Высокие статистические технологии

Форум сайта семьи Орловых

Текущее время: Вт авг 09, 2022 2:36 am

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 502 ]  На страницу Пред.  1 ... 9, 10, 11, 12, 13
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт янв 27, 2022 8:40 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 10291
Спасибо «Правде»
№9 (31212) 28—31 января 2022 года
4 полоса
Автор: Мария Михайловна РОХЛИНА, ветеран Великой Отечественной войны. г. Подольск, Московская область.

Я очень обрадовалась, когда узнала, что издательство «Родина» выпустило одну за другой сразу три книги Виктора Кожемяко — одного из самых читаемых и уважаемых мною журналистов газеты «Правда».

С этой газетой неразрывно связана почти вся моя жизнь. Начала читать её в ранней комсомольской юности, ещё до войны. А потом она приходила ко мне и к моим товарищам на фронте, в том числе в тяжелейшую пору Сталинградской и Курской битв.

Высоко ценю, что, преодолев все испытания последнего тридцатилетия, выпавшие на долю нашего народа по вине изменников-антисоветчиков, «Правда» выстояла и сохранила свою коммунистическую принципиальность. Свидетельство тому — регулярные её выступления по самым острым и злободневным проблемам, которые находят горячий отклик в душе читателей.

Вот ведь и основой книг Виктора Кожемяко стали именно такие выступления в «Правде». Есть среди них очерки и статьи, которые мне лично помнятся много лет, с первых газетных публикаций. Замечательно, что они вошли теперь в наиболее полное издание книги «Политические убийства».

А своей борьбой за честь Зои Космодемьянской автор продолжает дело выдающе-гося правдиста-фронтовика Петра Лидова, первым рассказавшего о подвиге отважной героини. Приветствую издательство «Родина» и за то, что в год 100-летия создания СССР оно начало книжную серию «Советский век», в которую органично вписалась книга правдиста о сталинских маршалах.

Так хочется, чтобы эти книги дошли до наибольшего числа читателей, особенно молодых! Спасибо «Правде» и «Родине».

ОТ РЕДАКЦИИ. Приобрести книги можно в общественной приёмной «Правды» (Москва, улица «Правды», 24, телефон для справок: 8 (499) 257-47-39), а также через интернет-магазин https://www.wildberries.ru

Доставка — по всей России, оптимальная цена.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пн янв 31, 2022 5:56 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 10291
Продолжая охоту на Ленина
№10 (31213) 1—2 февраля 2022 года
1 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

В минувшее воскресенье, 30 января, Первый канал ТВ показал две серии нового документального фильма под названием «Дело Романовых. Следствием установлено…». Накануне он громко был представлен как чрезвычайная сенсация, ему отвели наилучшее время, так что особая значимость намерений не вызывала сомнения.

Ещё бы! Достаточно сообщить, что поводом разрекламированного телевыпуска стало ещё одно обращение к чувствительнейшей теме — расстрелу бывшего российского царя и его семьи. За время «перестройки» и особенно после 1991 года обращений таких в разной форме было множество. А с 1993-го работала и специальная следственная комиссия, созданная, можно сказать, на высшем уровне.

Подчеркну, пожалуй, самое главное. Целью расследований были не только подробности екатеринбургской трагедии, происшедшей в ночь на 17 июля 1918 года, но и установление, кто стал её инициатором.

Патентованными антисоветчиками-антикоммунистами давно, изначально и просто было решено: конечно же, Ленин! От высокой комиссии они ждали только подтверждений своего предвзятого вывода, заявленного без какого-либо квалифицированного расследования на сей счёт. Однако ответ оказался иным.

Я уже представлял в «Правде» человека, который наиболее чётко и аргументированно сформулировал тот ответ. Это Владимир Николаевич Соловьёв, начинавший работу в упомянутой комиссии как старший следователь по особо важным делам Главного следственного управления Следственного комитета при Прокуратуре Российской Федерации.

Потом Следственный комитет, как известно, стал самостоятельным органом, и название должности Владимира Николаевича изменилось. Но неизменными оставались его честность, принципиальность и ответственнейшее отношение к своему делу.

А за долгое время кропотливой работы над проблемами, которые поглотили его целиком, он стал уникальным знатоком всех обстоятельств трагической истории столетней давности. Потому что изучил массу документов, воспоминаний, свидетельства очевидцев, материалы всевозможных исследований, проводившихся в разные годы…

Так вот, один из выводов, который он твёрдо сделал, следующий: Ленин непричастен к расстрелу царской семьи.

На эту тему несколько лет назад я подготовил большую беседу с Владимиром Николаевичем для «Правды», и она имела значительный резонанс. Но теперь я думаю, что, наверное, стоит повторить ту публикацию. Почему? Объясню.

Этот фильм, показанный позавчера, фактически перечёркивает основной результат многолетней работы В.Н. Соловьёва. Нет, уточню: пытается перечеркнуть.

Мне сам он ещё до телепоказа рассказал, что такая работа ведётся. Создана другая комиссия, с другими людьми, и задача перед ними, судя по всему, поставлена соответствующая.

— А как вы к этому относитесь? — спросил я. — Видите ли аргументы для пересмотра вашего заключения?

— Откровенно говоря, нет. Расспрашивал руководство комиссии, но услышанное меня совершенно не убедило.

Добавлю от себя, что не убеждает и фильм. По времени основное содержание его составляют подробности идентификации останков, найденных под Екатеринбургом. Упор делается на использование при сложном криминалистическом исследовании новейших достижений науки: генетики, томографии, ортопедии, стоматологии и т.д. О ленинской же проблеме говорится вроде совсем немного, но как!

Сперва признаётся, что прямых документов об участии Ленина в этой истории не найдено. Однако тут же следует многозначительный риторический вопрос: да можно ли было принять ТАКОЕ решение без воли руководителя страны?

Владимир Николаевич Соловьёв дал на этот вопрос абсолютно исчерпывающий ответ. Но члены новой комиссии вместе с остальными творцами заказного фильма про итоги работы комиссии предыдущей будто ничего и не знают! А заключают свои рассуждения о роли Ленина так: остаются две разные точки зрения на его причастность к расстрелу, но БОЛЬШИНСТВО историков склоняются к тому, что без него тут не могло обойтись.

Интересно, а каким образом удалось вычислить это «БОЛЬШИНСТВО»?

Нам в ближайшее время ещё не раз, видимо, придётся отбивать атаки на Ленина. Недавно (как раз перед демонстрацией «Дела Романовых») по радио «Эхо Москвы» прозвучали откровения о намерениях власти. Дескать, к концу лета должен быть «окончательно решён» вопрос о Мавзолее, а усиленная подготовка к этому начнётся уже сейчас.

Что же, выходит — началась?


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт фев 03, 2022 6:29 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 10291
Сколько же это — «чуть больше»?
№12 (31215) 4—7 февраля 2022 года
1 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Момент истины в запутанной и противоречивой казахстанской истории, вспыхнувшей с началом нынешнего года, думается, подтвердился сполна, когда тамошний президент Токаев сосредоточился недавно на одной из причин происшедшего. В событиях такого масштаба и накала сходятся обычно разные факторы. Но не этот ли на сей раз стал главным двигателем развернувшегося протеста?

Руководитель Казахстана прямо заявил о том, что, разумеется, давно очевидно для всех жителей республики. Он сказал (дословно!) про расслоение в обществе, про нарастающее неравенство. Сперва это прозвучало довольно сдержанно — наверное, олицетворяющий высшую власть деятель не очень хотел неприятное заострять. Однако заострение всё-таки последовало!

Да, едва ли не в очередном публичном своём выступлении президент употребил уже гораздо более резкие выражения. Например, пропастью назвал сложившуюся разницу в доходах между богатыми и бедными. Более того, конкретизировал глубину пропасти: около 160 богатейших семейств владеют большей частью достояния республики.

А потом с помощью телеэкрана мы стали свидетелями совсем уж необычной сцены. Про ненормальность создавшегося положения Токаев высказался перед представителями тех «самых удачливых» семейств. Судя по всему, именно они были собраны здесь в первую очередь, и для них с президентской трибуны последовала рекомендация (или пожелание, указание?) — вкладываться в специальный общественный фонд: с благородной целью исправления допущенной вопиющей несправедливости.

Признаюсь, что последние слова — мои, а не казахстанского президента. Согласно своей основной профессии международного профиля, он и тут был куда дипломатичнее. Однако жареный петух в январе весьма ощутимо клюнул, и пришлось в Казахстане на столь щекотливую тему высшему лицу заговорить.

Пришлось публично признать и провозгласить: «Благодаря первому президенту в стране появились группа очень прибыльных компаний и прослойка людей, богатых даже по международным меркам. Считаю, что настало время отдать должное народу Казахстана и помогать ему на системной и регулярной основе».

Ну а что у нас, в России? Тема-то, согласитесь, для нашего общества не менее важна и актуальна. Скажу даже так: важнейшая! Но её щекотливость, а точнее — особая острота заставляет российское руководство обращаться с ней крайне осторожно.

Вот, скажем, из недавних фактов. Президент, отвечая на заданный вопрос, повествует с телеэкрана, как создавался фонд под названием «Круг добра». Предназначен он для закупки самых дорогих лекарств, без которых не обойтись детям с рядом тяжелейших заболеваний. Так кого попросили сюда вложиться? Оказывается, тех, чьи доходы «чуть больше (пауза)… побольше», чем у других.

Вопрос встречный неизбежен: а сколько же это — «чуть больше» или «побольше»? Как конкретно выглядит у какого-нибудь Абрамовича либо Прохорова?

За последние тридцать антисоветских лет принято твердить, что нехорошо считать деньги в чужом кармане. Но разве происхождение этих денег уже полностью утратило значимость? По Ленину, социализм есть учёт и контроль. А что при капитализме?

Если вспомнить первое время после рокового 1991-го, то чудовищное разделение общества на кучку сверхбогатых и массу неимущих произвело тогда шоковое впечатление. Почему, кстати, и взорвался 1993-й. Да и затем проблема густо витала в воздухе, побуждая даже некоторых бывших соотечественников из-за океана взывать наивно к новоявленным долларовым миллиардерам в России: «Делиться надо!»

Говорят, привыкнуть можно ко всему. Видимо, привыкли. И самое поразительное — за все эти продолжительные годы реально властью не было предпринято ничего существенного, что заметно уменьшило бы немыслимый разрыв между богатством и бедностью в нашей стране.

Был целый ряд направленных на это конкретных предложений КПРФ. Были разговоры о значительном повышении налога на богатейших собственников и про так называемый закон о налоге на роскошь. Разговоры и другие помнятся, а кончалось всё — ничем.

Несколько последних лет вообще словно исключили острейшую общественную проблему из повестки дня. Как бы по объективным причинам. Не до того вроде, когда пандемия коронавируса, когда кризисный Донбасс, агрессивная Украина, приблизившийся вплотную блок НАТО. Хотя, замечу, и при всём этом богатые у нас продолжают успешно богатеть, а бедные — обречённо беднеть…

Честно говоря, не сильно верится в действенность благого призыва к богачам, провозглашённого руководителем соседней и тоже некогда советской республики. Не знаю, захотят ли они и смогут ли «отдать должное народу Казахстана», как будут «помогать ему на системной и регулярной основе». Подлинную основу справедливости создаёт лишь социалистическое переустройство общества. Однако плюс уже в том, что серьёзнейшей проблемой здесь хотя бы обеспокоились.

Нашу страну жареный петух пока не клюнул. Но ведь может! Напряжённость в обществе из-за социальной несправедливости накапливается постепенно, а затем выстреливает. Исторический опыт буквально кричит об этом. Между тем, похоже, власть российская к такой капитальной мине, которая ею самой и заложена, подход избрала самый опасный: не трогать, по возможности молчать о ней, не замечать.

То есть делать вид, будто её нет. Но она же от этого не исчезнет!


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт фев 03, 2022 7:39 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 10291
А вы чего ждёте от журналиста?
№12 (31215) 4—7 февраля 2022 года
3 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО, политический обозреватель, член редколлегии «Правды», член ЦК КПРФ.

Поводом для этих заметок, рассчитанных быть продолженными, стало необычное обстоятельство. На исходе минувшего 2021 года к нам в редакцию «Правды» пришло четыре больших письма, посвящённых одному человеку. Каждый из авторов просил напечатать в центральной партийной газете свой рассказ о нём, доказывая необходимость этого разными аргументами. Кто же тот человек и те четверо написавших?

Речь о журналисте газеты «Орловская искра» Михаиле Тутыхине, который как раз в эти дни ушёл из жизни — 72-летним. Признаюсь, прочитав его фамилию, я вздрогнул. И не только потому, что совсем недавно готовил для «Правды» очередной его материал: ведь он интересно и актуально выступал также на страницах нашей газеты. Но вдобавок я и лично познакомился с ним больше трёх десятков лет назад, причём в ситуации незабываемо острой! Поэтому вполне могу присоединить собственные воспоминания и размышления к тому, что написали бывший многолетний первый секретарь Орловского обкома КПРФ Владимир Дмитриевич Хахичев, молодые орловские журналисты Елена Рощина и Людмила Никулина, заведующий сектором отдела организационно-партийной работы ЦК КПРФ Евгений Мельник, хорошо знающий Тутыхина по совместным делам в Орле.

Но давайте сразу договоримся вот о чём. Это не будет биографическое повествование про жизнь человека по имени Михаил Михайлович Тутыхин. Такое товарищи могут совместно подготовить и издать в Орле. А мы сегодня, основываясь на том же конкретном жизненном материале, выделим важнейшее — каким призван быть партийный журналист, работающий в коммунистических СМИ.

Подручный или боец?

Скрупулёзный В.Д. Хахичев подсчитал, что ныне, вместе с «Правдой» и «Советской Россией», выходят более сотни газет КПРФ. Работают почти столько же наших интернет-сайтов. Созданы видеостудия ЦК КПРФ и интернет-канал «Красная Линия». Не только руководство партии и её региональных отделений, но и партийные журналисты действуют в соцсетях. Ссылаясь на опыт М.М. Тутыхина и лучших его коллег, ветеран партии из Орла в своём письме подчёркивает: задача в том, чтобы, увеличивая количество идеологических средств, мы постоянно повышали качество их работы.

И вот это на самом переднем крае во многом зависит от партийных журналистов. Когда-то Н.С. Хрущёв назвал их подручными партии. Наверное, таким образом хотел значимость профессии поднять. Но я и тогда воспринял это наоборот — как принижение. Что значит «подручный»? Нет, боец!

Тот же Хахичев уместно вспоминает К. Маркса и Ф. Энгельса, которые обосновали важнейшую роль журналистики в жизни партии, а собственное участие в пролетарской печати считали органической частью своей деятельности. «Это партийная работа, — писал Маркс. — Она очень важна». Не забудем, что В.И. Ленин в анкетной графе о профессии писал: журналист, а напряжённая работа И.В. Сталина, особенно в ответственный предоктябрьский период, тоже неотделима от ленинской «Правды».

Но вернёмся к нашему времени и к Михаилу Тутыхину. Читая упомянутые письма о нём, я понимал: такое искреннее уважение и столь высокий авторитет создаются, конечно, разными достоинствами. Скажем, нельзя же сбросить со счёта природный талант, отгранённый 45-летним опытом журналистского труда. И всё-таки в череде вспоминающихся его соратниками фактов, проблем, столкновений, в логике размышлений обо всём этом само собой определилось для меня, что прежде всего был он в журналистике настоящим бойцом. Именно сюда, на эту чашу весов, легли и мои личные воспоминания.

Представьте себе: смутная пора горбачёвской «катастройки». Провозглашается одно, а делается зачастую совсем другое. В «Правду» всё больше приходит остро критических писем с мест — по принципу «Не могу молчать». И среди них — послание редактора газеты «Маяк» из Залегощенского района Орловской области Михаила Тутыхина. Убедительный разбор негодных действий руководства здешнего райкома партии!

Материал этот был напечатан. Через некоторое время там, в районе, мне рассказывали, что публикация вызвала эффект разорвавшейся бомбы. На Тутыхина тут же начались гонения с чётко поставленной целью: редактором ему далее не быть. Для начала постарались надавить на делегатов районной отчётно-выборной партконференции, чтобы строптивый редактор не стал опять членом райкома. Однако сорвалось. Чрезвычайно активно повели себя рабочие «Сельхозтехники». Их выступления убедительно доказывали: всё напечатанное в «Правде» — чистая правда. И в результате против Тутыхина проголосовали только 17 делегатов — из двухсот.

Однако всяческие козни против ставшего нежелательным журналиста продолжились и после этого, так что мне вместе с Николаем Уткиным, тогдашним собкором «Правды» по группе центральных российских областей, пришлось срочно ехать на Орловщину, в Залегощенский район.

Наша корреспонденция называлась «Кулак за спиной». Публикация её по случайному совпадению состоялась в день открытия Орловской областной партконференции, что, понятно, опять-таки усилило резонанс. Мне же за время пребывания на залегощенской земле и продолжительных бесед с Михаилом особенно врезалась в память одна. Тогда как раз в соседней Калуге зверски был убит редактор областной газеты Фомин, которого я хорошо знал. К этому времени разожжённый лжедемократами антикоммунизм достиг такого накала, что некий психически неуравновешенный тип со спрятанным топором явился в кабинет редактора и нанёс ему смертельные удары.

В разговоре с Тутыхиным возникла эта тема, я ему рассказал известное мне о Фомине, а потом заметил: «Вы ведь тоже редактор. Не страшно?» Он отрицающе покачал головой в ответ: «Что же, на войне как на войне».

До этого более привычным было говорить об идеологической борьбе. А вот теперь она всё явственнее оборачивалась самой настоящей войной — идеологической, психологической, информационной. В письмах о Тутыхине приводятся факты и ситуации, когда он на своём месте проявлял себя как истинный боец. Кое о чём я далее постараюсь рассказать.

Но сейчас у меня вопрос к читателям, среди которых, надеюсь, есть и коллеги:

«А КАКОВО ВАШЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ О ПАРТИЙНОМ ЖУРНАЛИСТЕ КАК БОЙЦЕ?»

Поделитесь, пожалуйста, своими наблюдениями и соображениями на сей счёт.

Про измену и верность

Для журналистов поколения, к которому относится Михаил Тутыхин, судьба уготовила очень серьёзный экзамен. Конечно, после антисоветского переворота 1991 года своего рода испытание прошёл каждый, поскольку требовалось определиться в отношении к новой власти. Однако для тех, кто самой профессией своей был причастен к идеологии, вопрос о жизненном выборе в кардинально изменившихся условиях остроту приобрёл особенную.

Ставший именно перед тем роковым переворотом первым секретарём обкома КПСС, Владимир Дмитриевич Хахичев сохранил в памяти массу подробностей, связанных с этой темой. Обращает он внимание на то, что при Советской власти в Орловской области выросла целая когорта профессионально сильных журналистов, называет обширный ряд имён. Но вот власть переменилась — и стало ясно, что глубина идейных убеждений у этих людей разная. Одни, приспосабливаясь, сразу же стали писать и говорить противоположное тому, что говорили и писали ещё вчера. Другие не могли стать изменниками и, сколь бы ни было это трудно, старались сохранить своё лицо.

Тутыхин, как и другие наиболее достойные его товарищи по профессии, не примкнул к новоявленным «демократам» и апологетам «рыночной экономики». Логика была неопровержимая: критиковать партийно-бюрократические перегибы и выступать против социализма — не одно и то же!

В то время на Орловщине новая областная власть решила начать с того, чтобы немедленно распустить колхозы и совхозы. При этом «демократы» были уверены, что народ сам проголосует за их ликвидацию. Однако на всех собраниях в сёлах и деревнях Залегощенского района, где продолжал работать Михаил Михайлович, крестьяне категорически отказались от роспуска своих хозяйств.

Вот тогда-то Тутыхин на страницах газеты, которую возглавлял, и в «Орловской правде» стал ещё более твёрдо высказываться против антисоветских мер. Одна из самых значимых его статей, опубликованная под полемической рубрикой в главной газете Орловщины в 1992 году, так и называлась: «Перестройка как торжество эгоизма».

Какими словами точнее определить такое? Принципиальность? Верность своим глубинным убеждениям? Категорическое неприятие предательства? И ведь из полученных с орловской земли писем я узнал, что этот журналист по занятой позиции стал здесь далеко не одиночкой среди коллег. Правда, по таланту и влиятельности публикаций был он одним из самых видных, что стимулировало стремление власти любыми способами приручить его. Ох, думаю я, великолепно мог бы жить Михаил Михайлович, если бы...

Кстати, был даже отрезок времени, когда могло показаться, что власть чего-то добилась в осуществлении своей цели. И связано это со знаковой для Орловщины личностью Е.С. Строева. Весной 1993 года он, бывший первый секретарь Орловского обкома КПСС и бывший член Политбюро ЦК партии, избирался на пост главы администрации Орловской области. Очень старался, изображая свою якобы красную ориентацию, и сумел убедить в этом большинство орловцев, которые собственными руками отдали ему тогда власть.

Да, приходится признать, что в то время на Орловщине многие Строева уважали и даже любили, а главное — ему верили. Поверил и Тутыхин, согласившись участвовать в его предвыборной кампании: возникла некоторая надежда, что земля Тургенева и Фета действительно будет «любовью Строева согрета» (такие стихи сочиняли потом в честь Егора Семёновича местные придворные поэты).

В конце того же года избранный губернатор, ценивший истинных профессионалов, назначает Тутыхина начальником областного управления печати. Большие права: рулить всеми «рупорами». Доверенное лицо главы области.

Яснее ясного, как постарался бы другой на его месте воспользоваться положением, чтобы извлечь максимум выгоды для себя. А при уме-то Михаила Михайловича, при его способностях карьерные перспективы открывались перед ним просто радужные.

И что же? Ничем не воспользовался Тутыхин! Остался верен себе, чем вызвал крутое властное недовольство. Сохранил твёрдость и будучи избранным председателем областного отделения Союза журналистов, и на предложенной должности заместителя главного редактора «Орловской правды». Но самое основное вот в чём: окончательно и бесповоротно понял, что ему нужна совсем иная газета. И она к этому времени уже была создана — партийная газета КПРФ «Орловская искра». Именно в ней он будет работать с наибольшим удовлетворением и возглавит её с радостью.

Какой вывод сделаем? Предлагаю так:

«ДЛЯ ПАРТИЙНОГО ЖУРНАЛИСТА ОСОБЕННО ВАЖНО, ЧТОБЫ ДЕЛО, КОТОРОЕ ОН КАЖДОДНЕВНО ВЫПОЛНЯЕТ, МАКСИМАЛЬНО СООТВЕТСТВОВАЛО ЕГО ИДЕЙНЫМ УБЕЖДЕНИЯМ. НЕ ИЗМЕНЯТЬ ИМ — ЗНАЧИТ БЫТЬ ВЕРНЫМ СВОЕМУ ПРИЗВАНИЮ, ТО ЕСТЬ САМОМУ СЕБЕ, ДАЖЕ ЕСЛИ ДЛЯ ЭТОГО НАДО ПОЖЕРТВОВАТЬ ЧЕМ-ТО ЛИЧНЫМ».

Вы согласны с этим или хотите возразить либо уточнить?

По делам судят и помнят

Данные заметки — не для создания некоего культа личности одного журналиста. Это попытка осознать, за что земляки и коллеги так высоко оценили труд человека, оружием которого стало партийное слово. Чтобы задумались над этой важной темой и другие.

Все четыре письма, про которые сказано выше, переполнены сердечной теплотой, какая возможна лишь при абсолютной искренности. Очень жаль, что нет возможности напечатать всё это полностью.

Но выделю некоторые конкретные дела, осуществлённые благодаря труду и настойчивости замечательного партийного журналиста. Вот что рассказывает, например, Елена Рощина — его ученица по профессии, почти десять лет проработавшая вместе с ним в «Орловской искре»:

«Михаил Михайлович Тутыхин всеми силами отстаивал идеи советского патриотизма и социальной справедливости, на что настраивал и нас, молодых. У противников — власть, поэтому борьба, как правило, становилась невероятно трудной. Но были в ней у нас и серьёзные победы.

Так, сам Михаил Михайлович с удовлетворением вспоминал историю спасения агрофирмы «Мценская». Это народное предприятие по откорму крупного рогатого скота и производству продовольственного зерна входило в число 300 наиболее крупных сельскохозяйственных предприятий страны. И вот в 2009 году над агрофирмой нависла угроза приватизации. Команда губернатора Козлова, правившего тогда, судя по всему, намеревалась с выгодой для себя продать предприятие курскому агрохолдингу «Разгуляй». Начались лживые нападки на успешное хозяйство и его руководителя Жернова, вплоть до попыток снять генерального директора. Очень похоже было на то, что завязалось вокруг знаменитого Грудинина.

«Орловская искра», как и областное отделение КПРФ в целом, по инициативе и при активном личном участии Тутыхина решительно выступила против «прихватизаторских» атак зарвавшихся чиновников и олигархов. В конце концов в результате длительной упорной борьбы они были отбиты. И «Мценская» теперь благополучно живёт и здравствует, в отличие от того же «Разгуляя» и ему подобных однодневок. Остаётся подлинно народным предприятием. А в прошлом году межрегиональная экспертная комиссия присвоила этой агрофирме статус образца лучших практик внедрения бережливых технологий в сфере сельского хозяйства Орловской области».

Действительно, есть повод порадоваться. Но автор этого рассказа отмечает, что в советское время на критику в прессе официальные органы обязаны были давать ответ о принятых мерах, а ныне утвердились иные «принципы»: для власть имущих — «Васька слушает да ест», а для СМИ — «Мели, Емеля, твоя неделя». Вот почему редактор да и просто товарищ по газете Тутыхин постоянно держал в поле зрения результативность критических выступлений «Орловской искры». Мало написать и напечатать хороший материал — ты добейся его действенности! Если надо, выступи и ещё раз, и ещё...

«Лишь при упорстве и настойчивости добьёшься нужной цели, учил нас Михаил Михайлович, — пишет Елена Рощина. — Сам поступал именно так, и мы старались следовать его примеру. Скажем, десятки статей были написаны нами в защиту сельских малокомплектных школ, подверженных «оптимизации». Некоторые удалось спасти, но, увы, даже при нашей настойчивости — далеко не все. Тутыхин это остро переживал.

В частности, отчаянно боролись за Октябрьскую школу в селе Архангельское Залегощенского района, а разрушители всё же взяли верх. И впоследствии, уже немалое время спустя, всякий раз на пути в Залегощь, когда вместе с Михаилом Михайловичем мы проезжали мимо разваливающегося здания школы с пустыми глазницами выбитых окон, я видела, какая пронзительная горечь застилает его взгляд».

Неравнодушие как обязательное качество настоящего партийного журналиста выделяет в своих размышлениях и Евгений Мельник. Он до того, как стал партработником, был преподавателем в Орловском государственном техническом университете.

«И вот, — пишет Евгений Евгеньевич, — вместе со своими студентами пришёл я на мюзикл «Алые паруса» по версии Орловского государственного театра для детей и молодёжи «Свободное пространство» (бывший ТЮЗ). Увиденное поразило и озадачило. Я никоим образом не мог собраться с мыслями, дабы объяснить ребятам и девчатам, почему романтичная Ассоль из прекрасного произведения Александра Грина представлена в орловском спектакле какой-то девкой из квартала красных фонарей. Да и не только в этом писатель был извращён до неузнаваемости!

Поделился своим впечатлением с М.М. Тутыхиным, журналистский авторитет которого был для меня уже на высшем уровне. Он воспринял мой рассказ как сигнал серьёзной тревоги и, посмотрев спектакль, на страницах «Орловской искры» поддержал меня. Мало того, для неравнодушного журналиста это стало толчком, чтобы внимательно изучить всё идущее на сценах «Свободного пространства» под руководством главного режиссёра Михайлова и Орловского драматического театра во главе с худруком Голубицким. Мы сошлись в оценках: оба театра стали гнездилищем пошлости и русофобии.

Так «Орловская искра» начала принципиальную битву на культурном фронте. Пожалуй, её кульминацией стало яростное и предельно убедительное неприятие постановки в «Свободном пространстве» пьесы некоего Хайфица «Как спасти камер-юнкера Пушкина». Тут мы уж столкнулись с оскорблением национального гения, о чём я, будучи в 2016 году депутатом Орловского облсовета, прямо заявил на заседании комитета по образованию, культуре и молодёжной политике.

А Михаил Михайлович в областной партийной газете КПРФ дал отповедь либеральной травле, которую устроили мне в соответствующих здешних СМИ за мою позицию. Его публикации о положении в наших театрах, как и на другие темы, были не только острыми, но и неопровержимо компетентными. Недаром одну из театральных его статей напечатала тогда и «Правда», что стало для нашей области существенным событием».

Нынешнее состояние российской культуры скверное. Добиться коренного перелома здесь нелегко. Однако наши товарищи в Орле считают определённой своей победой факт бегства скандального Михайлова с должности главрежа театра «Свободное пространство». Наверное, понял, что и новый губернатор-коммунист, и позиция значительной части областной общественности никак не в пользу его перспектив. Счёл за благо эмигрировать в Израиль…

А у меня вопрос к читателям такой:

«КАК ВЫ ОЦЕНИВАЕТЕ ДЕЙСТВЕННОСТЬ УСИЛИЙ ПАРТИЙНЫХ ЖУРНАЛИСТОВ — ИСХОДЯ ИЗ ОПЫТА ТЕХ ГАЗЕТ, КОТОРЫЙ ВАМ ХОРОШО ИЗВЕСТЕН?»

«Журналюга» — наш ли ориентир?

Давайте признаем, что в целом репутация журналистской профессии в нашей стране за последнее антисоветское 30-летие резко снизилась. Если в СССР, столетний юбилей которого мы отмечаем в наступившем году, эта специальность была, безусловно, одной из самых престижных и уважаемых, то в нынешней России дело обстоит совсем иначе. Возник, к примеру, такой новояз, как журналюга. Вроде названию придана даже некая масштабность, но — с явным оттенком презрения.

Почему? Корни в том, что появилась буржуазная журналистика со всеми её неизбежными прелестями, вплоть до журналистики заказной или жёлтой, то есть вовсе уж низменной, напоказ и намеренно. Ясно зачем: привлекать читателей и зрителей, притягивать их, что называется, любой ценой.

А такое тоже новенькое словечко, как фейк? Звучит симпатично, а означает ложь, сознательную выдумку, привлекающую, но обманную информацию СМИ. Это как звучный же киллер вместо откровенного убийцы.

Киллеры нравственности — они и есть журналюги. Отличают их цинизм и беспринципность, продажность и отсутствие даже малейших признаков совести. Не забыть, что на излёте «перестройки» сразу целая группа представителей, как тогда говорили, «четвёртой власти» (человек пять или шесть!) из еженедельника «Аргументы и факты» были делегированы в народные депутаты. А в то же время этот еженедельник из номера в номер кощунственно глумился над светлой памятью Зои Космодемьянской!

Нет, ориентиром для нас были и будут не те разрушители Советской державы и убийцы её героев, а военкор «Правды» Пётр Лидов, в самую тяжкую пору открывший Зою Космодемьянскую стране и миру, другие выдающиеся журналисты советского времени. Ориентиры появляются и в сегодняшних коммунистических, патриотических СМИ. Ведь именно поэтому написали в «Правду» о Михаиле Тутыхине его товарищи: не только как о профессиональном, но и нравственном примере для других.

Приведу выдержки из рассказа ещё одной ученицы Михаила Михайловича по газетному делу — Людмилы Никулиной:

«Для нас, молодых журналистов, работавших рядом с ним, он стал настоящим воспитателем и учителем, носителем лучших традиций отечественной журналистики. Воспитывал не назиданием, а личным примером. Глядя на то, как он относится к своему делу, мы понимали: журналист, о чём бы он ни писал, обязан быть ответственным и правдивым. А в нашей газете, кроме того, — защищающим интересы человека труда и всегда встающим на сторону справедливости.

Поразительно чувство долга, которое проявлялось у него в работе над каждым материалом: незначительных для него просто не существовало. Иногда буквально ради нескольких строчек мы с ним ездили в самые отдалённые районы области. И всякий раз, прежде чем публиковать свою статью, он обязательно перепроверял изложенные в ней факты, уточнял имена и фамилии — знак истинного уважения к героям своих публикаций и ответственности перед антигероями.

Очень любил обращать внимание на, казалось бы, мелочи, характеризующие человека, лучше познавая его через них. Это, по-моему, свойство исследователя человеческой души, каковым и был Михаил Михайлович.

Спокойствие, доброжелательность, отзывчивость и в нужный момент шутка — то, что располагает людей к тебе. Вот потому-то и получалось у него столь откровенное общение с разными собеседниками, независимо от возраста и места работы. Он всегда был в гуще людей, потому что они были нужны ему и он — им. А его умение находить актуальные, злободневные темы, ставить острые вопросы, волнующие многих, подмечать главное и удивительно точно расставлять акценты в своих материалах — всё это было признано в профессиональной среде, в том числе нередко даже у идеологических оппонентов».

Далее Людмила Никулина подчёркивает, что при отстаивании своей точки зрения Михаил Тутыхин не боялся никого и ничего, самым насущным для него было разоблачить несправедливость. И здесь журналистка приводит парадоксальнейший факт. Безупречного в нравственном отношении человека однажды вызвали (для проработки!) в комиссию по этике при областном отделении Союза журналистов. Что же произошло? Тутыхин встал на защиту депутата-коммуниста, несправедливо измазанного грязью в местной газете «Уездный город».

Любопытная на самом деле ситуация! По сути-то комиссия, призванная утверждать этику, то есть нравственность, должна бы вроде поддержать журналиста Тутыхина. За принципиальность. А она принялась его избивать. Оказывается, жалобщики посчитали неэтичным, что журналист выступил с критикой коллег по цеху.

Тутыхину сразу стала ясна подоплёка: она в том, какую газету он представляет. Между «Уездным городом» и коммунистической «Орловской искрой» комиссия предпочла занять более удобную, как им представилось, позицию — декоммунизаторскую. Тутыхин в своём выступлении на это прямо и указал, ещё раз прокомментировав неопровержимые доводы, которые стали основой его публикации.

Очередной вопрос:

«А ВЫ ПРОБЛЕМУ НРАВСТВЕННОГО ОБЛИКА НАСКОЛЬКО ВАЖНОЙ СЕГОДНЯ СЧИТАЕТЕ ДЛЯ ПАРТИЙНОГО ЖУРНАЛИСТА? КАК ПОНИМАЕТЕ ЕГО МОРАЛЬНЫЙ ДОЛГ?»

Ради человечного настоящего и будущего

Снова перечитываю эти знаменательные письма из Орла, невольно задерживаясь на отдельных абзацах. Вот о наследии партийного журналиста:

«Листаем подшивки «Орловской искры», где редкий номер без фамилии Тутыхин. Это и тема партийной жизни, поскольку газета всё время заботится о сплочении коммунистов, рассказывая про лучших из них. Это и резкая критика антисоветской власти: он писал о вопиющих эксцессах «дикого капитализма», хронике кризиса, уводе госсобственности, губительных реформах ЖКХ, развале промышленности и здравоохранения, разрушении советской системы образования и воспитания. А больше всего — об уничтожении села.

Конечно же, попал под прицел острого тутыхинского пера и полный кавалер ордена

«За заслуги перед Отечеством» Е.С. Строев — как инициатор и проводник липовых, показушных сельскохозяйственных «реформ». Не любил Тутыхин ложь и переметнувшихся, разоблачал современные и исторические фальсификации. В том, что в Орле установлен памятник Ивану Грозному, а также удалось пресечь кампанию переименования советских названий, несомненная и большая его заслуга».

Или вот о постоянном стремлении журналиста КПРФ к идейно-теоретическому и общеобразовательному росту:

«Михаил Михайлович на газетное поприще пришёл не сразу. После школы окончил исторический факультет Орловского пединститута и учительствовал в сельской школе. В армии служил на Байконуре — в подразделении по охране объектов космодрома. Затем довелось ему поработать и в районном отделе народного образования, и в райкоме КПСС — заведующим отделом пропаганды и секретарём по идеологии. Но всё время он учился, до последних минут жизни не расставался с книгой, считая самообразование непременной своей обязанностью.

А в газете, куда привело его подлинное призвание, эту обязанность для себя он, наверное, удвоил. Невежественный журналист, да ещё с гонором и раздутым самомнением, что стало фактически нормой при буржуазных нравах, вызывал у него бурное негодование. Как издевался над постыдной малограмотностью нынешних чванливых мэтров телеэкрана, радио и прессы!

Сам же, обладая отменным чувством юмора, метко использовал острые словечки и фразы, заимствованные у Чехова или Гоголя, Достоевского или Салтыкова-Щедрина, у других любимых писателей. Не только в своих газетных работах, но и в быту. Так, мы вслед за ним до сих пор называем местных «прихватизаторов» Захват Ивановичами — по Лескову».

«Вслед за ним…» Вот что, согласитесь, особо ценно: журналист продолжается! И в его читателях, которым за годы работы немало он дал своими публикациями, и в учениках, коллегах, товарищах. Как ведь хотели новоявленные геростраты навсегда искоренить у нас даже слово это — товарищ, заменив «господами». А не получилось, не вышло! Сам Пушкин встал тут на нашу сторону: «Товарищ, верь, взойдёт она, звезда пленительного счастья…» Сам Гоголь устами героического Тараса Бульбы воспел наше товарищество.

С волнением читаю я в одном из орловских писем: «Каждый год 5 мая мы, следуя почину М.М. Тутыхина, обязательно поздравляем друг друга с Днём советской печати. Он для нас остался и останется большим праздником. Уверены: не только для нас».

Конечно, вы правы! За прошедшие 30 антисоветских лет мне доводилось не единожды встречать этот день в командировках. Места разные — от Владивостока до Калининграда, но везде товарищи-коллеги очень душевно отмечали свой давний советский праздник, так удачно вписавшийся между Первым Мая и Днём Победы. Антисоветская власть отменила его, но журналисты, считающие себя по-прежнему советскими, от Дня рождения «Правды» не отреклись.

Авторы писем из Орла напоминают, что 2022-й — год не только 100-летия образования СССР и советской пионерии, но и 110-летия создания ленинской «Правды». Грядёт также 100-летний юбилей учреждения Дня советской печати, и в связи с этим высказано пожелание отметить его более масштабно и содержательно, чем обычно:

«Стоило бы и в этот день, и в течение всего года провести своего рода смотр нашей партийной прессы и журналистских рядов КПРФ. Учтём, что в будущем году исполнится 30 лет Коммунистической партии Российской Федерации, подхватившей знамя партии Ленина — Сталина. КПРФ зовёт и объединяет всех, кто готов самоотверженно бороться ради человечного настоящего и будущего нашей страны.

А помните, с чего начиналось? Со знаменитых статей Геннадия Зюганова в «Советской России» и коллективного «Слова к народу», ставших провозвестниками возрождения Коммунистической партии. И сегодня, как и в ленинско-сталинские времена, роль партийного слова, партийной прессы невозможно переоценить. Задача наша общая — сделать это оружие ещё более острым и действенным!»

ЕСЛИ ВЫ СОГЛАСНЫ С ТАКОЙ ПОСТАНОВКОЙ ЗАДАЧИ, НАПИШИТЕ О СВОИХ ПРЕДЛОЖЕНИЯХ, ПОЖЕЛАНИЯХ, РАЗМЫШЛЕНИЯХ, КАК УСПЕШНЕЕ РЕШАТЬ ЕЁ.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Ср фев 16, 2022 8:00 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 10291
Ленин непричастен к гибели бывшего царя и его семьи
№17 (31220) 17 февраля 2022 года
4 полоса
Автор: Владимир СОЛОВЬЁВ.

Разговор со старшим следователем по особо важным делам Владимиром СОЛОВЬЁВЫМ ведёт политический обозреватель «Правды» Виктор КОЖЕМЯКО

При всех осложнениях внутреннего и внешнего положения нашей страны определённые силы на правящем верху не упускают из вида антисоветское, антикоммунистическое направление в политике и пропаганде, изначально ставшее для них основным. Если же говорить о центральной личности, подвергаемой наибольшим атакам ненавистников социализма, то это, конечно, Владимир Ильич Ленин.

Особенно активные приступы антиленинской истерии, как правило, происходят в апреле, когда родился величайший сын русского народа, и в январе, когда завершился его земной путь. Нынешний январь не стал исключением. Опять на повышенных тонах заголосили о необходимости «похоронить» Ленина и снести все его памятники, в новинку конкретизировано предложение ликвидировать столичный Ленинский проспект, заменив его проспектом Высоцкого, а буржуазные СМИ типа «МК» выдали свои «эксклюзивные» порции отвратительной лжи в адрес основателя Советского государства и вождя мирового пролетариата.

Цель всего этого понятна: любым способом, любой ценой скомпрометировать, принизить, извратить жизнь и деятельность человека, всецело посвятившего себя борьбе за справедливость и счастье людей труда. Вот и новый документальный фильм, показанный по Первому каналу ТВ в последнее январское воскресенье, явно рассчитан на то же самое.

Двухсерийное произведение называется «Дело Романовых. Следствием установлено…». Громкая предварительная реклама представила его как чрезвычайную сенсацию, и время показа было отведено наилучшее. Разумеется, это свидетельствовало об особой значимости намерений, что уже отметила «Правда» в своём отклике «Продолжая охоту на Ленина» (см. №10 за 1—2 февраля с.г.).

В чём же главное намерение творцов и демонстраторов новой большой пропагандистской работы? Ещё раз (далеко-далеко не первый!) использовать для антисоветского и, прежде всего, антиленинского наката чувствительнейшую тему, которую называют обычно темой расстрела царской семьи.

Как известно, Николай II царём к этому времени уже не был: отрёкшись от престола, он стал просто Николаем Романовым. Но безусловная чувствительность темы, особенно если оторвать её от исторического контекста времени (что ныне происходит постоянно), по очевидным причинам больше не в фигуре Николая Александровича, а в детях. На этом и строятся по существу колоссальные политические спекуляции вокруг трагедии 17 июля 1918 года в Екатеринбурге.

Её постарался сполна использовать в своих целях Ельцин. О ней обязательно вспоминают почти при каждой очередной вспышке антикоммунистического психоза. А если кто-то опять и опять требует «окончательно решить» вопрос о ленинском Мавзолее, то, конечно, екатеринбургские события выдвигаются как один из главных пунктов в обвинении вождя большевиков.

Обвинение это стало уже настолько расхожим, что прочно засело в головах многих. Тем более что выстроена и психологическая схема, которая некоторым кажется просто неопровержимой. Как же! Старший брат Ленина был повешен за участие в покушении на отца Николая II, а «кровожадный Ульянов» за это отомстил, убив не только самого царя, но также и его жену, и детей.

Всё это в разных вариациях повторяется, повторяется, повторяется: «Ленин убил Николая и его семью». На пике связанных с этим бурных фантазий возникла и даже почти как официальная утвердилась ярчайшая придумка. Оказывается, череп бывшего царя (или даже заспиртованная голова) после расстрела чуть ли не по личной ленинской просьбе был преподнесён ему и хранился в кремлёвском сейфе председателя Совнаркома. Время от времени Ленин его якобы доставал, любовался им и даже кому-то показывал.

Вот так: чем ужаснее, тем сильнее бьёт по мозгам. Доказательства? Их, безусловно, нет и быть не могло. Однако до сих пор немало людей, которые на этот фантастический «факт», как и на другие подобные, вполне серьёзно ссылаются.

В новом фильме не сообщают про царский череп в ленинском кабинете, хотя сам этот скорбный предмет неоднократно переходит на экране из рук в руки различных экспертов. Но ведь обнаружен-то он уже десятилетия спустя после смерти Ленина, причём не в сейфе его кабинета, а в захоронении близ Екатеринбурга! Вот и обмолвились бы авторы фильма о несостоятельности утвердившейся версии — во имя исторической правды. Нет же! Правда, особенно что касается Ленина, — не их задача. У них задача противоположная.

Есть веские основания утверждать это абсолютно однозначно. В комментарии нашей газеты по поводу фильма уже высказана серьёзнейшая претензия к его создателям, а ещё больше, пожалуй, к заказчикам. Это они, организовав новую комиссию для расследования екатеринбургских событий, судя по всему, обязали её найти аргументы, доказывающие личную причастность В.И. Ленина к происшедшему в июле 1918-го.

Ведь документально таковых, сколь ни покажется это удивительным кому-то, никогда не было. Зато уже были результаты другого расследования, начатого ещё в 1993 году и продолжавшегося — с перерывом — до 2009-го. Возглавлял ту многолетнюю работу Владимир Николаевич Соловьёв, который был старшим следователем по особо важным делам в Прокуратуре РФ, а потом занял ту же должность в Главном следственном управлении Следственного комитета Российской Федерации.

Потребовалось тогда опознание останков, найденных сперва в одном захоронении под Екатеринбургом, а затем и в другом. Для этого велись разносторонние экспертные работы, к которым привлекались учёные и специалисты разного профиля. Подробности тех изысканий — обширная тема. Но выделим самое главное на сегодня.

За долгое время этой кропотливой работы, поглотившей его целиком, В.Н. Соловьёв стал уникальным знатоком всех обстоятельств истории, происшедшей столетие назад. Он изучил массу документов, воспоминаний, свидетельства очевидцев и материалы всевозможных исторических исследований, проводившихся в разные годы.

И вот один из выводов, который он сделал: Ленин непричастен к расстрелу бывшего царя и его семьи.

А что в новом фильме? Здесь про работу Владимира Николаевича и принципиальный его вывод даже не упомянуто. Свои же рассуждения на сей счёт авторы выстраивают таким образом. Сперва признаётся, что документов об участии Ленина в этой истории не найдено. Однако сразу следует многозначительный вопрос: да можно ли было принять ТАКОЕ решение без воли руководителя страны?

Соловьёв как раз и доказал, причём весьма убедительно, что в тех конкретных исторических условиях такое оказалось возможным. Именно этому посвящена была беседа с ним, напечатанная в «Правде» более десяти лет назад. Но, как и следовало ожидать, большинство СМИ позицию одного из самых компетентных исследователей жгучей темы замолчали. Сознательно замолчал её и новый фильм, выполнивший определённый антиленинский заказ.

Вот почему редакция «Правды» сочла целесообразным повторить публикацию содержательного разговора с бывшим следователем по особо важным делам, который аргументированно отвечает на ряд острых и важных вопросов.

«У меня есть основания это утверждать»

— Владимир Николаевич, я совершенно случайно узнал о вашем выводе относительно позиции Ленина в деле царской семьи. Вы пришли к решению, что расстрел был совершён не только не по его инициативе, но и без его согласия?

— У меня есть основания это утверждать.

— На чём они базируются?

— Прежде всего на реальности взаимоотношений, которые были тогда между центром и провинцией, то есть между властью в Москве и на местах. Далеко не всё в этих отношениях к тому времени стабилизировалось, и далеко не всегда чётко срабатывали указания из центра. Ведь Советская власть только устанавливалась. Вообще, дабы понять происшедшее так, как оно происходило, надо представить всю сложность ситуации в её исторической конкретности. А нынче всё предельно упрощают.

— Приведите пример той сложности, которую вы имеете в виду.

— Пожалуйста. Не знаю, известно ли вам, но абсолютному большинству, я уверен, неизвестно, что в это время, о котором мы говорим, слово «ленинец» среди многих уральских большевиков, включая местное руководство, было чуть ли не ругательным.

— Почему?

— Брестский мир стал причиной. Ленин — это Брестский мир, то есть компромисс. А радикалы против компромиссов. Они вовсе не за начало мирного строительства, а за расширение революционного пожара. Из-за Брестского мира, помните, у Ленина происходит резкое столкновение даже с Дзержинским. Ленин, получается, в глазах многих теперь какой-то оппортунист-примиренец.

Далее противостояние с радикальными силами как в самой большевистской партии, так и вне её (вспомним мятеж левых эсеров в начале июля того же 1918-го) пойдёт по нарастающей.

— Это понятно. Недаром через два года Ленин напишет известную свою работу «Детская болезнь «левизны» в коммунизме».

— Так вот, руководство уральских, екатеринбургских большевиков эта самая «левизна» основательно захватила. И Ленин в тот момент не был для них безусловным авторитетом. Тем более что здесь работали революционеры с большим стажем, мысленно считавшие себя (по крайней мере, некоторые из них) деятелями, может, не меньше или на равных с Лениным. И уж точно — гораздо революционнее!

— Это определяло и отношение их к проблеме царской семьи?

— Конечно. Рвались решить её в своём духе — радикально. А вот для Ленина такое оказывалось неприемлемым. Больше того, я пришёл к выводу, что расстрел был даже своего рода провокацией против Ленина и той линии, которую он проводил.

Представьте, левыми эсерами, то есть теми же радикалами, в начале июля 1918 года убит германский посол Мирбах. Это — провокация, чтобы вызвать обострение отношений с Германией, вплоть до войны. И уже появилась угроза, что в Москву будут посланы германские воинские части. Тут же — левоэсеровский мятеж. Словом, всё балансирует на грани. Ленин прилагает огромные усилия, дабы как-то сгладить навязанный советско-германский конфликт, избежать столкновения. Так зачем же ему в этот момент расстрел германских принцесс, каковыми считались дочери Нико-лая II и Александры Фёдоровны?

Нет, Ленин даже по таким сугубо прагматическим политическим соображениям не мог этого хотеть и, убеждён, к этому никак не стремился. Наоборот, совершённое фактически было направлено против него.

— Ленин был за суд над бывшим царём?

— Да. Предполагалось, что такой суд состоится, и Троцкий хотел выступить в качестве обвинителя. Впрочем, Троцкий, который уж точно считал себя не меньше, а больше Ленина, в это время начинал разыгрывать свою игру...

— Поскольку мы заговорили о суде, я вспомнил, что Временное правительство тоже собиралось устроить суд над Николаем II.

— Над ним и над бывшей императрицей. Вскоре после Февральской революции была учреждена Чрезвычайная следственная комиссия (ЧСК) для расследования преступлений царской семьи и высших должностных лиц России. Речь шла о государственной измене и многом другом.

— Я читал о работе этой комиссии у Александра Блока, который, кажется, активно в ней участвовал... Но, насколько я знаю, одновременно шли переговоры о высылке царской семьи за границу?

— Именно так.

— А кто их вёл и с кем?

— Да те же люди, которые руководили подготовкой судебного процесса, в самый разгар этой подготовки вели переговоры об отправке царя и его семьи в Англию. Замечу, что при разработке акта отречения от престола вопрос о возможном царском выезде из России официально не рассматривался. Но сохранилась записка низложенного императора от 4 марта 1917 года, переданная председателю Временного правительства князю Львову. Судя по ней и по резолюции от 6 марта, просьба Николая о выезде за границу была поддержана.

— Сразу имелась в виду Англия?

— Видимо, сразу.

— А почему?

— Наиболее тёплые, даже дружеские личные отношения изо всех зарубежных монархов сложились у русского императора с английским королём. В Англии Николаю, который носил в России довольно скромный воинский чин полковника, были присвоены высшие звания — фельдмаршал армии и адмирал британского флота. Такие же, какие носил сам король Георг V. Кстати, интересная подробность: Николай II и Георг V внешне были очень похожи. Иногда они, меняясь формой, разыгрывали окружающих.

Короче, казалось бы, Великобритания для отъезда венценосной семьи — наилучший вариант. Где-то около 7 марта министр иностранных дел Милюков встретился с английским послом в России Джорджем Бьюкененом и попросил выяснить позицию британского правительства по этому вопросу. И уже 10 марта посол сообщил, что правительство его страны положительно относится к идее переезда царской семьи в Великобританию.

Керенский, на которого Временное правительство возложило все проблемы, связанные с этой семьёй, начал вплотную заниматься подготовкой отправки её за рубеж.

— Почему же это не состоялось?

— Немедленному отъезду помешала работа Чрезвычайной следственной комиссии, которая, при всех этих закулисных переговорах, всё-таки продолжалась. Но и ещё одна серьёзная проблема возникла, когда практически хотели приступить к реализации этого плана: а удастся ли обеспечить безопасный проезд царственных особ до порта Романов, то есть до Мурманска?

Дело в том, что слухи о готовящемся отъезде царя за рубеж каким-то образом вышли за пределы узкого круга и вызвали бурю возмущения во многих общественных организациях. Вот ведь от чего нельзя отвлекаться при рассмотрении событий того времени! Я говорил о радикальном крыле большевистской партии. Но в 1917-м и позднее настрой в массе русского населения был предельно радикальным. В том числе и по отношению к «царскому вопросу». Учтите следующее: огромное количество организаций с мест, представлявших различные партии (так называемые демократические, что особо надо подчеркнуть!), буквально засыпали Временное правительство телеграммами и письмами с категорическим требованием немедленно и безо всякого суда «пустить в расход» царя и его семью.

—Да, это действительно серьёзно. Нынче мало кто представляет реальное настроение большой части общества в то время. Внушили, что абсолютное большинство в России было убеждёнными монархистами и лишь «беспощадная шайка большевиков-ленинцев» стремилась к убийству царя.

— Монархистов в России тогда, пожалуй, было гораздо меньше, чем теперь. Все демократы! Колчак — демократ, Краснов — демократ, Деникин — тоже... Потому так легко и произошла Февральская революция. От царя почти все отреклись, даже церковь.

— Мы в «Правде» недавно печатали заявления церковных деятелей, опубликованные после Февраля: сплошной восторг по поводу свержения самодержавия!

— Могу добавить весьма показательный факт. Когда встанет вопрос о переезде царской семьи в Тобольск, ни один священнослужитель не захочет отправиться вместе с ней. В том числе царскосельский священник и духовник семьи протоиерей Александр Васильев. Он откажется ехать, как и другие священнослужители. Поэтому в Тобольске окормлять царя и его семью придётся местному батюшке, по совпадению — тоже Васильеву, отцу Алексею...

— Но давайте вернёмся к вопросу, почему венценосная семья не была перевезена в Англию.

— А потому, что Англия пересмотрела своё первоначальное решение. Так сказать, «одумалась». Ровно через месяц, 10 апреля 1917 года, король Георг V даёт указание своему секретарю лорду Станфордхэму предложить премьер-министру, «учитывая очевидное негативное отношение общественности, информировать русское правительство о том, что правительство Его Величества вынуждено взять обратно данное им ранее согласие».

— А что имелось в виду под «негативным отношением общественности»? О какой общественности речь — об английской или российской?

— Надо полагать, и той и другой. В массе настроение англичан вовсе не было таким уж благожелательным к России, чтобы спасать её самодержца. А о настроении в самой России, которое английскому королю, разумеется, было хорошо известно, я уже сказал.

Словом, думая о том, как дальше вести дела со страной, жители которой в массе своей решительно настроены против бывшей царской семьи, а также опасаясь, что укрывательство этой семьи и самого царя может помешать отношениям с Россией в будущем, Георг V счёл за благо отказать своему давнему другу в приёме.

— Что ж, факт, кое-что говорящий на тему «нравственность и политика». В данном случае — английская политика.

— Ничего удивительного: правители Великобритании всегда исповедовали крайний государственный эгоизм. Так что судьба царя, как таковая, мало их волновала.

— Ну а были варианты выезда в другие страны?

— Судя по всему, другие тоже не слишком-то горели желанием принять у себя опальную семью бывшего российского императора. Ни Франция, ни Дания, ни Греция или Испания — называю государства, где раньше вроде бы высоко ценили Николая II. Только немцы, как ни парадоксально, постоянно интересовались судьбой бывших русских царевен и одновременно германских принцесс.

Бывшему «хозяину земли русской» искали укромное место во взвихренной революцией стране

— Значит, поскольку варианты отправки царя за рубеж отпали, Временное правительство принимает решение о Тобольске?

— Совершенно верно.

— Однако почему обязательно надо было куда-то эту семью вывезти и почему возник именно Тобольск?

— Николай II вместе с семьёй, как известно, находился под домашним арестом в Царском Селе. Но близость к бурлящему революционному Петрограду была для них опасной, причём со временем опасность не уменьшалась, а, наоборот, возрастала. Несмотря на основательную охрану, возможен был и самосуд. Учитывая те массовые радикальные настроения, про которые мы говорили...

— То есть царя надо было где-то укрыть?

— Разумеется. Укрыть от реально грозящей расправы — не большевистской, а чьей угодно. Керенский именно об этом думал. Сибирский Тобольск виделся в тот момент подходящим местом, тихим, укромным.

— Члены царской семьи тоже хотели уехать подальше от кипящей столицы?

— Они-то хотели, но место переезда представляли себе совсем иное. Не Тобольск, а Крым. Были уверены, что их отвезут туда и они смогут спокойно жить в своём дворце — так сказать, на средства царя в отставке. Временное правительство и пошло бы на это, но к августу 1917-го стало совершенно ясно, что страной, особенно окраинами, оно фактически не управляет. И Крым среди этих окраин оказался слишком горячим местом. Тогда и возник Тобольск.

— Итак, Временное правительство решило переправить Николая II и его семью из Царского Села в Тобольск. Переезд туда прошёл спокойно?

— Это было похоже на военную операцию. Подготовили два состава, разместили в них 45 приближённых царской семьи, 330 солдат и 6 офицеров. Все солдаты отличились в боях, много было георгиевских кавалеров. И возглавил эту военную силу полковник Кобылинский.

А рабочие-железнодорожники, узнав о предстоящей отправке царской семьи, до последнего грозили поездку сорвать. Правительство опасалось и нападений в пути, поэтому было дано указание большие станции проезжать, останавливаясь для пополнения угля и воды лишь на маленьких. Собственно, так оно и было. Иногда в чистом поле останавливались, чтобы пассажиры могли погулять...

Вышел царский поезд ранним утром 14 (27) августа. Ещё, можно сказать, ночь была. Создана обстановка строжайшей секретности. Окна в главном секретном вагоне плотно зашторены. И на вагоне этом надпись: «Японская миссия Красного Креста». Поезд шёл под японским флагом.

— А почему? С чем был связан именно этот флаг?

— В целях той же секретности. Маскировка. Ну а Япония ведь считалась в это время союзницей России...

— Эксцессов по ходу путешествия не возникло? Оно не было замечено?

— Интересно, что всполошились не где-нибудь, а в «роковом городе» Екатеринбурге. Хотя два странных состава проследовали ещё на рассвете, но здесь о присутствии в поезде царственных особ откуда-то стало известно. И во ВЦИК пошла телеграмма, что, по слухам, поезда с царём и семьёй идут в Ново-Николаевск (нынешний Новосибирск), чтобы оттуда уйти через Харбин за границу. Для предотвращения этого из Екатеринбурга разослали телеграммы в Ново-Николаевск, Красноярск, Иркутск. Между тем царь и вся его семья спокойно спали.

Дальше довольно благополучно добрались до Тюмени, а оттуда, пересев на пароход «Русь», по рекам Тура и Тобол отправились к месту назначения. В Тобольск прибыли 19 августа по старому стилю (по новому — 1 сентября).

— И где разместились?

— В доме, где жил последний тобольский губернатор Ордовский-Танаевский. Он к этому времени уже съехал, власть была у представителей Временного правительства и городского головы Шалабанова. Они срочно готовили жильё необычным новым постояльцам. Всё там чистили, красили, дом обносили надёжным забором.

— Большой дом?

— Восемнадцать комнат, причём просторные, так что места всем хватило. При доме, по словам Николая II, были «так называемый садик» и «скверный огород».

— Широко известны фотографии, на которых бывший царь колет дрова. Говоря современным языком, фотографы в этом видели, наверное, особый «прикол».

— Да, Николай заготавливал дрова, пилил, колол. Сперва сухую сосну во дворе спилили, потом берёзу. А затем привезли круглого леса, который он стал «разделывать». Ему нужна была физическая нагрузка. Позднее, когда большевик Мячин-Яковлев, о котором речь у нас впереди, будет рассказывать в интервью «Известиям» о своей первой встрече с тобольским ссыльным, он отметит его свежий вид, а на руках — появившиеся рабочие мозоли.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт фев 17, 2022 7:56 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 10291
Ленин непричастен к гибели бывшего царя и его семьи
№18 (31221) 18—21 февраля 2022 года
4 полоса
Автор: Владимир СОЛОВЬЁВ.

Разговор со старшим следователем по особо важным делам Владимиром СОЛОВЬЁВЫМ ведёт политический обозреватель «Правды» Виктор КОЖЕМЯКО

(Окончание. Начало в №17)

Тобольску недолго суждено было оставаться тихим местом

— Однако, как легко представить, «укромное, тихое место» — Тобольск — совсем недолго продолжало оставаться таковым?

— Действительно, легко представить. Ветры из столиц долетали сюда, а там происходили события грандиозные. Смена власти! И это создаёт в Доме Свободы (так к тому времени именовался бывший губернаторский дом в Тобольске) ситуацию некоей неопределённости и повышенной напряжённости.

Учтите хотя бы следующее. Временное правительство перестало платить зарплату солдатам царской охраны, а большевистское ещё не начало. К тому же революционизация среди солдат нарастает. Солдатское собрание, например, постановило снять погоны. Теперь в Тобольске за ношение погон можно было получить неприятности. Бывало, местные жители нападали на людей в погонах и избивали их, а погоны срывали. Солдатский комитет гарнизона 3 января 1918 года решает снять погоны с Николая II.

— То есть от желанных для царской семьи изолированности и покоя мало что остаётся?

— Покоя, собственно, к этому времени давно уже нет. Мешками приходили письма в бывший губернаторский дом, особенно много в адрес Александры Фёдоровны. Писалось о её отношениях с Григорием Распутиным, высказывались всякие скабрёзные предложения царевнам. Как ни удивительно, даже из Америки письма добирались.

— А как новая власть в столицах реагирует на продолжающееся пребывание царской семьи в Тобольске?

— Первое время — никак. Не до этого было. Да и не возникало поводов особо заниматься «бывшими». Ну живут там и живут, каких-то политических телодвижений не совершают — и ладно.

Однако у екатеринбургских большевиков с их повышенно радикальной, как я уже говорил, настроенностью проявляется всё больший интерес к Тобольску. Тем более что оттуда начинают упорно ползти слухи: царская семья замыслила побег. Достигая Екатеринбурга, слухи эти затем не только широко транслируются, но и усиливаются, в чём-то дополняются.

Слухи растут. Они публикуются в газетах, причём, подчеркну, далеко не только и не столько большевистских. Пока ещё много разных газет. Пишут, например, что царь развёлся с царицей. Сообщают, будто Николай постригся в монахи и ушёл в Абалакский монастырь. Есть известие, что он вообще убежал в неизвестном направлении. Вовсю муссируется слух, что у причала на Иртыше стоит в полной готовности лёгкая шхуна «Святая Мария» — специально для того, чтобы умчать царскую семью за границу.

Иногда опровержения на подобную «информацию» тоже печатают, но редко и самым мелким шрифтом на последней странице газеты. А слухи-то бегут! Они воспринимаются взахлёб, как авантюрный роман. Они будоражат и тихий Тобольск, и настороженно-грозный Екатеринбург, всё более внимательно следящий, что же там, в Тобольске, вокруг царской семьи происходит.

Вдобавок ко всему в этот момент здесь появляется весьма загадочная фигура, которая усиливает интригу.

— Кто же это?

— Волею обстоятельств— мой однофамилец. По имени Борис Николаевич Соловьёв. Личность авантюрная. Зять Распутина — женат на его младшей дочери Матрёне (Марии). А до этого якобы несколько лет провёл в Индии, где обучался гипнозу и всевозможным приёмам оккультизма. Например, убийству на расстоянии. Это он сам о себе друзьям рассказывал. А белогвардейский следователь Николай Соколов, который потом будет заниматься делом о расстреле царской семьи, сочтёт Соловьёва масоном и немецким шпионом.

В Февральскую революцию поручик из вольноопределяющихся Борис Соловьёв делает карьеру — становится адъютантом Гучкова. С помощью скрытых корниловцев получает должность помощника начальника отдела Дальнего Востока при военном министерстве и вроде бы работает в комиссии «по приёмке особо важных заказов для обороны государства». Не знаю, была ли на самом деле такая комиссия — сочинить этот человек мог что угодно. Доподлинно известно: деньги очень любил.

— Но с какой целью появился он в Тобольске?

— С целью освобождения царской семьи. Уже после Октября Соловьёв с непонятными функциями поступает на службу к банкиру Карлу Иосифовичу Ярошинскому, близкому к знаменитой подруге императрицы Вырубовой и вообще к кружку Александры Фёдоровны. Кладут ему 40 тысяч рублей жалованья в год. Одновременно Вырубова уговаривает Ярошинского выдать Соловьёву 25 тысяч рублей для помощи императорской семье. Так вот, получив эти солидные деньги в царских купюрах, Соловьёв и направляется в Тобольск.

— А там как он действует?

— Прямо скажу, странно. Священнику Алексею Васильеву он сообщил, что приехал по поручению «центра» освободить царскую семью и что возглавляет крупную вооружённую организацию. Понятно, это сразу становится известно царю, его семье и всему их окружению, вызвав радость и большие надежды. Ещё бы! Сам зять любимого Григория Ефимовича Распутина прибыл как освободитель.

— И что дальше?

— А дальше практически ничего. Всё оборачивалось какой-то опереттой. Ходит Соловьёв по Тобольску, ходит под окнами губернаторского дома. Императрица из окошка ему улыбается, царь и все остальные о нём говорят. Ссужают ему деньги, кое-что из царских драгоценностей передают. Планы строятся самые фантастические. Например, сплавиться на моторных лодках до устья Иртыша, а потом на север, просить у англичан корабль и плыть в Лондон через Ледовитый океан...

— В общем, одни фантазии?

— Не более того. Но 7 февраля 1918 года Соловьёв возвращается в Петроград и рассказывает, что собрал группу единомышленников и дело освобождения бывшего императора вместе с его семьёй близится к успешному завершению.

Видимо, опытный не только в финансовых делах Ярошинский не очень-то поверил Соловьёву, поэтому выделил на сей раз всего 10 тысяч рублей. Однако тот с помощью Вырубовой продолжил сбор средств среди более наивных и, когда у него было уже несколько десятков тысяч рублей, снова отправляется в Тобольск. Опять к священнику Алексею Васильеву.

Происходит там и ещё одна знаменательная для «освободителя» встреча — с молодым, 19-летним почитателем царской семьи Сергеем Марковым. Ему Соловьёв рассказывает сказки о том, что руководит «братством святого Иоанна Тобольского», созданным для освобождения царя, и входят в эту организацию якобы уже 120 человек. А в Петроград сообщает о создании офицерского отряда в 300 сабель.

— Тоже сказка?

— Разумеется.

— Но, тем не менее, Марков стал сподвижником Соловьёва в его авантюре?

— На очень короткое время. Наверное, по заданию Соловьёва Марков отправляется на родину Распутина, в село Покровское, и там до него доходит известие о большой неприятности, случившейся с «начальником»: Соловьёв арестован.

Действительно, это произошло в Тюмени. Борис Николаевич иногда чересчур «зарывался» и терял чувство опасности. Арестовали его большевики. А выручила каким-то чудом распутинская дочь, жена Мария — Мара, как он её называл. В своём дневнике она записала, что слезами залилась, увидев Борю в железной клетке.

Дабы закончить сюжет с этим незадачливым «освободителем» царской семьи, скажу: бежав от большевиков из Тюмени, он был потом снова арестован — уже белыми в Чите. И опять выбрался благодаря той же Маре! Её подругой оказалась подруга печально знаменитого атамана Семёнова. Вот тот и принял меры. А на пальце атаманской подруги появился чистейшей воды императорский бриллиант...

Чтобы предотвратить якобы готовящийся побег, в дело вступают омские, тюменские, уральские...

— Владимир Николаевич, надо бы поконкретнее разобраться, как в начале 1918 года складывались отношения между центральной и местной властью, а если географически — между Петроградом, Москвой, Екатеринбургом и Тобольском. Поскольку, как я понимаю, это были главные адреса, так или иначе оказывавшие влияние на дальнейшую судьбу семьи Николая II.

— Я добавил бы к этим адресам ещё Омск и Тюмень. Дальше поймёте почему.

Если говорить о Тобольске, где по-прежнему оставалась семья бывшего царя, то обстановка там день ото дня всё более накалялась. После разгона Учредительного собрания из Петрограда возвратилась тобольская делегация, которая привезла с собой инструкцию о ликвидации всех местных учреждений и организаций Временного правительства. В конце января 1918-го сложил свои полномочия тобольский губернский комиссар Пигнатти — библиотекарь и краевед, человек достаточно мягкий, который, с точки зрения требований времени, с обязанностями своими не справился и справиться не мог. Сложил полномочия 24 января и Василий Панкратов, назначенный в своё время комиссаром по охране бывшего царя.

— Ну а кто же возглавил новую власть в городе и губернии? Кто стал во главе царской охраны?

— Это всё происходило весьма непросто. И как раз присутствие в городе семьи бывшего императора и его самого стало неким особым обстоятельством, вокруг которого начали сталкиваться разные силы.

Неразбериха с охраной царской семьи нарастала, поскольку на смену старым солдатам из Петрограда прибыли новые, прошедшие революционную школу в столице, но и прежние не ушли. Раздоры, трения между ротами. А вскоре появляются и ещё претенденты на охрану так называемого Дома Свободы.

В начале марта 1918 года из Омска в Тобольск прибыл комиссар Запсибсовета В.Д. Дуцман, и вслед за ним появился отряд из сотни омских красногвардейцев во главе с А.Ф. Демьяновым. Вот он, Демьянов, и был назначен чрезвычайным комиссаром Тобольска и Тобольского уезда.

— Он же возглавил контроль над домом, где находилась семья бывшего царя?

— Омские красногвардейцы действительно первым делом решили взять под свой контроль Дом Свободы. Но не тут-то было! Охрана дома воспротивилась. Тогда Николай II в дневнике записал, что бойцы отряда охраны начали готовить к бою пулемёты.

В общем, схватка могла бы получиться нешуточная. Спасло то, что омский отряд повёл себя довольно спокойно. Фактически он отступил. Вообще, за всё время со стороны его бойцов не было ни одного выстрела. Не был арестован ни один человек, не провели ни одного обыска.

— А в чём состояли их действия?

— Разогнали органы старой власти и создали новый губернский Совет. Председателем его стал Павел Хохряков. Бывший матрос, кочегар броненосца «Император Александр II», он был ещё раньше тайно заброшен в Тобольск екатеринбургскими большевиками. Обосновался здесь, женился, а вот теперь вошёл во власть.

— Но что происходило с охраной царя?

— Она оставалась, как и раньше. Однако поскольку слухи о готовящемся побеге царской семьи распространились к этому времени уже очень широко, то в ряде соседствовавших с Тобольском большевистских организаций решают принять свои меры, чтобы побег предотвратить. И вслед за омским отрядом в Тобольск прибывает отряд тюменский. За царём!

— Что-нибудь им удалось?

— Омичи тюменцев выгнали. Между прочим, царская семья слышала, как со свистом, гиканьем и бубенцами на пятнадцати тройках тюменский отряд покинул Тобольск.

Потом тюменцев сменили уральцы. Две группы уральского отряда под командованием Семёна Заславского прибыли в Тобольск 28 марта и 13 апреля. И тогда же, в апреле 1918-го, из Екатеринбурга прибыл ещё один отряд во главе с Бусяцким.

— У екатеринбуржцев по-прежнему наибольший интерес к царской семье?

— Я говорил об особенно радикальном настрое в руководстве этой организации. Он существенно усиливался влиянием левых эсеров, находившихся в составе Урал-облсовета. Так что здесь ещё раньше начали создавать боевые спецгруппы, которые посылались тайно и разными путями к Тобольску, чтобы перекрыть маршруты возможного царского побега. В деревнях члены этих групп для маскировки изображали из себя коробейников...

Но теперь план в Екатеринбурге разработан уже более масштабный, и нацелен он прямо на Тобольск. С задачей захвата Романовых, для чего посланным отрядам предписывалось при необходимости «открыть военные действия». Вопрос ставился так: доставить живыми или мёртвыми.

— То есть второе не исключалось?

— В том-то и суть! Не только не исключалось, а предусматривалось — фактически как основная цель. Знали в Екатеринбурге, что Москва готовит судебный процесс над бывшим царём. Однако здесь это считали ненужным «излишеством». Лучше всего захватить царскую семью в Тобольске, а затем «потерять» где-нибудь по дороге в неразберихе Гражданской войны. На самом деле — под любым предлогом уничтожить.

— Значит, екатеринбургский план по сути противостоял Москве, противостоял Ленину?

— Безусловно. Однако в Москве тайных планов уральцев не знали. Многочисленные сигналы о ненадёжности охраны царской семьи и об организации возможного побега вынудили Кремль реагировать — принять решение перевезти её из Тобольска в Екатеринбург.

— А почему был избран именно Екатеринбург?

— Требовалось доставить царя с семьёй в пункт, где, во-первых, можно было обеспечить более надёжную охрану, а во-вторых, откуда в любой момент быстро можно привезти в Москву для проведения суда. Этим двум требованиям, казалось, полностью соответствовал Екатеринбург.

Совнарком и ВЦИК поручают доставку Романовых из Тобольска своему надёжному человеку.

— Кому же было доверено возглавить надёжную охрану царя и его близких при переезде их из Тобольска в Екатеринбург?

— Это Константин Алексеевич Мячин, член партии большевиков с 1904 года, организатор боевых дружин во время Первой русской революции. В октябре 1917-го стал членом Военно-революционного комитета, делегат II Всероссийского съезда Советов. Был членом коллегии ВЧК и заместителем Дзержинского сразу после создания этой организации. Самая главная его характеристика — человек редкостно смелый и решительный. Таких же для выполнения ответственного задания подбирает себе в отряд. Около ста человек, которых лично знал по боевым действиям во время революции 1905 года. Берёт только тех, кому безоговорочно доверяет. При отряде свой телеграфист. На вооружении пулемёты — целых девять штук.

— А какая реакция в Екатеринбурге на этот отряд и его миссию?

— Мячин (у него в это время подпольный псевдоним — Яковлев) отправляется в Тобольск как раз через Екатеринбург. На вокзале он встречается с местными руководителями — Голощёкиным и Дидковским. Показывает свои мандаты. А они у него действительно серьёзные! Руководителями партии и Советского государства предписано всем гражданам и организациям под угрозой расстрела на месте оказывать Яковлеву всяческое содействие.

В данных ему полномочиях подчёркнуто, что «груз» (так для конспирации называли в переписке Романовых) обязательно должен быть доставлен живым. Вот категорическое указание Ленина!

Конечно, это руководителям уральским никак не могло понравиться. Они-то направляли свои отряды в Тобольск с противоположным заданием — во что бы то ни стало Романовых «ликвидировать». И вот теперь два задания столкнулись.

Доставить живыми?

Или мёртвыми?

Ответы и действия разные

— Что же, отряд Мячина—Яковлева с заданием центра и отряды, посланные Уралоблсоветом, действительно сталкиваются?

— Расскажу по порядку. Это ведь прямо-таки история для приключенческого фильма. Не придуманная, а реальная.

Мячин по пути в Тобольск сперва встречает екатеринбургский отряд Авдеева и подчиняет его себе. То же самое происходит с отрядом Бусяцкого, который имел задание убить Романовых. А вот с третьим, имевшим такое же задание отрядом, который возглавляет Семён Савельевич Заславский, у Мячина не получается.

Заславский — личность по-своему яркая. Молодой, ему всего 28 лет, но уже дважды судим за революционную деятельность. Слесарь по рабочей профессии, он служил на Балтийском флоте и окончил школу гардемаринов. Пользовался исключительным авторитетом среди рабочих. Я всё это к тому говорю, что обе стороны в происшедшем столкновении возглавлялись очень незаурядными людьми.

— Как действует Мячин по прибытии в Тобольск? Насколько я понимаю, ему ещё надо со стражей царской как-то решать вопрос...

— Ну да, гвардейцы-молодцы полковника Кобылинского. Эти молодцы, правда, уже давно сидят без денег и очень хотят уехать из Тобольска. А у Мячина есть деньги, да и поезд ждёт его в Тюмени. Вот на этой основе Мячин и договаривается с Кобылинским, предъявив свои высокие документы. Задолженность отряду охраны за несколько месяцев выплачена, отношения налажены. Охрана соглашается на переезд царя из Тобольска в Екатеринбург. Правда, есть вполне естественное сомнение: а не будет ли вреда царю при переезде, то есть не угробят ли его по дороге?

Мячин находит выход: предлагает организовать совместную охрану. Ему это даже на руку: отряд его усилится солдатами-фронтовиками.

— А как относится к переезду царь?

— Отрицательно. Но больше, пожалуй, не потому, что боится возможной беды. Ему кажется, везут его, чтобы он поставил свою подпись под мирным Брестским договором, который считает позорным и который без его подписи союзники, наверное, не признают. К тому же в это время царевич болен, лежит в постели.

Но Мячин настаивает на необходимости ехать. И в конце концов решение совместно принимается такое: поедут Николай, Александра Фёдоровна и дочь Мария, а также доктор Боткин и несколько слуг. Остальные со слугами и охраной пока остаются (перевезут их в Екатеринбург позднее).

А всё, что развернётся на сей раз по дороге до столицы Урала, было вызвано именно разными задачами, которые решали отряд Мячина—Яковлева и екатеринбургский отряд Заславского. Тот самый вопрос — главный: доставить живыми или мёртвыми?

— На чём поехали?

— Сперва на телегах. Причём надо было спешить: реки вот-вот вскроются. И когда ещё только грузились, к Мячину подходит Заславский и говорит: мол, ты рядом с Николаем не садись — мы его по дороге кончать будем. Мячин отвечает: мне приказано доставить «груз» живым — и я его доставлю. «Ну гляди», — примерно так, наверное, Заславский ответил посланцу Ленина и Свердлова.

— Его поведение, конечно, очень не понравилось выполнявшим радикальное задание Уралоблсовета?

— Ещё бы! Встал поперёк. Заславский несколько приотстаёт со своим отрядом и собирает секретное совещание: как быть? Сам он предлагает у села Ивлеева, где Мячин—Яковлев устроит первый ночлег, выставить засаду. «На всякий случай» — как писали потом некоторые участники в своих мемуарах.

Но на самом деле всё куда серьёзнее. К Мячину перебегает боец из отряда Заславского — Александр Неволин — и сообщает: принято тайное решение расстрелять царскую семью и весь ваш отряд. Боец этот искренне поражён, потрясён. И больше всего, наверное, тем, что свои будут убивать своих!

— Есть от чего поразиться...

— Да, Уралоблсовет пошёл на то, чтобы убить чрезвычайного и полномочного комиссара Кремля. Пошёл на то, чтобы полностью уничтожить весь большевистский отряд (более ста отборных товарищей!), представлявший Москву, а затем выдать, будто какие-то «зелёные» их убили.

Вот до чего дошло противостояние центра и Уралоблсовета по «царскому вопросу»! Мячину стоило невероятной изобретательности и пришлось гнать лошадей буквально изо всех сил, чтобы избежать намеченной расправы.

Но дальше — больше. После сумасшедшей скачки по весенней распутице, быстрой смены коней, переправы по ненадёжному льду (река Тобол вскроется ото льда на следующий день!) прибывают в Тюмень. Здесь предстоит посадка в поезд. И здесь же Мячину по секрету сообщают: готовится крушение этого поезда!

Оказывается, Уралоблсовет принял решение пустить состав с царём под откос. И ведь не только с царём и его близкими, а опять-таки со всем большевистским отрядом, выполняющим задание Ленина.

— Ну и ситуация...

— Мячин вместе с «грузом» и своими бойцами садится в литерный поезд, но у него уже продуманы ответные шаги. В то время, когда по всей линии на Екатеринбург идут распоряжения председателя Исполкома Уралоблсовета Белобородова, чтобы организовать столкновение с этим поездом и уничтожение отряда Мячина, который якобы оказался предателем, тот неожиданно разворачивает состав на Омск.

Не знал, что при нём есть осведомитель из Екатеринбурга — Авдеев, который тайно сообщает руководству Урал-облсовета о действиях и планах кремлёвского комиссара. Так что, когда подъезжают к Омску, там уже ждут пушки, вооружённый заслон.

— Хлеще любого детектива закручено!

— Это верно. Предупреждённый Мячин, оставив поезд, на отцепленном паровозе прорывается всё-таки в Омск, где находит своего старого друга В.М. Косарева — однокашника по партийной школе на Капри. Теперь он — председатель Омского Совета. Вместе они связываются по телеграфу со Свердловым, объясняя ситуацию. И только после непосредственного вмешательства Свердлова, после данных гарантий Мячину (а до него, конечно, Ленину и Свердлову), что поезд не тронут и он дойдёт до Екатеринбурга, движение продолжается.

— Добрались теперь уже без приключений?

— Если не считать того, что ждало их в Екатеринбурге.

— Что же ждало?

— Когда подъехали к вокзалу, то увидели на площади перед ним бушующую толпу. И слышались яростные выкрики, что царя сейчас растерзают. Короче, мог произойти самосуд.

— А каким образом удалось его избежать?

— Там стоял под парами ещё какой-то состав, который Мячин сумел развернуть между своим поездом и разъярённой толпой. А затем он перегоняет поезд на станцию Екатеринбург-2.

Словом, как видим, очень большими усилиями, решительностью и удивительной изобретательностью большевик Константин Мячин, он же Яковлев, сумел выполнить поручение, данное ему Лениным и Свердловым. Те, кто для конспирации назывался «грузом», были доставлены к месту назначения в целости и невредимости.

Приняв решение о расстреле царской семьи и осуществив его, руководители Уралоблсовета поставили Кремль перед фактом.

— Достаточно убедительно звучит, что в это время Ленин и Свердлов не имели намерений уничтожать царскую семью. Но, может быть, такие намерения возникли у них позже?

— Абсолютно точно можно сказать, что к 16 июля 1918 года, то есть накануне расстрела, в Москве всё ещё готовится суд над Николаем II. Есть документы.

Кремль считал необходимым провести судебный процесс над Романовыми и был против немедленного расстрела царя. Не говоря уж о его семье. Подтверждений тому много. И Ленин, и Свердлов всячески сдерживали одержимость руководителей Уралоблсовета на сей счёт. Самое интересное, что по тогдашнему законодательству к бывшему царю нельзя было применить смертную казнь. Внесудебная расправа практиковалась широко, а по суду такой исход исключался. Об этом хорошо знали в Уралоблсовете.

— В самом деле, хочется назвать их поведение одержимостью...

— Наверное, дух Великой французской революции с тогдашней казнью короля и королевы витал над головами некоторых уральцев... Надо вот что ещё отметить: сильное давление в Уралоблсовете левых эсеров, которые всё время требовали немедленного расстрела Романовых, обвиняя большевиков в либерализме и непоследовательности. Дескать, скрывают царя от народного возмездия за высокими заборами дома Ипатьевых. По свидетельству одного из участников событий, «ожидалось нападение на дом отряда анархистов, лидер которых кричал в Совдепе большевикам: «Если вы не уничтожите Николая Кровавого, то это сделаем мы сами!»

Когда сегодня называют Ленина и Свердлова инициаторами происшедшего в Екатеринбурге, на реальность просто закрывают глаза. Эта расправа им не только была не нужна, но, скажу так, прямо «невыгодна»! Ведь за живых членов царской семьи можно было кое-что выторговать у «мировой буржуазии». О ряде больших «неудобств», которые влекла за собой гибель царской семьи, я уже сказал раньше.

— Но из Екатеринбурга упорно добивались своего?

— Когда добивались от Москвы, то получали отказ. Приведу выдержку из воспоминаний активного деятеля УралЧК и участника расстрела царской семьи Михаила Медведева-Кудрина: «Сообщение о поездке в Москву к Я.М. Свердлову делал Филипп Голощёкин. Санкции Всероссийского центрального исполнительного комитета на расстрел семьи Романовых Голощёкину получить не удалось. Свердлов советовался с В.И. Лениным, который высказался за привоз царской семьи в Москву и открытый суд над Николаем II и его женой Александрой Фёдоровной...»

— Здесь всё достаточно ясно.

— Вывод мой такой: вопрос о расстреле 17 июля 1918 года царской семьи, её приближённых и слуг ни с Лениным, ни со Свердловым не согласовывался. О том, что решение о расстреле Николая II не было известно Ленину вплоть до 17 июля, говорит, например, и тот факт, что на запрос копенгагенской газеты по поводу слухов о гибели царской семьи Ленин отвечает: «Бывший царь невредим. Все слухи только ложь капиталистической прессы».

Когда в июне пошли слухи о гибели царской семьи, то в дом Ипатьева московские руководители, не доверяя уральцам, специально посылали командующего фронтом Рейнгольда Берзина, который лично убедился в том, что царская семья жива. О том, что подготовка к расстрелу царской семьи не была согласована с Кремлём, говорит сам текст телеграммы, направленной на имя Ленина и Свердлова. Прямой связи между Москвой и Екатеринбургом тогда не было, и сообщение пошло через Петроград. Телеграмму переслал Зиновьев: «Москва, Кремль, Свердлову, копия Ленину. Из Екатеринбурга по прямому проводу передают следующее: сообщите в Москву, что [проведение] условленного с Филипповым суда по военным обстоятельствам не терпит отлагательства, ждать не можем. Если ваше мнение противоположно, сейчас же вне всякой очереди сообщите. Голощёкин, Сафаров. Снеситесь по этому поводу сами с Екатеринбургом».

Телеграмма принята в Москве в 21 час 22 минуты по московскому времени. Потребовалось какое-то время, чтобы телеграмма дошла до адресатов. Тем более что надо учесть: телеграф тогда находился не в Кремле, а на Мясницкой. Не забудем и разницу во времени — она составляет два часа, то есть в момент принятия телеграммы в Екатеринбурге было 23 часа 22 минуты. В это время Романовым уже предложили спуститься в расстрельную комнату. Мы не знаем, ознакомились ли с телеграммой Ленин и Свердлов до того, как раздались первые выстрелы, но знаем, что в телеграмме ничего не говорилось о семье и слугах, так что обвинять кремлёвских вождей в убийстве детей по крайней мере несправедливо.

— Может быть, кто-то скажет: переписка — это только «дымовая завеса», а Ленин и Свердлов в этот момент сознательно скрывали решение Кремля о расстреле всей царской семьи.

— Нет, это не инициатива Кремля. Ленин сам стал в определённом смысле заложником радикализма и одержимости руководителей Уралоблсовета. Думаю, на Урале понимали, что расстрел царской семьи может дать повод немцам для продолжения войны, для новых захватов и контрибуций. Но шли на это! Спустя сутки после сообщения о расстреле секретарь Совнаркома Горбунов получает телеграмму Белобородова из Екатеринбурга. Приведу дословно, сохраняя орфографию: «Передайте Свердлову что всё семейство постигла та же участ что и главу Оффициально семия погибнет при евакуации». О том, как отправлялась эта телеграмма, есть интересные воспоминания упоминавшегося члена коллегии УралЧК Медведева-Кудрина: «Александр (председатель Исполкома Уралоблсовета Белобородов) опасался, что В.И. Ленин привлечёт его к ответственности за самоуправство с расстрелом Романовых без санкции ВЦИКа». Я представляю, руководители Урала, как нашкодившие коты, ждали, что их ждёт за жестокую казнь. А что было делать кремлёвскому руководству? Обнародовать «подвиг» уральцев — убийство германских принцесс — и оказаться между молотом и наковальней: между белогвардейцами и немцами? Информация о гибели всей царской семьи и слуг была скрыта на годы.

— Здесь у руководителей Уралоблсовета снова всплывает версия случайной смерти?

— Да. Известно, что во время пребывания семьи в Ипатьевском доме организуется переписка Николая II якобы с каким-то офицером-монархистом, готовящимся устроить их побег. Писались письма по-французски, передавались через монахинь в пробках бутылей с молоком. Местные чекисты придумали мнимый заговор. А цель одна: выманить царя, семью и убить всех якобы при попытке к бегству. Подходящая мотивировка. Николай, правда, в конце концов отказался, боясь жертв в возможной перестрелке...

Ну а центру из Екатеринбурга всё время продолжали нагнетать опасность заговора вокруг царя и возможного побега. Тем более что ситуация к июлю обострилась: восстание белочехов, наступление белогвардейских войск на Екатеринбург.

Словом, Кремль поставили перед фактом. Кроме, как говорится, лишней головной боли, центр ничего от уральских товарищей в данном случае не получил.

— Непредвиденные осложнения какие-нибудь были?

— Например, уже в сентябре советский посол в Германии Иоффе ведёт в швейцарском Берне переговоры с немцами, в том числе о передаче им германских принцесс, то есть дочерей Николая II. Он не знает, что их давно нет в живых...

— А как отнеслось население страны к опубликованному сообщению о гибели царя?

— Совершенно безразлично, как и за границей. Не было каких-то монархических выступлений, демонстраций. Единственное яркое выступление с осуждением — это слово, произнесённое в Казанском соборе патриархом Тихоном 21 июля 1918 года. Но никакой заметной реакции на это слово не последовало.

— Есть ли хоть какое-то косвенное документальное свидетельство, так сказать, уличающее Ленина и Свердлова в организации расстрела бывшего царя и его семьи?

— Нет. Можно было бы один «факт» привести, но и он, как выясняется, изначально недостоверен. Хотя ссылаются на него! Речь идёт о гораздо более поздней, 1930-х годов, записи в дневнике Троцкого. А пишет он о том, что уже через какое-то время, будто бы приехав с фронта, узнал о гибели царя и всей семьи. И спросил Свердлова: «Кто решил?» А тот якобы ответил: «Ильич решил».

Но такого разговора спустя время не могло быть! Не могло быть по той причине, что в протоколе заседания, на котором Свердлов объявил о расстреле бывшего царя, среди присутствовавших фигурирует фамилия Троцкого. Стало быть, сочинил он потом тот разговор «после приезда с фронта» со Свердловым о Ленине.

Впрочем, я уверен и уже сказал вам об этом: Троцкий тогда вовсю начинал разыгрывать свою игру, так что удивляться ничему не приходится...


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт фев 24, 2022 9:46 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 10291
«Шоковый терапевт» Гайдар действовал безоглядно и беспощадно
№20 (31223) 25—28 февраля 2022 года
3 полоса
Автор: Жан ТОЩЕНКО.

Член-корреспондент Российской академии наук Жан ТОЩЕНКО в беседе с политическим обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО

Предыдущая беседа под рубрикой «Личины оборотней» была напечатана во втором номере «Правды» за 13 января с.г., а её антигерой назван уже в заголовке: «Одиозный Чубайс как он есть». Но Чубайса ведь невозможно отделить от ещё одного одиозного перерожденца — по фамилии Гайдар.

И сближает их столь тесно, разумеется, общая, причём зачастую даже совместная, роль в разрушении Советской страны.

Показательный факт. Несколько социологических исследований проводилось с целью выявить деятелей, которые, согласно общественному мнению, оказали наибольшее отрицательное воздействие на судьбу нашего народа и государства в то роковое время. Так вот, не единожды первые места располагались в следующем порядке: Горбачёв, Ельцин, Чубайс и Гайдар.

Повнимательнее рассмотрим сегодня фигуру Егора Гайдара.

Кто его славит и кто проклинает

— В книге вашей, Жан Терентьевич, которой вы дали название «Фантомы российского общества», этот персонаж не вызывает ни малейших симпатий. Однако в нынешней России ему уже и памятники поставлены, и есть институт, носящий его имя, и ежегодно проводится широко рекламируемый «Гайдаровский форум». Как всё это объяснить?

— Но есть же у нас и знаменитый Ельцин-центр, так что удивляться нечему. Гайдару до сих пор дают взаимоисключающие оценки. Во-первых, главное — это мнение большинства россиян, сложившееся после инициированного им «отпуска цен», когда люди лишились своих сбережений. Он сразу приобрёл много резко негативных прозвищ: «Шок», «Шоковый терапевт», «Чикагский мальчик», «Упырь», «Щёки», «Хряк», «Чмокер», «Плохиш» и т.д. Здесь выражены горькие чувства миллионов ограбленных, на чью долю пришлись немыслимо тяжёлые потери и испытания, уготованные именно Гайдаром и его «командой».

Во-вторых, есть прямо противоположные, льстивые, оправдывающие и даже восхваляющие его слова, которые звучат со стороны немногочисленной, но весьма крикливой и амбициозной группы его сторонников (А. Чубайс, П. Авен и др.), пытающихся оправдать не только Гайдара, но и себя, свою «работу» по развалу страны и её экономики.

В-третьих, существует также мнение экспертов, дающих объективные, взвешенные, но очень жёсткие оценки. Академик Н.Н. Моисеев, например, выразился так: «А что такое Гайдар? Человек, который хорошо знает английский язык и теорию монетаризма. В своём узком профиле он, может быть, хороший специалист. Но в широком смысле он человек невежественный, он не интеллигентный человек».

— Тем не менее по-прежнему остаётся знаменем российских либералов и его чтит современная власть.

— Чтобы обоснованно во всём разобраться, надо, по-моему, ответить на несколько вопросов. Что он писал и говорил? Что реально сделал? Что получилось? Почему это привело к краху? И какие выводы можно сделать?

— Согласен. Только давайте всё же, как говорится, начнём с начала: откуда он такой взялся? Не все ведь знают.

— В прошлый раз, помнится, мы отмечали, что и тут у Чубайса с Гайдаром много общего. Родились и росли оба в семьях, казалось бы, вполне советских. И оба стали настоящими оборотнями.

— Если о родовых корнях говорить, то у Гайдара они в полном смысле слова выдающиеся. Надеюсь, ещё не всеми в молодых поколениях забыта слава классика советской детской литературы Аркадия Гайдара — в прошлом юного героя Гражданской войны. И героем погиб он в Отечественную. Внук, по сути, предал дело легендарного деда.

— Он и другого своего деда, по материнской линии, предал. Не понравилось бы знаменитому автору уральских народных сказов Павлу Бажову то, что учинил по отношению к народу его внук.

— Когда в далёком 1963-м меня приняли на работу в главную газету страны, я встретился здесь с отцом Егора — Тимуром Аркадьевичем Гайдаром, который тоже был для меня личностью легендарной. Во время войны «Пионерская правда» не раз писала о нём, запомнилась фотография мальчика в морской форме. Можете представить моё волнение при личном знакомстве с этим человеком? Теперь он был собкором «Правды» на Кубе и, как рассказывали, геройски проявил там себя в бою. А потом, послужив корреспондентом в Югославии, капитан 1 ранга Тимур Гайдар (будущий контр-адмирал) станет редактором «Правды» по военному отделу, и на заседаниях редколлегии выпадало мне сидеть рядом с ним.

— Ну вот, а сын адмирала формировался совсем в ином духе. Как и сын офицера-политработника Советской Армии Толя Чубайс.

— Самое ужасное, что настанет срок — и Егор Гайдар, ставший антисоветчиком, потащит за собой отца. Я был поражён, увидев их вместе, рядом, во главе крикливой демонстрации ельцинистов. Ничего себе, знаете ли, шок…

Сперва ползком, но зато потом — прыжком

— А ведь до этого младший Гайдар тоже успел поработать в «Правде».

— Да, это широко известно. Несколько дополню, так сказать, изнутри нашей редакции, поскольку мы с вами проясняем знаковые «загогулины» на жизненном пути данного персонажа.

У нас в коллективе, наверное, все знали, что редактор военного отдела имеет сына, которым гордится. Сам он постоянно об этом напоминал. То в связи с золотой медалью, полученной Егором при окончании средней школы, то по поводу его студенческих успехов на экономическом факультете МГУ.

— Что ж, сама-то по себе отцовская гордость достижениями сына понятна. Другой вопрос — во что эти достижения со временем стали превращаться.

— Совершенно верно. А мне вот что всё больше бросалось в глаза: какое-то прямо-таки подобострастное, снизу вверх, отцовское отношение к сыну. Стал вдруг этот Егор для многоопытного человека и журналиста буквально наивысшим авторитетом!

— Авторитет начинающего экономиста Гайдара всячески раздували в кругу академика Шаталина, куда тот попал после окончания университета. В это же время, что очень важно, он и Чубайс нашли друг друга, о чём более подробно в предыдущей нашей беседе мы уже говорили.

— Здесь особенно важно понимание, как на том этапе представители молодого поколения советских научных работников становились антисоветчиками. Вы в прошлой беседе, анализируя причины, крепко сблизившие Гайдара и Чубайса, дословно сказали так: «Оба, вкусив обрывки модных антисоциалистических писаний, доходивших с Запада, стали перерожденцами».

— Могу это повторить. Действительно, усилившиеся волны буржуазных западных влияний всё активнее делали своё дело, умножая число перерожденцев. Среди тех, кого обобщённо потом назовут младшими научными сотрудниками, по вполне понятным причинам процесс такой шёл особенно интенсивно.

— Хотя до поры до времени им приходилось всячески маскироваться. Ползком пробирались…

— Об этом тоже говорили мы в прошлый раз. Чубайс членом КПСС стал в 1977 году, будучи ещё студентом, Гайдар — в 1980-м, ему было всего 24 года. Цель? Карьера в советских условиях.

— А между тем нарастает стремление (тайное пока) условия эти существенно изменить. Откуда шли такие влияния на него, действительно известно.

— На разных ступенях жизни Гайдар писал и говорил разные тексты, подчас взаимоисключающие. Так, упомянутый академик Шаталин привлёк молодого специалиста не только к написанию статей, но и к участию в правительственных комиссиях, вырабатывавших рекомендации по управлению советской экономикой. И Гайдар в тех ипостасях преуспел. Опираясь на труды Маркса и Энгельса, зарубежных экономистов, на опыт реформирования экономики в Югославии, он высказал ряд идей, которые привели бы, по его мнению, к коренному улучшению социалистической экономики. Эти его статьи, как и выступления в комиссиях, вполне вписывались в тот поток предложений и рекомендаций, которые формулировали тогда многие учёные и практики.

Именно такая, до поры приемлемая просоветская позиция привела его в 1987 году, то есть с началом «перестройки», к креслу зав. отделом теоретического журнала ЦК КПСС «Коммунист», а затем и на работу в газете «Правда». Лишь многие годы спустя в книге, написанной вместе с Чубайсом, эти идеи он назовёт методом для подталкивания власти к рыночным реформам, потому что без них якобы «социалистическая экономика вошла бы в фазу саморазрушения».

— Зримо помню краткосрочный его приход в «Правду», это уже год 1990-й. Во внешности удивил какой-то странный, мутноватый взгляд, а заявочным деянием стала програм-мная статья под кардинальным заголовком «Прыжок в рынок». Слово «капитализм» они тогда сознательно избегали употреблять, «рынок» звучал мягче. Но смысл-то многим был понятен. И подумалось: вот до этого «рыночники» двигались ползком, а теперь — рванули прыжком! Фролов, ставленник Горбачёва на посту главного редактора, через колено ломал «Правду».

— Однако Гайдар, чутко улавливая, куда ветер дует, настроен был теперь на большее. Горбачёв его уже перестал устраивать. Бывший первый мэр Москвы Гавриил Попов написал об этом позднее так: «Гайдара осенило, что «горбачёвское крыло не способно возглавить преобразования. И тогда он принял действительно по-своему гениальное решение: стать под крыло Ельцина». Во всю мощь зазвучали уже призывы не к совершенствованию советской экономики, которая-де оказалась неспособной для реформирования, а к коренному её слому и переводу на принципы монетаризма.

Апофеозом того гайдаровского потока идей стала его претенциозная книга «Государство и эволюция». Какова аналогия! В преддверии Октябрьской революции Ленин написал свою книгу «Государство и революция», где излагалась программа действий большевиков. Гайдар же возомнил себя способным не только тягаться со всемирно признанным великим деятелем, но и опровергать идеи Ленина, более того — сформулировать проект по спасению (!) России.

— Давайте сделаем тут важнейшую оговорку. Многие сподвижники Гайдара задним числом пытаются изобразить его как некоего учёного сугубо академического типа, сосредоточенного на экономических проблемах и оторванного чуть ли не от всего остального. Но это же неправда! Он был с головой в политике, которая и диктовала ему подход к экономическим реформам. Основой всего для Гайдара, как и для Чубайса, стала задача скорее покончить с любыми признаками социализма и Советской власти в нашей стране.

Навсегда врезалась в мою память чудовищная сцена, неоднократно продемонстрированная федеральным телевидением. Партия, основанная и руководимая Гайдаром («Демократический выбор России» или «Союз правых сил») проводила какой-то громкий свой шабаш. И вот перед входом в зал вместо половика расстелили Красное знамя с эмблемой серпа и молота. Все входившие должны были вытереть об него ноги. Такое придумал не кто-нибудь, а внук красного героя Гражданской войны! Какое же воздействие производило это на людей в круто нагнетавшейся антикоммунистической атмосфере того времени?

— Вы правы, этот «вундеркинд» никак не подходит на роль человека не от мира сего. Достаточно вспомнить хотя бы два эпизода: активнейшее участие его в подготовке Беловежского соглашения, то есть в окончательном разрушении Советского Союза, и в подавлении народного восстания против Ельцина осенью 1993-го. Не говоря уж о высоких постах в правительстве России, которые Ельцин ему доверил. Это, конечно же, была не только экономика, но и политика, точнее — они неразрывно переплетались.

Его установка — действовать быстро, решительно и… беспощадно

— Наверное, правильно считать, что в самое критическое для страны время Егор Гайдар реально возглавлял правительство России?

— Да, хотя числился заместителем или первым заместителем председателя правительства, каковым на бумаге был сам Ельцин, а в течение полугода Егор Тимурович и официально исполнял обязанности председателя. На «младореформаторов» во главе с Гайдаром была сделана основная ставка по радикальному изменению экономического устройства страны.

— С чего начал?

— С подбора кадров. Именно по его предложениям уже осенью 1991 года ведущие государственные посты заняли бывшие младшие научные сотрудники А. Чубайс, П. Авен, А. Шохин, имевшие минимальный жизненный опыт. Вот они вместе с бывшим преподавателем научного коммунизма из провинциального вуза А. Бурбулисом и основали высшую властвующую группу — правительство России.

А главное направление экономических реформ определила предложенная Гайдаром и Чубайсом «шоковая терапия». Её суть — молниеносное проведение коренных преобразований в экономике по принципам рыночного фундаментализма, уничтожение в короткий срок всех элементов прежних социалистических производственных отношений, отвержение советских трудовых ценностей и нравственных установок.

Их установка — действовать в своих целях быстро, решительно и абсолютно беспощадно. Для этого была организована мощная пиар-кампания в прессе и на телевидении, направленная на дискредитацию коммунистических идей и пропаганду «ценностей западной демократии». При этом народ рассматривался только как объект идеологического и политического воздействия, превращения его в послушную «серую массу».

— Первым актом в осуществлении «шоковой терапии» стала либерализация цен?

— Да. Причём гайдаровцы взахлёб хвалят себя за то, что смело решились на это. В теории всё выглядело вроде бы гладко. Они обещали (и люди сначала поверили, как в своё время поверили попу Гапону), что после отпуска цен произойдёт «естественная» перестройка: рынок, мол, сам всё отрегулирует. Но «теоретики» упустили из виду важные вопросы, в том числе состояние российской экономики, возможность её конкуренции в прямом взаимодействии с западной экономикой, к чему она не была готова. В результате отпуск цен самым оглушительным образом обрушился на миллионы людей: только за 1992 год инфляция достигла гигантских размеров — цены выросли в 2500 раз!

Прямое ограбление народа в виде «отпуска цен» было дополнено обесцениванием накоплений населения, превращением в пыль вкладов в Сбербанке, где хранились многолетние денежные сбережения людей. Даже такой ярый сторонник Гайдара, как член правительства П. Авен, вынужден был признать, что невозвращение внутреннего долга людям (в отличие от признания долга зарубежным странам и его возвращения к 2000 году) было крупнейшей ошибкой, которая стала одной из главных причин народного отказа в доверии либеральным силам.

— Поспособствовала этому и приватизация по чубайсовско-гайдаровским рецептам, о чём в прошлый раз мы с вами подробно толковали.

— Безусловно. Плюс ещё либерализация внешней торговли. И произошло то, что не могло не произойти. Главная беда для народа от этой «реформы» состояла в том, что российские либералы «сдали» отечественный рынок западным конкурентам. Цены быстро выросли у торговцев импортными товарами и у монополистов — сырьевых экспортёров. А вот несырьевая промышленность и значительная часть отраслей сельского хозяйства лишились спроса. Это нанесло огромный ущерб социально-экономическому положению большинства россиян. Ахнули даже некоторые либеральные публицисты. Вот как выразился, к примеру, один из них: «Танки путчистов раздавили троих. Цены и налоги Гайдара раздавили всех».

Да, ведь одновременно проводилась и налоговая реформа. Она обернулась не только скачкообразным ростом цен, но и возвращением к примитивным формам товарообмена вроде бартера, диспаритетом цен между продукцией разных отраслей хозяйства и т.д. Был введён налог на добавленную стоимость, что тоже сразу сказалось на росте цен. Тогда появились тысячи так называемых челноков, то есть бывших рабочих, инженеров, научных работников, учителей и врачей, которые, лишившись прежней работы после закрытия или сокращения их организаций, занялись куплей-продажей импортных товаров, чтобы заработать на хлеб.

В дальнейшем гайдаровская налоговая политика привела к тому, что все без исключения, начиная от самого низкооплачиваемого работника и до воротил миллионными и миллиардными средствами, стали платить государству одинаковую дань — 13 процентов, что продолжается и поныне. В связи с этим надо напомнить об опыте Китая. Там низкооплачиваемые работники платят 3 процента, среднеоплачиваемые — 10 процентов, а оплачиваемые высоко, в соответствии с величиной дохода, — от 20 до 45 процентов.

— Пресловутые олигархи сформировались как раз благодаря Гайдару и Чубайсу?

— В этом решающей стала их авантюра с залоговыми аукционами, когда, по признанию Бориса Титова — нынешнего официального куратора среднего и малого бизнеса, «те, кто был ближе к власти, и те, кто уже владел активами, … имели право первой ночи». За мизерную плату такие счастливцы приобретали ценнейшие производства. Так что никакого провозглашённого теоретиками «рыночного равновесия» по определению не могло состояться и не состоялось. Потому вполне убедительно звучит обобщающий вывод того же Б. Титова: «Реформы Гайдара были антинародными». Особенно важно, что это сказано не жертвой тех «реформ», а успешным предпринимателем, который в настоящее время олицетворяет часть законопослушного российского бизнеса.

Кроме того, замечу, восторжествовал тогда истинный бандитизм, который пришёл на смену управленческим, государственным механизмам.

Монетаризм как икона

— Известно, что в основу гайдаровских преобразований была положена теория монетаризма. Стоит пояснить для несведущих, в чём её суть.

— Кратко говоря, это экономическая концепция хозяйственного управления, согласно которой определяющая роль отведена количеству денег в обращении и связи между денежной и товарной массой. То есть особое внимание в развитии экономики — роли денег. Эти постулаты чикагской школы монетаризма решающим образом превратили Гайдара в одиозного либерала. Все его теоретические рассуждения, а потом и практические действия были направлены на немедленное и беспрекословное воплощение монетаристских идей. Он даже не обращал ни малейшего внимания на тот факт, что от них в значительной мере уже отказались на породившей их почве — в США. И, несмотря ни на какую критику, эта концепция продолжает существовать в современной России.

Между тем самая нелицеприятная оценка дана ей видными учёными там же, на «благословенном Западе». Приведу характерное суждение Стивена Роуэфилда — профессора экономики университета Северной Каролины и Чэпела Хилла — адъюнкт-профессора Юго-Западного университета Миссури, которые подчёркивают, что команда Гайдара ошибочно отождествляла «разграбление страны и свободное предпринимательство». И вот что следует далее: «Нельзя позволить им переложить на других вину за эту катастрофу. Постсоветский кризис целиком и полностью — плод деятельности команды Гайдара».

— Чётче оценить ответственность за происшедшее, по-моему, невозможно.

— Увы, подобные оценки замалчиваются. И вообще, многое из гайдаровско-чубайсовских деяний творилось методами закулисья и до сих пор держится в тайне. Так, за два дня до объявления дефолта 17 августа 1998 года Гайдар и Чубайс встречались с руководителем европейского департамента МВФ Джоном Одлингом и обсуждали предстоящие чрезвычайные меры. Представитель МВФ в Москве Мартин Гилман позже напишет об этой встрече: «Оглядываясь назад, поражаешься, что два человека, не занимавшие в то время никаких официальных постов в правительстве, решали тогда в укромном ресторанном кабинете судьбу финансов России».

— Ну да, официально к этому времени «вундеркинда» во главе правительства сменил «киндерсюрприз»…

— Впечатляет и тот факт, что при российской правящей верхушке полным-полно было советников из США. Многие оказались офицерами Центрального разведывательного управления, что в ноябре 2021 года признал уже и президент Путин. Более того, эти «специалисты» заполонили также представительства при оборонных предприятиях страны. Под их контролем происходила ликвидация ракет средней дальности и других видов вооружений, в то время как в США всё это отправлялось на склады.

— В начале 1990-х многими повторялось, как молитва: «Фермер нас накормит, Запад нам поможет». Гайдар больше всего надеялся на поддержку Запада?

— Само собой разумеется. Но не очень-то получилось, хотя начало было звонкое. В апреле 1992 года на съезде народных депутатов Гайдар с восторгом объявил о помощи Запада в объёме 24 миллиардов долларов. При этом он говорил об огромном кредите, который вроде бы собирались дать «новой России» западные страны. Теперь очевидно, что это был просто «пиаровский» приём. Кредит подобный так и не был получен. Имелся расчёт и на финансовые средства Международного валютного фонда (МВФ). Однако их получение связывалось с массой условий и ограничений, смысл которых состоял в том, чтобы Россия проводила выгодную для Запада политику, согласовывая её с МВФ.

Словом, при Гайдаре наша страна постоянно находилась в позе просителя, с протянутой рукой. Иногда схватывала какие-нибудь кредиты, под которые Запад сбывал излишки товаров и продовольствия, поддерживая тем самым свою экономику. В частности, США в форме гуманитарной помощи сбывали в Россию продукты, предназначенные для своих войск в Западной Германии, к тому времени выведенных оттуда. И стоимость этих продуктов входила в счёт общей задолженности России.

— Незаметно было, чтобы жизнь так называемых простых людей год от года хоть насколько-то улучшалась.

— Сама логика того же монетаризма породила бездушное отношение к социальному положению народа. Ведь согласно ей, сам человек (а не государство) должен полностью нести ответственность за всё происходящее с ним. Когда Гайдару доложили, что в результате проводимых реформ появились массы людей, живущих в нищете, и что даже есть случаи голодных смертей, тот «мудро» заметил: «Реформы требуют жертв». А жертвы оказались колоссальными: в 1990-е каждый год население страны уменьшалось на миллион человек. Сложилось то, что было названо «русским крестом», когда смертность значительно превышала рождаемость.

— Словом, что называется, плевать им было на народ...

— Добавлю: на науку — тоже. Следует констатировать полное игнорирование Гайдаром и его командой научных выводов и предложений, которые ставили под сомнение постулаты монетаризма. Оценивая состояние научного сообщества в целом, он на одном из совещаний заявил, что «науки у нас излишне много». Отсюда, я думаю, и начинается последующая ситуация с российской наукой — её разгром и примитивное существование.

— А ведь были же здравые рекомендации отечественных учёных-экономистов?

— Конечно. Только все они с порога отвергались и поносились, причём в самых оскорбительных выражениях. Гайдар неоднократно отзывался о своих коллегах из академических институтов с пренебрежением и даже презрением: дескать, чтение их работ «с течением времени требует всё большего чувства юмора». Так, абсолютно были отвергнуты идеи и практика государственного регулирования. Сами слова «планирование» и «Госплан» превратились в ругательства. «Рынок решит всё» — и здесь этим определялась экономическая политика гайдаровцев. А между тем ныне 39 государств мира имеют централизованные органы государственного планирования, что, безусловно, свидетельствует о многом.

Заоблачное самомнение и провальная реальность

— Материал о Гайдаре, собранный в вашей книге, объёмный. Газета всего не вместит. Что считаете нужным сказать в итоге?

— Не только о нём, но и обо всех тех, кого называют гайдаровцами, скажу, что им было свойственно прямо-таки заоблачное самомнение. И это — при крайней узости взгляда, граничащей с невежеством, при полной оторванности от жизни и незнании её, при абсолютной государственной близорукости. Можно лишь поражаться, кому оказалось вверенным сложнейшее и ответственнейшее дело подъёма отечественной экономики. Вот и получился вместо подъёма катастрофический провал.

— «Чикагскими мальчиками в розовых штанишках» верно их назвали?

— Похоже. Например, что касается смутного представления о реальной действительности, есть масса фактов просто анекдотических. Вот приезжает и.о. председателя правительства в Ярославскую область и посещает один из совхозов, которые ещё продолжали тогда существовать. Высокого гостя подводят к стаду бычков, поставленных на откорм, а тот вдруг начинает расспрашивать… про надои. Ничего себе знаток сельского хозяйства, которое он берётся реформировать!

И с промышленностью не лучше. Когда специалисты настоятельно стали убеждать Гайдара в необходимости спасать отечественное станкостроение, ответ услышали весьма раздражённый: «Да кому нужны ваши дерьмовые станки! Понадобятся — мы всё за рубежом купим».

— А ведь советское станкостроение было на самых передовых позициях в мире!

— Именно это я имею в виду. И разгромили его, по сути, в угоду зарубежным конкурентам. Может, какие-то показатели у меня повторятся, но это всем надо знать. Скажем, из 44 тысяч приватизированных предприятий 30 тысяч закрыты, обанкрочены, расхищены. Исчезли многие ведущие промышленные производства в машиностроительной, химической, фармацевтической, текстильной и других отраслях.

— И всё это, конечно, ударило по людям.

— А как же! Но о людях, что мы уже отметили, Гайдар думал меньше всего. Многим запомнилось его программное телевыступление в передаче «Момент истины» — это декабрь 1993-го. Отвечая на вопрос, какая доля населения может реально осуществлять его экономическую реформу и затем нормально жить в «новом обществе», он заявил: 25 процентов. О том, какова будет судьба остальных трёх четвертей жителей страны, если они дотянут до предполагаемого «торжества рынка», главный реформатор умолчал.

Ещё раз сошлюсь на мнение академика РАН Никиты Моисеева, которого в начале нашей беседы цитировал: «Эра Гайдара» — так бы я назвал тот ужас невероятного пренебрежения к человеку, которое началось после его прихода на пост первого министра… Гайдарообразные экономисты, коррумпированное чиновничество, криминалитет разного рода и клептоманы разных сортов стремились сделать всё как можно быстрее. Наворовать, обогатиться и разрушать, разрушать…»

— Горькую статистику российских потерь вы исчерпывающе привели в прошлой нашей беседе.

— Достаточно повторить, что удар так называемых рыночных реформ по своей гибельности значительно превзошёл наши потери во время Великой Отечественной войны. И последствия не преодолены до сих пор.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пн мар 14, 2022 7:06 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 10291
Заветное слово великого писателя
№26 (31229) 15—16 марта 2022 года
4 полоса
Автор: Виктор Кожемяко

Да, конечно, Валентин Григорьевич Распутин — великий русский писатель советской эпохи, так что его произведения органически вошли в отечественную и мировую литературную классику. Но он также великий гражданин и патриот, для которого дороже Родины не было ничего на свете.

Безграничной любовью к Родине проникнуто всё написанное им. А с особенной силой сказалось это на исходе жизни верного сына России, когда наша страна стала жертвой неслыханной катастрофы планетарного масштаба.

Именно тогда, на рубеже 80-х и 90-х годов прошлого века, российское общество глубоко раскололось надвое. Ведь если одна его часть с ликованием приветствовала уничтожение Советского Союза, а потом демонстративный расстрел Верховного Совета России, то другая встретила и это, и многое сопутствующее как величайшую трагедию нашей истории.

Заведомо было ясно, в какой части обманутого, взбаламученного, шокированного общества встанет Валентин Распутин. Мог ли он радоваться горю абсолютного большинства родного народа? Странно даже выводить на бумаге такие слова. Нет, он категорически не принял роковой 1991-й и то, что за ним последовало.

Теперь, кажется, всё больше людей понимают: оттуда произошли и основные нынешние наши беды, которые приходится одолевать способами воистину экстраординарными. Но вот он, Валентин Распутин, был в числе тех, кто многое прозорливо видел, даже предвидел, и о чём ни в коем случае не хотел молчать.

Между тем всемирно признанный автор вдруг оказался почти полностью лишённым возможности печататься и говорить по телевидению или радио. Скажем прямо: тогда не изменили ему ни в чём только газеты «Правда» и «Советская Россия», журнал «Наш современник». А он не изменил им. Так определились главные адреса, где люди с нетерпением ждали столь необходимого им слова от любимого писателя.

Это была по-прежнему художественная проза — потрясающие рассказы, новая повесть, однако явное преимущество он отдавал теперь публицистике. Как и лучшие советские писатели в годы Великой Отечественной войны. Понятно, требовался непосредственный, прямой, предельно откровенный разговор с читателями по самым жгучим вопросам данного времени. И люди безмерно были благодарны ему за этот честный и совестливый разговор, который помогал им жить, давая дополнительные силы.

Неправда, что газета живёт один день. И неточно было сказано в сообщении о смерти Валентина Григорьевича в марте 2015-го: якобы последняя его книга вышла в 2004 году — повесть «Дочь Ивана, мать Ивана». На самом деле последняя вышла в 2011-м, и называлась она «Эти двадцать убийственных лет». А составили её публицистические беседы Валентина Распутина с журналистом-правдистом Виктором Кожемяко, почти два десятилетия печатавшиеся на страницах «Правды» и «Советской России».

С тех пор книга эта, мгновенно расходившаяся, переиздавалась многократно и под разными названиями. Сам Валентин Григорьевич придавал ей исключительное значение, потому что вложил в неё самое важное для него, когда вместе с родной страной невероятно остро переживал свалившийся на Россию ужас. В книге бьётся чуткое сердце писателя, трепещет его душа, напрягается его мысль.

И вот редакция «Правды» рада сообщить своим читателям, что к 85-летию со дня рождения выдающегося нашего автора московское издательство «Родина» начало выпускать новый тираж бесед Валентина Распутина с Виктором Кожемяко под названием «Боль за Россию».

Что же это значит — жить хорошо?

Очень трудно из множества диалогов, продолжавшихся два десятка лет, выделить для сегодняшней публикации какой-то один. Просится и то, и другое, и третье… На этом остановились лишь потому, что диалог связан с отмечавшимся тогда 70-летием В.Г. Распутина. И вы убедитесь: несмотря на прошедшие с тех пор 15 лет, он и теперь злободневно актуален. А в чём-то, может быть, стал даже ещё актуальнее.

О чувстве добра и взаимопомощи

Виктор Кожемяко: Валентин Григорьевич, минувший год для вас прошёл под знаком вашего юбилея. Семидесятилетие — дата существенная. Тут хочешь не хочешь, а обратишься, как говорят, мысленным взором на прошедшее. В своих выступлениях вы говорили о чувстве добра, которое вынесли из военного детства и пронесли через многие годы. О том чувстве, которое в труднейшее время помогало жить нашим людям.

И как-то у вас вырвалось: «Разве можно сравнить с тем, что происходит сейчас?» И дальше: «Всё доброе куда-то улетело». Причём из того, что вы говорили, следовало: относится эта утрата не только к быту деревни, но и к писательским отношениям: «Как мы радовались успехам друг друга! Мне кажется, нынче у писателей нет такой радости...» Хотелось бы продолжить эту тему — уж очень важна она, по-моему.

Валентин Распутин: Так и получается: о самых тяжёлых временах самые добрые воспоминания. В военные и первые послевоенные годы голод свирепствовал и в деревне.

Отчего, казалось бы? Кругом тайга, там ягоды, грибы, орехи, дикий зверь, в Ангаре рыба, в стайке корова, в курятнике куры, свой огород. Но мужиков нет, старики и бабы в плотной, без выходных и проходных, колхозной работе, на корову когда удавалось накосить, а когда и не удавалось. И к весне поджимало так, что едва ноги таскали. Ели крапиву, лебеду, выковыривали остатки мёрзлой картошки на колхозном поле.

Но деревня есть деревня. Ничего не таили друг от друга, да и невозможно было утаить. Если многодетная семья окончательно впадала в нищенство, делились последним.

Но в таких случаях и колхоз приходил на выручку. Так, миром и спасались.

Всё миром: и заготавливали дрова на зиму, и били новую русскую печь взамен прохудившейся, и поднимали за­валившуюся избёнку. Три обозначения было для такой сплочённости: мир, община и колхоз — и они друг с другом нисколько не спорили.

В 1948 году из своей Аталанки, где была четырёхлетка, в пятый класс я поехал в райцентр, в Усть-Уду. И дважды за шесть лет учёбы квартировал у своих одноклас-сников. Первая семья по тем временам могла считаться зажиточной, хозяин её работал в комендатуре (в наших краях тогда было немало ссыльных литовцев), а вторая — едва сводила концы с концами. Но и там, и там мне не позволяли со своими скудными припасами питаться отдельно. За стол садились вместе. Что выставлялось — делилось поровну, и ни разу никто меня за кусок хлеба не укорил.

Разве такое забудешь?

