Высокие статистические технологии

Форум сайта семьи Орловых

Текущее время: Пн фев 24, 2020 4:34 pm

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Убитые в Великую Отечественную
СообщениеДобавлено: Ср июл 13, 2016 9:28 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8759
Кому ласкает слух многоголосие «эха войны»?
Дата: 14/07/2016
Тема: УЛИКИ

Исследование


Известный писатель Борис Васильев, продолжая, по примеру солженицыных, волкогоновых, астафьевых, соколовых, расширять и углублять «новую правду» о былом, в своем интервью еженедельнику «Труд» утверждал, что «цена нашей победы 1 к 5, хотя на самом деле, она выше...» Сразу хочется спросить лихого «счетовода»: когда, где и как он сумел в одиночку добыть столь удивительные для нас цифры?! Целые научные институты, генеральные штабы и госархивы разных стран десятки лет занимаются этим непростым вопросом и до сих пор далеко еще не все выявлено, изучено, уточнено и озвучено!.. Да, и как суметь охватить в подробностях и деталях целых 4 года величайших битв и сражений на 46 советских фронтах, что были тогда развернуты на нашем театре военных действий площадью в несколько миллионов квадратных километров?!

Даже у немцев, по их самым последним данным (см. «Итоги Второй мировой войны», М., 2002, стр. 600), на этот счет говорится: «Советских воинов погибло и пропало без вести 8,5 млн человек».

Выходит, у «счетоводов» совсем иная основа подсчета фронтовых потерь, которая ничего общего не имеет с документами и математикой, а, видимо, вся базируется на неудовлетворенном чувстве отмщенья «нехорошим красным».

На такой мстительный выпад есть только один ответ: проверьте убойную прозу Бориса Львовича простой арифметикой. Итак, если суммарные безвозвратные потери наших врагов по самым последним подсчетам (см. «Книга потерь» без грифа секретности, М., 2009, стр. 179) – 6772 тысячи человек, то даже при минимальном коэффициенте писателя – «5», наших воинов должно бы погибнуть 33 млн 600 тысяч!..

Как это могло случиться, если в СССР за все время войны военную форму надевало «всего» 34,476 млн человек?! Итоговая составляющая этого числа (по словам профессора Эдинбургского университета Джона Эриксона, сказанным еще в марте 1997 г., и данным «Книги потерь») следующая (см. упомянутое, стр. 7–12):



уволено по ранению и болезни – 3,8 млн;
выведено из состава Вооруженных сил и передано в промышленность и местную ПВО и ВОХР – 3,615 млн;
направлено в войска НКВД и военные формирования других ведомств – 1,175 млн;
военнопленные, освобожденные в конце войны из концлагерей, – 1,836 млн;
не вернулось из плена, эмигрировав в другие страны, – 180 тыс.;
передано на укомплектование соединений и частей Войска Польского, Чехословацкой и Румынской армий – 250,4 тыс.;
военнообязанные, призванные по мобилизации, но не дошедшие до своих частей и не занесенные в списки подразделений (пропали без вести, погибли от бомб и артобстрелов эшелонов, оказались на оккупированной территории), – 500 тыс.;
отчислены по различным причинам – 206 тыс.;
осуждены за воинские преступления к тюремным заключениям – 436 тыс.;
осуждены военным трибуналом, в штрафбаты и штрафроты – 428 тыс. (из них погибло в боях 170 тыс.);
не разыскано дезертиров и отставших от эшелонов – 212,4 тыс.;
безвозвратные потери Вооруженных сил – 8668,4 тыс.;
в списках личного состава ВС СССР на 1.6.1945 – 12 840 тыс., из них:
в строю – 11 390,6 тыс.;
в госпиталях на излечении – 1046 тыс.;
еще 403,2 тыс. состоявших на довольствии в Наркомате обороны СССР находились на службе в военных формированиях других ведомств.

После приведенной раскладки какие могут быть разговоры об иных величинах потерь?! Хотя в принципе такой разговор все-таки вести нужно. Ведь безвозвратная убыль Красной Армии имеет все основания на еще большее... уменьшение. Вот только один тому пример.

В «Книге потерь» (стр. 51) указано, что «военнослужащих, ранее находившихся в окружении и учтенных в начале войны как «пропавшие без вести», и которых вторично призвали в армию на уже освобожденной территории, насчитывается 939,7 тыс. чел.».

Бывший председатель скупщины Югославии М. Джилас в своей книге «Разговоры со Сталиным» по этой проблеме утверждал, что на самом деле таких (дважды призванных в армию за годы войны) насчитывается у нас 2,5 млн человек. И что в первую очередь подобное явление касается населения территорий Западной Украины.

Со своей стороны могу добавить, что будучи военкомом на Буковине, мне пришлось в 1980 г. вручать участникам войны первые тогда льготные удостоверения ветерана. Оказалось, что у абсолютного большинства фронтовиков время призыва в армию указано весенними месяцами 1944 г., т.е. временем изгнания оккупантов за пределы их края. Хотя безусловным фактом было то, что до момента оккупации Черновицкой области все военнообязанные и призывники были мобилизованы в ВС СССР!

Так что истинное число «дважды призванных», скорее всего, будет находиться посредине этих двух названных цифр, т.е. 1,5 млн человек. Это значит, что безвозвратные потери РККА должны уменьшиться еще как минимум на полмиллиона человек!

Пользуясь случаем, рассекречу и истинную цену «счета» безвозвратных военных потерь сторон в той войне: 1,3: 1,0 в пользу победителей. Итак, наша контрольная цифра потерь (вместе с безвозвратными утратами союзников – 76 тысяч) составляет 8 млн 774 тыс.

У Европы – 6 млн 772 тыс. (из них 806 тыс. – союзники Гитлера). В наших госпиталях умерло от ран и болезней – 1,1 млн чел.; в вермахте – 484 тысячи. Экономия здесь еще как минимум столько же, достигнута Европой за счет того, что умершие военные (на 2-й, 3-й день и позже) после полученного ранения шли в «актив» гражданскому населению (?!).

В результате несчастных случаев, не связанных с боевыми действиями, погибло: у нас – 555 тыс., у них – 250 тыс. В фашистском плену из 4559 тыс. наших воинов умерло и погибло 2543 тысячи.

В нашем плену из 4337 тыс. вражеских военнопленных умерло 580 тыс.

В итоге потери только на поле боя получаются равны: у нас – 4 млн 470 тысяч, у них – 5 млн 942 тыс., а соотношение, оказывается... обратным: 1,0 к 1,3 – уже «в пользу» разгромленных войск!

Если к черной контрольной цифре врагов добавить еще 484 тыс. тайных умерших раненых и еще 200 тыс. убитых нами их коллег сразу после капитуляции Германии – по этой причине и не засчитанных Красной Армии зарубежьем, то соотношение потерь будет из расчета: 4470 тыс. – у нас и 6526 тыс. – у них, или – 1 к 1,46!

Для дополнительного подкрепления надуманности Б. Васильевым многократно больших потерь Красной Армии возьмем его же известную повесть (и одноименный кинофильм тоже) «А зори здесь тихие». Там насмерть бился отряд матерых вражеских диверсантов числом 16 человек с преградившим им путь отделением наших девушек-военнослужащих во главе со старшиной Васковым – общим числом 6 человек. Как помнят читатели и зрители, неравный бой закончился уничтожением 13 вражеских головорезов и пленением троих оставшихся в живых. Нам эта победа стоила гибели всего девичьего формирования. То есть, итоговый счет 1:3 – не в пользу «классиков» военного искусства.

Еще больше перечит сам себе писатель в ответе все тому же еженедельнику: «Почему герои Васильева как правило плохо приспособлены к тяготам и лишениям воинской службы?»

Оказывается, по словам автора: «К таковым можно отнести только девушек из «Тихих зорь», которые были призваны по необходимости военного времени».

Чему тогда верить у «знатока-баталиста»: им написанному или им сказанному?

Причина полярности горьких цифр Б. Васильева, скорее всего, самая банальная: книга была написана в 1969 году, а разговор с газетчиком состоялся через 30 с лишним лет. Чтобы не отрываться в споре от родной земли, приведу Борису Львовичу показатели потерь на примере своей Тульской области, где в 1941, 1942 и 1943 гг. шли кровопролитные бои Красной Армии с фашистами. По «версии» писателя, Тульский край должен быть усыпан костями погибших наших воинов. Но вот по самым последним данным, опубликованным в региональной «Книге памяти» (2008 г.), таковых (известных и безвестных защитников) насчитывается 48 тысяч.

Может быть (по Б. Васильеву), мы действительно потеряли как минимум в 5 раз больше армии оккупантов? Но тогда как только 50-тысячная 2-я танковая армия Г. Гудериана, рвавшаяся через Тульскую область на Москву всю осень и зиму 41-го, потеряв какие-то жалкие проценты личного состава, так и не смогла взять Крепость на Упе?! Наоборот, Гудериан в своих мемуарах («Воспоминания солдата») обосновывает свою роковую неудачу морозом и огромными потерями в живой силе и технике!

Для подтверждения СМИ-лжи Васильева приведу еще один тульский пример. За годы войны со знаменитого «Туламашзавода» было мобилизовано на фронт 1353 человека. Из них домой и к родной проходной вернулись 1148, что составляет почти 85% от стартового числа. Погибли и пропали без вести 205 туламашевцев, что составляет 15,1% первоначального числа. Самое удивительное в том, что эти 15,1% точно соответствуют показателю безвозвратных боевых потерь РККА от всех призванных и мобилизованных в годы войны!

То, что истинные безвозвратные боевые потери Красной Армии максимально близки к приведенным мною цифрам, косвенно подтверждается и таким фактом. За годы Второй мировой войны соотношение погибших и раненых воинов в армиях воюющих стран в среднем равнялось как 1 к 2,5–3,0.



***

И еще аргумент в пользу правды цифр победителей. Как известно, на самый тяжкий период войны (ее первую треть – с 22.6.1941 по 18.11.1942) пришлись и самые большие безвозвратные потери Красной Армии – 4,7 млн человек (55% от общего числа таких потерь). Выгодно ли было Сталину сокрытие или занижение этих величин, если он был в курсе изначальной политики США и Англии в нашей смертельной борьбе с Германией: «…Если будет побеждать Советский Союз, то помогать надо Гитлеру. Если верх будет брать Гитлер, то помогать – Сталину. Итак, пусть коричневые и красные уничтожают друг друга как можно больше и как можно дольше»?!

О честности Сталина в горьком для нас вопросе говорит и бессовестная проволочка наших союзников (именно в это время и под любыми надуманными предлогами) с началом должных нам поставок по ленд-лизу и открытием второго фронта в Европе. Если бы действительно тогда шла речь о запредельных потерях Советского Союза, то это одновременно означало бы стремительное усиление военной мощи Германии, что было смертельно опасно уже и для наших союзников.

Говоря о полной несостоятельности черной бухгалтерии Бориса Львовича, сошлюсь на воспоминания генерала армии С.М. Штеменко (см. «Генштаб в годы войны», М., т. 2, стр. 506), где он приводит на этот счет свой разговор со Сталиным, состоявшийся в 1949 году. Там наш Верховный Главнокомандующий, размышляя о причинах поражения фашистской Германии и ее капитуляции, спросил молодого начальника Генерального штаба:

«– Какой у нас была самая большая численность армии во время войны?

– Одиннадцать миллионов с небольшим.

– А какой это будет процент от численности населения?

Быстро прикинув в уме численность перед войной населения – 196 миллионов, я ответил:

– Около 6%...

– А теперь, – продолжил Сталин, – давайте подсчитаем, как обстояло у Гитлера, имевшего (в год максимума. – Н.Д.) более 12 млн армию при численности населения (вместе с Австрией. – Н.Д.) 80 млн человек?»

Подсчитали. Оказалось – более 15 процентов!

– Такой высокий процент мобилизации – это или незнание объективных закономерностей ведения войны, или авантюризм. Скорее, последнее, – заключил Сталин. Опыт истории, общие законы ведения войны учат, что ни одно государство не выдержит столь большого напряжения: некому будет работать на заводах и фабриках, растить хлеб, обеспечивать народ и снабжать армию всем необходимым. Гитлеровский генералитет, воспитанный на догмах Клаузевица и Мольтке, не мог или не хотел понять этого. И это несмотря на то, что в Германии работали миллионы людей, вывезенных из других стран...»

Если бы наши потери действительно соответствовали «вбросам в эфир» гг. Васильева и Кº, то Советский Союз проиграл бы войну уже не из-за врага, а из-за надрыва своей экономики...

Разговор о наших фронтовых потерях волей-неволей упирается в общие потери страны. По утверждениям уже известных «счетоводов», такие потери у нас ими оцениваются в 60–100 миллионов человек (?!). Проверим и здесь «черный нал» прозрачной математикой. Согласно официальным статистическим данным, на 31.12.1945 года в СССР насчитывалось 170,5 млн человек населения. По данным «Книги потерь», на начало войны в стране проживало 196,7 миллиона. Простая разница этих чисел дает искомую сумму общей убыли населения в 26,2 миллиона. Подсчитаем, что в этом числе имеет прямое отношение к жертвам войны, а что – нет.

Итак, после 1941 г. из западных областей СССР эмигрировало 5,5 млн человек (поляков – 2,5 млн, немцев – 1,75 млн, прибалтов – 250 тыс.). На самом деле число эмигрантов было, конечно, значительно больше. Поторопились тогда же покинуть «огненную землю» и румыны, и венгры, и финны, и кое-кто из (не жаловавших взаимностью былую власть) славян, молдаван и других. Ясно, что эти миллионы в разряд жертв отнесены быть не могут. 451,1 тыс. остербайтеров стали невозвращенцами (были завербованы евроспецслужбами в качестве дешевой рабочей силы в другие страны). Понятно, что и они не могут быть отнесены в графу «потерь» мирного населения.

В эту же графу «несмертельная убыль» попадают и 180 тыс. невозвращенцев из числа военнопленных.

А теперь к главным искомым цифрам нашего вопроса. 7 млн 420 329 мирных жителей было истреблено оккупантами, включая сюда и прямые потери от бомбежек, артобстрела, других боевых действий в местах проживания советских людей. Сомневающимся в достоверности числа потерь гражданского населения СССР доложу, что в Москве за период огневого на нее воздействия авиации Германии общее число погибших граждан составило менее 2 тысяч. К началу битвы за город Сталинград, большая часть его 480 тыс. населения была эвакуирована за Волгу. На месте осталось всего 40 тысяч. Из 96 тыс. населения предвоенного Севастополя многие граждане тоже своевременно его покинули. В Ленинграде (с сентября 1941 по январь 1943 – окончание блокады) от бомбардировок и артобстрелов погибло 17 тыс. питерцев. От голода умерло 642 тысячи. Немцы считают, что правильнее – 800 тысяч. Вражеская «путаница» здесь заключается в том, что противники сваливают в одну кучу и погибших защитников Ленинграда (?). В страшном киевском Бабьем Яру оккупанты расстреляли 50 тыс. человек...

500 тыс. мобилизованных военнообязанных, не дошедших по различным причинам до своих военных частей и не занесенных в армейские списки, – тоже «плюс» к главному «минусу».

По всему сказанному число мирных граждан СССР, ставших (напрямую) жертвами войны, – 10 млн 085 тыс. человек. Что вместе с погибшими красными воинами (8668,4 тыс.) дает общую сумму советской «дани коричневому Молоху» 18 753 тыс. человек. В немецких «Итогах Второй мировой войны» (см. упомянутое, стр. 601) сказано: «Общая сумма потерь военных и гражданских лиц СССР приблизительно равна 20 млн человек».

Определенный итоговый недобор до контрольного числа (26,2 млн) легко объясним неполнотой учтенных цифр гибели гражданских лиц, выезда эмигрантов, повышенной смертности населения и практически отсутствием рождаемости детей и т.д.

Однако несмотря на всю очевидность и обоснованность именно такого подсчета «искомого числа» для кое-кого такая простота хуже воровства... В результате в таблице итогов Великой Отечественной войны появляются графы:

умерло бы населения в мирное время, исходя из уровня смертности 1940 года (?!);
число умерших детей по причине повышенной смертности (из числа родившихся в годы войны)...

Зачем все это, коль, повторюсь, конкретное число гибели населения достаточно точно уже известно?! Зачем путать демографические потери с жертвами войны?



***

Интересно, что германские потери мирного населения всеми нашими и теми специалистами оцениваются в 3 млн человек, и... никаких «демографий» и «если бы»... А ведь под конец войны миллионы (!) арийцев были убиты в Польше, Чехословакии, Венгрии, Румынии, Югославии... Сотни и сотни тысяч горожан погибли от бомбардировок союзниками Гамбурга, Дрездена, Берлина, других н.п., особенно на территории, отходящей под контроль Советскому Союзу. Только пропавших без вести гражданских лиц в Германии насчитывается 1,55 млн человек. К слову, таковых же военных на Восточном (советском) фронте числится 1,2 млн. Однако там по такому поводу «соль на раны не сыплют»! На удивление не сыплют себе на голову хотя бы пепел и наши (ист.) баталисты! А ведь оснований для углубленного подсчета жертв и тем более скорби более чем достаточно, коль в «Итогах» (см. упомянутое, стр. 599) на эту тему говорится следующее: «...немцев, проживавших до 1944 г. в провинциях Германии, расположенных восточнее Одера и Нейса, а также в Данциге, Мемеле, Польше, Румынии, Венгрии, Югославии и Чехословакии, насчитывалось 16,5 млн человек».

Любопытно, что, по словам незаурядного историка и мыслителя (ныне покойного) Вадима Кожинова (см. «Наследники Победы», М., 2005, стр. 142): «Наиболее квалифицированный (советский. – Н.Д.) демограф-эмигрант С. Максудов (А.П. Бабенышев), с начала 1970-х годов работавший в Гарвардском университете (США), считает, что боевые безвозвратные потери Красной Армии не 8,6 млн человек, а 7,8 млн… Причина небоевой утраты на войне целых 800 тыс. воинов (по С. Максудову) – естественная смертность».

Сказанное неудивительно, коль для 34,5 млн наших военных один «льготный» фронтовой день не только на бумаге, но и фактически равнялся трем дням мирной жизни (год – за три). Тем более что среди мобилизованных были и 40-летние, и 50-летние, и со слабым здоровьем, и с ограниченными физическими возможностями...

Не добавляло крепости организму бойцов и почти 15-миллионное число полученных ранений (в том числе дважды раненых – 740 тыс., трижды – 310 тыс., четырежды – 99 тыс., даже 7 и более раз – 4 тысячи!).

В одну шеренгу к таковым надо поставить и «кое-кого» из 7,6 млн заболевших воинов, из которых 237 тыс. умерли.

Но вот такая фронтовая естественная (повышенная) смертность (2,3%) в наших Вооруженных силах тех лет в счет не идет (?!).

Зато для гражданского населения демографические накрутки считаются научной нормой и выдаются на-гора с чувством должного исполнения своего долга в столь значимом вопросе. Мне лично такая «дифференцированная научность» сильно напоминает зарубежный вариант подсчета убытков после каких-либо бедствий или чрезвычайных происшествий. Там в общий «счет-минус» суммируются все мыслимые и немыслимые потери, в т.ч. и «упущенная прибыль»! Понятно, что такая арифметика нужна для предъявления максимального иска к оплате страховым компаниям. В нашем случае таких компаний быть не может. Но, как видно, страх все равно остается – страх оказаться не в ногу со временем; не оправдать условий заказчиков и лишиться ожидаемого гонорара.

Поэтому и не затихает на Руси эхо войны, что правда о том величайшем в истории человечества подвиге советского народа и его Красной Армии до сих пор опасна для теневых «хозяев планеты» и их борзоприслуги!



***

Заканчивая разговор, начатый по теме газетного «творчества» писателя Бориса Васильева, попытаюсь высказать свое мнение и по вопросу, откуда же все-таки берут начало сумасбродные цифры наших потерь. Ведь не может сорное семя пустить корни на голом месте! И вот что, мне показалось, стало первопричиной всему ассортименту разброса жутких цифр и чисел.

Обратимся к самому тяжелому для СССР периоду войны – лету 1942 года. Именно в это время (28 июля) появился исторический приказ Народного комиссара обороны №227 («Ни шагу назад»):

«...Мы потеряли более 70 миллионов населения (имеется в виду проживающего на оккупированной территории), более 800 миллионов пудов хлеба и более 10 миллионов тонн металла в год. У нас нет уже теперь преобладания над немцами ни в людских резервах, ни в запасах хлеба. Отступать дальше – значит загубить себя и загубить вместе с тем нашу Родину...»

Теперь прочитаем «Историю Второй мировой войны» (генерала К. Типпельскирха), вышедшую в свет в 1951 г. (Т.1, стр. 238, время – лето 1942):

«Противник показал совершенно невероятную способность к сопротивлению. Он понес тяжелые потери летом 1941 года... Но все это не могло сломить стойкость Красной Армии. У нее еще осталось достаточно кадров, чтобы укомплектовать командным составом новые формирования и обеспечить их боевую подготовку. Военно-экономический потенциал заметно снизился. Захваченный Донецкий бассейн давал до войны две трети общей добычи угля. Русские потеряли также три четверти областей с залежами железных и марганцевых руд. Новая мощная индустриальная база по ту сторону Урала, развитие которой началось до войны, еще не могла компенсировать потерю промышленных районов. Американская помощь была очень слабой. Важные сельскохозяйственные области также перешли в руки немцев. Из 170 млн населения 35 млн было потеряно; однако все население, способное носить оружие, удалось своевременно эвакуировать…» На этом стоп!

Что же получается: у Сталина наши потери людских ресурсов на тот момент называются 70 млн человек, а у бывшего главного разведчика сухопутных войск Германии – 35 млн из (общего) 170 млн населения. Собака зарыта, оказывается, в том, что население западных областей Украины и Белоруссии, Молдавии, Эстонии, Латвии и Литвы, возвращенных нами назад в 1939–1940 гг., наши противники в счет не берут (?!). К слову, в мемуарах маршала А.И. Еременко «В начале войны» не признаваемое К. Типпельскирхом число жителей тех областей указано в 23 млн человек! Удивительное подтверждение своему подозрению нашел в сводке Уполномоченного СНК СССР по делам репатриации граждан СССР генерал-полковника Ф.И. Голикова на имя замнаркома внутренних дел СССР В.В. Чернышева от 10 ноября 1944 г.:

«При отправке 31.10 из Ливерпуля в Мурманск транспортов с репатриированными совгражданами англичане не доставили и не догрузили на корабли 260 совграждан. Из намечавшихся к отправке 10 167 чел. (о чем британское посольство официально заявило) прибыло и принято в Мурманске 9907 чел. Англичанами не были отправлены 12 чел. изменников Родины... а также изъяты граждане по национальности: литовцы, латыши, эстонцы, уроженцы Западной Белоруссии и Западной Украины под предлогом, что они не являются советскими подданными...»

Такая «праведная» политика наших союзников в делах репатриации, несмотря на соответствующие соглашения и многочисленные протесты Кремля, продолжалась вплоть до весны 1946 г., когда официально началась «холодная война» капиталистического зарубежья против СССР. И когда ни о чем союзническом и человеческом с нами ни в каких областях и сферах сотрудничества речь не шла уже в открытую...

Так и получилось, что советские «восточные» военные преступники в лице власовцев, казаков атаманов Краснова и Шкуро, «легионеров» из туркестанского, армянского, грузинского и прочих т.н. нацлегионов были, хотя частично, но переданы нашим властям для свершения правосудия. Зато ни одного, даже рядового, «западного» военного преступника из бандеровских формирований, украинской дивизии СС «Галичина», ни одного литовца, латыша, эстонца, служивших в немецкой армии, в составе бандотрядов «лесных братьев», других прибалтлегионов, выдано не было! Какие числовые величины таятся здесь, можно судить по немецким данным (см. С. Штернберг «Власов – предатель или патриот?», ВИЖ №4 – 2001 г.), где таковых согласившихся с ружьем в руках поработать на Гитлера «в июне 1943 г. насчитывалось 800 тыс. человек».

По «нашим» же, явно художественным, данным (см. «Литературная газета» №39 – 2010.): «...на стороне Гитлера воевали не менее 1,5 млн советских граждан.., где было собрано все отребье, воевавшее зачастую лучше эсэсовских частей».

Более того, упомянутая антиславянская «кадра», погибшая от рук красноармейцев, на Западе до сих пор засчитывается в боевую убыль РККА, а тысячи и тысячи не выданных нам союзниками (в основном Англией) «западных» военных преступников тоже включаются в безвозвратные потери Советского Союза (?).

Вот откуда «есть пошла» гулять по миру такая огромная прибавка к числу наших безвозвратных людских потерь на фронте и в тылу! Действительно, велика ли разница, вести отсчет убыли со 170 млн населения или с 196,7?! Сравнима ли искренность и правдивость наших самых горьких цифр в сталинском приказе №227 с аналогичными строчками приказа командующего Группой армий «Центр» фельдмаршала Ф. Бока, которым он вдохновлял свои войска на последний штурм Москвы осенью 1941-го: «Наши потери не больше тех, которые готовы принести во имя рейха и фюрера его доблестные воины...»?

Если потери оккупантов были небольшими, то чего, спрашивается, их таить? А вот если они (потери) были иными, то конечно!

Здесь уместно привести февральское (1942) признание Гитлера своему обычному окружению, что «его повергло в транс: за первые две недели декабря 1941 г. немецкие войска потеряли 1000 танков и 2000 паровозов» (см. Н. Яковлев «19 ноября 1942 г.», МД 974, стр. 60).

Какова цена знаний наших критиков-«войноведов», если вермахт, по их мнению, многократно превосходящий по всем компонентам РККА, потеряв в 5 раз меньше нас живой силы и сохранив почти всю свою боевую технику, оказался сокрушительно разгромленным?!

Выходит, и здесь в основе не знание дела, а желание красное выдать за черное, а коричневое – за белое...

Но это уже не нравственная наука – история. Это самая настоящая умышленная, злобная, лживая, антироссийская обработка масс внешними и внутренними врагами страны: у «знатоков» – с целью геростратовой славы и гонораров имени Искариота, а у заказчиков – с целью низведения сознания русаков до полного безразличия и отвращения к своему Отечеству и соотечественникам. Только после этого, по замыслу глобалистов, великая страна без проблем и судорог превратится в неодушевленное пространство площадью в 1/7 часть земной суши!

Для объективности оценки потерь Красной Армии в Великой Отечественной войне приведу о них простую сравнительную таблицу:



Население СССР перед войной: 196,7 млн чел., в том числе русских – 105 млн чел. (53%), других национальностей: 91,7 млн чел. (47%).

Призвано (мобилизовано) на войну – 34,6 млн чел., в том числе русских – 24,2 млн чел. (70%), других национальностей: 10,4 млн чел. (30%).

В процентах ко всему: 17% погибло: 8,7 млн чел., в том числе русских в процентах ко всем: 23%, 5756 тыс. чел. (66,5%), других национальностей в процентах ко всем: 11,3%, 2912 тыс. чел. (33,5%).

В процентах к призванным: 25%, в том числе русских: 24%, других национальностей: 28%.

Военнопленные: 4,6 млн чел., в том числе русских: 2,2 млн чел. (48%), других национальностей 2,4 млн чел. (52%).

В процентах к призванным: 13,3%, в том числе русских: 9,1%, других национальностей 23,1%





Выходит, недаром маршал И.Х. Баграмян отмечал в своих мемуарах, что он всегда внимательно оценивал прибывавшее пополнение на предмет наличия в нем русских бойцов. Если их было не менее половины, то Иван Христофорович был спокоен за успех боевых действий его войск!



Н. ДРОНОВ,

полковник в отставке

г. Тула






Это статья Официальный сайт газеты Советская Россия
http://www.sovross.ru

URL этой статьи:
http://www.sovross.ru/modules.php?name= ... sid=603466


Вернуться наверх
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 8


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB