: «Никто не даст нам избавленья — ни бог, ни царь и не герой».
Он также привёл строки из стихотворения советского поэта, лауреата Государственной премии СССР Василия Фёдорова: «Сердца, не занятые нами, не мешкая, займёт наш враг». И далее: «Сердца! Да это же высоты, которых отдавать нельзя».
— Это и есть задачи в нашей работе, — подчеркнул Н.И. Осадчий. — Нужен поиск путей к сознанию и к сердцам новых поколений, выросших и сформировавшихся отнюдь не в советских условиях.
Николай Иванович подхватил мысль предыдущего оратора о необходимости освоения пространства интернета, призвав активизировать действия членов КПРФ в социальных сетях, в политических блогах, оперативно реагировать там на события и предвосхищать их.
— В Саратове есть Бондаренко, в Ульяновске — Куринный, у нас в крае — Сафронов, — назвал лидер краснодарских коммунистов тех товарищей, кто, по его мнению, мог бы с успехом вести такую работу в регионах. — Их силы необходимо объединить или, по крайней мере, координировать из центра. А ещё для большего эффекта стоит подумать о специальном финансировании. Сначала дать денег под конкретные проекты, а дальше — подскажет практика.
Нужно подумать и над тем, как для этой работы привлекать людей беспартийных, журналистов и блогеров, чьи взгляды близки с нашими, не противоречат им, и они понятны молодёжи.
Секретарь крайкома также считает, что прежде всего нужно работать в территориальных группах социальных сетей, тесно связанных с особенностями и интересами местного населения, с проблемами, волнующими людей в конкретных городах и микрорайонах.
— Обучение и подготовка молодёжи — важнейший вопрос, — продолжил Н.И. Осадчий. — Но наряду с этим нам нужны ещё и дополнительные формы свободного общения наших активистов друг с другом, так, как это, например, бывает во время работы курсов Центра политической учёбы при ЦК КПРФ или во время наших двухдневных встреч на пленумах ЦК. В регионах это могут быть повседневно действующие клубы по интересам: молодёжные секции по изучению марксизма-ленинизма и революционной истории, изучению биографий Ленина, Сталина, Фиделя Кастро, Че Гевары; клубы исторической реконструкции, спортивные клубы (тот же футбол), объединения байкеров и так далее. Совершенно очевидно, что благодаря такому общению усиливается наше сплочение, растёт неформальное чувство товарищества.
Выступавший также подчеркнул, что сейчас в России созревают новые силы для прорыва к социальной справедливости и народовластию.
— И наша задача, задача партии, — призвал он, — своими помыслами, своими практическими делами максимально соответствовать этой нарастающей общественной потребности, будоражить её, торопить!

Автор:  Проф.А.И.Орлов [ Ср июн 26, 2019 7:54 pm ]
Заголовок сообщения:  Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко

Cпасти МХАТ и Татьяну Доронину
№67 (30854) 27 июня 2019 года
2 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Эту острую тему «Правда» ведёт на своих страницах с прошлогоднего декабря, когда беда неожиданно ворвалась в стены Московского Художественного академического театра имени М. Горького. Спасшая в своё время этот легендарный театр и более 30 лет успешно руководившая им народная артистка СССР Татьяна Васильевна Доронина безо всяких причин была вдруг освобождена от должности художественного руководителя МХАТ. А возвели на ответственный пост скандально известного в околотеатральных кругах продюсера Эдуарда Боякова, абсолютно чуждого мхатовской школе и традициям великой русской сцены.

УЖЕ ТОГДА, сразу после первых сообщений о происшедшем, поднялась волна недоумения, возмущения и протеста не только в Москве, но и по всей стране. Для народа Татьяна Доронина — символ русской культуры, неизмеримо много сделавшая для неё. «Доронинский МХАТ», как его называли, стал настоящим оплотом изживаемого ныне реалистического, психологического искусства.

Горячо любящие свой театр зрители, преданные ему всей душой, не просто почувствовали, а осознали нависшую над ним страшную угрозу. Смертельную! Они поняли: всё нацелено на то, чтобы истинный МХАТ, завещанный нам К.С. Станиславским и В.И. Немировичем-Данченко, перестал существовать, чтобы вместо него был другой театр, несущий совсем иные ценности. Впрочем, можно ли употреблять это слово применительно к тому, что смеют называть сегодня искусством?

Зрители МХАТ, чьи письма мы печатаем уже более полугода, категорически отвечают: нет, подлинных ценностей такое «искусство» не несёт.

Ну а что же актёры, оставшиеся без Дорониной? Это ведь она в течение многих лет собирала их, воспитывала, растила. И сколько благодарственных слов слышал я от них в её адрес на разного рода торжествах в коллективе!

Да, если в коллективе хорошая погода, люди охотно (и, как правило, искренне) говорят друг другу добрые слова. Даже если это художественный коллектив, где сильны влияния творческой ревности и дружат подчас не «за», а «против».

Наверное, за кулисами МХАТ тоже было немало такого, что действовало не в лучшую сторону. И на Татьяну Васильевну, конечно же, бывали обиды, трудно без них обойтись. Но!

Послушайте, одно дело обижаться в хорошую погоду и другое — когда над всеми сгущаются чёрные тучи беды. Понятно, что в чём-то у каждого члена коллектива бывает свой интерес. Но разве сознание нагрянувшей беды отменяет понятия совести и чести?

Не мог я не думать об этом, когда все последние месяцы люди звонили и говорили: «Вот вы печатаете письма зрителей в защиту Дорониной и МХАТ. А что же доронинские артисты и другие члены этого коллектива? Почему они молчат?»

Ответить было сложно. Я знал, далеко не все в труппе внутренне приняли происшедшее и полностью смирились. Мне рассказывали о спорах по поводу принимавшихся к постановке пьес, о серьёзных разногласиях в оценке появлявшихся спектаклей, а главное — о том горьком чувстве, которое оставалось в душах многих из-за несправедливой расправы над Дорониной. Однако за пределы театра, увы, это не выходило.

И всё-таки (вот счастье!) — вышло наконец. Одна газета написала: «Артистов МХАТа Горького прорвало».

Что ж, можно и так сказать. А если конкретнее, перед «прямой линией» президента страны, назначенной на 20 июня, актёры и другие сотрудники театрального коллектива во главе с заслуженной артисткой России Лидией Матасовой вышли на ступеньки здания МХАТ и записали своё видеообращение к В.В. Путину.

ОСНОВАНИЯ для скепсиса, разумеется, несомненны. Все пишут президенту. Все уповают на него. А этой самой «прямой линией» ещё больше утверждается эфемерная надежда, что лишь только он один всё и решит.

Увы, послание мхатовцев по ходу «прямой линии» не прозвучало. Тогда его выложили в Сеть. И вот теперь при желании каждый может прочитать, с чем люди искусства обращаются к президенту страны:

«...Спасите народную артистку СССР Татьяну Васильевну Доронину и МХАТ им. М. Горького, театр с великой историей!

В нарушение приказа Министерства культуры от 17 декабря 2018 года за №2242 «О внесении изменений в устав театра» президент театра Доронина Т.В. лишена возможности исполнять свои обязанности, а художественный совет так и не создан.

Усилиями нового художественного руководителя Боякова Э.В. театр целенаправленно превращается в антрепризную площадку и своего рода культурно-досуговый центр с торговыми точками и секцией йоги.

На работников оказывают давление, предлагая увольняться по соглашению сторон, переходить с бессрочного договора на срочный, в противном случае обещая уволить по сокращению штата, таким образом, избавляясь от труппы.

Уважаемый Владимир Владимирович, просим Вас в Год театра не позволить безнаказанно уничтожить МХАТ им. М. Горького, его подлинного руководителя — народную артистку СССР Доронину Татьяну Васильевну и его труппу».

ХОТИТЕ знать, какова первая реакция «вверху» на это обращение? Про адресата пока сказать ничего нельзя: неизвестно. А вот вездесущий и находчивый его пресс-секретарь откликнулся на соответствующие вопросы журналистов.

Ничего неожиданного! Господин Песков хотя и заявил, что в Кремле видеообращение артистов пока не видели, тут же добавил: «Честно говоря, никогда не знал, что именно президент РФ назначает худруков театра. Если я не ошибаюсь, это не прерогатива главы государства».

Ловкость привычная. Универсальный (при необходимости и желании, конечно) ответ на любой вопрос, по которому надеются получить мечтаемую президентскую поддержку: «прерогатива» у него не та, у президента, вот и весь сказ.

Неужели и в данной ситуации на этом кончится?

Может. Право слово — всё может быть. Но почему-то сдаётся мне, что при любом обороте дальнейших событий тот поступок, на какой подвигла товарищей и подруг Лидия Леонидовна Матасова, уже сегодня нельзя назвать бесполезным.

Во-первых, хоть и с явным запозданием, на мой взгляд, да и лишь частично, однако мхатовская честь восстановлена. Участники видеообращения её, совсем было упавшую, всё-таки удержали.

А во-вторых, что ещё важнее, большая беда, которой до сих пор жили и страдали в основном давние поклонники МХАТ, будучи столь чётко и широко вынесенной от имени самих мхатовцев в Сеть, приобретает необходимейший резонанс. И уже вопросы, от которых более полугода «наверху» старались уйти, попросту замалчивая наиболее возмутительные обстоятельства этой безобразной истории, теперь не замолчишь.

Всем ли известно, например, как министр культуры Владимир Мединский и советник президента РФ по культуре Владимир Толстой снимали Доронину с руководства МХАТ, соблазняя придуманной и фиктивной, как оказалось, должностью «президента театра»? А Лидия Матасова рассказала: в тот декабрьский день Татьяну Васильевну сделали заложницей: «А именно: её минкульт заманил в театр, она пришла в десять утра, и её до одиннадцати вечера (!) не выпускали из кабинета, до тех пор, пока она не подпишет бумаги «об отречении».

Или вот такая подробность — тоже из уст Лидии Леонидовны: «Мы-то уверены, что всё началось значительно раньше, ещё до прихода в театр Боякова — года три назад, когда министр культуры принёс в театр свой роман «Стена», чтобы его поставили на нашей мхатовской сцене. Татьяна Васильевна даже согласилась, предложила это Валерию Беляковичу, они начали работать. Деньги на постановку выделили немыслимые — 20 миллионов рублей. Было закуплено дорогостоящее оборудование, которое хотел использовать Белякович. Но вскоре Белякович умер, и всё остановилось. Татьяна Васильевна отказалась от постановки, и мы уверены, что с этого момента министр культуры начал сводить с ней счёты».

ВОТ ЗДЕСЬ интервьюер из газеты задаёт Лидии Матасовой такой вопрос:

— Это тогда начались разговоры о крупной финансовой недостаче в театре, кажется, 80 миллионов, за невыполнение госзадания?

— Нет, не 80, а 55 миллионов, но это тоже всё обман. Министерские утверждают, что мы не выполняем госзадание по зрителю, а нам на зрителя выделяют всего 400 рублей, в отличие от других театров, где, например, зритель дотируется тысячами рублей.

— А как сейчас в МХАТ ходит зритель?

— По 2018 году мы выполнили план. У нас были аншлаги, но они убрали Татьяну Васильевну и отчитываются нашими аншлагами.

— Бояков как худрук уже выпустил четыре спектакля. Как на них ходит зритель?

— Один — «Леди Гамильтон» — начали репетировать ещё при ней. А с остальными спектаклями беда. Например, «Последний герой» — пошлая, бездарная пьеса с бездарной режиссурой: на последнем спектакле было 120 человек, остальных они нагоняли. Причём билеты продавали по 100 и 200 рублей, а нас упрекали, что до их прихода билеты в партер стоили всего по три тысячи.

Другая премьера — «Последний срок» по Распутину… Зрители написали, что это какая-то пьяная комедия в духе «Уральских пельменей». Продано было 220 билетов, но зал был полный, одни приглашённые. У нас 1400 мест в зале.

Когда мы спросили новое руководство, а за счёт чего же будет выполняться план, нам открытым текстом сказали: за счёт сдачи сцены в аренду.

РАЗВЕ не свидетельствует всё это, как и многое-многое другое, о поистине трагическом положении, в которое ввергнут великий русский театр? И разве для президента страны среди его «прерогатив» это уж действительно сущая мелочь, до которой не ему снисходить?

Тогда скажите — кому. Ведь только безумцам непонятно, что не могут считаться мелочью вопиющие факты уничтожения отечественной культуры, происходящие у всех на глазах.

Автор:  Проф.А.И.Орлов [ Вс авг 11, 2019 2:55 pm ]
Заголовок сообщения:  Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко

Была «фашистская Отечественная»?!
№84 (30871) 6—7 августа 2019 года
1 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Столько самой злонамеренной лжи придумано и пущено в ход, дабы оклеветать нашу Великую Победу, что больше вроде бы уже невозможно. Однако всё прибавляют! И вот недавно очередной сенсацией оглоушило радио «Эхо Москвы».

ОКАЗЫВАЕТСЯ, та война, которую мы по праву называем Великой Отечественной, такой же была и для... гитлеровской Германии. Удивлены? Скажете: бред? Но ведь это не кто-нибудь, а научный авторитет вещает — профессор-историк Борис Хавкин.

В передаче из цикла «Цена Победы» ведущий спросил его: почему гитлеровцы сопротивлялись, когда бои шли уже на их территории, «когда всем было очевидно, что Германия падает»?

Ответ профессора: «Вот тут я скажу неполиткорректную вещь. Дело в том, что война, когда шла на территории СССР, была для советских народов Отечественной и справедливой. А когда война пришла в рейх и Красная Армия далеко не гуманными средствами боролась в том числе с мирным населением, то каждый немецкий солдат защищал свой дом».

Охотно соглашаясь, ведуший Владимир Рыжков подытоживает: «Теперь война для них была Отечественной».

Ничего себе! Как говорится, приехали...

Вы вдумайтесь, что же людям внушают. Нет разницы в той войне между Советским Союзом и фашистской Германией, между Красной Армией и гитлеровской. Просто сначала справедливую Отечественную войну вела одна сторона, а потом — другая.

Но в чём наша несправедливость? В рейх Красная Армия вошла, преследуя бандитов, напавших на Советскую страну и творивших здесь чудовищные, неслыханные по масштабам преступления. Узнавая о трагической судьбе своих родных и близких, оставшихся на временно оккупированной земле, многие наши солдаты, наверное, чувствовали определённое моральное право на отмщение. Однако решение Советского государства было сугубо твёрдым: народу мстить недопустимо.

Все возможные меры направлялись на то, чтобы это решение выполнялось. Так откуда же размашистое утверждение профессора Хавкина, будто «Красная Армия далеко не гуманными средствами боролась в том числе с мирным населением»?

Отдельные эксцессы были, это известно. Только можно ли какие-то случаи мародёрства или насилий приписывать Красной Армии в целом, представляя их как проводимую ею политику? Но ведь за подобные факты «борьбы с мирным населением» виновные строжайшим образом наказывались, вплоть до расстрела.

А как настраивались наши враги, отправлявшиеся покорять Советский Союз? Вот выдержка из памятки немецкого солдата: «У тебя нет сердца и нервов, на войне они не нужны. Уничтожь в себе жалость, сострадание. Убивай всякого русского, не останавливайся ни перед кем, будь перед тобой старик, женщина, девочка или мальчик. Убивай, этим самым спасёшь себя от гибели, обеспечишь будущее своей семьи и прославишься навек».

Они так и действовали, осуществляя генеральный план «Ост» — план уничтожения нашего народа. Не было таких казней, которые не применили бы нацисты в отношении советских мирных жителей, нет таких мук, которые те не испытали бы от фашистских оккупантов. Насилия, пытки, виселицы, расстрелы, умерщвление голодом и холодом, удушение газом, сожжение заживо и закапывание живьём, четвертование, отрубание голов — всё использовалось, что только могло родиться в головах изощрённых садистов.

Это была политика геноцида. Из 27 миллионов наших соотечественников, погибших во время той войны, гораздо больше половины — гражданское население. Разве хоть в малейшей мере сопоставимо это с потерями мирных жителей на германской территории, когда Красной Армией освобождалась она от фашизма?

Кощунственно говорить о «фашистской Отечественной войне», о справедливости нацистов и несправедливости красноармейцев. Между тем профессор Б. Хавкин преподаёт в РГГУ, то есть в Российском государственном гуманитарном университете (бывший Московский историко-архивный институт). И в таком вот духе наставляет молодёжь, включая будущих историков! Беда...

Автор:  Проф.А.И.Орлов [ Вс авг 11, 2019 8:06 pm ]
Заголовок сообщения:  Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко

Кто же были патриотами — красные или белые?

№86 (30873) 9—12 августа 2019 года
4 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Историк Александр КОЛПАКИДИ в беседе с политическим обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО

Виктор КОЖЕМЯКО:
Мы знаем, есть исторические события, значимость которых не снижается и по прошествии веков. Появляются всё новые версии давно минувшего, яростно сталкиваются страсти при их обсуждении. История остаётся полем актуальнейшей идеологической борьбы, которая важна и для сегодняшнего дня, и для будущего. Именно такой (вполне ожидаемый!) характер обрела тема Гражданской войны в нашей стране, особенно в связи с отмечающимся её столетием.
Тема эта безбрежна. И, несмотря на то, что «Правда» постоянно ведёт её, читатели обращают внимание на какие-то грани, требующие, по их мнению, большего освещения. В письмах ставится много вопросов. Называются также имена историков, с которыми людям хотелось бы встретиться на страницах нашей газеты.
Так, заметный интерес вызвала публикация в № 96 и 97 за прошлый год беседы с историком Александром Колпакиди под заголовком «Интервенция против революции». Что ж, Александр Иванович, член созданного им Клуба левых историков и обществоведов (КЛИО), действительно занимает видное место в ряду современных исследователей, наиболее глубоко и плодотворно анализирующих тему Гражданской войны.
Учитывая просьбы читателей, я и предложил ему продолжить наш разговор на эту тему, начатый в прошлогодних номерах «Правды».

Сколько правд было в той войне

— Мы уже говорили с вами, Александр Иванович, что история Гражданской войны подвергается ныне самым разнообразным фальсификациям. Но какую из них вы считаете главной?
— Главное, безусловно, состоит вот в чём. Нынешняя власть изо всех сил пытается внушить нашим современникам, будто не было в той войне правых и виноватых. Только что слушал небезызвестного Мединского. И о чём он в очередной раз глаголет? Дескать, у каждого в Гражданской войне была своя правда. А если основные из них взять, это белая, красная и зелёная. Мол, надо рассматривать их на равных.
— Многим нечто подобное уже внушили.
— К сожалению, да. Хотя что такое зелёная правда? Какая правда всерьёз может быть у крестьян даже не всей Тамбовской губернии, а лишь её части, нескольких уездов — тех, которые участвовали в так называемой антоновщине? Какая правда была у части крестьян Херсонщины и Тавриды, которые пошли за Махно? Какие бы чудеса ему теперь ни приписывали, реально в его бандформированиях насчитывалось около двух тысяч человек. В какие-то моменты они обрастали довольно значительным количеством других отрядов, но в основном устойчивая группа — всего две тысячи.
И какая же у них, по большому счёту, правда? Захватить ближайшую железную дорогу и брать мзду с проезжающих? Диктовать свою волю городу? Но это — разрушение государства. Полное!
— А вы заметили, что в течение последних трёх десятилетий у нас пишут и говорят почти исключительно об антисоветских крестьянских восстаниях во время Гражданской войны? Как будто и не было совершенно иных…
— Конечно! Тоже кардинальная фальсификация, создающая серьёзный перекос в общественном сознании. Попробуйте найти сегодня книги об антиколчаковских восстаниях. Нету! А ведь там против белых воевали целые армии крестьян.
Или антиденикинские восстания, которые тоже были. Где честные работы о них? Или о красных крестьянах-партизанах, действовавших против войск Юденича под Петроградом, воевавших против интервентов и белых на Севере…
— В общем, так называемые зелёные, которых ныне сплошь записывают во врагов Советской власти, реально в значительной мере поддерживали красных?
— Именно так. Минимум половина крестьянских формирований (или даже больше), действовавших во время Гражданской войны, руководствовались не какой-то мнимой «зелёной правдой», а поддерживали Советскую власть.
Даже на Украине, где влияние большевиков среди крестьян было гораздо меньше, нежели среди рабочих, огромная часть крестьянства поддерживала партии большевистских союзников, что дало возможность создать единый фронт против националистов Петлюры и пришлых деникинцев.
— Имеются какие-то численные показатели на сей счёт?
— Весьма выразительные. По данным современных украинских историков (понятно, с националистическим уклоном), более 600 тысяч украинцев воевали во время Гражданской войны на стороне Красной Армии. Более 600 тысяч — только на территории Украины.
— Внушительно.
— А всего, если взять и Дальний Восток, и Туркестан, и так далее, в Красной Армии было более миллиона украинцев. Они очень активно участвовали в Гражданской войне.
— Ну а сколько поддерживали, скажем, Петлюру?
— Важный вопрос. И ответ на него такой: менее 50 тысяч. Вот вам цена этому Петлюре, который ныне объявлен на Украине национальным героем. Народ его не поддерживал! Зато вовсю поддерживали внешние силы, даже поляк Пилсудский. Однако на чужих деньгах и штыках, как убедительно показала Гражданская война, победы могут быть только временные.
Да, характер борьбы — классовый.
И национально-освободительный…
— Внимательно слежу за вашими работами и выступлениями последнего времени, посвящёнными Гражданской войне. Их безусловное достоинство — глубокий анализ классового характера этой войны. Классовый для тех, кто сражался под красными знамёнами, — значит, справедливый. И это, конечно же, главная правда вооружённого противостояния той эпохи в нашей стране.
— Да, это и есть самое главное! Нам пытаются затуманить мозги такими фактами, как, например, Ижевско-Воткинское восстание на Урале: смотрите, дескать, рабочие выступали против большевиков. Не устают твердить, что белые были «за единую и неделимую Россию». И так далее.
Что ж, отдельные факты за годы борьбы случались разные, а тем более разные провозглашались лозунги и обещания. Но в чём суть, если отодвинуть случайное, второстепенное или расчётливо хитрое?
Это была борьба бедных против богатых, эксплуатируемых против эксплуататоров! А так как бедные и эксплуатируемые — это народ, то борьба шла за его будущее, за будущее страны.
— По-моему, очень точно сформулировано.
— Однако следует ещё весьма важное добавить. Кроме классового, та война имела и национально-освободительный характер.
Вот модно сейчас говорить, сколько офицеров пошли служить тогда в Красной Армии. А почему они пошли? Причин несколько, но первая — это интервенция, которая началась. Они пошли спасать страну от разграбления и расчленения.
Это сказалось, кстати, на ориентации не только офицеров, но и существенной части так называемой элиты. Политической, научной, художественной…
— Некоторые имена известны.
— Не все известны, далеко не все. А их было немало — тех, которые под воздействием происходивших событий значительно изменили свои убеждения и, вопреки прежней позиции, стали служить Советской власти.
Ну, например, было среди таковых несколько членов ЦК партии кадетов. Казалось бы, самая буржуазная партия — и вдруг… Представьте только: Вернадский, Дживелегов, Сабашников, Френкель… Это всё очень крупные деятели науки и культуры.
— А политически противостояли большевикам, причём долгое время. Значит, требовался серьёзный толчок для крутого внутреннего перелома.
— Основательно задумались о судьбе родной страны, которая на их глазах не просто разваливалась, а фактически уже развалилась. Но они не были равнодушны к Родине. И они были не денежными мешками, прожигателями неправедно нажитых средств, а трудягами — каждый в своей сфере. Скажем, Френкель создавал санитарную систему в стране, Сабашников — издатель, Вернадский — крупнейший учёный.
Да, они в своё время заблуждались, надеялись, что буржуазно-демократические преобразования изменят страну в нужном направлении. А вот жизнь переубедила их.
— Вы правы, конечно. Союз белых с интервентами и реальная угроза окончательной потери независимости страны многим раскрыли тогда глаза не только на сегодняшний, но и на завтрашний день. А также важно было пришедшее понимание, что отнюдь не большевики ввергли Россию в эту ужасающую разруху, что им, наоборот, выпало всё восстанавливать и дальше развивать. Сегодняшняя-то антисоветская пропаганда опять перевёртывает историю с ног на голову, мороча людям мозги. Внушается одно: большевики во всём виноваты!
— Это и есть первый миф, который мы призваны всемерно разоблачать: что именно большевики разрушили страну и ввергли её в Гражданскую войну. Нет и ещё раз нет!
Главный виновник, политика которого привела к этому, был казнён в самом начале той войны. Ведь он, Николай II, имел возможность провести крупномасштабные реформы, назревшие и даже перезревшие в стране. Подобно тому, как это сделал Александр II в начале 1860-х. Но… Николай пошёл по пути Александра III, которого так любит наш нынешний президент. Установка — ничего не менять.
Кое-что всё-таки приходилось делать, но, как говорится, чуть ли не под дулом пистолета. А такое всегда плохо кончается. Надо не ждать крайней ситуации, а предупреждать её, опережать.
— У нас же, совершенно очевидно, проблемы копились.
— Куча проблем! Во-первых, три наши фундаментальные: земельный вопрос, рабочий и национальный. А во-вторых, порождённые Первой мировой войной. Это и транспортный кризис, и сырьевой, и медицинский, и снабжение, и коллапс управления, и продразвёрстка с продотрядами, придуманные не большевиками, а доставшиеся нам тоже от царя-батюшки.
Вот они, реальные истоки Гражданской войны. А Временное правительство, пришедшее к власти, всё это лишь усугубило.
— Кормили народ обещаниями, срок которых отодвигался куда-то в неопределённую даль?
— На потом, всё на потом! Дескать, пока не получится: момент не настал. Даже эсеры, провозгласившие себя крестьянской партией, придя к власти, ничего для крестьян не сделали. Не то что Ленин: взяли власть — и он всю ночь сам пишет неотложные декреты.
В результате той своей трагикомической возни и оказались все эти партии на свалке истории. А сейчас, когда их наследники вернулись к власти, когда восторжествовала контрреволюция, они большевиков обвиняют в развязывании Гражданской войны.
Вглядеться в те условия, в ход событий и движущие силы
— Получается так: большевики взяли власть, чтобы Гражданскую войну в стране развернуть?
— Вот-вот! Чуть ли не с 7 ноября 1917-го по новому стилю. Или после заключения Брестского мира. Только зачем им, спрашивается, эта война понадобилась?
Не лишне ещё и ещё раз вспомнить, какую власть они захватили и в каких условиях. В разваленной стране, полным ходом катившейся в небытие! А их предшественники во власти не смогли даже Зимний дворец как следует защитить. Женский батальон пришёл. Позор! Такого не было, наверное, ни в одной другой стране.
— Бессилие своё тогдашние правители продемонстрировали сполна.
— Я вот думаю иногда: хорошо хоть не изнасиловали ни одну женщину. А если бы вдруг случилось такое, какой бы шум шёл до сих пор.
— Шума и без того по поводу Октябрьских событий хватает. Выдумок всяческих — тоже…
— Большевики контролировали всю эту массу солдат, вот что я хочу подчеркнуть. А полномасштабную войну раскручивать у них желания не было и не могло быть.
С другой же стороны попытки возникли сразу. И кто их разжигал? Иностранцы! По моему мнению, советские историки в своих исследованиях недостаточно уделяли этому внимания. Труды о вооружённой интервенции, об участии в борьбе против Советской власти иностранных войск, конечно, были. Есть материалы, раскрывающие масштаб всего этого. Но мало исследовалась закулисная, агентурная сторона иностранного вмешательства в наши дела. А между тем роль оно сыграло в разжигании Гражданской войны, прямо скажу, колоссальную.
— Вы, по-моему, много сил вкладываете за последнее время в изучение тайной войны против Советской России?
— Стараюсь, потому что уверен в необходимости и важности этого.
— Результаты подтверждают ваши предположения?
— С лихвой. Вы представьте только то огромное количество всевозможных иностранных миссий, которые действовали на нашей территории. Везде были они, и это помимо внедрённых нелегалов. Были на Севере и Западе, на Украине и Кавказе, в Туркестане, Сибири, на Дальнем Востоке…
— И сколько же людей там было?
— Вот это как раз я пытался подсчитать. Так получается — тысячи!
— То есть не просто какие-то малочисленные представительские группы, а вполне себе многолюдные организации?
— Многолюдные и очень тщательно подготовленные, продуманно составленные. Это же всё квалифицированные специалисты своего дела, высококлассные шпионы и диверсанты с отработанными задачами. Можно не сомневаться: хлеб свой ели не зря.
— Выявляются конкретные их дела?
— Конечно. Всё больше. Узнаём много нового. Если, скажем, о роли англичан и ранее нам немало было известно, то о роли французов — почти ничего. Я уже однажды говорил вам, насколько хитро до сих пор им удалось свои дела законспирировать, спрятать в закрытых архивах. Лишь постепенно кое-что раскрывается.
Вот только сейчас появилась молодая екатеринбургская исследовательница Юлия Галкина, которая опубликовала на эту тему несколько прямо-таки сенсационных статей. И роль французов в подрывной работе против большевиков, оказывается, нередко даже больше, чем англичан. А кто и что об этом знал? Да почти никто и ничего.
— Значит, возможны и дальнейшие открытия в исследованиях на этих направлениях?
— Считаю, что они будут.
— Вы убедительно опровергаете миф о том, что в Гражданской войне были заинтересованы большевики и они её начали. Давайте подведём некоторые итоги о начале. Ведь сопротивление Октябрьской революции было? В разных местах оно было разной силы, но с учётом этого триумфальное шествие Советской власти, реальное, не следует всё же воспринимать слишком упрощённо?
— Я эту оговорку постоянно делаю. Были тогда же, в октябре 1917-го, известные бои в Москве, менее известные, но достаточно яростные — в Иркутске, а также в некоторых других регионах — их более десятка. Вспыхнули сразу же потом антисоветский мятеж Каледина на Дону, мятеж Дутова в Оренбуржье, Польского корпуса на западе страны…
Но со всеми этими очагами большевики быстро справились. Почему? Да потому, что в тот момент ещё не состоялось вооружённого иностранного вмешательства. Деньгами контрреволюцию из-за рубежа поддерживали, однако этого оказалось недостаточно. И полномасштабная Гражданская война тогда не началась. Точнее можно говорить о ликвидации незаконных вооружённых формирований, которая к апрелю 1918-го была в основном успешно завершена. Замечу, что Ленин особо выделял этот период.
— Какой? До организованного вмешательства Чехословацкого корпуса, о чём мы с вами в прошлый раз уже говорили?
— Да. Видя, что своими силами у русских врагов революции действенный отпор большевикам не получается, международное империалистическое окружение Советской России решает пойти на прямую вооружённую интервенцию. При её поддержке и заполыхала на просторах нашей Родины полномасштабная Гражданская война.
С больной головы на здоровую
— То, о чём вы сейчас говорите, наши идеологические противники всегда пытались скрыть или извратить, перевернув с ног на голову. Ныне же, когда в России антисоветчики захватили власть, взяв реванш за поражение в Гражданской войне, их фальсификация того периода нашей истории, можно сказать, не имеет пределов. А основная цель прежняя: изобразить белых истинными патриотами России, боровшимися якобы за её интересы, а красных, то есть большевиков и их сторонников, — злостными антипатриотами. Перекладывают реальную вину с больной головы на здоровую?
— Именно так было и есть! Отсюда стремление замолчать либо всячески принизить роль иностранного вмешательства в Гражданскую войну на стороне белых.
Вот в прошлой нашей беседе речь шла о значении мятежа Чехословацкого корпуса в развязывании полномасштабной войны против Советской России. Значение это во многом было ключевым. Не буду повторяться, но напомню хотя бы одно: мятеж произошёл вовсе не случайно, как это пытаются представить. Он был организован согласно решению Верховного военного совета Антанты от 2 мая 1918 года, подписанному в Версале под Парижем руководителями всех главных стран, входивших в данную организацию.
А вооружённый Чехословацкий корпус, находившийся на территории России, уже официально перешёл к тому времени под французское командование. Кем же они были, эти франкочехи, как не самыми настоящими интервентами?
— Я уже отмечал: особенно возмущают нелепые разглагольствования о том, будто большевики сами сознательно вызывали выступление чехословаков против себя, чтобы подтолкнуть нужную им (!) Гражданскую войну.
— Ну конечно, такая выдумка совершенно абсурдна. Никогда и нигде люди, находящиеся у власти, не начинали гражданских войн. Им это просто не нужно и совсем не выгодно.
Давайте скажем прямо вот что ещё: неверно считать Гражданскую войну у нас только Гражданской. Правильнее называть её иностранным вторжением (интервенцией), переросшим в Гражданскую войну. Именно такой была и ленинская оценка, на которую в прошлом нашем разговоре я уже ссылался: «Всемирный империализм… вызвал у нас, в сущности говоря, гражданскую войну и виновен в её затягивании».
Интересы эксплуататоров внутри нашей страны и вне её в главном совпали. Это была боязнь дальнейшего распространения и победы социалистической революции.
— Хотя, конечно, у каждой из стран, поддержавших российскую контрреволюцию, был также свой интерес?
— Это несомненно, однако страх перед большевиками их объединил. Ведь развязали Гражданскую войну в России силы, которые стремились свергнуть большевиков. Начали белогвардейцы на иностранные деньги, а при непосредственном военном участии империалистических держав, как мы уже говорили, схватка обрела широчайший размах. Так, на западе Германия и Австро-Венгрия двинули против красных до миллиона солдат. В Закавказье вторглись турецкие войска. На севере и востоке происходило вторжение войск государств Антанты и одновременно мятеж Чехословацкого корпуса по решению руководства Антанты — от Поволжья до Владивостока.
— Продолжалось и финансирование Белого движения из-за рубежа, снабжение его оружием?
— Всё время! Так, в 1919 — 1920 годах расходы Великобритании на армию Деникина (Вооружённые Силы Юга России) составили около 100 миллионов фунтов стерлингов. Правительство США предоставило армии Колчака кредит в размере 262 миллионов долларов и в счёт этой суммы на протяжении 1918—1919 годов направили ему 450 тысяч винтовок, несколько тысяч пулемётов, сотни орудий, боеприпасы. Япония израсходовала на содержание белогвардейских формирований на Дальнем Востоке в 1918—1922 годах около 160 миллионов иен. Организованный в 1920 году в Крыму режим Врангеля получил от британского правительства 14,5 миллиона фунтов стерлингов, французское правительство дало ему заём в сумме 150 миллионов франков.
— И при этом белые, противопоставляя себя большевикам, назывались патриотами России!
— Так продолжается в антисоветской пропаганде до сих пор. Хотя на деле были они марионетками иностранных хозяев, и это пора уже в конце концов признать. А те хозяева заботились разве о благе Российского государства и нашего народа? Разумеется, нет. Чтобы свергнуть большевиков, они шли и на ликвидацию единства России. Потому, видя это, белогвардейцы старались конкретно не думать о будущем страны. Программой их было «непредрешенчество». То есть задача — свержение большевистской власти, а обо всём остальном будем думать потом, после выполнения главного заказа иностранных спонсоров «белого дела».

«Единая и неделимая» — это для белых пустые слова

— Но ведь бытует до сего времени миф о белогвардейцах как борцах за «единую и неделимую Россию», противостоявших якобы разрушителям державы — большевикам. Согласитесь, Александр Иванович, пожалуй, сегодня это самый важный миф для апологетов белогвардейщины.
— Я согласен. О «единой и неделимой» постоянно твердили тогда, во время Гражданской, и не менее настойчиво опираются на этот миф сегодняшние антисоветчики. Дескать, именно такова была главная патриотическая цель белых в борьбе с большевиками.
Но это — пустые слова. И белогвардейские лидеры, пафосно повторяя их, уже тогда понимали, что лгут.
— Как вы это обосновываете?
— Да к тому времени иностранные спонсоры белых уже признали массу отделившихся от России государств (Украину, Грузию, Эстонию и другие). И было ясно, что даже в случае победы белогвардейцев эти решения отменены не будут. Более того, очевидно было, что западные державы заставят и зависимых от них белогвардейцев признать развал «единой и неделимой». Потому что белогвардейские режимы признали долги перед «союзниками» царского и Временного правительств, а кроме того, и сами уже набрали долгов. В таких условиях, находясь в долгах, как в шелках, белогвардейцы не смогли бы возражать своим кредиторам.
Жизнь показала: белые не смогли решить национальный, крестьянский, рабочий, женский и другие назревшие вопросы. Они, собственно, и не собирались ничего решать. Всё, к чему стремилась белогвардейщина, — это загнать взбунтовавшееся быдло, то есть народ, в стойло. После чего много жрать, ещё больше пить и неограниченно развлекаться. А не решать какие-то наболевшие вопросы жизни народа. Именно так повела себя буржуазная «элита» после свержения Советской власти. И нет никаких оснований считать, что тогдашняя белогвардейская «элита» вела бы себя как-то иначе.
— Но изображают теперь белогвардейских вождей как героев.
— О да! Но таковы ли они в действительности? Главарь казачьих сепаратистов генерал П.Н. Краснов ещё в 1918 году провозгласил Донскую республику, независимую от России, а позже, в 1942 году, призывал казаков воевать за Гитлера. Он изложил свои сепаратистские идеи так: «Казаки! Помните, вы не русские, вы, казаки, самостоятельный народ. Русские враждебны вам. Москва всегда была врагом казаков, давно их эксплуатировала». И этого пособника германского кайзера, а затем гитлеровских нацистов, этого ярого русофоба поклонники белогвардейщины считают ныне русским патриотом!
— Издают собрания его сочинений, памятники ставить норовят…
— На деле Россию сохранили единой именно большевики, создав РСФСР, а затем СССР. Как только СССР был ликвидирован переродившейся номенклатурой КПСС, прекратила своё существование и историческая Россия, разделённая на 15 обрубков.
— В идеологическом аспекте у большевиков был привлекательный для народных масс проект построения справедливого общества.
— И это чрезвычайно важно! В то время как белогвардейцы могли противопоставить такому проекту только невнятные обещания что-нибудь решить на Учредительном собрании. «Но только — после победы». То есть, с одной стороны, чёткий план, уже претворяемый в жизнь (отмена сословного деления, отделение церкви от государства, отмена частной собственности, раздача земли крестьянам и т.д.), а с другой — неизвестно что, когда-нибудь потом, может быть (а может и не быть). По существу белогвардейцы сами не знали, что они хотят построить. Вся их идея состояла в уничтожении большевиков и возврате «элитным» паразитам отобранной большевиками собственности, в том числе земли.
— По мере того как малейшая вера в них испарялась окончательно, что-то менялось в их замыслах?
— Мало менялось, да и запоздало. Вот пример: «В плане политического конструирования Российского государства Врангель отказался от лозунга «Единая, великая, неделимая Россия» в его деникинском варианте. Не отступая от идеи сохранения целостности страны, новый лидер Белого движения изменил подходы к конструированию унитарного государства. В письме от 7 июня 1920 года начальник Управления внешних сношений при Главнокомандующем ВСЮР П. Струве сообщал премьер-министру Франции Мильерану, что генерал Врангель придерживается взглядов на необходимость организации России на свободном договоре, конституированном через представительские собрания политических новообразований. Широкая федерация должна была зиждиться прежде всего на экономических интересах. То есть, не прибегая к юридическому признанию государственных новообразований на территории бывшей Российской империи, Главнокомандующий де-факто признал их суверенитет, понимал необходимость считаться с Украиной как независимым субъектом. Врангель отошёл от деникинского принципа непредрешения формы будущего устройства и чётко заявил о своем видении России как федерации, что расширяло платформу для переговоров с другими образованиями, входившими ранее в состав имперской России».
10 августа 1920 года председатель Совета министров Французской Республики заявил о признании правительства Юга России. Но было уже поздно, слишком поздно. Да и меры явно недостаточные…

Автор:  Проф.А.И.Орлов [ Пн авг 12, 2019 7:08 pm ]
Заголовок сообщения:  Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко

Слово в защиту воинов-освободителей
№87 (30874) 13—14 августа 2019 года
1 полоса
Автор: Олег НАЗАРОВ, доктор исторических наук. г. Москва.

В реплике «Была «фашистская Отечественная»?!» («Правда» от 6—7 августа 2019 г.) Виктор Кожемяко подверг критике некоторые утверждения доктора исторических наук, профессора РГГУ Бориса Хавкина и радиоведущего, кандидата исторических наук Владимира Рыжкова, высказанные ими на радио «Эхо Москвы» в передаче из цикла «Цена Победы». Журналист «Правды» обратил внимание на слова, прозвучавшие на 50-й минуте радиоэфира, после вопроса: почему гитлеровцы сопротивлялись, когда бои шли уже на их территории, «когда всем было очевидно, что Германия падает»?

Далее В. Кожемяко привёл ответ профессора Б. Хавкина: «Вот тут я скажу неполиткорректную вещь. Дело в том, что война, когда шла на территории СССР, была для советских народов Отечественной и справедливой. А когда война пришла в рейх и Красная Армия далеко не гуманными средствами боролась в том числе с мирным населением, то каждый немецкий солдат защищал свой дом». Охотно соглашаясь, ведущий Владимир Рыжков подытожил: «Теперь война для них была Отечественной».

Для полноты картины приведу прозвучавшие следом слова Б. Хавкина (их нет в реплике В. Кожемяко): «В общем, в какой-то степени, да. И это надо признать, хотя это неполиткорректно. Но немцы защищали уже не Гитлера. Они защищали себя от того гнева, который для наших солдат был справедливый, но для немецкого мирного населения был совершенно неадекватен, непонятен и т.д.».

Поскольку тема, поднятая В. Кожемяко, представляет большой общественный интерес, актуальна и крайне важна для воспитания российской молодёжи, выскажу своё мнение.

Немцы за Гитлера не воевали?

Не могу согласиться с утверждением профессора Б. Хавкина, что «когда война пришла в рейх и Красная Армия далеко не гуманными средствами боролась в том числе с мирным населением, то каждый немецкий солдат защищал свой дом, …немцы защищали уже не Гитлера».

В ходе этой же радиопередачи её участники (третьим был Виталий Дымарский) сошлись на том, что до конца войны массовой сдачи в плен немецких солдат не было. Гитлеровцы продолжали оказывать упорное сопротивление бойцам Красной Армии и выполняли приказы своих командиров. На вершине властной пирамиды третьего рейха по-прежнему находился фюрер Адольф Гитлер. Учитывая эти общеизвестные факты, непонятно, как можно всерьёз утверждать, что, воюя на территории Германии, гитлеровские солдаты защищали свой дом и уже не защищали Гитлера. Это наглая и циничная фальсификация истории. Объективно было так: солдаты вермахта защищали и свой дом, и Гитлера.

Ещё большее возмущение вызывает утверждение, что на территории третьего рейха «Красная Армия далеко не гуманными средствами боролась в том числе с мирным населением». Реагируя на него, В. Кожемяко справедливо заметил: «Отдельные эксцессы были, это известно. Только можно ли какие-то случаи мародёрства или насилий приписывать Красной Армии в целом, представляя их как проводимую ею политику? Ведь за подобные факты «борьбы с мирным населением» виновные строжайшим образом наказывались, вплоть до расстрела».

Вот об этом в радиопередаче, продолжавшейся 55 минут, сказать «забыли» или «не успели»!

Мы же торопиться не будем и обратимся к фактам.

С первых дней Великой Отечественной войны бойцы Красной Армии горели желанием отразить вторжение врага и затем добить гитлеровцев в их логове, в Германии. А 75 лет назад, когда красноармейцы переступили через «порог» оккупированной Европы, их освободительная миссия была очевидной для всех. Кинохроника и фотографии 1944—1945 годов донесли до нас ту безграничную радость, с которой жители европейских городов встречали воинов-освободителей. Как самый счастливый вспоминали день своего освобождения узники концлагерей. Все они — например, как бывший премьер-министр Франции Эдуард Эррио, — помнили о том, что своим спасением обязаны советским воинам-героям.

В свою очередь, многие наши солдаты и офицеры запомнили тот день, когда дошли до довоенной государственной границы Советского Союза. Некоторые даже зафиксировали точное время. «Сегодня, 9 октября, в 17 часов 31 мин по московскому времени, я пересёк германскую границу в направлении г. Мемель, — писал домой один из бойцов. — С учащённым биением сердца я подошёл к красному флагу, слегка развевающемуся на ветру, прибитому к пограничному столбу — символу нашей завершающейся победы. Как радостно на сердце, когда вижу имения, наспех брошенные отродьем варваров».

Судя по другим строчкам письма, красноармеец испытал не только радостные чувства. Зайдя в один из домов, он увидел «часы, выпущенные нашим заводом, а рядом на стене — картину нашего художника Репина. Прихожу в спальню, в гардеробе висят новые костюмы с маркой нашей фабрики. Даже такую мелочь, как брошки, я нахожу в этой берлоге. Это всё наше! И они, эти человекоподобные змеи, шиковали нашим добром, носили его, жили им и любовались. Ценности, сделанные руками русского человека, недостойно пачкались извергами рода человеческого. Но довольно!».

Нельзя забывать о том, что освобождать немцев от нацистского ига и националистического дурмана в Германию пришли бойцы, своими глазами видевшие катастрофические последствия гитлеровской оккупации. Путь от Волги и Дона до Одера они проделали по разорённой земле, через разрушенные города, сожжённые деревни и сёла, забитые трупами колодцы...

Вот в 8 километрах от освобождённой Керчи, во рву, обнаружили 245 детских трупов. Так выяснилась судьба пропавших детей, которых немецкая комендатура приказала родителям отправить в школу, после чего они уже не вернулись. Представители западной цивилизации закопали их в землю живыми!..

Чадолюбием оккупанты не страдали. Ярким подтверждением тому служит, к примеру, письмо, полученное красноармейцем Сидоровым от его сестёр Зины и Веры из Смоленской области и опубликованное «Красной звездой» 9 августа 1942 года в №186 (5250) под заголовком «Детоубийцы»:

«Коля, трудно написать всё то, что мы пережили. Секретаря сельсовета Валю Иванову и её дочь Нину, сына Гришу ты ведь хорошо знаешь. Гитлеровские офицеры, желая получить у неё сведения о наших партизанах, решили воздействовать на неё посредством пыток её детей. Связав Вале руки, эти дикие звери на её глазах отрезали у Нины и Гриши правые уши, затем мальчику выкололи левый глаз, девочке отрубили все пять пальцев на правой руке. Валя не вынесла этих диких пыток и скончалась от разрыва сердца. Замученных до смерти детей фашистские палачи отвезли в лес и бросили в снег. Их трупы мы похоронили в одной могиле с Валей.

Зверски поступили палачи и с девочкой учительницы Марии Николаевны. Зная, что её муж находится в партизанском отряде, дикари стали мучить её дочь Веру. Шестилетней девочке они накалёнными иголками искололи ладони, руки, уши. Затем, не добившись ничего от Марии Николаевны, они Веру отравили. Нечеловеческим пыткам подверглась и сама Мария Николаевна. По 30—40 минут немецкие разбойники заставляли её босой стоять на снегу, вливали ей в рот бензин, вывернули руки, искололи всё тело. Умирая от пыток, Мария Николаевна ни единого слова не сказала о партизанах.

В соседнем селе Малое Петрово гитлеровские людоеды согнали всё взрослое трудоспособное население на принудительные работы, а всех детей и стариков истребили. Загнав в сарай 80 человек, облили их бензином и зажгли. Через час на месте осталась только груда обгорелых трупов».

Столь страшная картина последствий немецких преступлений была типичной для временно оккупированной территории СССР. Так, 16 февраля 1943 года гитлеровцы, уничтожив деревню Величковичи Старобинского района Белоруссии, заживо сожгли и расстреляли 351 крестьянина, в том числе 169 детей в возрасте до 16 лет. В итоге немцы и их пособники сожгли столько деревень, что писать об этом надо не статью, а многотомное исследование. Фальсификаторы истории, уравнивая СССР и Германию, не приводят примеров германских деревень, уничтоженных вместе с населением. Таких фактов у них нет!

Отдельного разговора заслуживает и то, что творили представители европейской цивилизации при отступлении. Вот 15 сентября 1943 года унтер-офицер 473-го пехотного полка 253-й пехотной дивизии Карл Петерс в письме своей знакомой Герде Беккер собственноручно нарисовал такую картину последствий германского отступления: «Да, когда мы сдаём город, то оставляем только развалины. Справа, слева и сзади нас высоко поднимаются взрывы. Фабрики сравниваются с землёй. Огонь не берёт только печи: они выглядят как лес из камней. Мосты и железные дороги летят в воздух. Громадные глыбы домов рассыпаются при хорошо организованном взрыве. Громадные пожары превращают ночь в день. Поверь мне, таких разрушений никакими бомбами англичанин не в состоянии добиться…»

Красноармейцы в Германии и других государствах Восточной и Центральной Европы такого себе не позволяли.

По стопам главного лжеца третьего рейха

Не успели бойцы Красной Армии переступить порог третьего рейха, как министр народного просвещения и пропаганды Германии Йозеф Геббельс обвинил их в якобы уже совершённых массовых изнасилованиях немок: «В отдельных деревнях и городах бесчисленным изнасилованиям подверглись все женщины от 10 до 70 лет».

В том, что охватившая немецкое население паника была вызвана не реальным поведением красноармейцев, позже признался помощник Геббельса Вернер Науман, констатировавший, что «пропаганда относительно русских и того, что населению следует ожидать от них в Берлине, была так успешна, что мы довели берлинцев до состояния крайнего ужаса».

В таком состоянии немки даже убивали себя и детей. Результатом именно «успешной» пропаганды стали самоубийства немцев. Об этом 4 апреля 1945 года член Военного совета 1-го Украинского фронта генерал-лейтенант Константин Крайнюков докладывал: «Перед приходом Красной Армии фашисты вели лживую пропаганду среди населения о «зверствах», которые якобы будет чинить Красная Армия над немецким населением… Имели место даже случаи самоубийств. Так, при вступлении частей Красной Армии в село Медниц не успевшие эвакуироваться 58 женщин и подростков перерезали себе вены на руках…»

Геббельсу их не было жалко…

Большую популярность на Западе получил в последние годы миф о двух миллионах немок, якобы изнасилованных солдатами и офицерами Красной Армии в Германии. Эту мерзкую «утку» в своё время запустил британский историк Энтони Бивор. Своё обвинение он не сумел подкрепить надёжными документами и свидетельствами, заменив их душещипательной эскападой: «Берлинцы помнят пронзительные крики по ночам, раздававшиеся в домах с выбитыми окнами. По оценкам двух главных берлинских госпиталей, число жертв, изнасилованных советскими солдатами, колеблется от девяноста пяти до ста тридцати тысяч человек. Один доктор сделал вывод, что только в Берлине было изнасиловано примерно сто тысяч женщин… Представляется, что всего было изнасиловано порядка двух миллионов немецких женщин, многие из которых (если не большинство) перенесли это унижение по нескольку раз».

Оценивая «научные методы» Бивора, военный историк Олег Ржешевский отмечал, что они построены, «как правило, на общих фразах («берлинцы помнят», «один доктор подсчитал») или даны со ссылкой на «опыт изнасилованных женщин». Такой метод далёк от научного исследования, на которое претендует Бивор».

И с этим выводом нельзя не согласиться. Увы, но то, что, по признанию самого Бивора, ему лишь «представляется», сегодня на Западе подаётся как надёжно установленный факт. Столь масштабной фальсификации истории очень порадовался бы и сам Геббельс!

Дети врагов

Дети — будущее любого народа. Разницу между гитлеровцами и красноармейцами ярко показывает их отношение к детям противника. Участник штурма Берлина Иван Перфильев вспоминал: «Гитлеровцы превращали обычно дом в крепость, которую приходилось штурмовать. И, помню, во время одного из таких штурмов, когда бой грохотал вверху, на этажах, мне и ещё нескольким солдатам из нашего батальона пришлось в кромешной тьме, почти вплавь, вытаскивать немецких детишек, женщин, стариков из затопленного фашистами подвального помещения. Не могли мы, советские люди, смотреть на гибель детей…»

Елизавета Штайм, прятавшаяся во время штурма Берлина с тремя детьми в подвале дома, вспоминала, что вошедшие туда красноармейцы «нас не тронули, а маленькому Вернеру даже дали кусок хлеба и пачку печенья. Я не верила своим глазам… Гитлер и Геббельс — брехуны». Брехун и Бивор, которому стоит знать, что вскоре после капитуляции Германии Военный совет 1-го Белорусского фронта принял постановление о снабжении молоком в Берлине детей до 8-летнего возраста.

Памятник в берлинском Трептов-парке — напоминание, как в действительности относились к немецким детям наши воины-освободители.

Истинный гуманизм, проявленный подавляющим большинством советских солдат, — это главное, что отличало их от «белокурых бестий». Ответом на утверждение профессора Б. Хавкина, что «Красная Армия далеко не гуманными средствами боролась в том числе с мирным населением», могут стать слова немки Элизабет Шмеер. Она свидетельствовала следующее:

«3 января с фронта приезжал в отпуск мой сын. Он служил в частях СС. Сын несколько раз говорил мне, что части СС в России творили невероятные дела. Если придут сюда русские, то они не будут нас «обливать розовым маслом». Получилось совершенно иначе: побеждённому народу, армия которого так много причинила несчастий России, победители дают продовольствия больше, чем нам давало прежнее правительство. Нам это трудно понять. На такой гуманизм, видимо, способны только русские».

Автор:  Проф.А.И.Орлов [ Ср авг 14, 2019 8:30 pm ]
Заголовок сообщения:  Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко

Очень нужны они сегодня и завтра — Розов, Арбузов, Татьяна Доронина…
№88 (30875) 15 августа 2019 года
4 полоса
Автор: Валерий УСКОВ.

Народный артист РСФСР, лауреат Государственной премии СССР режиссёр Валерий УСКОВ в беседе с обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО

Культурная деградация общества... Тяжело произносить это применительно к родной стране, но приходится. Слишком велики потери, которые несём мы (чем дальше, тем больше!) в сфере культуры.

А ведь происходит такая деградация не сама собой. Это дело рукотворное. И особенно заметно бьёт по культуре… руководство культурой.

Обратимся к отечественному театру. Возрастает он за последнее время или, наоборот, опускается? Текущий год был официально объявлен Годом театра. Прошумели по этому поводу от Владивостока до Калининграда всякие показательные акции с участием властных персон. Однако подлинных творческих событий на сцене, которые привлекли бы благодарное внимание всей страны, увы, не случилось.

Зато продолжает сотрясаться театральная жизнь скандалами, инициированными, как правило, «сверху». Наиболее драматический из них связан со сменой руководства в Московском Художественном академическом театре имени М. Горького, о чём «Правда» уже многократно писала. Наверное, некоторым читателям может даже показаться чрезмерным внимание, какое наша газета уделяет этому факту.

Но дело в том, что он и его последствия всё-таки чрезвычайно серьёзны. Речь идёт по существу об уничтожении театра, а МХАТ — объект не рядовой. Самой историей своей возведён в ранг одного из символов русской культуры. Вот и за последние три десятилетия усилиями Татьяны Дорониной оставался он, вместе с Малым театром, оплотом реалистического, психологического искусства, которое оказалось ныне в труднейшем положении.

Словом, угроза, нависшая над МХАТ с приходом направленного сюда нового художественного руководителя в лице Эдуарда Боякова, поистине смертельная. И она уже реализуется, если учесть, что знаменем «переформатируемого» репертуара стала постановка бездарной и грязной поделки под названием «Последний герой». Русская и зарубежная драматургическая классика в заявленных планах полностью (!) отсутствует. Ну и, конечно, потрясло многих такое бояковское заявление — несомненно программное: «Нам Арбузовы и Розовы не нужны!»

Алексей Арбузов и Виктор Розов принадлежат к талантливейшим русским драматургам советского времени. Категорическое отрицание возможности видеть их пьесы на сцене «нового МХАТ» (у Дорониной они шли и пока ещё идут) следует отнести, наверное, к политиканскому желанию чётко обозначить себя как убеждённого антисоветчика: пусть, мол, никто не сомневается. Но и о художественном вкусе Боякова это немало говорит.

Судьба советской театральной классики — большая и важная тема. Она заслуживает особого рассмотрения в контексте ситуации МХАТ. Вот почему о его традициях и о происходящем здесь теперь мы решили поговорить с известным режиссёром Валерием Ивановичем Усковым. Вместе со своим братом Владимиром Краснопольским он прославился рядом выдающихся работ в кино и на телевидении (достаточно назвать многосерийные фильмы «Тени исчезают в полдень» и «Вечный зов»), а в 1990-е годы Татьяна Доронина пригласила его в свой театр, чтобы поставить пьесы Виктора Розова «Её друзья» и «В день свадьбы».

Для чего пишутся пьесы и ставятся спектакли

— Давайте начнём, Валерий Иванович, с Розова, который, по мнению нового худрука МХАТ имени М. Горького, сегодня не нужен. А вот вы в конце 1990-х годов, то есть уже в постсоветское время, поставили на сцене этого театра одну из самых первых розовских пьес — «Её друзья», написанную аж в 1949 году, и спектакль имел громкий успех. Продолжает с успехом идти более двадцати лет! Как вы это объясняете?

— Прежде всего скажу, что соприкосновение с драматургией Розова стало для меня огромным счастьем. Я понял, что он по-настоящему великий драматург. Его талант делает людей красивее, благороднее, придаёт какой-то особый смысл их жизни. И нелепо слышать, будто Розовы и Арбузовы теперь не нужны. А такие советские драматурги, как Володин, Вампилов? Ведь это же классика нашего театра, продолжившая в двадцатом веке достижения великих мастеров века девятнадцатого.

— Однако, как видим, не все это понимают и принимают. Помню, в начале тех же 1990-х, набрасываясь на Виктора Сергеевича Розова в связи с занятой им общественно-политической позицией, стали оскорбительно принижать и значение его творчества. Даже о наилучших пьесах отзывались с высокомерным пренебрежением, пророча скорое забвение всего, что он написал. И вдруг Татьяна Васильевна Доронина выбирает к постановке пьесу, которой тогда исполнилось уже почти полвека! Настоящее чудо, не так ли?

— Вы правы. Было чему удивиться. И реальный риск у Татьяны Васильевны был: а как в резко изменившееся время зрители давнюю пьесу воспримут? Но сейчас, когда мы знаем, чем всё завершилось, я расцениваю этот потрясающий факт нашей театральной истории как убедительнейший пример, насколько важно совпадение и единение стремлений драматурга и театра.

— Если про этот конкретный случай говорить, то театра в лице Татьяны Дорониной.

— Разумеется! Она для меня — образец преданности театру, ставшему главной её жизненной любовью. В этом, надо сказать, они с Виктором Сергеевичем сошлись. В проникновенной любви к театру и в понимании его возможности делать людей лучше.

— Для этого он и писал свои пьесы. Выступая перед школьниками в Доме Союзов, говорил так: «Ещё вот что важно. Вот у нас есть тело, лицо, руки, ноги. Мы моем утром лицо, приходим с улицы — моем руки. Почему же мы не моем душу? А она, случается, о жизнь пачкается сильнее, чем руки и чем лицо. Нужно уметь омывать душу. Я пришёл к убеждению, что театр — это такое учреждение, где люди могут омывать душу». Правда же, хорошо сказано?

— По-розовски. Он действительно стремился и умел влиять на души людей. Не назидательно, а художественно, через образы, через драматургические ситуации.

К тому же стремилась Доронина. Она понимала, что особенно важным это стало в период ломки у нас всего и вся. Людям, как никогда, потребовалась нравственная, духовная поддержка, и театр под руководством Татьяны Васильевны её давал.

Классику определяет испытание временем

— Согласитесь, лицо МХАТ имени М. Горького в первую очередь характеризовалось тщательно продуманным репертуаром. Розов не случайно в него вошёл. Как и Арбузов, несколько пьес которого пока ещё продолжают здесь идти, как и Булгаков, Распутин, Константин Симонов. То есть пьесы авторов советского времени органично соседствовали с классикой Чехова, Горького, Достоевского, Островского и т.д. Как вы к этому относитесь?

— Абсолютно правомерное соседство. Потому что, как я уже сказал, лучшие советские драматурги, пройдя испытание временем, благодаря своему таланту и труду тоже стали классиками. Так само время распорядилось, и пора это признать.

— Нет, Бояков не признаёт ни Островского с Горьким, ни Розова с Арбузовым. У него в приоритете Иван Крепостной, сочинивший на матерном языке «Последнего героя». А многие из авторов прежнего репертуара, не причастные к бояковской «новой драме», судя по всему, будут сбрасываться с корабля МХАТ. Вы давно пересматривали свой спектакль по Розову «Её друзья»?

— Незадолго до изгнания Татьяны Васильевны.

— Это был обычный, рядовой спектакль или по случаю какой-то памятной даты?

— Самый обычный. Однако меня, как и во время предыдущих просмотров, буквально восхитили зрители. Было много школьников, молодёжи, но и взрослых, «возрастных» немало. И как все они смотрели, слушали, как непосредственно и душевно воспринимали происходившее на сцене!

Знаете, о чём я невольно подумал? Вот мы часто сетуем, что люди за последнее время изменились не в лучшую сторону. Увы, это в самом деле так. Но, видимо, не все. Или, точнее, так: осталось ещё во многих то хорошее, советское, что в будничной жизни бывает уже и незаметно. А Розов в их душах это поднял.

— Значит, какими они будут дальше — зависит и от искусства. От того, что будут они читать, смотреть на сцене и на экране, какую музыку слушать…

— Естественно! А я в этих людей, сидевших вместе со мной в зале, просто влюбился. Когда кончился спектакль, пошёл на сцену их поприветствовать. И, представьте себе, не могу слова сказать: горло от волнения перехватило, а на глазах слёзы. Вот как может подействовать Виктор Сергеевич.

— Я знаю, что он сам любил пересматривать «Её друзья».

— Однажды сказал мне: видел этот спектакль 37 раз. А смотрел, бывало, больше даже не на сцену, а на зрителей: как реагируют?

— Это была первая из давно поставленных его пьес, и он не относил её к наиболее удавшимся. Но какова сила его искусства! Из газетной заметки о слепнувшей школьнице, которой одноклассники помогли подготовиться к выпускным экзаменам и успешно сдать их, получилась такая пронзительная история, которая обошла в своё время чуть ли не все театры Советского Союза.

— И в наши дни остаётся живой.

— В чём, безусловно, и ваша большая заслуга тоже. Знала Татьяна Васильевна, кого пригласить для этой постановки, и не ошиблась. А затем последовал ещё один розовский спектакль Валерия Ускова — «В день свадьбы».

— Интереснейшая пьеса, глубокая. Всех нас, кто работал над ней, она увлекла. Вслед за доронинским театром «В день свадьбы» всё шире начали вновь ставить и другие.

Такая же счастливая судьба у пьесы «В поисках радости», получившей вторую жизнь на сцене МХАТ. А теперь, чувствуя редкостную актуальность этого розовского произведения, всё больше театров в разных городах опять берутся за его постановку.

— Классика есть классика.

— В этом суть!

На своём ли месте?

— Вернёмся к тем, кого выдвинули Дорониной на смену. Подытоживая, что вы скажете о них?

— Крайне неудачно выдвинули. Грубейшая ошибка министерства культуры и всех, кто к такой неумной акции причастен. Или это злой умысел?..

Вполне может быть, что этот самый Эдуард Бояков и обладает определёнными способностями. Говорят, например, будто он хороший продюсер. Но тогда и надо использовать его как продюсера. Это всё-таки совсем иное, нежели художественный руководитель, да ещё такого театра, как МХАТ!

— Первые результаты его работы видели?

— Кое-что видел, от многих слышал заслуживающие доверия отзывы. Мне ясно: не туда тащат театр, куда надо, совсем не туда! Бояков оказался не на своём месте. А ещё хуже, что явно не на своём месте находятся те, кто сюда его назначил. Беда, что в руководстве искусством сейчас сидят люди, которые не понимают искусства, не смыслят в нём ничего.

— И при этом глухи к общественному мнению, которое возмущено разрушением МХАТ и отношением к Татьяне Дорониной.

— Татьяна Васильевна старалась сохранить тот МХАТ, который с давних пор мы любили. Берегла душу этого уникального театра. Ей было трудно, особенно если учесть, какое время на её долю выпало. Но она, не щадя себя, добивалась, чтобы МХАТ имени М. Горького оставался верен главным заветам своих основоположников.

Боюсь, теперь будут разрушены все те основы, которые так неустанно и кропотливо создавались Татьяной Васильевной в течение десятилетий. Там ведь был необыкновенный творческий порядок, и ответственность за большое общее дело чувствовалась во всём. Это не только моё личное впечатление. О том же не раз говорили мне мои товарищи по работе в кино Эмиль Лотяну и Станислав Говорухин, которых, как и меня, Доронина приглашала ставить спектакли.

— Да, чудовищно «отблагодарили» её за всё, что она сделала.

— Прямо скажу, меня это поразило. Не оценив по достоинству подвижничество великой личности, лишили права руководить коллективом, который стал её жизнью. Мало того, внедрили в атмосферу коллектива совершенно чуждое руководство, даже не понимающее, в чём особая ценность этого театра.

А ведь таких классических русских театров соответствующего масштаба оставалось у нас всего два — Малый и МХАТ имени М. Горького. Изъяв Доронину и заместив её Бояковым, удар по национальному искусству и культуре наносят непоправимый. Бояков уже начал превращать прославленный театр в какой-то сомнительный «клуб по интересам», в заурядную прокатную площадку для антрепризы, в рассадник «модной» пошлости…

— И всё это, получается, с благословения наивысших инстанций.

— Я же сказал: руководят искусством не понимающие его люди. Фактов, которые подтверждают это, слишком много. О некоторых сообщают СМИ, когда возникает особенно громкий скандал, другие проходят как бы между прочим. Но в сумме вред от них огромный!

— А что вы предприняли бы для нормализации положения в МХАТ, будь на то ваша воля?

— Прежде всего публично извинился бы перед Татьяной Васильевной. Это не зазорно сделать с любого властного верха. Во-вторых, дал бы ей возможность самой определиться, где и как наиболее полно хотела бы она использовать свой выдающийся творческий потенциал и богатейший, бесценный опыт. Но не быть же ей на побегушках у Боякова…

А от него (правы читатели «Правды» в своих письмах, да и многие, многие другие!) МХАТ надо срочно спасать.

Итак, равняться на вершины

— Валерий Иванович, вот мы сидим в квартире вашей, и передо мной портрет выдающегося советского кинорежиссёра Ивана Александровича Пырьева. Не случайно, наверное?

— В моём кабинете на «Мосфильме» тоже его портрет — даже раза в два больше. И, конечно, выбор не случайный. Этот человек сыграл особенную роль в моей творческой жизни, но самое главное — во всём нашем кинематографе.

Мы с вами говорим о вершинных создателях искусства советского времени, достижения которых недопустимо отбрасывать. Очень нужны они сегодня и завтра — Розов, Арбузов, Татьяна Доронина… А её великие театральные учителя Товстоногов и Андрей Гончаров? В таком блистательном ряду навсегда и мой киноучитель Иван Пырьев.

— Какой из его уроков считаете наиважнейшим?

— Умирать в каждой очередной работе, которую делаешь. То есть выкладываться без остатка, полностью, как если бы эта картина была для тебя последней. Сам он работал именно так. Замечу, что Доронина — тоже.

— А каким образом произошла ваша встреча?

— Во ВГИКе мы с братом сняли дипломную работу под названием «Самый медленный поезд». В 1963 году, по сценарию Юрия Нагибина. Приняли сценарий не сразу, были трудности, но когда мы фильм завершили, его три дня подряд показывали в Доме кино. Пырьев, возглавлявший тогда «Мосфильм», очень внимательно следил за работой молодых. И, представьте себе, наша студенческая картина ему настолько понравилась, что он сразу же пригласил нас работать на главную киностудию страны.

— Да, это высокая оценка.

— И высокая ответственность, которую он на себя взял. Вот ещё один важнейший урок, преподанный Пырьевым не только нам, а многим: урок ответственности художника. Перед зрителями и, если точнее сказать, перед страной.

— Люди иного склада, других убеждений навесили на него презрительный и несправедливый ярлык «лакировщика»…

— Ужасающе несправедливый! Так с началом «перестройки» расправлялись над ним за всё доброе, что он сделал в искусстве.

— Больше всего набросились на «Кубанских казаков».

— Но почему? Слишком красиво и радостно для тяжелейшего послевоенного времени, когда это кино снималось? Да ведь оно именно таким снималось потому, что режиссёр хотел помочь своему народу пережить ту действительно крайне тяжёлую пору.

— И он реально помогал. Я-то прекрасно помню, какими просветлёнными, счастливыми выходили люди после просмотра этого фильма. Будто получили необыкновенный заряд жизнерадостности и бодрости.

— Я тоже это помню, мы с вами почти ровесники. А пройдёт время, и о тех же годах молодым режиссёром Алексеем Салтыковым будет снят совсем другой фильм — «Председатель». И тот же Пырьев со свойственной ему неукротимой страстностью будет отстаивать жёсткую его правду от конъюнктурщиков и приспособленцев. Потому что сам он был не конъюнктурщиком, не лакировщиком, а глубоко и широко мыслящим ответственным художником, не отделявшим себя от жизни и главных забот страны.

— Когда стране было нужно, снимал весёлые народные комедии, которые помогли выдержать страшнейшую войну. А когда понял, что может взяться за издавна любимого Достоевского, родились его потрясающие «Идиот» и «Братья Карамазовы».

— И при этом до последнего не переставал напряжённо думать о молодой смене. Никогда не забуду, как однажды, огорчённый нашей небрежностью в работе с художником по костюмам, он излил своё негодование в горячем монологе, а потом вдруг… встал на колени.

Седой, худощавый, усталый — перед нами, мальчишками! И знаете, что сказал совсем тихим, срывающимся от волнения голосом? «Мы столько лет изо всех сил старались поднять авторитет режиссёра-постановщика. Прошу вас: не роняйте его».

— Наверное, невозможно учесть всё, что по-отечески сделал для молодых коллег Пырьев, так же как на своей стезе Розов, Товстоногов, Доронина…

— Согласен, невозможно учесть. Это была советская школа воспитания и заботы. Поскольку достаточно долго мы находились с Пырьевым в одном творческом объединении, я могу говорить на эту тему бесконечно. Вот я упомянул Салтыкова: без Пырьева, может быть, и не сразу пробился бы его «Председатель». Труднее поначалу сложилось бы всё у Рязанова и Гайдая. Одному он помог переснять «Карнавальную ночь», а другого даже спас от увольнения.

— У Пырьева было, а у Дорониной есть что передать молодым. Но что может передать Бояков? В театре недоумевают по поводу его советов и указаний…

— В кино сейчас тоже масса случайных людей. Да ещё при работе над фильмами главное передано теперь продюсерам, которые буквально задавили режиссёров. Потому что у них — деньги, и режиссёр вынужден считаться порой с безграмотными, неумными распоряжениями. Это всё с Запада к нам пришло. Но стоит ли бездумно на Запад молиться?

— Зато у нас теперь есть Театр мюзиклов.

— Но не будет МХАТ имени М. Горького? Или более того — классического русского драматического театра вообще? Печальный размен.

Я вам под конец расскажу о первой для меня и брата встрече с продюсером. Произошло это не где-нибудь, а в Голливуде, ещё до «перестройки». Планировалось снять совместный американо-советский фильм о Ермаке. Это была наша с Краснопольским тема, и мы на подъёме отправились за океан.

Продюсер выпал нам знаменитый, и сперва мы перед ним буквально благоговели. Но вскоре пошли нестыковки. Например, он потребовал, чтобы Ермаком стал непременно Шварценеггер, а мы этого категорически не хотели. Дальше начал предлагать сокращения в сценарии, причём самых дорогих для нас эпизодов. Мотивировка? Неубедительная. И, наконец, добил заявлением, что Ермак ни в коем случае не должен в финале погибнуть: «Иначе 17 миллионов американских домохозяек не придут в кино».

После этого, подумав ещё немного, мы с Володей принялись паковать свои чемоданы…

Автор:  Проф.А.И.Орлов [ Чт авг 15, 2019 7:01 pm ]
Заголовок сообщения:  Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко

Кто же были патриотами — красные или белые?
№89 (30876) 16—19 августа 2019 года
4 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Историк Александр КОЛПАКИДИ в беседе с политическим обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО

(Окончание. Начало в №86).

Кто за кого и за что сражался

— У антисоветчиков, прежних и нынешних, задачи нелёгкие. Всё-таки сам исход Гражданской войны, победа Красной Армии под руководством большевиков — убедительнейшее свидетельство того, на чьей стороне была правда и за кем пошёл в большинстве народ нашей страны. Что было — то было. А требуется всё это любыми способами скомпрометировать. И вот начинают всячески изощряться. Ну, скажем, запущена версия, будто белые представляли русские национальные силы, в то время как красные — это орды латышей, мадьяр, китайцев и т.д. Нерусских, в общем. Что скажете на это?

— Опять изощрение с противопоставлением: патриоты — антипатриоты. Издавна знакомая песня. И если разбираться в ней, обязательно добавить надо к приведённому вами перечислению национальностей ещё одну: евреи.

А как же! Ведь и Великую Октябрьскую социалистическую революцию пытаются изображать как следствие еврейско-масонского заговора. Дескать, в руководстве большевиков было много евреев, которые и определяли линию партии.

— Но разве они составляли большинство?

— Нет, конечно. И в большевистской партии, её руководстве, и в народных массах страны большинство составляли славяне — русские, украинцы, белорусы. Давайте взглянем на руководящий состав. Первый Совет Народных Комиссаров (правительство советское) состоял из 15 русских и 1 еврея. Или вот состав Петроградского Военно-революционного комитета в 1917 году: половина из 82 его членов — славяне (30 русских, 8 украинцев, 3 белоруса). Евреев в Петроградском ВРК было 21, то есть 25 процентов — при доле в населении 4 процента.

За период с 1917 по 1924 год в составе высшего руководства страны было 48 русских и 8 евреев. В ЦК РКП(б) в 1924 году — 54 русских и 14 евреев. То есть процент евреев повышенный, но далёк даже от 30 процентов.

— Более высокий процент объясняется не заговором, а объективными обстоятельствами?

— Конечно. В Российской империи против иудеев действовали законодательные ограничения на место жительства (черта оседлости) и образование (процентная норма). Потому евреи активно участвовали в деятельности не только партии большевиков, но и других оппозиционных партий — меньшевиков, эсеров, кадетов и др.

Были евреи (в основном крещёные) и среди белых. Например, генерал Б.А. Штейфон командовал в Добровольческой армии 4-й пехотной дивизией, генерал-майор Н.А. Букретов был атаманом Кубанского казачьего войска, генерал-майор П.Ф. Бермондт-Авалов — командующий Западной Добровольческой армией, генерал-лейтенант С.В. Цейль был председателем Временного правительства Закаспийской области и т.п. Правда, евреи-белогвардейцы были крещёные, но и евреи-коммунисты были атеистами. Ни те ни другие, как правило, не исповедовали иудаизм.

Была сформирована еврейская рота в Забайкалье, в войсках атамана Семёнова, у Булак-Балаховича в Белоруссии существовала еврейская дружина под командой прапорщика Цейтлина и т.д. Но разве о чём-то существенном, принципиальном подобные факты говорят?

Кроме евреев, в революции активно участвовали представители и других национальностей, проживавших в империи. В том же Петроградском ВРК состояли 6 латышей и 5 поляков. Что также неудивительно, учитывая более высокий процент городского населения в соответствующих губерниях и его б`ольшую образованность. Но опять же их нельзя считать иностранцами, исходя из будущей независимости Польши и Латвии. К началу революции и Гражданской войны они были жителями одной страны.

— Интернационалистов, воевавших в Красной Армии (китайцев, венгров, чехов и др.), зачисляют в «интервенты» со стороны большевиков. Правомерно?

— Ни в коем случае! Невозможно сравнивать участие в борьбе на стороне красных отдельных граждан или даже подразделений, состоявших из добровольцев-интернационалистов, с организованной интервенцией в поддержку белогвардейцев.

Во-первых, интервенция предполагает участие иностранных войск, вооружённых и снабжённых по лучшим мировым образцам, а не просто некоторое число невооружённых и необученных граждан. Во-вторых, интервенция включала в себя снабжение, финансирование и техническую поддержку белогвардейских правительств, чего интернационалисты обеспечить не могли, поскольку были просто частными лицами. В-третьих, интервенция включала в себя шпионаж, диверсии, пропаганду и блокаду со стороны крупнейших мировых держав, чего и в малейшей степени не могло быть со стороны интернационалистов. В общем, вред для России от интервенции со стороны тогдашнего «мирового сообщества» в сотни раз превышал помощь, которую РСФСР получала от воинов-интернационалистов.

— Буржуазная пропаганда представляет Белое движение как собрание благородных патриотов...

— А на деле эти разбойничьи банды под руководством Деникина, Колчака и других высокопоставленных главарей не могли ни существовать, ни даже сформироваться без иностранного финансирования и снабжения. То есть Белое движение, как мы уже говорили, являлось марионеточным образованием враждебных России государств Запада и Востока. Соответственно эти марионетки и действовали — в интересах своих хозяев. Реально Белое движение было наёмной армией интервентов, которые использовали его для борьбы на уничтожение России руками русских коллаборационистов.

Обоснованию предательской, антинациональной позиции белогвардейцев служила зоологическая ненависть свергнутой правящей «элиты» к русскому народу. Ведь для белогвардейцев русский народ — взбунтовавшееся быдло, представители чужого биологического вида. Поэтому белогвардейцы и уничтожали мирных жителей и пленных в гигантских масштабах, зачастую, как это бывало с пленными красноармейцами, даже не фиксируя их численности.

— Словно скот убивали, не интересуясь именами и фамилиями?

— Именно! Впрочем, об этом мы далее поговорим. А сейчас скажу ещё об одной разновидности мифа про «народность» белогвардейского движения. Это рассуждения о том, что большинство воевавших на стороне белых не были помещиками и капиталистами, а происходили из числа крестьян и рабочих. Оно вроде бы и так: во всех массовых армиях, численность которых превышает 100 тысяч человек, большинство личного состава всегда набирается мобилизацией или добровольно из самых многочисленных слоёв населения. Иначе армия просто не будет массовой. Сторонники белогвардейщины пытаются аргументировать, что офицеры в белогвардейских формированиях были в основном из мещан и крестьян, а не из дворян. Поэтому-де эти формирования были фактически Рабоче-Крестьянской Белой Армией.

Но ведь офицеры, получившие погоны в период Первой мировой войны, были уже не рабочие и крестьяне, а личные дворяне. Право на личное дворянство давали первый обер-офицерский чин или награждение орденом. Потери белогвардейских воинских частей показывают повышенное содержание в их составе офицеров-дворян. Вот некоторые данные: «За время Гражданской войны Дроздовская дивизия выдержала 650 боёв, потеряв при этом 15000 человек убитыми и 35000 ранеными. В число убитых входит 4,5 тысячи офицеров, в том числе большинство «дроздовцев-первопоходников».

Хотя были в Белой армии и ижевско-воткинские рабочие полки, и мобилизованные крестьяне. Но это нисколько не говорит о народном характере белогвардейщины! Ведь и все части интервентов периода Гражданской войны состояли в основном из крестьян и рабочих. И даже войска вермахта и других агрессоров периода Великой Отечественной войны также состояли из рабочих и крестьян. То есть разговоры о Рабоче-Крестьянской Белой Армии — это бессмысленная болтовня! Гораздо важнее цели, за которые сражались белые и красные. Не случайно из белогвардейских армий было массовое дезертирство мобилизованных; не случайны и восстания против белогвардейских режимов. Народ отказал в доверии белогвардейцам, и они в ходе Гражданской войны не сумели выполнить желание своих иностранных хозяев — свергнуть большевиков.

— Можно как-то цифрами выразить участие иностранцев в борьбе на той и другой стороне?

— На стороне РККА воевало в разное время от 50 до 300 тысяч иностранных граждан, то есть от 1 до 6 процентов её численности. А, например, в Особый Маньчжурский отряд (ОМО) под командованием атамана Семёнова входили: японский отряд капитана Окумуры из 540 японских солдат и 28 офицеров, имевший на вооружении 15 артиллерийских орудий; два пехотных полка, состоявших из китайцев, и отряд из бывших солдат Австро-Венгрии под командованием черногорца подполковника Драговича. Ближайшим помощником Семёнова в ОМО был барон А.И. Тирбах.

— Да, изрядная пестрота…

— Всюду основной силой «белого дела» выступали интервенты. На севере — англо-франко-американские, на западе — германо-австрийские, а затем польские. Весной 1920 года, готовя Польшу к войне против Советской России, Англия, Франция и США поставили этой стране 1494 орудия, 2800 пулемётов, 385,5 тысячи винтовок, 42 тысячи револьверов, около 700 самолётов, 200 бронемашин, 800 грузовиков, 4,5 тысячи повозок, 3 миллиона комплектов обмундирования, 4 миллиона пар обуви. Франция предоставила Польше долгосрочный кредит на сумму более 1 миллиарда франков. США также выделили Польше долгосрочный кредит 159,6 миллиона долларов. В середине 1919 года в Польшу была переброшена сформированная из поляков во Франции 70-тысячная армия генерала Ю. Галлера. С помощью западных держав к весне 1920 года Польше удалось создать армию численностью 738 тысяч военнослужащих. Подготовкой её к войне занимались французские инструкторы.

— Чехословацкий корпус, который с января 1918 года стал автономной частью французской армии, жалованье получал тоже от французов?

— Разумеется. Потому позднее корпус этот находился под командованием генерала Жанена, а не адмирала Колчака.

— В Сибири и на Дальнем Востоке белогвардейские режимы активно поддерживали японские оккупанты.

— Прежде всего и больше всего. В справочнике, изданном в 1925 году профессором И. Такенобу, приводятся такие данные о японской интервенции в Сибири: «Общее количество убитых офицеров и солдат исчисляется в 1475 чел., умерших от болезней — 610 и 10000 чел. было ранено. Стоимость расходов, произведённых на военные операции в течение пяти лет интервенции, обошлась японской казне в 700 миллионов иен».

Но тянулись к Сибири и Дальнему Востоку и другие. В 1920 году здесь насчитывалось 175 тысяч японцев, а кроме них — 55 тысяч чехословаков, 10 тысяч американцев, 6 тысяч китайцев, 4 тысячи канадцев, 1600 англичан, 1500 итальянцев, 1100 французов, 12 тысяч поляков, румын и сербов. Став прислугой зарубежных хозяев, белое движение утратило даже видимость патриотичности!

А красные победили прежде всего потому, что на их стороне выступило огромное большинство жителей России. В основном рабочих и крестьян, но не только. Мы уже говорили, что в Красной Армии были и дворяне, офицеры. Их выбор был обусловлен патриотическими убеждениями. Поскольку белогвардейцы стали марионетками иностранных держав, стремившихся к расчленению и последующему уничтожению России, то у русских патриотов не оставалось никакого другого разумного выбора, кроме поддержки Совнаркома РСФСР. В противном случае им пришлось бы участвовать в уничтожении исторической России во имя прибылей заграничных буржуев.

О терроре белом и красном

— Нынешняя пропаганда в РФ запугивает людей «страшными большевиками», якобы стремившимися всех расстрелять. При этом совершенно умалчивают о белом терроре. Между тем известно, что после прихода к власти большевики отпускали своих врагов под честное слово не воевать с ними. Например, так был отпущен генерал Краснов после вооружённого наступления на Петроград, были отпущены Пуришкевич и многие другие. Только дальнейший опыт показал большевикам, что контрреволюционеры легко нарушают любые обещания.

— Да, белогвардейцы первыми начали массовый террор, а большевики после этого просто вынуждены были перейти на язык, который единственно и понимали белогвардейские бандиты.

Например, банда калединского есаула Чернецова начала массовые расстрелы рабочих ещё в декабре 1917 года. На Ясиновском руднике в Донбассе этой бандой было расстреляно более 100 человек. В ответ на такие и им подобные террористические акции, а конкретно после покушения на В.И. Ленина, и начался красный террор в сентябре 1918 года. При этом масштабы его были разительно меньше террора белогвардейского.

— Но сочинения С.П. Мельгунова и прочих белогвардейских пропагандистов категорически утверждают обратное! А ведь именно они огромными тиражами стали издаваться у нас с началом «перестройки».

— Ох уж этот Мельгунов! Одиозная личность. Он начал фабриковать свои книжки о красном терроре ещё во время Гражданской войны, а потом переиздавались они неслыханными тиражами во всём мире. С радостью были запущены в обиход и в Советском Союзе, когда началась горбачёвская «катастройка». На них постоянно ссылаются до сих пор, хотя никакого доверия они не заслуживают.

— И как вы это доказываете?

— Доводов масса! Целого газетного номера не хватит, чтобы их изложить. Приведу лишь некоторые. Вот, скажем, пишет Мельгунов о терроре красных в Севастополе в 1920 году: «28-го ноября уже появляется в «Извест. Времен. Севаст. Ревкома» первый список расстрелянных — их 1634 человека, из них 278 женщин; 30 ноября публикуется второй список в 1202 человека, из коих 88 женщин».

Только Мельгунову было неизвестно, что «Известия Временного Севастопольского Ревкома» выходили в 1917 году. А в 1920-м такая газета вообще не существовала, ничего печатать не могла и, соответственно, никаких списков не печатала!

Из таких же мутных источников, вроде этого Мельгунова, распространяется миф об участии в руководстве террором в Крыму Р.С. Землячки. Хотя на самом деле она не имела к террору прямого касательства. Этим занимались органы ЧК и Особые отделы, а в её обязанности входила организационно-партийная работа.

К тому же распространяемые сведения о числе жертв красного террора в Крыму преувеличены на порядок, а число жертв белого террора поклонники белогвардейщины оценивают всего лишь в 200 человек, то есть преуменьшают… в 55 раз! Например, некий кандидат исторических наук, старший преподаватель кафедры истории России новейшего времени РГГУ, действительный член Историко-родословного общества В.Г. Чичерюкин-Мейнгардт вещает следующую ложь: «Самая кровавая точка на карте России — это Крымский полуостров. Во-первых, Еремеевские ночи 1917—1918 года и массовые убийства зимой 1920—1921 года, в ходе которых уничтожались поголовно чины врангелевской русской армии, включая сестёр милосердия, раненых в лазаретах, военных чиновников. Уничтожались беженцы из центральных губерний России, включая рабочих, которые из Курска ушли в Крым вместе с белыми войсками, обыватели, включая гимназистов, интеллигенция, и, кроме того, крымские татары многие пали жертвами этих расстрелов зимой 1921 года — за сочувственное отношение. Жертвы репрессий зимой 1920—1921 года — от 20 до 115 тысяч. Независимые историки склоняются ко второй цифре, но большая часть полагает, что погибли 86 тысяч человек той зимой в Крыму. За то время, что в Крыму были белые, это весна 1919 года, до августа — ноября 1920 года — белые расстреляли за это время свыше двухсот человек, не двухсот тысяч». В действительности только после подавления восстания в Керчи в июне 1919 года белогвардейцы истребили от 3 до 5 тысяч человек!

А вот события 1920 года в честном изложении: «Перед рассветом на 31 июля 1-й дроздовский полк двинулся на колонию Гейдельберг… Заняли с налёта, причём озверение дошло до того, что расстреливали и докалывали раненых. В полку было около 150 раненых, до 30 убитых и 26 попало в плен из третьего батальона. Полк расстрелял всех захваченных красных в Гейдельберге (до 200 человек)».

Таким образом, за один день 31 июля 1920 года один белогвардейский полк расстрелял столько, сколько поклонники белых насчитывают за годы!

— В номерах 56 и 59 за прошлый год «Правда» напечатала потрясающий материал «Глазами белогвардейского генерала». Это воспоминания генерал-лейтенанта деникинских и врангелевских войск Е.И. Достовалова, которые издал и прислал к нам в редакцию Анатолий Михайлович Сергиенко — руководитель Белгородского областного отделения РУСО. Генерал тот, полностью разочаровавшись в деле, за которое воевал, написал горькую правду, что такое был белый террор, в том числе и в Крыму. Кровь стынет в жилах, когда читаешь такое…

— Как правило, число жертв белого террора в регионах было много больше жертв красного. Потому что красный террор направлялся против меньшинства, желавшего реставрации дореволюционных порядков, а белый был направлен диктаторскими режимами Деникина, Колчака, Миллера и других против огромного большинства народа, не желавшего этой реставрации.

Деникинцы устраивали еврейские погромы, в которых были убиты тысячи мирных жителей. В Сибири колчаковские войска массово расстреливали крестьян и рабочих. Всего численность жертв белого террора 1917—1922 годов можно оценить как минимум в 500 тысяч человек.

Замечу, что белый террор куда больше способствовал победе красных в Гражданской войне, чем красный. Потому что даже поначалу не симпатизировавшие большевикам слои населения, вроде крестьян в Сибири, переходили к вооружённой борьбе против диктатуры Колчака и прочих белобандитов после их террористических действий в отношении местного населения.

То есть именно зверская жестокость, бесчеловечность белогвардейских бандитов явились дополнительной причиной их поражения. Красный террор и близко не стоял со зверствами бывшей «элиты», до предела озлобленной на трудовой народ.

— Да, без поддержки народа большевики не удержали бы власть. Ведь против них были все другие государства и все другие российские партии. В таких условиях ничто, кроме поддержки народных масс, не смогло бы удержать власть большевиков от падения. Но этого не произошло! Значит, народная поддержка была поистине массовая. А на чём держались белые?

— Какова была поддержка диктаторского режима «верховного правителя» России адмирала Колчака видно из того, что, по данным выдающегося советского историка П.А. Голуба, колчаковский режим загнал в более чем 40 сибирских концлагерей 914178 человек, отвергавших реставраторские устремления этого британского прислужника. И только в 1918 году «в концлагерях Сибири умерло около 17 тысяч заключённых».

Широко использовали белогвардейские режимы и «баржи смерти», и «поезда смерти». Например, «как вспоминает заключённый В. Попов из уфимского эшелона, из 2700 человек, увезённых из Уфы, в Никольск-Уссурийске в живых остались лишь около 1200».

— Погибли более половины?

— Так было сплошь и рядом. В Приморье «поезда смерти» посетили сотрудники американского Красного Креста. Один из них — Рудольф Бьюкели опубликовал позднее свой дневник, в котором писал: «Я видел трупы людей, тела которых ещё при жизни разъедали паразиты до тех пор, пока они не умирали после месяцев ежедневной мучительной пытки от голода, грязи и холода…»

Дальше автор дневника сообщает: «Прошлой ночью по пути домой, пройдя с доктором Розетом по поезду, я почувствовал ужасную слабость. Если бы кто-нибудь рассказал мне о том, что я слышал и видел, я посчитал бы это ложью. Сегодня я сижу и записываю всё это в надежде, что простое описание подробностей облегчит меня и я смогу разумно мыслить и добросовестно работать».

Самарский поезд, который, по словам Бьюкели, вышел из пункта отправки почти 2 месяца назад, увозил в вагонах 2100 узников. «Насколько мы могли сосчитать, вчера в поезде было 1325 человек мужчин, женщин и детей. За прошлую ночь умерли шестеро. Постепенно они вымрут все, если поезду позволят двигаться дальше в таком состоянии. В течение недели этот поезд из 50 вагонов странствовал от станции к станции, и каждый день всё новые трупы вытаскивались из него… Я видел умирающих и слышал их предсмертный хрип. Они были полуголые, и паразиты кишели на их телах. Другие лежали в полусознательном состоянии. Ничего похожего на санитарное обеспечение в поезде не было. И скопление грязи и нечистот, в которых лежали и умирали эти люди, не поддаётся описанию».

— Ужасной была участь красноармейцев, попадавших в плен к белым.

— Вот как белогвардейцы содержали пленных в лагере в Азове: «Из рапорта дежурного врача Евгении Евграфовны Ажогиной: «Азов. 21.10.1919 г. Лагерному врачу. Рапорт. При приёмке больных 20 октября 1919 года с эшелона коменданту ст. Нижне-Чирской при отношении №422 был подан список на 66 человек, из них 31 человек трупов. Умерло тут же, при приёмке, 3 человека, а на следующий день 10 человек. Из второй партии, принятой в тот же день, из 65 человек трупов — 7, при приёмке умерло 2, тяжелобольных 4, почти умирают».

Осенью 1919 года в Азовском лагере началась эпидемия тифа, дошло до мобилизации городского населения на рытьё ям для захоронений. Прокурор Новочеркасской судебной палаты, обеспокоенный тем, что положение в лагере может «крайне неблагоприятно отразиться на деле борьбы с большевизмом и общем успокоении», в представлении начальнику Управления юстиции при Главнокомандующем Вооружёнными силами на Юге России 31 октября 1919 года писал:

«Условия содержания в этом лагере пленных красноармейцев… таковы, что перед ними бледнеют все жестокости немецкого плена. В лагере до 10 тысяч человек пленных, содержащихся в таких антигигиенических условиях, что смертность достигает 130 человек в день». Тут проявилось то же озлобление и наплевательское отношение белой гвардии к народу. Всего в этом белогвардейском концлагере погибло более 20 тысяч человек!

За несколько месяцев 1919 года японские и белогвардейские каратели сожгли в Амурской области более 25 сёл. Только в Приамурье было уничтожено 7 тысяч человек. Население Хабаровска сократилось с 52 тысяч человек до 30 тысяч, а население Забайкалья за пять лет — на 30,8 процента.

— Людей уничтожали, а всё, чем можно было поживиться, вывозилось из России!

— Абсолютно всё, подчистую, как говорится. Грабёж интервентов и белых во время Гражданской войны достиг немыслимых размеров. Он даже превзошёл то, что творили во время Великой Отечественной гитлеровские захватчики.

Данные из трудов историков, заслуживающих доверия и уважения, можно приводить очень долго. Например:

«Вывоз леса японцами с российского Дальнего Востока с 1918 по 1922 гг. увеличился с 90 до 411 тыс. кубометров. Вывоз леса в 1918—1920 гг. в стоимостном выражении составил почти 3,9 млн. иен (японская иена по курсу приравнивалась к условному золотому российскому рублю). Но это только то, что учтено статистикой. В Приморской области, кроме фирм «Мицуи», «Окура», «Акита», сотни японцев вели самовольную хищническую рубку леса, отправляя его в Японию контрабандным путём».

Или вот ещё: «В качестве «компенсации» за оказанную белогвардейцам помощь интервенты вывезли с 1 февраля по 1 сентября 1920 года с Юга России 3 миллиона пудов зерна, 830 тысяч пудов соли, 120 тысяч пудов льна, 120 тысяч пудов табака, 63 тысячи пудов шерсти и другое».

— Гребли старательно, ничего не скажешь…

— Удирая из Крыма, Врангель увёл весь военный и гражданский флот. Также врангелевцами были вывезены запасы продовольствия, что вызвало голод в Крыму. Процитирую исследование на эту тему: «Покидая Крымский полуостров, белогвардейцы вывезли с собой около 7 тыс. тонн различного продовольствия (только зерна — 5 тыс. тонн, сахара — 233 тонны, чая — 283 тонны) и огромное количество предметов вещевого довольствия…

Вина Главкома Русской армии в том, что, спасая от верного поражения остатки своих войск, он в то же самое время обрекал оставшееся на полуострове население, в том числе и тех, кто не успел бежать вместе с ним, на верную смерть. Это даёт полное основание заявить, что Врангель является одним из виновников разразившегося вскоре на полуострове голода, унёсшего жизни 100 тыс. человек».

* * *

— Тема нашего разговора столь обширна, что всего, конечно, не охватить. Однако я надеюсь, главное читатели воспримут: красные, а не белые в труднейший период Гражданской войны проявили себя как истинные патриоты своей Родины.

— Несомненно! Так было и впредь, на всех этапах нашего социалистического роста. В горниле Гражданской, отражая нашествие интервентов и их прислужников, наш народ закладывал основы будущих великих побед Советской державы.

Хочу порекомендовать читателям «Правды» недавно вышедшие книги на эту тему — Леонида Масловского «Невидимый палач. Кто на самом деле руководил Гражданской войной в России» и Василия Галина «Гражданская война» и «Интервенция».

— Наверное, к урокам и опыту столетней давности мы с вами ещё не раз обратимся.

Автор:  Проф.А.И.Орлов [ Пн сен 02, 2019 7:47 pm ]
Заголовок сообщения:  Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко

Уничтожение МХАТ продолжается
№96 (30883) 3—4 сентября 2019 года
4 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Ситуация, сложившаяся в Московском Художественном академическом театре имени М. Горького после увольнения с поста его художественного руководителя Татьяны Дорониной, по-прежнему продолжает привлекать напряжённое внимание всех, кому дорога русская культура. Под угрозой полного «переформатирования», а фактически уничтожения оказался театр с выдающимися традициями, ставший символом реалистического, психологического искусства.

О происходящих здесь разрушительных процессах, связанных с новым худруком Эдуардом Бояковым, «Правда» уже многократно писала. Немало острокритических материалов появилось и в других изданиях. Но происходят ли в результате этой критики хоть какие-то перемены к лучшему?

Ответ журналисты, заполнившие просторный зал «МК», хотели получить на пресс-конференции, организованной артистами МХАТ, которые противостоят неприемлемым, по их убеждению, действиям Боякова. И ответ был дан. Увы, неутешительный.

Кто же они, «раздувшие этот скандал»

Прежде всего надо сказать о причинах и характере конфликта, разгоревшегося в конце концов между новым руководителем и частью труппы. Что в основе? Личные, или, как говорится, шкурные, интересы каких-то бездарных артистов-неудачников либо всё-таки нечто совсем иное, гораздо большее?

Бояков сразу же истолковал всё вполне однозначно: «Пятеро неликвидных, нездоровых актёров раздули этот скандал». Так крупным шрифтом было напечатано в «Комсомольской правде» от 26 июня с.г. и повторяется им до сих пор.

А поводом тогда послужило первое публичное выступление «оппозиционеров». Я-то, откровенно говоря, удивляюсь, как долго люди терпели, глядя, куда по воле Боякова покатился родной для них и любимый театр. Нет, в коллективе про это они говорили, да всё бесполезно. Обращения в министерство культуры (не только актёров, но и зрителей!) тоже не дали ничего.

И вот, поняв, что беда с каждым днём нарастает, решили: надо обращаться «на самый верх». Тогда, собравшись на ступеньках театра, записали они 19 июня своё видеообращение к президенту В.В. Путину, поскольку как раз шла подготовка к его «прямой линии» на ТВ.

Об этом «Правда» тоже писала (см. статью «Спасти МХАТ и Татьяну Доронину» в номере от 27 июня). Так вот, те же люди, которые инициировали видеообращение, теперь организовали пресс-конференцию. Кто они? «Неликвидные, нездоровые актёры», как обозвал их Бояков?

Ложь! Всех, кого я увидел в президиуме этой встречи, следует отнести к ведущим артистам театра. Заслуженные артисты России Лидия Матасова, Андрей Чубченко, Александр Титоренко, Юлия Зыкова, артист Антон Наумов… Заняты в ответственных ролях, успешно играют во многих спектаклях.

— У меня, как правило, всегда было по 12—16 спектаклей в месяц, — сказал А. Титоренко, — а бывало у нас и больше.

Такой, представьте себе, «неликвид»…

Их, недовольных, всего пять? Тоже неправда! Недовольных много. На пресс-конференции было сказано: более половины труппы. Причём, как подчёркивалось, особенно беспокоит их судьба театра.

— Почему же не все протестуют? — был задан вопрос.

— К сожалению, боятся, — ответил Андрей Чубченко. — И не беспричинно. Реакция Боякова абсолютно предсказуема, да он её и не скрывает. Наглядный пример — отношение к тем, кто уже посмел возвысить голос против его деяний. Вместо того чтобы задуматься и хоть что-то рациональное из критики учесть, мы слышим одно: угрозы увольнения. Тем более что эту процедуру он упрощает. Если при Татьяне Васильевне у всех у нас был бессрочный контракт, то теперь вводится срочный, и сократить любого можно очень легко. Кстати, со мной и с другими перед этой конференцией у Боякова состоялись внушительные беседы. Так что, придя сюда, чувствуем мы себя камикадзе.

Именно поэтому Чубченко, как и Титоренко, оговаривается: не берёмся осуждать многих своих товарищей. У кого-то малые дети или престарелые родители, у кого-то ипотека, театральное общежитие и так далее. Каково быть уволенным?

Я тоже это понимаю. Оттого ещё большее уважение, даже восхищение вызывают артисты, пришедшие на эту пресс-конференцию и открыто поддерживающие их в коллективе. Верность подлинному искусству в сочетании с гражданским мужеством дорогого стоит.

Но как защитить тех, кто в этом нуждается? Ведь они встали за правду, а их в отместку лишают ролей и не предлагают новых, спектакли с участием неугодных оттесняются на второй и третий план…

Всего из коллектива в целом, включая подсобные цеха и службы, как сообщила Лидия Матасова, уволено уже более 70 человек. Что касается лично её, то недавно «обрадовали»: она больше не будет играть самые любимые свои роли — Раневскую в «Вишнёвом саде» и мать Базарова в «Отцах и детях».

Обман к добру не ведёт

Лидия Леонидовна Матасова выступала на пресс-конференции первой, а поэтому сочла необходимым вернуться к началу декабря прошлого года, когда решался вопрос о дальнейшем руководстве МХАТ имени М. Горького. Как известно, Татьяне Васильевне Дорониной предложили тогда должность президента театра, убеждая, что это требуется для спасения МХАТ (иначе, мол, он будет слит с двумя другими коллективами). А ещё веским аргументом для неё стало то, что творческое руководство сохранится за президентом.

Но её обманули! Когда появился новый вариант устава театра, оказалось, что звание президента по существу формальное: Дорониной уготовано быть в полном подчинении Боякова, а решающего влияния на творческий процесс она лишена.

Вот что вызвало настоящий шок у великой актрисы и выдающегося театрального деятеля! А дополнилось всё тем, что, явившись на спектакль «Васса Железнова», Бояков со своими подручными по окончании его даже не сочли нужным прийти за кулисы, поговорить с Татьяной Васильевной, преподнести ей цветы.

В общем, все пышные бояковские заверения с разных трибун о том, как высоко он ценит и уважает талант Татьяны Дорониной, тоже обернулись наглым обманом. И Матасова, и Юлия Зыкова, и другие выступавшие приводили поразительные факты демонстративного унижения новым начальником того, что сделала эта великая подвижница для спасённого ею театра.

Особенно противно многим слышать и читать повторяемую ложь с целью возвысить себя в противовес Татьяне Васильевне. Ну, например: при Дорониной, дескать, ставился всего один или полтора-два спектакля за сезон, а вот у нас!.. Хотя под руководством Дорониной ежегодных премьер было больше, чем осилили при Боякове, а про качество и говорить не приходится.

В облыжных обвинениях прежнего художественного руководителя присоединились к Боякову и доброхоты-лизоблюды, которые, как известно, в подобных обстоятельствах всегда находятся. Вот на все лады муссируется и всячески преувеличивается тема долгов театра. Проблемы такого рода были. Однако экономическое положение МХАТ за последнее время не ухудшалось, а улучшалось.

— Когда мы с этим стали конкретно разбираться, — говорила Л. Матасова, — то выяснилось, что 2018 год был для нас самым эффективным. Театр перевыполнил госзадание на 24 миллиона рублей и почти на 20 тысяч зрителей. И знаете, какой была заполняемость нашего зала, в котором 1350 мест, включая неудобные? Приведу некоторые показатели, и вы увидите, что нередко они превышают 95 процентов и приближаются к 100.

Матасова выразила уверенность, что, если бы Татьяна Васильевна оставалась руководителем МХАТ, достигнутый успех обязательно был бы закреплён и превышен. Гарантия тому — отлаженная и продуманная работа коллектива, тщательно отобранный репертуар. Но Дорониной не дали даже доработать полгода до завершения трудового договора — и нормальная творческая жизнь в театре прервалась.

— Мы должны были поставить «Варваров» М. Горького, «Стеклянный зверинец» Теннеси Уильямса, ряд других произведений отечественной и мировой классики. Но вместо этого у нас возник… «Последний герой».

Какие вам традиции!

Этот самый «Последний герой» стал одиозным знаком «новой драмы», ярым фанатом которой в реальности заявил себя Бояков. Придя во МХАТ, он много говорил об уникальных традициях этого театра и о том, как бережно будет их сохранять. На деле же всё обернулось иначе.

Вот начал с пьесы, в которой из каждой страницы пришлось вычищать матерщину. Но дерьмо в золото не превратишь. Всё равно разлились на сцене грязь и пошлость. И зрители на премьере кричали: «Позор!»

— А с мнением Дорониной хоть в какой-то мере Бояков считается? — спросили из зала.

— Ни в какой. И не намерен считаться, о чём уже не единожды заявил: «Я руководитель театра. Точка».

С болью рассказывали актёры об очевидной неприязни Боякова к своей предшественнице на посту руководителя. Когда ей стало известно, что он собирается «обновлять» легендарный спектакль В.И. Немировича-Данченко «Три сестры», поставленный в 1940 году и возобновлённый Татьяной Васильевной, она позвонила ему и попросила без неё ни в коем случае этого не делать. Но он не внял — вводит новый состав. Даже не один, а сразу три!

— Такое впечатление, что Эдуард Владиславович жаждет уничтожить в театре всё, что так или иначе напоминает о Дорониной, — сказал Андрей Чубченко.

Вот в костюмерной висела памятная и очень дорогая для него афиша, где на фото он вместе с Татьяной Васильевной в сцене из спектакля «Без вины виноватые». Как-то заглянул сюда Бояков, и в результате афиша оказалась сорванной. Растоптанная, она валялась на полу. А худрук потом крайне раздражённо прочитал нотацию артисту про «беспорядок».

На пол кучей свалили и все фотографии, составлявшие в фойе выставку, посвящённую Т.В. Дорониной, а также другим корифеям МХАТ. Стали неугодны! Доронинские афиши, красовавшиеся на тумбах перед зданием театра, тоже исчезли. Вот до чего не желает видеть её Эдуард Владиславович!

— В фойе Бояков теперь устраивает «культурно-досуговый центр», — рассказывают актёры. — Это согласно его проекту «Открытые пространства». Приходите, желающие, с утра и занимайтесь, например, йогой или танцами. А сцену он всё больше собирается сдавать в аренду под антрепризные спектакли. Только непонятно, останется ли при этом что-нибудь от МХАТ. Судя по всему, ничего.

Оказался совсем не на месте

В театре Дорониной быстро заметили, что Бояков неохотно, а главное — неумело занимается основным театральным делом — спектаклями. С гораздо большим увлечением и удовольствием ищет для себя что-то побочное и полегче, вроде этого самого «культурно-досугового центра» или организации каких-либо фестивалей на стороне.

Есть у него данные продюсера, менеджера, что проявилось, к примеру, при основании театральной премии «Золотая маска». Но вот назначение его художественным руководителем во МХАТ те, кому истинно дорог уникальный театр, считают крупнейшей ошибкой министерства культуры и всех, кто причастен к этому.

Об извилистом, скользком, туманном и во многом странном жизненном пути этого человека уже немало известно. Писала о нём и «Правда». Однако можно подумать, что в министерстве культуры ничего этого не знают. Во всяком случае, артист МХАТ Антон Наумов взялся к пресс-конференции ещё раз досконально изучить, как жил и чем занимался Эдуард Бояков до направления его во МХАТ. Взялся, чтобы привлечь более пристальное внимание руководителей культуры к данной личности.

Главный его вывод таков: «Эдуард Бояков не имеет соответствующих занимаемой должности образования и опыта работы». В 1990 году он окончил факультет журналистики Воронежского государственного университета. И с тех пор, где бы ни появлялся, ему сопутствовали скандалы. Так, в Перми он создал в 2009 году театр под названием «Сцена-Молот», постановки которого, содержавшие открытую пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений, спровоцировали в регионе мощный негативный резонанс. К тому же проверка использования бюджетных средств, проведённая контрольно-счётной палатой, выявила огромное количество финансовых нарушений.

В мае 2013 года распоряжением министра культуры Мединского Бояков был назначен исполняющим обязанности ректора Воронежской государственной академии искусств. В конце года под его руководством был представлен доклад «Воронежский пульс»: культурная среда и культурная политика». Представители общественности направили президенту РФ письма, в которых сообщали, что г-н Бояков хочет применить свой не вполне удавшийся в Перми опыт, пытаясь перестроить культуру региона «на либеральный лад». Цель неизменна: разрушение культуры, и прежде всего — классического искусства, русского психологического театра. В итоге Эдуард Бояков был снят в 2015 году с поста ректора со скандалом.

По версии следствия, через фонд развития академии искусств двое из команды Боякова похитили 1,7 миллиона рублей бюджетных средств. А теперь эти люди заняли ответственные должности во МХАТ.

В 2017 году — скандал вокруг культурно-исторического центра «Коктебель-парк», контракт на развитие которого выиграл индивидуальный предприниматель Бояков. Стоимость составила 7 миллионов рублей, однако сроки выполнения работ были смещены. Концепцию принять не удалось, то есть бюджетная субсидия не была направлена на заявленные цели. Теперь собирается пакет документов для обращения в суд.

В мхатовскую команду Боякова вошла также Татьяна Ярошенко, которая стала заместителем исполнительного директора театра после того, как несколько лет руководила управлением культуры Екатеринбурга. И там, оказывается, «засветился» Бояков! В 2013 году вместе с ним Ярошенко была замешана в скандале, связанном с растратой бюджетных средств уже «Екатеринбургского пульса».

Я привожу лишь некоторые факты из расследования Антона Наумова, прозвучавшие на пресс-конференции. А он, конечно, при всём старании вряд ли мог охватить всю панораму многообразной «криминально-художественной» деятельности этого господина. Но вот умеет же Бояков в любых сложнейших переделках выходить сухим из воды!

Мало того, удивительно чутко схватывая конъюнктуру, сумел за последнее время из отъявленного либерала в одночасье стать «патриотом». И даже доверенным лицом Путина на президентских выборах. Виртуоз, ничего не скажешь. Такому перевёртышу вверен ныне МХАТ.

И что дальше?

Как уже было сказано, в отчаянии от происходящего и осознавая реальность окончательной гибели МХАТ, искренне болеющие за его судьбу актёры в июне направили видеообращение президенту страны. Очень острое, очень тревожное. И что же последовало за этим?

Тогда, по горячим следам «прямой линии» президента на ТВ, удалось добиться лишь реакции президентского пресс-секретаря Дмитрия Пескова. Заявив, что в Кремле видеообращения артистов пока не видели, он добавил: «Честно говоря, никогда не знал, что именно президент РФ назначает худруков театра. Если я не ошибаюсь, это не прерогатива главы государства».

Можно бы и согласиться: действительно, нет у «первого лица» государства такой прямой прерогативы. Но ведь надо что-то делать для спасения знакового русского театра, одного из ведущих в стране. И кто же должен это делать?

Мой главный вопрос, с которым я пришёл на пресс-конференцию артистов МХАТ имени М. Горького, считал и считаю важнейшим. Вопрос этот такой: «Вот прошло более двух месяцев со времени обращения мхатовцев к президенту. Какой-то ответ, кроме того, песковского, последовал на него? Какие-то конкретные меры приняты?»

— Нет, — услышал я от Лидии Леонидовны Матасовой. — Никакого ответа. Никаких конкретных мер.

И это подтвердили все её сотоварищи по театру, сидевшие рядом. Впрочем, одну меру, по отношению как раз к ним самим, они предвидят. Стало известно, что Бояков уже просит юристов министерства культуры помочь ему «избавиться от балласта».

Вот так: они — балласт! Их даже решили не приглашать на сбор труппы в связи с началом нового сезона. И спектаклей, в которых они играют, нет в репертуаре театра на сентябрь и октябрь.

Между тем жизнь свидетельствует, какие спектакли хочет видеть зритель на сцене МХАТ. Поставленные Дорониной и другими режиссёрами при ней, а не бояковского «Последнего героя» и ему подобное. Как бы усиленно ни рекламировали эту продукцию, люди на неё не идут. А вот на «Отцах и детях» или «На всякого мудреца довольно простоты» — аншлаг.

Пора бы министерству культуры хорошенько взглянуть на горькие плоды своей операции декабря-2018. Создать квалифицированную комиссию во главе, скажем, с Юрием Мефодьевичем Соломиным и по достоинству оценить, что натворил Бояков в сравнении с высоким доронинским искусством, которое продолжает жить и должно жить непременно.

— Вопрос стоит очень серьёзно: надо спасать МХАТ! — на высочайшей, пронзительной ноте заявила многолетняя заведующая литературной частью легендарного театра Галина Ореханова. — И по силам сегодня это, на мой взгляд, только Дорониной. С её выдающимся талантом и мужеством, стойкостью и беспримерной преданностью отечественному искусству. Пусть извинятся перед ней публично за страшное оскорбление, которое ей нанесено, и вернут Татьяну Васильевну в родной для неё дом!

Зал поддержал это требование дружными аплодисментами.

Автор:  Проф.А.И.Орлов [ Чт сен 05, 2019 8:04 pm ]
Заголовок сообщения:  Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко

Угодить власти и «дать петуха»
№98 (30885) 6—9 сентября 2019 года
1 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Очень досадно и горько, Василий Семёнович!

СТРАСТИ кипят нешуточные вокруг предстоящих выборов в Мосгордуму. Главная забота власти — во что бы то ни стало протащить своих выдвиженцев, дабы служили исправно ей. Ради этого на какие только ухищрения не идут, какие хитрости не выдумывают.

Так, правящая «Единая Россия» настолько себя скомпрометировала, что приходится кандидатов от неё маскировать под «самовыдвиженцев». Народ уже остроумно прозвал их «самомедвеженцами».

Впрочем, далеко не каждый с ходу разберётся во всей этой заваренной каше: кто есть кто. И тут «на помощь» избирателям услужливо предлагаются конкретные рекомендации.

Вот яркий пример. Открыв номер правительственной «Российской газеты» за 4 сентября, читатели увидели крупное фото любимого актёра — Василия Ланового и завлекательный текст над ним: «Легендарный артист предлагает москвичам подумать над своим списком кандидатов в Мосгордуму».

Надо же, 42 фамилии по разным округам столицы! И Лановой в предисловии утверждает, якобы он сам составил такой список: «Знаю, что эти люди работают для страны, для Москвы».

Однако трудно поверить, будто составлял действительно сам, приложив прямо-таки неимоверные усилия по изучению 42 личностей и их работы. А когда вникнешь, кто же в списке персонально, недоверие ещё больше возрастает.

Дело в том, что 41 кандидатура (то есть все, кроме одной!) — это как раз «самомедвеженцы», отобранные и выдвинутые властью.

Выходит, столь уважаемый многими Василий Семёнович Лановой заговорил вдруг не своим голосом. Переходя на актёрский жаргон, можно сказать так: «дал петуха». Сперва в еженедельнике «Аргументы и факты», имеющем, как известно, большой тираж, теперь вот в «Российской газете» и одновременно в её регулярном приложении («толстушке»).

Повторные публикации в других изданиях, полагаю, тоже не исключены. Чтобы, используя популярного актёра, как можно больше людей «обработать»!

Так признанный талант становится всего-навсего «шестерёнкой» грязных политтехнологий.

Очень досадно и горько, Василий Семёнович!

Автор:  Проф.А.И.Орлов [ Чт сен 05, 2019 8:23 pm ]
Заголовок сообщения:  Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко

О трудном пробуждении молодых среди смуты
№98 (30885) 6—9 сентября 2019 года
7 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Да, это приглашение наших читателей к разговору на страницах «Правды». А повод, думается, интересный и серьёзный. Журнал «Наш современник» в 3-м и 4-м номерах нынешнего года напечатал роман под названием «Пробуждение», главная тема которого — становление молодых коммунистов.

Скажите, за последние годы или даже десятилетия много ли вы читали художественных произведений, посвящённых современным коммунистам? Предвижу отрицательные ответы, но вашей вины тут, конечно, нет. Просто произведений таких, как говорится, днём с огнём не сыскать. Не пишутся! Почему? Это уже второй вопрос, и мы вместе на него также попытаемся ответить.

Пока же давайте засвидетельствуем, что перед нами крайне редкий опыт обращения к важнейшей теме. Потому и заслуживает он как можно более широкого внимания. Пусть будет по известному принципу: прочитай сам и передай товарищу.

Какое время и кто автор

Сейчас моя задача — привлечь вас к прочтению «Пробуждения», и основной аргумент, как я считаю, уже высказан выше.

«За» голосует, на мой взгляд, и авторитет журнала, представившего нам эту работу. «Наш современник» действительно современен. Вот как в данном случае звучит первая фраза текста: «Эта история началась для меня 15 марта 2014 года, накануне референдума о статусе Крыма».

То есть время совсем недавнее, не успевшее остынуть. И жар украинско-донбасских событий словно овевает страницы повествования, жгуче отражаясь в чувствах, мыслях и даже в судьбах персонажей, хотя живут они далеко от разгоревшейся войны — в Москве.

А кто же автор этого романа (или точнее, может быть, повести, к чему мы потом ещё вернёмся)? Молодой писатель Андрей Тимофеев. Так что привлекает к данному произведению ещё и то, что о современных молодых попытался по-своему рассказать почти их сверстник. Процитирую редакционную справку, которая сопровождает начало публикации:

«Тимофеев Андрей Николаевич родился в 1985 году в городе Салавате (Республика Башкортостан). Окончил Московский физико-технический институт и Литературный институт им. Горького (семинар М.П. Лобанова). Печатался в журналах «Наш современник», «Роман-газета», «Новый мир», «Октябрь», «Вопросы литературы» и др. Лауреат премии им. Гончарова и премии им. А.Г. Кузьмина журнала «Наш современник». Член правления Союза писателей России. Живёт в Подмосковье».

Выделим незаурядное обстоятельство: до Литературного института окончил будущий писатель ещё знаменитый Физтех, один из наилучших технических вузов страны. Счастливое сочетание физика и лирика в единой личности!

А в Литинституте основной его учитель — выдающийся критик и литературовед Михаил Петрович Лобанов. Фронтовик, совсем юным тяжело раненный на Курской дуге. Настоящий патриот и мудрый наставник. Тяга лобановского ученика к позиции «Нашего современника», ставшего ныне первым среди толстых журналов по тиражу, вполне объяснима.

И тот факт, что «Пробуждение» появилось именно здесь, закономерен. Можно с уверенностью сказать, что ни в одном литературном журнале не работают столь много и внимательно с молодыми авторами, как в «Нашем современнике». Работают буквально все, начиная с главного редактора Станислава Куняева и его первого заместителя Александра Казинцева.

Молодые — в каждом выпуске журнала. А номер восьмой, августовский, по сложившейся традиции целиком составляется из работ начинающих авторов. Согласитесь, хорошая традиция.

Пробуждение от чего и к чему

О том, почему Андрей Тимофеев взялся за тему молодых коммунистов, стоит спросить самого писателя. И если после прочтения его романа у вас появятся свои вопросы к автору, вы их присылайте нам в редакцию, а мы передадим Андрею.

В моём представлении работа, которую он назвал «Пробуждение», стала результатом такового и для него самого. Видимо, не очень замечал ранее таких вот ребят и девчат. Внешне от других не отличающиеся, они живут с родителями либо на съёмных квартирах где-нибудь в Ховрине или Коптеве, как главные персонажи этого романа. Трудятся на заводе или в офисе. Течёт изо дня в день однообразная и несправедливая жизнь, установившаяся после антисоветского переворота 1991 года.

Кажется, перемены не будет никогда. И существование в смуте этой несправедливости подобно сну, отключающему зрение и мысли. Однако рано или поздно для кого-то наступает оно. Пробуждение.

По-разному наступает. Иногда очень трудно. Собственно, об этом роман.

Вот дружат двое — Андрей Вдовин и Володя Молчанов, от лица которого ведётся рассказ. Так если для Андрея уже нет вопроса, быть или не быть коммунистом (обязательно быть!), то Владимир ещё колеблется и сомневается.

То же самое с их подругами. Катя пока просто тянется за Андреем, ставшим её любовью, а политические убеждения девушки поверхностны и зыбки. Как будет завтра, мы ещё не знаем. Но совсем иное — Варя, любовь Володи. Не он влияет на неё идеологически и политически, а наоборот. Для примера прочтите фрагмент из его рассказа:

«Едва я однажды осторожно начал возражать, что коммунизм ведь так и не смогли построить, Советский Союз распался, значит, там что-то было не так, Варя вспыхнула и инстинктивно схватила меня за руку:

— Да, да, ты прав! Но это вина тех, кто был коммунистами в то время, они же давали клятву и предали страну! Дружно подняли ручки, когда враги нанесли удар… А теперь мы должны ответить на это!

— Ты имеешь в виду отомстить? — переспросил я.

— Нет, не только. Главное — ответить! Чтобы враги знали: мы не такие слабые, как раньше. Мы можем за себя постоять. И мы не забыли наше поражение.

Она и не родилась ещё, когда распался Советский Союз, откуда же в ней такое острое восприятие этого события, будто оно имело отношение лично к ней, удивлялся я. И почему же её так тянет к советскому, если она не могла помнить, как было там, а значит, сравнить с тем, как сейчас здесь.

— Почему? — удивлялась она моему вопросу. — Это же было замечательное время! Случались ошибки, трагедии, но самое главное — все стремились к добру и справедливости. Сейчас у нас возрождается интерес к тому времени, и это хорошо…»

А ведь непросто пробиться интересу до глубинной правды советской действительности. Ох как непросто! Если более трёх десятков лет мощь огромнейшей антисоветской и антикоммунистической пропаганды обрушивается на головы молодых с неизменной целью извратить представление о том времени и тех людях, тогда реальность затуманивается, затемняется и видится в конце концов перевёрнутой с ног на голову.

Чтобы соответствовать высокому имени

Вот и это высокое звание — коммунист — враги постарались не просто принизить, а сделать неприемлемым, даже отпугивающим для многих из новых поколений.

Как было? На фронте — «Коммунисты, вперёд!», «Если погибну, считайте меня коммунистом». В работе — будь опять-таки первым, не на словах, а на деле, и веди за собой других.

Теперь героизма самоотверженных, которые построили и отстояли великую страну под знаменем справедливости, словно и не бывало. Буржуазные СМИ злобно вещают: «В Советском Союзе те, кто говорил про какую-нибудь общественную работу, про волонтёрство, — это были партийцы, комсомольцы и прочая мерзость, и ассоциироваться с ними до сих пор никто не хочет».

Мерзость?! Никто поэтому не хочет «ассоциироваться»? Врёте, господа. То есть для вас настоящие коммунисты, конечно, таковы, и это изо всех сил вы внушаете другим, особенно молодёжи. Однако не каждый воспринимает.

Приведу характерный пример из того же «Пробуждения». Когда Володя Молчанов, проходящий при «ячейке» своего рода испытательный срок, не выполнил поручение товарищей (снимать видео в суде) и пробует оправдаться перед Варей, разговор между ними принимает следующий оборот:

«— Разве я хуже других? Это Юра должен был снимать, а Покровский ничего не объяснил…

— Ты никак не можешь понять, — начала она, проговаривая слова чётко и внятно, — нельзя смотреть на других. Есть идеальное, абсолютно правильное поведение… ты должен сравнивать себя с идеалом. Да, мы часто поступаем не так, но в таком случае ты должен ощущать, что не прав, что поступил плохо… и должен отдавать себе в этом отчёт».

Категорично звучит: «Сравнивать себя с идеалом». Высоко и категорично. Может быть, слишком? Интересно, а что вы об этом думаете? Напишите, пожалуйста.

Вот меня очень обрадовало возвращение юной девушки к образу коммуниста как идеалу, на который надо равняться. Трудно это, конечно. Но разве для лёгкой жизни вступают они на путь борьбы за справедливость?

Когда я бываю на торжественной церемонии вручения партийных билетов новым членам КПРФ, с волнением всматриваюсь в молодые лица. Не за карьерой же идут они в эту партию. Вместе с партбилетом принимают дополнительный (да ещё какой!) груз ответственности. И, наверное, в большинстве помня, что Юрий Гагарин был коммунистом, как и выдающийся конструктор Сергей Королёв, как Маршал Победы Георгий Жуков и великий писатель Михаил Шолохов…

А время усложнилось. Буржуазная власть, для которой главной опасностью остаётся идея социальной справедливости и её носители, изощряется в том, чтобы максимально запутать массовое представление о нынешних коммунистах. Всё пускается в ход, вплоть до жульнических подтасовок и фальсификаций.

И вот уже на выборах против КПРФ — Коммунистической партии Российской Федерации — выставляется другая, которой дано название «Коммунисты России». Поди-ка пойми.

И на митинги, демонстрации выходят под красными знамёнами представители самых разных группировок, «фронтов» и «движений», позиционирующих себя как коммунистические. С одним таким «движением» мы встречаемся в «Пробуждении». Ребята считают себя коммунистами, не подозревая, что им предназначена иная, коварная роль.

Как разобраться во всём этом и в конце концов не дать себя обмануть? Если у вас есть соответствующий опыт, хорошо бы поделиться им в нашем газетном разговоре.

Продолжение следует

Что-то в произведении Андрея Тимофеева, надеюсь, вам понравится. С чем-то захотите поспорить. А какие-то авторские мысли или образы, возможно, вызовут у вас однозначное неприятие.

Что ж, высказывайтесь откровенно. Тема эта в нашей литературе, безусловно, требует продолжения! Не исключаю, размышления и пожелания ваши могут стать стимулом для других писателей.

Да и сам Андрей Тимофеев, тоже не исключаю, может продолжить свой роман. Обрывается он на переломном месте: Володя Молчанов, хотя и со второй попытки, всё-таки уезжает из Москвы в объятый войной Луганск. Уезжает, закупив на все свои сбережения инсулин для неизлечимо больных.

А что будет дальше?

Жизнь продолжается. Борьба продолжается. У молодых коммунистов и тех, кто хочет ими стать, многое впереди.

Должна впереди быть победа. Согласны с этим?

Автор:  Проф.А.И.Орлов [ Пн сен 09, 2019 11:25 pm ]
Заголовок сообщения:  Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко

Ради памяти священной
№99 (30886) 10—11 сентября 2019 года
4 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Какие поразительные бывают в жизни совпадения! Недавно по радио «Эхо Москвы» я услышал новость, буквально пронзившую меня. Подумать только, та война, которую по праву называем мы Великой Отечественной, оказывается, такой же была и для… фашистской Германии.

Врут нынче напропалую, но до такого ещё не договаривались. И вот в преддверии 75-летия Великой Победы доктор исторических наук, профессор Б. Хавкин вместе с ведущим «Эха Москвы» кандидатом исторических наук В. Рыжковым, говоря о вступлении Красной Армии во время войны на территорию наших тогдашних врагов, делают потрясающее открытие: «Теперь война для них была Отечественной».

НЕ ВЫДЕРЖАЛ я и отреагировал репликой в «Правде» под заголовком «Была «фашистская Отечественная»?!» (номер от 6—7 августа с.г.). Тут же пришли отклики в поддержку позиции нашей газеты, некоторые из них уже опубликованы.

Но о каком совпадении сказал я в самом начале этой статьи? А дело в том, что почти одновременно с возмутившей меня радиопередачей на столе моём появилась книга, которую можно считать убедительным опровержением выдумки двух лжеисториков.

Ведь у них логика к чему сводится? Когда война шла на территории СССР, она была для советских народов Отечественной, справедливой. А когда пришла на германскую землю и (цитирую!) «Красная Армия далеко не гуманными средствами боролась в том числе с мирным населением, то каждый немецкий солдат защищал свой дом».

Получается, были они — Красная Армия и гитлеровская — на равных. И боролись наши бойцы «в том числе с мирным населением», причём «далеко не гуманными средствами». Как и фашисты на советской земле?

Это прямо не сказано, однако явно подразумевается. Огромная ложь! А люди несведущие слушают и верят. Правду о характере той войны, в которой изначальной целью наших врагов было не только порабощение, но и уничтожение народов Советской страны, увы, теперь очень многие не знают.

Между тем бесчеловечная цель эта на временно захваченных советских территориях последовательно осуществлялась, чего, разумеется, не могло быть и не было по ходу освободительной миссии Красной Армии в Германии.

Так вот, книга, вышедшая недавно в издательстве «Родина», именно об этом. Книга публициста, поэта, исследователя Владимира Фомичёва «Поле заживо сожжённых».

СЧИТАЮ большим счастьем, что жизнь свела меня с этим замечательным человеком. К нам в «Правду» он пришёл за поддержкой в своей борьбе против беспамятства. Впереди тогда было 70-летие Победы, и его, относящегося к поколению «детей войны», уже давно мучило, что некоторые трагические страницы фашистских зверств ныне забыты.

Уроженец многострадальной Смоленщины, сын погибшего фронтовика, Владимир Тимофеевич Фомичёв сам ребёнком перенёс все ужасы гитлеровской оккупации в деревне Желтоухи Угранского района, чудом уцелев от гибели. И вот с чего начал он наш разговор:

— Вы, конечно, знаете о белорусской деревне Хатынь, которую гитлеровцы сожгли вместе с жителями. В советское время там был создан впечатляющий мемориал, ставший известным не только в нашей стране, но и в мире. А знаете, сколько было российских Хатыней? В одной моей родной Смоленской области фашисты сожгли более пяти тысяч сёл и деревень, причём около трёхсот из них — вместе с оставшимися там людьми!

То, что я услышал в тишине вечерней редакционной комнаты, сразу вернуло меня в моё военное детство. До села Можары на Рязанщине, где я рос, к счастью, немцы не дошли: после разгрома под Москвой вынуждены были откатиться назад. Но из газет, по радио, в кино узнавали мы, что творили захватчики на оккупированной советской земле. Знали и об огненных казнях, которые учинялись над жителями целых селений и узниками концлагерей.

Потом отразилось это в знаменитых стихах и песнях. Помните строки смолянина Михаила Исаковского?

Враги сожгли родную хату,

Сгубили всю его семью.

Куда ж теперь идти солдату,

Кому нести печаль свою?

Или «Бухенвальдский набат», обращённый к памяти наших соотечественников:

Сотни тысяч заживо

сожжённых

Строятся, строятся

в шеренги к ряду ряд…

Кажется, буквально всем в нашей стране было это известно, каждый об этом знал. Но шло время, сменялись поколения, происходили иные события и вставали другие проблемы. И вдруг накатило невообразимое: провал памяти. Очень постарались ради этого наши недруги из «пятой колонны», однако позволили им действовать, факт есть факт.

Именно острое осознание крайней ненормальности происшедшего привело Фомичёва в «Правду». Вспоминая свои Желтоухи, спалённые гитлеровцами, задавался он вопросом: а сколько же всего деревень в России с такой судьбой? Задавался и не мог найти ответ. Даже в фундаментальной энциклопедии о войне темы этой не было совсем. Не нашлось и какого-то обобщённого научного труда, где содержались бы максимально полно собранные и тщательно выверенные данные о трагедии сёл и деревень, сожжённых захватчиками нередко вместе с теми, кто там жил.

ПОЧЕМУ ЖЕ сложилось так? Мысленно Владимир Тимофеевич ставил этот вопрос и тотчас переадресовывал его себе самому: а ты чем занят был в течение этих лет? Да, как все, учился и работал, служил в армии и опять работал, и снова учился. Военное горе словно отодвинуто было, поскольку безотлагательно требовалось поднимать из руин страну и обеспечивать её защиту от новых противников.

Время не остановить. Уходят участники и свидетели давних событий, а вместе с ними и память. И уже со спокойной наглостью говорят новоявленные чиновники человеку, который пятилетним мальчонкой выбрался из смертельного ада, учинённого фашистами: «Не было ничего этого!»

Каково слышать такое? Каково видеть, что места массовых огненных казней, где находились некогда российские селения, зарастают ныне лесом и к ним уже не добраться по бездорожью, чтобы склонить голову, поминая казнённых? Да и никаких памятников им в большинстве нет...

Понял Владимир Фомичёв, что недопустимо далее откладывать «на потом» давно назревшее. Недопустимо, коль дорога тебе твоя страна с её прошлым и будущим. Значит, берись: если не ты, то кто же?

И он написал заявление об уходе с должности заместителя главного редактора в столичном журнале, где мог бы, что называется, преуспевать. Личной успешности и обеспеченности предпочёл исполнение долга перед земляками и всеми соотечественниками. Так, как он его понимает. А суть этого долга — служение памяти о превратившихся в пепел и лёгших до срока в могилы, зарастающие ныне лесом забвения.

Чтобы поднять против этого как можно больше людей, во имя памяти священной создал В.Т. Фомичёв общество, которое сам возглавил и которому дано было название «Поле заживо сожжённых». В него вошли писатели, журналисты, историки, учителя, юристы, представители других самых разных профессий, ветераны Великой Отечественной и «дети войны», те, кому лично довелось пережить кошмар гитлеровской оккупации, и совсем юные, но душой болеющие за сохранение памяти военных лет.

В ЗАКЛЮЧЕНИЕ беседы нашей с Владимиром Тимофеевичем, продолжившейся допоздна, пригласил он меня в Союз писателей России, где через несколько дней руководимое им общество проводило Народный сход.

— Будет выступать Пётр Яковлевич Бычков, — сказал мой собеседник. — Тот самый, который пятилетним спасся из фашистского огня. Его стоит послушать.

Ещё бы! По-моему, не только меня, а всех слушателей, собравшихся в обширном зале, потрясло выступление этого седовласого сухощавого человека с бородкой, которому, как говорится, по всем статьям не д`олжно бы сегодня быть в живых. Ибо совсем ребёнком он, Петя Бычков, вместе с односельчанами — такими же, как он, ребятишками, женщинами и стариками, — уже объят был смертным пламенем, уже опалило ему голову, лицо, грудь, и отчаянная безысходность дохнула в душу...

Итак, 13 марта 1943 года. Смоленская деревня Новая, за которой позднее закрепится, по имени колхоза, название Борьба. Светлое начало ранневесеннего дня. Белизна выпавшего за ночь снежка, спокойствие взошедшего солнца. А в деревне у всех напряжённое ожидание — смесь радости и тревоги.

Радость понятная: наши подходят, где-то совсем близко. Но ещё накануне староста объявил, что немцы будут раздавать хлеб жителям Новой и соседних деревень. Отчего бы такая доброта? Наших боятся за все свои зверства и хотят другими себя показать? Превозмогая опасения, гонимые изнуряющим голодом, всё же потянулись люди сюда из окрестностей. Больше, больше людей... И вот тут как раз загромыхал по улице немецкий грузовик с вооружёнными солдатами.

Всем было приказано собраться в самом большом доме, собственно, даже в двух домах, ибо это так называемая пятистенка под общей соломенной крышей. Немцы отобрали десятка три человек, которые покрепче, и направили их под конвоем протаптывать дорогу среди снегов до деревни Гришино, что в двенадцати километрах. Драпать готовятся? Остальным приказали ждать. Но и по возвращении тех, прокладывавших дорогу, никакой раздачи хлеба не последовало. Нет, последовало страшное! Пятистенку, до отказа переполненную людьми, солдаты подожгли. Сразу со всех сторон.

— Когда мы горели, — повествует срывающимся голосом Пётр Афанасьевич Бычков, — крики и стоны, как рассказывали потом, были слышны аж в Гришине. Пытались вырваться: выбили окна, двери, но автоматные очереди встречали каждого. А дом обнесён был колючей проволокой, двойной. Первых убивали — следующие напирали, и их ждала та же участь. Меня дважды кто-то перебрасывал через проволоку. Мама и двое братишек тоже чудом спаслись. Это невероятно счастливый случай, потому что вырвавшихся из пламени и пытавшихся убежать в сторону леса настигали пули. Да ещё вслед немцы стали мины посылать...

Погибли около 340 человек. Спаслись всего семеро. В газете красноармейской части, освободившей Новую, появилось их фото с подписью: Бычков Александр — 16 лет, Опёнкина Акулина — 42 года, Нестерова Мария — 67 лет, Бычкова Клавдия — 52 года и трое её детей — Петя, 5 лет, Миша — 13 лет и Серёжа, 10 лет.

ЭТОТ СНИМОК из давней военной газеты, найденной Владимиром Фомичёвым, воспроизведён теперь в его книге «Поле заживо сожжённых». Петя Бычков — самый маленький, он стоит перед матерью, которая обеими руками прижимает его к себе. Сегодня из них, семерых, жив только он один, этот пятилетний мальчик, ставший 80-летним стариком. И ему Фомичёв посвятил отдельную книжку, тоже изданную недавно: «Явившийся из пламени геноцида».

Основателю общества «Поле заживо сожжённых» удалось разыскать и ещё одного горевшего, но не сгоревшего в марте того же 1943-го. Это Семён Яковлевич Самуйлов, ставший позднее москвичом. В его родной деревне Трубино, кроме 82 местных жителей, гитлеровцы согнали в овин около 400 человек из близлежащих деревень Тумановского (ныне Вяземского) района. И заполыхал огонь. Насчитали потом 458 погибших. Из десяти человек семьи Самуйловых и изо всех жителей их деревни остался только Семён.

Статистика, которую вскрывали и собирали члены общества «Поле заживо сожжённых» под руководством Владимира Фомичёва, поистине ужасающая. В Угранском районе к 340 жертвам, нашедшим смерть в деревне Новой-Борьбе, надо прибавить 175 сожжённых в Заречье и 280 — в Знаменке. Дотла, вместе с жителями (а это 841 человек), сожгли фашисты деревни Пекарево, Пастиху, Никольское, Чертовку, Гаврилки, Песочню Вяземского, Тумановского и Семлёвского районов.

И это ещё не всё, далеко не всё! Скорбные данные по районам Смоленщины, а также по другим российским областям и краям, временно попавшим под фашистское иго, усилиями Владимира Фомичёва и его соратников продолжают пополняться.

Какая огромная работа совершена этим дружным, целеустремлённым и неутомимым коллективом! Когда я листаю книгу Владимира Тимофеевича, где отражены многие страницы их общего подвижнического труда, меня охватывает истинное восхищение. Поездки по местам трагедий. Поиск и сбор неизвестных материалов. Выступления в различных аудиториях и в прессе, которая доступна. Вечера памяти. Издание книг. Обращения к губернаторам всех российских регионов (а их 18!), находившихся во время войны в оккупации…

БЛАГОРОДНЕЙШЕЕ начинание обрело ещё больший размах, когда в него включилась наша газета. Постоянные читатели «Правды» знают, какой заинтересованный отклик получили пронзительные выступления под рубрикой «Увековечение их памяти не терпит отлагательств», которые мы публикуем уже шестой год подряд. Настоящий крик о наболевшем раздаётся со всей страны. И как это важно, что активизировались в поиске и объединились вокруг темы фашистских зверств очень многие как в родной для Фомичёва Смоленской области, так и за её пределами.

Есть ли от этого прок? Имеются ли конкретные результаты? Да, безусловно. И первыми, пожалуй, реальным делом отозвались земляки Владимира Тимофеевича. В его родном Угранском районе местные руководители А.А. Ермаков и П.С. Андреев решили посвятить памяти загубленных фашистами жителей мемориал. Отвели под него целый гектар земли и назвали так же, как Фомичёв своё общественное объединение: «Поле заживо сожжённых».

Про инициаторов и создателей этого мемориала Владимир Тимофеевич напечатал в «Правде» корреспонденцию под заголовком «Самые отзывчивые в стране». А потом стали приходить новые отрадные сообщения. Так, 22 июня 2013 года под Вязьмой был открыт памятник на месте сожжённой деревни Пастиха, куда приехали Фомичёв со своими соратниками. На подобные события их звали теперь уже и в некоторые другие регионы страны.

Словом, с мёртвой точки дело вроде бы сдвинулось. Однако главное, самое главное до сих пор остаётся неосуществлённым!

О чём речь? Что по-прежнему вызывает острую неутихающую боль у членов общества, которым руководит Фомичёв, и авторов сотен писем, которые пришли и продолжают приходить в «Правду»?

Все они едины в общей и очень важной идее. Конечно, память жертв фашизма на местах должна быть увековечена. Но необходим (обязательно!) и Всероссийский мемориал, соединивший миссию памятника и масштабного музея, который впечатляюще рассказывал бы новым поколениям — с помощью кино и фото, воспоминаний, цифр и других самых разных документов — о трагедии гражданского населения Советской страны, которую принёс на нашу землю фашизм.

Почему это нужно? Не только для того, чтобы мы могли поклониться памяти загубленных. Это — сильнейший аргумент в навязанном нам споре о характере той войны, против попыток уравнять обе сражавшиеся стороны. Ведь они, эти попытки, не просто продолжаются, а изощрённо нарастают, свидетельство чему очередной бред Б. Хавкина и В. Рыжкова на «Эхе Москвы».

НЕТ, КРАСНАЯ АРМИЯ с населением не воевала. Не пылали германские сёла вместе с их жителями, нет ни одного такого факта. А о чём говорят людские потери СССР?

Называется численность: около 27 миллионов. И какие выводы делают из этого действительно огромного числа? «Не умели воевать», — объясняют с циничной усмешкой.

Но суть в том, что гораздо больше половины названных утрат — это не военные, а женщины, старики, инвалиды, дети… Сожжённые заживо, удушенные, расстрелянные, повешенные, голодом и холодом заморенные, живьём закопанные в землю фашистскими извергами. И эти русские, советские люди по-прежнему тщетно взывают к властям предержащим, чтобы правда об их гибели была во всём её объёме донесена до потомков.

Все должны знать, что ещё в ноябре 2008 года по инициативе общества «Поле заживо сожжённых» уважаемые, известные в стране люди обратились с письмом к президенту Д.А. Медведеву об увековечении во всероссийском масштабе памяти гражданского населения, уничтоженного фашистами. Среди подписавших то письмо — народная артистка СССР Людмила Касаткина и председатель правления Союза писателей России Валерий Ганичев, выдающийся учёный Михаил Лемешев и народный художник России, скульптор Николай Селиванов, доктор философских наук Евгений Троицкий и поэт, лауреат Государственной премии РСФСР имени А.М. Горького, руководитель Высших литературных курсов Валентин Сорокин…

И что же? Прошло более десяти лет, но никакого ответа на их обращение по существу не получено!

А ведь за это время многократно направлялись в администрацию президента — сперва Д.А. Медведева, а затем В.В. Путина — коллективные и персональные письма-напоминания. Писали их и авторы «Правды». Безрезультатно.

ЕСТЬ разные предложения, каким должен быть этот мемориальный комплекс, где создать его и как назвать. Есть даже конкретные проекты.

— Ну что ж, собирайте деньги и создавайте, — примерно так советуют в Российском военно-историческом обществе, возглавляемом небезызвестным В.Р. Мединским. Сам он лично до такого «мелкого вопроса» не снисходит. Мы уже писали: даже на официальные запросы редакции «Правды» не считает нужным отвечать.

«Собирайте деньги»? На святое дело многие, наверное, последнего рубля не пожалеют. Во всяком случае так не раз бывало на Руси. Вот и теперь общественный фонд «Монумент» под руководством заслуженного энергетика России Владимира Ивановича Гришина объявил сбор средств на создание мемориала.

Но неужели даже накануне 75-летия Великой Победы нынешнее государство Российское так в стороне и останется — не внемлет голосу священной памяти?

Автор:  Проф.А.И.Орлов [ Ср сен 11, 2019 8:05 pm ]
Заголовок сообщения:  Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко

«Живу скромно… Как все люди живут»
№100 (30887) 12 сентября 2019 года
1 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Каково самоощущение российских господ и их обслуги? Распространяться об этом они не любят, но иногда нутро прорывается. То металлургический магнат назовёт своих рабочих биомассой, то чиновница заявит неимущим матерям, что государство рожать их не просило, а то ещё одна чиновница посоветует тем же беднякам больше нажимать на макарошки…

ИНТЕРЕСНУЮ ИНФОРМАЦИЮ можно было услышать недавно и от председателя Центризбиркома Эллы Памфиловой. Как известно, в преддверии выборов на её дачу пожаловал незваный гость, от которого ей удалось отбиться. И вот на телеканале «Россия 1» Элла Александровна повествует, как всё было той ночью.

Что же произвело лично на меня наибольшее впечатление? Нет, не подробности про кошку, электрошокер и стул, ставший оружием в руках хозяйки дома. Конечно, сочувствую женщине, оказавшейся в такой острой ситуации. Но особенно поразил, откровенно говоря, финал её исповеди. А прозвучал он так:

— Живу скромно… Как все люди живут.

И при этом, трогательно потупив взор, повела рукой вокруг.

Увы, камера снимавшего не последовала за её рукой. То есть мы по-прежнему видели только самую малую часть комнаты, где стояла Элла Александровна, не имея возможности наглядно убедиться, сколь скромно жилище в целом.

Телеоператор тут явно старался подтвердить сказанное. Хотя вид на этот коттеджный посёлок, снятый сверху, был весьма внушителен. И стережёт его, как было сообщено, одно из наиболее дорогих частных охранных предприятий.

Ну допустим, вопрос о скромности в значительной мере субъективный: кто как считает. Однако владелица подмосковного коттеджа уверена (обратите внимание!), будто так все люди живут.

Ничего себе? Выходит, не знает, что в России ныне около 20 миллионов человек находятся за чертой бедности? Или просто за людей эти миллионы не принимает — вследствие их «ничтожности»? Но ведь речь о более 13 процентах населения страны, и число несчастных за последнее время год от года возрастает.

Есть, есть у нас и другие, конечно. Среди наших соотечественников 172 тысячи долларовых миллионеров и 106 долларовых миллиардеров, богатство которых в свою очередь тоже растёт.

Одни беднеют — другие богатеют. Россия прочно лидирует в списке стран с наибольшим социальным неравенством. Надо же, 1 процент населения владеет 74,5 процента благосостояния страны. Такая вот Единая Россия!

Не знает об этом Элла Александровна Памфилова, возглашая «победу» на выборах «партии власти», присвоившей себе громкое название, а потом тактически спрятавшейся от населения? Не знает, что далеко-далеко не все люди в нашей стране живут так, как она? Не знает, что власть упорно уходит от решения проблемы чудовищного неравенства, отстаивая, например, несправедливейшую плоскую шкалу налогообложения?

А народ трудовой уже устал возмущаться всем этим и теряет последнюю надежду. Почти 60 процентов избирателей 8 сентября не пришли голосовать. О чём это говорит?

Та же Памфилова на пресс-конференции молвила: мы, дескать, и не гнались за явкой. А почему? Если люди не голосуют, значит, они уже ни во что не верят. Больше половины взрослого населения страны!

Прямо скажем, нет оснований радоваться главе Центризбиркома. Да и всей властной верхушке — тоже.

Страница 10 из 10 Часовой пояс: UTC + 3 часа
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
http://www.phpbb.com/