И этот порядок взаимовыручки и общинности, гостеприимства и доверчивости поддерживался в деревне долго, вплоть до 80-х годов. Особенно в деревне со скромным достатком. Там же, где место колхозов заняли леспромхозы и пришла зажиточность, пришли со временем и скрытность, обособленность и, конечно, пьянство. Свою повесть «Пожар» я написал в 1985 году, уже и тогда картина была безрадостной.

Справедливость для нас превыше всего

— Получается, что бедность в каком-то смысле предпочтительнее богатства. И вы (так же, как Виктор Сергеевич Розов!) заговорили о преимуществе не богатства, а достатка: «Зачем человеку нужно богатство, если существует достаток? Зачем человеку лишнее?» Но, кроме богатства материального, есть ещё и духовное богатство (или духовная бедность, нищета), о чём нынче совсем не говорится. Входит ли это, по-вашему, в понятие «качество жизни», которым сегодня вовсю бряцают? Иметь всё (в материальном смысле), но жить бессовестно — это качественная жизнь?

Хочу обратить ваше внимание на расхожий оборот, который и у вас прозвучал: «Жить получше». Понятие «хорошо жить» у нас ныне действительно сводится лишь к «жирному куску». Кто его урвал, тот, дескать, и живёт хорошо.

Но разве это так? Разве не точнее сказать наоборот, что человек плохо живёт, если этот его кусок — ворованный, если у него отсутствует совесть, если он идёт на всё ради такой «хорошей жизни»? И не потому ли произошло у нас явное смещение понятий, что нравственный закон в нынешней нашей жизни фактически отменён?

— Это, знаете ли, как в сообщающихся сосудах: прибывает в одном — убывает в другом. Человек, прельстившийся материальными благами, как правило, теряет духовные. Всегда найдутся ему примеры для дальнейших соблазнов: у счастливчика машина последней марки, и даже не одна; у него не дом, а дворец; жена его шикует в таких нарядах, какие простым смертным и не снятся. И так да­лее. Вставший на этот путь, что называется, закладывает душу дьяволу: деньги его не могут быть честными, приёмы жизни далеки от порядочности. И всё, это уже не гражданин и не человек в ряду других, а небожитель. Россия перестаёт для него быть Родиной и превращается в сверх­прибыльную скважину, независимо от того, как, каким образом и какой хваткой достаются бешеные капиталы. Ни у одного из наших олигархов деньги не могут быть пра­ведными...

Почему мы говорим (говорим, конечно, для простых смертных) о преимуществе достатка? Потому что эта мера есть и материальная, и духовная. Человек, живущий в достатке, свободен. Он не ворует, как богатый, и ни перед кем не пресмыкается, как нищий. Совесть его спокойна. На заграницы он не молится и на Родину свою как на временное пристанище с презрением не смотрит. Дети с малолетства в домашних трудах и заботах, и не вырастают ни белоручками, ни шалопаями.

Это, быть может, слишком благостная картина, потому что в больном обществе всё болит — и где густо, и где пус­то, и где в меру. Никуда не деться от чужебесия на TV, от школы, в которой скоро отучатся читать и писать на род­ном языке, от безобразных нравов. И всё же семьи со сред­ним достатком, по-моему, справляются со всем этим лучше. Если детям внушают не страсть к наживе, а честь и совесть. Внушают прежде всего примером собственной жизни.

Красиво жить не запретишь — это верно, но как раз в этом-то образе жизни и есть возможность сохранить красоту истинную.

— Недавно мне выпало счастье беседовать с человеком, которого вы знаете уже много лет и, насколько мне известно, очень уважаете. Это Илья Алексеевич Сумароков, генеральный директор сельскохозяйственного производственного кооператива «Усольский свинокомплекс» в родной вашей Иркутской области. Выдающийся он, конечно, хозяйственник (и, замечу, многолетний член бюро Иркутского обкома КПРФ). Но на меня огромное впечатление произвели не только экономические достижения хозяйства, которым руководит директор-коммунист. Может быть, ещё больше восхитили отношения людей в этом коллективе.

Да и экономические успехи во многом объясняются человеческими отношениями, которые здесь утверждены. А главное в том, что сохранено в полном смысле слова коллективное хозяйство, что коллективная собственность не «схвачена» директором, как произошло почти повсеместно, а принадлежит всему коллективу.

Собственность, собственник... Эти слова звучат теперь зачастую зловеще. Из-за этого и раздоры, и взаимная ненависть, и кровь. У Сумарокова в кооперативе совсем иначе. Здесь принято общее решение: собственность хозяйства остаётся неделимой, то есть никто присвоить её не может. И директор, как все другие, получает зарплату, которую назначает ему коллектив. Это ли не пример человеческой справедливости?

— Я это хозяйство и его хозяина знаю хорошо. С Ильёй Алексеевичем мы вместе были народными депутатами СССР, сидели на съездах рядом и голосовали, голосова­ли, голосовали, пытаясь противостоять Межрегиональной депутатской группе, которая творила разрушительное дело и беспардонно, гадко, как последняя шпана, обливала грязью государственников. Это она вместе с подобными ей среди российских депутатов привела к власти Ельцина. Столь дурного и мстительного царя Россия никогда не виды­вала. В месяцы огромная и богатейшая страна превратилась в развалины. Совхозы и колхозы разогнали, заводы замерли, у народа отняли сбережения. Грабёж всего и вся достиг небывалого размаха. Под видом приватизации будущие олигархи в одночасье присвоили богатейшие месторождения и крупнейшие предприятия, чья продукция имела спрос на мировом рынке. Обнищавшее население или затаилось, или бросилось уже по мелочи подбирать всё, что плохо лежит.

Почему не удержались от растащиловки? От безвластия, вседозволенности, анар- хии и той озлобленности к прошлому России, которую выказали новые правители. Ни стыд, ни честь и совесть, ни благоразумие, ни святость — ничто не удержалось в этом окаянстве. И во все последующие годы и по сей день из всех каналов и распоряжений нас отучали и отучают от своих ценностей и традиций. На инаковость русского человека, на непохожесть его на европейца стали смотреть как на врождённую дурную болезнь, требующую лечения.

Отсюда и печальные результаты.

У Ильи Алексеевича Сумарокова в хозяйстве его удержалось всё, что работало и приносило благо людям. Ему пытались мешать, и неоднократно, а он в ответ в самые клятые годы пристроил новые цеха и модернизировал производство. И хотя понимал, что в отдельно взятом хозяйстве при общем разгроме сохранить мир и благополучие непросто, но сохранил, потому что был уважаем коллективом, как отец родной.

Я согласен с вами: такие, как Илья Алексеевич, всему обществу пример. В эту бы сторону перестраивать у нас и управление, и все отношения между людьми.

— Илья Алексеевич Сумароков в беседе нашей немало говорил о том, сколь важны справедливые отношения, будь то отдельное хозяйство или общество в целом. Вспоминал, как в советское время было. Разумеется, не всё было идеальным, но он подчеркнул главное, с чем нельзя не согласиться: была государственная установка на развитие отношений в направлении как можно большей справедливости.

За последние годы очень часто приходилось слышать, что завистлив, дескать, русский человек, потому, мол, у нас в стране, в отличие от других, дела и не ладятся. Про зависть не зря твердят. Тут цель понятная: оберечь, затвердить, окончательно узаконить тех, кто «схватил». Чтобы оставшиеся ни с чем даже и думать не могли о каком-либо изменении положения. Вот им и внушают: не завидуйте!

Я помню, что на прошлогоднем Всемирном русском на­родном соборе, говоря о резком контрасте богатства и бедности, митрополит Кирилл призвал не наступать ещё раз на одни и те же грабли. Он имел в виду, что революцию в своё время породила всё-таки не зависть, как принято было утверждать в последние годы, а чувство несправедливости. Мне такое признание представляется знаменательным. А как вы думаете, примет ли окончательно наш народ ту несправедливость, которая ему сейчас навязана? Смирится ли с ней?

— Он никогда с этим не смирится. Крепостное право на Руси просуществовало сотни лет, в 1861 году его отменили, но в 1905-м взбунтовавшиеся крестьяне жгли помещичьи усадьбы. Сейчас народ едва ли решится на массовый бунт, да и нынешние «помещики» оградились неприступными стенами и их оберегают целые армии наёмников. К ним не подступиться. Но обида на несправедливость перешла на заведённые властью новые порядки. Миллионы и миллионы чувствуют себя свободными от выполнения гражданских обязанностей. Люди не забудут, что уворованные у народа бешеные богатства господа Березовский и Гусинский (да и не только они) пустили на развращение и унижение его же, народа, и это унижение продолжается до сих пор. Абрамович употреблением своих немереных капиталов продолжает удивлять весь мир, а народ сделал из его имени ругательство. Как и из имени Чубайса. От Москвы и до самых окраин «денежные мешки», не считаясь с законами, делают что хотят. Мешает им исторический памятник — сожгут, а на его месте водрузят свой аляповатый дворец; встанет кто на дороге со своими законами о справедливости — уберут.

Не замечают всего этого наши граждане, которые живут в «свободной» России? Для кого «свободной»? И разве пепел Клааса не стучит в их сердца, когда сквозь эту демонстрацию «что хочу, то и ворочу» видят они заброшенные поля, погибшие деревни, руины былого хозяйствования?

Вырваться из плена

— А ещё обратил я внимание в юбилейном вашем вы­ступлении на мысль о сельской школе, откуда выходили в недавние времена почти все наши великие учёные, писатели, полководцы. Состояние этой школы, её будущее очень тревожит.

Я получил недавно письмо из моей родной школы, что в селе Можары Рязанской области. Учительница Людмила Викторовна Кузнецова (великолепная учительница) пишет: «Что-то мне жутковато от интернета. У нас в школе его уже подключили. Я иногда заглядываю в поисках новых идей. Но, видно, человек я не совсем современный: пока всё, что там нашла, какое-то примитивное. Даже чужое».

Словом, компьютеризация идёт, но нет при этом за­боты о содержании, которое принесут компьютеры в школу. А вместе с тем слышал, что собираются отменять выпускной экзамен по литературе — сочинение. Казалось бы, прошёл Год русского языка, и вот сюрприз...

— Русскую деревню добивают. Она немало пережила во время коллективизации, затем война, затем в 80-е годы навязанная учёными объединительная кампания в агрогородки, когда тысячи деревень сорвали со своего многовекового днища и принялись укрупнять — не город и не деревня, а местожительство. Не забудем ещё и стройки коммунизма, от которых иногда опять-таки страдала деревня. А в 90-е годы, когда выковыривали этот коммунизм, всем бедам беда — расколлективизация, и спасайся кто как может. По Ангаре, по Лене, Енисею сотни заброшенных и вымерших деревень — будто Мамай прошёл. Думаю, не лучше и в Западной Сибири, и не только в Сибири.

В войну, в самые тяжкие времена, если оставалось в деревне хоть пять учеников, школа работала. Теперь, если «некомплект», — закрывают, предлагают возить ребятишек за многие километры на автобусах. А автобусы где есть, а где нет, дороги где есть, а где нет. Но даже и в комплектных школах нередко нет комплекта учителей. Как в моей родной деревне на Ангаре: много лет нет преподавателя иностранного языка, а теперь ещё не стало и преподавателя геометрии. Распределения в педвузах уже не существует, а кому охота добровольно ехать в глухую, лежащую посреди бездорожья, умирающую деревню?!

Нынешний нацпроект «Образование» предусматривает прежде всего компьютеризацию. Компьютер — штука вроде бы всемогущая, магическая, но грамоте не научит и самостоятельному мышлению он не помощник. Возле него легко, всё без усилий постигая и на каждый вопрос находя готовый ответ, — легко ничему не научиться. Для вузов сейчас это беда: приходят безграмотные абитуриенты, и их приходится брать, потому что грамотных всё меньше. Но в безграмотности надо винить не столько компьютеры и интернеты, сколько негодную реформу школы, на неё, на безграмотность, похоже, и нацеленную, призванную готовить Митрофанушек. Серьёзные учёные всё чаще называют эту реформу образования разрушением образования. Но разрушается не только образование — разрушаются культура, нравственность, законы общежития.

Меня потряс недавний случай в городе Кольчугине Владимирской области. Четверо лоботрясов-школьников избили до полусмерти своего товарища и живьём сожгли его под пламенем священного Вечного огня...

Может быть, хватит отупляющих реформ?

Да, только миновал Год русского языка, а часы на русский в школе продолжают воровато уменьшать, притом в младших классах, где они особенно нужны. А на иностранные языки — прибавлять. Месячная зарплата преподавателей иностранного в московских школах доходит до 50 тысяч рублей.

Не спрашивайте, сколько получают преподаватели русского. Столько, сколько полагается за третьестепенный предмет, который то ли пригодится, то ли нет.

— В развитие темы приведу ещё одно письмо. Тоже от моего земляка с Рязанщины. Вот что пишет рязанский писатель Александр Николаевич Потапов: «Помнится, в 1988 году, когда в Рязани проходил выездной пленум Союза писателей СССР, Валентин Григорьевич по моей просьбе подписал книгу «Уроки французского» для моей дочки Ани, которой в ту пору и трёх лет не было, с пожеланием «расти и вырасти в счастливой стране». Дочь-то выросла, сейчас учится на последнем курсе отделения журналистики Рязанского университета, а вот счастливой страны за это время не стало. Между прочим, на встрече с вами в РГУ она не присутствовала, а когда я дал ей прочитать отрывок из вашей беседы с В.Г. Распутиным, она, к моему удивлению, призналась, что тоже, как и другие студенты, не знает певца С.Я. Лемешева. Вот так-то!»

Горько. Русские студенты не знают великого русского певца, не слышали о многих и многих поистине великих деятелях родной культуры. Да и неудивительно, если телевидение, как верно пишет А.Н. Потапов, «совсем ошвыдковело», а по радио чаще всего песни звучат по-английски. У вас не возникает ощущения, что мы живём в пленённой стране?

— Я это же говорил три года назад на Всемирном русском соборе. Чужие песни, чужие нравы, чужое образование, чужие приёмы жизни… А если и остаёт­ся что-то своё, то только в дозволенных скудных нормах.

С тех пор ничего не изменилось…

Нынешняя «элита» опять ненавидит «плебеев»

— Валентин Григорьевич, а какие письма вы получили в связи с юбилеем вашим?

— Писем, телеграмм было много, и немалая их часть от людей незнакомых, словом, от читателей. В основном немолодых, помнящих мои книги с 70—80-х годов. Отозвались, конечно, и братья-писатели. На все поздравления откликнуться я не мог, но, разумеется, ответил школьникам и учителям, с которыми у меня переписка уже несколько лет, в том числе из города Мурома Владимирской области и Бердска из Новосибирской области. Вот там за ребят не надо беспокоиться: и пишут грамотно, и рассуждают интерес­но. И не так уж им страшен «серый волк» из министерства образования. Опытный, с патриотическими убеждениями учитель и сочинения не отставит, и Крылова с Кольцовым не забудет. Много ли таких учителей, трудно сказать; судя по той грамотности, которую зачастую предъявляют поступающие в вузы, — мало, а как хотелось бы, чтобы они исполняли не только министерские указания, но и отечественные запросы.

— Знаете, не могу не коснуться одного факта, который буквально меня пронзил.

В своей замечательной статье «Лейтенанты и маркитанты», опубликованной на страницах девятого номера «Нашего современника» за прошлый год, Станислав Куняев привёл выдержки из недавно изданной переписки поэта Давида Самойлова с Лидией Корнеевной Чуковской.

Вот Чуковская сообщает Самойлову своё впечатление о вашем романе «Живи и помни». Не понравился он ей — ладно, бывает. Но, смотрите, не только книга, а даже имя и фамилия ваши вызывают у критикессы раздражение, граничащее с презрением: «Книга столь же мучительно безвкусна, как сочетание имени с фамилией автора: изысканного имени с мужицкой фамилией. Он, видите ли, Valentin».

А Давид Самойлов соглашается: «Это литература «полу-народа», часть вашего письма читал друзьям. Они в восторге».

— Как же они ненавидят нас — мужичьё из деревни, которое нарушает неписаный или даже предписанный закон: в деревне и оставаться и заниматься своим мужицким делом. Ненавидели Шолохова, Леонида Леонова после «Русского леса», Есенина, Шукшина, Василия Белова, доперестроечного Астафьева... Много кого, всех не перечесть. По их понятиям, окормлять Россию литературой и искусством могут только они, у них древняя традиция поучать и аттестовать, а в деревне откуда взяться талантам, таланты ведь не на пашне вырастают.

Да нет, други-недруги, вырастают и на пашне. Среди величественной природы, древних традиций и народных песен, среди бесхитростной жизни. Так, по крайней мере, было.

Деревня поставляла России не только самобытных писателей, композиторов, исполнителей, но и во множестве учёных, военачальников, командиров производства, государственных деятелей. И, конечно, не у всех у них были имена, полагающиеся только мужикам.

Станислав Куняев (а ведь тоже «украденное» имя рядом с простоватой фамилией — оттого и бунтарь!) прав: это была каста неприкасаемых и самодовольных. Она породила нынешнюю «элиту», шумную, ещё более самодовольную и мелкотравчатую. Но похоже, что и это ненадолго.

— У меня ещё очень много вопросов к вам. Но пока, наверное, пора и честь знать. Спасибо. И самого доброго вам в наступившем 2008 году!

— Спасибо, взаимно. Будем держаться за всё лучшее, что сохранилось и сохраняется в России, и дальше.

Февраль 2008 г.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт мар 17, 2022 8:36 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 10291
Многие ли помнят, кто такой Бурбулис?
№28 (31231) 18—21 марта 2022 года
3 полоса
Автор: Жан ТОЩЕНКО.

Член-корреспондент Российской академии наук Жан ТОЩЕНКО в беседе с политическим обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО

Вопрос, поставленный в заголовке этого диалога, подсказывает сама жизнь. По всем признакам создаётся ощущение, что обладателя этой фамилии помнят ныне весьма немногие. А ведь он на сломе великой страны под названием Советский Союз возымел официально высочайший должностной ранг — стал вторым по значимости лицом в провозглашённом новом государстве!

Именно так, вторым после президента РФ Бориса Ельцина. И должность государственного секретаря, каковой доселе в российской реальности не существовало, специально для него тем же Ельциным была учреждена. По капризу? В благодарность за особые заслуги? Или потому, что есть такая в боготворимых США?..

Словом, даже один этот факт, что вознесённый на самую вершину новой, то есть антисоветской, власти персонаж не столь уж долгое время спустя оказался почти забытым, побуждает о чём-то всерьёз задуматься. Да и обязательно надо восстановить в общественной памяти весомый вклад Геннадия Эдуардовича Бурбулиса в уничтожение СССР. По справедливости, так сказать. Раньше или позже, но он вместе со своими подельниками непременно должен получить причитающийся ему суровый приговор народа — за жуткое преступление, не имеющее срока давности.

Узнайте главный повод для его постоянного бахвальства

— С чего начнём, Жан Терентьевич, в этот раз?

— Я думаю, с того, что сам Бурбулис мысленно лелеет как повод для постоянного и безудержного бахвальства, как свидетельство якобы собственной гениальности.

— Что же это?

— Формулировка, предложенная им в документ, принятый ликвидаторами Советского Союза 8 де-кабря 1991 года в Беловежской Пуще. После этого трагического для миллионов людей события (а для Бурбулиса, конечно, радостно-триумфального) данный персонаж при любой возможности норовит ещё и ещё раз сообщить, что именно ему, а не кому-нибудь другому дословно принадлежат ставшие по-своему историческими, но роковые строки о прекращении существования СССР как «субъекта международного права и геополитической реальности».

Добавлю: за Россию тот убийственный документ подписали Ельцин и Бурбулис.

— Там, в ночном Беловежье, был тогда и Егор Гайдар, о котором мы с вами беседовали в прошлый раз (см. «Правду» за 25—28 февраля с.г.).

— Верно. И его участие в подготовке ликвидаторского акта было самое активное. Но за Гайдаром, как мы понимаем, числилась и числится также масса других, с позволения сказать, «заслуг» по уничтожению великой социалистической державы, так что эта — в их ряду. А для Бурбулиса при почти полной ничтожности всего, что реально он делал даже со знаком минус, пара авторских строк в беловежском акте стала прямо-таки звёздной вершиной. Как, разумеется, и факт его автографа под этим актом.

— В самом деле, интервью и статьи от Бурбулиса, которые довелось мне читать или слышать за истекшие тридцать лет, назойливо про то твердят.

— Основное сводится у него, как правило, к оправданию действий команды Ельцина по демонтажу великой страны и к превознесению собственной роли в совершённом тогда. Решение, принятое в Беловежской Пуще, по его мнению, «это выдающееся решение». И он действительно любит повторять, что «сформулировал юридически безупречную формулу (?!) Беловежского соглашения» о конце Советского Союза.

— До чего же зациклился мыслитель…

— Чтобы нашим читателям стала вполне ясна мера (точнее, безмерность!) его самопревознесения, процитирую типичнейшее для Бурбулиса интервью. Без лишней скромности он говорит так: «На самом деле я один из создателей нового российского государства. И как человек, подписавший Беловежское соглашение за Россию вместе с президентом Ельциным, и как государственный секретарь Российской Федерации, первый заместитель председателя правительства реформ. И как общественный, политический деятель».

— Впечатляюще звучит! Хотя впечатление от этого у разных людей, безусловно, очень разное. А зависит оно от того, что значил и значит для человека Советский Союз, чем стало для тех или иных наших соотечественников его уничтожение.

— Согласен. Поскольку одни восприняли это как величайшую трагедию, а другие, увы, радовались. Правда, за прошедшее тридцатилетие численность тех, кто радуется, очень сильно поубавилась.

— Естественно. Надеялись на обещанное улучшение во всём, а обернулось (почти во всём же) значительным ухудшением. Перечислять не буду, достаточно оглянуться вокруг, сравнить и поразмыслить. Нынешние беды не только России, но и в целом на постсоветском пространстве исходят в основном от тех людей, которые разрушали Советский Союз, а затем взялись на его территории править. Только вот не каются они и не признают, что оказались банкротами. Разве у этого Бурбулиса признание гибельности содеянного хоть единожды прорвалось?

— Что вы, какое там… Хочу подчеркнуть и ещё один принципиальный вопрос, остающийся у бурбулисов без ответа. Вот он: почему эта кучка деятелей, никем не уполномоченных, объявила недействительным Союзный договор — документ, который 70 лет назад принимали Верховные Советы социалистических советских республик — России, Украины, Белоруссии и Закавказья, то есть подлинные представительные органы, на самом деле имевшие полное право говорить от имени народа?

Что касается лично Геннадия Бурбулиса, судя по всему, у него задолго до беловежского сговора зрела идея ликвидации СССР. Ещё в период подготовки Горбачёвым нового Союзного договора он был среди тех, кто настойчиво советовал Ельцину избавиться от СССР, не рассматривать вопросы о его сохранении, совершенствовании или преобразовании. Почему? Да потому, дескать, что Россия не сможет развиваться, если не избавится от «балласта» в виде других республик.

— Что ж, такая сокрушительная идейка, наверное, пришлась ЕБН по душе. Вписывалась в подрывную «логику» собственных его мечтаний и завихрений. Не потому ли он так неожиданно для многих и столь высоко вознёс в это критически решающее время мало кому известного, провинциального Бурбулиса?

— Земляком к тому же оказался, уральский по рождению. И подходы к набиравшему силы российскому вождю сумел подыскать…

Впрочем, о подробностях далее. А в основном вы правы: совпали сущностные взгляды этих двоих на Советский Союз. Характерна оценка Бурбулиса, данная им в интервью о развале СССР: «Обрушилась, может быть, одна из самых зловещих империй в истории человечества — советская империя».

— Круто сказано. Многие читатели наверняка вспомнят печально знаменитое определение Советского Союза, данное ему таким выдающимся «другом» нашей страны, как президент США Рональд Рейган: «империя зла»! Но я напомню ещё более выдающегося «друга» СССР — Адольфа Гитлера, который уничтожение Советского Союза сделал главной задачей своей жизни. И то, что германскому нацистскому фюреру не удалось, осуществили новоявленные антикоммунисты и антисоветчики. При поддержке Запада, конечно. С учётом этого «достижения» надо их ныне оценивать и судить?

— Да, основной результат у них оказался именно такой.

Как данный персонаж прорывался в гробовщики Советского Союза

— Итак, Бурбулис занял видное место в команде гробовщиков СССР, чем он до сих пор похваляется и гордится. Это при абсолютно очевидном теперь ничтожестве его личности. Наверное, кто-нибудь скажет: да стоит ли про таких говорить! Однако в книге вашей «Фантомы российского общества» подобных фигур немало. И я считаю, что ваше внимание к ним правомерно — как урок.

— Мы с вами снова и снова невольно вынуждены обращаться к этому, казалось бы, парадоксу. Конечно, сами по себе никакими особо выдающимися достоинствами они не обладают. Более того, фантомами, то есть призраками, называю их с полной убеждённостью. Но ведь какое бедствие при всём своём ничтожестве учинили для огромной страны и даже для мира!

Поэтому анализ возникновения и действий таких фантомов имеет, на мой взгляд, колоссальное значение. Точнее и глубже оценивая провалы нашего прошлого, надеюсь, поможем людям в будущем предотвратить попытки новых негодных претендентов на власть.

— Чем больше всего поучителен Бурбулис?

— Его карьерный путь весьма наглядно показывает, как в смутный период ломки советской жизни всплывали наверх всякого рода авантюристы, искатели славы и денег, некая отстойная пена, не имевшая ни копейки реальной, деловой цены. Но все они всплывали, нахраписто на что-то претендовали, и многие дорывались до желанных должностей. Ну а когда начинали реализовывать свои никчёмные фантазии, то, как правило, это оборачивалось большими потерями и для дела, и для доверившихся им людей.

Следует признать, что многие из таких временщиков довольно быстро сгинули с политической и общественной арены, успев, однако, вред ощутимый нанести. Но немало осталось и по сегодняшний день. Способствует этому кадровая политика, если ставит во главу всего верность и преданность находящимся «наверху», а не подлинные деловые и личностные качества.

— Видимо, стоит рассказать читателям, хотя бы кратко, как начиналась жизнь нашего антигероя.

— Начиналась для того времени, пожалуй, вполне традиционно. Как у многих других молодых людей в Советской стране, выбравших на рубеже 1960-х — 1970-х годов стезю пополнения рядов научной интеллигенции: школа, университет, аспирантура, преподавание. Но это сопровождалось у него очень чёткой нацеленностью на блистательную карьеру, о чём говорит и раннее вступление в КПСС в 1971 году, когда он был ещё только на третьем курсе в Уральском университете. Напомню, что эти же карьерные расчёты с помощью вступления в КПСС питали таких амбициозных либералов, как Гайдар, Чубайс и другие. Об этом свидетельствует и его стремление ускоренно двигаться по служебной лестнице. Он постоянно предлагал себя на такие общественные должности, как комсорг, потом парторг и т.п.

— А факультет философский избрал для себя тоже с карьерным расчётом?

— Думаю, да. Это ведь сулило возможность развернуться на поприще общественных наук, которые могли помочь и продвижению в политику. Она, как позже выяснится, его всё-таки притягательно манила. Но что-то не очень получалось у него достижение заветного, чего-то явно для этого не хватало.

— Способностей?

— Допускаю, что так. Во всяком случае, после окончания университета застрял он на целых десять лет в Уральском политехническом институте, где преподавал марксистско-ленинскую философию. Правда, за это время защитил кандидатскую диссертацию и стал доцентом, однако неудовлетворённость заставляла его искать место более престижное.

— Нашёл?

— Как сказать… Стал заведующим кафедрой общественных наук, заместителем директора Всесоюзного института повышения квалификации Министерства цветной металлургии в Свердловске. Напомню, что подобные институты существовали при каждом министерстве, а по сути это были всего-навсего краткосрочные курсы со сменным постоянно составом обучающихся, которых посылали предприятия для обновления своих знаний. Поэтому стать заведующим кафедрой хорошо, заместителем директора — ещё лучше, но где твой реальный вес и подлинное значение?

— В общем, получается, что и тут у него неудовлетворённость…

— Шесть лет тянул лямку. А выручила, как и многих подобных ему честолюбцев, горбачёвская «перестройка». Сразу почувствовал шанс заявить о себе, чего, собственно, более всего ему и хотелось. Заявить, что называется, любой ценой! И вот с одобрения Свердловского горкома КПСС он организует в начале 1987 года городской политический клуб «Дискуссионная трибуна», который и стал трамплином для его публичной известности.

— К чему он особенно стремился?

— Конечно. И он, и другие такие же. Надежды оправдались! Обсуждения, проходившие в клубе, освещались и в местной печати, и по радио, и на телевидении. Начинание-то, как говорится, модное. В результате Бурбулис становится узнаваемым лицом.

А осенью того же 1987 года он громко заявляет о себе ещё раз, сделав ставку на Ельцина после его выступления на Пленуме ЦК КПСС с критикой политики перестройки и лично Горбачёва.

— О, тут Бурбулис не просчитался!

— Совершенно точно. Он ловко и успешно оседлал новую волну изменений на политическом поле, став глашатаем идей по коренному изменению советского общества. И это тоже принесло желаемые плоды: на фоне нарастающего недовольства состоянием дел в стране был избран в 1989 году народным депутатом СССР.

— Взлёт уже на всесоюзную высоту…

— Характерный для той поры по стремительности и, я бы сказал, по неразборчивости. Удивительные типажи взлетали тогда один за другим! Вот и Бурбулис тотчас стал председателем подкомитета в Комитете Верховного Совета СССР по вопросам работы Советов народных депутатов, развития управления и самоуправления. Но решающим для него событием назову личное знакомство с гремевшим вовсю земляком Ельциным, а затем вхождение в его ближайшее окружение. Обратите внимание: на выборах президента РСФСР Бурбулис уже возглавлял избирательный штаб ЕБН, что, разумеется, привело потом к достойному вознаграждению.

— Именно после этого стал официально вторым государственным лицом после своего кумира?

— Да, и это был поразительный, оглушительный по масштабам карьерный рост. Свидетели вспоминают, насколько велико было в тот период ельцинское доверие к Бурбулису. Например, он мог входить к Ельцину без доклада, советы давал ему чуть ли не по каждому вопросу, сопровождал его везде и всюду. Вот как известный журналист позднее писал об этом тандеме: «Даже на отдыхе Бурбулис ни на шаг не отходил от президента, и со стороны выглядело это довольно забавно. Впереди процессии важно шествовал Борис Николаевич, за ним кошачьей походкой крался Бурбулис и лишь потом, в конце — Коржаков и Наина Иосифовна».

Не реформировать, а разрушать

— Словом, по всему видно, что отношения у Бурбулиса с Ельциным сложились действительно весьма близкие. Но ведь не очень продолжительным оказался этот их роман?

— Так-то оно так, однако продолжительности той вполне хватило для самых громких деяний в биографии ельцинского «серого кардинала». Наступившие годы стали ему в поддержку. Вспомните, что происходило с начала 1990-го до конца 1992-го. Именно тогда является он в роли одного из непосредственных и первейших гробовщиков СССР, что считал и считает звёздным часом в своей судьбе.

— Он был уже вполне готов к этому?

— Конечно. Ведь с коммунистическими идеями Бурбулис распрощался после 15 лет чтения студентам лекций по диалектическому и историческому материализму, по научному коммунизму. А замену нашёл в антикоммунизме, антисоветизме и даже в антирусскости. Вот что двигало им теперь. Так что разрушение Советского Союза представлялось неотложной практической задачей.

— Но, согласитесь, даже в начале 1991-го это противоречило настрою большинства советских людей.

— Совершенно верно. Мы же помним, что на Всесоюзном референдуме в марте того года более 76 процентов высказались за сохранение СССР и дальнейшее последовательное его реформирование. Но обратите внимание: ненавистники советского строя, которые вероломно пошли тогда против воли большинства народа, замалчивают такое принципиальнейшее событие в истории страны. Вот и Бурбулис в их числе: нигде и никак темы референдума напрямую не касается совсем.

Хотя, громя ГКЧП, о реальном положении, с которым столкнулись ельцинисты, он всё же проговаривается: «По большому счёту, мы получили не власть, а минное поле безвластия. Никто, КРОМЕ НАС, не знал, что ГКЧП в той или иной форме поддержали руководители большинства субъектов Российской Федерации. И в этой ситуации нельзя было объявлять о роспуске Советов, напрягать мускулы и умственные способности, начинать выборы по всей стране… Добавьте к этому ещё такую проблему, как отсутствие достаточного количества профессиональных квалифицированных кадров (антисоветских, это имеется в виду. — Ж.Т.). Когда летом 1991 года мы приняли решение учредить институт представителей президента в субъектах Федерации (чтоб нейтрализовать просоветские настроения в руководстве регионов. — Ж.Т.), даже на эти штучные должности было очень трудно подобрать людей, отвечающих этому статусу».

— Короче говоря, шли они напролом. Игнорируя мнение народное, тащили страну к Беловежской трагедии развала. Безоглядностью своей укрепил Бурбулис ельцинскую любовь и его доверие к себе?

— В основном, я считаю, именно этим, поскольку тогда в первую очередь им это и требовалось, а Бурбулис всё произносил тоном ОРАКУЛА, суждения которого не подлежат даже малейшему сомнению.

— Какие заслуги ещё числит он за собой перед Ельциным?

— Очень гордится, например, тем, что именно ему приписывается ввод в ельцинскую команду реформатора Егора Гайдара (прежний премьер правительства Силаев, по мнению Бурбулиса, был человеком нерешительным, не готовым к кардинальным мерам). Замечу, что и самый позорный в истории страны министр иностранных дел, а ныне житель Майами в США Андрей Козырев тоже попал в правительство по его совету. То есть Бурбулис искренне убеждён, что он решающим образом участвовал в создании правительства реформ, которое назвал «самым настоящим правительством меритократов» (меритократия — власть достойных. — Ж.Т.). Правда, при этом старательно обходит он такой коренной вопрос: почему за год нахождения этого правительства у власти экономика рухнула и страна из ведущей державы мира превратилась в третьеразрядное государство? А почему были обесценены все сбережения граждан, массово закрывались предприятия и миллионы людей стали безработными? Или такой вопрос: как это получилось, что, например, бывший младший научный сотрудник Пётр Авен после двух лет работы в правительстве стал олигархом? Да и другие не подкачали в личном обогащении — такие же «достойные» министры, как Нечаев, Кох, Мостовой и прочие.

— На саморекламу, как я давно заметил, Бурбулис никогда не скупился.

— Упивается собой! Свою деятельность, особенно осенью 1991 года, называет героической. Мол, страна стояла на грани голода, а он, Бурбулис, её спасал. В своих воспоминаниях с придыханием пишет, как обзванивал всех, кто мог помочь в этой ситуации. Как уговаривал некоторых непонимающих, сколько времени на это тратил. Но «забывает» хотя бы упомянуть о том, что эта угроза голодом была искусственно сконструирована при его же участии с единственной целью — максимально разогреть антисоветские настроения.

Впрочем, как бы героически он сам себя ни изображал, достаточно скоро почти всем в его окружении, в том числе и Ельцину, стало ясно, что суета — это не признак умелого управления. И то, что его уже к концу 1992 года отстранили от высоких постов, нисколько не удивляет.

— Но он-то везде пишет и говорит, что стал жертвой интриг.

— Это форма самооправдания. Попутно даёт характеристики своим соперникам. Например: «Руслан Хасбулатов — уникальный человек. Есть люди и их поступки, моральные и аморальные. Он же из той небольшой породы людей, которые живут вне морали».

А вот его отзыв об Александре Руцком, который стал вице-президентом: «Руцкого не совсем понимал, что это за рыночные реформы и кому они нужны. Мы не можем никак его полезно использовать. Тогда возникает идея поручить ему курировать сельское хозяйство. Там трудно что-то радикальное сделать в одиночку. И навредить возможностей тоже поменьше. Так случилось, что Руцкой по разным причинам не принял наш молодой коллектив реформаторов. Начал проявлять самостоятельность, критиковать, не очень понимая суть дела, поучать. Вот и произошло, что человек как член команды был потерян».

Но как мог реагировать Руцкой, когда в конце 1991 года в ходе рабочей поездки в Комсомольск-на-Амуре он стал свидетелем, что на базе флота режут на металл новые подводные лодки? Выяснилось, что приказ такой отдал Бурбулис.

— Он ведь и международными делами занимался?

— А как же! Известно, что именно он обсуждал идею о продаже Финляндии части Карелии. Так писала впоследствии со ссылками на свои источники далеко не «жёлтая» финская газета «Каинуун Саномат». В статье утверждалось, что переговоры с российской стороны вёл Геннадий Бурбулис, просивший сумму, эквивалентную нынешним 13 миллиардам евро. У Финляндии тогда просто не нашлось столько денег, и лишь поэтому преступный сговор не состоялся.

— А в чём состоял смысл путешествия Бурбулиса в 1991 году в Грозный, к Джохару Дудаеву?

— Неведомо. Ясно лишь то, что встреча, по некоторым отзывам, «была тёплой». Но ровным счётом ничего не было сделано для того, чтобы помешать Дудаеву полностью захватить власть в республике и остановить последовавшие кровавые события.

— И вот такой кадр был буквально в полушаге от должности вице-президента России!

— Как ни поразительно это, однако факт. И до сих пор свою неудачу объясняет он происками тех же соперников, конкурентов. С горькой досадой вспоминает: «Ельциным в период предвыборной компании было предложено мне стать вице-президентом. Я согласился. Прошло некоторое время. Однажды захожу к нему, а он говорит: «Мы с вами очень хорошо понимаем друг друга. Но есть предварительный опрос, который показывает, что ваша фамилия для российского избирателя звучит немного неудобно. Чтобы избежать в связи с этим возможных потерь голосов, я принял решение предложить в качестве вице-президента Руцкого Александра Владимировича». Я ответил: «Борис Николаевич, если вы решили, то будем работать. Выборы мы обязательно выиграем. Но, извините, это ошибка!»

Творец преступных и нищих идей

— Значит, можно сказать, что его пребывание на высших государственных постах, оказавшееся фактически случайным, кончилось столь быстро вполне закономерно?

— По сути так. Но огромнейшее самомнение, свойственное всем этим фантомам, оборотням, чертополохам, которые разрушили великую страну, не позволяет им здраво взглянуть на себя, трезво оценить свои способности и результаты. Каково, скажем, типичное заявление Бурбулиса из его интервью: «Я ощущал себя в профессиональной политике как политический стратег».

— Звучит! А ещё в одном интервью я прочитал, как он, ничтоже сумняшеся, называет себя генератором идей.

— Вот-вот! «Стратег» и «генератор идей» высоко перекликаются. Только необходимо вникнуть, что конкретно-то Бурбулис в это вкладывает. Он же и общественную организацию, которую возглавил в феврале 1993 года, назвал весьма претенциозно — гуманитарный и политологический центр «Стратегия».

— Ну и что? Какое впечатление его «Стратегия» произвела на общество?

— Да никакого. Потому что в сердцевине её была идейная пустота, которая мало кого вдохновила и собрала лишь незначительное число мелких карьеристов или явно неадекватных людей. Они с лёгкостью перебегали из одной партии в другую (а их число тогда переваливало за 200), надеясь как-нибудь подняться на подмостки большой политической сцены. Организация Бурбулиса в этом смысле их разочаровывала, поэтому не росла, а таяла.

Сам он пробивается в Государственную думу по федеральному списку гайдаровского блока «Выбор России», надеясь стать главным идеологом гайдаровцев. Но вместо ожидаемого триумфального шествия этой партии она потерпела сокрушительный разгром.

— Насколько я помню, Бурбулис после своей «Стратегии» не раз брался за создание каких-то общественных организаций и выдвижение всяческих инициатив.

— Так и было. Только вряд ли найдётся хоть десяток человек, которые припомнят наименования тех инициатив и организаций. А причина та же: они были пустые, мертворождённые, бесплодные. Хотя Бурбулис пыжился изо всех сил, чтобы придать им как можно больше многозначительности.

Например, появляется Российский союз «Люди дела». Провозглашённая задача — объединить всех истинно деловых людей. За малым дело стало: как это осуществить? Участь начинания была предсказуемой. После нескольких акций, в основном публицистического свойства, всё кануло в пучине времени.

— А что за изобретение Бурбулиса — «Свобода, собственность, законность»?

— В его представлении, насколько я понимаю, формула судьбы российского народа, провозглашённая им как открытие. Опять претензия глобального масштаба! Сразу должны вспомниться известнейшие исторические «триады»: лозунг французской революции «Свобода, равенство, братство» и принцип царского министра Уварова «Православие, самодержавие, народность».

Реализовать формулу Бурбулиса, как он утверждал, будет особый, своеобразный слой людей, которые получили название «достижительные люди». Правда, что это такое, он и сам не мог толком объяснить. Кого же заденет и увлечёт подобное нововведение при всей безмерной его амбициозности? Просто очередной мыльный пузырь, попытка надуть щёки, изобразив «нечто».

— Да, это всё потусторонние фантазии в знакомом нам духе. Но чем занимался в реальной жизни? Может, в чём-нибудь полезном себя проявил?

— Увы! В 2000 году, после окончания депутатских полномочий в Госдуме, его пригласил в Новгородскую область губернатор Михаил Прусак на должность вице-губернатора по взаимодействию с палатами Федерального собрания. А через год он становится членом Совета Федерации — представителем администрации Новгородской области.

Из деяний этого времени Бурбулис получил известность только тем, что, как и губернатор, возвёл себе особняк на Троицком раскопе — исключительно важном археологическом памятнике истории, на территории которого стоит и Новгородский кремль.

— Действительно, чего ж мелочиться…

— Затем его пристроили советником председателя Совета Федерации. А ещё через три года он занял должность сначала заведующего кафедрой и потом проректора Международного университета в Москве, когда им руководил Гавриил Попов — давний соратник Бурбулиса по угроблению Советского Союза.

В общем, продолжилась и сейчас продолжается жизнь бесплодного чертополоха.

— Неужели в этой остаточной жизни нельзя ничего интересного выделить?

— Можно. Представьте себе, не находя сторонников своих «идей» на общественном поприще, Бурбулис решил осчастливить выдающимся открытием научный мир. Вылилось оно в то, что Геннадий Эдуардович объявил себя… основателем новой науки.

— Даже так?!

— Именно. Дал ей и название — политософия. Вот дословно его определение: «Политософия — это жизненная софия, понимаемая как жизненно-смысловая реальность, ядро культуры, как инстанция, что она является единством политической мудрости и мудрой практической политики, а точнее — мудрой практической жизнедеятельностью». Вы поняли, что-нибудь?

— Откровенно говоря, ничего.

— Вот и научный мир не оценил гениальное открытие Бурбулиса. Тем не менее он основал «Школу политософии «Достоинство» и возглавил кафедру пресловутой политософии в упомянутом Международном университете. Ловкость рук и никакого мошенства? Да сплошное мошенничество налицо!

Такие они, гробовщики Советского Союза…


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт мар 31, 2022 10:47 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 10291
Придумать адрес Татьяне Дорониной
№34 (31237) 1—4 апреля 2022 года
7 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Иногда в каком-то вроде бы совсем проходном эпизоде отражается суть времени. О таком случае я всё же и решил рассказать.

Ну да, просто житейский случай. Понадобилось отправить телеграмму. В наступившей эпохе гаджетов потребность эта возникает у людей всё реже, однако возникает. И потому телеграф как средство коммуникации пока не отменён.

Итак, утром 7 марта направляюсь в столичное 40-е отделение «Почты России», где, как мне точно известно, телеграммы принимают. У меня поздравительная, ведь уже канун Международного женского дня, а хочется, чтобы поздравление дошло вовремя. Адрес для меня один из самых дорогих: «Москва 9 Тверской бульвар 22 МХАТ Дорониной Татьяне Васильевне».

Добавлю: только предыдущим вечером я узнал, что она перенесла ковид, и это обострило нервы.

Впрочем, отправить телеграмму всегда было делом простейшим. Требовалось для этого не более каких-нибудь пятнадцати минут. Да вот стал я замечать в последние годы явное и значительное замедление. Так и на сей раз.

Прежде всего обращаю внимание, что молодая женщина-оператор, которой вручил свой бланк с текстом, начинает лихорадочно искать глазами, а потом звать к себе помощницу. То есть чувствует неуверенность или даже неумение. Это мне уже знакомо, причём, увы, не только по этому почтовому отделению. И дальше происходит совместное колдовство над текстом, с приглушённым переговором вполголоса.

Жду, как обычно, терпеливо жду и сейчас. Хотя вопрос неизбежный крутится в голове: да что же там у меня им непонятно, чем озадачены? В конце концов, не удержавшись, спрашиваю. Но — без ответа.

И тогда спрашиваю ещё: «А вы знаете, что такое МХАТ и кто такая Татьяна Доронина?» Кивают головами, и я думаю: в самом деле, ну как же не знать!

* * *

Ошибся. Но понял это не сразу. Когда наконец почти часовая процедура завершилась, с почты я уходил раздражённый, но всё-таки уверенный: телеграмма дойдёт. Она же и срочная, и с уведомлением о вручении — все гарантии включены.

А каково было изумление, когда 9 марта дождался оплаченного уведомительного ответа. Вы только представьте, по какому адресу, оказывается, направлена была моя телеграмма: «Москва Тверской бульвар МХАТ дом 9 квартира 22 Дорониной Татьяне Васильевне».

Помилуйте, какая квартира в театре? Почему дом 9, если у меня было написано Тверской бульвар 22? А 9 — это номер почтового отделения, к которому относится тот район...

В общем, ахнул я: так где же вручена телеграмма охраннику Комарову, как сообщалось в уведомлении?

Отлегло, когда удалось выяснить, что телеграмма всё-таки дошла до театра. Постарался доставщик, спасибо. Ведь вполне могла не дойти: дома №9 и №22 на Тверском бульваре — по разные его стороны, далеко друг от друга.

И что получается? Не знали те две молодые женщины, операторы почты, что МХАТ — это великий русский театр, а Татьяна Васильевна Доронина — величайшая русская актриса и выдающийся театральный деятель. Не знали потому, что время их так вырастило — последнее тридцатилетие российской жизни.

* * *

Но с чего всё-таки могла прийти в головы двум сотрудницам почты эдакая нелепость: переиначить адрес телеграммы, введя квартиру в театр и расположив его совсем под другим номером дома?

Попытался я разобраться в этом, только тщетно. Заместительница заведующего почтовым отделением уверяла меня, что якобы накануне пришла им некая «новая программа» (?), которой сотрудницы, мол, и следовали. Однако я зашёл в другое отделение «Почты России», неподалёку, и там мне чётко заявили: никакой такой «программы» не было и нет, а мою телеграмму они направили бы по указанному адресу.

Что ж, не только невежество, непрофессионализм и падение квалификации, но и безответственность, враньё, дабы оправдаться, соответствуют духу времени.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Ср апр 06, 2022 8:58 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 10291
О тех, чьё оружие партийное слово
№36 (31239) 7 апреля 2022 года
4 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Как часто бывает, тема эта родилась из нашей редакционной почты. Я напомню, что произошло необычное совпадение: мы получили сразу четыре письма, посвящённых одному человеку. С одинаковой просьбой — рассказать о нём в «Правде».

А человек этот, недавно ушедший из жизни, был журналистом областной газеты КПРФ «Орловская искра». Написавшие про него земляки давно и хорошо знали Михаила Михайловича Тутыхина. Но совпадение оказалось ещё и в том, что для «Правды» он тоже не был посторонним. Много лет писал нам по особо волновавшим его поводам. И началось-то с того, что во время горбачёвской «катастройки» именно «Правда» выступила в защиту принципиальной позиции этого журналиста.

Словом, всё складывалось таким образом, что просьбу товарищей из Орла требовалось выполнить. Хотя возникла и необходимость расширения темы. Он замечательный, наш коллега Михаил Тутыхин, но ведь рядом с ним, за ним и вокруг целая когорта тоже замечательных профессионалов. Так не попытаться ли нам, основываясь на конкретном материале биографии одного человека, выделить важнейшее — каким призван быть партийный журналист, работающий в коммунистических СМИ?

Этот многосложный вопрос, вытекающий из полученных с Орловщины писем, я сперва поставил перед собой, а потом и перед читателями, к которым обращался по ходу работы над статьёй. Признаюсь, работа была долгой. Начавшись ещё до наступления Нового года, завершилась только к февралю. Напечатана статья в №12, датированном 4—7 февраля 2022 года. Под рубрикой «О тех, чьё оружие — партийное слово» и под заголовком «А вы чего ждёте от журналиста?».

Интересна реакция. Было много телефонных звонков, отметивших важность начатого разговора. Многие выражали намерение принять участие в нём. Но вот с реализацией намерения подзадержались. Почему — мне понятно: темы этой давным-давно не касались, так что надо подумать.

Очень хорошо! Будем думать, это и нужно. А пока несколько первых откликов (сейчас их число заметно растёт).


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт апр 14, 2022 8:41 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 10291
Этот Козырев играл чужими козырями
№40 (31243) 15—18 апреля 2022 года
3 полоса
Автор: Жан ТОЩЕНКО. Рисунок Олега ХРОМОВА.

Член-корреспондент Российской академии наук Жан ТОЩЕНКО в беседе с политическим обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО

В цикле этих бесед, начатых в связи с тридцатилетием развала СССР, рассматриваются персонажи, активно содействовавшие величайшей трагедии нашей страны. Сегодня уже должно быть более чем очевидно для всех, что трагедия та была рукотворной. И нет сомнения: виновники её займут в отечественной истории самое позорное место.

Однако приходится признавать, что пока ещё в определённом секторе общественного сознания отношение к этим фигурам всячески «подрессоривается». А для кого-то они даже по-прежнему выглядят героями: ведь боролись «против коммунизма и советского тоталитаризма». Как-то забывается, что в результате была уничтожена великая страна…

Нет, конечный приговор каждому из них будет объективным и справедливым. По делам узнаём их. Вот и сегодняшнего нашего антигероя Андрея Козырева — тоже.

Участник Беловежского сговора — почётное звание?

— В предыдущей беседе («Правда», №28 за 18—21 марта с.г.) мы говорили о деятеле по фамилии Бурбулис. Странно, однако факт: было время, когда под начальством Ельцина этот персонаж, согласно занимаемой должности, официально значился вторым государственным лицом в России. А мы с вами, Жан Терентьевич, озаглавили наш диалог «Многие ли помнят, кто такой Бурбулис?». Действительно, помнят теперь очень немногие! Однотипный случай и с Козыревым, про которого будем сейчас говорить?

— Вполне однотипный. Он также мало у кого остаётся в памяти. Хотя более пяти лет, причём в самое переломное для страны время, заправлял внешней политикой России: с октября 1990 года был министром иностранных дел — сперва РСФСР, а затем РФ.

— А в чём, на ваш взгляд, причина столь быстрого забвения?

— Думаю, в том, что сама власть, некогда выдвинувшая и поднявшая на самый верх явно недостойных людей, предпочитает, как говорится, лишний раз теперь их не поминать. Стыдновато, да и абсолютно ясно, что не в пользу власти. Но я сразу считаю нужным отметить и ещё одно существенное сходство Козырева с Бурбулисом.

— Какое же?

— Оба непосредственно и активно готовили предательский Беловежский сговор, а потом весомо в нём участвовали. Мы ведь отмечали в прошлой беседе, что собственной подписью под соглашением об убийстве СССР (вместе с подписью ельцинской) Бурбулис гордится как главным делом всей своей жизни. Вот и у Козырева, представьте себе, есть повод для подобной гордости.

— В связи с происходившим в Беловежье?

— Да-да. Я напомню вам эпизод, ставший, можно сказать, кульминацией всей той подрывной эпопеи. Вы же знаете, кому самому первому позвонил по телефону Ельцин, чтобы доложить: Советского Союза больше не существует.

— Это все знают: президенту США Бушу. Факт поразительный, конечно.

— Прямо-таки невероятный! Раскрывающий подлинную суть политических деятелей, которые всю эту операцию затеяли и провели. Но я хочу задержать ваше внимание на том, как свою «выгоду» из происшедшего извлекает Андрей Владимирович Козырев.

— А её можно извлечь?

— Вообще-то странно такое звучит, но иначе в данном случае, пожалуй, и не скажешь. История-то тёмная, но участники понимают её двусмысленность и неприглядность в нынешней реальности. Потому излагается обычно так: Ельцин позвонил сначала всё-таки Горбачёву, но, поскольку его телефон не ответил, набрал вашингтонский номер.

— Не смог хотя бы повторить попытку с Горбачёвым через какое-то время…

— Не терпелось: это же какая радость для американского Белого дома! Так вот, Козырев, всячески затуманивая происходившее, чуть ли не центральной фигурой делает себя в этом эпизоде. Дескать, это он якобы не дозвонился до Горбачёва и тут же позвонил Бушу, чтобы предоставить слово Ельцину для потрясающего исторического сообщения. А пытался ли Козырев на самом деле Горбачёву звонить — это ещё вопрос.

— Очень хотелось самому влезть в большую историю!

— Если оценивать реально, то в историю грандиозного предательства, которое с началом «перестройки» развернулось не только во внутренней политике, но и во внешней. Вот это и будет основной темой нашего сегодняшнего разговора — через ничтожную, прямо заявляю, фигуру Козырева.

Шло соревнование предателей

— Действительно, в предыдущих наших беседах мы пока ещё мало касались внешнеполитических проблем переломного времени.

— Знаете, когда сегодня, по прошествии более трёх десятилетий, восстанавливаешь в памяти череду тогдашних событий на международной арене, возникает удивительная картина. Предполагаю, что у вас такое же восприятие: с определённого момента началось и затем всё более набирало силу соревнование двух направлений государственного предательства.

— Возглавляемых Горбачёвым и Ельциным.

— Конечно! И на поприще внешнеполитическом состязание между ними шло в том, кто кого перещеголяет в сдаче государственных интересов страны. По ходу дела, в текучке повседневности многим представлялось, будто действовали в основном взаимная ревность, стремление к большему рейтингу, личной популярности. Это, безусловно, было, но главное всё же в другом.

Сегодняшнее положение нашей страны, когда с неотложной остротой встал вопрос о преодолении зависимости от коллективного Запада, требует досконального анализа, как эта зависимость не только уничтожила Советский Союз, но и приняла угрожающий характер по отношению к современной России.

— Итак, две линии внешнеполитического предательства…

— С одной стороны — Горбачёв и назначенный им на пост министра иностранных дел СССР Шеварднадзе, не имевший ни малейшего опыта на дипломатическом поле. В Советском Союзе ранее это было просто немыслимо.

— Может быть, в «новых» условиях и при тех задачах, которые перед ним были поставлены, в таком опыте Шеварднадзе и не нуждался?

— Справедливо замечено. Горбачёв провозгласил, как вы помните, «новое мышление для нашей страны и для всего мира». Во как! А в чём его новизна в наших отношениях с миром, то есть с другими странами? Уступать всем и вся безоглядно; чохом сдавать все позиции, за которые раньше держались и которые твёрдо отстаивали; пытаться предугадать любое очередное желание президента США и других западных «партнёров», чтобы поскорее его выполнить…

— Да уж, по этой части Михаил Сергеевич вместе с Эдуардом Амвросиевичем не скупились.

— Докатились до беспрецедентного решения о роспуске Варшавского Договора — военного союза восточно-европейских стран. А вот противостоявший ему Североатлантический союз, то есть НАТО, остался неприкасаемым. Более того, устное обещание «партнёров» не распространять этот военный блок далее в сторону нашей страны развеялось как сон, как утренний туман. В результате и грянул нынешний украинский кризис…

— И на каких унизительных для СССР условиях приняли Горбачёв и Шеварднадзе объединение Германии!

— Многое можно вспоминать и вспоминать. Например, ликвидацию ракет средней дальности. Или даже сдачу части территорий СССР в Баренцевом и Беринговом морях и т.д. и т.п.

Однако вернёмся к соревнованию предателей. По реализации главной задачи «перестройки» — уничтожению Советского Союза тандем Ельцина — Козырева оказался впереди. Пока Горбачёв крутил-вертел со своим казуистическим Союзным договором, в глуши Беловежской пущи убийственное дело уже было сделано.

И если после 8 декабря 1991 года горбачёвцам оставалось только спустить государственный Красный флаг над Кремлём, то ельцинисты брали власть в охапку. Так что когда союзный министр иностранных дел Шеварднадзе расписался в своём дипломатическом невежестве и демонстративно ушёл в отставку, соответствующий российский министр, торжествуя, располагался на вершине отечественной дипломатии.

Смотрите, кто пришёл

— Надо нам поближе познакомить наших читателей с этой полузабытой, но нанёсшей колоссальный вред стране личностью.

— Я уже назвал Козырева ничтожной фигурой, а наречь его личностью — это слишком. В том-то и общее между персонажами, о которых мы говорим, что никаких высоких личностных достоинств у них не было и нет. К власти они пришли отнюдь не по каким-то замечательным деловым и нравственным качествам. Скорее, наоборот.

— В биографических данных Козырева местом рождения значится Брюссель. Ему международная стезя была предопределена?

— Родился в семье инженера Министерства внешней торговли СССР, находившегося в Бельгии в длительной командировке. Желание попасть в престижнейший вуз — МГИМО понятно. А вот кто его потом пристроил на работу в Министерство иностранных дел СССР — это остаётся покрытым мраком неизвестности. Хотя надо бы воздать за такого выдвиженца!

— В 22 года, будучи студентом, он уже член КПСС.

— Подобного нюанса я вынужден был коснуться в разговоре о целом ряде наших антигероев — Ельцине, Чубайсе, Гайдаре, Бурбулисе и т.д. В Коммунистическую партию они рвались не по убеждённости. Общая страсть — карьеризм.

А на том, как устроил свою жизнь Козырев после завершения министерской карьеры, стоит задержаться. Уже много лет он гражданин США, живёт с семьёй в Майами. Ему американцы нашли хорошее денежное место в фармацевтической корпорации, а потом и ещё один выгодный бизнес.

Думается, далее читатели поймут, за что этот тип удостоен такой внимательной американской заботы. Всё не даром. Работал на США и их сателлитов, представляя официально Россию. Да, лишь представлял её, а служил совсем другим интересам, играл чужими козырями.

— Но его же отобрали на должность российского министра иностранных дел! Его же сюда рекомендовали! То есть как и направление в союзное министерство кто-то персонально ему это обеспечил. Разве неважно знать — кто?

— Для истории, разумеется, важно. Со многими она, история, ещё будет разбираться. Но я здесь хочу подчеркнуть одно: в данном случае ТАКОЕ назначение (именно Козырева!) вовсе не было ошибкой. Именно ТАКОГО и подбирали, ибо ТАКОЙ для решения стоявших задач и был нужен.

В общем, как принято говорить, он оказался в нужное время на нужном месте — для тех, кто разваливал СССР. И, с точки зрения назначивших его, функцию свою выполнял блестяще.

Коллаборационист классический

— В книге своей вы называете Козырева коллаборационистом.

— По-моему, с полным основанием. Слово это (от французского collaboration — сотрудничество) появилось во время Второй мировой войны. Им в странах, оккупированных немецкими фашистами, обозначали лиц, которые встали на путь сотрудничества с ними. Первым призвал свою нацию к этому глава режима Виши во Франции маршал Петен. Затем такой термин стал применяться к другим европейским правительствам, действовавшим под германской оккупацией (например, правительству Квислинга в Норвегии). В нашей стране позорным примером коллаборационизма остаётся генерал Власов, поставивший на службу врагам так называемую Русскую освободительную армию, а на Украине ярыми коллаборационистами стали бандеровцы.

Замечу, что впоследствии в уголовном законодательстве подавляющего большинства стран мира факт коллаборационизма стал квалифицироваться как преступление против своей страны, как государственная измена. В современной истории этим термином обозначают также деятельность лиц, которые в результате некритического восприятия норм и правил жизни чужой действительности навязывают их стране, в которой живут. На деле это было и есть измена, приспособленчество, предательство, отказ от интересов собственной страны и ориентация на иные и даже враждебные политические режимы.

— Жан Терентьевич, да такой была к началу 1990-х годов чуть ли не вся правящая верхушка в нашей стране, сумевшая захватить власть. Предательская! Разве не так?

— Согласен. Мы об этом уже говорили. Но даже на таком фоне Козырев выделялся. Урок поучительный, особенно в нынешний критический момент, когда России объявлена экономическая война (и не только!) в связи с событиями на Украине. Опасность коллаборационистов, от каждого из которых можно ожидать предательства интересов страны, ещё более возрастает.

— Скажите, это правда, что иностранные дипломаты называли Козырева между собой «Мистер «Да»?

— Именно так. В отличие от советского министра иностранных дел Андрея Громыко, которого они же прозвали «Мистер «Нет». Потому что твёрдо отстаивал отечественные интересы. Ну а Козырев вёл себя, можно сказать, диаметрально противоположно. С первых шагов на высоком посту проявил себя безукоризненным последователем и проводником американской политики.

Главная ориентация во всём была на Соединённые Штаты. Они для российского министра — основной светоч и кумир. Бросалось в глаза не просто подобострастие, а самое настоящее угодничество перед американцами. Если при общении с другими западными коллегами Козырев говорил слово «Да», то с американскими — «Да-с».

Очень ему хотелось не только подружиться, но и породниться с США, что нашло отражение в «Хартии российско-американского партнёрства», подготовленной Козыревым в 1992 году. Однако ожидания не оправдались. В том году Россия получила от Международного валютного фонда всего 1 миллиард долларов — и ничего от всех стран Запада, включая США, несмотря на бурное одобрение ими происшедшего в нашей стране. Судите сами: можно ли сравнить эту подачку с помощью США Мексике, пережившей кризис в 1990-е годы и получившей сразу 40 миллиардов долларов для устранения его последствий?

— И как оценивалось в Штатах неофициально угодничество Козырева?

— Со смешанным чувством удивления и презрения. По воспоминаниям американского политолога Д. Саймса, присутствовавшего при встрече экс-президента США Никсона с Козыревым, итог разговора Никсон подвёл так: «Российский министр — человек, благожелательно относящийся к Соединённым Штатам, но я не уверен, насколько он понимает характер и интересы той державы, которую представляет». А потом продолжил: «Когда я был вице-президентом, а затем президентом, я хотел, чтобы все знали, что я «сукин сын» и во имя американских интересов буду драться за них изо всех сил. А этот (Козырев. — Ж.Т.), когда Советский Союз только что распался, когда новую Россию нужно защищать и укреплять, хочет всем показать одно: какой он замечательный, приятный человек».

— Судя по различным источникам, российский МИД при Козыреве фактически стал филиалом госдепартамента США, поскольку всецело действовал в русле его политики, а не национальных интересов своего государства.

— Абсолютный факт! Мало того, министр изо всех сил старался опорочить страну, в которой вырос и получил образование. Чего стоит его программная статья накануне 1992 года, в только что начавшейся постсоветской России. Излив поток славословия и восторга по поводу того, что «нас окружает цивилизованное, научившееся превыше всего ценить интересы человека, открытое к общению и взаимодействию международное сообщество», он тут же перешёл к уничижительным и оскорбительным перлам в адрес СССР. Его он изображает как страну, в которой «творили вакханалии затянутые в кожу комиссары», «красно-коричневые фюреры», «совки». Статья полна таких оборотов, как «советская империя», «сплошной ГУЛАГ», «железобетонная конструкция дипломатии тоталитарного СССР» и пр.

— А кто из новоявленных властителей России вовсю в том же самом не поупражнялся?

— Это верно. Однако ему, Козыреву, во многом принадлежит приоритет, которым он гордится. Например, по его утверждению, именно он пустил в оборот хлёсткий ярлык «красно-коричневые» и первым начал называть Советский Союз и Россию «эта страна». Таким образом человек определённых взглядов всем даёт понять, что он не идентифицирует себя ни с историей, ни с будущим, ни с проблемами и достижениями России, то есть ни с чем, что волнует и интересует истинных её граждан.

Вот вам коллаборационист Козырев, которому вверили внешнюю политику «этой страны».

Потери даже трудно подсчитать

— Наверное, я сильно озадачу вас, Жан Терентьевич, но всё-таки задам этот вопрос: скажите, а возможно ли в какой-либо форме выразить потери, которые страна понесла от козыревской внешней политики?

— Что вы! Прежде всего она ведь не лично козыревская, а в основе — горбачёвско-ельцинская. Но и ещё. Вы сами понимаете, такого рода потери очень трудно, а точнее — просто невозможно подсчитать.

— Ладно, пусть не математически. А всё же пройдёмся по наиболее существенным результатам его деяний.

— О самом существенном сказано: уничтожен Советский Союз. Ну а далее, если обозреть весь период пребывания Козырева в МИД (до января 1996 года), то следует заключить: это была безмерная и беспредельная сдача позиций нашей страны на международной арене. Россия постоянно пятилась, отступала, кому-то угождала, уходила из многих регионов мира, которые немедленно заполнялись оппонентами, прямыми или косвенными противниками. Один из высокопоставленных деятелей НАТО признавался: «Мы вынуждены срочно заполнять всё новый геополитический вакуум, потому что русских там давно нет».

И их не пугало, что Ельцин время от времени грозил кому-то на Западе, даже упоминал всуе ядерную кнопку, петлял в процессе югославского кризиса. Запад воспринимал всё это спокойно, зная заранее, что «дедушка шутит».

— А что значила подготовленная Козыревым к январю 1993 года Концепция внешней политики России?

— Да по существу ничего она не значила. Лишь предательски подтверждала то, что уже стало реальностью. Нормы международного права трактовались здесь в одностороннем порядке, в смысле полного и безоговорочного подчинения интересам единственной теперь сверхдержавы.

Козырев и до этого максимально стремился приспособиться к интересам США. Уже в феврале 1992 года во время визита Ельцина в Штаты была подписана Декларация о новых отношениях, а в июне того же года принята Хартия российско-американского партнёрства.

— Кроме Штатов, были же и другие страны. Что с ними?

— Угождая госдепартаменту США, Козырев рушил экономические связи со странами бывшего Варшавского Договора. А ведь помимо экономических и политических отношений, здесь были и объединяющие народы духовные начала, которые образовывали не только основы официальных отношений, но и создавали базу для межличностного общения, что, как правило, крепче любых официальных уз. Но это стало уходить в Лету, и о возврате, даже модифицированном, к прежним доверительным отношениям не помышлялось.

— То же самое происходило и в отношениях с государствами, возникшими на территории СССР?

— Увы! С ними также утрачивались значимые связи, что положило начало конфронтации и дистанцированию от России многих из них. Так, Козырев — один из авторов блокадных мероприятий против Абхазии, что привело к затяжному кризису вокруг этой территории и кровавой схватке между абхазами и грузинами.

Характерны и факты, связанные с Латвией. Для переговоров туда Козырев послал своего заместителя Ф. Шелова-Коведяева, не имеющего никакого дипломатического опыта. И этот посланец подписал соглашения, согласно которым произошла полная потеря материальных активов всех ведомств бывшего СССР, ускорен вывод советских войск с территории республики и никак не оговорена защита русскоязычных граждан, которые на то время составляли треть населения Латвии. Немалую роль в сдаче интересов России сыграл факт отказа от сохранения стратегических объектов РФ — Скрундской радиолокационной станции, Центра слежения за космическими объектами в Вентспилсе и базы подводных лодок в Лиепае, чем была оголена наша оборона в этом регионе.

— В начале 1990-х годов ещё оставался ряд социалистических стран — Монголия, Куба, Вьетнам, КНДР…

— На совести Козырева — разрыв многолетних отношений с ними, результатом чего стало резкое ослабление российского влияния и замещение его иностранным. Уход из этих стран закономерно порождён дипломатией Козырева, одобренной Ельциным. Накопленное за долгие годы партнёрство, бесценный опыт сотрудничества были растранжирены в считаное время.

Очень скоро было утрачено и геополитическое влияние в странах Африки и Азии. Всё, что ранее относилось к национально-освободительному и антиколониальному движению (при всей условности позиций некоторых государств социалистической ориентации), коллаборационистом Козыревым было пущено на самотёк или даже отвергнуто. А ведь эти страны долгое время были опорой СССР в противостоянии с другой мировой державой и служили определённым противовесом гегемонистским стремлениям США.

— Вопиюще позорно проявилась козыревская политика на Балканах.

— Да, это важнейший стратегический район мира, который издавна был зоной повышенного интереса и ответственности России. Но когда стали развёртываться трагические события в Югославии, представлявший Россию Козырев полностью солидаризировался с позицией НАТО и США, поддерживал все их предложения, соглашался со всеми их акциями по поводу «усмирения» Сербии. Она всегда была опорой российских интересов на Балканах, потому вполне естественно, что Запад пытался подорвать такие отношения. И с помощью Козырева это вполне удавалось. Мало того, оправдывались и так называемые гуманитарные бомбардировки...

Недаром уже в 1992 году участники Первого международного конгресса славянских культур обратились к «псевдорусским дипломатам, которые раболепно вытягиваются в струнку перед Вашингтоном и фактически предают честь и историю славянских народов», со следующими словами: «Русский народ не давал и никогда не даст вам право от его имени, от имени России объявлять бойкот нашим балканским братьям — сербам и черногорцам. Славянская душа всё великодушно прощала и готова прощать — кроме греха предательства». Но такие обращения мало действовали на коллаборационистов — они только более тщательно камуфлировали свои мысли, прибегая к излюбленной тактике: за границей говорить одно, а дома — другое.

— Когда думаешь о том времени, особенно режет по сердцу, что ведь в 1992-м едва-едва не состоялась сдача Японии Курильских островов!

— Можно сказать, чудом не состоялась. Хорошо, что вмешался Верховный Совет, и предлагаемое решение во время визита Ельцина в Японию было отменено.

От подлости огромной до мелкотравчатой

— Если речь идёт о государственном деятеле (а, как ни крути, Козырев в этом статусе побывал), всегда хочется рассмотреть за поступками должностными человеческий характер. И у меня складывается впечатление, что вся эта генерация оборотней, оказавшихся у власти после уничтожения ими социализма и Советского Союза, ничего позитивного в своих характерах не содержала. Ну нечем же тут умилиться или восхититься!

— Я именно к такому выводу и пришёл как к основополагающему в результате долгой работы над книгой «Фантомы российского общества». Вот мы сейчас говорим о Козыреве, и я признаюсь: меня потрясает крайняя жестокость, даже бесчеловечность, проявленная по отношению к самым верным друзьям нашей страны, когда называлась она Советский Союз.

Вспомните: последнему руководителю ГДР Э. Хонеккеру, уже смертельно больному, отказали в пребывании в России и вынудили принять смерть в другой стране, на другом континенте. А казнь талибами последнего руководителя Афганистана Наджибуллы, который, конечно, надеялся на СССР, а затем на Россию! Разумеется, такого рода внешнеполитические вопросы решались не только в МИД, но его роль здесь могла быть очень весомой. Если бы она при Козыреве вообще была...

— А скажите, это правда — сцена с носовым платком государственного секретаря США? Я читал об этом не раз.

— Очевидцы вспоминают. Да, на одной из российско-американских встреч на высшем уровне госсекретарь США Бейкер уронил носовой платок. А министр иностранных дел России Козырев ловко нагнулся и поднял его. Госсекретарь иронически улыбнулся.

— Факт вроде бы проходной, однако министра характеризует.

— Знаете, у него крупномасштабная подлость всё время чередуется с мелкотравчатой, шкурничество по самому большому счёту — с крохоборством карманного жулика. Как говорится, ничем не гнушался и не гнушается, ради выгоды готов на всё.

Скажем, в самый разгар ельцинской «борьбы с привилегиями» (конёк ЕБН!), когда показуху временно надо было строго блюсти, добивался «в порядке исключения» 5-комнатной квартиры на Арбате. Не удовлетворяясь официальной дачей, покупает с согласия Ельцина бывшую казённую дачу — всего за 1600 (!) долларов. А ведь сотка земли стоила здесь как минимум 50 тысяч в американской валюте. И вскоре участок этот он продаёт за 10 миллионов «зелёных»!

— Сообразительность, ничего не скажешь.

— Но аппетиты росли. Не погнушался и возможностью ухватить побольше — активно участвует в операциях на рынке ГКО, спекуляции на котором, по мне-нию бывшего Генерального прокурора Ю. Скуратова, стали одной из причин дефолта в августе 1998 года.

— Ещё я читал немало любопытного, как трогательно заботился глава российского МИД обо всех своих трёх жёнах.

— Достойно изумления. Приведу для наших читателей хотя бы один эпизод, весьма характерный. Известно, что Козырев на правительственном бланке российского МИД просил госдеп США выделить своей первой жене государственную стипендию в размере 5 тысяч долларов (дали три тысячи), ходатайствуя о её работе в Вашингтонском университете. Можно ли представить министра иностранных дел любой страны, который устраивает свою жену на работу в другое государство, используя столь оригинально своё высокое служебное положение?

Не менее показательно его поведение и в отношении следующей жены — бывшего секретаря-референта МИД. Она сопровождала министра на официальных приёмах, ещё не будучи за ним замужем, что ставило в тупик принимающую сторону: как поступать и как обращаться с названной особой? Такое поведение нарушало все писаные и неписаные протоколы.

— Другого, наверное, после всего этого с треском выгнали бы. На чём он-то держался?

— На изощрённейшем угодничестве перед Ельциным, которого не стеснялся в глаза называть «дипломатом №1». Очень и очень умел потрафить любившему лесть Борису Николаевичу.

А потом, представьте себе, выяснилось, что и сам не прочь был занять его место. Процитирую одно из его высказываний, о котором напомнил Иванов, ставший после него министром иностранных дел: «Я строитель новых типов отношений». В книге воспоминаний, которую Козырев опубликовал в 2021 году в одном из провинциальных издательств США (на английском языке — спрашивается, для кого?), на полном серьёзе пишет, что были политические силы, которые предлагали ему баллотироваться на пост президента России. И он уже подумывал об этом. Но вот, дескать, такие разговоры дошли до Ельцина, что и стало одной из причин его отставки.

— Выходит, случайность уберегла страну ещё и от такого персонажа на президентском месте?

— Сам-то Козырев, судя по всему, до сих пор уверен, что этого места был достоин...


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пн апр 18, 2022 10:19 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 10291
Не верю!
№41 (31244) 19—20 апреля 2022 года
1 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

С 24 февраля 2022-го страна по-особому смотрит политические телешоу, крепко прописавшиеся за последние годы на основных каналах ТВ. Причина очевидна: людям хочется больше знать и лучше понимать всё, что связано со специальной военной операцией на Украине.

Желание это, прямо скажем, в разных передачах удовлетворяется по-разному, что зависит от множества обстоятельств. И, уж конечно, индивидуальность каждого участника, то есть его способность живо общаться перед телекамерой, уровень знаний, идейно-политический настрой дают о себе знать.

Если об этом настрое говорить, то, пожалуй, всех, кого мы слушаем с телеэкрана, объединяет стремление доказать необходимость и важность операции, про которую идёт речь. Тут сомнений нет, и разбираться в подробностях я пока не буду. Коснусь вопроса, который в данной тематике может быть воспринят лишь как сопутствующий, но, по убеждению моему, актуален чрезвычайно.

С ним связана, кстати, и самая большая сенсация всех этих передач после памятного 24 февраля. Во всяком случае для меня это именно так. Что же произошло? Разгорячившись, впав даже в некоторую экзальтацию, ведущий программы «Вечер с Владимиром Соловьёвым» вдруг вдохновенно воскликнул: «Ведь я же советский человек!»

Ничего себе… Да с каких это пор? Если бы Константину Сергеевичу Станиславскому довелось услышать из тех же уст всё, что слышали телезрители в предыдущие долгие и махрово антисоветские годы, то великий театральный деятель теперь наверняка мог бы прореагировать лишь однозначно — своим знаменитым «Не верю!».

А верите ли вы? Интересный вопрос. Нынешние лицедеи переняли от своих предшественников из горбачёвско-яковлевской катастройки и рокового ельцинского 1991-го умение искусно, как выражаются они сами, переобуваться на ходу. Изобразить из себя при этом могут кого угодно. Если требуется.

Соловьёв в упомянутой ситуации воспылал при виде кадров, проходивших на экране. Очень красивых! Колонна российских танков движется по земле Донбасса. И над каждым из них развевается Красный флаг.

Какие молодцы всё-таки эти ребята, решившие напрямую выразить своё отношение к подвигу отцов и дедов, точно так же двигавшихся по этой земле, освобождая её от фашистов именно под этими флагами, ставшими в конце концов Знаменем Великой Победы.

Но разве у вас не щемит сердце при мысли о том, что предательское руководство страны победителей отреклось потом от Советского Знамени Победы как Государственного флага России?

В передаче Владимира Соловьёва эта тема, разумеется, не углублялась. Но сама жизнь почти одновременно предложила ещё один документальный сюжет, многих сильно взволновавший. Вы помните, конечно, если видели: бабушка на Украине вышла навстречу вооружённым националистам с Красным флагом, приняв по ошибке их за своих. Когда же выяснилось, кто это, категорически отказалась принять набор гуманитарной помощи, а новоявленные нацисты стали яростно топтать флаг СССР.

— За этот флаг мои родители воевали, а вы его топчете, — сказала пожилая женщина, не убоявшись расправы.

Давайте отметим, что свято хранила она, вопреки всем угрозам и опасностям, не какой-нибудь флаг, а советский. Значит, считала себя и продолжает считать советской.

А у меня перед глазами картина из начала 1990-х, широко демонстрировавшаяся по российскому телевидению. На сборищах своей партии в Москве Егор Гайдар расстилал перед входом такой же Красный флаг, чтобы все о него вытирали ноги и топтали его. За это, что ли, «великому демократу» успели поставить в российской столице уже не один памятник?

Среди самых главных у нас в обществе и государстве была и остаётся проблема отношения к советской эпохе. Антисоветизм, антикоммунизм за три с половиной десятка лет пронизали всё сверху донизу, став по существу неофициальной, но господствующей идеологией. События, связанные с Украиной, особенно нынешний их этап, явно заставили что-то в этом направлении менять, откуда и возникают сенсации, подобные соловьёвской.

Но вместе с тем видно, в том числе на этих же политических шоу, о которых мы говорим, как нелегко даётся перемена, как неустойчиво всё колеблется туда-сюда при соприкосновении с проблемой, остающейся по-прежнему очень острой.

Ну до каких пор, например, назначенные участники публичных обсуждений будут так беззастенчиво перевирать высказывания классиков марксизма-ленинизма, старательно представляя их в абсолютно нелепом виде?

Вот есть такой политолог — Сергей Михеев, который решил доказать, что он умнее Маркса и Ленина, вместе взятых. И как же? Послушайте, дескать, какой абсурд изрёк один о другом: «Теория Маркса правильная, потому что она верная».

Неужто это Ленин? Кто-нибудь может и поверить. Да только Ленин написал совсем иначе: «Учение Маркса всесильно, потому что оно верно». Комментарии излишни.

А пока в заключение — к организаторам шоу, ставших для многих телезрителей прямо-таки дежурным блюдом на каждый день. Разве можно в них допускать таких давно и безнадёжно скомпрометировавших себя персонажей, как Сергей Станкевич? Кого и чему он может научить? Читатели «Правды» многократно с возмущением писали об этом, на какое-то время он даже с экрана исчезал, но… потом возрождался снова!

Не может обойтись российское ТВ без патентованных антисоветчиков и антикоммунистов, потому что оно само по сути своей таково.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пн апр 18, 2022 10:25 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 10291
Журналист — это должно звучать достойно
№41 (31244) 19—20 апреля 2022 года
4 полоса
Автор: Александр МАРОЧКИН, кандидат в члены Брянского обкома КПРФ. г. Брянск.

Письма, письма… Листаю одно за другим пришедшие из самых разных мест как отклики на статью «А вы чего ждёте от журналиста?» (см. «Правду», №12 за 4—7 февраля с.г.). Письма-раздумья, письма-исповеди, письма-деловые предложения…

Часть из них была напечатана в номере нашей газеты за 7 апреля, но это лишь малая часть. То же самое можно сказать и о вместимости сегодняшней страницы откликов. А они всё продолжают поступать.

Оказалось, тема-то касается не только тех, кто по работе своей так или иначе причастен к журналистике. Она касается всех, ибо все мы сегодня (и чем дальше, тем больше) живём в насыщенном информационном поле, всех нас вольно или невольно делают заложниками изощрённых информационных войн.

Естественно, журналистика меняется. Только как в основном — к лучшему или к худшему? Разве не тревожит вас, что сравнительно недавно появившееся лёгкое словечко «фейк» стремительно и обширно завоевало огромные территории правды, на многих направлениях подвергло сомнению или даже подорвало, казалось бы, незыблемые её устои?

Совершенно очевидно, что всё большие массы людей вместо правды во всём руководствуются навязанным им мировидением и миропониманием, которые где-то ловко конструируют. И это подчас не журналист-одиночка, а целый институт или большая организация.

Но ответственность журналиста, представляющего КПРФ, в таких условиях чрезвычайно возрастает. Да, он остаётся бойцом, но обязан быть ещё более знающим, убеждённым, умелым. Когда-то было верно сказано, что история — не тротуар Невского проспекта. А главное дело публициста, по словам В.И. Ленина, писать историю современности. Не на ухоженном и благоустроенном тротуаре нам её писать.

Накануне 110-летия «Правды» вспомним тех наших предшественников, кто жизни своей не щадил ради счастья родной страны и трудового народа. Есть на кого равняться. Есть с кого брать пример. И задачи впереди видятся огромного масштаба.

Виктор КОЖЕМЯКО.

Крепка ли твоя убеждённость?

Статья «А вы чего ждёте от журналиста?» вызвала у меня желание принять участие в продолжении обсуждения этой важной темы. Средства массовой информации, тогда ещё считавшиеся советскими, немало сделали для разрушения великой Советской державы. В результате Союз Советских Социалистических Республик, который в нынешнем году отметил бы свой вековой юбилей, в 1991-м перестал существовать.

Для меня это потрясающе открыло силу слова в информационной сфере — с учётом, конечно, того, на что и во имя чего эта сила направлена. Уроки из прошлого, пусть даже очень горькие, извлекать надо. Потому и начинаю с воспоминаний о небывалом психологическом ударе, пережитом в связи с журналистикой более тридцати лет назад.

После той жестокой ломки, которая произошла со мной, как и почти со всем народом, в конце восьмидесятых — начале девяностых годов прошлого века, я к журналистам и журналистике на долгое время стал относиться с глубоким недоверием и даже презрением. А какое тогда было состояние? Читать на страницах своих любимых изданий вдруг заполонившую их антисоветскую мерзость было невыносимо тяжело. Не читать же я не мог, чтение всегда было большой частью моей жизни. Но теперь после прочтения, например, очередного номера журнала «Огонёк» я чувствовал себя просто выпотрошенным.

Далеко не сразу смог оценить масштабы предательства. Это ныне мы знаем, как организовывал ту беспрецедентную подрывную кампанию небезызвестный А.Н. Яковлев. Шквал антисоветской литературы и публицистики начинался сперва исподволь, ловко был завуалирован и упакован, а уж потом стал невообразимо огромным и всеохватным. Я читал многое из тогдашней прессы, и во мне постепенно что-то очень дорогое умирало. До сих пор помню это состояние душевной болезни (иначе не скажешь!), полного разочарования в жизни.

Я брал в руки брошюру с портретом Владимира Ильича Ленина, с названием «Первоисточники», отпечатанную в типографии «Красный пролетарий», написанную сотрудником Музея В.И. Ленина, — и на меня обрушивалось то, что противоречило всей моей предыдущей жизни. Владимира Ильича автор выставлял каким-то монстром! Мы, молодые советские люди, всегда считали, что нужно не только верить, но и знать, а тут нам подсовывают такое вот поддельное, фальшивое (знать бы!) знание, которое перечёркивает все наши предыдущие знания.

Якобы перечёркивает. Не сосчитать, сколько раз нас били в самое сердце клеветой и ложью. Нельзя сказать, что я верил всему безоговорочно, я сопротивлялся, спорил, искал опровержения, но против подобных спорщиков, как мне казалось — немногочисленных и разобщённых, работала уже вся агитационная махина уничтожаемого СССР, перепрограммированная именно на уничтожение пробравшейся к власти горбачёвско-яковлевской сворой.

Да, прошло время, и теперь я могу сказать, что во многом разоблачена, причём неопровержимо, клевета на Владимира Ильича Ленина, Иосифа Виссарионовича Сталина, на партию коммунистов и наших героев, но тогда мне, молодому офицеру, разобраться во всём этом быстро не удалось.

Думается, многие люди в то время махнули рукой под напором антисоветской пропаганды гигантских, неслыханных масштабов, которую подавали как откровение. И решили люди примерно так: чёрт с вами, «демократы», если наш коммунизм настолько бесчеловечен, то стройте что-нибудь другое. Собственно, это и было, по-моему, одной из главных целей той идеологической диверсии, которую совершили против народа рвавшиеся на властную вершину лжедемократы. Очень многие прозрели потом, да было уже поздно.

Впрочем, я знаю немало людей, которые находятся в плену того давнего обмана до сих пор. Мне-то удалось преодолеть морок, вызванный «перестроечными» фальшивками, наваждение сначала отступило, а затем и совсем ушло. Беда опять-таки в том, что не было уже КПСС и СССР.

* * *

Так почему начинаю я эти свои заметки с воспоминаний об информационном шоке «катастройки»? Да потому, что считаю чрезвычайно важным для сегодняшней нашей работы его уроки. Я долго не считал после этого журналистику достойным делом, за редким исключением. Ведь на моих глазах мэтры журналистики, культуры, искусства превращались в продажных марионеток, в шкурников, и было это омерзительно. Теперь понимаю, что стойких людей, не предавших СССР и коммунистическую идею, было много и среди журналистов, писателей, режиссёров, но на виду больше были перебежчики, и казалось, что предали все. Вся интеллигенция, всё партийное руководство, все военачальники и т.д. Увы, не сразу достойные установили крепкие связи между собой.

Долгое время я даже не знал, что в начале 1993 года появился наш российский «остров свободы» — КПРФ. Телевидение и буржуазная пресса позаботились о том, чтобы этот остров выглядел со стороны объединением каких-то несерьёзных людей или даже маргиналов. Немалая часть бюджета провластных СМИ уходила (и уходит!) именно на это. Плюс опять вовсю включилось манипулирование сознанием, которое стало, как я считаю, основным уроком для нас.

Реально способствовала становлению и утверждению КПРФ партийная журналистика. Наши журналисты — это и есть те самые люди, которые на поле информационной битвы не сдали Родину врагу. Власть выстроила вокруг себя глухую стену, но наша партия осталась с народом, на его стороне. Наши центральные издания — газеты «Правда», «Советская Россия», почти сотня региональных газет — вот что прежде всего связало партию с народом уже в то самое чёрное время, когда власть пыталась навсегда разделить и даже столкнуть неразделимое — народ и Коммунистическую партию.

Буржуазная журналистика в целом с девяностых годов мало изменилась. Служащие в ней зависимы от власти и «денежных мешков». Союз журналистов, если стоило его затевать, должен был бы стать чем-то вроде профсоюза, охраняющего независимость всех его членов, но это, на мой взгляд, ни в коей мере не вышло. Лояльность к власти и деньгам — вот главное требование к буржуазному журналисту сегодня. А уже в этих рамках — пожалуйста: можешь быть креативным, смелым и даже, по видимости, неподкупным. Четвёртая власть, о которой было столько шума, в России не состоялась. Дальше уровня прислуги подняться ей просто не дали.

А вот партийную журналистику, олицетворяющую КПРФ, согнуть в бараний рог и заставить прислуживать себе власть не смогла. Объяснение здесь простое. Журналист — это не только и не столько образование. Журналист — это убеждения. Есть убеждения — есть журналист. Нет убеждений — нет журналиста. То есть нет в нашем, коммунистическом, ленинском понимании.

Можно найти отдельный честный материал, наверное, у многих коллег из противоположного нам лагеря, но чтобы все материалы были честными, объективными — это может себе позволить только журналист КПРФ. Утверждаю: наша партийная журналистика сегодня — последняя крепость журналистики как таковой. Остальные пали.

* * *

Моя мама как-то сказала, глядя на тележурналиста, которого до этого уважала и к мнению которого прислушивалась: «Всё, и этот спёкся! В телевизоре больше никому верить нельзя». Эти слова прозвучали во время кампании по выборам президента страны, когда клевета из каждого чайника и утюга полилась на Павла Грудинина. Остановлюсь на этом чуть подробнее, очень показательный случай. Выдвижение Павла Грудинина было со стороны КПРФ и её союзников очень сильным ходом. Многие люди, в том числе я и моя мама, встретили эту кандидатуру с воодушевлением. Но что последовало далее? Большой пропагандистский артналёт на Грудинина — с использованием клеветы массового поражения. К сожалению, такие методы на людей продолжают действовать, успешно перекочевав из тех же девяностых. От этой шрапнели не каждый в состоянии уберечься. Сегодня моя мама не верит всем журналистам федеральных каналов без исключения. Можно ли представить себе лгущего, клевещущего журналиста КПРФ? Я лично не могу. Если такой — значит не настоящий. В чём-то ошибиться — да, это бывает, но умышленно лгать и клеветать — нет. По большому счёту в этом тоже огромная наша сила.

Я горжусь, что обкомом КПРФ мне доверено вести нашу пропаганду в интернете, особенно для молодёжи. Знаю, сила — в правде, это несомненно. Однако неправда, маскируясь, тоже бывает сильной, с этим нужно считаться: вспомните опять «катастройку». Выигрывая в главном — в честности, нужности людям, понимании реалий и имея даже чёткий план действий, мы нередко проигрываем в размерах аудитории, и с этим нельзя мириться. Нам надо активнее идти навстречу аудитории, лучше изучать её запросы. Это, кстати, не так сложно, как порой кажется.

Сначала было слово — для медиапространства это непреложная истина. Любая радиопередача, фильм, блог, ролик на Ютьюбе начинаются со сценария, текста, остальное — дело техники. Даже элементарное прочтение хорошего газетного текста ведущим и распространение этого ролика в социальных сетях дают нам тысячи дополнительных прочтений (или просмотров). Если люди мало читают, значит, будем читать им вслух. Будем ролики снимать, документальные фильмы и мультфильмы. Молодёжи много в стране, но массово наши идеи пока к ней не летят. Почему?

Великую русскую мечту, во многом уже осуществлённую в СССР (о таком обществе, где не будет господ, где не будет эксплуатации человека человеком, где будут равные для всех возможности, где можно посвятить свою жизнь служению высоким целям), «демократам-либералам» удалось осмеять, исказить представление о ней, испачкать её в той крови, что проливали белогвардейцы, интервенты, кулачьё, фашисты и их прислуга — власовцы, бандеровцы, «лесные братья» и прочая нечисть, а потом и разрушители СССР.

Удалось нашим противникам подменить для молодых подлинно высокие цели и идеалы. Упрощённый вариант «американской мечты» впарили нашим ребятам вместо великой русской. Сейчас у молодёжи высокой целью и смыслом жизни чаще всего считается успешность. И вроде бы ничего плохого в успешности нет, но вот только идёт она в комплекте с конкуренцией. А это уж совсем другое дело! Быть успешным в конкурентной борьбе — это, как правило, означает успешность за счёт другого человека. Молодёжь с удовольствием примеряет на себя эту «успешность», а вот о неуспешности, встречающейся в жизни намного чаще, думать ей не хочется. Мысли об успехе общем, коллективном многим молодым людям непонятны и неудобны! Им, прямо скажем, интереснее облапошить окружающих.

Приходит ли в голову тем, кто осуществил свои мечты, что шикарные особняки, автомобили, виллы и яхты — это слишком мелко для жизненного итога? Надеюсь, кому-то да, но большинству, скорее всего, нет. Вот она, огромнейшая задача для нас: переориентировать молодое поколение. Быстро не получится, но задачу эту ни в коем случае не отменяет. В этом альтернативном обществе жили наши предшественники и наши великие советские герои: Николай Островский, Зоя Космодемьянская, Александр Матросов, Юрий Гагарин… Это общество помнят, знают и любят почти все, кто старше пятидесяти лет, а молодёжи нам придётся долго, настойчиво и доходчиво рассказывать о социалистическом прошлом и о социалистическом будущем, которое, без сомнения, грядёт и станет ещё намного вдохновеннее, справедливее, интереснее.

Кроме партийных журналистов, причём молодых, кто может наиболее доступно и ярко показать молодёжи альтернативу? Исключительно важное дело и сегодня, и на будущее.

Коммунистические идеи недаром захватили полмира. Дискредитация, падение интереса к ним в нашей стране имели искусственное происхождение. Антисоветизм и антикоммунизм официально не объявлены государственной идеологией, но фактически уже более тридцати лет господствует именно этот тандем. К сожалению, власти сегодня готовы даже плыть кормой вперёд, лишь бы не совершать левый поворот, который более чем очевидно диктуется самой жизнью. Остановить буржуазную пропагандистскую машину в стране вряд ли получится. Значит, нужно её победить морально.

У нашей партии всё больше сторонников — значит, мы движемся в верном направлении. И 110 лет назад, когда начиналась ленинская «Правда», и сегодня партийный журналист — это боец. И главная задача почти не изменилась. Именно этим бойцам суждено включить ту цепную реакцию, при которой постепенные количественные изменения приведут к изменениям коренным — качественным. Каждый из нас призван сознавать: от наших усилий, от общей нашей работы зависит многое!


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт апр 21, 2022 6:25 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 10291
Величайший человек двадцатого века
№43 (31246) 22—25 апреля 2022 года
3 полоса
Автор: Александр ЗИНОВЬЕВ.

Философ, социолог, писатель Александр ЗИНОВЬЕВ в беседе с политическим обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО

О Ленине написано и сказано неизмеримо много, что уже само по себе свидетельствует о нём как о личности совершенно выдающейся. Но оценки при этом сталкивались и продолжают сталкиваться разные, поскольку враги социализма всегда стремились любыми способами принизить неоспоримый авторитет великого вождя трудящихся. А за последние три с половиной десятка лет усилились попытки вообще вывернуть наизнанку ленинскую роль и значимость в нашей отечественной истории.

На этом фоне существенный интерес представляют принципиальные высказывания о масштабе дел и личности основателя Советского государства, оставленные нам видным учёным и литератором Александром Зиновьевым. Как известно, он прошёл долгий и мучительный путь от диссидента-антисоветчика до страстного, убеждённого защитника достижений советской эпохи.

К столетию со дня рождения Александра Александровича, исполняющемуся в этом году, столичное издательство «Родина» только что выпустило новое издание его бесед с журналистом «Правды» Виктором Кожемяко под названием «Александр Зиновьев о русской катастрофе». В книгу вошла и беседа о В.И. Ленине, состоявшаяся в 2004 году.

Читатель, надеемся, сам определит, изменилось ли с тех пор хоть сколько-нибудь официальное отношение в России к величайшему человеку Отечества и мировой истории…

Историческая заслуга Ленина

— Близится очередная ленинская годовщина. В прежнее время каждая такая дата отмечалась страной, можно сказать, однозначно: воздавалась дань благодарности, признательности, любви создателю первого в мире социалистического государства. Теперь государства этого нет, и официальное отношение к Ленину стало прямо противоположным. А ваше отношение?

— Я буду говорить как учёный, исследователь, руководствующийся принципом: истина, любой ценой — истина!

Моя оценка Ленина, которую я не раз высказывал, такова: это один из величайших людей в истории человечества и величайший человек XX века. Когда меня просили назвать самых великих людей минувшего столетия, я называл и сейчас повторю: Ленин и Сталин. XX век — это век Ленина и Сталина. Хотя смолоду я был антисталинистом, арестовывался, сидел на Лубянке и так далее, вывод мой на сегодня именно такой. И если я так говорю, значит, имею для этого достаточно серьёзные основания как учёный.

— Тут, Александр Александрович, возникает вопрос, на котором многие антикоммунисты по-своему играют, вроде бы даже признавая величие Ленина. Говорят: великий человек может быть со знаком плюс и со знаком минус. Бывает, дескать, и гений, но гений зла.

— Я бы не назвал Ленина и Сталина величайшими людьми XX столетия, если бы они были великими со знаком минус. Несмотря ни на какие недостатки, которые отмечают всякие критики, если брать общую оценку роли, которую сыграл Ленин в истории, то это роль больше чем положительная. Я сомневаюсь, что можно назвать ещё каких-то других деятелей, которые сопоставимы с ним. Ну вот в XIX веке сомасштабен Ленину Маркс. Они сомасштабны по своей значимости для истории.

XIX век ознаменовался появлением величайшей в истории человечества марксистской идеологии. Она сыграла колоссальную роль уже в том веке, а в XX столетии стала одним из важнейших факторов, определивших эволюцию мира. Огромная историческая заслуга Ленина состоит в том, что он разработал марксистскую идеологию с учётом тех изменений, которые произошли в человечестве к началу XX века, создал учение, которое можно назвать ленинизмом и которое стало по сравнению с марксизмом значительным шагом вперёд.

Далее. Используя это учение, Ленин создал большевистскую партию — организацию революционеров, ориентиро­ванную на революционный перелом. И как только представился исторический случай, он был использован. В истории я не знаю другого примера такой же масштабности, когда роль личности отдельного человека была такой большой. Не было бы Ленина, Великой Октябрьской социалистической револю­ции и потом Советского Союза, в истории не возникла бы целая эволюционная линия, сомасштабная той, которую представлял западный капиталистический мир. Она, эта новая эволюционная линия, оказала громадное влияние на всё последующее развитие человечества. Если с этой точки зрения рассматривать, то Ленин, конечно, человек номер один.

— Но ставят сегодня вопрос: а нужна ли была революция, учитывая те потрясения, которые произошли в связи с ней? И второе: зачем тогда были все эти советские годы, значит, всё это оказалось напрасным и было не нужно?

— Я считаю такого рода вопросы и соответствующие утверждения абсолютно бессмысленными. Они, по-моему, свидетельствуют о каком-то интеллектуальном убожестве и какой-то животной ненависти ко всему тому, что принесли с собой марксизм, ленинизм, коммунизм. В чём бессмысленность? Революция-то состоялась, на пустом месте она бы не произошла. Она была подготовлена столетиями, борьбой лучших представителей рода человеческого.

— Вы исходите из мотивов, из побуждений?

— Я анализирую как социолог эволюцию человечества, революцию и послереволюционное время. И утверждаю: если бы Октябрьская революция не произошла, если бы не сложился Советский Союз и если бы коммунистическое движение на планете не сыграло такую роль, какую оно играло в XX столетии, то человечество давно стало бы на путь дегра­дации и сейчас находилось бы в ужасающе жалком состоянии. Благодаря коммунистической революции и всему тому, что с этим было связано, человечество тогда было спасено от страшнейшего отката назад, от падения.

Рассматривая то, что сейчас происходит в России, мы видим, что после антикоммунистического переворота начался погром, буквально погром всех великих достижений советского периода. И специально создаётся такое впечатление, что всё в советские годы вроде было напрасно. Однако достижения эпохи советского коммунизма, начатой Лениным, вошли в плоть и кровь человечества. Влияние нашей революции и того, что делалось у нас, на всё человечество было таким могучим, что весь мир, в том числе и Запад, несмотря ни на что, пошёл в этом направлении. Многих достижений, которые можно наблюдать на Западе, не было бы, не будь Советского Союза, не будь этой конкуренции двух систем. Анализируя западный мир, я могу показать, сколько Запад позаимствовал и что сделал под влиянием успехов коммунистического движения в XX столетии.

— В плане социальном, вы имеете в виду?

— В плане социальном, да и во всех отношениях. И научно-технический прогресс, и многое другое.

Как социолог я утверждаю, что вспышка сейчас частнособственнических тенденций — это агония, это не навечно пришло, долго это продолжаться не может. Человечество не сможет существовать, если это озверение, связанное с возрождением прошлого, будет дальше продолжаться.

Так что не надо говорить о Ленине и о нашей революции: дескать, не стоило этого затевать. Стоило! Не только стоило затевать, а надо было защищать. А получилось: капитулиро­вали без боя, можно сказать. Разумеется, тут и фактор предательства бывших руководителей.

— И фактор пропаганды небывалого размаха, в том числе антиленинской. Одурачили народ.

— Конечно. Это составляло элемент антикоммунистической пропаганды. Антикоммунизм был важнейшим элементом западной идеологии, а необходимый компонент антикоммунизма — дискредитация вождей.

— Сначала Сталина, а потом Ленина.

— Их одновременно дискредитировали, только в большей или меньшей степени. И сейчас якобы раскапывают документы какие-то. Я презираю этих людей. Это шакалы, мародёры, какая-то доисторическая мразь.

Его дела были востребованы временем

— И вот на таком фоне — вопрос о личности Ленина. Как в сравнении с этими людишками выглядит Ленин по человеческим качествам?

— Вы знаете, Есенин был прав: «Большое видится на расстоянье».

Я помню, несколько лет назад кто-то из Института мозга выступал по телевидению: дескать, говорят, что Ленин — гений, а мы смотрели его мозг, и ничего там гениального не видно. Этот человек не просто дурак, он подонок. А если бы ему дали мозг Канта, у которого, как известно, маленькая голова была? Но он же гений! Самая большая голова, наверное, у какого-нибудь идиота-дауна. Нет, человека нужно оценивать по тому, что он сделал. И вот если так смотреть на Ленина, он заслуживает, в том числе по личностным качествам, великого восхищения. Тут я полностью присоединяюсь к Маяковскому в его поэме. Помните? «Я себя под Лениным чищу...»

— В последнее время, твердя о жестокости революции, говорят и пишут чуть ли не о патологической жестокости Ленина как о личном его качестве. В чём, увы, многих убедили.

— Какая чепуха! Ведь была действительно великая революция. И что же, враги её сидели как паиньки, а злодеи Ленин и Сталин ходили с револьверами и расстреливали ни в чём не повинных людей?

В юности, по незнанию, я тоже увлекался критикой. А потом, помудрев, стал прибегать к такому приёму: ну хорошо, Зиновьев, ты недоволен, скажем, действиями Ленина или Сталина, но сам-то ты на их месте как бы поступил? И приходил к выводу: иначе поступить не смог бы. Так что не надо спекулировать на «жестокости», «репрессиях» и т.д. Избежать этого исторически было нельзя. Всё, что делалось, — делалось в силу необходимости.

Более того, если сейчас по этой теме в чём-то упрекнуть Сталина и Ленина, я бы сказал: не добили. Сколько мрази осталось и теперь повылезало! И какой вред нанесла эта мразь нашей стране! Вред, не соизмеримый ни с какими ошибками Ленина и Сталина, — в десятки, в сотни раз больше.

Ведь впервые в истории смертность стала у нас преобладать над рождаемостью, и численность русских начала такими стремительными темпами сокращаться. Нас уничтожают в полном смысле слова! А на этом фоне продолжают поносить Ленина и Сталина, заставляя народ забыть, какая ими была создана страна.

— Действительно, молодое поколение уже и не знает, что было бесплатное образование, бесплатное здравоохранение, почти бесплатное жильё и многое, многое другое, о чём сегодня молодым не приходится и мечтать.

— Я не раз подчёркивал и готов ещё и ещё повторить: советский период был вершиной русской истории. Я давно говорил: если советский строй уничтожат, тот строй, который придёт ему на смену, будет на несколько порядков ниже, это будет падение. И оно может привести к гибели русского народа. По существу, нас и направили на этот путь.

Спас Россию

— Значит, можно сказать, что Ленин, которого сейчас называют чуть ли не русофобом, в своё время спас русский народ и Россию. Так ведь?

— Безусловно. К сказанному добавлю ещё одно обстоятельство. То, что происходило и происходит на планете, нельзя сводить только к борьбе социальных систем. Ведь для Запада, который вёл и продолжает вести войну против нашей страны, коммунизм был в определённом смысле лишь предлогом. И если бы не произошла Октябрьская революция, не сложился бы советский строй в России, Запад разгромил и захватил бы этот регион уже давным-давно.

— То есть борьба Ленина за советский строй была и борьбой за Россию.

— Вполне можно сказать, что советский строй сложился как средство выживания народов бывшей Российской империи и русского народа прежде всего. В той ситуации, которая складывалась в мире. Если бы не произошло у нас того, что произошло под руководством Ленина, Россия давно уже стала бы колонией и была растащена на кусочки.

— Как, собственно, это и начало осуществляться в 1991 году. Имеющий глаза да видит!

— И сейчас, после разгрома советской системы, эта тенденция продолжается.

Ещё раз отмечу: те социальные открытия, которые у нас были сделаны, заимствовались и Западом. Я писал: такое складывается впечатление, будто Запад обиделся, что русские минимум на пятьдесят лет в эволюционном отношении его опередили.

Разгромили русских, а себе присвоили открытия, которые были сделаны в нашей стране.

Вы говорите: воздать должное Ленину. Не воздадут!

Ленина и Сталина вычёркивают, а всякую мелюзгу, наподобие Горбачёва, Ельцина и их последователей, раздувают. Я помню (давно ли это было?), как Ельцин в качестве секретаря обкома, выступая на Пленуме Центрального Комитета КПСС, говорил: клянусь родному ленинскому ЦК, лично Леониду Ильичу Брежневу... Не успели оглянуться, как этот же человек мчится в конгресс США и заявляет: клянусь вам, что мы не допустим возрождения чудовища коммунизма.

Ну что это такое? Что это за люди? Горбачёв теперь изображает, будто он с самого начала имел целью разрушение советского строя. Можете себе представить, чтобы этот серенький комсомольский карьерист, который рвал и метал, лишь бы продвинуться по служебной лестнице, думал тогда разрушить Советский Союз? Даже если уже тогда он был завербован западной агентурой. Ведь сами его хозяева в то время думали о меньшем. С чего началась холодная война? Какова была цель? Ограничить влияние Советского Союза в Европе. Ограничить! А о том, чтобы ликвидировать, заговорили позже, когда уже Горбачёву на самый верх удалось пролезть...

А теперь мы затянуты в трясину

— Горько видеть результаты увода страны с ленинского пути.

— Самое страшное состоит в том, что вследствие разгрома той социальной системы, которая была создана в нашей стране благодаря усилиям таких титанов человечества, как Ленин и Сталин, Россия утратила способность выживать в современных условиях на планете, защищать себя и отстаивать своё историческое достоинство. К этому Запад и стремился. Всегда, но особенно — с первых дней существования советской системы, утвердившейся под ленинским руководством.

Совершено великое преступление против лучших людей нашей страны. Оно продолжается, причём возглавляется высшей властью, поддерживается так называемой интеллектуальной и культурной элитой.

— То есть приняло в определённом смысле системный, целенаправленный характер.

— Идёт настоящая оргия частного собственничества, оргия контрреволюции. Это реакция даже не только на советский период, а, я бы сказал, на всё то, что в мире было результатом эпохи Возрождения. И то, что сейчас устанавливается мировая империя во главе с Соединёнными Штатами, — страшное явление. Советский Союз был противовесом этому. С ним считались. А теперь считаться не с кем.

Не перечислить всего, что потеряла, утратила страна Ленина за последние годы. Частично мы с вами этого коснулись. Хочу сказать ещё лишь об одном. В советские годы — и началось это именно с Лениным, а затем мощно было продолжено при Сталине — в жизнь нашей страны была внесена устремлённость в будущее. Были внесены необыкновенный динамизм, особое историческое напряжение.

Как бы трудно нам ни было материально, что бы ни случилось, мы все ощущали себя участниками огромного дела.

— Исторического дела.

— Эпохального! Теперь это уничтожено. Такая устремлённость, ощущение причастности к истории — ликвидированы.

Это исчезло — и каков результат? Полное идейное и моральное разложение населения. Деградация. Ведь если посмотреть сейчас, как большинство людей живёт, возникает ощущение затянувшей их трясины. Ради чего они живут? Думают ли о будущем страны? Нет, их как бы освободили от этой заботы.

И во что они превратились? Резко сократилась теперь степень производительности населения (я ввёл в своё время такое понятие — коэффициент социальной полезности и производительности). Структура населения в советские годы: как минимум 80 процентов составляли люди социально полезные — рабочие, крестьяне, инженеры, механики, техники, врачи, учителя, научные работники, офицеры и так далее. 80 процентов! И только примерно 20 процентов были не то что паразитарные, а менее социально полезные.

А что сейчас? Соотношение прямо противоположное. Посмотрите, кто сейчас составляет основные компоненты российского населения. Бюрократический аппарат увеличился вдвое по сравнению со всем Советским Союзом! Более миллиона молодых и самых здоровых людей — в частной охране. Им не нужны ни образование, ни культура. Зачем? Выросло во много раз число ресторанов, магазинов и магазинчиков, палаток и ларьков, казино и прочих развлекательных заведений. Считается, что это хорошо. Но ведь там занята самая цветущая часть молодёжи, и они целыми днями слоняются, ничего не делая. Их моральный и интеллектуальный уровень близок к нулю! А сколько людей ушло в бандитские шайки? Наркомания, пьянство приобрели ужасающие масштабы. Вот что произошло.

— А производство в значительной мере уничтожено.

— Производство, наука и культура настоящие... В результате профессор университета с десятками открытий и сотнями научных публикаций получает многократно меньше, чем малограмотный охранник в какой-нибудь частной фирме. Произошло полное извращение системы ценностей!

— Это мы имеем после уничтожения страны Ленина.

— Конечно, обществу, находящемуся в таком состоянии, Ленин не нужен. Это всё-таки ориентир высочайшей высоты! А сегодня процветают политики совершенно ничтожные, которых средства массовой информации раздувают, словно мыльные пузыри. Они с утра до вечера на телеэкране, и создаётся некая видимость чего-то.

Я ввожу такое понятие — имитационный, театральный уровень жизни. Или ещё говорят: виртуальный. Он оттеснил фундаментальный, сущностный аспект — и стал главным. Все эти шоу, весь этот телебалаган, вся эта показуха. Вот критиковали за показуху в советский период, но сейчас её в тысячу раз больше!

Социальная и гражданская безответственность, свойственная теперешним руководителям страны, пронизывает всё общество. Вот и оплёвывают великих деятелей советского прошлого. Ленина — в первую очередь.

До высоты титана им далеко

— В самом деле, отвратительно видеть и слышать, как нынешние политики, руководители используют любую возможность, чтобы мазнуть грязью, лягнуть, принизить Ленина, представить его обязательно в неприглядном виде, в чёрном цвете, не останавливаясь и перед тем, чтобы извратить или подтасовать какие-то его высказывания, вырвав из исторического контекста. Так, Путин во время одного из своих «общений с народом» по телевидению не преминул походя сообщить, что Ленин считал русского человека плохим работником. Вырвана полуфраза из «Очередных задач Советской власти», где речь шла о необходимости кардинального улучшения организации труда. Ну а другие, всякие эти грызловы, слиски и прочие володины, несть им числа, просто соревнуются между собой в дискредитации, очернении, принижении как Сталина, так и Ленина.

— Принижают ещё и для того, чтобы возвеличить себя! Ленин — титан, а они — пигмеи. Всё, что они делают, — по сути разрушение. И чтобы хоть как-то себя возвеличить, идут на то, о чём вы говорите.

Есть два пути: делать что-то лучше, чем делали предшественники, или занизить предшественников. Если предшественников изобразить плохими и маленькими, то сами они вроде бы будут выглядеть чуть ли не великими. Они пошли таким путём.

Но, я думаю, от суда истории им не уйти. А значение Ленина, грандиозный масштаб его личности, выдающиеся заслуги не только перед Россией, но и перед всем человечеством никакой клевете неподвластны.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Ср апр 27, 2022 6:53 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 10291
С цинизмом наперевес
№45 (31248) 28 апреля 2022 года
1 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Понятно, что для врагов СССР и России наша Великая Победа 1945 года особенно ненавистна. Потому и крушат её на все лады аж с того самого времени, как состоялась она. Причём к врагам внешнеполитическим на этом направлении, как и на других, активно подключилась внутренняя «пятая колонна». Ныне — провластная по существу.

Чем же она больше всего недовольна в грандиозном историческом событии мирового масштаба? Да тем, что Победу одержала тогда Советская, социалистическая страна, руководимая партией коммунистов. Значит, правильным такое не может быть по определению.

По их, конечно, определению, антисоветчиков и антикоммунистов. Напомню, один из самых лютых — старший братишка небезызвестного Анатолия Чубайса, считающий себя историком, ВСЕРЬЁЗ предложил (и бурно во многих СМИ пропагандировал!) самый радикальный способ решения раздражающего вопроса. А именно: изъять из отечественной истории весь советский период. Полностью. Как будто его и не бывало.

Вы понимаете? Если категорически исключить из учебников по истории, из лекций, фильмов, телепередач и т.д. даже просто упоминания о тех «нежелательных» годах и событиях, то новым поколениям и не придётся разъяснять ничего, что пытаются неубедительно истолковывать ныне с огромным трудом. Оскорбляя в том числе Советскую Победу.

Сошлюсь на недавний факт, который поразил меня. По случайному или всё же неслучайному совпадению связан он оказался со знакомым персонажем моей заметки «Не верю!», напечатанной в «Правде» от 19—20 апреля с.г. Там речь шла о том, что политолог Сергей Михеев, завсегдатай основных политических телешоу последнего времени, перевирал высказывание Ленина о Марксе, чтобы принизить сразу двух гигантов. А теперь он взялся за Победу.

Вдруг его, называющего себя православным патриотом, озадачило одно обстоятельство. Как же это могло получиться, что в страшнейшей и величайшей войне победило... атеистическое государство? Мало того, победила страна, в которой большая часть народа была атеистической. Согласно Михееву, это — неправильно, так не должно было произойти. Однако произошло!

И как же «православный политолог-патриот» объясняет телевизионной публике эдакий нонсенс, то есть явное недоразумение?

Ох, не берусь излагать весь пространный словесный крутёж демагога. А если коротко, то суть, пожалуй, такова. Советской стране противостояли сатанисты, которые, в михеевской трактовке, даже хуже атеистов. Замечу, несмотря на то, что у каждого фашистского солдата на пряжке ремня, как известно, значилось: «Готт мит унс» — «С нами бог».

И каков в итоге вывод об атеистах, ставших победителями и поставленных теперь под некое сомнение? Да что там — под сомнение опять поставлена сама Победа. Относительно религиозно верующих, получается, вопросов нет, особенно если это православные верующие. Атеистам же, пусть и героически погибшим за Родину (таковых не счесть!), с учётом михеевской классификации придётся учредить какой-нибудь второй или третий сорт? Или вообще забыть про них?

Упомянутый отъявленный циник оскорбил всех, кто жизнью своей завоёвывал Великую Победу, не помышляя, что явится когда-нибудь контролёр, который распределит победителей якобы по своим местам, и вот именно им «законного места» не найдётся.

Недавно в Чернигове новоявленные нацисты свалили памятник Герою Советского Союза Зое Космодемьянской, которую нацисты из Германии казнили суровой осенью 1941-го на подступах к советской столице. Внучка православного священника, сама она — пионерка и комсомолка — была безусловной атеисткой.

У вас есть вопросы?


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Ср июн 15, 2022 7:29 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 10291
Не рождаются лучшие песни в буржуазной России
№63 (31266) 16 июня 2022 года
1 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

В преддверии так называемого Дня России реклама основного федерального телеканала настойчиво повторяла: «Страна, которую мы любим. Страна, которой гордимся. Страна, в которой рождаются лучшие песни!» И вот это, последнее, зацепило. Неужто в самом деле рождаются? Неужто лучшие? Или точнее всё-таки сказать — рождались?

«Правда» уже давно говорит об этом. Да теперь, по-моему, и без того всем должно быть очевидно: среди очень и очень многого, что потеряли мы за последние тридцать с лишним лет, безусловно, создание новых песен, которые по уровню равны были бы изумительным, прекрасным, по-настоящему талантливым песням советской эпохи. И концерт 12 июня на Красной площади, вовсю разрекламированный и показанный затем на канале «Россия 1», в очередной раз убедительно эту истину подтвердил.

Казалось бы, главный концерт главного праздника страны, как начали вдруг величать сей чёрный, разрушительный по содержанию исторический день. Но коли уж вы признали его главным, продемонстрируйте воочию, что же дал он нашему искусству, а конкретнее — песням нашим. Соберите действительно самое наилучшее, что родилось в данной творческой сфере за последнее время, и блесните на всю страну и на весь мир.

Увы, неотвратимо выясняется: собирать-то нечего! Поскольку истинно лучшего просто не родилось. Вот и преподнесли нам такое же примитивное, бездарное и пошлое современное убожество, как год назад, причём кое-что буквально повторили.

Да, более чем за тридцать лет в буржуазной России не создано даже ни одной достойной песни о России, которую в полном смысле слова пела бы вся страна. Далека от этого и поделка, которой доверено было открыть праздничный концерт Николаю Баскову. Ничто абсолютно не тронуло и не запомнилось — ни текст, ни, с позволения сказать, музыка. И лишь бил по голове бесчувственный повтор: «Россия, ты одна такая!»

А явление Николая Расторгуева и его «Любэ»? Не постеснялся мэтр опять порадовать своей фирменной: «Расея, моя Расея, от Волги до Енисея». Хотя уж сколько внушалось ему, что таким образом сокращает он территорию этой самой «Расеи» минимум вдвое. Зачем? Почему? Да просто «складно» — вот и всё. А смысл вроде и не обязателен…

Прервусь, чтобы сказать весьма существенное. Хорошие песни, в том числе о России, на концерте всё же прозвучали. «Гляжу в озёра синие» композитора Леонида Афанасьева на стихи Игоря Шаферана, «Я люблю тебя, жизнь» Эдуарда Колмановского и поэта Константина Ваншенкина,

«С чего начинается Родина» Вениамина Баснера на стихи Михаила Матусовского, а потом на его же стихи — «Подмосковные вечера» композитора Василия Соловьёва-Седого…

Требуется кому-нибудь доказывать, что это хорошие песни? По-моему, излишне. Вопреки всему, многие помнят и любят их, знают авторов (нынешних ведущие на концерте даже не называли). Но ведь все эти вдохновенные творения — оттуда, из советского времени!

А что же со временем теперешним? Почему оно для России столь песенно бесплодно? «Правда» ставила и продолжает ставить этот вопрос, который побуждает серьёзно думать о многом и очень важном в установленной у нас жизни.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Ср июн 15, 2022 7:39 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 10291
Журналистика борьбы за справедливость
№63 (31266) 16 июня 2022 года
4 полоса
Автор: Алина СТАРЦЕВА, главный редактор газеты «Ленинское знамя». г. Липецк.

Продолжим обсуждение темы, поднятой в статье «А вы чего ждёте от журналиста?» (номер «Правды» за 4—7 февраля с.г.). Напомню, что основу этой статьи составили письма нескольких коммунистов из города Орла, а читатели активно откликнулись.

О чём речь? О роли журналистики КПРФ в жизни партии и современного общества в целом, о высоком долге нашего партийного журналиста. Авторы многих писем считают эту тему очень важной и обращают внимание на разные грани её.

Приведу строки размышлений ветерана педагогического труда из Карачаево-Черкесии, члена КПСС — КПРФ с 1961 года Фуада Пафова:

«Я просто не представляю своей жизни без «Правды», которую постоянно выписываю с давних пор, и ещё одной нашей партийной газеты — «Родина», выходящей в Ставропольском краевом отделении КПРФ. Вы можете спросить: почему я называю газету соседей, а не своей парторганизации? Скажу: да потому, что «Родина» неизмеримо больше отвечает моим запросам.

Конечно, не только моим, но и всех читателей. И в этом огромная заслуга её главного редактора — Н.Ф. Бондаренко. Вот орловские товарищи воздали должное партийному журналисту Михаилу Тутыхину — я же наивысшую оценку даю ответственному и талантливому труду Николая Бондаренко».

Интересные заметки Фуада Ибрагимовича Пафова мы обязательно опубликуем полностью. А пока выделю определяющее значение руководителя редакции, которое подчёркивает автор этого письма.

Что ж, он прав, значение главного редактора бесспорно. И всё-таки руководитель — не один в поле воин. Многое зависит от того, каких людей сумел он собрать в своём коллективе и на кого вне его газета опирается.

Характерно, что именно этому в основном посвятили присланные статьи сразу двое авторов из Саратова — первый секретарь обкома КПРФ

О.Н. Алимова и главный редактор газеты «Коммунист. Век ХХ — ХХI» Денис Буланов. Обе статьи — «Перед трудностями не пасовать» и «Запрос людей чувствуем» — были опубликованы на первой же странице продолживших тему откликов, которая вышла в №36 «Правды» за 7 апреля.

Первый секретарь Саратовского обкома высказала пожелание, чтобы Центр политической учёбы при ЦК КПРФ готовил и специалистов редакций: политических журналистов, ответственных секретарей, главных редакторов. «Разумеется, — заметила Ольга Николаевна, — я понимаю сложность этой задачи. Но всё-таки мы должны сами воспитывать эти кадры Потому что для партийных газет нужны не просто журналисты или филологи. Необходимо в первую очередь, чтобы это были наши — коммунисты не по наличию партбилета, а по-настоящему преданные идеалам социализма, борьбе за счастье человека труда. Сама среда наша должна порождать их, а наши специалисты — дать необходимые для саморазвития знания».

Конечно, региональные газеты партии призваны всё время учиться на лучшем опыте друг друга. Мы именно с такой целью постарались разместить уже на первой полосе нашего обсуждения обстоятельный разбор газеты коммунистов Московской области «Подмосковная правда», который осуществил член ЦК КПРФ Алексей Парфёнов — рабочий из города Дмитрова.

Во-первых, эта газета действительно одна из лучших в регионах, о чём свидетельствует и достигнутый ею за 25 лет тираж: 170 тысяч экземпляров. А во-вторых, наш замечательный автор А. Парфёнов — давний и постоянный её читатель, так что он охотно изъявил желание провести такой разбор.

Содержательно выступил в том же номере и рабочий завода «Ресурс» из города Богородицка Тульской области А.Н. Трофимов. Он назвал своё письмо «Журналист КПРФ сегодня — это как политрук на войне». Подчеркнул противостояние буржуазных и коммунистических СМИ в современной России, особое призвание наших партийных журналистов в борьбе за правду и справедливость.

Это немедленно подхватили письма следующей полосы откликов, вышедшей в номере за 19—20 апреля. А наш постоянный и глубоко чтимый автор Игорь Григорьевич Гребцов, участник Великой Отечественной, коммунист с 1942 года, в номере, посвящённом Дню Победы («Правда», №48 за 6—11 мая), к сравнению журналиста КПРФ с фронтовым политруком добавил ещё аналогию с военкором тех незабываемых лет.

Вот как завершил он свои воспоминания и размышления: «В чём главные уроки советской журналистики, в том числе военной? Всегда и везде быть в строю и только в строю. Быть впереди. Быть в гуще событий. Быть у истоков новостей. Быть верным присяге. Писать только правду. Иного, по-моему, и журналисту КПРФ не дано».

Обширная тема продолжается сегодняшней страницей. Наверное, вам тоже есть что сказать по затронутым вопросам? Пишите! Будем рады встрече с вами.

Виктор КОЖЕМЯКО.

Призвание трудное, но благодарное

Держу в руках юбилейный, тысяча сотый выпуск липецкой областной газеты КПРФ «Ленинское знамя». Совсем недавно значительный временной рубеж перешла и главная газета всех коммунистов — «Правда», отметив 110-ю годовщину со дня своего рождения.

Анализируя эти два факта, хочется многое вспомнить, высказать некоторые назревшие мысли, поделиться эмоциями последнего времени. И параллельно попытаться ответить на вопросы, которые поставил в своей публикации «А вы чего ждёте от журналиста?» правдист Виктор Кожемяко. Уверена, что вопросы эти привлекли не только моё внимание. Вот они:

«А КАКОВО ВАШЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ О ПАРТИЙНОМ ЖУРНАЛИСТЕ КАК БОЙЦЕ?»

«КАК ВЫ ОЦЕНИВАЕТЕ ДЕЙСТВЕННОСТЬ УСИЛИЙ ПАРТИЙНЫХ ЖУРНАЛИСТОВ — ИСХОДЯ ИЗ ОПЫТА ТЕХ ГАЗЕТ, КОТОРЫЙ ВАМ ХОРОШО ИЗВЕСТЕН?»

«А ВЫ ПРОБЛЕМУ НРАВСТВЕННОГО ОБЛИКА НАСКОЛЬКО ВАЖНОЙ СЕГОДНЯ СЧИТАЕТЕ ДЛЯ ПАРТИЙНОГО ЖУРНАЛИСТА? КАК ПОНИМАЕТЕ ЕГО МОРАЛЬНЫЙ ДОЛГ?»

Ну что ж, подумаем вместе.

* * *

Многие мои земляки знают, что название нашей газеты возникло не само по себе. Так называлось главное областное печатное СМИ, которое в «лихие 90-е» «переименовалось». Но мы сохранили это высокое имя — «Ленинское знамя», чтобы стать продолжателями лучших традиций партийной коммунистической газеты. Может быть, сказано громко, но ведь в момент возрождения издания даже просто регулярный выход один раз в неделю был под большим вопросом.

Зарегистрирована в Роскомнадзоре газета была 4 марта 1997 года, то есть почти сразу после завершения большой работы по воссозданию областной партийной организации. Событие важное — свой печатный орган! — и это коммунисты хорошо понимали.

Долгое время редакцию возглавлял Владимир Фёдорович Топорков. Писатель и публицист, общественный деятель и депутат. Он был и первым секретарём обкома партии, и депутатом Госдумы РФ, и настоящим журналистом. В «Ленинском знамени», начиная со времени советского, Топорков работал на разных должностях — от корреспондента до редактора газеты. При этом он стал членом Союза писателей СССР (1986), академиком Академии российской словесности. Его перу принадлежат замечательные романы, повести, рассказы, очерки, сочетающие лирическое начало и реализм, неприкрашенную правду о русской деревне. Многие прототипы героев писателя — люди труда, его земляки. Заслуженный работник культуры, лауреат областной литературной премии имени И.А. Бунина (1998), в советское время он был награждён орденом Трудового Красного Знамени и медалями.

О товарище по партии и своём соратнике на газетном поприще вспоминает первый секретарь Липецкого обкома КПРФ Николай Васильевич Разворотнев:

«С высоты прожитого совсем по-иному переоцениваешь некоторые события и факты прежних лет, воспринимаешь значимость людей, стоявших у руководства организациями, предприятиями, коллективами. Среди них были самобытные, неповторимые. И в первом их ряду — Владимир Фёдорович Топорков.

В нём был заложен могучий талант журналиста и писателя, причём наряду с качествами лидера, вожака. И это чувствовалось во всём. Чувствовалось даже по тому, как он держал ручку...

Да, обыкновенную канцелярскую ручку с конторским пером: писать он почему-то любил чернилами. Заходишь по делам к нему в кабинет — Владимир Фёдорович что-то пишет, а ручка у него — словно реликвия, взятая напрокат в Эрмитаже. Так он её бережно, с любовью держит!

Писал он много, во всех жанрах, как и подобает опытному газетчику. И было чему поучиться нам, начинающим.

Владимир Фёдорович очень много ездил по области. Когда возвращался из очередной поездки, все оживлялись, заслышав его раскатистое: «Га-га-га!» Шеф приехал! И мы чувствовали с его присутствием себя прочнее, увереннее.

Нередко любил вести разговоры о поле, о технике, о людях. И было удивительно, как много он знал. Знал саму жизнь! В минуту откровения будто раскрывался: смотрел отрешённо и рассказывал о себе, о детстве в военные годы, о том, как работал трактористом, как и сколько косили, какое было сено, какая коса лучше...

Теперь, когда всё это вспоминаешь, невольно даёшь себе отчёт: а ведь не было у Топоркова того детства, которое знали мы, моложе его... Не было бесшабашной юности. А был напряжённый крестьянский труд сызмальства. И приходишь к выводу, что со своей наблюдательностью, с теми людьми, среди которых прошло его становление, с тем багажом знаний и опыта, что накопил, он просто органически не мог не стать писателем. Поскольку обязан был передать потомкам всё, что пережил.

Его книги до сих пор востребованы. Чтобы их написать, надо было пройти через все эти тернии самому, выстрадать, и только после этого строчки лягут на бумагу доходчиво и проникновенно...»

* * *

Я добавлю, что нынешние журналисты нашей газеты учатся не только на художественных произведениях многолетнего редактора, но и на его публицистике.

Мне посчастливилось стать редактором «Ленинского знамени» в феврале 2006 года. Вот всё это время, с небольшими перерывами на декретный отпуск и краткосрочное отсутствие, мною готовились номера газеты.

Согласитесь, живём мы с вами в непростое время. На наших глазах определяется вектор дальнейшего пути развития целой страны — некогда огромной и мощной державы, которая только своими размерами до сих пор многим в мире внушает трепет и ревность.

Не раз задавала себе такой вопрос: «Что же должно произойти, чтобы у людей наконец-то открылись глаза и включилась голова?!» Пока, увы, у многих голова не очень включается, хотя определённые сдвиги заметны…

Но мы, журналисты, можем сражаться пером. Можем влиять на чувства и мнение людей верным словом, вовремя сказанной репликой, доказательными фактами. Лев Толстой изрекал: «Слово — дело великое. Великое потому, что словом можно соединить людей, словом можно и разъединить их, словом можно служить любви, словом же можно служить вражде и ненависти. Берегись такого слова, которое разъединяет людей».

С классиком не поспоришь.

* * *

Профессор факультета журналистики МГУ И.Д. Фомичёва считает, что «сегодня превалирует пресса быта, а не бытия, пресса тела, а не духа... Контакт журналистов с обществом почти утерян: с письмами в редакциях практически не работают, собкоровская сеть распалась, выездные бригады, встречи с читателями стали редкостью. Журналисты всё больше работают в кабинетах, ориентируются на пресс-службы организаций и предприятий, которым темы и проблемы... заданы сверху. Перефразируя классика, можно сказать, что возникла ситуация, когда журналисты пописывают, а читатели почитывают. И все к этому привыкли».

Что ж, по отношению к провластной, буржуазной прессе такие оценки вполне справедливы. Но профессор явно, и давно, к сожалению, не брала в руки прессу КПРФ, не вникала в её бытие. Тут страшно далека Фомичёва от народа! Мы-то читаем письма, присланные в редакцию, причём очень внимательно: можем поехать на край региона, чтобы провести интервью с интересным человеком-тружеником; мы не боимся писать о делишках власти честно и объективно.

Нередко внештатными корреспондентами партийной газеты становятся журналисты, которые всю жизнь проработали в официальных СМИ. И это не случайно. Они просто «устали» писать так называемый официоз. Такова их форма протеста. Один из них — Виктор Фёдорович Кузьмин, который занял видное место в арсенале авторов «Ленинского знамени». Вот как он пишет о себе в связи с нынешним юбилеем «Правды»:

«День печати праздную вот уже 65 лет. Разумеется, его историю знал со школьного возраста. День советской печати был установлен в честь десятилетия выхода первого номера большевистской газеты «Правда» — 5 мая 1922 года.

«Правда» долгие годы была главной газетой великой страны — СССР. На её страницах можно было найти материалы на самые животрепещущие темы — от международных обозрений до жизни людей в далёкой сибирской деревне. «Правда» была любима читателями. Об этом говорят её многомиллионные тиражи.

Мы, журналисты районок и областной газеты, учились у правдистов творческому мастерству, перенимали новые веяния вёрстки и подачи материалов.

С тех пор, как я ступил на журналистскую стезю, прошло много лет. Официально День печати празднуется ныне в январе. Однако мы, газетчики тех давних времён, до сих пор отмечаем свой профессиональный праздник 5 мая. В день рождения газеты «Правда».

Нынешнюю «Правду», главный орган российских коммунистов, внимательно читаю. Когда удаётся, прохожу весь текст номера от начала до конца. И вижу: её сотрудники верны традициям той, советской «Правды». Из этой газеты по-настоящему можно узнать сегодня правду нашей нынешней непутёвой жизни.

При этом хочу сказать, что продолжает линию «Правды» и областная газета липецких коммунистов «Ленинское знамя». Знаю об этом не понаслышке — печатаю здесь свои материалы, а стало быть, и регулярно читаю все другие. И очень горжусь быть автором газеты КПРФ. Где ещё можно излить боль души от того, что творится вокруг? «Ленинское знамя» делается на хорошем творческом уровне.

Но, как говорят, совершенству пределов нет. Думается, наша областная партийная газета должна больше писать о делах первичных партийных организаций, причём эти материалы нужно давать как можно чаще в традиционной колонке под рубрикой «Из жизни первичек». И ещё. В организациях на местах немало коммунистов со стажем до 1990-х годов. Им есть чем поделиться с молодыми членами КПРФ, допустим, под рубрикой «Слово ветерана». Связь поколений надо крепить».

Скажу от себя как от редактора: за долгие годы работы в районке Виктор Фёдорович не растерял свой талант, и сегодня он может гордо нести звание партийного журналиста-бойца. Ведь именно к этому в первую очередь и должен стремиться каждый из нас.

* * *

А вот взгляд на нашу газету молодого коммуниста — депутата облсовета Анатолия Шкатова. Он тоже человек пишущий, потому к его словам я непременно прислушаюсь:

«Газету я выписываю с начала 2021 года. Убеждён, что издание справляется со своей задачей, информирует жителей нашей области об актуальных новостях, публикует интересные аналитические статьи. Вместе с тем, с моей точки зрения, всё же есть ряд замечаний, которые стоило бы рассмотреть редакции.

Минусом является нехватка оригинальных материалов в газете: наверное, отсюда перепечатка статей из «Правды» и «Советской России» либо новостей с информационных сайтов региона. Считаю, надо стараться создавать больше уникального контента.

А особенно важен вопрос о расширении социальной и возрастной базы выписывающих газету. В основном очевидно, что она сейчас ориентирована преимущественно на людей среднего и даже старшего возраста. Современной молодёжи представленные в газете статьи, к сожалению, бывают нередко мало интересны. Стоит как-то изменить манеру подачи материалов, чтобы они привлекали к ним молодых».

* * *

Обязательно должна я высказаться о том, что сама считаю чрезвычайно важным. Проблемы рынка с его нечеловеческим лицом, а вернее — оскалом, сделали главной задачей чуть ли не любого СМИ выживание. А ведь было время, когда теоретики и практики журналистики фокусировались на совсем других функциях.

Старшее поколение наших журналистов знает ленинскую формулу, что газета — не только коллективный пропагандист и коллективный агитатор, но также ещё и коллективный организатор. Мысль вождя имеет глубокое историческое обоснование и, добавлю, интересное современное применение. Ленинская «Искра» была ведь не только агитатором и пропагандистом, но и организатором — в буквальном смысле. Сеть собкоров, как и сеть сбора «подписных» денег на её издание с низовых ячеек и активистов, одновременно стала основой революционной партии.

Структура общественного СМИ может быть в буквальном смысле структурой общественной организации (и наоборот). В современных условиях эту ленинскую идею умело воплощают лучшие областные, краевые и республиканские партийные газеты. Она и формирует общественную инфраструктуру сторонников, и ведёт их на улицы, и организует на каждодневную политическую деятельность. Роль журналиста при этом значительно расширяется и возрастает.

Но все наши функции не будут реализованы, если СМИ не решат такую ключевую задачу, как захват времени человека.

Когда новости были дефицитом, внимание читателя или зрителя было журналисту гарантировано. Но с ростом объёмов информации обострялась конкурентная борьба за время читателя. Интернет привёл к настоящему информационному взрыву: не только сами СМИ и другие источники информации получили быстрые и дешёвые способы производства и распространения контента, но и сама публика включилась в процесс.

Теперь не человек охотится за информацией, а информация охотится за человеком. Обилие информации затрудняет её донесение. Какая бы ни была главная у СМИ функция — коммерческая, информационная, пропагандистская, она не будет реализована, если СМИ не захватит время читателя.

Как бы ужасно и непривычно это ни звучало, но классическим печатным СМИ приходится искать свои лазейки при множестве медиаканалов. И при этом ни в коем случае нельзя нам скатываться до уровня «жёлтой» прессы...

* * *

Мы, пресса КПРФ, в основном всё же сохранили своего читателя. Мы не разучились удивлять своими материалами новую аудиторию, мы собрали самый лучший опыт многолетней советской журналистики и широко используем его в каждодневной работе. И, конечно, нам есть куда идти дальше, в каких направлениях совершенствоваться и развиваться.

«Первая задача истории — воздержаться от лжи, вторая — не утаивать правды, третья — не давать никакого повода заподозрить себя в пристрастии», — сказал Марк Туллий Цицерон. Первая задача истории… А я бы перефразировала — «первая задача печатного СМИ». В этом ключе и продолжим работать. Наше призвание трудное, но благодарное. Надеюсь, наши читатели нас поймут и не покинут.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт июн 16, 2022 10:58 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 10291
Дьяволиада Березовского
№64 (31267) 17—20 июня 2022 года
4 полоса
Автор: Жан ТОЩЕНКО.

Член-корреспондент Российской академии наук Жан ТОЩЕНКО в беседе с политическим обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО

Дьяволиада в заголовке сегодняшнего диалога подсказана писательским гением Михаила Афанасьевича Булгакова. Это он, как известно, не раз обращавшийся к теме «нечистой силы», дал такое название одной из своих книг. А несколько десятилетий спустя оно вполне подошло бы для определения всей той хищной своры, которая вцепилась в самую большую и справедливую страну мира, чтоб растерзать её ради интересов воистину дьявольских.

Так вот, нынешний наш антигерой — Борис Абрамович Березовский.

Зловещий облик соответствовал нутру

— Знаете, Жан Терентьевич, булгаковская «Дьяволиада» в связи с Березовским вспомнилась мне отнюдь не сейчас, когда мы с вами стали думать о заголовке этой нашей беседы. Признаюсь, в своё время уже первые газетные снимки и появления данного персонажа на телеэкране вызвали у меня твёрдое впечатление: Мефистофель! Он вроде и не похож был на знаменитый образ, созданный великим Шаляпиным в постановке оперы Гуно «Фауст», однако дьявольщиной безо всякого грима прямо-таки разило от него. А у вас не возникло подобного восприятия?

— Не помню, с первого ли раза, но чем дальше, тем больше я тоже ловил себя на этом. Особенно потому, что дела его, о которых мы узнавали сначала лишь малую толику, поразительно соответствовали зловещему облику.

— Зловещий — это вы верно сказали. Видимо, злая сила, кипевшая внутри, пробивалась во внешности. Но давайте о главном — о делах. Что олицетворял собой вдруг взошедший на общественно-политическом горизонте Борис Березовский?

— Прежде всего утверждавшуюся в «новой России» власть олигархии.

— По-моему, стоит несколько задержаться на этом. Слова «олигархия», «олигархи» с некоторых пор люди у нас стали слышать нередко, однако точный смысл их понятен не всем. И мы в наших беседах касались этого пока только вскользь.

— «Олигархия» аж древнегреческого (!) происхождения и означает «власть немногих».

— В массовом представлении, пожалуй, олигархи — это самые богатые богачи.

— Так и есть. Но самые богатые, которым также принадлежит власть. С античности и средневековья власть тех «немногих» означала господство узкого круга наиболее богатых и знатных лиц.

— Среди горбачёвско-ельцинских лозунгов, под которыми уничтожались Советская власть и Советский Союз, такового не значилось.

— Мало ли чего там напрямую не значилось. К возрождению капитализма Горбачёв с Ельциным тоже не призывали, поскольку это сразу оттолкнуло бы многих. Однако в новейшей истории олигархия и есть господство наиболее влиятельных представителей крупного монополистического капитала, финансово-промышленных магнатов. Современная олигархия базируется на сращивании промышленного и финансового капитала, а также на тесной связи его с властью. Правда, в русском общественно-политическом языке конца ХХ века, если уж выражаться начистоту, надо бы говорить не «олигархи», а «плутократы».

Плутократ номер один

— В книге вашей «Фантомы российского общества» анализ новейшей российской плутократии начинается с него, с Березовского. Не случайно?

— Согласно, так сказать, реальным заслугам. Советская система противостояла жаждущим незаконного, преступного обогащения. Но в потаённом виде таковые были: вспомните хотя бы подпольного миллионера Корейко из «Золотого телёнка» Ильфа и Петрова. Существовало, скажем, и понятие «теневики», то есть мошенники, которым какое-то время удавалось весьма прибыльно для себя вести так называемый теневой бизнес.

— Двигала, конечно, безмерная алчность.

— Определение точное! Поскольку речь у нас сегодня о Березовском, я вам скажу, что однажды даже у него — очевидно, в припадке депрессии от нахлынувших к концу жизни фатальных неудач — вырвалось нечаянное покаяние «за алчность», «жажду богатства в ущерб другим». Всё это махровое лицемерие, конечно, однако что-то внутри шевельнулось…

— Вы сейчас расскажете для читателей, с чего начинал свою мрачную эпопею этот персонаж. Но я (в какой уже раз!) думаю о чём. Перед нами проходит череда деятелей, которым страна обязана всеми своими неисчислимыми и твот яжелейшими бедствиями последних трёх с половиной десятков лет. И что эти деятели собой представляют? К чему они стремились, чего хотели, О ЧЁМ ДУМАЛИ, ЛОМАЯ СТРАНУ? Ведь не о благе для неё и для народа. Лишь о своём благе!

Да, об удовлетворении неудержимой страсти к наживе, к власти, к славе, в чём почти все в той или иной мере преуспели. Нажитое «непосильным трудом» богатство — вещественное тому доказательство. А вот говорить при этом о самоотверженности и героизме, которые были свойственны создателям советской эпохи, просто нелепо. Не потому ли и нынешнее общество получилось такое, то есть похожее на них?

— Абсолютно понимаю вас и разделяю ваши мысли. Не впервые говорим об этом. И ещё, наверное, придётся.

— А теперь введите несведущих в практику стремительного обогащения БАБа, как Березовского титуловали его друзья. Он же был советским учёным — доктором технических наук?

— Верно. Если подробнее, окончил факультет радиоэлектроники Московского лесотехнического института, учился на мехмате МГУ, окончил аспирантуру и работал в Институте проблем управления Академии наук СССР. И вот отсюда, из его лаборатории, как ни удивительно, начался дальнейший криминальный путь олигарха.

Впрочем, удивление отпадает, когда узнаёшь, что произошло это в 1989 году. К этому времени заботами Горбачёва и его присных уже открывались немалые возможности для жаждущих богатства любым способом.

— Пробил их час?

— О, как они его ждали! Березовский «положил глаз» на ВАЗ — знаменитый автозавод в городе Тольятти. Завязав необходимые связи с генеральным директором этого предприятия Каданниковым, заключает договор от имени руководимой им лаборатории о разработке и внедрении систем автоматизированного управления для завода. Внешне всё выглядит вполне благопристойно, однако это лишь операция прикрытия, какие всё чаще стали маскировать в гибнущем Советском Союзе совсем иные, тёмные дела.

Вот главное: при поддержке Каданникова БАБ создаёт дилерскую компанию «ЛогоВАЗ». По продаже автомобилей тольяттинского завода. И сделка оказывается фантастически выгодной! Для него, для Березовского, который за короткий срок превращается в крупного автомобильного магната. ВАЗ беднел и разорялся, а «ЛогоВАЗ», то есть его хозяин, неслыханными темпами богател.

— Раскройте секрет такого парадокса.

— Чтобы понять экономическую подоплёку, надо учесть, как велась «игра цен». Дилерские фирмы делали огромные «накрутки». Например, ВАЗ продавал дилеру машину «Лада» за 4500 долларов, а тот сбывал её потребителю за 7500.

— Хороший навар!

— И это ещё не всё. Березовский ловко использовал инфляцию, которая для всех была сущей бедой, а для него — опять-таки способом пополнить карман. Чтобы приобрести автомобиль, потребитель обычно должен заплатить задаток. Дилерская фирма, получив деньги, платит заводу через какое-то (обычно долгое) время после того, как автомобиль продан. Деньги «крутятся», а в условиях инфляции прибыльность «накрутки» увеличивается. При бурной инфляции 1990-х, когда она скакала по 20 и более процентов в месяц, можно было задержкой платежей заводу, скажем, на три месяца уже «заработать» сумму чуть ли не вполовину цены автомобиля.

— Не только хитростью, но и наглостью добивался своего Борис Абрамович?

— Наглость его не знала пределов, и вряд ли кто мог в этом его превзойти. Вот лишь один характерный факт. В конце 1992 года он возвращает заводу заявленную стоимость от проданных автомобилей. Возвращает согласно договора, но… здесь не была предусмотрена инфляция (достигшая в этом году аж 2500 процентов!). И завод получает сумму, равную, фигурально говоря, стоимости одного колеса. Каково?

— По-березовски — так, наверное, можно прокомментировать. А завод-то что же?

— Конечно, просит и требует, настоятельно предлагает учесть инфляцию. Но на всё был один сокрушительный ответ: так записано в договоре, и деньги возвращаются вам в полном с ним соответствии. Зато капитал Березовского вырос сразу на 60 миллиардов рублей!

Продолжение следовало по нарастающей

— В отличие от вас, я специально и подробно не изучал многолетние похождения БАБа. Но даже из того, что у всех тогда было на слуху, складывалось ощущение действительно какой-то дьявольской одержимости в погоне за капиталом. Вместе с особой изобретательностью, которая подчас удивляла. Чего стоит хотя бы придуманный им «Автомобильный всероссийский альянс» (АВВА) с заманчивой для многих идеей — создать недорогой «народный автомобиль», нечто вроде русского «Фольксвагена»…

— Да-да, на выдумку горазд. Тут главная цель — вытянуть деньги с поверивших ему и понадеявшихся на его обещания. Было продано облигаций на 50 миллионов долларов с уверением расплатиться автомобилями. Дескать, будет построен новый завод или новый сборочный конвейер на ВАЗе. Но ВАЗ всё больше скатывался к банкротству. А для нового завода, как Березовский объявил, собранной суммы недостаточно. «Пришлось» ему присвоить эти деньги, поскольку в договоре было написано: в случае неудачи ответственность несут все участники.

— Он ведь и «Аэрофлот» сумел ограбить?

— Конечно. До 1995 года государственная казна регулярно получала отсюда сотни миллионов долларов. Но вот с приходом Березовского и его команды прекратилось поступление даже минимальных сумм.

— Разве тут не подходит такой юридический термин, как хищение?

— Я бы сказал, наглое хищение. Как, добавлю, и присвоение Березовским 13 миллионов долларов банка «СБС-Агро», и бессчётное множество других — известных и неизвестных — эпизодов, которые на суде должны бы войти в обвинительный акт этого преступника высшего разряда. Хищения по масштабу представляют собой в сумме колоссальный грабёж.

— Если обобщить, то это ведь неслыханный грабёж народного достояния.

— Разумеется. И для этого, ещё раз подчеркну, новоявленной властью были созданы все условия. Её политическая воля нацелена была в первую очередь на то, чтобы категорически отречься от «проклятого социалистического прошлого», отмежеваться от всего, что было накоплено на предшествующем этапе развития страны, демонстративно порвать с ним все связи. То есть идеологической установкой стала сформулированная антисоциалистическими и антикоммунистическими силами цель — построить государство на принципиально иных, капиталистических началах, коренным образом изменить экономическую парадигму и общественно-политический строй.

— Для этого понадобились люди типа Березовского?

— Безусловно. А чубайсовская приватизация, залоговые аукционы, когда за бесценок продавались «кому нужно» огромные массивы наиболее доходных отраслей экономики, и многие другие меры «сверху» способствовали быстрейшему обогащению определённого круга лиц.

— Принято говорить об их предприимчивости.

— Она у них, мягко говоря, особого пошиба. В основе эти персонажи действительно друг на друга похожи — будь то недавний выпускник Московского химико-технологического института имени Менделеева и комсомольский работник Михаил Ходорковский или, скажем, заурядный театральный режиссёр Владимир Гусинский. Подобно Березовскому, каждый из них нёс в себе таившуюся до времени неуёмную страсть к богатству, а с изменением власти точно поняли и открывшиеся способы его достижения. Не в труде, не в созидании — нет, в мошенничестве и всякого рода махинациях.

— Ну да, правовой контроль почти полностью исчез, и надо было только отбросить любые моральные нормы.

— Мелочь! Они внутренне этих норм и раньше не признавали, а уж теперь-то настоящее соревнование развернулось, кто кого в этом обойдёт.

— Березовский, ясное дело, очень скоро вышел в лидеры.

— Да, путь от зарплаты советского учёного до владельца многомиллиардного состояния пройден им за короткий срок. Причём важно отметить, что этот БАБ никогда ничего не производил, был так называемым портфельным инвестором, накопив несметное богатство исключительно благодаря бесчисленному количеству финансовых махинаций.

Он воровал в гигантских масштабах. И не просто воровал, а зачастую ещё и демонстрировал свою безнаказанность, что дало повод назвать это специфическое явление «березовщиной»! Даже небезызвестный генерал А. Лебедь (сам не ангел, конечно) однажды припечатал: «Березовский — апофеоз мерзости на государственном уровне».

Безнаказанность потому, что власть он прикарманил

— Когда вы говорите о демонстративной безнаказанности БАБа, я думаю: наказать-то его должна бы власть, а она фактически оказалась у него в кармане. Разве не его называли «крёстным отцом Кремля», «кошельком Ельцина»? Он и сам всячески подчёркивал, что стал членом «семьи», а какая особенная семья при этом имеется в виду — вся страна прекрасно знала.

— Вы правы, он к этому изо всех сил рвался, сполна используя дьявольскую свою изощрённость. Многие свидетельствуют о еженедельных, а иногда и чаще, его встречах и беседах с дочерью Ельцина, которая была также официальным помощником президента. Не гнушался Борис Абрамович ни лести, ни показного смирения, ни оказания всяческих услуг, в том числе деньгами.

— И результат не замедлил проявиться?

— Очень скоро приобрёл он многих сторонников и поклонников в высших эшелонах власти, а главное — в ближайшем окружении Ельцина.

— В той самой «семье»…

— Именно. Он даже не мог удержаться, чтобы при случае во всеуслышанье не похвастать этим и не заявить о неких «нюансах» во властных отношениях. Вот, например, своего рода декларация, прозвучавшая в одном из его интервью: «Да, мы являемся членами семьи великого демократа и реформатора Бориса Николаевича Ельцина! И ненавязчивые подарки ему и его близким вполне могут иметь место».

— Тонко сказано: подарки ненавязчивые…

— Но он, когда требовалось, и с абсолютной прямолинейностью выражал своё политическое кредо. А состояло оно в том, что только капитал должен командовать миром. «Капитал и власть неразделимы, — изрекал Березовский. — Тот, кто утверждает обратное, либо лжец, либо глуп». Или ещё: «Я действительно считаю, что лучшие инвестиции в России сегодня — это инвестиции в политику».

— Сам он, проникнув в ельцинскую «семью», получил возможность существенно влиять на политику государства?

— Ещё бы! Как говорится, де факто этот авантюрист оказался у руля принятия многих важнейших решений, созревавших на самом властном верху. Поначалу, правда, влияние его было закулисным, как и свойственно «серому кардиналу». Но довольно скоро он уже официально занимает влиятельные должности во власти — сперва в Совете безопасности, а затем в руководстве СНГ.

— Этому предшествовала громкая эпопея «семибанкирщины»?

— Вот на чём надо задержаться, поскольку даже слово это ныне почти совсем забыто. А между тем в 1996 году, когда страна имела шанс расстаться с погубителем Ельциным на президентском посту, как раз она, «семибанкирщина», стала этому трудной преградой.

— Напомним читателям, что летом того же года Ельцин должен был переизбираться на должность президента. Но рейтинг его в результате грабительских и разрушительных «реформ», а особенно после расстрельного 1993-го, неуклонно скатился до предельно низких отметок. И спасать этого врага России бросились в первую очередь те, которые благодаря ему и его политике за короткий срок вышли в несметные богачи.

— Семеро олигархов из числа богатейших во главе с Березовским и координатором финансовых потоков Чубайсом действительно образовали некую ведущую группу, поставившую главную задачу — сконструировать и обеспечить победу Ельцина на выборах. Любой ценой! Эта группа и была названа в народе семибанкирщиной.

— Замечу: по аналогии с исторической семибоярщиной. Таковая, состоявшая из боярской верхушки, во время Смуты на Руси в начале XVII века предательски поддержала польскую интервенцию.

— А семибанкирщина помогла вновь воцариться в Кремле Ельцину — на горе стране и народу.

— Не считаете, что тем самым было совершено преступление, не имеющее срока давности?

— Во всяком случае теперь совершенно очевидно — пожалуй, почти для всех, — что последствия ельцинского правления приходится расхлёбывать до сих пор. А тогда Ельцин позаботился о том, чтобы вознаградить тех, кто сыграл особенно важную роль в удержании его на престоле.

Так, Потанин стал заместителем председателя правительства. Гусинский в награду получил телеканал НТВ, а Смоленский — контроль над финансовыми потоками не только Москвы, но и всего аграрного сектора страны. Ходорковский осуществил «большой хапок», захватив многие предприятия нефтяной промышленности (и не только её).

Но больше всех был вознаграждён Березовский. Он был допущен в святая святых: стал заместителем секретаря в органе первостепенной государственной важности — Совете безопасности.

— Помнится, тогда всё-таки не обошлось без общественного скандала.

— Скандал возник не сразу, но вполне естественно. Вдруг вскрывается, что человек, которому доверена безопасность страны, имеет гражданство другого государства — Израиля. Когда это стало достоянием общественности, поднялись голоса протеста.

— Честно говоря, забыл я, чем всё кончилось для Березовского.

— Сначала он вообще отрицал факт другого гражданства, обвиняя в клевете своих недоброжелателей. Но напор неопровержимых документов нарастал, и Ельцину пришлось искать выход. Нашёл его, конечно, в пользу «своего кармана»: Березовский назначается исполнительным секретарём по делам СНГ.

— Здесь тоже обрёл вожделенную выгоду?

— Быстро и с большим успехом оседлал финансовые потоки новой для него организации.

Не брезговал ничем

— Я читал, что свой капитал он делал даже в такой невообразимой для нормального хозяйствования ситуации, как война в Чечне.

— На вопрос: «Говорят, что в Чечне вы имеете бизнес?» (шла вторая чеченская война) — Березовский, нисколько не смущаясь, ответил: «Да какой это бизнес? Я там на один вложенный рубль получаю всего 3 рубля. Это не бизнес, а слёзы».

Но ведь Шамиль Басаев, один из лидеров чеченских боевиков, клялся на Коране (а это много значит), что Березовский передал ему 3 миллиона долларов. По утверждению Рамзана Кадырова, именно он придумал схему финансирования боевиков. Под видом платы выкупа за похищенных и военнопленных на самом деле оплачивал возможность торговать грозненской нефтью.

Вполне определённо высказался на сей счёт и Л. Шебаршин, последний глава КГБ СССР: «Красноречивы сведения о контактах одиозного дельца Б. Березовского с верхушкой сепаратистов. Едва ли на эти контакты его подвигли интересы защиты ислама от неверных. В основе чеченского конфликта лежит нефть, а не ислам».

— Известна точная сумма его денежного достояния?

— По-моему, нет. Согласно сообщениям в прессе, уже к ноябрю 1997 го-да оно оценивалось в 4 миллиарда долларов.

— Внушительно!

— Однако сколько времени с тех пор прошло, причём для Бориса Абрамовича не впустую. Я читал, что после его смерти российская генпрокуратура в одной лишь Швейцарии отыскала более 300 миллионов фунтов стерлингов из зарубежных активов олигарха, а в банках Великобритании, Франции и Сейшельских островов — миллиардные вложения.

— И все эти деньги политы не только потом людей, создававших материальные ценности, но и кровью жертв ненасытного хищника. Я в начале нашего разговора вспомнил Мефистофеля, и у меня в голове сразу прозвучало: «Люди гибнут за металл, сатана там правит бал». Годится для Березовского как пароль?

— Годится. За ним потянулся кровавый след, начиная с убийства Владислава Листьева. Это был популярный телешоумен, которому Березовский, став хозяином главного телеканала страны — ОРТ, вверил руководство им. И когда Влада Листьева убили, по-моему, никто во всей стране нисколько не сомневался, что без воли Березовского тут не обошлось. Ведь основой их конфликта стали денежные суммы, поступавшие за рекламу: хозяин не мог допустить ни малейшей возможности, чтобы его обсчитали. Явно то была «гибель за металл».

— А другие убийства, организацию которых общественное мнение прочно связывает с БАБом?

— У них, по сути, основа та же — деньги, хотя поводы возникали разные. Так, журналисту Полу Хлебникову он должен был отомстить за разоблачительную книгу о нём. Наносила опять-таки ущерб его финансовой репутации!

Он каждого человека рассматривал с точки зрения выгодности или невыгодности для капитала, который создавал. Сегодня, скажем, ему особенно необходимы Каданников с ВАЗа плюс Коржаков, главный охранник Ельцина, и он с ними сближается до личной дружбы. А завтра они становятся не нужны, даже в чём-то обременительны, и Березовский отбрасывает их как отработанный материал. Если же кто-то становится препятствием в его делах, то может лишиться и жизни.

По многим свидетельствам, так он расправился ещё в начале своего бизнес-пути с криминальным авторитетом Сильвестром, который попытался отжать у него часть автомобильного рынка. Далее этот метод стал применять и к недавним друзьям, не угодившим ему. Они тоже были отправлены на тот свет. Это и Юшенков, сопредседатель созданной Березовским «Либеральной партии», и Литвиненко, бывший деятель ФСБ и сотрудник БАБа, для которого это сотрудничество кончилось смертью...

— Однако ни по одному из названных и других обвинений Березовского ведь не судили?

— Таким было следствие и таков суд. Надо прямо сказать, что долгое время этот персонаж фактически считался неприкасаемым. Когда в начале 2000-х ему пришлось бежать из России, против него уже возбудили 11 уголовных дел. Да так в папках они и остались...

А образ его создавали и мнение выражали собственные СМИ

— Ясно, что в реальности был весьма неприглядный, отталкивающий образ, который мало у кого мог вызвать какие-то симпатии. Однако совсем иной образ того же персонажа возникал во множестве СМИ. Что скажете об этой стороне нашей темы?

— Она очень важна. Это захват олигархом господства в информационном пространстве, прежде всего на телевидении и в газетах.

Березовский не мог даже мысли допустить, что не будет в центре общественного внимания. Потому он постепенно, шаг за шагом создавал свою медиаимперию. Главная цель была такая — навязывать общественному мнению свои представления о происходящем в стране, рекламировать свои успехи, свои «добрые» дела, свои услуги обществу, организациям, творческим союзам.

Приобретя Первый канал телевидения, Березовский сразу же сделал его каналом личной пропаганды и, как сам он откровенно признал, «идеологическим инструментом».

— Зрители замечали это.

— Может, и замечали, но приходилось проглатывать. Его господство на информационном поле приводило к тому, что никаких событий в стране и мире не происходило, если они в определённой мере не касались БАБа. Превалировали его визиты, его встречи, его участие в освобождении заложников, его решения и предложения по экономическим и политическим вопросам. Даже скандалы и судебные тяжбы использовались для демонстрации его «достижений» и «свершений».

— Целый ряд ведущих газет, им купленных, тоже вовсю на него работали.

— Естественно. Издательский дом «Коммерсантъ», «Новые известия», интернет-издание «Газета.Ру» и т.д. Только в «Независимой газете» более твёрдую позицию занял главный редактор Виталий Третьяков. Закупил Березовский и журналы — «Огонёк», «Власть», «Автопилот», «Домовой», радиостанцию «Наше радио», телеканал ТВ-6…

— В то же время БАБ содействовал собственному прославлению в искусстве. Это же надо: на экраны выходит художественный фильм под незатейливым названием «Олигарх», и в главном его герое со всеми сопутствующими обстоятельствами легко угадывается... Березовский! Нет, это не разоблачение, а прямо-таки гимн ему, снятый видным кинематографическим либералом — режиссёром Павлом Лунгиным.

— Добавлю: по сценарию Юлия Дубова, вместе с которым БАБ грабил АвтоВАЗ. И представлен здесь центральный персонаж в самом благоприятном свете. Представлен как верный друг, мелодраматический любовник, шутник, острослов, а вовсе не вор, вымогатель, махровый жулик и нечестивец. Ну как такого героя не полюбить!

— Я считаю эту картину одной из позорнейших страниц в биографиях всех, кто причастен к её созданию. Они же понимали, кого прославляют. Или не понимали?

— А тогда ещё хуже. Потому что абсолютному большинству в нашей стране к тому моменту уже достаточно раскрылась потаённая до поры до времени дьявольская личина этого оборотня.

— Конечно, всё понимали творцы. Но денег хотелось. Вот и получать солидную премию «Триумф» (от Березовского!) с радостью слетались так называемые звёзды культуры. Иногда думаю: неужели и сегодня не стыдно им?

— Для таких не существует ни стыда, ни совести. А кончил Березовский плохо. Скандальный суд в Лондоне с недавним дружком Абрамовичем, а потом то ли убийство, то ли самоубийство...

— Но он же не единственный такой. В чём видите главную общественную опасность подобных персон?

— По-моему, она как раз в том, что не только по престижному списку «Форбс», а и на губернском, местном уровне продолжают действовать тысячи «березовских». Пусть меньшего масштаба, но действуют они теми же методами (разве что более скрытно). Вот и не может страна прорваться в будущее через их блокирующий заслон.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт июн 23, 2022 11:42 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 10291
Услышьте всё-таки нас — защитников Советской Победы!
№67 (31270) 24—27 июня 2022 года
1 полоса
Автор: Минизагит Минниярович НАФИКОВ, ветеран Великой Отечественной войны, ветеран труда, отличник нефтяной промышленности СССР. г. Лениногорск, Республика Татарстан.

Ровно 77 лет назад, 24 июня 1945 года, на Красной площади советской столицы состоялся исторический Парад Победы. И с тех пор этот день в календаре будет всегда перекликаться для наших соотечественников с победным 9 Мая. Вот почему именно сегодня мы решили напечатать недавно полученное редакцией письмо, которое вы сейчас прочитаете.

Девятого мая 2022 года я шёл по проспекту В.И. Ленина в парадном костюме, с орденами и медалями, к памятнику Ленина. В руке у меня были три алые розы, чтобы положить их к монументу величайшего гения человечества в День Великой Победы Советского Союза над фашистской Германией.

По пути поздравлял встречающихся земляков, молодых и пожилых, прежде всего идущих с детьми, с праздником Великой Победы, отмечая при этом особые заслуги В.И. Ленина и И.В. Сталина, вождей советского народа. Меня тоже поздравляли мальчики и девочки, которые шли на митинг с алыми гвоздиками в руках. Очень приятны, отрадны были эти поздравления!..

А на площади рядом со мной встали две девушки старшего школьного возраста. И они подали мне ленточку оранжево-чёрной окраски — как символ памяти о защитниках Родины в годы Великой Отечественной войны.

Я поблагодарил девушек за патриотизм, но не принял этот подарок. Объяснил им, что считаю символом памяти и верности, человеческой солидарности красный цвет — цвет Знамени нашей советской борьбы и Великой Победы.

Ведь и в 1917 году под Красным знаменем рабочие, солдаты и крестьяне во главе с партией Ленина одержали победу над буржуазным Временным правительством. А в годы Великой Отечественной войны наши деды, отцы, братья под этим же знаменем крушили врага, дошли до его главного логова — Берлина и водрузили алое знамя над рейхстагом.

В то же время мы, «дети войны», помогавшие фронту, возили на лошадках зерно к элеватору, водрузив на первой повозке алый флаг. Поэтому, если мыслить трезво и по справедливости, ленточка памяти о той войне должна быть красной — как частица алого Знамени Победы.

Ведь мы несём к Вечному огню, к памятникам павших за Родину героев, к памятнику В.И. Ленина розы и гвоздики именно красные. Потому что красный цвет — символ жизни и великих побед за свободу и счастье трудового народа, символ социальной справедливости. Поэтому я убеждён, что наша памятная Победная лента должна быть красной!

Всё это вкратце я высказал двум подругам на праздничной площади. Девушки, как мне показалось, внимательно выслушали и, надеюсь, что-то поняли. Во всяком случае, они с теплотой и сердечностью благодарили меня.

Но я решил написать о происшедшем в редакцию моей любимой газеты «Правда». Почему? Да потому, что сознаю: не от тех юных собеседниц зависит коренное изменение антисоветского процесса, продолжающегося в нашей стране уже более тридцати лет и так сильно меня огорчающего. Впрочем, не только меня, а многих, многих и многих!

На словах «сверху» говорится о недопустимости фальсификации истории. Однако как назвать подмены, подобные той, о которой я написал? «Правда» уже неоднократно ставила этот вопрос, но должной реакции властей предержащих нет. И мне хочется через газету ещё раз прокричать им: услышьте всё-таки нас — защитников красной, Советской Победы!



Вновь победим с честной памятью
№67 (31270) 24—27 июня 2022 года
2 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО, политический обозреватель, член редколлегии «Правды».

Вы правы, дорогой Минизагит Минниярович: остро воспринимаемая несправедливость, которая побудила вас обратиться в «Правду», уже давно составляет одну из главных тем нашей газеты. Конечно, имеется в виду далеко не только вопрос о памятной ленточке в честь Великой Победы. Тема неизмеримо шире, масштабнее — об отношении к нашему советскому прошлому в целом. Но и отношение к исторической символике занимает в ней важное место.

Недаром так много людей, пишущих в «Правду», с волнением обсуждают именно это. Разве правомерно было отречься от Знамени Победы как Государственного флага страны? Почему вообще у властей такое насторожённо-подозрительное восприятие красных символов советской эпохи? Как это можно столь долго изолировать Мавзолей В.И. Ленина от парадов, посвящённых Дню Победы?..

Словом, Минизагит Минниярович, вы сами знаете, что поводов подобного рода для недоумения и возмущения более чем достаточно. И мы с вами понимаем изначальную их родословную. Ведь вся предательская «катастройка» Горбачёва, а одновременно бешеная антисоветчина Ельцина были направлены в первую очередь на полную дискредитацию советского периода в жизни нашей страны. Он, ставший вершиной российской истории, был заклеймён как «чёрная дыра».

Ну а коли так, что с ним церемониться! В «чёрной дыре», ясное дело, всё плохо или очень плохо, ничего хорошего оттуда не извлечёшь. Вот и символика великой эпохи понадобилась гайдаровско-чубайсовской своре лишь для того, чтобы ноги об неё вытирать. В буквальном смысле. Так и делалось во время их сборищ, когда Красное знамя бросали при входе вместо половика…

* * *

Живо вспомнилось всё это совсем недавно. Перекликнулось с пронзительным эпизодом, который многие видели на телеэкране. Пожилая женщина вышла на окраину харьковского села, чтобы встретить своих, то есть участников специальной военной операции России. Вышла с заветным Красным флагом, который тайно сумела сберечь.

Но «свои»-то оказались не своими. И они, бандеровцы, начали топтать ненавистный флаг — точь-в-точь как некогда чубайсо-гайдаровцы, а до них гитлеровцы.

Есть о чём задуматься, Минизагит Минниярович? Эта женщина (её зовут, как выяснилось, Анна Ивановна Иванова) олицетворяет в своих ожиданиях многих на Украине. О чём свидетельствует хотя бы тот факт, что в освобождаемых от неонацистов местах люди по собственной инициативе вывешивают не какие-нибудь, а красные советские флаги, на которых, как правило, изображены серп и молот. И восстанавливают памятники Ленину.

Судя по всему, под влиянием этого и российские бойцы, воюющие там, где били фашистов их деды и прадеды, тоже поднимают над своими танками и другой техникой алые флаги. Красиво выглядит!

Но я вспоминаю, что до последнего времени на Поклонной горе в Москве, где находится Музей Победы, не было ни одного Знамени Победы. То есть внутри музея, конечно, не могли без него обойтись, а вот на всей обширной мемориальной территории — обошлись. Два памятника участникам Первой мировой войны здесь установили, а вот для Знамени Победы в Великой Отечественной места не нашлось. Случайно? Не думаю.

Очень верно пишут наши читатели о насторожённо-подозрительном отношении властей предержащих даже к самому цвету красному — как сугубо нежелательному, крамольному. Доходило прямо-таки до смешной детской непосредственности, когда в День Победы Красную площадь оформляли сплошь в сине-голубом или жёлто-оранжевом цвете. Лишь бы красного совсем избежать! Жжётся он для них, что ли?

Уже подзабыто, какие бои пришлось выдержать КПРФ, отстаивая достойный вид копии Знамени Победы. Копию эту для массового использования некий генерал Сигуткин представил Госдуме без серпа и молота, да и вообще мало похожей на оригинал. Тогда известный советский поэт-фронтовик Егор Исаев выстрелил знаменитыми стихами:

Пороть Сигуткина, пороть!

Сняв генеральские штаны,

На Красной площади страны.

С огромным трудом было утверждено Знамя Победы в том виде, в каком сегодня оно демонстрируется. Но и теперь заметно, что нет у властей заинтересованности в появлении его. Вроде бы положено вывешивать в День Победы на государственных зданиях — вместе с официальным триколором и флагом здешней администрации. Однако при обязательном наличии этих двух Знамя Победы нередко отсутствует. С возмущением пишут люди об этом в «Правду»!

А бывает и ещё хуже. При прощании с выдающимся советским писателем-коммунистом, героем Сталинградской битвы Юрием Бондаревым московский рабочий Олег Прудников развернул Красный флаг. И что же? К нему немедленно подбежали распорядители и потребовали флаг убрать. Но ведь именно под ним Юрий Васильевич прошёл всю войну, и можно ли сомневаться, насколько дорог всегда оставался он ему. Нет же, кто-то уверен, что «не положено»...

* * *

Как вы думаете, Минизагит Минниярович, сейчас наша страна приблизилась к возможному повороту в лучшую сторону? Я имею в виду некоторые обстоятельства, связанные со специальной военной операцией в Донбассе и на Украине, о которой упомянуто выше.

Она ли вынудила или просто время неизбежно настало, но, согласитесь, впервые «сверху» послышались столь определённо негативные оценки минувшего антисоветского тридцатилетия и горьких его результатов. А в советском периоде, в социалистическом опыте, наоборот, всё больше раскрывается такого, что очень может пригодиться нам сегодня и на будущее.

Конечно, всех честных людей это радует, как всегда их радует победа правды над ложью. Однако и тревожная озабоченность остаётся. Сила более чем тридцатилетней инерции велика, и мы по-прежнему в самых разных видах и формах сталкиваемся с агрессивными проявлениями антисоветизма. Так что нельзя обольщаться.

Да вы, дорогой товарищ Нафиков, и без моих убеждений всё это видите. Большая и напряжённая борьба за справедливость, в том числе за честную историческую память, продолжается и должна быть продолжена.

Только с честной, а не лукавой памятью наша страна вновь по-настоящему может победить. Как в 1945-м.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Ср июн 29, 2022 8:58 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 10291
Боль души, которая спасает
№69 (31272) 30 июня 2022 года
4 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Читатели спрашивают: а как родились эти беседы, запечатлевшие голос выдающегося русского писателя в самое тяжёлое для Родины время?

С чего начинались? Значит, надо вспомнить.

«Чёрный октябрь» 1993-го... Залпы танковых орудий в центре российской столицы только что довершили расправу над Верховным Советом, ставшим одним из последних оплотов сопротивления ельцинскому развалу. Ночью, как тати, собрали «победители» трупы убитых и тела раненых, развезли тайком по разным концам Москвы. Закопчённое здание на Краснопресненской набережной печально дымится. Газета «Прав­да», в которой я работаю, и «Советская Россия», где печатаюсь, указом Ельцина закрыты.

А между тем в других газетах развернулась самая настоящая вакханалия, активными участниками которой стали «демократические» писатели. И сколько кровожадности обнаружилось вдруг у тех, кто ещё недавно вовсю болтал о гуманизме и общечеловеческих ценностях! «Писатели требуют от правительства решительных действий» — так заявлено в коллективном письме, которое опубликовали «Известия» и под которым поставили свои подписи аж 42 литератора. «Решительные действия» означают: никакой пощады оппозиционным изданиям и партиям, не церемониться с ними, добить, окончательно запретить.

Но даже на этом разнузданном фоне поразило меня интервью одного из вышеупомянутых «подписантов» корреспонденту «Подмосковных известий». Не кто иной, как слывший тонким лириком Булат Окуджава, на вопрос, какое впечатление произвёл на него расстрел Дома Советов, проявив полную откровенность, беззастенчиво ответил: «Я наслаждался этим».

Как такое может быть?! Чтобы поэт наслаждался кошмарным зрелищем кровопролития, публичным убийством десятков и сотен людей...

До сих пор остро помню состояние психологического шока, вторично пережитое после расстрела. Казалось, невозможно стало дышать. И я тут же начал думать, кто из писателей, коллег Окуджавы по литературному труду, мог бы понять и разделить это моё потрясение.

Кто? Словно голос свыше услышал я в те минуты: Валентин Распутин.

* * *

Он уже тогда был классиком русской литературы. О нём уже без колебаний можно было говорить: вели­кий русский писатель. Но ведь был тоже очень большой писатель — Виктор Астафьев, а его подпись, однако, завершила список 42-х под призывом «решительных действий». Так он обратился к ельцинскому режиму. Вместе с Окуджавой.

Почему ни в коем случае и ни при каких обстоятельствах не мог я представить в том списке имя Валентина Распутина? Да потому что твёрдо знал: совесть ему не позволит. Вот и голос свыше, назвавший именно писателя Распутина моим потенциальным собеседником на тему о самом горьком и наболевшем, конечно же, в первую очередь подразумевал его совесть.

До того времени мы с Валентином Григорьевичем не встречались ни разу. Как писателя я его, разумеется, очень любил. Начиная с повести «Деньги для Марии», с «Уроков французского» и других ранних рассказов. На страницах «Правды» он печатал интервью и статьи в защиту Байкала, против поворота северных рек. Запомнилось и острое его письмо в соавторстве с Юрием Бондаревым и Василием Беловым, бившее тревогу по поводу состояния нашей эстрады и вообще так называемой массовой культуры, к которому она скатилась в годы «пере­стройки».

Но как он отнесётся к предложению побеседовать, если имеется в виду напечатать его слово в «Правде» уже иного времени и совсем другого положения? Когда она не главная газета страны, а одна из ставших в оппозицию к новой власти. Только что с неимоверным трудом в очередной раз удалось отстоять возобновление её издания и само историческое имя газеты, которую — власть даже не скрывала этого! — по всем раскладам должны были уничтожить. И я, увы, не раз сталкивался при обращении к некоторым из прежних авторов «Правды» с категорическим отказом или вежливо-лукавым уходом от предложения выступить в ней.

Валентин Григорьевич согласился мгновенно. Более того, когда я слушал его доброжелательный голос в телефонной трубке, мне показалось, что он чуть ли не ждал подобного предложения. Значит, у него было желание высказаться, а что это будет трибуна «Правды», его не только не смущало, но, как я понял, наоборот, в создавшихся условиях по-своему вдохновляло.

И вот я у него дома. Начинаю с потрясшего откровения Окуджавы, которое, сразу чувствую, потрясает и его. Вообще, первое и главное чувство, впоследствии всё больше во мне углублявшееся, — это близость, даже родство душевного состояния. Право, совсем не часто мне как журналисту доводилось ощущать такую душевную близость с теми, кто становился моим собеседником, так сказать, по долгу службы. Здесь же возникло не только удивительное взаимопонимание, но, я бы сказал, взаимочувствие, при котором разговор обретает особую доверительность.

Причём ведь нельзя сказать, что мой собеседник как-то специально старался для этого. Человек по натуре сдержанный, отнюдь не склонный к раскрытию души нараспашку, он говорил ровным голосом и находился в постоянной сосредоточенности, из которой, казалось, вывести его на нечто постороннее никакой силой невозможно.

Да, он был до предела сосредоточен. Не одним лишь разумом, а и чувством. И преобладала в нём — это доходило до меня почти физически — великая, всепоглощающая, неизбывная боль.

Боль за Россию. За то, что с нею и в ней происходит. За её сегодняшний и завтрашний день.

Вот что определило основной настрой нашей первой беседы, а затем и всех последующих, которые по­степенно станут регулярными, продолжаясь длительное время каждый год.

* * *

Позволю себе высказать здесь одно соображение, давно уже во мне утвердившееся. Состояние боли считается ненормальным для человека. От боли принято лечить. Однако последнее тридцатилетие в России что-то в этом традиционном представлении перевернуло, если, конечно, говорить о состоянии не физическом, а душевном.

По-моему, душевно и духовно здоров у нас нынче тот, у кого душа болит за происходящее с Родиной, и, наоборот, в лечении нуждаются не знающие такой боли, не испытавшие её. Если не болит, значит, не побеспокоишься об изменении положения в стране. Значит, тебя оно устраивает. Кто-то специально заглушает возникшую боль разного рода средствами — от самовнушения до алкоголя и наркотиков, от современных развлечений до старинного колдовства.

У Валентина Распутина душа болела очень сильно и постоянно. Однако от этой боли он не бежал в бесчувствие, не старался любым способом избавить себя от неё. В одном из достойнейших сынов России великая боль души за родную землю и родной народ несла надежду на общее наше спасение. Ибо если так сильно болит, то надо, обязательно надо, не временно устранять само это ощущение боли, а искоренять причины и источники её. А они ох как глубоки, въедливы, коварны, какой разветвлённой и ядовитой сетью пронизали всю жизнь страны...

Что же толку в этих наших беседах, переполненных истовой болью и длившихся столько лет? Валентин Григорьевич тоже задавался таким вопросом. В одной из своих статей он написал, что мы не

обольщаемся слишком большими результатами, и это верно. Обольщаться не следует. Однако, я думаю, Валентин Распутин тысячу раз прав, выражая надежду, что и те результаты, которые есть или всё-таки могут быть, придутся кстати в той сумме, из которой должно же в конце концов сложиться усиление нашей Родины, призванной вернуть себе духовную мощь, свет великой культуры и социальную справедливость.

Сегодняшний читатель прикоснётся в книге к мыслям и чувствам выдающегося современника, наделённого не только уникальным талантом, но и обострённой совестью, особым чувством чести. Прикоснётся — и, хочу верить, что-то очень необходимое возьмёт себе в помощь.

А читатель будущий обратится к этим беседам, дабы узнать, чем жил в труднейшие годы великий писатель и великий патриот Земли Русской. Конечно, он, писатель Валентин Распутин, — прежде всего и больше всего в своих повестях, рассказах, очерках. Но вот так случилось, что из года в год всё последнее время его жизни, с 1993-го и почти до самой кончины, длились и откровенные эти разговоры по самым острым, самым важным для Отечества проблемам.

* * *

Горестная весть об уходе Валентина Григорьевича прозвучала утром 15 марта 2015 года — в день 78-летия великого русского писателя. Несколько часов не дожил...

Я знал, что накануне он опять попал в больницу. Последние три года, увы, это происходило регулярно. Вот и наша работа над этой книгой, продолжавшаяся два десятка лет, прервалась из-за резкого ухудшения его здоровья.

— Уже не могу, трудно, — сказал он тогда.

Трудно было и раньше. Жить безмерной болью за родную страну и делиться самым заветным с читателями, отыскивая единственно верные и точные слова, — это было бы тяжелейшим испытанием и для человека физически вполне здорового. А он таковым давно не был. Но знал, что его слова ждут, что оно необходимо людям, и, стиснув зубы, собрав все силы, пре­одолевая себя на грани возможного, становился и становился на это служение.

Судьба усугубляла испытания. Гибель в авиакатастрофе Маруси, любимой дочери. Тяжкая болезнь и смерть любимой Светланы Ивановны, жены. Как только смог он, такой ранимый и впечатлительный, всё это перенести. И при том держать в голове свой долг, который сам он на себя возложил: работу над книгой про эти двадцать убийственных лет.

Она печаталась по мере рождения в газетах «Правда» и «Советская Россия», где только и могла в эти годы публиковаться. Стала главным делом его жизни на заключительном этапе. Стала его завещанием.

Сложился если не дневник, то своего рода ежегодник, в котором последовательно запечатлялось многое из того, что особенно волновало, тревожило, озабочивало Валентина Григорьевича Распутина — при пе­реходе из века в век, из тысячелетия в тысячелетие.

Я знаю, ему эта многолетняя работа была по-особому дорога. Как документ времени? Нет, пожалуй, даже более, гораздо более того. Как свидетельство души во времени. А работал он над текстами этих бесед по-писательски — по-распутински, я бы сказал. Предельно кропотливо и тщательно, выверяя каждое слово и малейший нюанс. Так же, как работал над повестью, рассказом или очерком.

Значит, и это неотъемлемая часть творчества русского, советского писателя на крутом рубеже биографии его Родины, которую он любил поистине больше жизни. Завещав такую любовь и всем нам.

По свидетельству Валентина Распутина
№69 (31272) 30 июня 2022 года
4 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

«Уважаемая редакция «Правды»! От себя и своих товарищей горячо благодарю вас за то, как вы в номере от 15—16 марта с. г. вспомнили нашего и всенародно любимого писателя Валентина Григорьевича Распутина. Но у нас вопрос: обратили внимание, что его 85-летие в абсолютном большинстве российских СМИ, то есть в газетах и журналах, по телевидению и на радио, осталось совсем (или почти совсем) незамеченным?»

Конечно, обратили. Ещё бы! Нас, как и автора процитированного письма из Архангельской области, поразило, что в день знаменательной даты, 15 марта, ни по одному из основных федеральных телеканалов о ней даже не было упомянуто. Ни по одному, включая специальный, казалось бы, канал «Культура»! Только к концу недели, будто спохватившись, здесь показали великолепный советский фильм «Уроки французского» и повторили давнюю передачу о выдающемся отечественном писателе.

Согласитесь, случайным такое быть не может. И если бы произошло это при жизни Валентина Григорьевича, наверное, сам он не очень бы удивился. За время после рокового для Родины 1991-го попривык к тотальному официальному замалчиванию.

Что ж, тот год, завершивший развал великой страны, резко разделил жителей России. Одни радовались происшедшему, другие тяжко скорбели. Всем известно, с кем стал В.Г. Распутин.

Сначала, пожалуй, трудно было определить, кого больше. Ведь оказалось, что за годы горбачёвской «катастройки» масса народа ужасающе охмурена и околпачена. Однако под давлением самой жизни очень быстро пошло народное прозрение, по которому и ударили танковые орудия Ельцина в октябре 1993-го.

Именно тогда началась публикация бесед Валентина Распутина с нашим политическим обозревателем Виктором Кожемяко, ставшая затем систематической и продолжавшаяся без малого два десятилетия. Беседы эти, часть которых печаталась и в газете «Советская Россия», вызвали особенный интерес читателей.

Ещё больше возрос читательский интерес, когда в 2005 году издательство «Воскресенье» выпустило тексты состоявшихся к тому времени бесед книгой. Ей было дано название «Последний срок: диалоги о России».

К счастью, срок не стал последним. Два издания этой книги разошлись мгновенно, а эстафету «Воскресенья» вскоре подхватило другое московское издательство — «Алгоритм». В 2007 году здесь выходит расширенный сборник диалогов Валентина Распутина и Виктора Кожемяко под названием «Боль души». А в 2012-м, в год 100-летия «Правды», к читателям пришёл уже наиболее полный вариант длительного совместного труда писателя и журналиста: «Эти двадцать убийственных лет».

И вот минуло десятилетие. За это время исповедь великого писателя-патриота, завершившая его творческий и жизненный путь, неоднократно переиздавалась, что подтверждало неубывающую её актуальность. В публикации, посвящённой 85-летию со дня рождения В.Г. Распутина, мы рады были сообщить, что издательство «Родина» начало выпускать новый тираж этой книги — под названием «Боль за Россию».

В полученных редакцией читательских откликах нашу радость разделили все. Две темы в этих откликах превалируют: радость в связи с новым изданием Валентина Григорьевича и горечь по поводу замалчивания знаменательной его даты, с чего мы начали этот наш разговор. Собственно, радость и горечь в письмах соединяются, поскольку ведь переиздание особо важной для писателя книги тоже тотально замолчено!

«Я и раньше читал о ней только в «Правде», «Советской России» и в журнале «Наш современник», — пишет Николай Соболев из Челябинска. — Но, допустим, раньше это было понятно, если даже само слово «патриотизм» оказалось у нас чуть ли не под запретом. А теперь? В связи со специальной военной операцией в Донбассе и на Украине призывы к патриотизму мы слышим каждодневно. Однако призывы и реальность во многом вопиюще расходятся».

Словно продолжая эту мысль, С.П. Троицкий из Красноярска конкретизирует: «Необходима трезвая переоценка состояния страны за истекшее антисоветское тридцатилетие. Откровенная, честная, совестливая публицистика Валентина Распутина поможет в этом».

Мысли и требования читателей «Правды» более всего обращены к внутриполитическому курсу, который, как считают многие, надо кардинально менять. Но есть и пожелания к нашей газете. Например, авторы писем предлагают в год 85-летия великого писателя подробнее рассказать о том, как рождалась последняя его книга и как он сам оценивал данную работу, представить мнения о ней достойных его единомышленников и соратников. Есть даже просьбы повторить в газете, хотя бы сокращённо, некоторые из бесед.

«Как хочется, чтобы эту книгу, получившую теперь издательское название «Боль за Россию», прочитало больше молодёжи!» — восклицает В. Кочнев, автор письма из Хабаровска. Нам тоже очень хочется. Адресуйте, пожалуйста, всех — и молодых, и ветеранов — в интернет-магазин https:www.wildberries.ru

Доставка — по всей России, оптимальная цена.


Не терять надежды, что победим
№69 (31272) 30 июня 2022 года
4 полоса
Автор: Валентин Распутин.

Из выступления на встрече с читателями в Московском гуманитарном педагогическом институте, посвящённой изданию книги «Боль души» (2007 г.)

Об этой книге

Книга «Боль души» родилась из бесед, которые мы с Виктором Стефановичем Кожемяко ведём с 1993 года. Первый наш разговор состоялся вскоре после расстрела Верховного Совета, а затем появилась потребность беседы продолжать. Потому что много острых вопросов в нынешней жизни, требующих обсуждения.

И говорим мы обо всём откровенно, до последней откровенности. Скрывать ничего не надо. Они, противники наши, не скрывают ничего — а нам чего же стесняться? Отклики на книгу, которые мы получаем, подтверждают: только так и следует вести разговор.

О состоянии культуры

Постоянная наша тема — это культура. Что происходит с ней в России сегодня? Вот недавно я прочитал слова Тихона Хренникова, сказанные им накануне смерти: «Нет культуры — нет государства. Есть культура — есть государство». А ведь совершенно точно!

Без культуры ну какое же может быть государство, если нет воспитания? Без культуры ну какое же будет государство, если по телевизору распевают те песни, которые мы слышим, например, в Новый год? Это же ужас! Это прямо-таки голоса с Лысой горы, и причём с каждым годом всё «лучше», всё больше. И некому, как видно, остановить. Да что там некому — не хотят остановить!

Ведь сколько уже лет творит Швыдкой своё подлое дело в культуре. Мы от Союза писателей отправляли письмо президенту, протестовали, заявляли, что не хотим мириться с таким руководителем культуры. И вот вроде бы пришёл новый министр. Но мы же видим: у этого министра культуры нет возможностей влиять на культуру! Потому что всё фактически осталось у Швыдкого.

А он явно поставлен для того, чтобы разрушать культуру. Судя по всему, задание ему такое дано, потому и чувствует себя столь уверенно. И ведь он, Швыдкой, не один такой.

То, что делается сегодня в образовании и культуре, — это всё равно что сдирать кожу с человека. Кажется, с нас хотят содрать последнюю кожу, до самого конца. Больно! Духовно и морально невыносимо больно.

О нынешней школе

Если же говорить о школе, то там всё ещё страшнее, гораздо страшнее. На что ребята обречены? С этим так назы­ваемым Единым государственным экзаменом, с этими «тыками»-тестами разве могут они получить настоящее образование? Неудивительно, что многие из школы выходят просто безграмотными.

Мне известно, что в Московском государственном университете некоторое время назад стали организовывать курсы русского языка для поступающих. Настолько они безграмотны. Не знаю, существуют ли эти курсы сейчас, но какой всё-таки тревожный симптом!

Да, русский язык молодые знают всё хуже и хуже. В семьях надеются, что государство, как это было при Советской власти, научит детей самому необходимому, а ничего не получается. Школа сегодня для многих учеников — это почти гибель. Много пишут об этом, много говорят. Но всё остаётся без изменений. Потому что государство думает иначе.

Особенно душа болит за деревню, где школы, так называемые малокомплектные школы, теперь сокращаются. Какая же Россия без деревни? Когда-то Шукшин говорил: как ни посмотришь в чёрной рамке (то есть в газетном некрологе об ушедшем великом человеке) — наш, деревенский.

Мне одна учительница написала из села, как ей приходится хитрить, чтобы увеличить число часов для русского языка и литературы. Пускай, дескать, они там «наверху» своё придумывают, а я действую по-своему. И у меня получается на один или даже два часа в неделю больше, чтобы учить детей родному языку. Но много ли таких учителей?

Сейчас, говорят, рождаемость повышается, что само по себе, конечно, хорошо. Но ведь детей малых подкарауливают со всех сторон! Швыдкой подкарауливает, нынешняя школа, соблазны всякие...

О нашей призванности и нашем стоянии

Наверное, я нарисовал довольно мрачную картину. Если продолжать эту «Боль души», то продолжать её придётся, видимо, долго. Однако и стоять придётся, поскольку веры в лучшее будущее и надежды терять нельзя.

Стоять надо! Бывает так, и у меня бывает: приглашают куда-то на хорошее дело, а уже устал, уже и годы, и не хочется никуда идти — тянет просто с книжкой посидеть. И отказываешься. А потом совесть среди ночи просыпается: почему отказался? Ведь полезное, нужное дело, о важном будет разговор, а ты всё-таки отказался.

Ну да, усталость, возраст, но надо идти до последнего. Носят ноги — иди, есть о чём говорить — говори. Я думаю, это наша призванность: ни в коем случае не молчать, не устраняться, не уходить оттуда, где ты нужен.

И я знаю: так не получится. Как бы мало сил ни оставалось, всё равно надо подниматься, и отвечать на вопросы Виктора Стефановича, и во что-то ввязываться, где-то вы­ступать, кому-то помогать.

В книге мы не теряем надежды, что победим. Давайте работать для этого.

Признание сквозь годы
№69 (31272) 30 июня 2022 года
4 полоса
Автор: Правда.

Писатель Виктор РОЗОВ:

— С большим интересом читаю в последнее время на страницах газет «Правда» и «Советская Россия» беседы Валентина Григорьевича Распутина с журналистом-правдистом Виктором Кожемяко. Я его знаю давно, и в беседах, которые у нас тоже бывают, стараюсь говорить о том, что более всего корёжит меня в нынешние годы торжествующего развала, повального грабежа и холуяжа. Но Валентину Григорьевичу, по-моему, удаётся выразить мучающие и меня наблюдения со свойственной ему талантливостью, которая, наверное, каждого читателя берёт за душу.

Конечно же, главное — судьба нашей Родины, судьба России. Как верно говорит он о власти, служащей чужим интересам! И выводы его я полностью разделяю:

«Если так будет продолжаться, то Россию силой заставят принять капиталистические «завоевания», а они к тому времени станут ещё разительнее и свирепее. С Россией уже сейчас не считаются, и чем дальше, тем меньше будут считаться. Государство, сознательно убивающее самоё себя, — такого в мире ещё не бывало. На Россию, слабеющую всё больше и больше, уже заведены свои планы, свои расчёты, и потерять её как своего вассала, потерять её с возвращением в самостоятельную и самодостаточную величину не захотят».

Валентин Григорьевич прав ещё и вот в чём: «Россию обдирают как липку и «свои», и чужие. Для Запада «разработка» России — это дар небес, неслыханное везенье. Запад теперь может поддерживать свой высокий уровень жизни ещё несколько десятилетий. Ну а домашние воры, полчищами народившиеся из каких-то загадочных личинок, тащат буквально всё, до чего дотягиваются руки… Повалили Отечество и, как хищники, набросились на него — картина отвратительная, невиданная!»

Для меня она тоже отвратительна. И для всех людей, не утративших до конца совесть и понимающих суть происходящего. Прозорливый писатель помогает понять. Приложить бы все силы, чтобы остановить нагрянувшую беду. Уверен, будущие поколения, перечитывая В.Г. Распутина, скажут: «А ведь он с бедой не смирился, он обращался к людям, предупреждал их и звал».

Из выступления на встрече

с читателями, год 1998-й.

Народный артист СССР Василий ЛАНОВОЙ:

— Сильнейшее впечатление произвела на меня книга публицистических бесед Валентина Распутина «Эти двадцать убийственных лет». Разумеется, как и многие, я очень люблю художественную прозу этого выдающегося писателя — одного из самых лучших в современной литературе. Но здесь он прямо-таки обжёг другой ипостасью своего дарования. Такое острое ощущение повседневных, обиходных ударов текущей жизни в России, её неустроенности и несправедливости. Такая пронзительная боль за человека-труженика, оказавшегося на Родине в положении изгоя, за гибнущую нашу культуру…

И при этом напряжённая работа мысли, привлечение читателя к совместным раздумьям, постановка одного за другим назревших вопросов. Автор бывает метко афористичен: «Общество наше больное… Бешеное богатство одних и распоследняя нищета многих подорвали доверие к власти… Отменили, в сущности, и Россию, хотя именем её продолжают пользоваться».

Как вы знаете, в нашем Щукинском училище я преподаю мастерство художественного чтения. Рассказы и отрывки из повестей Валентина Распутина давно уже стали для студентов учебным материалом. А теперь мне пришло в голову, что таким же (причём великолепным!) материалом могут стать и страницы этой публицистики.

Представьте себе, воспитанников моих предложение увлекло. Есть хорошие результаты, чему я весьма рад. И окрепло убеждение: эта работа Валентина Григорьевича — не только для сегодняшних дней, но и для будущего. Она послужит более точному осмыслению труднейшего и сложнейшего времени, которое за двадцать с лишним предыдущих лет мы пережили и продолжаем переживать.

Из беседы с журналистами,

год 2013-й.

Литературный и театральный критик Галина ОРЕХАНОВА:

— Последняя книга Валентина Григорьевича Распутина под названием «Эти двадцать убийственных лет», в которой собраны беседы писателя с журналистом «Правды» Виктором Кожемяко, потрясает ярким горением его любящего сердца, отвагой бескомпромиссности человека чести в осмыслении двадцати лет российской истории после 4 октября 1993 года.

Это поистине годы стоической жизни писателя. Всех вопиющих проблем России коснулись собеседники в этой книге, не утаили рассказов о самых трагических мучениях народа, незаживающих ранах его. С полным доверием к народу России писателем дан предельно честный анализ происходящего в родной стране. Эта смелая, честная точка зрения — сгусток мужества и надежды, что настанет время, когда выводы писателя станут для читателя руководством к действию.

Год за годом Россия в муках унижения и тягостного выживания проходит свой каторжный путь, отсчитывая и преодолевая «лихие 90-е». Валентин Распутин предупреждает: «В России создаётся тип нового человека — безжалостного, циничного, поклоняющегося госпоже удаче, ради которой пойдёт на всё». Внимательно вглядываясь в реальность нового бытия России, Распутин выносит на поверхность вопиющие уродства, которые оскверняют внутренний облик Родины, заставляет читателя быть начеку.

С болью, но не идя ни на какие сговоры с властью, он неизменно подчёркивает: «Национальная униженность — это не только предательство национальных интересов в политике и экономике, поношение русского имени с экранов ТВ, но и вся обстановка, когда выражается презрение ко всему русскому, насаждается издевательство над народными обычаями и святынями, внедряются чужие фасоны ума и одежды, происходит вытеснение отечественного искусства западным ширпотребом самого низкого пошиба. И насаждаются оголтелая порнография и чужие нравы, чужие манеры, будто ничего своего и не было».

Из статьи в газете «Слово»,

год 2022-й


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пн июл 04, 2022 6:29 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 10291
Информационное сообщение о работе IV (июльского) совместного Пленума ЦК и ЦКРК КПРФ
2 июля 2022 года состоялся IV (июльский) совместный Пленум Центрального Комитета и Центральной Контрольно-ревизионной комиссии КПРФ. Работа партийного форума освещалась федеральными СМИ. Телеканал «Красная линия» обеспечил прямую трансляцию с заседания.

2022-07-04 12:57 (обновление: 2022-07-04 16:51)

При открытии Пленума присутствующие почтили минутой молчания память погибших защитников Донбасса и ушедших из жизни товарищей по партии.
В торжественной обстановке Г.А. Зюганов вручил билеты членов КПРФ молодым коммунистам и пожелал им успехов в борьбе на народовластие и социализм.
Состоялась церемония вручения Ленинской премии ЦК КПРФ её лауреатам: сопредседателю правления Союза писателей России Л.Г. Барановой-Гонченко, дважды Герою Советского Союза, лётчику-космонавту СССР С.Е. Савицкой, члену Президиума ЦК КПРФ, председателю Комитета Государственной Думы по развитию Дальнего Востока и Арктики Н.М. Харитонову, российскому общественному деятелю, депутату Государственной Думы трёх созывов Л.Н. Швец, публицисту, старейшему автору газеты «Правда» В.С. Кожемяко. Кроме того, Ленинская премия 2022 года присвоена видному немецкому общественному деятелю, последнему генеральному секретарю ЦК Социалистической единой партии Германии, председателю Государственного Совета ГДР Эгону Кренцу.
Пленум ЦК КПРФ рассмотрел следующую повестку дня:
1. Системный кризис капитализма, информационная война и задачи КПРФ в борьбе за социализм.
2. Об итогах финансово-хозяйственной деятельности ЦК КПРФ в 2021 году и утверждении Сметы поступления и расходования денежных средств ЦК КПРФ на 2022 год.
3. Об утверждении Сводного финансового отчёта КПРФ за 2021 год.
4. О комиссиях Центрального Комитета КПРФ.
С докладом по основному вопросу повестки дня Пленума «Системный кризис капитализма, информационная война и задачи КПРФ в борьбе за социализм» выступил Председатель Центрального Комитета Г.А. Зюганов. Докладчик, в частности, отметил, что КПРФ поддержала действия по защите Донбасса и освобождению братского народа Украины от нацистского порабощения. В настоящее время перед Россией стоят масштабные задачи преодоления социально-экономического кризиса и противодействия беспрецедентному давлению со стороны НАТО. Интересы абсолютного большинства граждан страны отражают программные установки КПРФ, и только их воплощение в жизнь обеспечит успешное преодоление глубоких общественных противоречий и выведет Россию из системного кризиса на траекторию устойчивого развития. В докладе сформулированы конкретные задачи партии в борьбе за социализм и важнейшее условие их достижения – всестороннее продвижение Программы КПРФ в широких народных массах.
В прениях по докладу выступили: А.Н. Ивачёв (Свердловская область), В.О. Коновалов (Республика Хакасия), Л.Г. Баранова-Гонченко (сопредседатель правления Союза писателей России), Е.И. Бессонов (Ростовская область), М.В. Дробот (г. Москва), Н.Н. Бондаренко (Саратовская область), В.И. Егоров (Нижегородская область), Б.О. Комоцкий (главный редактор газеты «Правда»), Н.Н. Платошкин (лидер движения «За новый социализм»), К.К. Тайсаев (г. Москва), А.И. Рогатнёв (Воронежская область), Н.М. Харитонов (г. Москва).
Итоги обсуждения подвёл Г.А. Зюганов. В своём заключительном слове он дал анализ перспектив развития обстановки на фоне проведения специальной военной операции на Украине, призвал к максимальному сплочению сил партии и её союзников в целях достижения победы левопатриотических сил России.
По основному вопросу повестки дня Пленум принял Постановление «Системный кризис капитализма, информационная война и задачи КПРФ в борьбе за социализм».
Заслушав доклад Управляющего делами Центрального Комитета партии Н.И. Осадчего, Пленум утвердил Отчёт об итогах финансово-хозяйственной деятельности ЦК КПРФ в 2021 году, Сводный финансовый отчёт КПРФ за 2021 год и Смету поступления и расходования денежных средств ЦК КПРФ на 2022 год.
Рассмотрев предложения Кадровой комиссии при Президиуме Центрального Комитета, представленные первым заместителем Председателя ЦК КПРФ Ю.В. Афониным, Пленум принял Постановление «О комиссиях ЦК КПРФ». Утверждён перечень и состав 12 комиссий: По организационно-партийной и кадровой работе (председатель – Г.Н. Сенин), По агитации и пропаганде (С.Э. Аниховский), По проведению выборных кампаний (С.П. Обухов), По социально-экономической политике (Н.В. Арефьев), По работе с депутатским корпусом (Н.В. Коломейцев), По рабочему, профсоюзному движению и связям с общественными организациями (Н.И. Васильев), По национальной политике, делам СНГ и связям с соотечественниками (К.К. Тайсаев), По международным делам (Л.И. Калашников), По юридическим вопросам (Г.П. Камнев), По молодёжной политике и военно-патриотической работе (В.П. Исаков), По семейно-демографической и детской политике (М.В. Дробот), По региональной политике и местному самоуправлению (А.В. Корниенко).
От имени Редакционной комиссии проекты документов представил заместитель Председателя ЦК КПРФ Д.Г. Новиков. Постановлением Пленума приняты резолюции: «С героическим Донбассом, братским народом Украины – навсегда!», «В борьбе с антисоветизмом и русофобией», «Бюджет развития – гарантия экономической независимости России».
Вниманию участников Пленума были представлены видеоматериалы телеканала «Красная линия» – документальный фильм «Объединённая Европа против СССР» и специальный репортаж «Как Иван Казанков дяде Сэму ответил», а также документальный фильм «Донбасс и мы» Новосибирского обкома КПРФ. Участники Пленума познакомиться с презентацией совместного российско-китайского телепроекта «Китай сегодня», к реализации которого приступает телеканал КПРФ «Красная линия».
Материалы IV (июльского) совместного Пленума ЦК и ЦКРК КПРФ будут опубликованы в партийной печати.

https://kprf.ru/party-live/cknews/211815.html/print

https://sovross.ru/articles/2286/57649


Вернуться наверх
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 502 ]  На страницу Пред.  1 ... 9, 10, 11, 12, 13

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 4


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB