Высокие статистические технологии

Форум сайта семьи Орловых

Текущее время: Ср июн 16, 2021 1:08 am

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 449 ]  На страницу Пред.  1 ... 8, 9, 10, 11, 12
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт фев 04, 2021 7:12 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 9603
Советская героиня в чуждое время
№12 (31072) 5—8 февраля 2021 года
6 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Это, безусловно, значимое событие, которое требует общественного внимания и всестороннего осмысления. На экраны страны вышел художественный фильм «Зоя», посвящённый героине Великой Отечественной войны, чей подвиг сыграл особую роль в достижении Победы над злейшими врагами нашей Родины.

Она, восемнадцатилетняя комсомолка Зоя Космодемьянская, стала бойцом-добровольцем в наиболее критический момент первого полугодия страшнейшей войны, когда в полном смысле решалась судьба советской столицы и всего Советского Союза. Именно в то время миллионы соотечественников получили от неё духовный заряд потрясающей силы, а имя московской школьницы заняло почётное место в пантеоне самых святых и самых любимых для нашего народа героев и мучеников.

Если бы с тех пор ничего не изменилось по отношению к этой прославленной девушке, обретшей бессмертие, то и тогда новый фильм о ней должен был бы стать событием в кино. Иной вопрос — со знаком плюс или минус, это уж в зависимости от таланта и мастерства создателей.

Но суть сегодня в том, что за последние три с половиной десятилетия отношение к Зое, как и ко многим другим выдающимся героям советской эпохи, перенесло поистине чудовищные трансформации. Вот почему разговор о фильме в данном случае неотделим от разговора о времени. Какое нынче у нас время на дворе?

На двух сеансах подряд в зрительном зале был я один

Да, начну с этого. В широкий прокат фильм «Зоя» выпустили 28 января. Определившись заранее, где его буду смотреть, с утра в назначенный день еду к торгово-развлекательному центру «Мегаполис» (проспект Андропова, 8). Здесь находится кинотеатр под названием «Радуга кино», с пятью зрительными залами, как сказали мне. В одном из них обещано то, что непременно надо увидеть.

Рекламный плакат «Зои» — не на самом видном месте. Между рекламой голливудского «Дьявола в деталях» и, как говорится, нашенского «Кто-нибудь видел мою девчонку?». Плакат этот с двумя разными двуглавыми орлами — от министерства культуры и Российского военно-исторического общества, а текст утверждает: «Подвиг, который навсегда с нами». Ох, как хотелось бы!..

Однако до начала киноповести о Зое умудряются прокрутить бестолковый американский мультик и после него ещё целую пачку разнотемных анонсов. Зачем? Неужто не ясно, что настрой у зрителей получается совсем нежелательный?

Самое же главное вот что. Оглядевшись, понимаю: в зале я — единственный!

Это был сеанс, начавшийся в 10 часов. Решил и на следующий пойти, в 12. Но моё одиночество опять никто не нарушил. Конечно, с утра в кино ходят меньше. Надеюсь, вечером зал не столь оглушительно пустовал. И всё же, всё же, всё же…

Подумайте, да разве могло не сказаться (сугубо отрицательно!) на интересе к фильму всё, что нагородили против Зои за эти последние антисоветские десятилетия? Развернув новое нашествие на СССР с целью его уничтожения, враги внутренние и внешние начали с расправы над светлой памятью наших советских героев. И одной из первых жертв стала она, Зоя, которую казнили вторично — подлой ложью и злостной клеветой.

Полвека спустя после её подвига

Никогда не забыть мне хмурую осень 1991-го. В те умопомрачительные дни истерично нагнетавшаяся антисоветская вакханалия достигла, кажется, апогея. А ожесточённые залпы по Зое Космодемьянской, которыми ударил со страниц двух своих номеров еженедельник «Аргументы и факты», шокирующей фантастичностью и наглостью лжи выделялись даже на фоне всего тотального произвола, заполонившего большинство СМИ.

Чего только не напридумывали, дабы доказать: никакого подвига Зоя не совершила. Как и многие остальные советские герои (да едва ли не все!), она, дескать, просто плод «совковой пропаганды». Договорились до того, что это вовсе не Зоя Космодемьянская, а какая-то другая девушка была казнена 29 ноября 1941 года в подмосковной деревне Петрищево.

Что же, выходит, ошибся или даже сознательно неправду написал военкор «Правды» Пётр Лидов, первым рассказавший стране и миру о юной героине, мужество которой потрясло его тогда? Нет, боевые подруги и товарищи Зои, оставшиеся в живых, через полвека так же твёрдо были уверены: это она. И приехали в «Правду» — со своей уверенностью и возмущением. За правдой.

Вот ведь чем пришлось заниматься нашей редакции в преддверии полувековой годовщины легендарного подвига. Надо было заново доказывать уже давно доказанное! Ветераны хотели, чтобы новый вердикт специалистов не допускал никакого, даже малейшего сомнения.

Именно такой документ был получен нами после официального обращения в Институт судебных экспертиз и проведённого там обстоятельного научного исследования. Пронзительные фото казнённой фашистами героини, когда в освобождённом Петрищеве она была извлечена из промёрзшей могилы, сделал фотокорреспондент «Правды» Сергей Струнников. Один из этих снимков, с обрывком петли на девичьей шее, сопровождал в нашей газете знаменитый очерк Петра Лидова «Таня».

Тогда ещё было неизвестно её подлинное имя, но по горячим следам установить его удалось достаточно быстро и вполне достоверно. А полвека спустя — повторная экспертиза по установлению личности погибшей, теперь уже в авторитетном научно-исследовательском институте. Детально изучены здесь прижизненные фото Зои в сопоставлении со снимками казнённой. Заключение следующее: «…На фотографии трупа повешенной девушки запечатлена Зоя Космоде-мьянская».

Признаюсь, у меня по прочтении этого словно камень свалился с души. Хотя, казалось бы, оснований сомневаться ведь не появлялось. К тому же, разумеется, память каждого отдавшего жизнь за Родину священна, каково бы ни было имя его. Любая девушка, которая так же стойко выдержала бы всё на месте Зои, достойна не меньшего почтения и поклонения.

Но Зоя за годы после её подвига уже вошла не только в историю, но и в сознание нашего народа. И отрадно было думать, что это никакой не миф, не голословная пропаганда, а великая, героическая действительность советской эпохи.

Только вот что будет дальше по отношению к ней?

Эта тревожная мысль к тому моменту стала уже для многих моих соотечественников довлеющей и, прямо скажу, остаётся такой до сих пор.

Теперь, когда прошло ещё тридцать лет

Не досадуйте, пожалуйста, дорогие читатели, что я будто удалился от конкретного повода, обязавшего меня взяться за эти заметки. То есть от фильма под названием «Зоя», к оценке которого пока ещё не приступил. Надеюсь сделать это потом, вместе с вами, а сперва считаю необходимым — вместе же — разобраться, почему фильм на такую тему снят ныне и показывается в сегодняшней России.

Вопрос отнюдь не странный, как кому-то может представиться. Естественно, он прозвучал бы нелепо в году 1944-м, когда, затаив дыхание, смотрел я мальчишкой в битком набитом сельском клубе на Рязанщине одноимённую картину замечательного советского кинорежиссёра Лео Арнштама. Тогда его «Зоя» помогала на всех фронтах громить врага, крепила дух людей, трудившихся в тылу, приближала Советскую Победу.

Так что же с того времени изменилось? Сами знаете, главное — строй жизни и, о чём я уже сказал, отношение к советской эпохе, к её достижениям и героям.

Неспроста я напомнил, как яростно последней советской осенью принялись второй раз казнить Зою Космодемь-янскую. Не уступая фашистам в жестокости! А на защиту героини 29 ноября 1991 года, к 50-летию её мученической гибели, выступили только «Правда» и «Советская Россия».

Что ж, доморощенные антикоммунисты и антисоветчики фактически продолжали дело гитлеровцев, явившихся полвека назад, чтобы уничтожить Советский Союз. Тогда, ровно через неделю после подвига Зои, Красная Армия под Москвой перешла в контрнаступление, свершив то, что многим казалось абсолютно невозможным.

А полвека спустя, тоже через неделю после роковой Зоиной даты, в Беловежье будет подписан акт об уничтожении СССР. Почему же? Известно: произошло предательство, каких по масштабу, наверное, не знал мир…

И теперь мы движемся к 30-летию той трагической катастрофы. Уже в другой стране, руководство которой провозглашает иные цели и ценности.

Разное пережито за три десятка лет. Здесь, в связи с нашей темой, обратим внимание вот на что: а менялось ли в течение этого времени, и если да, то как, отношение власти к советскому периоду отечественной жизни?

Позволю себе свой ответ, надеясь, что вы напишете, согласны ли с ним. Отношение, считаю, в чём-то менялось, но — не глубинно, а только внешне, напоказ (когда им требуется), причём весьма путано, противоречиво и лукаво. Появление позитивного фильма про Зою как раз и есть одно из свидетельств такой перемены.

Что диктует сама жизнь

Разве можно было в «лихие 90-е» допустить даже самую робкую мысль о возможности чего-либо подобного? Ни в коем случае! О советском — только плохо, это стало по существу сердцевиной как бы новой идеологии.

Всё советское с ходу, что называется, понесли по кочкам. Его сполна приговорили и обрекли на проклятие. Клеймом стало пущенное в оборот презрительное словечко «совок». Им били и целую эпоху, и органично представлявших её людей. Что и говорить, Зоя Космодемьянская — это, конечно, типичный совок!

Но вот как-то исподволь, сначала почти незаметно, в утвердившуюся официальную версию стали вплетаться мотивы, которые могли показаться неожиданными. Уважительно заговорили, например, о патриотизме, а ведь ещё вчера его ругательно обзывали, искажая смысл одного из замечаний Л. Толстого, последним прибежищем негодяев. Зазвучали с достоинством имена героев, которых до этого или тотально замалчивали, или безоглядно хулили. И уж совсем удивило меня то, что вдруг развернулось вокруг Зои.

Собственно, очередная атака на неё нисколько не была удивительной. Некий Бильжо, которого называют художником, врачом и ресторатором, объявил Зою Космодемьянскую психически больной. Не новость, уже было и давным-давно категорически опровергнуто. А удивила (очень сильно!) реакция официальных и провластных СМИ.

Ну да, просто поразительно, сколь едино и быстро возвысили они свои голоса в защиту благороднейшей советской личности. Невольно думалось: где же вы были раньше? А теперь, видите ли, как по команде…

Решусь сказать, что по команде это и произошло. Поскольку среди неожиданных защитников Зои на телеканалах и в разных изданиях увидел я немало тех, кто в своё время нападал на неё. Нападали, кстати, тоже ведь в соответствии с властным курсом.

Так в чём же дело? Что за поворот?

Причину, по-моему, продиктовала сама жизнь. Со временем, а в связи с 75-летием Великой Победы особенно, почти всем стало понятно, что нашу страну лишают теперь этой Победы, целиком отдавая её странам-союзницам.

Да, на это работает «коллективный Запад», о чём справедливо сказано в известной большой статье президента В.В. Путина. Однако ничего не сказано в ней о другом, не менее важном. Фальсификация истории Великой Отечественной, извращение правды о ней — результат не только зарубежных усилий, но и той политики, которая проводилась (и пока ещё проводится!) в стране все эти антисоветские годы после 1991-го.

Декоммунизация, десоветизация, десталинизация… Всё это размашисто началось у нас даже раньше, чем на Украине. И, если говорить об отношении к теме вой-ны, именно это завело нынешнюю власть в опасный капкан.

Не могу сказать, до какой степени осознаётся самой властью созданная опасность. Но попытки выбраться из капкана видны. Отношу к ним и факт съёмок фильма о Зое Космодемьянской. Насколько удачен результат, нам предстоит обсудить. А пока некоторые замечания, связанные с работой над такой исключительно ответственной по замыслу картиной.

Кому доверили и кто решился

В одном из откликов читаю: «Я бы вообще запретил снимать «спустя рукава» фильмы о Великой Отечественной. Это не та тема, на которой можно «отмывать деньги». Слишком дорого обошлась нам Победа над абсолютным злом — фашизмом».

Присоединяюсь к неравнодушному автору. Хотя, конечно, «спустя рукава» снимать любое кино плохо и нежелательно, однако о той священной для нас войне — более всего. Если же надо воссоздать образ национальной героини первого ряда, ответственность возрастает многократно.

Наверное, не только я с тревогой следил за информацией, сообщавшей про подготовку к съёмкам этого фильма. Кино российское, увы, не на подъёме, до советского ему ох как далеко, и это следует отнести к числу горчайших потерь последнего тридцатилетия. Среди военных картин ни одна даже не приближается к «Судьбе человека» или «Балладе о солдате».

Кому же доверят создание «Зои»?

Был назван Егор Кончаловский, и я развёл руками. Снявший «Бумер» и ещё что-то в этом роде, никаких надежд у меня он не вызвал. Может, по таланту и опыту старший Кончаловский больше подошёл бы, раздумывал я. К тому же всё-таки из поколения «детей войны»…

Но вскоре узнаю: снимает Андрей Кончаловский антисоветскую картину «Дорогие товарищи» — с прицелом на американский «Оскар». Ещё бы, имеет шансы, а «Зою», если бы честно снял, в Штатах ведь едва ли наградили бы.

Интрига усилилась, когда стало известно, что Кончаловского-сына будут всё-таки заменять. Да только недолго продлилась радость моя. Замена-то оказалась крайне досадной!

В 2015-м, к 70-летию Победы, по телевидению показали сериал «Молодая гвардия». Посвящённый легендарной подпольной комсомольской организации, действовавшей против фашистов в оккупированном донбасском городе Краснодоне, он призван был соревноваться с классическим фильмом выдающегося советского киномастера Сергея Герасимова, вышедшим в 1948 году. Но премьера сериала обернулась самым настоящим провалом, о чём больше пяти лет назад я и написал в «Правде».

Снимал тот сериал режиссёр Леонид Пляскин. Я был уверен, что после скандального результата ему уже никогда не доверят самостоятельную работу в кино, тем более на военную тему. И что же? Вместо Егора Кончаловского на «Зою» утверждают… именно его!

Всё понял я, когда узнал, кто был инициатором такого утверждения. Фигура известная: бывший министр культуры, а ныне советник президента по культуре и одновременно глава Российского военно-исторического общества Владимир Мединский. Тот самый, который вместо великой Татьяны Дорониной выдвинул бездарного и скользкого Боякова на место художественного руководителя МХАТ имени М. Горького.

Читатели «Правды» знают, чем обернулась для уникального русского театра эта замена. Узнайте и про кадровое вмешательство Мединского в кино.

Дело в том, что отснятый его выдвиженцем Пляскиным материал в конце концов потребовалось полностью переснимать. Основная причина? Немцы там получились хорошими, а русские — плохими. Вот так. И пришлось срочно привлекать ещё одного режиссёра — Максима Бриуса, чтобы избежать нового скандала от Пляскина.

* * *

Итак, приглашаю наших читателей, посмотревших «Зою», поделиться своими впечатлениями. Признаюсь, что мне в чём-то понравилась, а в чём-то совсем нет исполнительница главной роли Анастасия Мишина. Зато Сталина, которого играет Александр Вонтов, воспринял с полным доверием.

Сталинское появление в этом фильме, на мой взгляд, не просто оправданно, а необходимо. Пусть даже два эпизода из четырёх не реальны, а условны. Такая условность меня за душу берёт. А вас? Как вы относитесь к ней и в целом к фильму?


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт мар 18, 2021 7:54 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 9603
Бояков несовместим с Островским

Газета "Правда" №28 (31088) 19—22 марта 2021 года
4 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

А видит ли это министерство культуры?

Да, убийственному персонажу досталось возглавить уникальный МХАТ имени М. Горького после кощунственного свержения великой Татьяны Дорониной. И самое поразительное в том, что этот Бояков провозглашает изо дня в день одно, а делает совсем другое, но всё непотребное сходит ему с рук.

Ну ладно, мы уже поняли: где-то «на самом верху» есть у него сильное покровительство. Наверняка оно и сдерживает кардинальные меры по результатам финансовых проверок, проведённых министерством культуры, о которых сообщалось в последнее время. Однако ведь не менее, а ещё более важно сценическое содержание работы театра, определившееся при Боякове. На него-то обращают внимание в соответствующем министерстве? И что думают по этому поводу?

Когда русский театр отменяет русскую классику

Давайте вернёмся к вопросу, который поставил я, — не впервые! — в статье «Бояков сумел обмануть Путина?» («Правда» за 28 ноября 2020 г.). Тогда как раз исполнилась вторая годовщина бояковского пребывания в должности художественного руководителя МХАТ. Так вот, что же особенно бросалось в глаза при анализе минувшего периода?

За эти два года на сцене МХАТ имени М. Горького не поставлено ни одного спектакля по русской классической драматургии!

Ни одного... Если бы речь шла о каком-то ином театральном коллективе, может, и не стоило бы придавать такому факту чрезвычайного значения. Но МХАТ — это театр, для которого отечественная классика всегда была основой. Мало того, в своих бесчисленных интервью и статьях новый внедрённый руководитель упорно твердит, что он строит русский национальный театр, что в этом видит главную задачу.

Так — на словах. А на деле? В реальности при Боякове за два сезона не только не появилось ни единой новой постановки по русской классике. Он ещё с какой-то патологической нетерпимостью взялся в первую очередь именно это изымать из богатейшего репертуара, доставшегося ему от Татьяны Васильевны Дорониной.

Изымал Горького и Чехова, Тургенева и Островского, заменяя их на «Последнего героя», «Парикмахершу», «Некурортный роман» и прочие поделки далеко не самых даровитых нынешних авторов. И такое называется строительством русского национального театра? Что тут скажешь, смелое утверждение...

Но вот в первом месяце наступившего 2021 года, кажется, дождались. Объявлена была премьера «Лес» — по одному из лучших произведений Александра Николаевича Островского.

Написанная ровно полтора века назад, эта пьеса имеет замечательную сценическую историю не только в Доме Островского, то есть в Малом театре, но и в Художественном тоже. Характерно не случайное совпадение. Тяжелейшие для страны 1990-е ознаменовались почти одновременным воплощением «Леса» и на сцене Малого, где его поставил руководитель театра Юрий Соломин, и в МХАТ имени М. Горького. Здесь «Лес» стала репетировать тоже лидер коллектива — Татьяна Доронина, что, конечно, само по себе свидетельствует о многом.

О, два эти спектакля, которые с упоением смотрел я неоднократно, впечатление произвели неизгладимое! И было понятно, почему двое крупнейших мастеров русской сцены, независимо друг от друга, выбрали для постановки именно этот шедевр Островского. В общественной атмосфере, казавшейся порой беспросветной и безнадёжной, они хотели дать людям надежду и духовную опору.

Это удалось, получилось. Замечу, спектакль МХАТ привлекал ещё и тем, что народная артистка СССР Т.В. Доронина сыграла в нём одну из самых значительных своих ролей. С огромным успехом этот «Лес» прошёл на Фестивале национальных театров и школ Европы в Бухаресте, а в репертуаре доронинской труппы он с 1993-го по праву утвердился на многие годы.

Однако теперь настало время Боякова.

И когда Бояков за русскую классику берётся

Что в конце концов определило выбор нового худрука МХАТ после двухлетнего дистанцирования от русской классической драматургии? Почему Островский? Почему «Лес»?

С точностью ответить не возмусь, но выскажу по этому поводу некоторые соображения. Знаете, по-моему, на какой бы пьесе из сокровищницы классического отечественного репертуара ни остановил своё внимание г-н Бояков, все по-настоящему взыскательные зрители, уже достаточно постигшие вкусы его, критерии, минимальную меру одарённости, ничего хорошего ждать не могут.

В последние десятилетия вообще отношение к великой театральной литературе, созданной гениями и талантами за века, сложилось в сценической практике поистине угрожающее. Чуть ли не подавляющее большинство постановок по этой литературе имеет крайне мало общего с первоосновой. То есть авторов, будь то Чехов или Островский, Горький или Гоголь, переиначивают до неузнаваемости! Выкручивают наизнанку, бессовестно переписывают, напропалую несут отсебятину, абсолютно несовместимую с мыслями и чувствами бессмертного классика...

Такой получился и «Лес» в театре Боякова. Неузнаваемый, можно сказать.

Если вы помните пьесу, то с первой же картины будете озадачены и ошеломлены. Ведь нет у Островского ничего подобного! На сцене — очень странный хор, среди которого женские и мужские фигуры в костюмах не то лётчиков, не то космонавтов. И помещица Раиса Павловна Гурмыжская, в имении которой происходит действие пьесы, почему-то учит всю эту пёструю толпу правильно ставить дыхание, включая «грудные резонаторы».

Не пытайтесь разыскать тут некий потаённый смысл. Его нет. А что же есть? Абсурд, рассчитанный на то, чтобы любой ценой заинтриговать зрителей и по возможности их рассмешить.

Именно это, в чём вы вскоре убедитесь, составляет главные пружины спектакля. Пьеса-то глубокая, многослойная. Названная комедией, она и драму в себе несёт. Любовь и честность сталкиваются в дремучем лесу несправедливых человеческих отношений с полновластным господством денег, с засильем лжи, лицемерия, угнетения.

Но постановщик остроту автора старается максимально приглушить и сгладить. Он даже трагическую сцену, где юная Аксюша бросается в омут, использует как повод развлечь зрителей. И вот девушку без сознания, только что вытащенную из воды, бесконечно долго перебрасывают с рук на руки, неуместно придавая происходящему эротически-сексапильный оттенок.

Особенно неоправданным выглядит участие в таком балагане истинного героя пьесы — благородного актёра Геннадия Несчастливцева, роль которого выпала Андрею Мерзликину. Современный исполнитель должен бы понимать, что трагик Несчастливцев — любимое создание Островского и во многом его душа, а голос он обретает нередко от Шекспира или Шиллера: «О, если б я мог остервенить против этого адского поколения всех кровожадных обитателей лесов!»

Однако, повинуясь воле режиссёра, Мерзликин готов на всё что угодно — ради «развлечь и повеселить». Скажем, он нелепо ползает по сцене на четвереньках с руками, «обутыми» в резиновые сапоги. Смешно? Или изо всех сил бессмысленно рычит, опять-таки пытаясь вызвать смех у зрителей. А в телепередаче «Главная роль» на канале «Культура» актёр удовлетворённо заявляет: постановщик сделал из осуждающей пьесы неосуждающий спектакль.

Заявляет, соглашаясь с такой вопиющей операцией! Каково? Это же значит вывернуть замысел классика «до наоборот». И мы все должны радоваться, приветствовать?..

Кто же ответит и что дальше?

В программке этого спектакля я трижды прочитал повторённые имя и фамилию: Виктор Крамер. Он, представьте себе, «автор интерпретации» (!), он режиссёр-постановщик, его же сценография.

Нет, извините, не трижды, а четырежды, оказывается, причастен к спектаклю сей фигурант. На обратной стороне той же программки напечатан нынешний репертуар бояковского театра, и здесь Виктор Крамер значится уже и как… автор пьесы «Лес»! Например, авторы «Пигмалиона» и «Полоумного Журдена» — Бернард Шоу и Михаил Булгаков, а «Леса» — Виктор Крамер. На равных, так сказать. А про Островского как бы забыли. Случайно?

К стыду своему, раньше я про столь многогранного театрального деятеля ничего не слышал. Теперь просветила правительственная «Российская газета»:

«Виктор Крамер начинал свою театральную жизнь в начале 90-х спектаклем «Фарсы, или Средневековые французские анекдоты», позже работал главным режиссёром «Академии дураков» знаменитого клоуна Славы Полунина». Тут автор статьи в «РГ» сочла нужным добавить: «Со стороны фарса и клоунады Крамер решил, видимо, взглянуть и на популярную русскую классику».

Великолепно сказано. По самой сути. Но не один же он решил — сперва для этого нашли его и пригласили. Кто? Бояков, конечно. Вот бояковская оценка режиссёра из Петербурга «с уникальным взглядом и особенным почерком»:

«Виктор Крамер обладает свойством создавать большие полотна. Спектакль «Лес», поставленный в МХАТ им. М. Горького в 2021 году, — это глобальное действо, подобающее русскому национальному театру (!)… Новая постановка пьесы «Лес» — это ещё одна краска в новой репертуарной палитре МХАТ (?), это серьёзное высказывание театра о проблемах нашего общества…»

Бояков никогда не скупится на похвалы самому себе и всем, кто ему угождает. Однако этому спектаклю «Российская газета» даёт совершенно иную оценку. Помните про взгляд на русскую классику «со стороны фарса и клоунады»? А далее эта мысль продолжена:

«Расчёт у режиссёра верный. Зрителям наверняка захочется поглазеть на масштабную гору (опилок, которые до потолка насыпаны во всю сцену. — В.К.) и лихие видеодизайнерские спецэффекты, на согбенную богомольную ключницу Улиту (Алиса Гребенщикова), которая внезапно превращается в развязную девицу в корсете, пикантных чулочках и с сигаретой в мундштуке. На бенефис приглашённых медийных актёров, в конце концов».

С актёрами, замечу, просто беда. Очевидно, что необходимой работы с ними не было вовсе. А «медийность», то есть известность через экран, не выручает ни Мерзликина, ни Григория Саятвинду в роли Счастливцева, ни Надежду Маркину, которая играет Гурмыжскую. Про остальных что и говорить: однообразно каменные лица, крайняя невыразительность.

Вот к чему приводит забота лишь о броской форме спектакля — без проникновения в глубину содержания пьесы и в характеры персонажей. Этого не могут заменить всякого рода «прибамбасы», как выражается коллега из «Российской газеты»: необычно, однако смысла маловато.

Почему в данном случае на другую газету ссылаюсь? Поясню. Вот уже больше двух лет «Правда» бьёт тревогу в связи с начавшимся разрушением МХАТ — одного из ведущих театров страны. Процесс горький: мы всё более утрачиваем основы русского реалистического, психологического театра, а значит, и нашего художественного кино, и драматического искусства на телевидении.

Но большинство других СМИ молчат об этом или вовсю поддерживают мнимые успехи Боякова. К сожалению, «Российская газета» до сих пор была в их числе, имея, как я думаю, соответствующую установку «свыше».

Статья «Опилки летят», которая здесь процитирована, впервые в официальном правительственном издании честно сказала правду о теперешнем состоянии МХАТ. Выходит, что называется, уж совсем допекло и далее демонстративно кривить душой стало невозможно?!

Хотелось бы надеяться. Во всяком случае вывод критика «РГ» не просто категоричен, но и неопровержим: «А подлинный «Лес» — он остался в пьесе Александра Николаевича Островского, главного русского драматурга».

От себя скажу, что фактически такая оценка имеет отношение отнюдь не только к данному спектаклю. В определённом смысле тут приговор Боякову в целом, его громким декларациям и обратной реальности.

Суть в том, что русский национальный театр, о котором он всё время спекулятивно болтает, ничего общего не имеет с внутренним содержимым Боякова. Они несовместимы. По существу — даже враждебны друг к другу. А изобразить любовь, увы, не получается…

https://gazeta-pravda.ru/issue/28-31088 ... strovskim/


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пн апр 26, 2021 6:20 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 9603
А чем же славен этот Станкевич?

Газета "Правда" №44 (31104) 27–28 апреля 2021 года
4 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

За последние годы он стал постояльцем так называемых политических ток-шоу на основных федеральных телеканалах. Держится уверенно, говорит бойко и гладко. Но вот у тех, кто помнит его прошлое, человечек этот со сморщенным личиком вызывает резкое отторжение. И люди пишут об этом, негодуют в связи с вознесением на всероссийскую трибуну такого персонажа.

«С омерзением наблюдаю на телеэкране, особенно часто в «Вечере с Владимиром Соловьёвым», эксперта Фонда Собчака Сергея Станкевича. Бывшего заместителя мэров Москвы Г. Попова и Ю. Лужкова в 1990-е годы», — делится, например, своей реакцией Иван Кириллович Демьянов из Якутии. В его сознание врезалось многое, что до сих пор крайне возмущает и о чём ему хочется всем рассказать:

«Когда видишь этого Станкевича, то вспоминаешь и конец 1980-х, Межрегиональную депутатскую группу и всех тех деятелей, которые привели Ельцина к власти, попутно разрушив СССР. Во время расстрела Верховного Совета Станкевич был советником президента России Ельцина. Работая в Моссовете, этот «демократ», как потом сообщалось, обманным путём «прихватизировал» квартиру ветерана Великой Отечественной войны и присвоил значительную сумму общественных денег. Была и ещё какая-то мутная история с огромной квартирой. Заводилось уголовное дело, и Станкевич срочно сбежал за границу, как и его идейный патрон Собчак. Но со временем, отсидевшись в Польше, вновь появился в России, а теперь без зазрения совести продолжает учить нас, грешных, уму-разуму».

«Тот самый Станкевич, который стал закопёрщиком и организатором сноса памятника Дзержинскому на Лубянской площади в августе 1991-го! — восклицает в своём письме москвичка Елена Светозарова. — Наверное, за его «подвиг» крушителя и пользуется этот тип таким почтением у нынешней власти. Наверное, потому и на телешоу его постоянно зовут. Ведь сказать там что-либо действительно умное и дельное, насколько я убедилась, он просто не способен!»

И это, замечу, лейтмотив множества аналогичных высказываний: теперешнее отношение властей предержащих к тем, кто активно крушил и сокрушил в конце концов Великий Советский Союз.

Известно, что колоссальная трагедия, 30-летие которой приходится на текущий год, была названа президентом РФ В.В. Путиным величайшей геополитической катастрофой. Но известно и другое: катастрофа эта произошла не сама по себе — она была рукотворной. Так чего же заслуживают главные её творцы — славы или осуждения?

Давайте признаем, на сегодня имеется непримиримое противоречие в отношении к данному вопросу. Мало того, что Горбачёв награждён высшим орденом современной России, а в честь основного продолжателя его подлого дела возведён монументальный Ельцин-центр, при всём этом, гордо выпятив грудь, ходят и другие разрушители страны!

Им бы прятать глаза, стыдясь того, что они натворили. Да и вообще лучше бы лишний раз не отсвечивать на людях. Но нет же! Их зовут на телеэкран, а они — с удовольствием.

Наиболее острых тем и фактов, связанных с убийством СССР, конечно, стараются избегать. Телеведущие в общении с ними тоже избегают. За несколько лет я только единожды стал свидетелем, как Владимир Соловьёв (с улыбочкой!) припомнил Станкевичу памятник Дзержинскому.

Это недавно, когда был организован неожиданный шум вокруг варианта — Феликсу Эдмундовичу снова стать на Лубянке или кому-то другому. При обсуждении в своей передаче Соловьёв и подмигнул Станкевичу: вы, мол, прежний-то памятник снесли.

— Мы его не снесли, а демонтировали, — напыщенно произнёс в ответ заслуженный «демократ».

Ну да, они советский символ демонтировали, что и послужило сигналом к ускоренному демонтажу всей Советской державы. Ура им теперь?


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Ср апр 28, 2021 7:13 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 9603
Что скажет президент?
№45 (31105) 29 апреля 2021 года
1 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Руководить МХАТ имени М. Горького будут директор театра и его президент Татьяна Доронина

Директор и президент теперь будут руководить Московским Художественным академическим театром имени М. Горького, сообщили в понедельник, 26 апреля, журналистам в пресс-службе минкультуры РФ по итогам проверок в учреждении.

«Минкультуры России проводило проверки Московского Художественного академического театра имени М. Горького, в ходе которых были выявлены нарушения. В целях исключения в дальнейшем подобных ситуаций минкультуры России принято решение внести изменения в устав МХАТ имени М. Горького. В результате руководителями учреждения будут и директор, и президент», — сказали в пресс-службе.

Ранее, согласно уставу театра от 2018 года, руководителем учреждения был только художественный руководитель. По решению ведомства худрука театра будет принимать на работу директор по согласованию с минкультуры России. Временно исполняющим обязанности директора в настоящее время является Олег Михайлов. Президентом театра остаётся народная артистка СССР Татьяна Доронина.

В конце 2020 года минкультуры РФ провело проверки Московского Художественного академического театра имени М. Горького, результаты которых свидетельствовали о cepьёзных нарушениях законодательства. В частности, были выявлены нарушения в использовании федерального имущества, в расходовании средств на оплату труда, в использовании гранта президента РФ, в выполнении государственного задания, в осуществлении государственных закупок, в проведении ремонтных работ.

Вопрос от «Правды»

А для Боякова ничего не меняется?

Прочитав или услышав такую новость, много знающих про острейшую ситуацию, которая сложилась в одном из ведущих театров страны, наверняка обрадуются. Но многие и озадачатся: почему же в этом сообщении ничего не сказано о художественном руководителе и директоре МХАТ, каковым в декабре 2018 года стал менеджер Эдуард Бояков?

А ведь на его счету не только серьёзные нарушения законодательства, которые упомянуты в публикуемой информации. Не менее, а гораздо более серьёзно то, что за два с половиной года учинено этим случайным для МХАТ персонажем по ломке творческой направленности театра, основанного К.С. Станиславским и Вл.И. Немировичем-Данченко.

«Правда» об этом много писала, публиковала возмущённые письма зрителей и своих читателей. Именно вопиюще недопустимое отношение к великим традициям МХАТ, к формированию репертуара, к работе с коллективом вызвало резко негативную реакцию Татьяны Васильевны Дорониной, которую она выразила так: «Бояков — это то, что противостоит театру».

И что же? Оказывается, теперь Татьяна Доронина должна служить вместе с такой фигурой. Представьте себе! Вечером того же 26 апреля в «Новостях культуры» на телеканале «Культура» от имени пресс-службы МХАТ было заявлено: «Для художественного руководителя Боякова ничего не меняется. Эдуард Владиславович наконец-то может заняться исключительно творческими вопросами».

Вот ведь как! Выходит, ещё недостаточно натворил…

Только примет ли такой вариант президент МХАТ имени М. Горького народная артистка СССР Татьяна Доронина?


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пт май 07, 2021 3:34 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 9603
Так держать!
№47 (31107) 7 мая 2021 года
1 полоса
Автор: ПРАВДИСТЫ.

Поздравляем политического обозревателя газеты «Правда», замечательного публициста и писателя Виктора Стефановича Кожемяко с присуждением ему Ленинской премии ЦК КПРФ.

Молодец, Стефаныч! Так держать!


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пн май 24, 2021 11:00 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 9603
Вот теперь угроза — театру Губенко
№51 (31111) 20 мая 2021 года
4 полоса
Автор: Жанна БОЛОТОВА.

Народная артистка России Жанна БОЛОТОВА в беседе с обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО

Третий год «Правда» ведёт упорную борьбу за спасение МХАТ имени М. Горького, который по праву называли много лет театром Татьяны Дорониной. А теперь такая же смертельная угроза нависла и над театром Николая Губенко, получившим при рождении от своего создателя прекрасное имя — «Содружество актёров Таганки».

При всём различии художественной стилистики, иногда существенно отличавшей их спектакли, в главном эти коллективы изначально оказались очень близки друг другу. Оба стали ярко выраженными носителями русской, советской культуры. Потому и удивительно повторилась их судьба — в условиях засилья антирусской и антисоветской среды.

Позиция любого творческого объединения задаётся в первую очередь его руководителем. В 1987 году, после непредвиденной и коварной «перестроечной» операции, приведшей к разделу Московского Художественного академического театра имени М. Горького, сохранившую это название часть спасённых от изгнания актёров возглавит народная артистка СССР Татьяна Васильевна Доронина. А через 31 год вопиюще несправедливым способом её отстранят от руководства, что обречёт созданную ею труппу на чудовищную ломку и абсолютно иное, не свойственное этому знаменитому театру направление.

Начало «Содружества актёров Таганки» во многом точь-в-точь совпадает с мхатовским разделом. Одинаковы и причины, по которым к 1993 году половина любимовской «Таганки» была низвергнута в положение изгоев. И столь же благородно, как Доронина, проявил себя народный артист РСФСР Николай Николаевич Губенко, взявшийся спасать товарищей и вместе с ними строить новый театр.

Всё получилось. Несмотря на огромные трудности, театр состоялся. Великолепный, интересный, своеобразный. Но… В августе прошлого, 2020-го Николая Николаевича не стало. На 28-м году плодотворного руководства «Содружеством». И, естественно, встал вопрос: а что будет с его детищем? Не окажется ли осиротевший театр в состоянии, аналогичном нынешнему МХАТ?

С тех пор тревога не убывает, а только растёт. Всё чернее тучи, всё мрачнее новости. При такой ситуации молчать никак нельзя. «Содружество актёров Таганки» надо всеми силами защищать!

А о том, что и как там происходило и сейчас происходит, поговорим для начала с верным другом, соратницей и женой Николая Губенко — народной артисткой России Жанной Болотовой.

Родившись в противоборстве с несправедливостью

— Жанна Андреевна, из-за болезни я не смог быть на прощании с Николаем Николаевичем, что мучает меня по сей день. Но многие в подробностях рассказывали, как проходила траурная церемония. Особо при этом отмечалось, что даже представители власти говорили лестные слова в адрес Губенко и клялись: забота о его театре будет обеспечена. Признаюсь, на какое-то время это меня успокоило. Однако о происходящем теперь слышу совсем другое. Что ж, клятвы уже забыты?

— Поймите, мне очень тяжело обо всём этом говорить. Потому что своё «Содружество» Коля буквально выстрадал. И тогда, в начале 90-х, вы ведь сами видели, чего ему стоило отстоять и утвердить этот безгранично дорогой для него коллектив.

— Да, я видел. Приезжал сюда часто и бывал подолгу. Как, кстати, и в театре доронинском. Меня восхищало, что два этих знаменитых деятеля культуры поступили истинно по-советски, взвалив на себя заботу о несправедливо обиженных и оскорблённых товарищах.

— Вы правы: советское отношение к людям столкнулось с меркантильно буржуазным. И у нас, и во МХАТ. Там Олег Ефремов, на Таганке — Юрий Любимов. Конечно, тот и другой большие таланты, никто не спорит. Но разве талант, даже самый большой, вправе отменить человечность?

— К сожалению, сегодня многие уже и не знают, из-за чего тогда один за другим разделились вдруг два известных театра. Между тем Доронину до глубины души потрясло, когда художественный руководитель МХАТ Ефремов заявил: часть труппы (лучшую, в его представлении) он оставляет при себе, а другая пусть идёт куда угодно. Хоть в клуб «Каучук», как он выразился…

— Такое же потрясение пережил Губенко в Театре на Таганке, услышав по смыслу то же самое от его художественного руководителя Любимова. Ведь вся труппа так хотела, чтобы он вернулся из-за границы, и Коля столько сил положил, добиваясь этого! Но вот Юрий Петрович, как вскоре выяснилось, думал вовсе не о коллективе, а только о себе любимом. Заграничная жизнь не лучшим образом на него повлияла.

— А в чём это проявлялось?

— Прежде всего — в усилившемся интересе к деньгам. У него и раньше это было, но теперь овладело им полностью. На Западе он, например, обратил внимание, что театры нередко обходятся очень маленькими труппами. В итоге сборы делятся, скажем, не на 150 человек, как у нас, а на 15.

— То есть он вернулся уже с идеей кардинально урезать состав театра?

— Ещё до возвращения, приезжая к нам в гости, исподволь внушал Коле: «Знаешь, многих людей надо уволить. Оставить звёзд — вот этого, этого…» Естественно, Коля возражал. Да поначалу и не воспринимал такое всерьёз. А обернулось-то вон как серьёзно!

— Самое тяжкое, напряжённое и выматывающее, что врезалось мне в память из той поры, — это суды, через которые пришлось пройти Николаю Николаевичу вместе с отвергнутой Любимовым частью труппы. Судов было около тридцати?

— Если совсем точно, состоялось по нашему делу 27 судебных процессов! Всё инициировала та сторона, поскольку её руководитель маниакально не желал признавать существование нового театра. Двигали опять же корыстные интересы. Например, вдобавок ко всему не хотел он расставаться с частью театрального помещения. Даже план приватизации вынашивал, чтобы стать полным собственником.

— А вы верили в благоприятный для Губенко исход судов?

— Я — нет. Честно говорю. Что вы! На той стороне культовый для пришедших к власти господин Любимов, а за ним мэр Москвы Гавриил Попов и сменивший его потом Юрий Лужков… Да по существу вся громада этой капиталистической машины была против оставшегося советским Губенко и его сторонников.

Я это Коле всё время внушала, пытаясь хоть немного нервы его успокоить, но — безуспешно. Он шёл как бронепоезд: у меня в голове такой образ сложился тогда. И я, конечно, шла с ним. На очередные суды, на встречи с оппозиционной общественностью, которая нас поддерживала, на пресс-конференции «Правды» и «Советской России»…

Держались стойко, себе не изменяя

— И всё же в конце концов вы тогда победили!

— Да, несмотря на чудовищные преграды, правда взяла верх. А знаете почему? Многие ещё сохраняли в себе какие-то основы советского воспитания. Вот и в судах мы почувствовали это.

Не забыть, как на одном из них зачитывать решение вышел явно подавленный человек, бледный, как полотно. Видно было, что судья очень сильно этот момент переживает. Причину нам кто-то знающий объяснил: в мэрии лежат его документы на получение квартиры. Однако решение судебное оказалось в нашу пользу!

— Знаменательно, что театр «Содружество актёров Таганки», возглавляемый коммунистом Николаем Губенко, был официально зарегистрирован 22 апреля 1993 года — в день рождения В.И. Ленина. Помню радость огромного праздника, охватившую коллектив после многомесячной изнурительной неопределённости и сплошных тревог. Обрадовал меня и выбор пьесы для первой премьеры: чеховская «Чайка», а в роли Тригорина — сам Губенко и Леонид Филатов…

— Вполне понятно, официальное как бы признание, что мы есть, причём существуем законно, всех вдохновило. Но я обоснованно говорю: «как бы». Ведь наш театр стал единственным изо всех в Москве (на 16 лет!), который не финансировался бюджетом. Лужков не просто не признавал нас, а, что называется, на дух не переносил. И когда кто-нибудь обращал его внимание на ненормальность бюджетного ущемления театра, он отвечал: «Пусть партия его финансирует».

— Вопиющая ситуация! Об очень многом свидетельствует.

— Прежде всего — о цене «демократии», которую якобы установили эти деятели, включая сферу культуры. Исходя из сугубо политических соображений определяются угодные или неугодные, любимцы или изгои.

В совершенно разных условиях работали МХТ имени Чехова, которым стал потом руководить Олег Табаков, и МХАТ имени Горького, возглавляемый Татьяной Дорониной. И неспроста её решили уволить, хотя творчески она продолжала активно и успешно работать — ставила спектакли, сама блестяще играла. А в то же время Галину Волчек, передвигавшуюся на инвалидной коляске, от руководства не отодвигали. Проявили чуткость? Хорошо! Но что же, Доронина этого не заслужила?

— Очень похоже сложилось отношение свыше и к двум «Таганкам» — любимовской и губенковской.

— Так я об этом, собственно, и хочу сказать! Демонстративно разное отношение. Кратко можно выразить это так: одному всё, а другому — ничего.

Любимов получил право первым для себя выбрать помещение. Но что дальше? Отдаёт команду насчёт здания, которое должно отойти нам: «Ни гвоздя им не оставить! Всё ободрать!» И это пунктуально исполняется, мы получаем голые стены. Каково без финансирования заново помещение восстанавливать, да ещё приобретать нужную аппаратуру? Хорошо, что у театра уже появились надёжные друзья, которые помогли нам многое сделать.

— «Содружество» потом удивительно быстро стало на ноги. А особенно помогла, на мой взгляд, атмосфера дома, семьи, душевного братства, которую сумел создать в коллективе Николай Николаевич. Как и Татьяна Васильевна у себя в театре. Исключительно важно это для творчества!

— Да, атмосфера родного дома, куда каждый член коллектива тянется и где каждому хорошо, — большое Колино достижение. Благодаря этому, вопреки чинимым свыше трудностям, создавались спектакли, которыми театр мог гордиться. Но опять-таки «по программе свыше» вокруг даже самых лучших работ «Содружества» был организован заговор молчания.

— Снова хочется добавить: как и вокруг доронинского МХАТ. Вот что особенно подло и низко в отношении властей предержащих к «неугодным»: окружение их почти полной информационной блокадой! Это же возмутительно, когда по поводу каких-то ничтожных или даже отвратительных новостей из сферы культуры устраивается чуть ли не вселенский восторженный шум, а подлинные события, заслуживающие высочайшей оценки, остаются «незамеченными». Такая несправедливость не только обидна — она напрочь сбивает творческие ориентиры.

— Конечно! У Пастернака есть такие строки: «Позорно, ничего не знача, быть притчей на устах у всех». Сколько таких позорных спектаклей вовсю прославляется и в прессе, и на телевидении, хотя они даже единого доброго слова не заслуживают.

— А совершенно выдающуюся «Вассу Железнову» с Татьяной Дорониной в главной роли встретили оглушительной тишиной. И не только потому, что это Горький, а вот ещё и Доронина, МХАТ имени Горького! То же самое — по отношению к спектаклям Губенко, среди которых есть ведь поистине театральные вершины. Назову хотя бы потрясающую «Арену жизни» по Салтыкову-Щедрину или суперсовременный, острейший и актуальнейший «Концерт по случаю конца света». То, что это явления в театральной жизни, специалисты видят и прекрасно понимают, но… предпочитают помалкивать.

— Потому что их соответственно наставляют. Иногда косвенно, а подчас и напрямую. Например, в «Содружестве» большим успехом пользовался поэтический и музыкальный спектакль «Четыре тоста за Победу». Но тоже глухо молчали про него. А затем на телеканале ТВЦ журналистка Светлана Кравцова сделала хороший репортаж. И что же? Наверху такое кому-то очень не понравилось, и вскоре автора этого репортажа уволили…

Благие обещания оборачиваются обманом?

— Давайте вернёмся к самому главному на сегодняшний день — к предстоящей судьбе театра Губенко. С одной стороны, были заверения от представителей власти, что всё будет хорошо. А с другой, судя по происходящему, реально складывается плохо. Что вы об этом думаете? Что можете сказать читателям «Правды»?

— Вы ещё спрашивали: «Клятвы уже забыты?» Если учесть, что властные заверения произносились и при прощании с многолетним руководителем и создателем театра, буквально над его гробом, то воспринимались они действительно как своего рода клятвы. Но я уже тогда терзалась неотступной мыслью: да неужто всё это искренне говорится?

— Понимаю ваши сомнения.

— Больше того, когда я увидела некоторых пришедших на прощание с Колей, глазам своим не поверила. Поражена была крайне, и ощущение возникло такое, что явились эти персонажи для того, чтобы воочию порадоваться уходу Губенко. Дескать, наконец-то!

Ну вот, скажем, Михаил Ефимович Швыдкой, с которым у Николая были очень острые, взаимно неприязненные отношения, — зачем он тут? По-моему, он даже не смотрел ни одного спектакля «Содружества». А Ирина Апексимова — актриса, возглавившая вдруг бывший любимовский театр? Её я тоже ни разу не видела на наших спектаклях…

— Хотя ведь она через стенку находится.

— Надо сказать, что эта фигура по-особому беспокоила Колю. Он же в последнее время постоянно думал, кто мог бы сменить его на посту худрука. И возникавшие порой слухи, будто наверху помышляют вновь воссоединить две части бывшего Театра на Таганке, вызывали у него категорическое неприятие.

Приход к руководству той частью Апексимовой это неприятие ещё больше усилил. Так она всюду сумела себя к тому времени проявить: с наихудшей стороны.

— Да и вообще это давно уже два принципиально разных театра! С самого начала. Когда Любимов ставил Солженицына, у Губенко на сцене появились «Враги» Горького. Как известно, непримиримые враги в этой пьесе — хозяева, то есть капиталисты, и рабочие. А мог бы допустить Губенко в свой театр солженицынскую антисоветчину?

— Ни в коем случае!

— Вот это, по-моему, и есть самая суть. По-настоящему продолжить его дело мог бы только близкий по гражданским и эстетическим взглядам человек. Я знаю, что такой на примете у Николая Николаевича был. Но называл ли он его в правящих верхах как желательного своего преемника?

— А как же! Ещё за год до болезни Коля заявил в столичном департаменте культуры, которому «Содружество» непосредственно подчиняется: «Я хочу оставить художественное руководство, потому что мне уже много лет. Но очень важно, чтобы театр по возможности сохранил прежнее направление. Считаю, что для этого руководить им должен мой заместитель — актёр, режиссёр, поэт Владимир Завикторин».

От себя могу добавить об этой кандидатуре много хорошего. Он действительно из лучших в коллективе Николая Губенко — талантливый, творческий, умный. Коля успешно растил его и как организатора. Не раз я слышала по разным поводам: «На этого человека вполне могу положиться».

— И как наверху отнеслись к просьбе и рекомендации Николая Николаевича?

— Сперва ему показалось, что вроде бы благосклонно. Во всяком случае пообещали: будет так, как считает нужным он. Коля радовался. Только вот меня не оставляли сомнения: ох, обманут — что им стоит это?

— Насколько мне известно, у Николая Николаевича были доверительные отношения с руководителем департамента культуры Москвы Александром Кибовским.

— Это верно. Тот, судя по всему, искренне уважал Губенко, всегда его душевно принимал, и Коля не мог такое благодарно не ценить. Знаете, когда отмечалось 25-летие «Содружества», Кибовский произнёс такую речь, что я даже прослезилась. Задержу вас несколько и приведу один абзац из аудиозаписи:

«Говоря о таком театре, надо говорить, конечно, и о его руководителе — Николае Николаевиче Губенко. Этот человек соединяет в себе много различных качеств, которые находят отражение в творческой повестке театра. Постоянное активное участие в тех процессах, которые наше государство переживало ещё со времён, когда он был министром культуры СССР, свойственно ему. И он был соучастником многих важных действий в сфере творчества, культуры, искусства. Естественно, они находили воплощение здесь на сцене. И он, как человек, определяющий творческую повестку данного конкретного театра, конечно, отзывался на них. Может быть, не в буквальном смысле, но находя эти темы в тех произведениях, которые здесь ставились. Если так можно выразиться, это мужской театр. Это театр-боец. Это театр, имеющий такое мощное начало, лидерское начало. И коллектив, который сплотился вокруг этого человека, пережил очень многое. Это очень серьёзно...»

— Кое-что из уст начальника сказано смело. И про пережитое коллективом, и про то, что это театр-боец.

— Ну а после этого какое решение?! Прошло всего около четырёх месяцев с того дня, как Коли не стало, — и Апексимова появляется в «Содружестве» уже в качестве директора двух соседствующих театров...

— Сбылись, выходит, наихудшие опасения Губенко.

— Именно!

— А почему, как вы думаете?

— По-моему, данный вопрос не Кибовский решал. Тут, наверное, уровень выше: не московский, а федеральный. На похоронах, например, были высокие лица из администрации президента. Вот я и думаю: а всем ли в нынешней власти нужен театр-боец? Да ещё под красным знаменем. Ведь Губенко член не «Единой России», а КПРФ. Так стоит ли считаться с его рекомендациями о будущем театра?

Скорее всего, примерно так они порассуждали. И приняли более спокойный для них вариант.

Разрушать легче, нежели строить

— Я согласен, что для них это более спокойно. Однако сейчас всё тревожнее становится за нашу культуру, в том числе за великий русский театр. Совершенно очевидно: он катится по наклонной, а если точнее — так его катят. Это же надо было додуматься, чтобы во главе МХАТ имени Горького поставить абсолютно непригодного Боякова! Зачем? Разрушить театр, сохранявший традиции Станиславского и Немировича-Данченко, театр, где жила душа Татьяны Дорониной?

Что ж, разрушение там вовсю и грянуло. А теперь то же самое начинается в театре Губенко?

— Позволю себе на ваш прямой вопрос ответить максимально прямо: да, театр «Содружество актёров Таганки» начали последовательно разрушать. Правда, внешне пока это не всем заметно. Скажем, ещё сохраняется в основном репертуар, утверждённый при Губенко. Однако уже нечто чуждое вокруг витает.

Вот после смерти талантливого артиста Данилы Перова вынужденно был снят спектакль «Нечистая сила» по роману Валентина Пикуля — последний из поставленных самим Губенко. Ребята решили его восстановить и взялись за это с большим воодушевлением. Но вскоре следует приказ от Апексимовой: репетиции остановить! А через некоторое время её же распоряжением дальнейшие репетиции были вообще запрещены.

— По каким причинам?

— Без объяснения причин. Прекратить — и всё. Такой у неё стиль руководства. Догадаться, впрочем, можно: спектакль-то о кануне краха российской монархии, а это теперь наверху «нежелательная тема».

— Но что же нового Апексимова предлагает артистам из труппы Губенко?

— Они недавно позвонили мне в полной растерянности. Оказывается, на их сцене запланирован спектакль под названием «28 дней, или трагедия менструального цикла»! Каково звучит? Им объясняют: это будет эксперимент по внедрению каких-то новых форм, и этим «новым формам» их якобы будут обучать.

— Представляю возможный «творческий результат»: у Боякова насмотрелся.

— Некоторыми лихими свершениями и замыслами Апексимова делится с телеэкрана. Рассказывает, к примеру, на канале «Культура» о постановке «Отелло, венецианский мавр». Самое увлекательное — как эта постановка согласуется с первоисточником, то есть с Шекспиром.

«Отелло у нас будет не мавр, а белый, — повествует Ирина Викторовна. — И это будет молодой человек, он учился с моей дочерью, годится мне в сыновья. А я играю Дездемону. Ну а Яго в нашем спектакле будет женщина. И не услышат зрители эту сакраментальную фразу, ставшую расхожей: «Молилась ли ты на ночь, Дездемона?»

Поразительно! Всем этим она хвастает как отчаянными новшествами, которые потенциальных зрителей должны изумить и восхитить. Но у меня вопрос: а Шекспира-то вы спросили?

— Не спрашивают ни Шекспира, ни Островского, ни Чехова. Величайшие авторы, драматургические гении один за другим идут под нож воинствующих и наглых театральных бездарей. Только что телевидение сообщило: у Апексимовой премьера — мюзикл «Вишнёвый сад». А я уже слышал, что она готовит и ещё один мюзикл — «Евгений Онегин».

Но почему русская классика превращается в американские по природе своей мюзиклы, если это русский драматический театр?

— И ведь актёров ставят в безвыходное положение. Никто же их не спрашивает, хотят ли они участвовать в этом безобразии. Я с болью думаю, как сложится теперь жизнь Колиных товарищей. Вряд ли кому-то из них происходящее может прийтись по душе. Некоторые, не сдержавшись, высказались откровенно. А в ответ — «Пишите заявление об уходе».

— Как знакомо это по бояковской эпопее в стенах МХАТ! Талантливые люди оказались выброшенными за борт лишь потому, что не отреклись от Дорониной...

— В «Содружестве» многие, что называется, повисли на волоске. Коля при Собянине добился, чтобы коллективу выделили 23 квартиры. Выкупить квартиры в собственность смогли со временем лишь единицы, а остальные пользовались ими как служебным жильём. Теперь же подручные новоиспечённого директора намекают: будете непослушно себя вести — собирайте вещи. Утверждается рабское безмолвное подчинение, при котором творчество становится просто невозможным.

— Да, во всём Апексимова повторяет Боякова. Тот начал с выкорчёвывания духа Дорониной — и здесь, в «Содружестве», актёры возмущённо рассказывали мне, как яростно принялась директриса изживать всё, что связано в этом здании с памятью о Губенко. Например, дала указание демонтировать любовно создававшиеся и бережно хранимые выставки по его идеям.

— Уже вовсю начались увольнения во вспомогательных службах…

— Многие считают, что замечательный театр будет просто поглощён апексимовской труппой.

— И это означает: на деле Николая Губенко окончательно поставят крест. Собственно, утверждением Апексимовой в руководство крест уже поставили. Хотя формально сохраняются пока две самостоятельные труппы, но ведь под её началом. Так надолго ли?

Знаете, мысленно я кричу от всего, что творится. Недавно был юбилей народного артиста России Сергея Никоненко, и он, выступая по телевидению, сказал: «Очень жаль, что у Жанны Болотовой отбирают театр». Но неверно Серёжа выразился! Я-то никогда не претендовала и не претендую ни на что в этом театре, хотя, конечно, он мне безмерно дорог.

Отбирают дело Губенко не у меня, а у народа, у страны. А если вполне точно сказать — его уничтожают. И вот этого, по твёрдому моему убеждению, допустить всё-таки нельзя.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пн май 24, 2021 11:05 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 9603
Какие песни нам петь?
№52 (31112) 21—24 мая 2021 года
1 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

«Ода Красному знамени» — это телезрители могли услышать по каналу «Культура» в нынешнем мае, 3-го числа.

Не знаю, у кого как, но моё сердце сильно вздрогнуло. Уже от прочитанного на экране названия! Надо же, в преддверии Дня Великой Победы прозвучит сейчас песня, славящая то самое знамя, которое 76 лет назад под вражеским огнём было вознесено советскими бойцами на крышу гитлеровского рейхстага, символизируя конечный разгром европейского фашизма...

Давно уже ничего подобного с телеэкрана мы не слышали. И понятно почему: Красное знамя, ставшее после Великого Октября Государственным флагом Советской России, а затем и Советского Союза, на исходе рокового 1991-го новоявленные властители страны спустили над Кремлём.

Тем самым сразу оно превратилось в изгоя. Какие там песни в его честь, если даже официальное утверждение копии Знамени Победы как общепринятого символа потребовало многомесячных и многотрудных усилий коммунистов, объединивших для борьбы за это всю истинно патриотическую общественность. Красный цвет буржуазная власть ненавидит, она боится его как огня.

И вдруг — не просто песня, а ода! Что же произошло?

Незнающим и, может быть, преждевременно возликовавшим придётся разъяснить. Дело вот в чём: «Ода Красному знамени» прозвучала действительно на одном из российских телеканалов, но создана она и исполнена не в России, а в Китае.

Уточняю: транслировался концерт, посвящённый 20-летию подписания Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой. Зрители, слушатели находились одновременно в двух залах — Большого театра в Москве и Пекинской оперы. Два этих ведущих для своих стран творческих коллектива и стали основными исполнителями предложенных программ.

Так вот, именно хор Пекинской оперы открыл торжественный концерт, и открыл он его, как я думаю, произведением отнюдь не случайным. Вы согласны? Ещё бы! Ведь столь много значит для Китая и в его прошлом, и в современности победоносное Красное знамя, под которым народ, ведомый Коммунистической партией, добился поистине колоссальных успехов, изумляющих ныне весь мир.

Можно эти успехи здесь и не перечислять. Они на виду и на слуху. По большинству показателей страна приближается к мировому первенству, обгоняя кичливые и надменные Штаты.

И разве кто-нибудь усомнится, что в основе таких стремительных темпов — верность курсу социализма, которую обеспечивает правящая партия коммунистов?

Да, в отличие от России, власть в Китае не изменила Красному знамени. А кто оказался прав — убедительно демонстрирует время.

Демонстрирует по-своему также искусство, о чём побудил задуматься показанный совместный концерт. Вслед за «Одой Красному знамени» китайские друзья исполнили вдохновенный хор из оперы «Великий поход», а затем ещё один фрагмент из той же знаковой оперы. Великий поход — это история народной борьбы, но, воспевая его, искусство КНР утверждает: поход наших предшественников в будущее мы продолжаем!

А могут сегодня нечто похожее пропеть с наших телеэкранов о Великом Октябре? Вопрос риторический. В концерте, про который я говорю, российскую его часть открыл хор из оперы Петра Ильича Чайковского «Орлеанская дева». Как вы понимаете, о французской национальной героине Жанне д’Арк.

Конечно, творчество Чайковского — великая русская классика. Однако в данном случае внимание задержало название выбранного хора: «Слава королю!». Согласитесь, в отрыве от оперного контекста оно приобретает самодовлеющую значимость. И опять-таки, учитывая особо высокий государственный уровень концерта, выбор этот тоже едва ли случаен.

В итоге показательно получилось: с одной стороны — слава Красному знамени, а с другой — королю (или царю, императору, возможны варианты).

Интересно, что вы думаете по этому поводу? Допустим, певческую программу представления нашей страны в сегодняшнем её состоянии доверено предложить вам. Чем вы её открыли бы и какие произведения включили в предпочтительный список?

По-моему, будь на дворе у нас советское время, его сполна выразили бы советские песни. А выбор здесь — широчайший! Но какова судьба этих песен сегодня? Часто ли вы их слышите и поёте? И что за минувшее антисоветское 30-летие создано взамен?

Вопросы, на мой взгляд, важнейшие и актуальнейшие. Если они вас волнуют, откликнитесь, напишите! Продолжим разговор.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пн июн 07, 2021 9:20 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 9603
Низвержение
№59 (31119) 8—9 июня 2021
1 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

«Очень важную тему вы подняли! Разговор обязательно надо продолжить».

«За последнее антисоветское 30-летие много дорогого для нас утрачено. Вот и прекраснейшие советские песни теперь почти не звучат».

«А новые так называемые песни, честное слово, ни петь, ни слушать не хочется».

Это выдержки из откликов на заметку «Какие песни нам петь?», опубликованную в номере «Правды» за 21—24 мая. Она, судя по письмам, сильно задела их авторов. Письма эти мы будем и печатать, и анализировать, а пока есть потребность высказаться в связи с некоторыми наблюдениями самых последних дней.

Прежде всего — о песне под названием «Русская женщина», которая была выдвинута от нашей страны на очередной конкурс Евровидения. Разумеется, можно сказать, что по содержанию своему это Евровидение, несмотря на громкий международный статус, настолько неавторитетно, что большого внимания и не заслуживает. Но, с другой стороны, у нас уж давно повелось чуть ли не вселенский шум поднимать вокруг него.

Так и на сей раз. Сама Ксюша Собчак открыла взвинченный пропагандистский телехайп на Первом канале. Первый не случаен: именно ему доверили отбирать главную песню и её исполнителя. Некий Аксюта, как утверждают, непосредственно ответственный, отобрал «Русскую женщину» и певицу, именуемую Манижа.

Поскольку певица оказалась таджикского происхождения, этот факт сразу занял центральное место в публичном обсуждении. Дескать, таджичка будет исполнять «Русскую женщину»… Хотя само по себе разве такое зазорно?

Нет, не в этом суть. А в том, КАКАЯ песня. Так вот, если кто-то по значимости называет конкурс, состоявшийся ныне в нидерландском Роттердаме, ничтожным, то песня, представлявшая здесь Россию, ничтожна вдвойне!

Неважно даже место, которое на данном конкурсе присудили ей и её исполнительнице. Место — девятое. Но вдруг оказалось бы самым первым или самым последним? Ничтожность (объективно!) этим не меняется.

До чего же за 30 лет обрушили с небесной высоты драгоценнейшее достояние нашей Родины — её песню! Вспомните для сравнения конкурсы, проходившие в социалистической Польше, в городе Сопоте. Сколько изумительных песен наших композиторов, поэтов и певцов прилетали к нам оттуда — прямо в народ. А будет ли петь народ эту издевательски карикатурную «Русскую женщину»? И что же, не нашлось теперь во всей огромной стране хоть пары истинных талантов, которые смогли бы создать для международного конкурса действительно достойную песню?

На телевидении Первый канал не смог. Явно не блещут современные песенные творцы и на канале «Россия». От безысходности, что ли, здесь решили повторить какой-то чужеземный проект, назвав его «Я вижу твой голос». Рекламируется как «уникальное вокально-развлекательное шоу, где самый хитрый и прозорливый может получить миллион рублей».

Опять миллион в качестве приманки. Причём обратите внимание: поощряют даже не талантливых, а хитрых!

Тяжкое чувство оставила и недавняя передача на этом канале «Привет, Андрей!». Посвятил её Малахов как раз современной русской песне. Но какие образцы удалось тут услышать?

Мужиков надо любить,

Мужиков надо ценить.

Он мужчина хоть куда,

А ты всё смотришь не туда.

Сочинившая этот и другие подобные шедевры представлена как композитор и поэт в одном лице. С радостью сообщила, завершая своё выступление: «Мною создано уже более 450 песен!»

Боже, лучше бы не создавала.

По совпадению, вскоре после этого в передаче у Андрея Малахова оказалась великая Александра Николаевна Пахмутова. Счастье, ничего не скажешь. Увы, редкое теперь. И снова — невольное сравнение. С какой же выси и в какую грязную лужу низвергло нынешнее время русскую песню — душу народа…


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Ср июн 09, 2021 10:32 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 9603
Драма МХАТ продолжается

Газета "Правда" №60 (31120) 10 июня 2021
4 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Минкультуры обманывает великую Доронину, возвышая ничтожного Боякова

Обман гуляет по России. Широко гуляет, вольготно. Кто угодно может стать его жертвой и в любой момент, независимо от масштаба личности.

Народная любимица? Гениальная актриса? Выдающийся деятель отечественной культуры? Что же, всё это не стало оберегом для Татьяны Васильевны Дорониной.

Наша газета подробно рассказывала о том, как коварно была обманута народная артистка СССР министерством культуры РФ в декабре 2018 года. Тогдашний министр Владимир Мединский изощрёнными способами добился её согласия сменить должность художественного руководителя МХАТ имени М. Горького, который она возглавляла более тридцати лет, на почётный и ответственный якобы пост президента театра.

Однако вскоре выяснилось, что реально в родном театре Доронина лишена всех прав и полномочий, а заправлять полновластно делами в знаменитом МХАТ (фактически — уничтожать его!) предоставлено тёмной фигуре по фамилии Бояков.

Уничтожение русского психологического театра, который при Дорониной олицетворял созданный отцами-основателями МХАТ, покатилось при Боякове сумасшедшими темпами! Понятно, что те, кому по-настоящему дорога русская культура, все эти два с половиной года настойчиво били тревогу.

И вот в конце нынешнего апреля как будто забрезжил некий просвет. Напомню интернетные и газетные заголовки этих дней: «Доронина вернулась в кресло руководителя МХАТ имени Горького» (vesti.ru); «Татьяну Доронину позвали обратно в МХАТ имени Горького» (газета «Культура»); «Минкульт вернул Татьяну Доронину к руководству МХАТ» («РБК»)…

Цитирование можно продолжать и продолжать. Аналогичные сообщения прошли одновременно в сотнях СМИ, что свидетельствует по крайней мере о большом интересе к теме. А в ряде изданий послышалось и некоторое сочувствие Дорониной, даже радость за неё и за МХАТ.

Преждевременная, как оказалось! Теперь надо прямо заявить: растиражированное утверждение, что Татьяну Доронину вернули к руководству МХАТ, было самым настоящим враньём. То есть её снова (и опять весьма коварно!) обманули. Именно так это видится на сегодняшний день.

Тайну спрятали в тумане

Вернёмся к официальному сообщению, которое 26 апреля с.г. журналисты получили в пресс-службе министерства культуры РФ. Вот главное: руководить Московским Художественным академическим театром имени М. Горького отныне будут его директор и президент. Это волею минкультуры записано в изменённом уставе МХАТ.

Если учесть, что ранее вся власть в театре принадлежала художественному руководителю Эдуарду Боякову, то изменение может представиться не просто существенным, а радикальным. В министерской пресс-службе поясняли: на иной, директорский, меняется сам тип управления театром. А в связи с этим кардинально повышается и роль президента. Руководство коллективом директору и президенту предстоит осуществлять совместно.

Однако тут же возник вопрос: а что будет с художественным руководителем? Коллеги, побывавшие на пресс-конференции в минкультуры, ответили легко. Дескать, теперь выдвигать худрука и заключать контракт с ним будет не минкультуры, как раньше, а директор театра. Конечно, по согласованию с министерством и с президентом театра. А может, если сочтёт целесообразным, и вообще обойтись без художественного руководителя.

Видите, как чётко и просто всё нарисовано. «Элементарно, Ватсон!»

Только вот сильно тревожило, что конкретно о будущем Боякова в министерском сообщении не говорилось ни слова. Почему? Ответ я получил вечером того же дня — в очередном выпуске «Новостей культуры» на телеканале «Культура». Поразительный, надо сказать, ответ!

Пресс-секретарь МХАТ Виктория Мусина-Пушкина заявила: «Для художественного руководителя Эдуарда Боякова ничего не меняется. Директор возьмёт на себя финансовые, хозяйственные и бытовые вопросы, а Эдуард Владиславович наконец-то сможет заняться исключительно творчеством».

Не удержался я тогда от комментария: «Вот ведь как! Выходит, ещё недостаточно он натворил». И ту заметку в номере «Правды» за 29 апреля озаглавил вопросом: «А для Боякова ничего не меняется?»

Честное слово, при этом не вполне верилось, будто в реальности может быть именно так. В самом деле, натворил пресловутый персонаж за два с половиной года столько, что у многих не было ни малейших сомнений: гнать его надо из МХАТ как можно скорее и дальше. На сей счёт Татьяна Васильевна Доронина отчеканила своё мнение предельно ясно: «Бояков — это то, что противостоит театру».

И вот рядом со столь одиозной фигурой теперь она вынуждена будет служить?! Трудно представить это. Потому и закончил я свою предмайскую заметку глубочайшим сомнением: «Только примет ли такой вариант президент МХАТ имени М. Горького народная артистка СССР Татьяна Доронина?»

А новый удар не заставил себя ждать

Действительно, не заставил. За десять дней майских каникул удар этот был подготовлен и сразу после них, 13-го числа, грянул. На собрании творческого коллектива МХАТ было объявлено, что с художественным руководителем Эдуардом Бояковым… продлён контракт на пять лет!

Многоточие я тут поставил, конечно, для того, чтобы выразить высочайшую степень изумления неожиданностью такого поворота. Мне, как и многим, представлялось абсолютно безусловным, что совместная работа Боякова и Дорониной в руководстве МХАТ невозможна. По всем данным они — антиподы: по этическим, эстетическим, гражданским и т.д. Так что министерство, решая создавшуюся проблему, должно было делать выбор.

Предпринятый шаг по изменению устава театра, казалось бы, свидетельствовал о верном начале. Да, казалось, если исходить из заявленного министерством. Но получилось-то в соответствии не с ним (руководителями МХАТ становятся его директор и президент), а с бояковским пресс-секретарём! Помните её высказывание? Создаются максимально благоприятные условия «для творчества» г-на Боякова — в должности художественного руководителя МХАТ.

Да, да, да! Реально мы видим именно это. Нам неизвестно, как там, наверху за кулисами, всё поворачивалось и выворачивалось, но результат вышел такой, какой есть. По великой Татьяне Дорониной нанесён очередной беспощадный удар. Её опять жестоко обманули.

Но кто же? Она ведь обращалась за правдой даже лично к президенту страны, и ей было обещано во всём разобраться. Более того, определённые шаги в этом направлении вроде бы состоялись.

Скажем, изменению устава театра, о чём мы уже говорили, предшествовала комплексная проверка финансово-хозяйственной деятельности государственного бюджетного учреждения культуры, каковым значится МХАТ. Были выявлены, как сообщалось, серьёзные нарушения в использовании федерального имущества, расходовании средств на оплату труда, использовании гранта президента РФ, при выполнении государственного задания, осуществлении государственных закупок, проведении ремонтных работ.

Известно, что за одни и те же нарушения закона меры могут последовать очень разные. Кого-то, допустим, посадят в тюрьму на продолжительный срок, а по отношению к другому ограничатся внушением. Минкультуры поручило Э.В. Боякову устранить нарушения и отчитаться о принятых мерах.

Мягко? Безусловно! Особенно если учесть, что именно оно, министерство в лице нового руководителя Ольги Любимовой, инициировало эту проверку и даже направило материалы по её результатам в Генеральную прокуратуру.

Впрочем, как учредитель МХАТ имени М. Горького, минкультуры само вправе не только проводить здесь свои ведомственные проверки, но и принимать по их результатам кадровые и другие, например, организационные решения. Так не означает ли то, что в итоге Бояков оказался непоколебим, а Доронина обманута, вмешательства иных, более высоких, нежели министерство, и более влиятельных сил?

Гадание отнюдь не на кофейной гуще

Вопрос этот наша газета уже ставила. Несмотря на ощутимое в ряде случаев действие пружин свыше, говорить на данную тему приходится всё-таки в форме предположительной. Но — небезосновательной!

Я написал, что тайна мхатовской трагедии запрятана в тумане. Однако общественное внимание к происходящему здесь столь велико, что выявляет, думается, вполне реальные и очень весомые обстоятельства. Пусть и с обтекаемым добавлением: «Говорят».

Например, говорят, что и неожиданный привод Боякова во МХАТ, и его разнузданная неприкасаемость объясняются личными связями этого скользкого персонажа с важными лицами в администрации президента РФ. Абсолютно правдоподобно. Про таких, как Бояков, давно известно, что они и без мыла куда угодно влезут. А у лиц из президентской администрации к тому же возникла для него великолепная легенда: пускай назовётся строителем русского национального театра. Это же актуально, поскольку патриотизм вошёл ныне в моду…

И пошло-поехало! Загляните в его бесчисленные интервью и статьи, буквально заполонившие газеты, интернет, телеэкран. Везде одно и то же: «Мы строим русский национальный театр».

Но как строите-то? Разве мог бы человек, всерьёз озабоченный созданием такого театра, начать с бездарной, беспомощной пьески, наполовину состоящей из матерщины? А этот — пробивал, вовсю рекламировал. Увы, прошёл на сцене его «Последний герой» меньше десятка раз, да и то почти при пустом зале.

Право, достаточно было одной эдакой представительной премьеры, чтобы показать её энтузиасту на дверь. Но нет, Бояков на месте, как ни в чём не бывало. И безудержная, самоупоительная похвальба его продолжается, набирая всё больший размах и напрягаясь почти до визга.

Теперь он уж совсем зашёлся в экстазе, хвастая, что поставил рекорд: будет двадцать премьер за сезон. А лучше бы, прямо скажу, большинства этих премьер не было. Жалкие и примитивные скороспелки, которые дольше одного-двух сезонов вряд ли протянут.

Тем не менее в очередном огромном интервью, напечатанном «Российской газетой», Эдуард Владиславович провозгласил руководимое им учреждение… театром-лидером! Каково? В самом деле, зачем ждать, когда кто-то тебя так щедро похвалит. Быстрее и проще — самому.

Об этом интервью стоит сказать особо. Оно в некотором роде самоутверждающее и всех противников чохом сокрушающее. Но в первую очередь обратим внимание, сколь оперативно появилось: 17 мая, то есть всего через три дня после сообщения о продлении его контракта. И ведь не где-нибудь, а в главном правительственном издании.

Да подано как! Начинается — с фотографией Боякова — на первой странице номера, а окончание занимает ещё почти целую страницу. Тут опять бояковский лик, и фото уже прямо-таки плакатных размеров.

Словом, всё сделано для того, чтобы пятилетний контракт с весьма сомнительным деятелем воспринимался как самое значительное для страны событие. Кто-нибудь скажет после этого, что предположения о высоком покровительстве Боякову — просто гадание на кофейной гуще?

Отнюдь! Даже министерство культуры, если бы захотело, не смогло бы обязать правительственный официоз печатать хвалебные рецензии буквально на каждый спектакль бояковского театра. Между тем, судя по всему, такое распоряжение свыше редакции было дано и выполняется твёрдо. А когда (единственный раз!) произошёл сбой, газете немедленно пришлось «выправляться».

Случай характерный. «Создатель русского национального театра» наконец-то, на третьем году, взялся за русскую классику. С приглашённым из Петербурга режиссёром Виктором Крамером, «мастером фарса и клоунады», договорились о «Лесе» А.Н. Островского. Но что на сцене получилось? Даже не фарс — какая-то позорная карикатура на прекраснейшее и знаменитое произведение!

О чём и высказалась честно автор «Российской газеты» в своей рецензии. Закончив её так: «А подлинный «Лес» — он остался в пьесе Александра Николаевича Островского, главного русского драматурга».

Я в «Правде» обрадовался: сказали-таки правду! Да не долго она в «РГ» прожила. Видно, быстренько руководству редакции напомнили, что к чему. И вот уже разыскивают автора с другим зрением, а он про карикатурный «Лес» на голубом глазу утверждает:

«Это очень достойная работа. И не вызывает вопросов, почему Бояков согласился с предложением Крамера и с его трактовкой. Этот спектакль из тех, что приваживают в театр зрителя. А это, согласимся, задача важная».

Согласимся. Однако приваживать допустимо разве любой ценой?

Да, его неколебимость обеспечивают давлением

Надеюсь, достаточно наглядно показал, что опекают Боякова силы действительно очень влиятельные, из высших инстанций. Поставить по струнке правительственную газету — куда уж серьёзнее. Да и телевидение на ряде каналов старательно выполняет то же задание: обслуживать этого господина.

Так что возможности министерства культуры с его новым руководителем явно скованы. Даже если они очень хотят изменить положение к лучшему, им этого, по всей видимости, не позволяют.

Конечно, Любимова — не Мединский, который останется в истории как худший из министров культуры нашей страны. Верю тем, кто утверждает: истинную цену Боякова и Дорониной (диаметрально противоположную!) Ольга Борисовна понимает прекрасно. И всё же — пятилетний контракт…

Вы помните, как должен назначаться художественный руководитель МХАТ соответственно изменённому уставу? Контракт с ним заключает директор театра, если он вообще считает такую должность необходимой. Заключает по согласованию с министерством культуры и с президентом театра.

Так и было в данном случае? Не похоже. Доронина своё добро на Боякова, уверен, не могла дать по определению. Значит, несмотря на провозглашение в изменённом уставе директора и президента театра его руководителями, Доронину при решении важнейшего кадрового вопроса просто обошли. А министерство, при всём подчёркнуто уважительном за последнее время отношении к ней, выходит, в конечном счёте её обмануло.

Под давлением? Не сомневаюсь. Разумеется, надо было бы узнать всё, как говорится, из первых уст, да не получается. Мало того, что откровенность в подобного рода конфиденциальных делах напрочь исключена. Нелегко даже встречи с министром добиться.

К Мединскому в связи с драмой МХАТ «Правда» обращалась неоднократно — и безрезультатно. В августе прошлого года обратились к Любимовой. Реакция последовала в следующем послании главному редактору от 4 сентября:

«В ответ на Ваше обращение о возможности проведения беседы обозревателя газеты «Правда» по вопросам культуры В.С. Кожемяко с министром культуры Российской Федерации О.Б. Любимовой сообщаю, что в настоящее время проводится комплексная проверка деятельности Московского Художественного академического театра имени М. Горького. По итогам указанных мероприятий минкультуры России готово рассмотреть возможность комментария вашему изданию по ситуации… Директор департамента информационного и цифрового развития В.В. Ваньков».

Как известно, проверка, о которой идёт здесь речь, уже давно закончилась. А наша беседа с министром культуры не состоялась до сих пор. Потому и о данном остром событии, опять взрезавшем судьбу одного из ведущих театров страны, говорить приходится со слов тех, которые происходившее могли наблюдать лишь поверхностно, со стороны.

Итак, когда минкультуры возобновило работу после десятидневного отпуска, объявленного на начало мая, туда отправились из МХАТ Бояков и Прилепин, заместитель художественного руководителя по литературной части. Сам Бояков формально в театре стал уже никем, ибо договор с ним был подписан на должность худрука-директора, которая теперь перестала существовать. Однако провозглашённый по новому уставу главным и.о. директора Олег Михайлов на встречу в министерстве почему-то не был взят. Может быть, потому, что без него всё уже было предрешено?

В театре посчитали именно так. А отличное настроение тех двоих, которое они всячески демонстрировали, подсказывало и суть наивысшего вердикта. Вскоре на собрании коллектива она была подтверждена: Бояков — опять неколебим.

Даже малейшие остатки совести сводятся на нет

Чем же завершить эти заметки? Поистине беспредельно возмущение тем, что творит сей персонаж. Но всё время думаю: а ему ведь это позволено!

Думаю о высокопоставленных «шефах» его. Что бы ни диктовало им такую заботливость к г-ну Боякову — личная близость, политика, скользкая его хитрость, вводящая в заблуждение, или что-то ещё, — отзывается их покровительство скверно. Даже если были у него хоть малейшие остатки совести, истаивают на глазах.

Одно сейчас выделю, но исключительно важное: отношение к Татьяне Васильевне Дорониной. Осознаёт ли Бояков её особую значимость в Московском Художественном академическом театре имени М. Горького?

Не удивляйтесь странности вопроса. Я помню первую после внедрения Боякова во МХАТ пресс-конференцию, которая состоялась в помещении ТАСС 16 января 2019 года. Сколько высокопарных слов произнёс он тогда в адрес своей великой предшественницы! Как истово клялся, что олицетворяемые ею традиции Художественного театра будут продолжены! Увы, очень скоро стало проясняться: слова и клятвы эти — пустые, по существу они не значат ничего.

Какое-то время, пускай просто ритуально, Доронину он в своих устных и печатных выступлениях поминал. Но — всё реже и реже, пока не исчезла она из его текстов совсем. А вместо почтения и благодарности за многое, что принял от неё, зазвучало уже нечто совсем отвратительное.

Концентрат этого продемонстрировало последнее по времени интервью «Российской газете», о котором говорилось выше. Напрямую в нём лишь единожды упомянута ситуация, которую он «застал» в предоставленном ему театре почти три года назад. И о чём же (далеко не впервые!) считает нужным сказать? Нет, не о талантливой труппе, созданной Татьяной Дорониной, и не о богатейшем репертуаре, переданном ему. Ведь и сейчас, когда Бояков кое-как напёк своих скороспелок — в основном для Малой сцены, всё-таки основу репертуара по-прежнему составляют замечательные спектакли доронинской поры.

Но он говорит не о них, а о... мусоре, который пришлось ему, бедняге, вывозить из подвалов театра! А между тем образовался этот мусор, по свидетельству очевидцев, большей частью за счёт выброшенных декораций тех постановок, которые сам же Бояков (из ревности?) «закрыл».

Ревность и неуёмная страсть добиться, чтобы МХАТ имени М. Горького теперь совсем не ассоциировался с Т.В. Дорониной, а его, бояковские «заслуги» были подняты в глазах зрителей на недосягаемую высоту, доводят зарвавшегося менеджера до крайнего безобразия. Приведу дословно выдержку из недавнего интервью, где завзятый болтолог без капли стыда по-своему иллюстрирует такой признак «театра-лидера», как умение хранить традиции:

«Здесь нельзя не заметить и нашу реконструкцию «Трёх сестёр» Немировича-Данченко, и прекрасный «Вишнёвый сад» в великих декорациях Владимира Серебровского, но с оригинальной и свежей режиссурой Валентина Клементьева и, по-моему, выдающейся игрой Анны Большовой. Начиналась эта линия с реконструкции «Синей птицы». Мы поменяли участь этого великого спектакля. Долгое время он был для актёров ссылкой и наказанием: приходить в выходной в 12 дня, чтобы дышать алкогольным перегаром из уст коллег и задавать себе гамлетовские вопросы о смысле актёрской профессии? Восстановленный же спектакль для них почти святыня. Актёры осознают, что это единственный спектакль Константина Станиславского в мировом репертуаре, и гордятся этим. И зрители реагируют на него совершенно по-другому».

Интересно, а «совершенно по-другому» — это как? В чём конкретно при Боякове «поменяли участь этого великого спектакля»? И что, при Дорониной мхатовцы им не гордились, он не был святыней для них?

Да начинать, Бояков, надо с того, что и «Синяя птица», поставленная Станиславским, и «Три сестры» в режиссуре Немировича-Данченко, и «Вишнёвый сад», который поставил большой мастер из Киева, тоже народный артист СССР Сергей Данченко, — всё это в своё время было инициировано и спасено Татьяной Дорониной. И великолепно работало многие годы! Заявлять, будто предпринятая «реконструкция» что-то в корне тут поменяла, смешно. Только «Вишнёвый сад» претерпел заметные изменения, но, увы, не в лучшую, а явно в худшую сторону.

Бояков же, поднимая бурную рекламную шумиху вокруг каждой из этих по сути присвоенных «премьер», о решающей роли Дорониной глухо молчал и продолжает молчать. В упомянутом интервью сообщает: «Сейчас мы собираемся реконструировать «Белую гвардию» в декорациях Серебровского». Отлично. Однако ведь известна не только фамилия художника этого спектакля. Не засекречен и режиссёр — Татьяна Доронина. Почему же её не назвал?

Зато как беспардонно ввернул оскорбительную версию в адрес прежнего руководителя театра — насчёт алкогольного перегара на сцене. Нюхал что ли? Оторопь берёт, до чего доходит в наглых своих происках бессовестный тип. Другой, одумавшись, извинился бы, но от этого ждать не приходится.

Какое там! В том же интервью, причём без запинки, иезуитски вещает: «Все в театре слышали от меня десятки раз, что мы всегда готовы радушно встретить Татьяну Васильевну и рассмотреть любой её творческий запрос и идею. Но прежде всего мы рады были бы показать ей наши премьеры, потому что за два года, что она не появлялась в театре, у нас произошло огромное количество событий. Здесь новый репертуар, новый зритель, новая реальность…»

Добавим: здесь уже не МХАТ, а совсем другой театр. Почти полный антипод прежнего, по-настоящему русского национального. И Бояков вместе со своими «шефами» всё ещё думают, что такую чудовищную метаморфозу можно освятить высоким именем Татьяны Дорониной?

P.S. Эта статья уже была подготовлена к печати, когда появилось очередное «завлекательное» сообщение от г-на Боякова. В постановке пьесы о молодом Сталине (!) под названием «Чудесный грузин» будет играть Ольга Бузова — скандально известная «звезда» из порочного «Дома-2»!

Изумительна бояковская мотивировка того, что на сцену одного из главных театров страны выйдет такая, мягко говоря, странная персона. Оказывается, Эдуард Владиславович хочет показать «настоящего персонажа, героя сегодняшнего времени. Бузова не интеллектуал. Не музыкант. Не мыслитель. Не модель. Не дизайнер. Не Диана Вишнёва и не Оксимирон. Она всё вместе. Но при этом она феномен, который живёт во время Инстаграма, в эпоху, когда можно стать звездой, не обладая специальными компетенциями».

И вот завершение столь поразительной аргументации: «У меня есть абсолютная уверенность, что это крутой содержательный ход: СЕГОДНЯ СМЫСЛ ТАМ, ГДЕ БУЗОВА, как бы это ни парадоксально звучало».

Ничего себе! И делец, исповедующий такого рода «смыслы», будет ещё пять лет безоглядно уродовать национальное достояние — МХАТ?!


Вернуться наверх
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 449 ]  На страницу Пред.  1 ... 8, 9, 10, 11, 12

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 6


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB