Высокие статистические технологии

Форум сайта семьи Орловых

Текущее время: Сб июн 15, 2024 2:26 pm

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 406 ]  На страницу Пред.  1 ... 7, 8, 9, 10, 11
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Полные тексты выпусков еженедельника "Эконометрика"
СообщениеДобавлено: Сб май 11, 2024 2:23 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 11373
Электронный еженедельник «Эконометрика» No.1216 от 13 мая 2024 г.

Электронная газета кафедры "Экономика и организация производства" научно-учебного комплекса "Инженерный бизнес и менеджмент" МГТУ им.Н.Э. Баумана. Выходит с 2000 г.

Уважаемые подписчики!

Интересны размышления доктора географических наук Вячеслава Александровича Шупера "Научная контрреволюция: существует ли мировая наука?"





Научная контрреволюция: существует ли мировая наука?


Вячеслав Шупер, доктор географических наук, профессор, ведущий научный сотрудник Института географии РАН, ассоциированный профессор Университета Бернардо О’Хиггинса, Сантьяго, Чили

Введение

Для понимания феномена науки исключительно важен её критический характер, рефлексия — это условие её существования. «Наука уникальна в том смысле, что высоко ставит даже знание о собственных ошибках, ценит опровержения правдоподобных гипотез и ошибочных результатов. В своё время один из авторов этой книги получил отзыв от своих учителей по университету, где высоко оценивалась обнаруженная им ошибка в работе известного учёного. Можно ли вообразить, что, например, скрипача похвалят коллеги за то, что он своим исполнением доказал, что скрипичный квартет Бетховена никуда не годится? Скорее, это будет вменено ему в тяжкую вину. Вот если он докажет, что непопулярное ранее произведение можно интересно исполнить, тогда совсем другое дело! От музыканта ждут позитивных результатов, созидания, но не разрушения. В науке же дело обстоит иначе — научная критика сама по себе есть положительное знание. Поэтому научный критический метод часто стремятся направить и на изучение феноменов культуры, которым не свойственна такая самокритичность» (Кузнецова и др., 2012, с. 434).
Эта самокритичность науки была поднята на щит в получившей широкую известность статье Алексея Левина (Левин,1977), связавшей возникновение науки вовсе не с развитием технологий, каковые в т.н. восточных деспотиях достигали значительно более высокого уровня, нежели в древнегреческих полисах, а с демократией, потребовавшей не только умения что-то делать, но и умения доказывать правильность своих утверждений людям, изначально совершенно не склонным верить оратору. В «треугольнике Левина» (миф — технология — наука) с мифом несовместима только наука, технология с ним вполне совместима. Соответственно, наука как объективное и доказательное знание не могла зародиться в условиях деспотий. Академик Вячеслав Стёпин (1934–2018) писал, что в XVIII в. европейские миссионеры в Китае, пытавшиеся рассказать образованным китайцам об успехах современного естествознания, прежде всего — небесной механики, сталкивались с полным непониманием своих собеседников: какие там ещё законы природы, если на небе всё происходит по воле Бога, подобно тому, как на земле всё происходит по воле императора (Стёпин, 2000)?

Миф и современность

Важно отметить, что миф — никоим образом не реликт далёкого прошлого, он всегда с нами. Идеология — современная форма мифа. «От традиционных мифов идеологии отличаются претензией на научность. Они современны, так как возникли в западном мире после Просвещения с его культом научного прогресса и черпают обоснования для своих проектов в достижениях научного знания. Однако они принципиально отличны от последнего в двух аспектах. Во-первых, идеологии стремятся абсолютизировать ограниченный набор из множества факторов жизни, установленных той или иной областью науки, и придать ему всеобщий и вечный характер… Во-вторых, идеологии присущ утопизм, то есть направленность на действие, призыв к изменению мира посредством устранения выделенного основного фактора противоречий или решения главной проблемы человечества, благодаря чему оно достигнет идеального состояния… И дело здесь не в ошибочности идеологии: научная гипотеза тоже может оказаться неверной, да и само понятие “истинности” в науке (соответствие того или иного знания некоей объективной реальности) дискуссионно» — пишет Александр Лукин (2021, с. 173–174).
Предположительно по цензурным соображениям Левин не ссылался на Карла Поппера (1902–1994) как на своего великого предшественника: «Попытаемся представить себе на мгновение, что значит порвать с догматической традицией одного [курсив источника — В.Ш.] незапятнанного учения школы и ставить на её место традицию критической дискуссии, множества учений, плюрализма, различных конкурирующих учений, которые тем не менее все пытаются приблизиться к истине. То, что именно Фалес совершил этот поистине эпохальный шаг, нам ясно из того факта, что в ионийской школе, единственной среди всех школ, ученики пытались совершенно открыто улучшить учение учителя. Это становится понятным только в том случае, если представить себе, что Фалес говорил своим ученикам: «Это — моё учение. Так я мыслю себе вещи. Попытайтесь его улучшить» (Поппер, 2019, Ч. 2, с. 25–26).
Сам Поппер считал себя последовательным продолжателем великого дела Фалеса (626/623 — 548/545 до н.э.) и говорил, обращаясь к слушателям: «я также прошу вас: не поддавайтесь никаким [курсив источника — В.Ш.] моим внушениям! И не верьте, пожалуйста, ни одному моему слову!» (Поппер, 2019, Ч. 1, с. 131). По его мнению, «метод естественных наук — это осознанный поиск ошибок и корректировка их посредством осознанной критики. Эта критика должна быть — в идеальном случае — безличной и направленной только на имеющиеся у нас теории и гипотезы» (там же, с. 136). Поппер подчёркивал решающую роль критического метода в становлении и развитии открытого общества: «ничто так не характерно для нашей европейской цивилизации, как тот факт, что она есть нарочито научная цивилизация. Она — единственная цивилизация, которая создала естествознание и в которой именно наука играет решающую роль. Однако это естествознание есть непосредственный продукт рационализма; оно — продукт рационализма древнегреческой философии» (Поппер, 2019, Ч. 2, с. 27).

Первая и вторая научные революции

Средние века с очевидностью не были временем расцвета свободной научной мысли, однако в недрах средневековой схоластики вызревали важнейшие для последующего развития науки институты, включая её этические нормы. Их проанализировал в 70-е годы ХХ в. опальный советский философ Михаил Петров (1923–1987). Это — диспут, защита диссертаций, системы цитирования, запрет на повтор-плагиат (Петров, 2004). По его мнению, исчерпание массива подлежащих истолкованию текстов стало важным фактором, способствовавшим зарождению науки Нового времени. Возникновение естествознания, по Петрову, — результат распространения веры в то, что Всевышний создал не одну книгу, а две: Священное писание и Природу. Постижение обеих — долг христианина, ибо первая, как писал Фрэнсис Бэкон (1561–1626), раскрывает волю Бога, а вторая — Его могущество. Эту линию в современной отечественной философии продолжает Борис Пружинин: «Мы просто забыли, что знание стало силой у Ф. Бэкона потому, что на нём был отблеск мудрости Творца» (Пружинин, 2008, с. 69).
Петров подчёркивает, что первая научная революция, когда люди, не имевшие представлений об опытном естествознании, стали изучать природу, вовсе не была революцией научно-технической, ибо все важнейшие изобретения первой промышленной революции — хронометр, ткацкий станок, паровая машина, пароход, паровоз, электрический телеграф — были сделаны практиками-самоучками. Наука тогда и не могла вести за собой практику, поскольку сама от неё отставала. Лишь примерно через 60 лет после изобретения паровой машины был сформулирован цикл Карно. Оставаясь благородным занятием довольно узкого круга любознательных лиц, большинство из которых служило науке бескорыстно в самом прямом смысле этого слова, наука имела хорошие возможности для сохранения своих высоких этических стандартов, необходимых для поисков истины.
Непосредственной производительной силой наука стала в результате второй научной революции, по Петрову, когда сформировалась «великая триада»: фундаментальная наука — прикладная наука — подготовка кадров. Реформа Вильгельма фон Гумбольдта (1767–1835), создавшего Берлинский университет как первый университет нового типа — с поточной системой обучения взамен тьюторской и с упором на изучение естественных и технических наук, стала одной из важнейших среди масштабных реформ, предпринятых в Пруссии после поражения в наполеоновских войнах. «“Пруссия духовными силами должна возместить то, что она физически потеряла”, — заявил министр по делам религиозных культов Гумбольдт, когда в 1810 году он основывал Берлинский университет [1]». Создание «великой триады» было завершено в 1826 г. с основанием Юстусом Либихом (1803–1873) лаборатории в Гисене, в которой велись как фундаментальные, так и прикладные исследования, а также осуществлялась подготовка кадров (т.е. был создан прообраз современной аспирантуры). Именно в лаборатории Либиха были созданы первые минеральные удобрения (азотные). Вторая промышленная революция уже была, безусловно, революцией научно-технической, поскольку бурное развитие промышленности в Пруссии, затем в Германии опиралось на самые современные научные достижения. Франко-прусскую войну Франция проиграла ещё до её начала, поскольку имела на порядок меньше дипломированных инженеров и химиков.
Как же отразились на этических основаниях науки столь масштабные революционные преобразования? Их влияние можно считать в целом благотворным, недаром принято полагать, что этические принципы сообщества учёных, сформулированные в 1942 г. Робертом Мертоном (1910–2003) — универсализм, коллективизм, бескорыстие и организованный скептицизм — результат изучения немецких университетов второй половины XIX в. В этом была огромная заслуга Вильгельма фон Гумбольдта: как замечает Гумбольдт, «Свободе же опасность угрожает не только со стороны государства, но и со стороны самих учреждений, которые при своём возникновении приобретают определенный дух и впоследствии склонны подавлять проявление иного духа» (цит. по: Лейбин, 2022). Именно гумбольдтовской реформе наука и высшая школа обязаны институтом приват-доцентов, независимых преподавателей, способных по своему статусу бросить вызов властям, соперничать с профессорами, если у них хватает на это смелости. Великий мыслитель не только фактически применил конвейер в высшей школе почти на столетие раньше, чем в промышленности, но и сознавал за полтора столетия до Томаса Куна (1922–1996), сколь сковывающим становится давление парадигмальной науки без подлинной свободы критики. Соответственно забота о развитии науки — это в первую очередь забота о сохранении её критического духа.
Грандиозные тектонические сдвиги ХХ в., трагические и драматичные, оказали глубочайшее воздействие на науку, включая и её этические основания. Однако наибольшую «остаточную деформацию» вызвала, по всей видимости, вполне мирная контрреволюция (относительно принципов В. фон Гумбольдта) — внедрение грантового финансирования, охватившая с течением времени весь мир в результате безраздельного доминирования США. Как указывает Виталий Куренной, «грантовая система поддержки научных исследований, … вытеснила и тот самый институт приват-доцентов, что, надо сказать, не добавило научной корпорации автономии» (Лейбин, 2022). Для понимания этой смелой новации будет весьма полезно проницательное замечание Михаила Делягина: «Американская управленческая культура принципиально отличается от европейской (к которой принадлежим и мы) ориентацией не на исходное недопущение, а лишь на последующее исправление малых и даже средних ошибок, так как это дешевле и проще» (Михаил Делягин…, 2023). Очевидно, что не только средние, но даже очень крупные ошибки будут исправляться лишь в случае самой крайней необходимости в силу фундаментального несовершенства человеческой природы, характерного даже для США.

Грантовое финансирование и библиометрия

Следствием перехода к грантовому финансированию науки стали искажение ценностной ориентации учёных (цель исследования достигается теперь ещё до его начала, поскольку фонды крайне не заинтересованы в признании отчётов неудовлетворительными) и атомизация научного сообщества, о чём уже доводилось писать (Шупер, 2022). Последняя привела к угасанию семинарской жизни (если не ищут истину, то о чём спорить?) и научной критики вместе с ней, ухудшению воспроизводства научных кадров и многим другим тяжёлым для науки последствиям. Именно атомизация научного сообщества обусловила столь вялую его реакцию на фактический разгром РАН в 2013 г., что власть вполне могла игнорировать жалкие протесты. При этом даже митинг на Суворовской площади в Москве в 2017 г., собравший от 500 до 1000 человек (Учёные…, 2017), из которых примерно половина вообще не имела никакого отношения к науке, а воспользовалась митингом, чтобы легально развернуть свои флаги и лозунги, всё же привёл к некоторому увеличению финансирования.
Внедрение библиометрии как мерила научной результативности не только добило институт репутаций (зачем репутация, на которую надо работать десятилетиями, когда можно очень быстро накрутить индекс Хирша, если есть деньги и нет предрассудков?), но и превратило в значительной мере науку в сферу фиктивной деятельности, чему учёные не оказали ни малейшего сопротивления. При этом распад научного сообщества стал столь полным, что уже невозможно даже устроить скандал, поскольку и он требует какого-то общего пространства. Значительная часть коллег, коим была разослана статья под очень скандальным названием — «Научное сообщество между растерянностью и реакционностью» (Шупер, 2022) — просто не открыла её. Если нет реакции на хештег «научное сообщество», то есть ли оно само?
Необходимо осознавать, что библиометрия — весьма действенный инструмент власти над научным сообществом, ибо экономическое принуждение много эффективней административного. «Конечно, парадигмальная наука удобна: государству понятно, что мы развиваемся в правильном направлении, понятно, кому и на что давать ресурсы — разъясняет Куренной. — Кстати, ориентация на наукометрические показатели публикационной активности работает ровно в этом же направлении парадигмального контроля. Высокорейтинговые журналы — это журналы почти исключительно парадигмальные, автор должен работать в понятной и принятой теоретической и методологической рамке» (Лейбин, 2022).
Однако в нашем случае речь не идёт об интересах своего государства, пусть даже в самой извращённой форме — в качестве интересов некомпетентных чиновников, ставящих при этом во главу угла не успех порученного им дела, а собственное удобство. Речь идёт об интересах коллективного Запада, который, угасая, потерял всякую заинтересованность в научных революциях и стремится их не допустить, используя для этого в первую очередь механизмы парадигмального контроля.
В начале 50-х годов ХХ в. Фридрих фон Хайек (1899–1992), рыцарь объективизма, поставил вопрос о контрреволюции науки как стремлении перенести методологию естественных наук в область социальных знаний, сформулировать там законы естественнонаучного типа (Хайек, 2003). Действительно, признание физики общенаучным лидером после Второй мировой войны привело к физикализации всего научного знания, стремлению перестроить по её образу и подобию и те науки, которые не вполне для этого подходили. Чрезмерный оптимизм энтузиастов с годами сам собой угас, но, схлынув, он оставил в сухом остатке не только забавные курьёзы, но и ценные результаты, включая более строгий стиль мышления представителей обществознания и широкое применение ими количественных методов. Наука всегда успешно справлялась сама со своими заблуждениями именно благодаря критическому методу, на котором она зиждется.

Первая научная контрреволюция

Исток же нынешней контрреволюции — не столько в самой науке, сколько в обществе, реакционные элиты которого стремятся полностью взять под контроль её развитие. Она направлена на ревизию результатов первой научной революции XVI–XVII вв., выковавшей суверенитет науки, её незыблемое право на познание мира. «Запад (США и Европа) не являются более свободными обществами. Как ни тяжело это будет признать многим нашим политологам и международникам, всю свою карьеру выстроившим на копировании западоцентристских теорий, факт этот отрицать уже довольно сложно… В сравнении, например, с Россией, современные США, возможно, выигрывают в смысле политических свобод, сохраняют значительное преимущество в области разделения властей и независимости суда. Однако в сфере общей свободы слова Россия гораздо более свободна, чем Соединённые Штаты. В ней нет “культуры запрета” (кампании по всеобщему осуждению и бойкоту человека, высказавшего “неправильное” мнение в соцсетях), не осуждают здесь за “культурную апроприацию” (например, исполнение песни другой национальности) и многое другое... Гораздо свободнее в России и университеты, которые в США и Западной Европе превратились в места, где преподавателей и студентов заставляют каяться и исключают за неосторожно сказанное слово. Вот один из последних примеров: 19 июня 2020 г. уволена декан школы подготовки медсестер Массачусетского университета. Её вина состояла в том, что, осуждая в электронном сообщении насилие против чернокожих, она написала неправильный лозунг: не только “Чёрные жизни имеют значение”, но и “Все жизни имеют значение”. Её немедленно сняли с должности после жалобы студента на узость её мышления… И таких примеров в сегодняшних США — сотни» (Лукин, 2020, с. 132–133).
Как указывает Александр Лукин, самому омерзительному давлению подвергаются не только общественные, но и естественные науки: «Теперь, однако, обвинения в расизме распространяются не только на отдельные отрасли знания, но и на науку в целом… редакторы [влиятельного американского] журнала [Cell] делают антинаучное, но вполне политически корректное заявление о том, что “раса не определяется генетически” (там же, с. 121). Да и вся широчайшая возня с т.н. технонаукой имеет главной целью заменить в «треугольнике Левина» науку на технологию ввиду полной совместимости последней с мифом (идеологией). Правда после этого и сам треугольник превратится в палку в руках властей предержащих, но это как раз желательно. Невероятный хайп, если изъясняться современным русским языком, вокруг искусственного интеллекта во многом связан именно с упованиями элит на избавление, хотя бы частичное, от всё ещё неудобной науки, далеко не полностью изжившей вредную привычку всё подвергать сомнению и требовать доказательств. Показательно, что Такер Карлсон, рассказывая после увольнения о запретных темах на американском телевидении, указал среди них и науку (Экс-ведущий…, 2023).
Разворачивающаяся научная контрреволюция — один из важнейших театров военных действий в войне теряющего контроль над миром Запада за переформатирование мира с целью восстановления его управляемости. Эта война не может не быть беспощадной, в её огне уже горят самые выдающиеся достижения Просвещения: суверенитет Разума и идея Прогресса (можно только благодарить Всевышнего за то, что до этого не дожил Поппер, считавший себя счастливейшим из философов, которых знал). К этой войне глобализованные элиты начали готовиться ещё полвека назад, с первых докладов Римского клуба. Самый важный её фронт — т.н. четвёртый энергетический переход, в ходе которого планируется обратить прогресс вспять. «По словам известного историка энергетики Вацлава Смила, впервые в истории человечества мы наблюдаем переход от более концентрированных источников энергии к менее концентрированным, и, следовательно, менее эффективным» (Зотин, 2022). Для понимания природы этого перехода очень полезна позиция ФРГ, отказывающейся считать атомную энергетику «зелёной» и закрывшей все свои АЭС. Смысл перехода в том, чтобы влияние было не у стран, богатых энергетическими ресурсами, а у стран, имеющих технологии использования ВИЭ. ФРГ стала вкладываться в ВИЭ сразу после энергетического кризиса 1973 г. и сейчас считает, что пришёл её час. Однако в атомной энергетике этой стране не удалось занять положения лидера, поэтому, в соответствии с её позицией, от АЭС следует отказаться всем, а не только ФРГ, которая это уже сделала.
Именно ради этого ретроградного энергетического перехода раскручивается всемирно-историческая эпопея сокращения эмиссии парниковых газов. Возможно, самой удачной формулировкой стоящих (точнее, поставленных Западом) перед человечеством эпохальных задач мы обязаны нашему блистательному теоретику постиндустриального общества Владиславу Иноземцеву (решением Министерства юстиции РФ внесен в реестр иностранных агентов): «дискуссия о глобальном давно не является актуальной — развитие альтернативной энергетики не остановится, даже если вдруг выяснится, что повышенные уровни СО2 скорее нужны человечеству, чем угрожают ему». Впрочем, чеканной формулировкой одарил нас и Анатолий Чубайс, объявивший устойчивое развитие религией XXI в. (Чубайс, 2021). То, что не выдерживает никакой критики, не должно ей подлежать.
Важно представлять, что устойчивое развитие, понимаемое как неистощительное природопользование, невозможно даже теоретически. Можно, например, поддерживать плодородие почв, но для этого надо вносить удобрения, применять щадящие методы пахоты, проводить дорогостоящие противоэрозионные мероприятия и проч. Всё это требует привнесения вещества и энергии. Земля же — открытая система только по энергии (солнечной), вещество не может быть получено извне (за исключением метеоритов). Следовательно, это вещество в виде удобрений, металлов для машин, расходуемых ими горюче-смазочных материалов и т.п. должно быть получено из других стран (Бабурин, 2011). Высокоразвитые страны могут улучшать состояние воздушного бассейна своих городов, внедряя электромобили, но металлы для аккумуляторов выплавляются в совсем других странах, а эти производства — из самых экологически опасных. Поэтому экспорт загрязнения путём выноса «грязных» производств — не метафора, а устоявшееся научное понятие. Кстати, переход на электромобили ведёт к росту потребления энергии, как и отказ от кокса в чёрной металлургии и многое другое. Политическая и экономическая направленность «устойчивого развития» ярко показана в книге двух французских профессоров-вольнодумцев (Брюне, Гишар, 2012). Чубайс вырос в СССР и хорошо усвоил советские практики, столь востребованные сейчас на Западе. Подобно СССР, Запад сейчас всё более отстаёт и потому всё менее склонен допускать всяческое вольнодумство. Ведь в дискуссию вступают те, кто рассчитывает в ней победить.
Между тем в научном сообществе всегда высказывались серьёзные сомнения в мейнстримных представлениях о потеплении климата. «Да, сторонникам глобального потепления удалось убедить мировое сообщество и правительства многих стран, что причиной изменения климата являются антропогенные выбросы углекислого газа. Если не сократим, то последствия будут катастрофическими — затопление мегаполисов, засухи, неурожаи, голод, эпидемии и т.д. — говорит академик Леопольд Лобковский, один из наших самых авторитетных морских геологов — Выход единственный — “зелёная экономика”, квоты на выбросы и далее по списку. А фактически это переход человечества к новому миропорядку, где несколько стран будут устанавливать свои правила игры, ссылаясь на климат. Но, уверяю вас, в научной среде о причинах потепления нет единодушия. Высказываются сомнения по поводу причин изменения климата. И такие голоса звучат всё чаще» (Медведев, 2023).
Недавними исследованиями этого замечательного геолога и его коллег установлено, что особенно быстрое потепление в Арктике и Антарктике, где нет или почти нет промышленности, — результат мощных землетрясений, деформационные волны от которых способствовали высвобождению огромных масс метана. «Здесь надо напомнить, что в мерзлых породах Арктического шельфа, на глубинах от десятков до сотен метров ниже дна океана, сосредоточены большие запасы так называемых реликтовых газогидратов, содержащих метановый газ, законсервированный в микропорах льда. Так вот, деформационные волны, распространяясь в литосфере, разрушают микропоры газогидратов и освобождают огромные количества метана. Попав в атмосферу, этот газ вызвал резкий рост потепления. Важно отметить, что хотя метана в атмосфере меньше, чем СО2, но он намного агрессивней. Задерживает в 40–50 раз больше уходящего от Земли тепла, чем углекислый газ… Кстати, в разрушении ледников сторонники теории глобального потепления тоже обвиняют антропогенные выбросы. Но какие там могут быть выбросы. Скорее, работают деформационные тектонические волны. Они начинают разваливать ледники снизу, которые сползают в океан, освобождая метан… Хочу подчеркнуть, что наша модель предсказывает дальнейшее ускорение разрушения ледников и потепление климата в Антарктиде в ближайшем будущем из-за беспрецедентного роста частоты сильнейших землетрясений в южной части Тихого океана в конце ХХ и начале XXI веков» (там же). Может быть, этос науки в традиционном его понимании ещё не выветрился именно у нас в силу нашей отсталости?

Интеллектуальный неоколониализм

В условиях, когда просвещённый Запад (это устоявшееся клише становится сейчас даже не ироническим, а саркастическим) идёт куда-то явно не туда, куда и нам хотелось бы, наша отсталость становится важным преимуществом. Однако нам далеко не всегда хватает духу им воспользоваться. «Данные немецкого телескопа eROSITA не помогут российским учёным при использовании без согласия Германии, поскольку их нельзя будет печатать в серьёзных научных журналах. Об этом Газете.Ru заявил научный руководитель Института космических исследований РАН академик Лев Зелёный. Телескоп eROSITA, созданный немецким Институтом внеземной физики Общества Макса Планка, расположен на орбитальной обсерватории “Спектр-РГ”. Немцы выключили свой телескоп после обострения отношений с Россией в связи с проведением ею специальной военной операции на Украине. Недавно [в июне 2022 г. — В.Ш.] глава “Роскосмоса” Дмитрий Рогозин сообщил, что намеревается включить eROSITA без согласия немецкой стороны. “Наш институт — все учёные — категорически возражают против этого предложения. Возражение это и по политическим, и по техническим причинам”, — заявил Зелёный. В первую очередь, российским астрономам неясно, как можно будет управлять немецким телескопом, а главное — как это повлияет на отношение к российским учёным в мире. В том числе несанкционированно полученные данные нельзя будет публиковать в серьёзных журналах, что считается основной формой научной коммуникации. “Это не российский прибор, я не берусь судить, насколько реалистична вся эта эпопея (с включением), не знаю, есть ли у наших специалистов коды обработки... Но даже если они есть, то публиковать эти данные будет просто невозможно — их не примет ни один журнал и правильно сделает”, — считает академик» (Зайцев, 2022).
Удивительно, что «все учёные [ИКИ РАН] категорически возражают против этого предложения», но не находят ни единого слова для осуждения немецких коллег, с лёгкостью пожертвовавших самыми святыми идеалами науки ради пошлой политической конъюнктуры. Причём здесь СВО, к которой каждый может сформулировать своё отношение как гражданин, если изучается эволюция Вселенной, в масштабах которой вся наша история — миг? Кто с пониманием отнесётся к врачам, отказавшимся в знак протеста против СВО оперировать пациента из России? А ведь подобные случаи уже были в ФРГ. Впрочем, дальше в лес — больше дров: «Врач Кашеев… заявил, что предпочел заниматься врачебной практикой, проводя множество сложных операций, чем высказываться в соцсетях на острые темы. В ответ жена Макаревича выразила недоумение, почему он не эмигрирует, а выбрал для себя помощь больным в России. “Спасение жизни стоит выше личной эмиграции? Однако чьи именно жизни вы спасаете сегодня в России, доктор? Убийц? Их детей? Их матерей? Действительно ли это стоит выше?” — написала Эйнат Клейн» (Никитин, 2023). Вот вам и европейские ценности… При этом у г-жи Клейн нет недостатка в единомышленниках. Среди них — директор Австрийского института экономических исследований Габриэль Фельбермайер: «Экономист призвал запретить ввоз в Россию лекарств, произведенных в европейских странах и США. Политическое давление на Кремль было бы сильнее, если бы граждане России в своей повседневной жизни лишились лекарств, а не французского шампанского, заявил Фельбермайер» (Австрийский…, 2023). Когда до нас, наконец, дойдёт, что самое дорогое строительство — это строительство воздушных замков?
Увы, науку сейчас захлёстывает та же мутная волна, что и литературу, искусство, спорт, уважение к частной, корпоративной и суверенной собственности и даже, как мы видим, самые чувствительные гуманитарные вопросы. Это происходит в условиях стремительной фрагментации мира, рассыпающегося на региональные группировки. Как справедливо отметил Алексей Фененко, «мы как-то забываем, что само понятие “глобальные проблемы” может существовать только в рамках нашего Ялтинско-Потсдамского порядка, постулирующего равенство народов и рас и ограничение суверенного права государств на ведение войны. В мировом порядке, постулирующим неравенство государств и естественность экспансии, глобальных проблем не существует. Переход к подобному “не-ялтинскому” порядку будет означать и ликвидацию самого понятия “глобальные проблемы”. Сценарий, немыслимый только в том случае, если мы считаем, что наш мир, установленный по итогам Второй мировой войны, — норма на все времена до скончания мира» (Фененко, 2020). Разве не удивительно, что борьба против глобального потепления, с которым очень много неясностей, требует соединённых усилий всех стран и народов, в то время как пандемия COVID-19 явила не единение всего человечества перед лицом общей угрозы, а самый разнузданный национальный эгоизм, в т.ч. в отношениях между ближайшими союзниками?
Жизнь властно заставляет нас отнестись самым внимательным образом к позиции футуролога и писателя-фантаста Сергея Переслегина, сказавшего то, что не смог бы выговорить ни один учёный: «регион [один из тех, на которые распадается мир — В.Ш.] ещё и должен уметь создавать свою собственную науку, не опирающуюся на единую мировую науку, которой более не существует» (Переслегин, 2023). Увы, это уже далеко не из области фантастики. Стремительная деградация ценностных оснований науки низвела её до положения служанки идеологии и даже текущей политической конъюнктуры во враждующих или воюющих государствах. Если нет более царства, которое не от мира сего, то где обретается эта мировая наука? Либо мировая наука существует отдельно от политики, либо не существует вовсе.
Учиться следует и у противника, особенно в войну. Признание мировой науки несуществующей означает не снижение внимания к зарубежному опыту, а полную суверенизацию целеполагания и национализацию всех критериев оценки. Это стало совершенно необходимым, когда мировая наука всё более приобретает такой же апологетический характер, как и права человека и столь же бессовестно используется в политических целях. Более того, формирование в России альтернативных центров научной мысли привлечёт всех несогласных с мейнстримом. Наша страна станет трибуной для высказывания альтернативных мнений. Многие инакомыслящие пожелают работать у нас, если мы хоть сколько-нибудь продвинемся в дебюрократизации науки и высшей школы, без чего невозможна никакая свобода творчества.

Повторить подвиг Петра

В последнее время часто приходится читать о завершении трёхсотлетней эпопеи, начатой Петром I (1672–1725). Однако в условиях распада мирового порядка стране необходимо не просто переориентироваться с Запада на Восток и Юг, но в значительной мере повторить подвиг Петра, которому было и тяжелее, и легче, чем нам сейчас. Тяжелее потому, что он начинал свой грандиозный проект в стране, где катастрофически не хватало просто грамотных людей. Легче в том смысле, что он мог привлечь кадры из-за границы и использовать имеющиеся образцы. Впрочем, последнее было возможно не всегда: Наталия Кузнецова убедительно показала самобытность петровского проекта, предполагавшего не создание науки на базе высшего образования, как ему советовали, а одновременное строительство того и другого, поскольку не было времени ждать, пока созреют плоды просвещения (Кузнецова, 2019). Пётр решил, что в России наука не будет вырастать из университетов, как это было на Западе. Именно эта модель достигла наивысшего расцвета в СССР, но набежавшие после его распада либеральные реформаторы стали ломать эту систему, чтобы сделать, как на Западе (т.е. «во всём мире») с хорошо известными результатами. Однако «весь мир» пошёл за Западом после того, как мы сами пристроились ему в хвост. Когда мы пролагали свои пути, на нас внимательно и уважительно смотрели даже соперники, а многие страны шли за нами.
Сейчас нам опять необходимо идти своим путём, от чего мы совершенно отвыкли за последние тридцать лет. Этот путь надо начинать с критической переоценки как западного опыта, так и советского прошлого. Так, под началом Виктора Кириллова-Угрюмова (1924–2007) в стране была создана, возможно, лучшая в мире система аттестации научных кадров, которую в постсоветский период сразу же стали ломать, сначала понизив статус ВАК и отобрав у него специально построенное здание в центре Москвы, а затем выводя всё больше диссоветов за периметр ВАК, разрушая систему контроля и открывая дорогу злоупотреблениям. И всё это делается под тем предлогом, что так «во всём мире», хотя во многих самых передовых странах системы аттестации явно хуже, чем у нас. В Японии, например, диссертация не защищается, а сдаётся научному руководителю. Немало критических замечаний можно было бы высказать по этой части и в отношении США, Франции и других великих научных держав.
Восстановив трезвый и самостоятельный взгляд на вещи, мы вдруг с удивлением осознаем, что в научной политике наша единственная опора — просто интуиция и здравый смысл, соответственно её проведение может доверяться только крупным учёным, но ни в коем случае не эффективным менеджерам. Даже самые талантливые учёные могут ошибаться, но те, кто следует за мейнстримом, ошибаются всегда, ибо останутся они вечно догоняющими, никогда не выбившись и во вторые. По справедливому мнению Владислава Суркова, «будущее вызревает не в мейнстриме. Не в президиумах. А как раз на кухнях и в рюмочных. И в странных трактатах. На тёмном и тихом дне информационного потока» (Сурков, 2020). Впрочем, это можно считать ошибкой только при наличии амбиций быть первыми, а не при отношении к отечественной науке как к отсталой и провинциальной, столь характерном для наших либералов. При трезвом взгляде становится столь же очевидно, что никакой оценки результативности учёных, кроме экспертной, в принципе быть не может. Вопрос только в том, взвалить ли ответственность за подобную экспертизу на свои плечи, либо отдать на аутсорсинг, что гораздо удобней. Здесь надо набраться сил не столько повторить подвиг Петра, сколько вернуться к советским практикам, в которых, при всех их недостатках, всё же было гораздо больше здравого смысла, разумеется, серьёзно переосмыслив и переработав их.
Развитие науки предполагает как сотрудничество, так и соперничество. В советские времена был явный перегиб в сторону соперничества, а в постсоветские, наоборот, в сторону сотрудничества. Было принято по умолчанию, что сотрудничать гораздо лучше во всех отношениях, нежели соперничать, причём не только в науке. Однако это не всегда так. Наши реформаторы делали упор на смелое копирование, но подлинная интеллектуальная смелость в копировании проявляться не может, чему свидетельством и провидческие помыслы Петра. Перегиб в сторону сотрудничества ничуть не менее вредоносен, поскольку именно соперничество в наибольшей степени развивает творческие способности, тут копированием не обойтись, даже самым смелым. «Лучшие начинания последних пятнадцати лет… — писал Хосе Ортега-и-Гассет (1883–1955) — имели лишь совершенно удобный и стерильный результат: постоянную оглядку на происходящее в университетах передовых стран. Я не отрицаю, что обращение к ближайшим примерам способно многому научить нас, напротив, это нужно делать, но это не избавляет нас от необходимости определиться с собственным предназначением… Потому что, подражая, мы отказываемся от созидающего усилия, от схватки с проблемой, которая может заставить нас понять истинный смысл и границы или недостатки перенимаемого нами опыта» (Ортега-и-Гассет, 2010, с. 61).
Некритически заимствуя западный опыт организации науки, мы теряем самое ценное, что в ней есть — её критический дух. Разумеется, это не может не сказаться на общей интеллектуальной атмосфере в научном сообществе, приводя, помимо всего прочего, к такой фрагментации исследований, при которой наука оказывается не в состоянии выполнять одну из своих важнейших социальных функций — создавать научную картину мира для своего времени, которая по определению должна быть непротиворечивой. Если противоречия обнаруживаются, то они всегда становятся точками роста. Фактическое отстранение науки от исполнения этой функции — тоже очень важное направление борьбы за контроль над обществом, за дискурсивную власть. Очевидно, что первая задача, которую необходимо решить в этой борьбе, — установление полного контроля над научным сообществом. Насаждение библиометрии (при том, что любой здравомыслящий учёный прекрасно понимает, что публиковать надо меньше, но лучше; чем больше публикуется статей, тем меньше их читают) играет ту же роль, что и продавливание идеологии ЛГБТ: людям, отказавшимся не только от здравого смысла, но даже от того, что заложено в них природой, можно навязать уже абсолютно всё.
Подобно тому как за десятилетия у нас сформировалось т.н. конкурсное кино, ориентированное на участие в международных конкурсах и показывающее Россию такой, какой её хотят видеть на Западе, наша наука тоже оказалась заточенной не на решение важнейших задач, стоящих перед страной, или развитие тех направлений, которые мы считаем наиболее перспективными, а на то, чтобы найти признание на Западе. В условиях предельного обострения конфронтации с США и их союзниками, не доходящей пока только до прямого военного столкновения с блоком НАТО, такое положение стало сюрреалистичным и будет быстро меняться. Однако нам надо постараться извлечь, возможно, большую пользу из тех тяжёлых испытаний, которые нам предстоят, как это происходит в промышленности в ходе импортозамещения, быстро переходящего из имитации в реальность. Наука высокого уровня становится возможной в России только как автономная система с самостоятельным целеполаганием и собственными критериями оценки. Отключение, пусть и частичное, от западной исследовательской работы создаёт многочисленные трудности, но при этом существенно расширяет свободу творчества, резко снижая парадигмальное давление. Надо вспомнить, что «железный занавес» в годы холодной войны был своего рода полупроводником: весьма многие советские учёные не имели возможности выезжать за границу, а иногда даже общаться с зарубежными коллегами, когда те приезжали к нам, но при этом в СССР существовала уникальная система научно-технической информации, действовал мощный ВИНИТИ ГКНТ и АН СССР, был очень неплохо поставлен перевод иностранных книг. Соответственно наши учёные были неплохо информированы о работе зарубежных коллег.
Сейчас положение трудное, но всё же более благоприятное, чем тогда: Интернет позволяет своевременно получать информацию о большей части зарубежных исследований, возможно и необходимо расширение научных связей со странами «мирового большинства». Скептики утверждают, что мы не будем интересны учёным этих стран, поскольку они могут черпать информацию о передовых достижениях непосредственно на Западе, но это не совсем так. Сергей Караганов неоднократно подчёркивал, что СССР, далеко не будучи внутренне свободным, самим фактом своего существования создавал свободу выбора для незападных стран в условиях биполярного мира. Позиция этого учёного такова: «я не исключаю, зная, что многие на Западе, в руководящих кругах Запада разделяют моё мнение, хотя об этом мало говорят, что современная европейская и частично американская демократия не приспособлены к борьбе за место в современном мире. Не исключаю, что подспудно, а может быть, у кого-то и осознанно вот эта вот жесткая борьба против авторитарной России, авторитарного Китая есть прикрытие в попытке усиления авторитарных тенденций у себя дорогих» (Скоробогатов, 2017). Ввиду драматического сокращения автономии науки в современном обществе эти авторитарные тенденции не могли остаться без серьёзных последствий для её развития. Формируя альтернативные формы организации науки и исследовательские программы, мы окажем весьма ценную услугу всему незападному миру, а может и всему человечеству.
При этом трезвый взгляд на англо-саксонскую систему организации исследовательской работы, ставшую с теми или иными вариациями мировым трендом, вовсе не приводит к выводу о её высочайшей эффективности. Американские учёные открыто говорят, что тратят половину времени на добывание грантов. Какую часть от второй половины они тратят на написание отчётов легко представить. Мы не устаём удивляться исключительной жизнеспособности российской экономики в условиях жесточайшего санкционного давления, но так и осталось на периферии общественного сознания то важнейшее обстоятельство, что первая вакцина против COVID-19 была создана на развалинах советской науки. А ведь финансирование наших вирусологов в сравнении с их коллегами из «Большой фармы» просто копеечное! Хороший повод поразмыслить об эффективности различных моделей организации исследований, если есть желание это сделать. Надо набраться петровской смелости, чтобы бросить интеллектуальный вызов Западу, сделать в области организации науки то, что уже было сделано в политике, затем (вынужденно) — и в экономике, а теперь и в высшей школе в форме отказа от Болонской системы. Полученный опыт будет не только полезен нам, но явно интересен многим незападным странам.

Заключение

Распад сложившегося мирового порядка, деградация отношений со странами коллективного Запада создают не только серьёзные проблемы для нашей страны, но и открывают новые перспективы. Это перспективы восстановления амбиций великой державы, что совершенно не обязательно должно быть связано с территориальными приобретениями и расширением сфер влияния. Это в первую очередь изменение самооценки, отказ от интеллектуального провинциализма, постановка больших задач. 30 июня 2022 г. на площадке клуба «Валдай» состоялась дискуссия на тему «Мировой идейно-духовный ландшафт и место России в новой ценностной картографии». В ходе этой дискуссии «художественный руководитель Театра на Малой Бронной Константин Богомолов указал на большое значение ценностного конфликта в современном мире, подчеркнув, что линии разлома пролегают не только между Россией и Западом, но и внутри российского и западного пространств. Этот конфликт, полагает он, вырастает не сверху, а снизу, с человеческого уровня, и носит очень личностный характер. «Это некое внутреннее несогласие человека с тем или иным развитием цивилизации. Человек сейчас стал чувствовать Большое время… Люди, обыкновенные люди ежедневно стали ощущать гул Большого времени, они стали замечать, что они причастны к большим процессам, — заявил режиссёр. — Сейчас конфликтуют большая система ценностей и мелкая система ценностей, которая связана с комфортом, с малой жизнью... Мы вырываемся из малого круга времени в большой круг времени, и именно это выталкивает нас на иные ценностные ощущения» (Гул…, 2022).
Большая наука требует для своего развития не только большого времени, но и больших пространств. Роль пространства в историческом развитии хронически недооценивается, но наиболее проницательные умы вполне осознавали его значение. В их числе — два выдающихся представителя наук о Земле: Фридрих Ратцель (1844–1904), отец антропогеографии и предтеча геополитики, и Владимир Вернадский (1863–1945), создатель радиогеологии и биогеохимии, один из творцов концепций биосферы и ноосферы. Буквально навязло в зубах положение Ратцеля о необходимости для быстрого прогресса высокой плотности населения, столь очевидное, что даже не нуждается в доказательствах. Сформулированное в XIX в., оно и в XXI в. лежит в основе почти всех исследований распространения инноваций.
При этом Ратцель, мыслитель исключительной глубины, оставил нам на обдумывание другое важнейшее положение: «Чем шире и яснее географический горизонт, тем обширнее политические планы и тем больше становится мерило. А вместе с этим растут и государства, и народы [курсив источника — В.Ш.]. Народ, работающий на большом пространстве, выигрывает в силе, в широте взгляда и в свободе; в этом заключается награда за этот самоотверженный труд» (Ратцель, 2020, с. 31). Было бы крайним упрощением трактовать это пророческое утверждение только в свете объединения германских государств. Ратцель мыслил планетарными категориями, как учёный сформировался в экспедициях в Мексику и США, с симпатией писал о России и русских, подчёркивая их огромные достижения в освоении гигантских пространств Сибири. В любом случае, плотность населения находится в обратном соотношении с размерами пространства, обширность которого позволяет выигрывать «в силе, в широте взгляда и в свободе».
Весьма сходные мысли высказал в 1919 г. и Вернадский: «Одним из величайших, нами недостаточно оцениваемых благ, даваемых государством, является принадлежность наша к большому единому целому, к большому государству. Большое государство есть всегда явление в истории человечества прогрессивное — а свободное большое государство даёт такие возможности роста и влияния человеческой личности и такие удобства жизни, какие недоступны мелким формам государственности. По мере роста мировой культуры значение граждан великих государств будет всё увеличиваться, и их духовная жизнь достигнет максимально возможного размаха и широты проявления» (Вернадский, 2010, с. 165).
Великие умы сходятся в суждениях. Большое государство предоставляет больше свободы для развития личности. Только большое государство может позволить себе роль ревизиониста в любой существенной области. Только оно обладает достаточным внутренним рынком в самой широком его понимании, достаточным разнообразием условий, чтобы сформировать необходимый спрос на новые идеи и подходы и создать условия для его удовлетворения, в нашем случае — в русле здорового, творческого консерватизма. Закономерно, что в наши дни эти идеи получили неожиданное и весьма плодотворное развитие: «Попытки предложить заманчивые образы миров, в которых хотелось бы жить, — ныне удел империй. А говоря точнее, даже не удел, а побочный продукт их успешного функционирования. Они объективно вынуждены искать мотивационную базу повышения эффективности своего управленческого корпуса в современных условиях. И волей-неволей, непроизвольно, приходится как-то формулировать притягательные варианты реально назревших социальных трансформаций, масштабные социальные цели и стараться объяснить своим жителям, что это — их собственные цели, нужные и полезные именно им социальные трансформации» (Рыбаков, 2023).
Важно отметить, что и Мартин Лютер (1483–1546) никоим образом не стремился быть революционером. Его 95 тезисов — это реакция глубоко верующего христианина на омерзительную практику продажи индульгенций. Так и мы на просторах своей страны можем и должны созидать такую науку, какая нужна нам, действуя в соответствии с нашим представлениям о должном и сущем. При этом мы будем черпать вдохновение в идеях Вильгельма фон Гумбольдта и его сподвижников и не считать, что наши партнёры или противники на Западе заведомо умнее нас.
«Нам же надо стремиться к тому, от чего отказывается Запад, — большей свободе, основанной на верховенстве права и господстве формальных институтов над принципами и идеалами. А на западное общество сегодняшнего образца мы можем смотреть так же, как оно на большевистскую Россию столетие назад: странная орда дикарей, которые под лозунгом всеобщей справедливости зачем-то разгромили свою страну и на её остатках установили жестокую идеологическую диктатуру» (Лукин, 2021).

Литература

Австрийский экономист: На Россию надо давить жестоко — через лекарства // EurAsia Daily, 23 апреля 2023.
URL: https://eadaily.com/ru/news/2023/04/23/ ... -lekarstva — Дата обращения: 24.04.2023
Бабурин В.Л. Легенды и реалии устойчивого развития сквозь призму географии // Изв. РАН. Сер. геогр. 2011. № 4. С. 97–106.
Брюне А., Гишар Ж.-П. Геополитика меркантилизма: новый взгляд на мировую экономику и международные отношения. Пер. с фр. М.: Новый хронограф, 2012. — 232 с.
Вернадский В.И. Одна из задач дня. / Вернадский В.И. Избранные труды. М.: РОССПЭН, 2010. С. 165-167.
Гул Большого времени и мировая гражданская война // МДК «ВАЛДАЙ» События клуба, 30.06.2022.
URL: https://ru.valdaiclub.com/events/posts/ ... _id=615049 — Дата обращения: 05.05.2023
Зайцев В. В ИКИ РАН выступили против несогласованного включения немецкого космического телескопа // ГАЗЕТА.RU: [сайт]. 2022. 7 июня. URL: https://www.gazeta.ru/science/news/2022 ... um=desktop — Дата обращения: 23.04.2023
Зотин А. Климатическая повестка: как отделить науку от идеологии? // МДК «ВАЛДАЙ», 01.03.2022.
URL: https://ru.valdaiclub.com/a/highlights/ ... -povestka/ — Дата обращения: 05.05.2023
Кузнецова Н.И., Розов М.А., Шрейдер Ю.А. Объект исследования — наука. - М.: Новый Хронограф, 2012. - 560 с. - М.: Новый Хронограф, 2012 - 560 с.
Кузнецова Н.И. Пётр-сталкер и формирование российской науки. В кн.: Дмитриев И.С., Кузнецова Н.И. Академия благих надежд. М.: Новое литературное обозрение, 2019. — 448 с.
Левин А.Е. Миф. Технология. Наука. // Природа, 1977, №3. С. 88-101.
Лейбин В. Кто делает науку в эпохи перемен // Эксперт, № 21(1253), 23-29 мая 2022. URL: https://expert.ru/expert/2022/21/kto-de ... i-peremen/ — Дата обращения: 23.04.2023
Лукин А.В. Теория всеобщего расизма. Новая версия американского культурного доминирования // Россия в глобальной политике. 2020. Т. 18. No. 5. С. 119-136. URL: https://globalaffairs.ru/articles/teori ... a-versiya/ — Дата обращения: 23.04.2023
Лукин А.В. Право на безумие // Россия в глобальной политике. 2021. Т. 19. No. 5. С. 172-192. URL: https://globalaffairs.ru/articles/pravo-na-bezumie/ — Дата обращения: 23.04.2023
Медведев Ю. Ошибки в причинах глобального потепления дорого обойдутся человечеству. Академик Лобковский — о новом исследовании ученых // Российская газета — Столичный выпуск: №9 (8954), 17.01.2023. URL: https://rg.ru/2023/01/17/udar-po-klimatu.html — Дата обращения: 23.04.2023
Михаил Делягин: Цифровизация Мишустина — внутренняя логика расширения. Рабскую приверженность нынешних управленцев либеральной политике предстоит преодолеть уже в ближайшем будущем // Свободная Пресса, 4 апреля 2023. URL: https://svpressa.ru/economy/article/367938/ — Дата обращения: 23.04.2023
Никитин А. Жена Макаревича раскритиковала нейрохирурга за спасение детей в России // ВЗГЛЯД, 1 апреля 2023.
URL: https://vz.ru/news/2023/4/1/1205682.html — Дата обращения: 23.04.2023
Ортега-и-Гассет Х. Миссия университета. М.: Изд. дом Гос. ун-та — Высшей школы экономики, 2010. — 144 с.
Переслегин С. «Я не верю в варианты мира, которые восстанавливают то, что уже было». Футуролог Сергей Переслегин — о будущем России // Фонтанка.ру, 8 января 2023. URL: https://dzen.ru/a/Y7rJrqq_PRqat6Cz — Дата обращения: 23.04.2023
Петров М.К. История европейской культурной традиции и ее проблемы. — М.: РОССПЭН, 2004 — 773 с.
Поппер К.Р. Вся жизнь — решение проблем. О познании, истории и политике. М.: УРСС-ЛЕНАНД, 2019. Ч. 1: Вопросы познания природы — 200 с.; Ч. 2: Мысли об истории и политике — 232 с.
Пружинин Б.И. Фундаментальная наука в XXI веке. Надеюсь, что будет жить // Вопросы философии. 2008. № 5. С. 66-71.
Ратцель Ф. Человечество как жизненное явление на Земле (репринт издания 1901 г.). — М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2020. 58 с.
Рыбаков В.М. Образ желанного мира и бюрократия // Россия в глобальной политике. 2023. Т. 21. № 4. С. 22–43. URL: https://globalaffairs.ru/articles/obraz ... ra/#_ftn14 — Дата обращения: 04.07.2023
Скоробогатов П. Русская отчаянность оседлала волну истории // Эксперт, №44 (1050), 30 октября - 5 ноября 2017.
URL: https://expert.ru/expert/2017/44/russka ... u-istorii/ — Дата обращения: 16.05.2023
Стёпин В.С. Теоретическое знание. Структура, историческая эволюция. М.: Прогресс-Традиция, 2000 — 744 с.
Сурков: мне интересно действовать против реальности [интервью] // Актуальные комментарии, 26 февраля 2020
URL: https://actualcomment.ru/surkov-mne-int ... -realnosti 2002260855.html?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop&utm_referrer=https%3A%2F%2Fyandex.ru%2Fnews — Дата обращения: 14.07.2023
Учёные потребовали от правительства денег. В Москве прошёл митинг представителей науки // Коммерсантъ, 28.06.2017.
URL: https://www.kommersant.ru/doc/3337942?y ... y835272214 — Дата обращения: 23.04.2023
Фененко А. «Чёрные лебеди» глобализации // Российский совет по международным делам, 13 апреля 2020.
URL: https://russiancouncil.ru/analytics-and ... alizatsii/ — Дата обращения: 23.04.2023
Хайек Ф.А. Контрреволюция науки. Этюды о злоупотреблении разумом. М.: ОГИ, 2003. — 288 с.
Чубайс назвал новую религию XXI века // РИА НОВОСТИ, 10.02.2021. URL: https://ria.ru/20210210/chubays-1596877471.html — Дата обращения: 23.04.2023
Шупер В. А. Научное сообщество между растерянностью и реакционностью // Управление наукой: теория и практика. 2022. Т. 4. № 3. С. 171-188. URL: https://www.science-practice.ru/index.p ... ew/256/255 — Дата обращения: 23.04.2023
Экс-ведущий Fox News Карлсон рассказал о цензуре в американских СМИ // Радио Sputnik, 27 апреля 2023.
URL: https://radiosputnik.ria.ru/20230427/ka ... 21145.html — Дата обращения: 06.05.2023

Ссылки в тексте:
1. Хаффнер С. Пруссия без легенд. Мюнхен: Siedler-Verlag, 1979. Гл. 4. Испытание на прочность. [русский перевод не был опубликован, но доступен в интернете – В.Ш.]
URL: https://www.universalinternetlibrary.ru ... /ogl.shtml
Берлинский университет был основан в 1809 г., начал работать в 1810 г. Сведения о том, что Вильгельм фон Гумбольдт занимал в 1810 г. пост министра по делам религиозных культов, не находят подтверждения в БРЭ и англоязычной Википедии.

24 июля 2023

https://russiancouncil.ru/analytics-and ... aya-nauka/


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Полные тексты выпусков еженедельника "Эконометрика"
СообщениеДобавлено: Сб май 18, 2024 12:30 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 11373
Электронный еженедельник «Эконометрика» No.1217 от 20 мая 2024 г.

Электронная газета кафедры "Экономика и организация производства" научно-учебного комплекса "Инженерный бизнес и менеджмент" МГТУ им.Н.Э. Баумана. Выходит с 2000 г.

Уважаемые подписчики!

Актуальна статья кандидата педагогических наук Юрия Павловича Белова "Украина: от национализма к нацизму".
О наследии русского коммунизма размышляет доктор химических наук, профессор Сергей Георгиевич Кара-Мурза.





Украина: от национализма к нацизму

Юрий Белов

Процесс вызревания нацизма — синонима фашизма — из национализма известен миру. Он происходил в конце 20-х — начале 30-х годов ХХ века в Германии. Чего он стоил человечеству и чем завершился, также хорошо известно. В наши дни этот процесс идёт на Украине. Установившийся в ней нацистский режим ввергает украинский народ в кровавую трагедию, как это в своё время сделал гитлеровский режим по отношению к немецкому народу. С чего начинается национализм и как вызревает до нацизма? Об этом наши размышления в данной статье.

Ленин и украинский вопрос

Но прежде чем повести речь об украинском национализме, обратимся к главной причине его зарождения и развития — к внутренней национальной политике царской России периода формирования в ней капиталистических хозяйственных отношений (конец XIX — начало ХХ века). Рассматривая эту политику сквозь призму пролетарского интернационализма, Ленин в статье «Ещё о «национализме» писал: «Помещичий и буржуазный национализм стремится травлей «инородцев» разделить и развратить рабочий класс, чтобы легче было усыпить его. Сознательные рабочие отвечают на это отстаиванием полного равноправия и единства рабочих всех национальностей на практике».

Далее важное для нашей темы: «Травя украинцев и др. за «сепаратизм», за стремление к отделению, националисты тем самым отстаивают привилегию великорусских помещиков и великорусской буржуазии на «своё» государство. Рабочий класс против всяких привилегий; поэтому он отстаивает право наций на самоопределение.

Сознательные рабочие не проповедуют отделения; они знают выгоды больших государств и объединения крупных масс рабочих. Но большие государства могут быть демократичны только при самом полном равноправии наций, а такое равноправие означает и право на отделение».

Помещичий и буржуазный национализм пропагандировали идеологи монархического толка — черносотенцы, а в Государственной думе — октябристы, прогрессисты и большинство кадетов. В названной ленинской статье приводятся положения, высказанные в докладе о «мазепинстве» депутатом Государственной думы монархистом Савенко: движение, украинское в особенности, представляет большую и реальную опасность для единства России; ближайшая программа украинцев сводится к федерализму и автономии Украины; украинцы связывают свои надежды на осуществление автономии Украины с разгромом России в будущей войне с Австро-Венгрией и Германией.

Ответ Ленина на тезисы Савенко был следующим: «Объявляя инородцами белорусов и украинцев, гг. националисты забывают добавить, что великорусов (единственных не «инородцев») в России не более 43 проц. населения. Значит «инородцы» в большинстве! Как же меньшинство может удержать большинство, не предоставляя выгод этому большинству, выгод политической свободы, национального равноправия, местной и областной автономии?»

Под «выгодой» Ленин по высокому историческому счёту имел в виду добровольный союз наций на основе права наций на самоопределение и пролетарского интернационализма. Притом он беспощаден был к малейшему проявлению национализма как великорусского, так и местного. Украинский национализм, как говорится, с порога отвергался Лениным.

В «Примечании «От редакции» к статье «Украина и война» он писал: «Вышеозначенная статья принадлежит одному из известных сторонников направления «Дзвiна» («Колокола». — Ю.Б.). С этим направлением нам пришлось совсем ещё недавно вести резкую полемику. Разногласия с писателями этого направления у нас остаются. Мы не признаём правильными тех уступок, которые они делали национализму, мы считаем буржуазным национализмом идею «культурно-национальной автономии», мы не согласны с тем, что лучшим путём организации пролетариата является раздробление его по национальным куриям, мы не разделяем их взглядов на разницу между «анациональным», национальным и интернациональным».

Таким образом, резко выступая против травли украинцев (она исходила не от русского народа, а от самодержавного режима царской власти: достаточно знать о запрете обучения на украинском языке со времён Петра I и Александра III и далее при Николае II), Ленин столь же резко выступал против любых проявлений украинского национализма. В том числе против его пропаганды в социал-демократической оболочке. Точнее, в оболочке меньшевистской, чем, собственно, и занимались ведущие авторы «Дзвiна», среди которых были В. Винниченко, Д. Донцов, С. Петлюра, а также П. Аксельрод и Л. Троцкий. Случайна ли такая связь национализма и меньшевизма?

Ленин называл украинских авторов «Дзвiна» национал-социалами. В частности, в отношении одного из них, г-на Юркевича, представлявшего себя тоже «марксистом» («бедный Маркс!» — восклицал Ленин), в «Критических заметках по национальному вопросу» Владимир Ильич с сарказмом писал о возмущении данного автора тем обстоятельством, что: «У нас теперь (на Украине. — Ю.Б.), несмотря «на подъём национального украинского сознания среди рабочих», меньшинство рабочих «национально сознательно», а большинство... «находится ещё под влиянием российской культуры». Далее, продолжает Ленин: «И наше дело, — восклицает националистический мещанин, — «не идти за массами, а вести их за собой, выяснять им национальные задачи (национальну справу)».

Под российской культурой г-н Юркевич имел в виду культуру пролетарского движения, по Марксу. Ленин обнажает словесную уловку тоже «марксиста», когда пишет: «Г-н Лев Юркевич поступает, как настоящий буржуа и притом близорукий, узкий, тупой буржуа, т.е. как мещанин, когда он интересы общения, слияния, ассимиляции пролетариата двух наций отбрасывает прочь ради моментального успеха украинской национальной справы. Национальная справа — сначала, пролетарская — потом, говорят буржуазные националисты и гг. Юркевичи, Донцовы и т.п. горе-марксисты за ними. Пролетарская справа — прежде всего, говорим мы, ибо она обеспечивает не только длительные, коренные интересы труда и интересы человечества, но и интересы демократии, а без демократии немыслима ни автономная, ни независимая Украина».

И как заключение сказано Лениным в «Критических заметках...»: «При едином действии пролетариев великорусских и украинских свободная Украина возможна, без такого единства о ней не может быть и речи»; «Марксизм непримирим с национализмом, будь он самый «справедливый», «чистенький», тонкий и цивилизованный. Марксизм выдвигает на место всякого национализма — интернационализм»; «Серьёзная классовая борьба во всяком капиталистическом обществе ведётся прежде всего в области экономической и политической».

Что же объединяло в одной компании националистов Юркевича, Донцова (впоследствии главного идеолога украинского национализма и нацизма), Винниченко, Петлюру, Аксельрода и Троцкого? Ответ надо искать в отношении украинских националистов и российских меньшевиков к русскому народу, русскому крестьянству прежде всего, ко всему русскому — истории и культуре. Троцкий оценивал русскую историю как периферийную по сравнению с историей Западной Европы, что можно прочесть в его сочинениях. Очевидны и его националистически проукраинские настроения. Националисты Украины и меньшевики России под покровом якобы марксизма скрывали свою русофобию и боролись с так называемым великорусским шовинизмом, в чём обвиняли Сталина все советские годы. Так что альянс «социал-демократа» Шольца и неонациста Зеленского закономерен.

УССР — национальная гордость Украины

Остановимся на критике Ленина по украинскому вопросу нынешними ревнителями буржуазного патриотизма. По мнению последних, он, Ленин, присоединив земли Донецкого угольного бассейна к Украине, якобы заложил мину замедленного действия. Она-де и взорвалась с крушением СССР. Уточним ряд моментов этой приговорной критики.

Не Ленин лично, а Всеукраинский съезд Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов 15 марта 1918 года провозгласил Донбасс частью Украины с ведома, точнее — по решению, РСДРП(б). Расчёт был на то, что промышленный Донбасс с русским пролетариатом сумеет преодолеть националистический настрой украинской интеллигенции и преимущественно сельского населения Украины. Расчёт имел объективную основу и потому был оправдан. Родственные по истории и культуре народы в процессе нелёгкого, но героического социалистического переустройства Советской Украины сформировали единую социалистическую нацию, давшую миру подвиг человека, освобождённого от эксплуатации его труда, — стахановское движение.

Впервые на землях Украины было явлено миру независимое национальное государство — Украинская Советская Социалистическая Республика (УССР). Украинский язык наряду с русским стал государственным языком. Увы, записные патриоты в России с упорством, заслуживающим лучшего применения, ведут речь только о Новороссии в составе Российской империи и ни слова об УССР в составе СССР. А ведь с разрушения Советской Украины, её экономики и культуры было положено начало пути от украинского национализма к украинскому нацизму, к призыву на государственном уровне убивать всех русских.

Буржуазные патриоты РФ, как только возник украинский вопрос, стали отказывать народу Украины в государственности лишь только потому, что она была Советской, Социалистической. Советская Украина была и остаётся национальной гордостью украинского народа. Велик её вклад во всесоюзное материальное и духовное производство. Назовём лишь некоторые имена — символы советской и мировой культуры: педагогический гений Антон Макаренко, академик АН СССР Борис Патон, космонавт Павел Попович, драматург Александр Корнейчук, кинорежиссёр Александр Довженко, солистка Большого театра СССР Бэла Руденко… УССР входила в десятку высокоразвитых индустриальных стран Европы. А что теперь?

СВО — борьба с международным фашизмом

Специальную военную операцию (СВО), борьбу с нацистским режимом на Украине, в российских СМИ часто сравнивают с Великой Отечественной войной 1941—1945 годов. Сравнение, проводимое по историческим параллелям, всегда хромает, о чём нередко напоминал Сталин своим единомышленникам и оппонентам. Сегодня это сравнение вполне уместно по двум моментам: Россия ведёт борьбу не только с украинским, но и с евроамериканским фашизмом, и массовый героизм наших воинов на фронте — факт неоспоримый. Но что касается того, за какую Россию идёт сражение не на жизнь, а на смерть, то здесь сравнение хромает на обе ноги.

В Великую Отечественную войну солдаты шли в бой за Советскую Родину, свободную от социальной несправедливости, от эксплуатации человека человеком. Они отдавали самое дорогое — жизнь за социализм и власть трудящихся. А сейчас? Социальный раскол на класс капиталистов и класс пролетариев, неимущих и зарабатывающих на жизнь исключительно продажей своего труда, — это ли не бьёт по достоинству мыслящего и честного человека, того же солдата СВО? Скажем, главы «Газпрома» и Роснефти и иные олигархи имеют ежедневный «заработок» в несколько миллионов рублей, что как минимум в тысячи раз превышает дневную зарплату пролетария. Социально-экономический разрыв между олигархатом и пролетариатом растёт в геометрической прогрессии.

Не за олигархически-буржуазную Россию, а за Россию, доставшуюся нам от далёких предков, за Россию, борющуюся с фашизмом до победного конца, сражаются, не щадя себя, солдаты нашей армии. Поэтому прежде всего КПРФ решила поддержать СВО. Поддержать не только словом, но и делом. По данным за август 2023 года, более 600 членов КПРФ и комсомольцев по призыву и половина из них добровольно выполняют свой ратный долг на фронте. Сорок четыре пали смертью храбрых в боях за Родину, девятеро из них посмертно награждены орденом Мужества. В боевом строю исполняет свой долг Олег Валерьевич Луконцев, ему указом президента РФ присвоено звание Героя России. КПРФ отправила в Донбасс несколько тысяч тонн гуманитарного груза, собранного коммунистами, комсомольцами и сторонниками нашей партии. Компартия организовала в подмосковном санатории культурно-оздоровительный отдых для 14 тысяч детей Донбасса.

Что касается того, за какую Россию борется КПРФ на фронте и в тылу, то ею данный вопрос давно решён: за Россию социалистическую, в которой, что доказано историей, только и возможна социальная справедливость. О том свидетельствуют программные требования КПРФ. Назовём первоочередные из них: национализация стратегических отраслей экономики и стратегическое их планирование, что в конечном итоге приведёт к ликвидации олигархической собственности; проведение политики новой индустриализации (работа промышленности в три смены не устраняет жестоких последствий деиндустриализации), что усилит количественный и качественный рост рабочего класса, а также его роль в системе производственных отношений; отмена частной собственности на землю, её недра, на леса, реки и озёра. Без названных мер не может быть гарантирована национальная безопасность страны. Её недостаток приходится возмещать жертвенным героизмом наших солдат и мирного населения. Без осуществления требований КПРФ немыслима победа над самым реакционным американским империализмом, то есть окончательная победа над международным фашизмом.

Сегодня первые места во владении производственными активами Украины занимают Германия и Англия. Именно поэтому их эмиссары чаще других бывают в Киеве и, по словам германского канцлера Шольца, готовы помогать режиму Зеленского столько, сколько нужно. Но над ними возвышается капитал США. Вся Европа к его услугам. Без Соединённых Штатов НАТО — ничто. Империалистический Запад ни в малейшей степени не смущает бандеровский, нацистский оскал киевского режима. Он по сути сам такой (вспомним разрушение Югославии, Ливии, Ирака и почти что Сирии, Афганистана — всё это памятники нацистского террора). Он сам такой, сколько бы ни прикрывался либерально-демократическим флёром.

Отчего же украинскому нацизму не разгуляться, если он получает поддержку Запада финансовую, военно-техническую, медийную. Причём столько, сколько ему нужно. А российские власти сетуют насчёт западной русофобии и… «не замечают» антисоветизма в самой России в интернете, на телевидении, радио, в печати. Далеко не вся «пятая колонна» эмигрировала. Многие её агенты гласно и негласно занимаются подрывной деятельностью в России. Чтобы положить этому конец, нужна только воля политического руководства страны.

Классовая сущность национального вопроса на Украине

Российский олигархический капитал, до 2008 года занимавший первое место среди владельцев производственных активов Украины и в её банковской сфере, был озабочен только одним — извлечением максимальной прибыли. Ни модернизация украинской, как, впрочем, и российской экономики, ни укрепление политических и культурных связей Украины и России его ничуть не интересовали. Прибыль, ничего кроме максимальной прибыли — вот его кредо в эксплуатации что украинских, что русских пролетариев. Это давало возможность украинскому национализму из оборонительного перейти на позицию наступательного. Оба определения взяты из доклада Сталина на ХII съезде РКП(б) в 1923 году. Трудящимся Украины внушалось: «Все ваши беды от России. Она вас нещадно эксплуатирует». Спекулятивная «правдивость» была товаром выгодным: украинские эксплуататоры отводили социальный гнев от себя в сторону эксплуататоров российских. Выходило, что они были, так сказать, с эксплуатируемыми ими пролетариями заодно: мы — украинцы, единая страдающая от России нация!.. Всё это уже было в тридцатые годы минувшего века в Германии. На всех российских телеканалах тема олигархов Украины звучит постоянно, а об олигархах России ни звука.

Да, русских, как и украинцев, надо было защищать от бандеровцев в Донбассе, чего восемь лет не делало государство РФ. Сейчас Россия — один на один с НАТО. Разве это было невозможно предвидеть? Восемь лет надеялись на исполнение Минских соглашений. Сегодня даже школьнику понятно, что это был элементарный обман. Стоило ли ждать признания в этом госпожи Меркель?

За период Минских соглашений национализм на Украине достиг своей высшей стадии — нацизма. К тому же России пришлось лоб в лоб, правда, не на поле боя, столкнуться с куда более страшным хищником, чем бандеровская Украина — с американским империализмом. Последний «делегировал» украинскому капиталу своё право воевать с буржуазной Россией до последнего украинского и русского солдата. Цель у правящих кругов США та же, что была у гитлеровской Германии: нанести поражение России и расчленить её. Об этом с немецкой педантичностью сказано в плане «Ост». Об этом с наглым цинизмом говорят и в США. Увы, находятся же у нас «пацифисты» из интернетной интеллигенции, которые в это не верят. Ютьюб для них — свет в окошке. А национальные интересы нашей страны, как известно, в подцензурное США ютьюб-пространство не входят...

Поскольку в дореволюционное время в сознании трудящихся украинцев их социальное угнетение и ограничение в развитии национальной культуры связывалось с русским царским самодержавием (а так оно и было, иначе и быть не могло), то идеологам украинского национализма не составляло большого труда сеять в массах семена ненависти ко всему русскому. Таким образом, царская, буржуазно-помещичья, политика великорусского национализма порождала местный национализм.

Положение в национальной политике коренным образом изменилось после Октября 1917 года. Большевистская партия уделяла национальному вопросу в многонациональной Советской России — СССР исключительно большое внимание. С окончанием Гражданской войны данный вопрос был одним из главных в повестке работы РКП(б). Не случайно в 1923 году XII съезд партии заслушал доклад Сталина «О национальных моментах в партийном и государственном строительстве».

Прежде всего Сталин раскрыл классовую сущность национального вопроса: «Здесь имеем дело с вопросом об установлении правильных взаимоотношений между пролетариатом бывшей державной нации, представляющим наиболее культурный слой пролетариата всей нашей федерации (СССР. — Ю.Б.), и крестьянством, по преимуществу крестьянством ранее угнетённых национальностей. В этом — классовая сущность национального вопроса». Как видно, речь у Сталина идёт об основе диктатуры пролетариата, то есть его союза не только с трудовым русским крестьянством, но и с крестьянством инонациональным.

Эту мысль Сталин завершает следующим образом: «Для того, чтобы Советская власть стала и для инонационального крестьянства родной, — необходимо, чтобы она была понятна для него, чтобы она функционировала на одном языке, чтобы школы и органы власти строились из людей местных, знающих язык, нравы, обычаи, быт нерусских национальностей. Только тогда и только постольку Советская власть, до последнего времени являвшаяся властью русской, станет властью не только русской, но и межнациональной».

Здесь мы подходим к вопросу украинизации государственных органов, системы просвещения и образования, культурной и всей общественной жизни УССР. Она шла тяжело. Со всей очевидностью сказывался в ней уклон украинского национализма: абсолютизация этнического фактора при игнорировании социально-классового подхода к анализу и оценке реальной общественной жизни Украины. Каковы могли быть последствия названного уклона, руководство Коммунистической партии большевиков Украины (КП(б)У) не способно было предвидеть. Понятно почему: большинство членов Политбюро ЦК партии оказались заражены вирусом местного национализма. Выделим наиболее авторитетных и влиятельных среди украинских коммунистов: двух членов Политбюро ЦК КП(б)У — Николая Скрыпника, наркома юстиции, и Александра Шумского, наркома просвещения и к тому же члена Исполкома Коминтерна.

Николай Скрыпник. Стойкий борец за Советскую Украину. При царизме пятнадцать раз арестовывался за революционную деятельность. Приговорён к смертной казни, которая была заменена пожизненной ссылкой. Шесть раз бежал из ссылки. Один из основателей партии украинских коммунистов. Но уже после установления на его родине Советской власти Скрыпник выступает за образование самостийной КП(б)У, которая бы входила в Коминтерн наравне с РКП(б) и через Коминтерн решала бы все вопросы своей деятельности. Иными словами, он был против вхождения КП(б)У в состав РКП(б), то есть выступал за разделение рабочего класса по национальным квартирам. Пролетарский интернационализм уступал у него место национализму.

К тому же, не будучи идейным приверженцем Троцкого, он находился с ним в весьма тесных отношениях. Связь национализма и троцкизма у Скрыпника была сугубо прагматичной. Он поддерживал Троцкого, дабы тот поддержал его борьбу в РКП(б) против национальной политики Ленина — Сталина. Троцкий же рассчитывал на поддержку Скрыпника и его многих сторонников в КП(б)У в своей борьбе против Ленина, а затем и Сталина по вопросам стратегии и тактики социалистического переустройства России. На взаимной политической выгоде держался их альянс. И не случайно активная фаза украинизации с уклоном местного национализма началась в 1923 году после прибытия Троцкого на Украину. Троцкий был верен себе: русский пролетариат, не говоря уже о крестьянстве, он считал не готовым к социалистическому переустройству страны. Наркомом просвещения тогда был Александр Шумский, столь же убеждённый сторонник украинизации с националистическим уклоном, как и Николай Скрыпник.

В 1926 году Сталин имел длительную беседу с Шумским. Её содержание позволяет судить, сколь тревожно для партии и страны происходил процесс украинизации. Сталин изложил свои выводы из беседы с Шумским в письме «Тов. Кагановичу и другим членам ПБ ЦК КП(б)У» (апрель 1926 г.). Лазарь Каганович исполнял в то время обязанности первого секретаря ЦК КП(б)У. Сегодня мало кто знает об упомянутом письме Сталина, и потому оправданным будет дать пространную выдержку из него.

Сталин писал: «Имел беседу с Шумским. Беседа была длительной, продолжалась часа два с лишним… Он смешивает украинизацию наших партийного и иных аппаратов с украинизацией пролетариата. Можно и нужно украинизировать, соблюдая при этом известный темп, наши партийный, государственный и иные аппараты, обслуживающие население. Но нельзя украинизировать сверху пролетариат. Нельзя заставить русские рабочие массы отказаться от русского языка и русской культуры и признать своей культурой и своим языком украинский. Это противоречит принципу свободного развития национальностей. Это была бы не национальная свобода, а своеобразная форма национального гнёта. Несомненно, что состав украинского пролетариата будет меняться по мере промышленного развития Украины, по мере притока в промышленность из окрестных деревень украинских рабочих… Но это процесс длительный, стихийный, естественный».

Прежде чем продолжить цитирование сталинского письма руководству КП(б)У, остановим внимание на том, что Сталин жёстко предупреждает об опасности русского национализма в случае давления со стороны местного национализма на русский язык и русскую культуру. Продолжая свою мысль о вреде украинизации русского рабочего класса, Сталин пишет, что это «значит проводить утопическую и вредную политику, способную вызвать в неукраинских слоях пролетариата на Украине антиукраинский шовинизм».

Сталин против националистического уклона в КП(б)У

В письме «Тов. Кагановичу…» Сталин обнажает главную опасность насильственной украинизации русского рабочего класса — русофобию среди населения Украины и отказ от ленинизма в КП(б)У. Пишет об этом, как говорится, без обиняков, называя вещи своими именами.

Продолжим цитирование сталинского письма: «Совершенно правильно подчёркивая положительный характер нового движения на Украине за украинскую культуру и общественность, Шумский не видит, однако, теневые стороны этого движения. Шумский не видит, что при слабости коренных коммунистических кадров на Украине это движение, возглавляемое сплошь и рядом некоммунистической интеллигенцией, может принять местами характер борьбы за отчуждённость украинской культуры и украинской общественности от культуры и общественности общесоветской, характер борьбы против «Москвы» вообще, против русских вообще, против русской культуры и её высшего достижения — ленинизма. Я не буду доказывать, что такая опасность становится всё более и более реальной на Украине. Я хотел бы только сказать, что от таких дефектов несвободны даже некоторые украинские коммунисты. Я имею в виду такой всем известный факт, как статью признанного коммуниста Хвилевого в украинской печати. Требования Хвилевого о «немедленной дерусификации пролетариата» на Украине, его мнение о том, что «от русской литературы, от её стиля украинская поэзия должна убегать как можно скорее», его заявление о том, что «идеи пролетариата нам известны и без московского искусства», его увлечение какой-то мессианской ролью украинской «молодой» интеллигенции, его смешная и немарксистская попытка оторвать культуру от политики — всё это и многое подобное в устах украинского коммуниста звучит (не может не звучать!) более чем странно… Украинский коммунист Хвилевой не имеет сказать в пользу «Москвы» ничего другого, кроме как призвать украинских деятелей бежать от «Москвы» как можно скорее... Шумский не понимает, что только в борьбе с такими крайностями можно превратить подымающуюся украинскую культуру и украинскую общественность в культуру и общественность советскую».

Читаешь письмо Сталина «Тов. Кагановичу…», и непроизвольно приходят на память слова «как в воду глядел». Да, Сталин предвидел, к чему может привести попустительство национализму на Украине. От призыва Хвилевого бежать от «Москвы» «как можно скорее» до бандеровского нацизма для мировой истории путь невелик. После развала СССР он был пройден украинскими националистами со сверхзвуковой скоростью. Вспомним гетманскую булаву Кравчука, книгу Кучмы «Украина — не Россия» и тут же «Украина — це Европа». А при Ющенко формируется культ Степана Бандеры, ставятся памятники ему, его именем называются площади, улицы, учреждения культуры. 2014 год — националистический психоз киевского Майдана, участники которого скандируют: «Москаляку — на гиляку!», «Кто не скачет, тот москаль». Государственный переворот, завершившийся производством олигарха Порошенко в президенты Украины. США и Европа — словом, весь империалистический Запад не скрывал своего ликования. Это была его победа. Власти РФ — Госдума, Совет Федерации, президент России — молча признали Порошенко украинским президентом. Иначе говоря, признали легитимным госпереворот, совершённый киевским Майданом с благословения и при самом активном содействии корпоративного Запада во главе с США.

Восстал Донбасс — Донбасс Ворошилова, Стаханова, молодогвардейцев. В марте 2014 года Россия праздновала возвращение Крыма и Севастополя на их историческую родину. Российское общество ожидало, что Донбассу, с которым киевский режим вёл войну на уничтожение всего советского и русского, Россией будет оказана военная помощь, чтобы пресечь геноцид в отношении русских, украинцев и людей других национальностей Донецкого бассейна. Но этого не случилось. Началась жертвенная для Донбасса и унизительная для России восьмилетняя история Минских соглашений…

Сталин, конечно, не мог предвидеть всю конкретность трагических событий на Украине. Он на основе марксистско-ленинского классового анализа уклона к национализму в руководстве КП(б)У предвидел главное — реальную опасность реставрации капитализма. Об этом он говорил на XVII съезде партии: «Что значит уклон к национализму, — всё равно, идёт ли речь об уклоне к великорусскому национализму или об уклоне к местному национализму? Уклон к национализму есть приспособление интернационалистской политики рабочего класса к националистской политике буржуазии. Уклон к национализму отражает попытки «своей», «национальной» буржуазии подорвать советский строй и восстановить капитализм. Источник у обоих уклонов, как видите, общий. Это — отход от ленинского интернационализма». И как заключение: «Главную опасность представляет тот уклон, против которого перестали бороться и которому дали таким образом разрастись до государственной опасности». Случилось это в годы пресловутой перестройки.

При жизни Сталина ВКП(б) и соответственно все компартии союзных республик, отнюдь не только КП(б)У, вели последовательную и неуклонную борьбу против всяческих проявлений национализма (великорусского и местного). Особое внимание в этой борьбе уделялось националистическому уклону на Украине с началом Второй мировой войны, так как перед нашествием на СССР гитлеровской Германии её спецслужбы (абвер, гестапо) делали ставку на организацию националистического подполья в УССР. Именно тогда уже украинский национализм преобразовался в украинский нацизм. Задолго до этого идеологом последнего выступал Степан Бандера. Шухевич, Кук, другие главари укронацизма были исполнителями идейных установок С. Бандеры.

Бандеровщина

Идеолог украинского нацизма являл собой типичную личность политической жизни Западной Украины. До 1918 года он — подданный Австро-Венгерской империи до её распада в 1918 году. Имперская пропаганда и система обучения на Западной Украине, где родился и проживал С. Бандера, имели сугубо русофобский характер, что отвечало давно развитому там украинскому национализму. С 1920 года по 1939-й по мирному договору с Советской Россией Западная Украина оказалась в границах буржуазной Польши, где в 1926 году под руководством Пилсудского состоялся государственный переворот с установлением полуфашистского режима. Степану Бандере шёл тогда 18-й год. Его украинский национализм соприкоснулся с польским нацизмом. Ответом на последний стал украинский нацизм, глашатаем которого выступал С. Бандера.

Ему шёл 31-й год, когда после оккупации Польши гитлеровской Германией его выпустили из тюрьмы, где он отбывал пожизненное заключение за организацию убийства польского министра внутренних дел Пиратского и ряд других терактов. Не устрашать, а убивать и только убивать — было его идеологическое и политическое кредо. Убивать русских, поляков, евреев, цыган во имя незалежной и «этнически чистой» Украины. Суть бандеровщины та же, что и германского фашизма, — практическое осуществление расовой теории.

Назовём самые известные в послужном списке многочисленных преступлений бандеровцев. Это львовский еврейский погром 1941 года; волынская резня (убивали топорами) — 1943—1944 годы; совместно с гитлеровцами — подавление восстания в варшавском гетто в 1943 году и восстания в Варшаве в 1944-м; расправа с участниками партизанских действий в Словакии в 1944 году. Если ко всему названному присовокупить жертвы дивизии СС «Галичина», УПА (Украинская повстанческая армия) и зверских расправ с коммунистами и советскими работниками в послевоенное время, вплоть до 1954 года, то получим ужасающую картину злодеяний бандеровцев. Она оживает, когда побываешь в Хатыни, подойдёшь к Бабьему Яру. Услышишь стоны и крики заживо сжигаемых и ещё живых среди мёртвых… А сегодня в Киеве по тёмному Крещатику ровными шеренгами с факелами в руках маршируют молодые и старые эсэсовцы, как святыню несут в центре первой шеренги портрет Бандеры и скандируют: «Слава Украине! Героям слава!»

Хрущёв — Горбачёв: предательство СССР

Говоря о национализме как предтече нацизма, не обойдём стороной стремительное распространение в годы «перестройки» практически во всех союзных республиках, исключая РСФСР и БССР, массовых националистических настроений. Их побудителями выступали короли теневого капитала, рвавшиеся к власти заражённые вирусом национализма партбюрократы и советские управленцы (директора предприятий, институтов и др.) и, наконец, диссидентствующая либеральная интеллигенция. Вместе они, как правило, руководимые перекрещенцами от партноменклатуры, составляли в союзных республиках «пятую колонну». Но что было причиной её возникновения на волне национализма, поразившего массовое сознание, — об этом речь впереди.

Обратимся к трагическим событиям, что чрезвычайно быстро развивались в СССР и КПСС после смерти Сталина.

17 сентября 1955 года Президиумом Верховного Совета СССР был принят Указ «Об амнистии советских граждан, сотрудничавших с оккупантами в период Великой Отечественной войны 1941—1945 гг.».

Остановимся на трёх пунктах данного указа.

В пункте 3 сказано: «Освободить из мест заключения независимо от срока наказания лиц, осуждённых за службу в немецкой армии, полиции и специальных немецких формированиях. Освободить от дальнейшего отбывания наказания лиц, направленных за такие преступления в ссылку и высылку».

Выходит, что не только добровольно служившие во вражеской армии третьего рейха, но и полицаи, агенты абвера и гестапо (скажем, в роли переводчиков) выходили на свободу и вливались в советское общество?!

Правда, в пункте 4 указа говорится: «Не применять амнистии к карателям, осуждённым за убийства и истязания советских граждан». Однако ведущиеся многие годы советскими следственными органами дознания показали, что немало кто из карателей сумел скрыться от возмездия по закону.

Весьма примечателен и пункт 7 цитируемого указа: «Освободить от ответственности советских граждан, находящихся за границей, которые в период Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. сдались в плен врагу или служили в немецкой армии, полиции и специальных немецких формированиях».

Что значит освободить от ответственности названных лиц? Это значит перестать считать их предателями Советской Родины — не так ли? Всё сказанное выше более чем странно. Странно: почему указ чрезвычайной важности не был вынесен на обсуждение Верховного Совета СССР и обсуждён и принят лишь его Президиумом? Указ «Об амнистии советских граждан, сотрудничавших с оккупантами в период Великой Отечественной войны 1941—1945 гг.» по сути дела реабилитировал пособников германского фашизма (власовцев, бандеровцев, «лесных братьев»), уравняв их в правах со всеми советскими гражданами, многие из которых пострадали от амнистированных лиц.

Указ подписал Председатель Президиума Верховного Совета СССР К. Ворошилов. Но не он был главным ответственным за него, а Первый секретарь ЦК КПСС Н.С. Хрущёв, ибо ни один документ государственной важности, тем более такой, не мог, как говорится, выйти в свет без его одобрения Президиумом ЦК КПСС.

С рассматриваемого указа начался процесс той либерализации советской жизни, что завершился буржуазной контрреволюционной перестройкой. Процесс этот по меркам мировой политической истории был скоротечен и может быть выражен одной фразой: Хрущёв — Горбачёв: предательство КПСС и СССР.

Напомним его главные вехи, определившие возврат к капитализму в самой его уродливой форме — олигархической.

1955 год — Указ «Об амнистии советских граждан, сотрудничавших с оккупантами...».

1956 год — доклад Хрущёва о так называемом культе личности Сталина после закрытия ХХ съезда КПСС, когда выступления в прениях по докладу уже были невозможны, точнее — недопустимы.

1961 год — решением XXII съезда КПСС из Программы партии, вновь принятой, изымается положение, составляющее, по словам самого Маркса, суть марксизма, — о диктатуре пролетариата, вплоть до построения коммунистического общества. Так было положено начало ползучей десоветизации, незримый процесс которой стал зримым в годы контрреволюционной перестройки и был завершён Ельциным расстрелом Дома Советов из танковых орудий в октябре 1993 года.

В ходе предательства великой Советской державы далеко не последнюю роль сыграл альянс реставрированного буржуазного национализма в союзных республиках, исключая РСФСР и БССР, и меньшевизма в форме либерал-демократии. Под знаменем национализма и демократии теневой капитал, можно сказать, на всех парах нёсся к власти. Откуда он черпал кадры «демократического» национализма? А они формировались хорошо идеологически законспирированными из вышедших на свободу по не единожды цитируемому Указу «Об амнистии...». Вышло их в советскую жизнь не менее 60 тысяч. Среди них бандеровцы составляли большинство. Главная задача, поставленная им западными кураторами, — вживаться во все сферы общественной жизни, вплоть до партийного и советского руководства в высшем и среднем его звеньях. Что касается низов, то чаще и искуснее использовать националистические предрассудки. В результате многолетней подрывной деятельности на Украине произошло то, что произошло: установилась террористическая диктатура нацистского режима власти (читайте: финансового евроамериканского капитала).

Конечно же, наследники бандеровщины не играли главной роли в установлении данной диктатуры, но, безусловно, послужили незаменимым материалом в строительстве нацистского украинского государства. Пока оно существует, судьба России находится под угрозой агрессии со стороны империалистического Запада. Только победа на фронте освободит нас от этой угрозы. Но залогом победы должна стать смена социально-экономического курса.

Для победы нам жизненно необходим новый курс

Если попытаться определить суть происходящего сегодня на фронте, то это будет противостояние не на жизнь, а на смерть русского народа в единстве со всеми народами России украинскому нацизму (но не народу Украины) в его единстве с нацизмом в либеральной оболочке империалистического Запада. В данной связи приведём выдержку из выступления Г.А. Зюганова с трибуны Государственной думы 26 июля 2023 года:

«Мы обязаны помнить: народ гибнет, когда теряет свой путь развития. Мы потеряли его в 1991 году, когда нас силой столкнули на чуждый, губительный путь, выгодный Западу. Напоминаю всем, в том числе и национальным кадрам, что с начала разрушительных 1990-х русских стало на 22 миллиона меньше. А русские — это государствообразующий народ, который скрепляет единство нашей страны. От его судьбы зависит судьба каждого из вас».

Но русский вопрос есть рабочий вопрос, так как большинство русского народа образует трудящийся класс пролетариев физического и умственного труда. Его социально-экономическое положение заслуживает много лучшего, чем то, в котором он находится. Трудящийся класс пролетариев составляет и большинство Российской армии. Вот почему справедливы слова Зюганова: «Для победы нам жизненно необходим новый курс!»

Русский и украинский вопросы ура-патриоты, что в России, что на Украине, считают наиглавнейшими. Классики марксизма-ленинизма определяли их в качестве вторичных по сравнению с первичными вопросами — о диктатуре пролетариата как власти трудящегося большинства и о единстве пролетариев всех наций в международном рабочем движении. И сегодня актуально звучит ленинское утверждение в «Критических заметках по национальному вопросу»: «Воинствующий буржуазный национализм, отупляющий, одурачивающий, разъединяющий рабочих, чтобы вести их на поводу буржуазии, — вот основной факт современности». В отместку нам буржуазные наши критики обратятся к КПРФ с вопросом: «Где же ваши железные батальоны пролетариата?» Мы ответим им: «Не волнуйтесь, они формируются. Формирует их сам капитал в условиях его общего кризиса, из которого он пытается вырваться усилением налогового бремени, роста цен и реакции в политической (выборы) и духовно-нравственной жизни общества. Как уже не раз доказала история, ответ пролетариев умственного и физического труда не заставит себя ждать. Рано или поздно, но вы получите пролетарский ответ».

В заключение обратимся ко всем нам, коммунистам и нашим сторонникам: «Мало почитать классиков марксизма-ленинизма, надо поприлежнее их читать и перечитывать».

Газета "Правда" №100 (31449) 15—18 сентября 2023 года, 3 полоса

https://gazeta-pravda.ru/issue/100-3144 ... -natsizmu/





О наследии русского коммунизма

С.Г. Кара-Мурза

В сложной современной ситуации важно вспомнить заслуги, а главное, использовать возможности того, что построено нашими отцами и до сих пор существует, даже на освобождаемых территориях Донбасса и Херсона. Следы советских структур мы видим в сознании людей, в системах жизнеобеспечения, в экономике, в армии, в образовании и науке. Они, хотя и в искаженном виде, продолжает помогать нам выживать. В ходе перестройки и реформы в нашем общественном сознании был создан хаос, который превратился в особый порядок, называемый Смутой. И кризис, и хаос, и смуты – важные состояния общества, как и болезни у человека, они изучаются наукой.
Смута – это «система порочных кругов», историческая ловушка, из которой народу трудно выбраться. Свойством этого состояния является утрата способности к рефлексии – анализу предыдущих состояний. Это мешает понять происходящее (оно ведь «вырастает» из прошлого), а затем – и предвидеть будущее. Иными словами, не дает различить те возможные пути в будущее, которые идут от нынешнего перекрестка. Это трагедия: представьте себе «витязя на распутье», который от камня не видит никаких путей.
Здесь речь пойдет лишь об одном провале в нашем сознании – Смута как будто проглотила целый кусок той мировоззренческой матрицы, на которой и был собран наш народ. ХХ век – это несколько исторических периодов в жизни России, периодов критических. Суть каждого из них была в столкновении противоборствующих сил, созревавших в течение веков. В разных формах эти силы будут определять и нашу судьбу в ХХI веке. Но весь ХХ век Россия жила в силовом поле большой мировоззренческой конструкции, называемой «русский коммунизм». Знать ее суть необходимо всем, кто собирается жить в России, а уж тем более тем, кто желает Россию укреплять. Блок этого знания и вышибли из нашего разума за последние 20 лет.
Это была одна из главных операций психологической войны против России, начатая в 70-е годы. В 80-е годы в нее включились отечественные силы, в том числе и «патриоты», а потом и государство. В самые последние годы государство перешло к обороне, но очень вялой – его «личный состав» тоже контужен. Вся история советского проекта стала для нас черной дырой (или «черным ящиком»), а мы все стали «людьми ниоткуда» по кличке «постсоветские».
В результате трезвое знание о русском коммунизме имеют именно враги России, а те, которым без России не жить, воюют друг с другом из-за призраков. Одни не желают никакого трезвого знания потому, что возненавидели «коммуняк», другие потому, что не могут отвлекаться от защиты светлых идеалов коммунизма. И те и другие остаются слепыми – бродят по исторической ловушке и тянут назад тех, кто пытается выбраться.
В лучшем положении сейчас студенты. «Битвы призраков» их затронули меньше, они более открыты непредвзятому знанию. Оно для них – прагматическая ценность. Я выскажусь, имея в виду именно такого читателя.
Русский коммунизм – сплетение очень разных течений, необходимых, но в какие-то моменты враждебных друг другу. Советское обществоведение дало нам облегченную модель этого явления, почти пустышку. До войны иначе и нельзя было, а потом Хрущев искажал картину из своих фракционных интересов. При Брежневе верхушка была не на высоте задачи, да и уже была блокирована интеллектуалами с «новым мышлением». Они еще оставались коммунистами, но уже «евро». Главные вещи мы начали изучать и понимать в ходе катастрофы – глядя на те точки, по которым бьют.
В самой грубой форме я представляю русский коммунизм как синтез двух больших блоков, которые начали соединяться в ходе революции 1905–1907 гг. и стали единым целым перед войной (а если заострять, то после 1938 г.). Первый блок – то, что Макс Вебер назвал «крестьянский общинный коммунизм». Второй – русская социалистическая мысль, которая к началу ХХ в. взяла как свою идеологию марксизм, но им было прикрыто наследие всех русских проектов модернизации, начиная с Ивана IV.
Оба эти блока были частями русской культуры и имели традиции, о которых много написано. Оба имели сильные религиозные компоненты. Общинный коммунизм питался «народным православием». Революция 1905 г. – дело общинного коммунизма, почти без влияния второго блока, зеркало ее – Лев Толстой. После нее произошел раскол у марксистов, и их «более русская» часть пошла на смычку с общинным коммунизмом. Раскол социалистов в конце привел в Гражданской войне, все «западники» объединились (под рукой самого Запада) против большевиков-«азиатов».
После Гражданки демобилизовался миллион младших и средних командиров из деревень и малых городов – «красносотенцы». Они заполнили госаппарат, рабфаки и университеты, послужили опорой сталинизма. Конфликт между «почвенной» и «космополитической» частями коммунизма кончился кровавыми репрессиями, тонкая прослойка «космополитов» была почти сожрана с огромными потерями для страны. Но в благополучный сытый период 70-80-х годов возродилась уже как сознательный враг – и взяла реванш.
Большевизм преодолел цивилизационную раздвоенность России, соединил «западников и славянофилов». Это произошло в советском проекте, где удалось произвести синтез космического чувства русских крестьян с идеалами Просвещения и прогресса. Это – исключительно сложная задача, и сегодня, разбирая ее суть, поражаешься тому, как это удалось сделать.
Сразу выскажу свое убеждение в том, что проект реформ, предполагающий опору только на структуры западного типа (гражданское общество и рынок), обречен у нас на провал. Если у реформаторов будет достаточно сил, чтобы держать традиционную культуру в хрипящем полузадушенном состоянии, то Россия как цивилизация и как большая страна будет ликвидирована. По крайней мере, на обозримое будущее. Только Запад смог осуществить проект развития, порвав с традиционным обществом, но лишь потому, что длительное время мог изымать огромные средства из колоний, а потом уже собирать со всех дань как технологический лидер. Россия такой возможности не имела и не получит.
Второе, чего смогли добиться большевики своим синтезом, – это на целый (хотя и короткий) исторический период нейтрализовать западную русофобию и ослабить накал изнуряющего противостояния с Западом. С 1920 по конец 60-х годов престиж СССР на Западе был очень высок, и это дало России важную передышку. Россия в облике СССР стала сверхдержавой, а русские – полноправной нацией. О значении этого перелома писали и западные, и русские философы, очень важные уроки извлек из него первый президент Китая Сунь Ятсен и положил их в основу большого проекта, который успешно выполняется.
Из современных об этом хорошо сказал А. С. Панарин: «Русский коммунизм по-своему блестяще решил эту проблему. С одной стороны, он наделил Россию колоссальным “символическим капиталом” в глазах левых сил Запада – тех самых, что тогда осуществляли неформальную, но непреодолимую власть над умами – власть символическую.
Русский коммунизм осуществил на глазах у всего мира антропологическую метаморфозу: русского национального типа, с бородой и в одежде а la cozak, вызывающего у западного обывателя впечатление “дурной азиатской экзотики”, он превратил в типа узнаваемого и высокочтимого: “передового пролетария”. Этот передовой пролетарий получил платформы для равноправного диалога с Западом, причем на одном и том же языке “передового учения”. Превратившись из экзотического национального типа в “общечеловечески приятного” пролетария, русский человек стал партнером в стратегическом “переговорном процессе”, касающемся поиска действительно назревших, эпохальных альтернатив».
Третья задача, которую решили большевики и масштаб которой мы только сейчас начинаем понимать, состоит в том, что они нашли способ «пересобрать» русский народ, а затем и вновь собрать земли «империи» на новой основе – как СССР. Способ этот был настолько фундаментальным и новаторским, что приводит современных специалистов по этнологии в восхищение – после того как опыт второй половины ХХ века показал, какой мощью обладает взбунтовавшийся этнический национализм.
Сейчас духовные потомки тех, кто тогда пошел наперекор «ведомым», вроде бы взяли реванш – ну и в каком состоянии оказался народ? Но это другая история, а тогда сборка народа была совершена быстро и на высшем уровне качества. Так, что Запад этого не мог и ожидать – в 1941 г. его Нашествие встретил не «колосс на глиняных ногах», а многомиллионная образованная и здоровая молодежь с высочайшим уровнем самоуважения и ответственности.
А ведь такие задачи на нас уже накатывают. Это уже частность, но ведь факт, что русский коммунизм доработал ту модель государственности, которая была необходима для России в новых, труднейших условиях ХХ века. Это и сделали коммунисты, и это была творческая работа высшего класса. Как глупо сегодня забывать этот опыт!
Четвертую задачу, которую решил русский коммунизм (именно в его двуединой сущности), назову совсем кратко. Он спроектировал и построил большие технико-социальные системы жизнеустройства России, которые позволили ей вырваться из исторической ловушки периферийного капитализма начала ХХ века, стать индустриальной и научной державой и в исторически невероятно короткий срок подтянуть тип быта всего населения к уровню развитых стран. Мы не понимали масштабов и сложности этой задачи, потому что жили «внутри нее» – как не думаем о воздухе, которым дышим (пока нас не взяла за горло чья-то мерзкая рука).
На деле все эти большие системы «советского типа» – замечательное творческое достижение нашего народа. В их создании было много блестящих открытий и прозрений, во всех них есть что-то от автомата Калашникова – гениальная простота и красота. Замечательные, великолепные создания – советская школа и наука, советское здравоохранение и советская армия, советское промышленное предприятие с его трудовым коллективом и детским садом и советская колхозная деревня, советское теплоснабжение и Единая энергетическая система.
Все это за последние сорок лет оболгали и исковеркали. Для уничтожения «империи зла» это было необходимо. Но едва ли не самая главная для нас часть этого злодеяния заключается в том, что молодежь отвратили от знания о том, как все это работает. А ведь страшная истина заключается в том, что иных, «антисоветских» больших систем построить уже не удастся. Место занято! Можно изуродовать РАО ЕЭС или даже уничтожить ее, но построить иную, «западного» типа, уже не выйдет. Как мы видим, можно уничтожить советскую науку, но планы создания какой-то иной науки поражают своим ничтожеством, как будто в наказание кто-то с неба щелкнул разрушителей по лбу.
Все мы – наследники русского коммунизма, никакая партия или группа не имеет монополии на его явное и тайное знание. И все же антисоветизм и антикоммунизм отвращают от него. Я смотрю на это с горечью, и дело не в политике. Сегодня отворачиваться от этого знания глупо, а завтра будет уже убийственно…

05 августа 2022

https://vnnews.ru/o-nasledii-russkogo-kommunizma/#close


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Полные тексты выпусков еженедельника "Эконометрика"
СообщениеДобавлено: Сб май 25, 2024 7:33 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 11373
Электронный еженедельник «Эконометрика» No.1218 от 27 мая 2024 г.

Электронная газета кафедры "Экономика и организация производства" научно-учебного комплекса "Инженерный бизнес и менеджмент" МГТУ им.Н.Э. Баумана. Выходит с 2000 г.

Уважаемые подписчики!

Интересна работа "Философия от Иуды: Предательство Русского мира академиками" Отдел расследований "Первого русского" (телеканал "Царьград"), посвященная ситуации в Институте философии РАН.
В статье "Ближе к заводам: почему киберриски сместились в сторону промышленности" о проблемах защиты киберфизических систем, поведении киберпреступников и конкуренции на глобальном рынке кибербезопасности рассказал Андрей Суворов из «Лаборатории Касперского».






Философия от Иуды: Предательство Русского мира академиками

Отдел расследований "Первого русского"

Научное учреждение, где уже два года никак не могут назначить постоянного руководителя, продолжают сотрясать скандалы. В декабре 2022-го иностранным агентом был признан один из ведущих сотрудников ИФ Российской академии наук – Рубен Апресян*, которого называют "мозгом" откровенно антирусской деятельности. Царьград между тем в своём новом расследовании постарался разобраться в хитросплетениях Института философии – и в роли в них отдельных руководителей.

Клубок единомышленников
Признание иностранным агентом совершенно не мешает вредить своей Родине. Вот и сбежавший в Израиль музыкант Андрей Макаревич*, не отвлекаясь от охаивания России, президента, спецоперации и всего русского народа, вкупе с активно продвигавшим западную идеологию в стране ведущим сотрудником Института философии РАН Рубеном Апресяном* зарегистрировали совместную компанию под названием ООО "Философия ненасилия".
Как вам такая новость? Дата регистрации – 12 января 2023 года. Заниматься компания может, как следует из заявленных видов экономической деятельности, производством кино- и видеофильмов, созданием телепрограмм, полиграфией, радио- и телевещанием, а также позиционировать себя как информационное агентство, размещать материалы в СМИ.
В числе учредителей – шесть физических лиц. При этом двое, повторим, Макаревич* и Апресян*, признаны Минюстом же иноагентами.
Граждане иноагенты времени даром не теряют. И если с Макаревичем* всё понятно уже очень давно, то с Апресяном* ситуация выглядит как минимум странной, ведь он до сих пор (!) остаётся действующим сотрудником РАН – "головного мозга" отечественной науки.

По дорожке, указанной Ходорковским*
У либеральной мысли в России сегодня должен быть очень высокий творческий потенциал. Поэтому, перефразируя Ленина, можно сказать, что либерализм не догма, а руководство к действию,
– сказал как-то беглый олигарх Михаил Ходорковский*, который, окопавшись в Лондоне, активно поливает грязью нашу страну и финансирует проекты, направленные на подрывную деятельность против неё.
Эти слова напечатаны в предисловии к книге под названием "Государство. Общество. Управление", выпущенной в 2013 году (когда экс-главу "Юкоса" помиловал по его прошению президент Владимир Путин) под редакторством самого Ходорковского* и его давнего товарища – члена диссертационных советов Института философии (ИФ) РАН Сергея Никольского.
Авторы – сотрудники ИФ, в том числе и небезызвестный Рубен Апресян*, также признанный в декабре прошлого года иноагентом, который прямо пишет там о нелегитимности власти в России. Электронная версия книги размещена на сайте самого института – государственного учреждения – причём Ходорковский* там указан без соответствующей пометки, обязательной в соответствии с требованиями Роскомнадзора.

Краткая предыстория
В декабре 2020-го провалилась попытка переназначить на пост директора Института философии РАН занимавшего эту должность предыдущие пять лет Андрея Смирнова. После чего министр образования и науки Валерий Фальков выдвинул на должность руководителя научного учреждения другую кандидатуру – замдиректора по научной работе Анатолия Черняева.
И тогда разразился скандал.
Руководящий состав "восстал" против кандидатуры Черняева: появились обращение к президенту, публикации в СМИ об информационной атаке.
В итоге глава Минобрнауки скоропостижно отозвал собственный приказ – и назначил врио директора ИФ РАН ближайшего соратника Андрея Смирнова – Абдусалама Гусейнова, уже возглавлявшего институт ранее, с 2006 по 2015 год.
Но, как выяснил Царьград, всё случилось не просто так. Оказывается, формальным поводом для переигровки стало... письмо-обращение будущего иноагента Рубена Апресяна в адрес министра Фалькова, где он назвал назначение Черняева "катастрофой". И что сделал высокопоставленный чиновник?
Правильно – отреагировал.

Главный по этике – иноагент
А в конце прошлого года Учёный совет Института философии РАН вновь, как и год назад, выступил с заявлением-жалобой на то, что против него ведётся информационная кампания. Мол, ИФ "пытаются обвинить в антигосударственной политической деятельности, русофобии и работе на иностранные спецслужбы".
Всё бы ничего, да вот произошло это как раз после признания иноагентом одного из ведущих сотрудников учреждения Рубена Апресяна* – главного научного сотрудника секции "Этика" ИФ РАН.
Здесь, впрочем, следует добавить ещё несколько его характеристик – для того, чтобы сложилась общая картинка. Он же:
- член Научного консультативного совета (Science Advisory Council) Стокгольмского экологического института (Stockholm Environment Institute), 2017 – по н.вр.;
- эксперт, председатель (1999) правления Программы по среднему образованию Института "Открытое Общество" – Фонд Сороса**, 1996–1999;
- член экспертного совета Подпрограммы по толерантности Института "Открытое Общество" – Фонд Сороса**, 1999–2002.
Иностранным агентом Апресян* стал после того как 11 августа Виталий Бородин, руководитель Федерального проекта по безопасности и борьбе с коррупцией (ФПБК), обратился к начальнику главка МВД по Москве с просьбой проверить деятельность этого сотрудника ИФ РАН.
По собранным данным, Апресян Рубен Грантович*, руководитель сектора этики Института философии РАН и Центра практической и прикладной этики, член Международного программного комитета Social, Emotional, and Ethical Learning (при поддержке Университета Эмори (Атланта, США) и Фонда Далай-ламы) осуществляет при методической и финансовой поддержке зарубежных структур антироссийскую деятельность,
– рассказал Царьграду сам Бородин.
Как показал анализ распространяемых Апресяном* сообщений и материалов, он "осуществляет политическую деятельность в интересах европейских и американских структур путём распространения мнений о принимаемых государственными органами России решениях и проводимой ими политике".
В частности – по поводу СВО. Царьград имеет в распоряжении соответствующие скриншоты страниц Рубена Апресяна* в соцсети Facebook***. Там же –
Согласно сведениям из открытых источников, Апресян* на постоянной основе взаимодействует с Копитерсом Бруно, членом экспертного совета Европейского бюро связи по миростроительству (EPLO), что, возможно, свидетельствует о получении им финансирования из иностранного источника, – продолжает руководитель ФПБК. – Они всё делали по западным методичкам, получали оттуда все вводные, а также финансовую и организационную поддержку. В частности, со стороны Фонда Сороса**. Группы их людей в интернет-СМИ и социальных сетях постоянно дискредитируют нашего президента Владимира Путина, лгут про нашу армию, дискредитируют СВО. По сути, они занимались подрывной политической деятельностью на территории Российской Федерации, это самые настоящие русофобы и диверсанты. Я всех иностранных агентов так и называю, потому что они в прямом смысле слова занимаются диверсиями.
По его мнению, решение признать иностранным агентом Рубена Апресяна* можно назвать стратегическим – "по запуску процесса суверенизации идеологической сферы России и пресечению идейно-ценностной экспансии Запада на нашей территории смыслов".

Ницшеанка с французским гражданством
Однако, как сообщает источник Царьграда, по всей видимости, только лишь Апресяном*, который выполняет роль "мозга" в компании тех, кто потенциально также может попасть в разряд иноагентов, "оргвыводы" по некоторым направлениям деятельности ИФ РАН не закончатся.
Есть вполне конкретные личности, чья позиция вызывает огромные вопросы,
– отмечает наш собеседник.
Одной из таких "интересных фигур" он называет замдиректора Института философии по научной работе Юлию Синеокую – члена-корреспондета РАН, экс-сотрудницу Центра российских и восточноевропейских исследований Бирмингемского университета. Того самого, который и прежде не отличался особой теплотой по отношению к нашей стране, а теперь активно раскручивает тему "вторжения на Украину", о "путинском мифе" и ошибках России, влиянии США и так далее.
Сейчас она усердно, по его словам, примеряет на себя роль "нового Герцена" – лидера философов из России за рубежом. И полагает, что она также может претендовать на включение в число иноагентов – вслед за Апресяном, с которым её связывают очень хорошие отношения.
Мы установили, что Синеокая получала финансирование из московского представительства корпорации "Институт международного образования, Инк." (США), штаб-квартира которого находится в Нью-Йорке, работавшего до 1999 года в орбите USIA – информационного агентства США, главного органа внешнеполитической пропаганды США. А после ликвидации последнего – под прямым контролем различных структур американского правительства – Госдепа, Пентагона, Агентства США по международному развитию и т. д.: в зависимости от направлений деятельности.
В апреле прошлого года Минюст наконец исключил из Реестра филиалов и представительств международных организаций и иностранных некоммерческих неправительственных организаций пятнадцать их подразделений в России. Причина – "выявленные нарушения действующего законодательства РФ". В том числе санкциям подверглись представительства Фонда Карнеги, корпорации "Хьюман Райтс Вотч, Инк.", Фонда "Фридриха Науманна за свободу" и – да – то самое представительство корпорации "Институт Международного образования, Инк." (США), где получала зарплату Юлия Синеокая.
Она действительно имеет два гражданства – России и Франции. Собственно, в опубликованной на сайте ИФ РАН декларации о доходах и имуществе руководящего состава института за 2019 год (примечательно, что подавали её только пять человек: три замдиректора, включая Синеокую, главбух и заместитель главного бухгалтера; данных по остальным, в том числе директора или врио директора, там нет), подтверждается наличие у неё семейного имущества за рубежом.
Декларация, представленная за 2020 год, полностью дублирует ту, что была в предыдущем году. То есть, по факту, обновления не было. А в отчете за 2021-й указаны лишь три человека
Источники доходов, к слову, не названы.
Тут бы, думается нам, обратить внимание надзорным органам на ситуацию: это же прямое нарушение отечественного законодательства. Или так можно?
Впрочем, речь сейчас о другом. Муж Юлии Синеокой – француз, он скончался около года назад, после чего она уехала в Пятую республику вступать в наследство. Однако через некоторое время началась русская спецоперация, и мадам Синеокая, по всей видимости, решила держаться подальше от событий.
По данным Царьграда, она наведывалась в Москву, но не задерживалась здесь.
Тем не менее Юлия Синеокая остаётся, во-первых, в должности заместителя директора Института философии по научной работе (с приставкой врио), во-вторых, членом-корреспондентом РАН (и получает, соответственно, там вполне неплохое содержание – в качестве дополнительного дохода), в-третьих, сохраняет влияние – благодаря двум первым пунктам – в рамках Академии наук.
Официально – находится в отпуске за свой счёт. Как это возможно в нынешней геополитической ситуации – находиться фактически в стане враждебного к своей стране государства и занимать ответственный пост в одном из важнейших научных учреждений, большой вопрос.
К слову, членкором РАН Синеокая стала во многом благодаря Смирнову и Гусейнову: у них имелись возможности продвинуть коллегу.
Смирнов до сентября прошлого года входил в президиум Академии наук, возглавлял отделение общественных наук РАН, сейчас руководит секцией философии, политологии, социологии, психологии и права (тоже удивительная вещь: эта секция, надо понимать, проводит экспертизу госзаданий в том числе и для ИФ, то есть Смирнов способен обеспечить нужный результат для своего учреждения), входит в экспертный совет РАН и является председателем научно-экспертного совета по общественным наукам.
Гусейнов также входит в отделение общественных наук.
Свою докторскую диссертацию по теме "Философия Ф. Ницше в России" Юлия Синеокая защищала в родном Институте философии. И не стоит удивляться, что одним из "блестящих" и "всемирно признанных", по её мнению, "ницшеведов", является Абдусалам Гусейнов, о чём она упоминает в своем автореферате на соискание научной степени.
Там, к слову, есть весьма интересные моменты, собственно, посредством которых знаток Ницше и продвигает глобалистские идеи, столь усердно навязывавшиеся нашей стране Западом:
Сегодня в России рождается новый образ Ницше – политического философа, чьи идеи востребованы при решении проблем национальной и культурной идентичности, планетарного мышления, перехода от национального политического порядка к глобальному, реализации идеи единой Европы, при разработке современных этических социально-психологических концепций, философии языка, науки, образования.
Или вот такая сентенция – тоже весьма показательная:
Формирование российской идентичности неразрывно связано с процессами становления идентичности европейской. Сегодня, как и веком ранее, Россия не исключает возможность разработки альтернативного паневропейского проекта. В связи с этим диссертанту представляется важным проанализировать истоки совершающегося на наших глазах процесса объединения Европы, выявить идеи и ценности, составляющие фундамент концепции Единой Европы.
По сути – те же самые принципы, только под разными другими соусами культивировались американскими и европейскими спецслужбами долгие годы (ещё до госпереворота 2014-го) на Украине. Вступление в ЕС, НАТО, войти в "большую европейскую семью" и так далее.
Сама она в интервью сайту "Теории и практики" отмечала, комментируя современное восприятие Ницше, что "на свете не слишком много людей, которые не боятся сказать "да" жизни", и это "интуиция жизни в вечности и обоснование этики при условии, что монотеистический Бог как опора моральных ценностей – необязательное допущение". Место Бога, интерпретирует она немецкого философа, "заменит круг вечности".
И далее признаёт:
Ницше не раз был использован идеологическими манипуляторами во многом из-за афористичности, беззащитной открытости своих эмоционально пробивающих фраз, доходящих до сердца и находящих отклик. Во время Второй мировой войны в национал-социалистических манифестах широко использовались его цитаты.
А вот как оценивает профессионализм Юлии Синеокой доктор политических наук (Швейцария), русско-французский писатель, философ и литературовед Анатолий Ливри:
Публикации Синеокой представляют систематическую доктринальную подтасовку философского наследия Ф. Ницше, основанную на тотальном незнании немецкого, французского, древнегреческого языков (абсолютно необходимых для анализа Ницше), а также на очевидном непонимании (нежелании, а также неспособности осмыслить) контекста эпохи творчества Ницше, следствием коего является перманентная анахроническая интерпретация терминологии Ницше.
Ливри называет её диссертацию псевдонаучной, считая, что Синеокая пытается "представить Ницше, во-первых, как не имеющего отношения к идеологии национал-социализма или расизма, а во-вторых, как провозвестника "европейских ценностей", некоей "объединённой Европы". И считает, что её необходимо лишить докторской степени.
Впрочем, оставим эти моменты на суд экспертов. В конце концов, есть структуры, призванные вникать в подобные вопросы и принимать соответствующие решения.
Самое важное вот в чём: под вывеской ИФ РАН, при всём уважении к деятельности и трудам, наверное, большей части коллектива этого учреждения, на протяжении долгого времени культивируются и насаждаются чуждые русской философии и культуре идеи.
И если раньше на это закрывали глаза, то сегодня, в нынешних условиях глобального противостояния России и коллективного Запада, так делать уже нельзя.
Апресян* и Синеокая – вовсе не случайные и единичные примеры.
Тот же давний товарищ Ходорковского* – соредактор книги "Государство. Общество. Управление" Сергей Никольский, главный научный сотрудник ИФ РАН.
Из его биографической справки на сайте ИФ РАН: в 1984–2017 годах был участником научных конференций, семинаров, рабочих групп (Австрия, Аргентина, Великобритания, Вьетнам, Германия, Италия, Канада, Китай, Куба, Нидерланды, Норвегия, Республика Корея, США, Турция, Швейцария, Швеция, Польша), трудился стажёром-исследователем в Оксфорде, а потом – в Саскачеванском университете в Канаде.
С Ходорковским* его связывает, к слову, ещё один момент: Никольский в своё время трудился руководителем отдела инвестиций в АПК Института проблем инвестирования банка МЕНАТЕП, основанного, как известно, экс-владельцем "Юкоса".
Он же – координатор так называемой мегатемы Института философии под названием "Российский проект цивилизационного развития", непосредственным руководителем которого выступает экс-директор ИФ РАН Андрей Смирнов. Целью исследования заявлено получение "развёрнутого ответа на вопрос: что представляет собой избранный страной путь цивилизационного развития и при каких условиях будет обеспечено его продолжение в будущем".
Правда, в своих публикациях Никольский рассуждает о звериной сущности русского народа, о варварстве, что в его понимании означает приверженность к "канонам консерватизма и традиционализма".
А его коллега Ольга Воронина, ведущий сотрудник ИФ РАН, в рамках той же "мегатемы" продвигает идеи гендерного равенства. Она – одна из зачинательниц гендерных исследований в России.
До конца июня 2021 года Воронина возглавляла Московский центр гендерных исследований, а также выступала соучредителем и руководителем Фонда "Институт социальной и гендерной политики", который после неё возглавил некий Басыров Руслан Азатович (судя по досье из открытых источников, он является учредителем и руководителем десятков организаций, совершенно различных по направлениям деятельности).
Так вот, МЦГИ поддерживался американским Фондом Макартуров**, включённым в 2015-м, в соответствии с законом о нежелательных организациях, в "патриотический стоп-лист", его деятельность была признана нежелательной в России. За неполные десять лет центр Ворониной получил от данного американского источника почти 1,2 млн долларов.
А ИСГП получал деньги из Фонда Сороса* и британского фонда Sigrid Rausing Trust, UK, который специализировался на финансовой поддержке исков против России в ЕСПЧ (пока эту лавочку не прикрыли), а также предоставлял гранты одной из крупнейших содомитских организаций в стране – БФ "Сфера", признанного иноагентом.
Информация о финансовой поддержке со стороны нежелательных в России организаций сохранилась в веб-архиве
Впрочем, и сам нынешний врио директора Института философии РАН Абдусалам Гусейнов, как и его соратник Рубен Апресян*, не был чужд взаимодействию с Фондом Сороса**.
Гусейнов стоял у истоков создания Центра "Этика ненасилия", который напрямую получал гранты от соросовской* структуры.
И при его же участии Апресян* вместе с рядом коллег организовал автономную НКО "Центр прикладной и профессиональной этики" (ЦППЭ), в списке партнёров которой – сплошь зарубежные – в основном американские, британские и германские – ресурсы. И занимался он на средства "Открытого общества"** реализацией соответствующих проектов.
Особенно американцев интересовали темы экологии (точнее – этического обоснования ограниченности национального суверенитета на наши же природные ресурсы) и расширения участия стран-соседей в освоении и изучении Арктики.

2 миллиона на изучение ада и зла
Стоит ли теперь удивляться, что при участии такой "доброй компании" Институт философии стал заниматься откровенно странными вещами. Как, допустим, заказ исследований на общую сумму более двух миллионов рублей на изучение "зла" и "ада", которые были исполнены "единственными поставщиками".
Речь идёт о следующих проектах:
"Является ли злом существование ада". Работа выполнена за 742 тысячи рублей Игорем Гаспаровым – доцентом Воронежского государственного медицинского университета им. Бурденко и сотрудником Высшей школы экономики.
Такую же сумму потратили на исследование "Бесполезная свобода и проблема ада", которую получил за его реализацию преподаватель ВШЭ Александр Мишура.
Ещё 686 тысячи направили на исследование "Реляционное измерение проблемы зла и мистическая теодицея", его выполнил Богдан Фауль.
Всё официально проводилось через сайт Госзакупок, электронную подпись ставил занимавший на тот момент должность руководителя ИФ РАН Андрей Смирнов.
А ещё Институт философии выступал в необычной для себя роли организатора фотоконкурса Existentia ("Существование" – лат.), приуроченного ко Всемирному дню философии в 2020-м, где демонстрировались, мягко говоря, неоднозначные работы – об этом "Первый русский" уже рассказывал в своём предыдущем расследовании некоторых аспектов деятельности ИФ.

Загадочный финт
Всё это могло закончиться в декабре позапрошлого года, когда Минобрнауки России сообщило, что кандидатура Андрея Смирнова, занимавшего пост директора ИФ РАН с 2015-го, не согласована. Это было неожиданно – прежде всего для руководства учреждения.
Смирнов после пяти лет работы в должности в 2020-м был назначен врио и вроде как мог рассчитывать на переназначение, однако в течение года вопрос всё никак не решался в его пользу. Почему? По нашей информации, его кандидатура не получила согласование в АП, где, надо полагать, имели к тому времени представление, какой курс избрал институт, продвигая совершенно чуждые русскому государству идеи.
Однако спустя год, в начале ноября 2021-го, Минобрнауки всё-таки начало подготовку документов по утверждению Смирнова директором на второй срок. И – не получилось.
В самом конце того же месяца процесс был прерван. Опять-таки – по окрику из администрации президента. Вместо Смирнова была согласована кандидатура замдиректора ИФ РАН по научной работе Анатолия Черняева, и 20 декабря 2021-го министр науки и высшего образования Валерий Фальков подписал приказ о его назначении временно исполняющим обязанности директора ИФ РАН.
В принципе, кандидатура Черняева устраивала и АП, и коллектив, – говорит источник Царьграда. – Но – не руководство самого института, где сложилась своя система управления, выстроенная под Гусейнова и Апресяна*, и Смирнов там играл роль скорее номинального директора: академик, имя в научных кругах и так далее. Черняев же был эдакой белой вороной – специалист именно по русской философии, изучавший русскую же культуру и философско-богословскую тематику, взаимоотношения Церкви и общества. В среду почитателей западных философских течений он не вписывался никак.
Но уже 29 декабря Фальков резко меняет своё решение: он освобождает Черняева, не пробывшего в должности и полной недели, от исполнения обязанностей директора. И назначает таковым 82-летнего (!) Абдусалама Гусейнова. Человек, который уже упоминался нами выше, замкнул на себе нити реального управления Института философии РАН.
Новость получила бурное обсуждение – в узких кругах.
Кто-то считал, что повлияло открытое письмо от имени Учёного совета ИФ в адрес президента, написанное в первый день вступления Черняева в должность, – вкупе с оперативно развёрнутой в СМИ кампанией об "атаке" на институт. Кто-то говорил, что на Фалькова "надавили". Но все сходились в одном: странно – сначала своей росписью назначить человека на ответственный пост, а затем, спустя всего несколько дней – снять.

А ларчик открывается просто...
Но – есть некоторые нюансы, как говорится. Прежде всего, вот такая очевидная штука.
За столь короткий срок с момента подписания министром Фальковым первого приказа (о назначении Черняева врио) до его выхода на работу в новом качестве, то есть – всего за два дня, подготовить письмо на имя главы государства, написать и договориться о публикациях в собственную поддержку с изданиями (обычно это стоит весьма недёшево) крайне сложно. Значит, к такому повороту событий в руководстве были готовы – знали заранее, а потому успели предпринять соответствующие меры – на опережение.
Откуда узнали?
И вот здесь – самое интересное.
Дело в том, что до того как возглавить Министерство образования Валерий Фальков трудился ректором Тюменского госуниверситета – с 2012-го по 2020-й, и последние пять лет даже возглавлял совет ректоров вузов этого региона.
А в октябре 2017-го директором Института социально-гуманитарных наук (ИСГН) ТюмГУ стал старший научный сотрудник ИФ РАН Игорь Чубаров, проработавший в Институте философии шестнадцать лет.
Причём двух философов объединяет не только наука, но и тяга к Международному Центру университетского преподавания еврейской цивилизации SEFER.
Как выяснил Царьград, Андрей Смирнов стоял у истоков налаживания сотрудничества с этой организацией (в нашем распоряжении имеются подтверждающие документы). Ещё в преддверии распада СССР, Смирнов, будучи ещё сначала младшим, потом старшим научным сотрудником Академии наук, ездил в служебные командировки в Израиль. Он участвовал в семинарах Центра университетского преподавания еврейской цивилизации, посвящённых темам еврейской цивилизации в Восточной Европе и бывшем СССР; еврейским ценностям и понятиям в политике и социальной практике; еврейской цивилизации в семинариях, богословских учебных заведениях и христианских университетах, проводил встречи с руководством университетов в Иерусалиме, Тель-Авиве, Беэр Шеве, давал интервью для газеты Jerusalem Post и израильского радио.
А позже стал участником программ Центра SEFER – в том числе по подготовке научных кадров для этого проекта на базе возглавляемого им сектора в ИФ РАН. В частности, его ученик Константин Бурмистров – специалист по каббале, назначенный заместителем директора ИФ РАН, ежегодно публикуется в журнале "Вестник ПСТГУ. Серия: философия, богословие", пропагандирует влияние еврейской мысли на русскую религиозную философию, участвует в программах Центра SEFER. Возможно, у компетентных органов есть основания проверить эту линию.
В свою очередь назначенный директором ИСГН Чубаров развернул в вузе бурную деятельность в этом направлении. Так, в 2018-м его институт провёл совместную с SEFER летнюю школу Illuminations ("Иллюминаты", или "Просвещённые"). И Фальков высоко оценил значение школы "Иллюминатов", заявив, что будет всячески поддерживать сотрудничество с еврейским центром.
Дальше – в том же русле. В августе 2020-го состоялась летняя онлайн-школа по иудаике "Евреи как Чужаки: символ и повседневность", организованная Центром SEFER и Институтом социально-гуманитарных наук ТюмГУ (при участии The Hebrew University of Jerusalem и поддержке Genesis Philanthropy Group, Российского еврейского конгресса и JOODS Humanitair Fonds). В рамках мероприятия проводились семинары "Как поступать на докторскую программу за рубежом" и "Как правильно писать научный грант". Иными словами – как подавать заявки в зарубежные фонды.
В мае 2021-го Институт социально-гуманитарных наук устроил двухдневную онлайн-конференцию "Глобальная история Арктики: трансграничные сети, альтернативные пространства и переключение масштабов", где основными докладчиками оказались специалисты из стран Западной Европы, Прибалтики и Скандинавии. И (выше, помните, мы рассказывали о деятельности Центра этики ИФ РАН в этом контексте) они проводили идею международного освоения Арктики, превращения её в "пространство глобальных диалогов", говорили о необходимости "новой перспективы в понимании истории Арктики, в которой... национальные границы не задают тон теоретическим идеям и дискуссиям".
И ещё одна просто чудесная история выходца из ИФ РАН: Чубаров организовал в ТюмГУ методологический семинар "Вспомнить Фуко" (французский философ Мишель Фуко – апологет гомосексуализма, основоположник гендерной теории – ред.). Начиная с 2020-го, семинар проводится в дистанционном формате, позволяющем привлечь максимально широкую аудиторию. Тематику семинара репрезентирует выступление заместителя директора немецкого общества гендерных исследований Ирины Градинари "Киборг-эпистемологии и киборг-фантазии", посвящённое интеграции человека и машины в контексте гендерного и постколониального дискурса, эстетической теории феминизма и политического насилия.
Так-то.
Стоит ли теперь удивляться тому, что информация о назначении Черняева врио, вызвавшая такую нервную реакцию среди единомышленников Смирнова, Апресяна* и Гусейнова, стала им известна заранее? Что дало, конечно, время подготовиться к ответному удару.

Тень Дерипаски
Между тем мы выяснили ещё одну крайне занимательную деталь. В декабре 2021-го, когда в ИФ РАН разгорался так называемый управленческий кризис и стало ясно, что Смирнов не сможет оставаться директором (срок его пребывания в качестве врио истекал 21 декабря), а на Черняева ещё готовились документы в Минобрнауки, в институт приезжал лично один из богатейших людей России, миллиардер Олег Дерипаска. И находился в учреждении около четырёх часов.
По нашим данным, в течение этого времени он предположительно общался с Андреем Смирновым и... с Юлией Синеокой. Почему?
Определённое понимание здесь может дать событие, произошедшее буквально за месяц до этого визита. 24 ноября на философском факультете МГУ открывался коворкинг при поддержке Фонда Дерипаски. Дело это безусловно нужное и важное, но есть нюанс.
Бизнесмен не только лично принял участие в презентации, но и, ко всеобщему удивлению, появился в МГУ вместе с Синеокой, которая никакого отношения к этому университетскому мероприятию не имела.
Опять возникает вопрос, с чего бы такое внимание. Ответ её лежит на поверхности. Если открыть сайт того самого Фонда Дерипаски "Вольное дело", то там на странице "Наука" из раздела "Программы" рассказывается о грантах для учёных и приводится цитата Абдусалама Гусейнова – о поддержке фондом научно-издательского проекта Института философии РАН.
Речь идёт о совместной серии ИФ РАН и научного фонда "Института развития им. Г.П. Щедровицкого" под названием "Философия России ХХ века", который стартовал ещё в 2006 году – когда Гусейнов впервые возглавил ИФ РАН. Как стало известно, миллиардер Дерипаска и нынешний врио руководителя Института философии знакомы с тех лет.
Обратите внимание не только на цитату Гусейнова, но и на то, во-первых, когда началось сотрудничество с фондом Дерипаски, а во-вторых, кто занимается реализацией проекта. Скриншот с сайта фонда "Вольное дело"
К настоящему времени уже изданы десятки томов, причём на высоком полиграфическом уровне, с привлечением качественных авторов, получающих, вопреки обыкновению в таких случаях, приличные гонорары. И проект продолжается. А его идеология посвящена созданию нового "канона русской философии", куда включаются философы либерального, диссидентского, "антитоталитарного" направления, плюс выдаётся интерпретация мыслителей патриотического толка – в соответствующем ключе.
Что характерно, Георгий Щедровицкий, чьим именем называется фонд, – основатель так называемого Московского методологического кружка, через который прошла значительная часть будущей политической элиты. После смерти Георгия Щедровицкого его сын Пётр Щедровицкий, тоже философ, а также политтехнолог, организовал фонд имени отца. Один из лидеров отечественных прозападных либералов, он уехал из России, не раз негативно высказывался против позиции покинутой им Родины, а в начале ноября и вовсе выступил на украинском ТВ вместе с советником офиса Зеленского – Алексеем Арестовичем. И рассуждал там о "новом мировом порядке". С 2011 года Пётр Щедровицкий был заместителем директора ИФ РАН – при Абдусаламе Гусейнове. Сейчас его персональная страница с сайта учреждения удалена, но веб-архив об этом помнит.
А Синеокая, как уже говорилось, – креатура Гусейнова. По всей видимости, он и ввёл её в круг общения с Дерипаской.

Достоевского отменить – его же читает Путин!
Одним из авторов вышедшей в рамках упомянутой серии "Философия России второй половины XX века" выступает Марина Быкова – почётный член ИФ РАН, выпускница Ростовского госуниверситета, бывшая сотрудница Института философии, давно уехавшая на ПМЖ в Штаты, где сейчас онв преподает в университете Северноё Каролины.
Уехала и уехала, ничего страшного. Вот только Быкова является не только подругой и коллегой Юлии Синеокой по сектору западной философии, но и ещё и главным редактором сразу двух ведущих журналов по русской философии, издающихся на разных континентах: Russian Studies in Philosophy (США) и Studies ib East European Thought (Швейцария). А потому является чуть ли не главным специалистом по русским философам
И к участию в тематических номерах, посвящённых пропаганде политического либерализма, Быкова активно привлекает философов из России.
Оба журнала выступили с резким осуждением политики руководства нашей страны и пожеланием победы укронацистскому режиму.
В Studies in East European Thought (SEET), например, Быкова выпустила редакционное заявление, в котором высказывается требование к России о "немедленном прекращении военных действий" и выводе войск "с суверенной территории Украины". Там же выражается глубокая скорбь "о потерях и страданиях украинского народа".
А в номере журнала Russian Studies in Philosophy почётный член ИФ РАН пошла ещё дальше: она не только осуждает СВО, но и прямо призывает к "отмене" и переоценке русской культуры. Вот цитата:
Пренебрежительное отношение (к Достоевскому) сложилось в последнее время не только потому, что Путин назвал Достоевского одним из своих любимых писателей... Необходима переоценка идей Достоевского. То же самое относится и к русской культуре в целом. После вторжения России в Украину она требует новой объективной интерпретации. Произведения Достоевского должны быть критически переосмыслены с точки зрения подхода к национальной идее.
Каково, а? Гражданка США заявляет о необходимости сделать "переоценку" творчества великого русского писателя только потому лишь, что его любит читать президент России Владимир Путин! Даже с учётом многочисленных прочих трудов Быковой, – где, собственно, она и где – Достоевский?
И в последнем номере SEET – прямые призывы к свержению законной российской власти:
Трудно признать, что твоя родина – агрессор, но жить иллюзиями опасно. Для россиян крайне важно признать свою ответственность за зверства, совершенные от их имени, какими бы болезненными они ни были… Россиянам потребуется критически осмыслить имперское прошлое страны, освободиться от мифа о российской исключительности как основы национальной идентичности.
И далее – опять о поддержке Украины и необходимости объединиться против Путина, которого она называет диктатором.
Там же – статья переехавшего жить в США философа Михаила Эпштейна, называющего нашу спецоперацию "шизофреническим фашизмом", но этот человек поддержал "самого" Абдусалама Гусейнова, который в признательность разместил на интернет-портале учреждения его письмо в свою поддержку.
При этом в том же номере, где звучит не просто критика, но и оскорбления от подруги Юлии Синеокой, которая пару лет назад брала у неё интервью (и по сей день размещённое на официальном сайте ИФ РАН) в адрес нашего государства и его лидера, опубликована целая серия статей сотрудников Института философии – начиная с завсектором эстетики Института философии Елены Петровской. Последняя там, к слову, анализирует (цитата) "русско-украинскую войну с точки зрения колониального захвата, предпринятого угасающей, но агрессивной Российской империей". И называет происходящее политической авантюрой.
"Заказывает" им статьи Марина Быкова – в основном, именно либеральной тематики. То есть публикации, работающие на Запад. Отчего сотрудничают с ней учёные из ИФ РАН и ряда других вузов? Есть данные, что всё это предположительно происходит... в рамках госзаказа на публикацию в зарубежных источниках.
А теперь, внимание, ещё один вопрос. Как так вышло, что миллиардер Олег Дерипаска, против которого ввели на Западе санкции, поддерживает проекты, где задействованы откровенные противники государственной политики России и её руководства?
Вероятно, "встреча в узком кругу" Олега Дерипаски, Андрея Смирнова, Юлии Синеокой и Абдусалама Гусейнова в декабре 2021 года была вовсе не случайной. Там вполне могли обсуждать вопросы будущего института, когда закончится "эпоха" Смирнова, заменившего Гусейнова в 2015-м на посту директора института. И реакции на события.
Это – только незначительная часть прежде до сих пор не известных широкой публике данных. И мы обязательно выясним, насколько глубоко олигарх Дерипаска погружён в происходящее в ИФ РАН, а главное – зачем ему это нужно.

Сотни миллионов мегагранта
Есть и ещё любопытная деталь, которая могла повлиять на события.
В 2020-м Андрей Смирнов, на тот момент ещё будучи директором Института философии, выиграл весьма впечатляющий грант от Минобрнауки, когда руководителем стал Валерий Фальков, – в рамках реализации подпрограммы "Фундаментальные научные исследования для долгосрочного развития и обеспечения конкурентоспособности общества и государства" большой госпрограммы "Научно-технологическое развитие РФ".
Его проект под названием "Новейшие тенденции развития наук о человеке и обществе в контексте процесса цифровизации и новых социальных проблем и угроз: междисциплинарный подход" прошёл конкурсный отбор.
На сайте Минобрнауки почему-то сейчас нет положений конкурса – как и результатов. Однако мы отыскали их в веб-архиве. Это – для понимания размаха.
Вот – на 22-м месте проект Смирнова. Скриншот из веб-архива
Почему это могло повлиять? Пожалуй, несложно понять, что в случае ревизии, которую бы непременно провело новое руководство ИФ РАН, вероятно, возникла бы и эта тема: кто и что делает в рамках реализации столь крупного проекта, рассчитанного до конца прошлого года. А каждый год – это 100 миллионов (!) рублей.

Что с того?
Примечательно между тем, что в Институте философии то пытаются абстрагироваться от существования идеологии в этой науке, то – напротив, осознавая, что сейчас за каждое слово могут жёстко спросить, соглашаются, что идеология очень даже нужна.
Но какая? Та, что продвигают Гусейнов, Смирнов, иноагент Апресян* и проживающая во Франции Синеокая?
"Вопрос о соотношении философии и идеологии очень сложный, – отмечает идеолог Русского мира, философ Александр Дугин в беседе с Царьградом. – Дело в том, что философия намного более фундаментальна, чем идеология. Но при этом она не свободна от принципиальных метафизических установок, которые саму философию определяют, а дальше – она уже выливается в идеологию, науку и разного рода прикладные формы. Нам же необходима русская философия, у нас её нет".
Вместо неё, продолжает Дугин, стоят "перепевы" западных направлений – как правило, плохо понятых, либо инерциальные продолжения советской модели, а нам нужна полноценная русская философия, которой в помине нет в этом профессиональном сообществе.
"И она уже предопределит русскую идеологию, создаст интеллектуальные фундаментальные условия для её возникновения. Единственно – неправильно рассматривать идеологию как то, что должно указывать, какой быть философии, которой нет. И в первую очередь – её нет в ИФ РАН, – считает Александр Дугин. – Так вот, эта русская философия и должна предопределить идеологию нашего государства. Таким образом, если у нас есть Институт философии, но он не является институтом именно русской философии (либо ей отведено какое-то архивное место, изучение старых и плохо соотнесённых с актуальностью направлений), то – это просто "не тот" институт. Его надо либо менять, либо создавать параллельно полноценный Институт русской философии".
По его мнению, сегодня в руководстве ИФ РАН находятся люди, совершенно не соответствующие историческому вызову: наша страна сейчас проживает ключевой, переломный момент, подчёркивает он. Поэтому нужен совершенно другой Институт философии – именно русской философии, с позиций которой и нужно изучать и рассматривать всё философское наследие древности.
Но самое главное, резюмирует Александр Дугин, – философия это не археология, а живая мысль – системная, глубокая и уходящая в корни поиска вопроса об истине. Но сегодня этого нет и в помине.

*Признаны Минюстом России иностранными агентами
**Организация, признанная в России нежелательной
*** Запрещена на территории России

19 Января 2023

https://spb.tsargrad.tv/investigations/ ... ami_706501 (источник включает многочисленные скриншоты документов по теме)




Ближе к заводам: почему киберриски сместились в сторону промышленности

О проблемах защиты киберфизических систем, поведении киберпреступников и конкуренции на глобальном рынке кибербезопасности в интервью РБК рассказал Андрей Суворов, «Лаборатория Касперского»

Андрей Суворов
директор по развитию бизнеса KasperskyOS «Лаборатории Касперского». Работает в компании с 2015 года. Магистр Warwick Business School, соавтор курса Executive MBA по кибербезопасности для топ-менеджмента.

Киберфизические системы и риски цифровизации

— Какие тренды сейчас влияют на глобальный рынок кибербезопасности?
— Кибербезопасность — это одна из ключевых дисциплин в контуре цифровизации. Поэтому тренды в области кибербезопасности должны коррелировать с трендами цифровизации.
Один из самых важных и ярких трендов цифровизации — постоянно растущая ценность данных в стоимости активов компаний. Если взять прошлые международные рейтинги корпораций, скажем, в далеком 1975-м, можно увидеть, что стоимость наиболее успешных компаний состояла на 83% из материальных активов, а нематериальные составляли всего 17%. То есть 40–50 лет назад большая часть стоимости компаний приходилась на оборудование, землю, здания, остальное — патенты и программное обеспечение. К 2023-му соотношение изменилось: теперь оно составляет 10% и 90%. У лидирующих глобальных компаний пропорция сильно сдвинулась в сторону данных, патентов и софта.
Второй очень серьезный тренд — слияние производственной и IT-инфраструктуры. Другими словами, происходит конвергенция IT и OT, где OT или operational technology, — это все технологии, которые используются на производственной площадке. Тренд сильно сказывается на кибербезопасности. Раньше мы защищали компьютеры, базы данных, потом смартфоны. И речь шла про защиту информационных активов. Сейчас мы должны защищать цифровые активы киберфизической системы, в которой физические устройства порождают цифровые данные и имеют цифровые элементы управления.
В такой системе оцифрованные данные о физических процессах технологических установок и окружающей среды используются для оптимизации процессов управления, и это формирует уже киберфизическую среду.
Хороший пример киберфизической системы — современный автомобиль. За последние десять лет в машинах значительно выросли объемы ПО (по нашим оценкам минимум в 10 раз). Постепенно исчезают кабели, сигналы становятся беспроводными. В итоге автомобили перестанут быть только надежной физической системой, и будут скорее гаджетами, которые в процессе предоставления цифровых сервисов умеют доставлять из точки А в точку Б. То же самое происходит с заводами — они становятся «гаджетными» киберфизическими системами, которые нужно защищать.
Третий тренд — на киберриски стали обращать внимание топ-менеджеры. В прошлые годы до высоких кабинетов долетали истории про антивирусы, вредоносное ПО, но они не вызывали там особого интереса. Топ-менеджеры знали, что придет безопасник, попросит денег и все починит. Сегодня на уровне советов директоров есть понимание, что в процессе цифровизации возникают очень серьезные угрозы. Это обратная сторона цифровизации — возможность возникновения киберинцидента, ущерб от которого может быть сопоставим со стоимостью некоторых инвестиционных проектов.
Совет: проведите выделенное заседание топ-менеджмента компании с участием первых лиц на тему «Киберриски».

— Меняется ли как-то поведение киберпреступников с учетом этих трендов?
— Это важный момент, его не всегда замечают. Много лет назад все в основном беспокоились о том, как сохранить банковские данные, чтобы не потерять деньги со счетов и с карт. Сегодня образованность и осведомленность представителей киберкриминальной прослойки выросла. Киберпреступники воспринимают тренды и понимают, что уровень защищенности банков на порядок больше, чем у производственных предприятий. Поэтому они устремились в промышленный сектор в поиске слабых мест и уязвимостей.
Если вы посмотрите на стратегию любой производственной компании, там будет два больших блока. Первое — как обеспечить непрерывность бизнеса и отсутствие инцидентов на производстве, второе — как «прикрутить» к нему цифровизацию. И первый блок, влияющий на устойчивость и репутацию, очень сильно страдает в случае киберинцидентов.
Киберкриминальные группы учатся рассчитывать стоимость простоя конкретной производственной линии или даже всей компании, допустим, на час или на смену. И с помощью ransomware — программ-вымогателей — требуют у жертвы соответствующий выкуп за восстановление работы линии, завода, фабрики. Это еще один тренд — акцент сместился с попыток украсть деньги, по сути, в область хищения доступности предприятий. А доступ к управлению критически важен для непрерывности бизнеса.
Совет: никогда не платите кибермошенникам и делайте регулярные резервные копии цифровых активов!

Глобальные рынки и цифровизация в Азии
— Как изменились условия работы на глобальном рынке за последний год?
— За последний год с небольшим мы, естественно, стали уделять еще больше внимания вопросам со стороны наших партнеров и заказчиков. У нас порядка 200 тыс. корпоративных заказчиков по всему миру.
Конечно, стало немного сложнее работать, но при этом появилась спортивная злость. Нам приходится доказывать, что мы гораздо сильнее конкурентов. Для этого есть множество способов.
Во-первых, мы участвуем в большом количестве тестов, работаем с аналитиками рынка, чтобы получать независимые оценки и попадать в рейтинги. Недавно вышел свежий рейтинг, который показывает, что «Лаборатория Касперского» — единственная в мире компания, которая обеспечивает своими технологиями 100% защиту от программ-шифровальщиков. К слову, некоторые конкуренты пытаются разыграть карту российского происхождения нашей компании, но их уровень защиты не дотягивает и до показателя в 50%.
Во-вторых, еще несколько лет назад мы запустили Global Transparency Initiative — глобальную инициативу прозрачности. В ее рамках создали девять центров по всему миру — от Цюриха до Куала-Лумпура. Мы приглашаем туда внешних игроков — представителей госсектора, интеграторов, заказчиков — и показываем им возможности продукта. Они могут привлечь своих технических экспертов и проанализировать исходный код, прежде чем принять решение о сотрудничестве. Все признают, что это эксклюзивный вариант взаимодействия с компанией из сферы кибербезопасности.
В-третьих, наша фишка — Kaspersky Security Network. Это большая облачная платформа, в которой используются алгоритмы машинного обучения. Миллионы компьютеров и устройств, которые мы защищаем, могут отправлять информацию о подозрительных событиях в лабораторию вирусных аналитиков. Она работает постоянно, в три смены по восемь часов. Лаборатория регистрирует 400 тыс. вредоносных файлов каждый день. Соответственно, зафиксировав конкретный вредонос где-нибудь во Вьетнаме, Румынии или России, можно сразу же предоставить противоядие подключенным пользователям в другой части планеты. За счет этого мы обеспечиваем очень высокий уровень защищенности и очень быструю реакцию.
Еще одно конкурентное преимущество — у нас работают люди из разных стран. Сейчас я нахожусь в Малайзии, в местном филиале единицы людей говорят по-русски. В основном работают люди, которые здесь родились и живут, знают свой рынок и все его нюансы. И, конечно, хорошо знают малайский язык, основные диалекты китайского и другие языки.

— Где вам сейчас работать проще всего?
— У нас сильные позиции в странах Ближнего Востока, там очень серьезно идет цифровизация. Активно развивается рынок в странах Юго-Восточной Азии. Безусловно, мы серьезно выросли на российском рынке. В ряде европейских стран, где мы были заметны, сейчас ведем кропотливую работу, чтобы сохранить наши многолетние наработки. По понятным причинам я не могу назвать этот рынок растущим. Но остальные рынки очень перспективные, там мы расширяемся.

— В каких странах конкуренция наиболее острая?
— Приведу пример Сингапура. Это совсем небольшой, но очень продвинутый в цифровом плане город-государство, я бы даже сказал, город-корпорация. Любой проект здесь тщательно оценивается со всех точек зрения.
Так вот, здесь нам сложнее работать, чем в других странах Юго-Восточной Азии, поскольку за присутствие на этом рынке традиционно боролись компании из США и Израиля. Но это не значит, что мы не присутствуем в Сингапуре.
Сейчас мы создаем новый рынок кибериммунных систем. Пытаемся доказать, что старая история кибербезопасности, когда все пытаются что-то починить или создать инструменты защиты от уязвимостей, уходит в прошлое. Мы занимаемся созданием нового подхода, технологий и решений с врожденной киберустойчивостью. И я вижу, как в связи с этим интерес Сингапура к нам растет.

Фабрики программирования и технологические альянсы

— Какие конкурентные преимущества есть у компаний из России?
— Недавно я разговаривал с очень уважаемым в мире IT и цифровизации человеком, который в Малайзии живет уже восемь лет. Сам он швейцарец. Он сказал мне, что среди профессионалов по всему миру ценится русская математика. Серьезные математические способности и подготовка — это наша визитная карточка.
Многие математики плавно перетекают в программирование. Да, у нас меньше каких-то промышленных решений, но все, что касается программирования и софта, — это сильно.

— Чего же тогда не хватает этим компаниям?
— Софт надо уметь не только разрабатывать, его надо уметь развернуть, растиражировать на «недомашних» рынках. У нас есть талантливые люди и понимание потребностей рынка, но много компаний заняты поиском якорного заказчика. А потом все двигается в сторону вечной кастомизации, а не создания продукта, который можно при минимальных изменениях и локализации выдвинуть, например, во Вьетнам или Малайзию.
Я вижу несколько сильных российских компаний, которые занимаются кибербезопасностью, созданием инфраструктуры, пытаются продвигать свои решения на разных рынках. Потенциал есть. Нужно сосредоточиться на создании фабрик разработки и программирования, чтобы развивать и тиражировать решения уже в промышленном масштабе.

— Какие решения от компаний с российскими корнями наиболее перспективны?
— Традиционно сильны решения в области кибербезопасности, аналитические системы, системы машинного обучения. Есть перспективные системы резервного копирования и восстановления. Я считаю, что все это конкурентоспособно.
Еще можно ожидать, что в будущем начнут появляться технологические альянсы. На фоне интеграции IT и OT и усиления киберрисков ни одна компания в мире, даже с огромной капитализацией, не может закрыть все потребности своими решениями. Поэтому несколько корпораций будут объединятся и создавать комплексные решения под каким-то одним названием. Вот здесь у российских компаний тоже есть хорошие шансы.

Дефицит специалистов и компетенции будущего

— В России наблюдается дефицит кадров в области информационной безопасности. Ситуация на глобальных рынках такая же?
— Ситуация примерно похожа, да. Дефицит наблюдается по специальностям, которые находятся на стыке технологий. Тренд на конвергенцию IT и OT означает, что нужен не просто безопасник, ставящий антивирус на компьютер. Нужны специалисты, способные провести анализ защищенности сложной киберфизической среды, найти корреляцию между непостоянными событиями в разных точках инфраструктуры компании.
И такие специалисты должны очень плотно работать с теми, кто проектирует киберфизические системы. То есть люди, которые занимаются, например, интернетом вещей, тоже в большом дефиците.
Тут очень важен баланс. Потому что, с одной стороны, без цифровизации компания окажется на дне рейтинга. Ее купят или она разорится. С другой стороны, в процессе цифровизации возникают риски. И нужно искать баланс между теми, кто создает новую ценность и теми, кто митигирует (уменьшает вероятность наступления нежелательных событий. — РБК) риски.
— Какие компетенции нужны для работы в киберфизических системах?
— Несколько лет назад, еще до пандемии, я был членом рабочей группы World Manufacturing Forum и поучаствовал в очень интересном упражнении: мы выделили десять компетенций будущего для тех, кто работает в компаниях с киберфизическими системами. Естественно, в список вошла и кибербезопасность. По-хорошему, каждый сотрудник такой компании должен быть немного IT-директором, немного безопасником. Тогда дефицита кадров не будет.
Любопытен еще один момент. В этот набор навыков и компетенций вошла физическая и психологическая устойчивость людей при появлении рядом с ними промышленных и коллаборативных роботов. Мои коллеги, и я склонен с ними согласиться, серьезно считают, что в ближайшем будущем взаимодействие людей и машин станет необычайным явлением, требующим комплексного подхода к адаптации с учетом этических аспектов внедрения технологий.

https://cyber-immunity.rbc.ru/article.h ... a1-zakd1-m


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Полные тексты выпусков еженедельника "Эконометрика"
СообщениеДобавлено: Сб июн 01, 2024 9:31 am 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 11373
Электронный еженедельник «Эконометрика» No.1219 от 3 июня 2024 г.

Электронная газета кафедры "Экономика и организация производства" научно-учебного комплекса "Инженерный бизнес и менеджмент" МГТУ им.Н.Э. Баумана. Выходит с 2000 г.

Уважаемые подписчики!

Основная мысль речи Си Цзиньпина "Исторические перемены" на церемонии закрытия Делового форума БРИКС-2023 такова: "Мы поведем человечество к светлому будущему".
Чтобы раз и навсегда понять, что представляет из себя западная буржуазная демократия, достаточно осознать один факт: первый демократически избранный в Латинской Америке президент-социалист погиб в результате военного переворота, организованного Центральным разведывательным управлением «цитадели демократии» — США. Это случилось полвека назад, 11 сентября 1973 года. Об этом человеке рассказывает кандидат исторических наук Михаил Костриков в статье "Сальвадор Альенде, заплативший жизнью за доверие народа".
Сдвиг интеллигенции к идее перестройки народного хозяйства и перехода к частному предпринимательству происходил быстро и вопреки установкам основной массы населения. Об этом - в статье "Мы увидели сдвиг интеллигенции" доктора химических наук, профессора Сергея Георгиевича Кара-Мурзы.





Исторические перемены

Си Цзиньпин – речь на церемонии закрытия Делового форума БРИКС-2023:

— Уважаемый президент Сирил Рамафоса, уважаемые представители деловых кругов, дамы и господа, друзья, поздравляю с успешным завершением Делового форума БРИКС в ЮАР.
Десять лет назад именно здесь мы с коллегами из пятерки стали свидетелями основания Делового форума БРИКС. За минувшее десятилетие бизнес-сообщество пяти стран, руководствуясь первоначальными намерениями, не упустило уникальных возможностей для углубления сотрудничества, внесло свою лепту в социально-экономическое развитие наших стран, придало тем самым импульс росту мировой экономики.
Современный мир претерпевает беспрецедентные по своей масштабности глобальные, эпохальные и исторические перемены, человечество находится на судьбоносном перепутье. Куда идти дальше? Продолжить путь сотрудничества и интеграции или перевернуться к расколу и конфронтации? Продолжить путь мира или скатиться в пучину новой холодной войны? Продолжить путь открытости во имя процветания или погрузиться в болото рецессии из-за гегемонии и буллинга? Укрепить взаимодоверие в ходе контактов или допустить растление души гордыней и предубеждением? В какую сторону качнется маятник истории – все зависит от нашего собственного выбора.
Легко достичь целей при соблюдении закономерности, трудно добиться успехов вопреки велению времени. Заметные социально-экономические итоги прошедших десятилетий были бы немыслимыми без извлечения уроков из двух мировых войн и холодной войны, без следования экономической глобализации как веянию времени. Они стали возможными во многом благодаря нахождению правильного пути к открытости, развитию, сотрудничеству и всеобщему выигрышу. В современном мире все разделяют одну и ту же участь. Людям разных стран нужна не какая-то новая холодная война либо замкнутые кучки, а спокойный, процветающий, открытый и прекрасный мир. И в этом состоит закономерность исторического развития. Ровно десять лет назад я выступил с идеей формирования сообщества единой судьбы человечества, чтобы построить на нашем общем земном шаре огромную семью мира и согласия. Различные чрезвычайно суровые испытания, будь то необычайные перипетии и катастрофические вызовы, требуют придерживаться верного мировоззрения, руководствоваться правильным подходом к истории и интересам целого, воплощать идею о сообществе единой судьбы человечества в действенные шаги и реальную жизнь.
Следует стремиться к совместному развитию и всеобщему процветанию. Подавляющее большинство формирующихся экономик и развивающихся стран вышли из-под колониального гнета. Ценой титанического труда и колоссальных жертв нам удалось добиться национальной независимости, окунуться в поиск адекватного пути развития. Ради чего все это делается? Ради того, чтобы обеспечить народ счастливой жизнью. Однако формирующиеся экономики и развивающиеся страны попали под прицел беззастенчивого зажима со стороны тех, кто явно не мирится с утратой своего доминирования. Успехи либо обгон в развитии – все это повод для всяческих препятствий и сдерживания, что ни к чему хорошему не приведет. Как я неоднократно говорил: если погасить свечу у другого человека, это не даст света.
Каждая страна имеет право на развитие, у народов всех стран мира есть право свободно стремиться к счастливой жизни. Выдвинутая мной инициатива по глобальному развитию нацелена на объединение усилий мирового сообщества в осуществлении совместного развития в контексте практической реализации повестки дня ООН в области устойчивого развития на период до 2030 года. При международной поддержке данная инициатива благополучно продвигается, динамично реализуются проекты сотрудничества во всех областях. Китай готов вместе с партнерами путем интенсификации сотрудничества в рамках инициативы придать дополнительный толчок глобальному развитию, всесторонне и углубленно продвигать реформирование ВТО, сообща противодействовать общим вызовам на благо народов всех стран.
Следует обеспечить всеобщую безопасность. В эти годы мир далеко не спокоен, от войны и хаоса страдают немало стран и регионов, тысячи людей остались без крова. Международное сообщество крайне нуждается в искоренении конфликтов и войн, в нахождении окончательного решения задачи по поддержанию прочного мира. Факты свидетельствуют, что расширение военных блоков и сферы влияния, обеспечение собственной безопасности за счет безопасности других не только не имеет перспективы, но и усугубляет и без того непростую ситуацию для всех государств. Новая концепция об общей, комплексной, совместной и устойчивой безопасности – это безальтернативный путь к всеобщей безопасности на планете.
Вынесенная в прошлом году инициатива по глобальной безопасности пользуется широкой поддержкой со стороны более чем 100 стран и международных организаций. Мы готовы к совместным усилиям по ее полноценной реализации в духе диалога, партнерства и взаимной выгоды против конфронтационно-блокового мышления и игры с нулевой суммой для того, чтобы формировать сообщество общей безопасности.
Следует продолжать взаимозаимствование цивилизаций. Один цветок весны не делает. Весна приходит только тогда, когда распускаются все цветы. Человеческой цивилизации присуще многообразие. Различия между странами в истории, культуре и политическом строе обусловливают необходимость достижения общего прогресса путем взаимозаимствования и взаимодополнения. Попытки раздувать так называемое противостояние между демократией и автократией, конфликт между свободой и диктатурой приводят не к чему иному, как к глобальному расколу и столкновению цивилизаций.
Моя глобальная инициатива цивилизации подчеркивает важность поощрять многообразие мировой цивилизации, распространять общечеловеческие ценности, укреплять культурно-гуманитарный обмен и сотрудничество. Китайская сторона приветствует активное участие всех партнеров в совместной реализации данной инициативы, что позволит наращивать межцивилизационный диалог и устранять барьеры в контактах во имя передачи эстафеты человеческой цивилизации из поколения в поколение.
Дамы и господа, друзья!
Реальность постоянно изменяется. В настоящее время коллективный подъем стран с формирующимся рынком и развивающихся стран в лице участниц БРИКС кардинально изменяет мир. За прошедшие 20 лет их вклад в рост мировой экономики составил 80%, а доля в мировом ВВП за прошедшие 40 лет увеличилась с 24% до более чем 40%. Природа возьмет свое. Сколько бы ни было препятствий, БРИКС как позитивная, устойчивая и конструктивная сила будет уверенно двигаться вперед. Готовы наращивать стратегическое партнерство БРИКС, расширять формат БРИКС+, активно продвигать процесс расширения объединения, углублять сплоченность и сотрудничество с другими странами с формирующимся рынком и развивающимися странами, продвигать многополярное мироустройство и демократизацию международных отношений, чтобы мир двигался к справедливому и рациональному миропорядку. Для дискуссий в рамках саммита в ЮАР приглашены более 50 стран. Они приехали не для того, чтобы выбирать сторону или провоцировать блоковые конфронтации, а для того, чтобы объединить усилия во имя мирного развития. С удовлетворением отмечаю, что более 20 стран выразили желание вступить в БРИКС. Китайская сторона искренне всех приветствует.
Дамы и господа, друзья!
Китай твердо придерживается независимой, самостоятельной и миролюбивой внешней политики, прилагает неуклонные усилия к построению сообщества единой судьбы человечества. Как представитель развивающегося мира и глобального Юга, Китай всегда дышит одним дыханием и живет одной судьбой с другими развивающимися странами, строго стоит на страже общих интересов развивающегося мира, усердно работает над расширением представленности и усилением голоса стран с формирующимся рынком и развивающихся стран в международных делах. В наших генах не заложено стремление к мировому господству, нами не движет и пафос борьбы мировых держав. Наша страна незыблемо стоит на стороне исторической справедливости, сохраняя приверженность древнекитайскому идеалу о создании прекрасного мира, принадлежащего всем на нашей планете.
В настоящее время под руководством Компартии Китая китайский народ всесторонне продвигает дело великого возрождения китайской нации через китайскую модернизацию, которая обладает такими отличительными чертами, как охват колоссального населения, всенародное всеобщее процветание, созвучие материальной и духовно-нравственной жизни общества, гармония человека и природы и мирное развитие. Китайская модернизация как новая форма человеческой цивилизации обрисовывает невиданные перспективы государственной модернизации. В этой связи выражаю надежду на то, что все развивающиеся страны могут исходить из собственных национальных реалий и на основе полезных достижений человеческой цивилизации найти новые пути модернизации своей страны.
Высококачественное развитие – наша приоритетная задача на пути всестороннего строительства модернизированного государства. Мы работаем над реализацией новой концепции развития и формированием новой архитектоники развития. В последние десять лет среднегодовой уровень вклада Китая в мировой экономический рост превышает 30%. С начала текущего года китайская экономика демонстрирует восходящую динамику.
Страна обладает преимуществами социалистической рыночной экономики, гигантского рынка, всеобъемлющей производственной системы и большой численности высококвалифицированных работников и предпринимательских кадров. Экономика Китая характеризуется значительной устойчивостью, потенциалом и жизнеспособностью. Основная тенденция к ее улучшению в долгосрочной перспективе остается неизменной. Китайская экономика, подобно крупному кораблю, будет неуклонно плыть вперед, несмотря на все шквалы и волны.
Китай всегда будет служить важной возможностью для развития всего мира. Двери Китая открыты для сотрудничества со всеми партнерами. Как страна со сверхмасштабным рынком Китай будет способствовать открытости на высоком уровне, расширять доступ на отечественный рынок, сокращать негативный список для иностранных инвестиций и повышать уровень открытости современной сферы услуг. Мы будем последовательно улучшать деловой климат, применять национальный режим для предприятий с иностранными инвестициями, формировать рыночный, правовой и интернационализированный бизнес-климат, а также сеть зон свободной торговли с высокими стандартами, ориентированную на весь мир. Будем и впредь стимулировать строительство экологической цивилизации, ускоренными темпами строить прекрасный Китай, активно и планомерно продвигать достижение пика углеродных выбросов и углеродной нейтральности, способствовать полной «зеленой» трансформации социально-экономического развития. После вступления 1,4-миллиардного населения как единого целого в модернизированное сообщество наша страна непременно внесет больший вклад в мировую экономику, откроет больше возможностей для деловых кругов разных стран.
Дамы и господа, друзья!
Именно в тяжелых испытаниях становится яснее великое и славное дело. В духе солидарности и сотрудничества мы, смело преодолев все риски и вызовы на пути вперед, несомненно поведем гигантский корабль человечества к более светлому будущему!
Благодарю за внимание!

«Жэньминь жибао»

https://sovross.ru/2023/08/25/istoricheskie-peremeny/





Сальвадор Альенде, заплативший жизнью за доверие народа

Михаил Костриков, кандидат исторических наук.

Чтобы раз и навсегда понять, что представляет из себя западная буржуазная демократия, достаточно осознать один факт: первый демократически избранный в Латинской Америке президент-социалист погиб в результате военного переворота, организованного Центральным разведывательным управлением «цитадели демократии» — США. Это случилось полвека назад, 11 сентября 1973 года.

Победа, которую не могли простить
Американский профессор Брэдфорд Бернc, совершивший поездку в Чили незадолго до путча, писал в журнале «Нейшн»: «Несмотря на рост инфляции, рабочий класс почувствовал, что его покупательная способность при правительстве Альенде заметно возросла. Дети рабочих впервые ежедневно пили молоко; потребление рабочими мяса увеличилось, такие потребительские товары, как велосипеды, радиоприёмники, телевизоры и кухонные плиты — роскошь, которая давно была предметом их мечтаний, — стали обычным явлением в домах рабочих. На месте жалких трущоб и лачуг правительство возвело достойные человека жилища, делая упор на строительство домов для бедняков. В то время как жилищные условия представителей среднего класса несколько осложнились, самые непривилегированные стали жить как никогда хорошо».
Это вполне достоверная характеристика результатов политики президента-социалиста в Чили. 4 сентября 1970 года в этой стране прошли выборы, на которых сенсационно победил кандидат от левой коалиции «Народное единство», опередивший выдвинутого Национальной партией Хорхе Родригеса. Сальвадор Альенде, один из лидеров Социалистической партии, стал фигурой, которая смогла объединить разные политические силы: от коммунистов до левых христиан. Это принесло успех: при явке 83,5% избирателей он получил голоса более миллиона чилийцев (36,61%). Этого, однако, было недостаточно для окончательной победы, а потому предстояло ещё предусмотренное Конституцией страны голосование в Национальном конгрессе.
Итак, Чили, куда США полезли ещё в начале XIX века (миссия Джоэла Пойнсетта) и где к 1970-м годам контролировали до 20% валового внутреннего продукта, вот-вот мог возглавить социалист. Стерпеть такое, да ещё в тот момент, когда неиллюзорно маячило поражение во Вьетнаме, американские власти, разумеется, не могли.
В сентябре 1970 года в вашингтонской администрации интенсивно шли совещания по чилийской проблеме. В них участвовали лично президент Ричард Никсон, а также его советник по безопасности, известный деятель эпохи «холодной войны» Генри Киссинджер, в будущем — госсекретарь США, лауреат Нобелевской премии мира и с 2013 года почётный доктор Дипломатической академии МИД РФ, с чем его поздравил президент Российской Федерации. Были намечены две стратегии, получившие обозначение Трек I и Трек II (англ. track — путь). Первая была нацелена на недопущение утверждения кандидата от Народного единства Национальным конгрессом Чили и на проведение новых выборов. Вторая предусматривала военный переворот с участием ЦРУ. Задачу свержения президента-социалиста Никсон поставил 15 сентября 1970 года.
То есть Альенде ещё не был президентом Чили, а Вашингтон уже приступил не просто к раскачке ситуации в этой латиноамериканской стране, а к прямой подготовке путча. Когда в следующий раз кто-то из борцов за «общечеловеческие ценности» и заклинателей о «слезинке ребёнка» пробубнит, что Альенде «спровоцировал» США, то, как люди вежливые, не плюйте им в лицо. Просто сообщите об этом факте.

Доктор. Социалист. Президент
Сальвадор Альенде на предыдущих президентских выборах в 1964 году занял второе место, проиграв кандидату от христианских демократов. Тогда победу Эдуардо Фрея обеспечили США, профинансировавшие его избирательную кампанию. По иронии судьбы именно голоса христианских демократов в 1970 году стали решающими при утверждении Альенде президентом в Национальном конгрессе 24 октября: Народное единство смогло договориться со своими политическими оппонентами. 3 ноября президент-социалист официально вступил в должность.
Интеллигентная внешность Сальвадора Альенде, его манера общаться, слегка щегольской стиль в одежде сформировали репутацию «не слишком радикального левого», и это сегодня многих вводит в заблуждение. Между тем биография его была вполне боевой. Родился он 115 лет назад в городе Вальпараисо в семье аристократов либеральных взглядов, но ещё в ранней юности сделал выбор в пользу марксизма. Случилось это в период его учёбы в лицее.
Потом была служба в армии, в кавалерии, где Альенде получил офицерское звание. Но в итоге армейской карьере он предпочёл профессию педиатра и поступил на медицинский факультет Чилийского университета. Однако не получилось. Позже он сам говорил: «Я мечтал о профессии детского врача, а стал потрошителем трупов».
Так произошло потому, что в 1933 году Альенде был на полгода брошен в тюрьму. Он оставался верен своим взглядам: организовал в университете марксистский кружок, участвовал в создании Социалистической партии Чили. За это и поплатился. А после тюрьмы о хорошем месте врача можно было и не мечтать.
Он полностью ушёл в политику и смог добиться успеха: в 1937 году стал депутатом Национального конгресса. А дальше Народному фронту Чили, объединявшему социалистов, коммунистов и даже мелкобуржуазную Радикальную партию, удалось то, что не получилось в 1930-е годы у многих европейских левых: они не допустили к власти фашистов, хотя те и пытались в 1938 году осуществить путч. Президентом Чили стал кандидат от Народного фронта Педро Агирре Серда.
Ну а доктор Альенде в возрасте 31 года стал министром здравоохранения. На этом посту он оставался до распада коалиции в 1942 году. Именно в этот период население Чили впервые узнало о том, что такое всеобщая и доступная медицина, пусть и на базовом уровне.
Уйдя из правительства, Альенде стал лидером Социалистической партии и в 1944 году впервые выдвигался кандидатом в президенты страны. Ещё один факт ярко характеризует этого человека. В 1948 году под влиянием США, устроивших антикоммунистическую «охоту на ведьм», в Чили был принят закон «О защите демократии», а Коммунистическая партия была запрещена. Социалисты это поддержали, и Альенде в знак протеста покинул свой пост, вышел из СПЧ и создал Народную социалистическую партию.
Когда союз чилийских социалистов и коммунистов возродился, Альенде вернулся в ряды своей прежней партии. Он успел трижды побывать в СССР: в 1954, 1967 и 1972 годах, последний раз уже в качестве главы страны, менее чем за год до своей гибели. Чилийские социалисты, к слову, в тот период, когда в Европе уже вовсю играли в еврокоммунизм, тяготели к марксизму-ленинизму. В политическом спектре Чили СПЧ была, пожалуй, не менее левой, чем КПЧ.
Трижды — в 1952, 1958 и 1964 годах — Альенде был кандидатом в президенты от коалиции левых, но победить не смог. Говорят, после очередного проигрыша он пошутил: «На моей могиле будет надпись: «Здесь лежит будущий президент Чили». Зато в 1966 году он возглавил верхнюю палату Национального конгресса. Это стало последней ступенькой перед успехом на выборах президента Чили 1970 года.

Порвать с прошлым
Чили была одной из самых экономически развитых и урбанизированных стран Латинской Америки, и её поворот к социализму вполне закономерен. Став президентом, Альенде предпринял ряд решительных шагов, чтобы покончить с полуколониальным прошлым. Он пошёл по пути национализации, создавая собственную экономическую базу и расширяя свою социальную поддержку. Президент начал наступление на латифундистов и довёл долю госсобственности на земли сельскохозяйственного назначения до 40%. Землевладельцы, к слову, ответили на это точно так же, как реагировали на аграрную реформу в СССР кулаки: начали массово забивать скот, провоцируя дефицит. Зато простые крестьяне были на стороне президента. При этом спада в сельском хозяйстве не наблюдалось: был рост в 6%.
Политика национализации проводилась и в промышленности. Она коснулась бумажной отрасли, где разозлённые владельцы предприятий старались спровоцировать рабочих на акции протеста. Прямое столкновение Альенде с интересами американского капитала произошло при национализации критически важной для Чили горнодобывающей промышленности. Добыча и выплавка меди давали основной экспортный доход, но на 80% контролировались бизнесом США. Иностранным собственникам были предложены компенсации, но возмещать потерянную сверхприбыль Альенде не собирался, считая это несправедливым. Господа бизнесмены из США полагали иначе и от компенсаций демонстративно отказались, объявив национализацию незаконной.
Главным же козырем политики нового президента стали достижения в социальной сфере, где программы и пособия охватили все категории населения. Росла доступность об-разования и медицины, их качество. Убедительным свидетельством успехов Альенде стал рост покупательной способности населения. Одним из новаторских решений было создание Киберсин — компьютеризированной сетевой системы управления экономикой страны. Она предусматривала в том числе и получение обратной связи от рядовых работников предприятий с целью улучшения управления и условий труда. Это могло стать прорывным достижением, способным перевернуть представление о плановой экономике в мире.
Один из штампов западной пропаганды: достижения в социальной сфере Чили были куплены «дорогой ценой», и экономика страны вошла в кризис, из которого её якобы вывел пиночетовский путч. Доступные сегодня цифры говорят о другом. Чилийский валовой национальный продукт (ВНП) в 1971 году вырос на впечатляющие 12%. Безработица за пару лет снизилась в два с половиной раза, достигнув к 1972 году всего 3%. Страна переживала строительный бум: в 1972-м рост в три с половиной раза всего за год.
Однако в 1972-м и особенно в 1973 году экономическая ситуация в Чили действительно стала ухудшаться. Но причины этого надо искать не в политике президента-социалиста. Как признало ЦРУ в своей публикации 2007 года, президент Никсон требовал принять такие меры, чтобы заставить экономику Чили «закричать». Именно такую запись сделал во время встречи с президентом директор Центральной разведки и глава ЦРУ США Ричард Хелмс.
Путём демпинга были обрушены цены на медь и молибден, важные для Чили. Вашингтон ради этого даже откупорил кубышку своих стратегических запасов. В результате чилийский экспорт обвалился, и бюджет страны начал терять сотни миллионов долларов. Кроме того, США заморозили средства Чили на счетах в банках и блокировали доступ к международным финансовым организациям, провоцируя дефолт.
Обо всём этом доктор Альенде открыто говорил с трибуны ООН. Без сомнения, его выступления останутся одними из самых ярких и эмоциональных в истории этой организации, которая сегодня на наших глазах стремительно деградирует.

Не первый путч
Уязвимым местом Альенде, чем воспользовались США, были тесные связи чилийских и американских военных. Около полутора тысяч офицеров армии Чили прошли подготовку в рамках американской программы военных продаж, включая их обучение на базах в Панаме. В 1966—1974 годах на это было потрачено свыше 31 млн долларов. Ещё не менее 8 млн составило финансирование так называемых прямых акций на территории Чили, организованных по линии ЦРУ. На этом фоне сляпанная английским историком профессором Кристофером Эндрю «сенсация» о помощи Альенде со стороны СССР в размере «десятков тысяч долларов» в ходе выборов 1970 года выглядит совсем уж дохло.
Первая попытка путча имела место ещё до президентских выборов, исход которых беспокоил Вашингтон, в 1969 году. Она была скороспелой и потому неудачной, и в итоге ЦРУ около года пришлось потратить на восстановление своей агентуры.
25 октября 1970 года, на следующий день после утверждения Альенде в Национальном конгрессе, главнокомандующий чилийскими вооружёнными силами генерал Рене Шнайдер погиб в ходе неудачной попытки похищения. Оно было организовано агентами ЦРУ и должно было спровоцировать армию на переворот, но исполнители подкачали. В 2001 году семья генерала подала иск, в котором обвинила в убийстве Шнайдера нобелевского лауреата Генри Киссинджера.
И к тому есть все основания: этот очень уважаемый ныне властями РФ господин возглавлял «Специальную группу проверки», которая осенью 1970 года представила тайный меморандум о действиях США в Чили. Краткое содержание меморандума Киссинджера выглядит так:
1) США продолжат поддерживать контакты в чилийских вооружённых силах;
2) предпримут шаги по разделению сторонников Альенде;
3) будут сотрудничать со средствами массовой информации для проведения пропагандистских кампаний против Альенде;
4) станут поддерживать некоммунистические политические партии в Чили;
5) будут публиковать материалы, в которых говорится, что Альенде не придерживается демократического процесса, а хочет наладить связи с Кубой и Советским Союзом.
Благодаря предпринятым усилиям по дестабилизации обстановки в Чили ситуация в этой стране осенью 1972 — весной 1973 года уже мало отличалась от гражданской войны. Теракты и акты саботажа исчислялись десятками в день. Сторонники Народного единства становились жертвами покушений. Работники, которые отказывались поддержать спровоцированные забастовки и выходили на предприятия, подвергались нападениям боевиков.
В июне 1973 года произошла очередная попытка военного мятежа в столице — «танкетасо». Главную роль в её нейтрализации сыграл друг и преемник убитого генерала Шнайдера — генерал Карлос Пратс, который при Альенде в разное время занимал посты министра внутренних дел, министра обороны и главкома армии. Но к концу лета, находясь под давлением, Пратс подал в отставку и с супругой уехал в Аргентину. Это их не спасло: в 1974 году обоих взорвали в машине в Буэнос-Айресе.
23 августа 1973 года главнокомандующим вооружёнными силами Чили стал генерал Аугусто Пиночет. Если Пратс подчёркнуто занимал позицию невмешательства армии в политику, то Пиночет демонстрировал лояльность Альенде. А 11 сентября возглавил путч, в подготовке которого уже давно тайно участвовал.
История сохранила последнее обращение президента Чили к своему народу, которое бесстрашно передала в эфир радиостанция «Магальянес». Это случилось в 9.10 утра. А ранее, в 8.15, мятежники предъявили Альенде ультиматум, который он отверг. Среди сказанного президентом были такие слова:
«Перед лицом этих событий мне остаётся сказать трудящимся одно — я не уйду в отставку!
На этом перекрёстке истории я готов заплатить жизнью за доверие народа. И я с убеждённостью говорю ему, что семена, которые мы заронили в сознание тысяч и тысяч чилийцев, уже нельзя полностью уничтожить. У них есть сила, и они могут подавить вас, но социальный процесс нельзя остановить ни силой, ни преступлением.
История принадлежит нам, и её делают народы».
В 9.15 начался штурм президентского дворца Ла Монеда с применением танков и авиации, в ходе которого Альенде погиб. Официально пиночетовская хунта объявила, что он совершил самоубийство: застрелился из автомата Калашникова. В 2008 году судебно-медицинский эксперт Луис Раванал, подробно занимавшийся анализом обстоятельств смерти президента Чили, заявил о том, что тот сначала был убит выстрелом в голову, и лишь потом было имитировано его самоубийство. В 2011 году официальные власти Чили провели эксгумацию тела Альенде и заявили о подтверждении версии о самоубийстве. Не все, однако, доверяют этому исследованию. В любом случае, учитывая развёрнутый пиночетовцами в ходе переворота и после него террор, участь Альенде была предрешена: выжить ему бы не позволили.
От рук чилийских фашистов погибли десятки тысяч человек. Эти факты любители идеализации диктатора всячески затушёвывают и подменяют. Однако ещё с 1970-х начались расследования преступлений пиночетовской хунты, которые достаточно точно вскрыли число её непосредственных жертв. Пострадало же от диктатуры в той или иной мере подавляющее большинство граждан страны, жизненный уровень которых рухнул, социальные гарантии были отобраны, а гражданские права и свободы растоптаны.
Широкую известность получило превращение Национального стадиона Саньтяго и стадиона «Чили» в концлагеря, а их подтрибунных помещений и прилегающих спортивных объектов — в пыточные камеры и места казней. Только за первый месяц диктатуры там погибли свыше 30 тыс. человек.
Около 1200 жертв пиночетовщины до сих пор не обнаружены. Похищения, которые осуществляли сотрудники политической полиции, стали одним из основных приёмов террора. Активисты Народного единства просто исчезали, и их родственникам даже некуда было прийти поплакать. Подобную практику в исполнении националистических батальонов мы увидели на Украине в 2014 году.
Пиночет диктаторствовал до 1990 года, а убрался с этого света только в 2006-м в возрасте 91 года. Попытки привлечь его к ответственности, начатые Испанией в 1998 году, хоть и помотали ему нервы напоследок, но успеха не имели. Вашингтон своих не бросает.

«Чудо», которого не было
Люди, следившие за политикой в РФ на рубеже XX—XXI веков, наверняка помнят, что праволиберальные силы упорно пытались идеализировать политику Пиночета и преподнести её как неплохой для России вариант. Дескать, жертвы террора — это цена «освобождения от социализма», после которого состоялось «экономическое чудо». Как писал один деятель, «страна жила в условиях комендантского часа и добивалась экономических успехов». Пропаганда прозрачно намекала, что стоит россиянам избавиться от «тяжкого наследия СССР», отказать в доверии КПРФ — самой сильной оппозиционной партии страны, и всё сразу же наладится. Многие наивно надеялись на приход «сильной руки», которая наведёт порядок.
Как же обстояло дело с пиночетовским «чудом»? Давайте посмотрим на его основные составляющие.
«Шоковая терапия» и «чикагские мальчики». С этими понятиями чилийцы познакомились гораздо раньше, чем россияне. В апреле 1975 года в рамках политики «шоковой терапии», разработанной чилийскими последователями неолиберала Милтона Фридмана из Чикагского университета, были осуществлены приватизация государственных предприятий, отмена регулирования цен и другие меры, направленные на экономическую либерализацию, включая замораживание зарплат и урезание вложений в государственный сектор экономики. Последствия этого были такие же, как в России в 1990-е с поправкой на масштаб страны и экономики. В короткий срок промышленное производство в Чили рухнуло на четверть, а ВНП в целом — на 19%.
Инфляция. В 1973 году инфляция превысила 500%, в 1974-м она составила 374%, в 1975-м — 340%. Позже инфляция снизилась, но даже на рубеже 1970—1980-х всё ещё превышала 30%.
Кризис в сельском хозяйстве. Он начался из-за возвращения пиночетовцами земли латифундистам. Крестьяне ответили акциями протеста. Это привело к спаду, дефициту продуктов питания и введению правительством запрета на продажу мяса в большинстве провинций страны.
Девальвация. Россияне в массе своей это слово узнали 25 лет назад, а чилийцы — сразу после переворота, когда национальная валюта страны — эскудо — обесценилась вдвое. В следующем году эскудо был девальвирован многократно, а в 1975-м его пришлось заменить новой валютой — песо, — которую привязали... естественно, к доллару США. Что не помешало песо обесцениваться в десятки раз ежегодно, и в итоге к моменту ухода Пиночета чилийская валюта подешевела относительно американской более чем в триста раз.
Наступление на права трудящихся. Продолжительность рабочей недели выросла с 44 до 48 часов, при этом сверхурочные не оплачивались, поэтому средняя зарплата сразу снизилась до 15 долларов США в месяц. Забастовки были запрещены до 1988 года, а профсоюзы превратились в карманные конторы при власти. Ситуация эта вполне устраивала американских партнёров хунты, так как рабочая сила в Чили по меркам Латинской Америки была квалифицированной, но из-за безработицы и инфляции стремительно дешевела.
Безработица. Число безработных увеличилось на 100 тысяч человек сразу после переворота. В начале 1980-х безработица достигла в среднем по стране 25%, а в отдельных провинциях — 40%. Началось бегство населения: всего число покинувших Чили превысило миллион человек.
Падение уровня жизни. Покупательная способность населения в первые же месяцы упала на 60%. Цены на основные продукты махнули вверх в несколько раз. Средний класс, который составлял в Чили 64% населения, начал быстро сокращаться и вскоре стал меньшинством. Исключением была столица Сантьяго, где, тем не менее, он тоже уменьшился на четверть. В дальнейшем из около 10 млн населения страны в крайней нищете оказалось более 2,2 млн. Опять разрослись трущобы. Даже в конце 1980-х потребление на душу населения не достигло показателей конца 1960-х. В 1987 году уровень бедности составлял более 45%.
Отмена бесплатной медицины. Детская смертность к концу 1970-х удвоилась. В шесть раз выросла заболеваемость туберкулёзом. Более чем на год упала средняя продолжительность жизни.
Спад рождаемости. Если естественный прирост населения в Чили при Альенде достигал 19,5 на 1000 человек, то к концу 1970-х упал до 15,1. В 1972 году родилось почти 278 тыс. человек, а в 1978-м, спустя пять лет после путча, — менее 237 тыс.
Никакой положительной динамики: дескать, потерпели и переболели — не было. Некоторый рост чилийской экономики наблюдался в конце 1970-х, но объясняется он в первую очередь глубиной предшествовавшего падения. За ним последовал чудовищный спад в начале нового десятилетия, который сменился вялым ростом под влиянием мировой конъюнктуры только во второй половине 1980-х. При этом по множеству показателей Чили не достигло уровня не то что правления Альенде, но и 1960-х годов. Диктатура Пиночета в историческом смысле стала чистым регрессом.
Но не все показатели после путча падали. Многие росли, например внешний долг. После Альенде Чили было должно внешним кредиторам 4 млрд долларов США. При Пиночете внешний долг достиг 27 млрд долларов. Исправно росла численность бюрократического аппарата. За несколько лет почти вчетверо были увеличены вооружённые силы. Расходы на различных «силовиков» достигли 43% государственного бюджета. Хорошо себя чувствовали коммерческие банки, правда, во время кризиса 1982 года «прилетело» и им, и некоторые разорились. Выросла социальная пропасть: в 1980-е годы разрыв в доходах руководства коммерческих компаний и работников бюджетной сферы мог достигать 150 раз.
Иностранный капитал был в фаворе. Ему разрешили выводить из Чили прибыль без ограничений. Что он и делал с успехом, забирая себе до двух третей прибыли чилийских предприятий.
Судьба Чили заставляет сделать некоторые выводы.
Прежде всего, классики марксизма были совершенно правы, указывая на то, что реакционность отживающих своё формаций возрастает. В этих условиях радикальный экономический либерализм показал способность прекрасно уживаться с фашизмом. В 1952 году И.В. Сталин, верно прогнозируя эволюцию капитализма, сказал о том, что Западом «знамя буржуазно-демократических свобод выброшено за борт». Потому что демократические права и свободы нужны были буржуазии в тот период, когда она боролась за приход к власти. А когда ей потребовалось отстаивать свои политические позиции от поползновений социализма, то самые радикальные средства оказались весьма кстати. Поэтому тесный союз правого либерала и фашиста стал естественным явлением. Странно лишь то, что многих это удивляет и по сию пору.
В начале 1970-х мировая система империализма вошла в тяжёлый кризис. Чили — одна из жертв возросшей агрессивности империалистов. Для США, позиции которых ранее основательно потеснил СССР со своими союзниками, допустить «ещё одну Кубу» было немыслимо. Кризис имел шансы стать для империализма смертельным, да вот только во главе противостоявшей социалистической системы в тот исторический момент не оказалось ни Ленина, ни Сталина, которые бы это поняли и использовали. Поэтому случилась «разрядка», которая, заметим, никак не помешала Вашингтону провести локальную контратаку против социализма в Латинской Америке и устроить в Чили кровавую баню. Скорее даже помогла. «Разрядка» потом сменилась яростным наступлением Запада на социалистический блок, которое оказалось успешным.
Многие чилийские левые после пиночетовского путча нашли приют в Советском Союзе. Себастьян Аларкон снимал фильмы, а Володя Тейтельбойм писал произведения. Они могли бы стать предупреждением. Но печальный опыт Чили в СССР правильно оценён так и не был. А может, и был, но не теми людьми и не с теми целями. Поэтому вскоре свои «чикагские мальчики» вовсю шуровали на территории бывшего Советского Союза, а судьбу стадионов в Сантьяго в октябре 1993-го повторил стадион «Красная Пресня» у Дома Советов в Москве.

Газета "Правда" №97 (31446) 8—11 сентября 2023 года, 4 полоса

https://gazeta-pravda.ru/issue/97-31446 ... ie-naroda/



Мы увидели сдвиг интеллигенции

Сергей Георгиевич Кара-Мурза

Сдвиг интеллигенции к идее перестройки народного хозяйства и перехода к частному предпринимательству происходил быстро и вопреки установкам основной массы населения. Это отражено в большом докладе ВЦИОМ под ред. Ю. Левады «Есть мнение» (1990). В общем, вывод авторов книги таков: «Носителями радикально-перестроечных идей, ведущих к установлению рыночных отношений, являются по преимуществу представители молодой технической и инженерно-экономической интеллигенции, студенчество, молодые работники аппарата и работники науки и культуры».
Вот что писали ведущие социологи уже в 2005 г.: «Среди сторонников перестройки выделяются такие социально-профессиональные группы, как гуманитарная и творческая интеллигенция, студенты, мелкие и средние предприниматели, в меньшей степени инженерно-техническая интеллигенция и военнослужащие. Среди противников – в основном представители малоактивных слоев населения, малоквалифицированные, малообразованные, живущие преимущественно в сельской местности и просто пожилые люди, для которых перестройка означала разрушение их привычного мира (пенсионеры, жители сел, рабочие)» [Перестройка глазами россиян: 20 лет спустя // СОЦИС, 2005, № 9].
В СССР индустрия «самиздата» расцвела в 60-е годы, и к 1975 г. ЦРУ разными способами участвовало в издании на русском языке более чем 1 500 книг русских и советских авторов. В «точке бифуркации», в ситуации неустойчивого равновесия, диссиденты очень помогли антисоветским силам толкнуть процесс к гибели СССР.
В 1970-е годы произошло размежевание «шестидесятников» с «почвенниками». В некоторой мере эти части воссоединились в ходе перестройки и образовали «интеллектуальную элиту» антисоветского режима, который установился в России. Строго говоря, эта социокультурная группа уже в преддверии перестройки оторвалась от той общности, которую обозначали термином «русская интеллигенция». Перестройка и реформа (а точнее, мировоззренческий кризис с 1960-х годов) изменили ценностную платформу этой «элиты», устранив из нее те нравственные ценности, которые и были отличительным признаком интеллигенции.
Бердяев считал критерием отнесения к интеллигенции «увлеченность идеями и готовность во имя своих идей в тюрьму, на каторгу, на казнь», при этом речь шла о таких идеях, где «правда-истина будет соединена с правдой-справедливостью». Если так, то статус интеллигенции сразу теряет та часть образованного слоя, которая в конце 80-х годов отвергла ценность справедливости и заняла лояльно-апологетическую позицию в отношении капитализма (причем даже не «окультуренного» европейского, а «реального» российского). Эту позицию заняла очень существенная часть, особенно в элитарных группах гуманитарной интеллигенции.
Посвятив себя «втягиванию страны в зону абсолютного господства золотого тельца», элитарная часть той общности, которую обозначали словом интеллигенция, совершила радикальный разрыв с этой общностью, что привело к ее дезинтеграции – «трудовая интеллигенция» пока что в новую общность собраться не может. Сейчас многие идеологи антисоветских движений открещиваются от своего участия в том мародерстве, который учинили в стране победители «демократической революции».
Например, В. М. Воронков пишет: «В период перестройки на сцену выходят новые поколения. По мере радикализации движения роль “шестидесятников” постепенно уменьшается. И, во всяком случае, уже не они воспользовались плодами революции…» [Воронков В. М. Проект «шестидесятников»: движение протеста в СССР // Отцы и дети. Поколенческий анализ современной России. М.: Новое литературное обозрение. 2005. С. 168-200]. Но это неправда – большинство их воспользовалось!
Большинство тех, кто причисляет себя к «шестидесятникам», постепенно, шаг за шагом сдвинулись к антисоветской позиции. Более того, в конце 1970-х годов у них стали проявляться прозападные установки, причем именно в контексте холодной войны Запада против СССР. Они все больше и больше становились в этой войне «союзниками Запада». К концу перестройки это стало обязательным для «прогрессивного интеллигента». Г. С. Батыгин пишет:
Одним из маркеров альтернативной интеллектуально-культурной “элитности” в 1990-е годы являлась “признанность на Западе”, и сама позиция репрезентанта “западных” ценностей позволяла создать новое измерение социального статуса в российском интеллектуальном сообществе. [Батыгин Г. С. «Социальные ученые» в условиях кризиса: структурные изменения в дисциплинарной организации и тематическом репертуаре социальных наук // В кн. «Социальные науки в постсоветской России». М.: Академический проект, 2005, с. 13].
Самый сложный и большой вопрос, который мы затронем здесь лишь частично, – объяснить, почему в 1970-1980-е годы большая часть советских граждан оказалась так восприимчива к идеям, которые были «упакованы» в знакомые лозунги социализма и справедливости, но по сути отвергали главные принципы советского жизнеустройства. На мой взгляд, психологические защиты против таких идей утратили силу в результате мировоззренческого кризиса, вызванного сменой образа жизни большинства населения в ходе форсированной индустриализации и урбанизации. Этот кризис модернизации требовал преобразования идеократической системы легитимации советского строя, сложившейся в 1920-1940-е годы, которая апеллировала к традиционным общинным ценностям. По выражению М. Вебера, мировоззренческой основой русской революции был общинный крестьянский коммунизм, покрытый, как выразился Ортега-и-Гассет, «тонкой пленкой европейских идей» – марксизмом.
Это с очевидностью проявилось, именно когда пал СССР. Л. Д. Гудков и Б. В. Дубин пишут: «Российская культурная и интеллектуальная элита (в отличие от элит в странах Восточной и Центральной Европы 1990-х годов) оказывается в абсолютном большинстве случаев не способной ни рационализировать проблемы собственной истории (включая их моральное, антропологическое или социологическое осмысление), ни усвоить опыт развития и трансформации других обществ. Причины этой импотенции следует искать в функциях, которые выполняли “образованные” (люди с высшим образованием, “интеллигенция”) в поддержании советской системы, а значит – и в особенностях структуры российского образованного сословия. В отличие от “элиты” в социологическом смысле слова (то есть группы, чей авторитет связан с наивысшими достижениями в своей профессиональной области и которая задает образцы действия, от носителей культуры и духа рационализации), “интеллигенция” функционировала лишь как обслуживающая тоталитарный режим бюрократия… Ничего другого она, как оказалось, делать не в состоянии» [Гудков Л., Дубин Б. Молодые «культурологи» на подступах к современности // Новое литературное обозрение. 2001. № 4 (50)].
Здесь еще требуются исследования, и в них надо учесть важные мысли, которые высказал Г. С. Батыгин: «Текст советского марксизма предназначался для того, чтобы заучивать его наизусть. “Овладение марксистско-ленинской теорией – дело наживное” – эта общеизвестная формула трактовалась как установка на преодоление заумных философских рассуждений… Философия, таким образом, совмещалась с общенародной склонностью к философствованию и политической грамотностью, и профессиональное сообщество, занимая достаточно высокие этажи социальной иерархии, непосредственно соприкасалось с “профанным низом”. Лексикон философии и политической теории сводился к прецедентным текстам, аллюзиям и иносказаниям, обозначавшим определенные фрагменты из корпуса первоисточников марксизма».
На деле те философы, которые в 1950-е годы «обратились к истинному Марксу», не то чтобы получили возможность выработать на основе текстов Маркса антисоветскую версию среди нескольких. Приняв его категориальные схемы, они неизбежно должны были отвергнуть советский строй как реакционный («хуже капитализма»). Именно по этой причине Плеханов и меньшевики отвергли Октябрьскую революцию и даже призывали социалистов Европы к походу против советской России. По этой же причине основные коммунистические партии Западной Европы – Франции, Италии и Испании – заняли антисоветскую позицию и приветствовали ликвидацию СССР (совершив политическое самоубийство, т. к. эту позицию не поддержала база этих партий). Надо прямо сказать, что главным идейным оружием антисоветской элиты во время перестройки был антисоветский марксизм. Он парализовал советских людей, которые с колыбели росли под портретом Маркса.
Главную роль на этом фронте перестройки играл возглавлявший Отдел пропаганды ЦК КПСС А. Н. Яковлев, который ещё накануне XXVII съезда начал обновлять руководящий состав средств массовой информации. Летом 1986 г. он уже докладывал на Политбюро, что «руководящие кадры в этой сфере на 90 процентов заменены». Погром кадров произошел и в партийном аппарате, и в аппарате управления хозяйством, и в правоохранительной системе. Вот примеры:
«В 1986-1989 гг. сменилось 82,2 процента секретарей райкомов, горкомов и окружкомов КПСС». «В 1986-1989 гг. сменилось почти 90 процентов секретарей обкомов, крайкомов и ЦК компартий союзных республик». «Рекорд был поставлен в сфере кадров корпуса инструкторов райкомов, горкомов и окружкомов. Здесь за четыре года сменилось 123,1 процента работников. … На 80 процентов сменили прокуроров, на 60 процентов – судей. 400 тыс. новых людей влили в милицию» (см. [Островский А. В. Глупость или измена? Расследование гибели СССР. М.: Форум, Крымский мост-9Д, 2011]).
Вот следствие: «Произошло практически полное отчуждение рабочих от участия в управлении на уровне предприятий, выключение из общественно-политической жизни в масштабах общества… Российские работодатели демонстрировали буквально иррациональную нетерпимость к участию рабочих в управлении. В ответ, вместо сопротивления ограничениям, рабочие стали практиковать “избавление от акций”… По данным нашего опроса, почти половина рабочих прошла через моральные унижения в различных формах.
Таким образом, реформенные преобразования оказали глубокое и разностороннее, как правило, отрицательное воздействие на положение рабочих. П. Штомпка изменения в их положении, социальном статусе охарактеризовал как социальную травму. Происходит «разрушение статуса социальной группы» [Максимов Б. И. Состояние и динамика социального положения рабочих в условиях трансформации // СОЦИС, 2008, № 12].
Вспомним сравнительно недавнее состояние, сейчас несколько замаскированное – веру элиты в то, что западная модель экономики является единственно правильной. Эта вера доходила до идолопоклонства.
Экономист В. Найшуль, который участвовал в разработке доктрины реформ, даже опубликовал в «Огоньке» статью под красноречивым названием «Ни в одной православной стране нет нормальной экономики». Это нелепое утверждение. Православные страны есть, иные существуют по полторы тысячи лет – почему же их экономику нельзя считать нормальной?
Представление о западном капитализме как о правильной (нормальной) хозяйственной системе – следствие невежества наших энтузиастов «рынка», воспринявших этот стереотип из обществоведческих теорий, проникнутых евроцентризмом (сначала из марксизма, потом из обрывков либерализма). Эти теории насыщены идеологией.
Надо учитывать, что важным фактором, искажающим представления реальности, было замалчивание знания. Более того, во многих случаях имела место и дезинформация, что углубило кризис и раскол общества.
В. В. Радаев и О. И. Шкаратан писали о советском строе: «Этот строй не дал более развитых по сравнению с капитализмом производительных сил, не обеспечил населению более высокого уровня материального благосостояния, не ликвидировал наемного характера рабочей силы, не поднял человека на действительно новую духовную высоту… Экономическая деятельность практически на всех уровнях предстает как цепь неэффективных решений: навязываются заранее несбалансированные планы и подавляются проблески живой инициативы работников, растрачиваются дорогие, чрезвычайно дефицитные ресурсы и возводятся гигантские, никому не нужные объекты, ведется всеобщая битва за урожай, после которой готовому продукту позволяют преспокойно догнивать на складах» [Радаев В. В., Шкаратан О. И. Власть и собственность // СОЦИС. 1991, № 1].
Сейчас, сравнивая советское хозяйство с той экономикой, которую эти экономисты-реформаторы сконструировали, эти тирады выглядят, как будто история издевается над ними.
Они уверяли, что «невидимая рука рынка» принесет благоденствие населению, а обвиняют в провале их реформы само население: «Казалось бы, вот путь, вот спасение – рынок, кооперативы, частная собственность. Но вплоть до сегодняшнего дня идут острейшие дискуссии… На самом деле трагическим является консерватизм не отдельных групп, а тем более отдельных лиц, но огромных масс… В сознании многих рыночные формы хозяйствования односторонне отождествляются с эксплуатацией, неравенством, безработицей. Да, пожалуй, нет для реформаторов более страшной преграды, чем народные предрассудки».
Прошло 25 лет, «рынок, кооперативы, частная собственность» наглядно продемонстрировали «огромным массам» и обществоведам, что они несут именно «эксплуатацию, неравенство, безработицу». Выходит, В. В. Радаев и О. И. Шкаратан дали совершенно ложный прогноз и оказались интеллектуально несостоятельными или недобросовестными.
Перед нами явление крупного масштаба: на огромном пространстве при участии влиятельной группировки интеллектуалов искусственно создана хозяйственная и социальная катастрофа.
Так обществоведение быстро отрывалось от традиционного знания России и от здравого смысла. На методологических семинарах и конференциях велись дебаты по проблемам, которые не пересекались с реальной жизнью; причем велись они на языке, который не описывал главных проблем этой жизни.
И этот сдвиг был именно системным.

03 августа 2021

https://vnnews.ru/s-kara-murza-my-uvide ... g-intelli/


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Полные тексты выпусков еженедельника "Эконометрика"
СообщениеДобавлено: Сб июн 08, 2024 11:01 am 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 11373
Электронный еженедельник «Эконометрика» No.1220 от 10 июня 2024 г.

Электронная газета кафедры "Экономика и организация производства" научно-учебного комплекса "Инженерный бизнес и менеджмент" МГТУ им.Н.Э. Баумана. Выходит с 2000 г.

Уважаемые подписчики!

Директор Института Европы Китайской академии современных международных отношений Чжан Цзянь доказывает, что "Упадок Запада неизбежен. Европа упускает последний шанс".
Сейчас России предстоит преодолеть разнообразные экономические последствия кризиса разрыва с Западом, перехода к широкому сотрудничеству с Востоком, а также внутреннюю напряженность, вязкое противодействие несогласных, отъезд одних и возвращение других граждан России, прием мигрантов. В этом может оказаться полезным использование некоторых дельных решений, найденных другими странами. О них - в статье "Использовать имеющиеся опыты мягкого прохождения кризиса (опыт Испании)" доктора химических наук, профессора Сергея Георгиевича Кара-Мурзы.
О выдающемся русском инженере, учёном-самоучке, революционере-народовольце Николае Кибальчиче рассказывает кандидат исторических наук, доцент РУДН Николай Пархитько в статье «…Моя идея не погибнет вместе со мной».
О биографии Альфреда Нобеля рассказывает Дмитрий Аграновский (г. Электросталь, Московская обл.) в статье "Ради всего человечества".







Упадок Запада неизбежен. Европа упускает последний шанс

Чжан Цзянь, Хуаньцю шибао, Китай,
директор Института Европы Китайской академии современных международных отношений

В обстановке, в которой «Восток поднимается, а Запад стремится вниз», в среде глобальных стратегических и политических кругов распространилось популярное мнение, что Запад сталкивается с «риском упадка» или даже уже находится в состоянии» относительного ослабления». Доказательства этого проявляются и в численности населения, и в доли глобального ВВП, и во влиянии на международные дела. Однако мнения о причинах упадка Запада сильно разнятся. Например, в недавней речи президент Франции Эммануэль Макрон объяснил снижение влияния Запада, особенно Европы, «антизападными настроениями», «вражеской политикой» и «реконструированным или воображаемым антиколониализмом» в странах Азии и Африки. Это заявление в некоторой степени репрезентативно для западного мира, но надо сказать, что смотрит он не в ту сторону.
В реальности относительный упадок Запада вызван тем фактом, что его институты и системы ценностей сталкиваются со множеством проблем. В западных странах расслоение на богатых и бедных, а также консолидация социальных классов становятся все более серьезными, и население все пессимистичнее смотрит на перспективы будущей жизни. Опросы показывают, что все больше европейцев и американцев теряют доверие к политическим элитам своих стран, и многие люди скорее недовольны демократией, чем поддерживают ее. Это также основная причина того, почему популизм так силен в Европе и США. Добавим к этому двойные стандарты Запада и другие практики, которые еще больше ослабляют привлекательность его системы ценностей в мире. В течение долгого времени так называемая западная система «универсальных ценностей» постоянно использовалась как инструмент вмешательства во внутренние дела других держав и защиты собственных монопольных интересов и поэтому встречала все большее сопротивление в международном сообществе.
В прошлом причина, по которой эти институты и система ценностей доминировали в мире, заключалась не в их так называемой «универсальности», а в совокупной силе Запада, особенно в его экономической и технологической мощи. Однако за последнее десятилетие в Соединенных Штатах и Европе разразились крупномасштабные финансовые кризисы и кризисы суверенного долга, и западный экономический миф был развенчан. Хотя США и ЕС продолжают лидировать в научно-технологической отрасли, они больше не могут монополизировать мир, как это было в прошлом, и даже начали сталкиваться с реальными проблемами в некоторых сферах. Усилия Соединенных Штатов по подавлению китайских технологических компаний подчеркивают тревогу Вашингтона.
Растут сомнения и по поводу западной системы ценностей, что является отражением общего упадка влияния США и Европы. Фактически, еще три года назад Макрон публично признал, что «западная гегемония, кажется, подходит к концу». Основные показатели, такие как ВВП, военная сила и научно-технологическая мощь, уже могут очень хорошо проиллюстрировать эту проблему. Фундаментальным изменением является «перебалансировка» мягкой силы, особенно влияния ценностей и концепций, между Востоком и Западом. Способность последнего доминировать в мире снижается, а вместе с этим происходит ослабление его технологических, экономических и торговых интересов, а также увеличивается и без того огромный психологический разрыв и неспособность адаптироваться.
Европа по сравнению с США находится в гораздо более сложной ситуации. Поскольку у нее нет гегемонистских инструментов, таких как американская армия или доллар, она в значительной степени полагается на монопольные дивиденды, предоставляемые Вашингтоном. Но за последние два десятилетия способность Соединенных Штатов собирать урожай в мире снизилась, и они решили обратиться к «своим людям», особенно к Европе. Например, международный финансовый кризис 2008 года зародился в США, но сильнее всего он ударил по еврозоне. То же самое верно и для украинского кризиса, который планировался много лет — Соединенные Штаты неплохо нажились на нем, а вот Европа быстро теряет кровь. В 1995 году ВВП ЕС был 8,3 триллиона долларов, что составляло 26,9% от общего объема мировой экономики, а ВВП США был 7,64 триллиона долларов — 24,7% от общего объема мировой экономики. К 2020 году ВВП ЕС поднялся до 15,19 триллиона долларов, составив 17,9% от мирового, а ВВП США увеличился до 20,95 триллиона долларов, что по-прежнему составляло 24,7% мирового. Иными словами, в то время как Соединенные Штаты сохраняют свою долю в глобальной экономике, доля Европы стремительно снижается, и нельзя исключать, что в будущем этот спад пойдет еще быстрее.
Европа пытается быть геополитическим игроком, но на самом деле, она уже превратилась в арену для геополитических игр и в какой-то степени больше не может распоряжаться собственной судьбой. Вот почему лидеры Франции и Германии все чаще говорят о «европейской стратегической автономии». Большая периферия Европы включает Африку, Ближний Восток и Восточную Европу. Такие проблемы, как беженцы, нелегальные иммигранты, терроризм и военная безопасность, оказывают все большее давление на ЕС. Однако в то же время Европа все больше теряет контроль над развитием региональных дел. Соединенные Штаты проигнорировали опасения ЕС и поспешно вывели свои войска из Афганистана, а в будущем Вашингтон может вновь «забыть» о европейских интересах и внезапно изменить свою политику в отношении Украины, и у Европы, вероятно, не останется другого выбора, кроме как пассивно согласиться с этим, как это было в отношении афганского вопроса.
Риск того, что упадок Запада, особенно Европы, продолжится, действительно велик, однако фундаментальная причина этого кроется внутри самого западного мира. Население Запада составляет менее 15% от общей численности населения планеты, но оно все еще одержимо прошлым и по-прежнему думает, что Запад — это «все международное сообщество», а потому хочет править остальными с позиции гегемона. Однако развитие и прогресс подавляющего большинства незападного населения в мире — это историческая тенденция. США и ЕС следует адаптироваться и принять ее, а не пытаться заблокировать или игнорировать. В этом контексте совсем неудивительно, что некоторые заявления и поступки Запада в последние годы наталкиваются на растущую негативную реакцию и сопротивление со стороны развивающихся стран.
Что касается ЕС, то его проблемы и относительный упадок во многом связаны с Соединенными Штатами. Мощь и международное влияние Европы заключаются в ее стратегической автономии и в том, что отличает ее от США. Если она будет оставаться просто вассалом Вашингтона и продолжит следовать за ним, то вскоре окончательно потеряет свою независимую глобальную роль и статус. Но именно из-за проводимой Соединенными Штатами политики «разделяй и властвуй» в отношении Европы последней трудно достичь этой цели. Затянувшийся украинский кризис еще больше усилил зависимость некоторых европейских стран от США в сферах энергетики, технологий, рынка и безопасности, а также усилил контроль Вашингтона над регионом. На самом деле Европа не едина и сильно разделена, и ей становится все сложнее достичь стратегической автономии.
Относительный упадок Запада, особенно Европы, неизбежен. Будь то количество стран или население, Запад — все еще меньшинство. Нереально ожидать, что подавляющее большинство стран и людей в мире всегда будет находиться в «отсталом» положении, оставаясь лишь источником сырья и рынками сбыта продукции для Запада, «периферией» по модели «центр-периферия». Это не соответствует тенденции развития глобальной справедливости и беспристрастности. Западным странам следует лучше понимать и осознавать все это, чтобы идти в ногу со временем. Они должны научиться адаптироваться, а не продолжать двигаться против течения истории.
У Европы нет такой одержимости гегемонией, как у США, поэтому она должна быть в состоянии лучше и быстрее приспосабливаться к этому меняющемуся миру. Если она избавится от предрассудков и пут, связывающих ее, и посмотрит на мир с точки зрения большей открытости и инклюзивности, а на себя — более объективно и прагматично, то это приведет к лучшему развитию и более гармоничным отношениям с другими государствами, включая страны Азии, Африки и Латинской Америки. Неспособность взглянуть на себя со стороны и слепые обвинения всех вокруг способствуют лишь дальнейшему искажению концепций и политик, что, в свою очередь, ускоряет упадок Европы, формируя тем самым порочный круг.

https://sovross.ru/2023/09/20/upadok-zapada-neizbezhen/







Использовать имеющиеся опыты мягкого прохождения кризиса
(опыт Испании)

Сергей Георгиевич Кара-Мурза

Сейчас России предстоит преодолеть разнообразные экономические последствия кризиса разрыва с Западом, перехода к широкому сотрудничеству с Востоком, а также внутреннюю напряженность, вязкое противодействие несогласных, отъезд одних и возвращение других граждан России, прием мигрантов. В этом может оказаться полезным использование некоторых дельных решений, найденных другими странами. Например, важным может оказаться опыт прохождения тяжелого кризиса в Испании, когда одновременно решались проблемы экономической и социальной напряженности.
В Испании сложилось так, что план стабилизации франкистской экономики 1959 г. привел к ухудшению экономической ситуации и имел очень тяжелые социальные последствия. Начавшаяся безработица заставила эмигрировать около 3 млн испанцев в развитые капиталистические страны, прежде всего в Германию. После смерти Франко в 1975 г. либерализация социально-политического строя и раскрытие экономики с интеграцией ее в европейское сообщество были связаны с неизбежной конверсией значительной части промышленности при начавшемся массовом возвращении эмигрантов (как политических, так и экономических). Таким образом, реформа была связана с острейшей проблемой создания новых рабочих мест.
Эта проблема представляла собой узел противоречий, которые при неблагоприятном развитии могли сорвать процесс демократизации и вернуть страну на грань социально-политических потрясений.
Антонио Фернандес Ортис, испанский историк, проходивший стажировку в нашем Аналитическом центре РАН, так характеризовал обстановку: «В политической панораме Испании действовало множество факторов, нависавших, как дамоклов меч, и препятствующих достижению того минимума социального равновесия, при котором становится возможным взаимопонимание. Реальность была такова, что в недавнем прошлом Испания не знала ни единого момента этого желанного равновесия, которого теперь искала. Все виды социальных антагонизмов, порожденных новейшей историей, разрешались путем насилия одной стороны над другими. Вследствие этого сложилось общество, находящееся в непрестанном конфликте, приученное решать конфликты через насилие. И в большинстве случаев через насилие жестокое, кровавое, иррациональное. Идея перехода к демократии была как звук трубы, играющей зорю после темной ночи франкизма, но характер этой ночи был таков, что зоря была наполнена предчувствием насилия, а не мира. Этот накопленный «капитал» насилия угрожал сорвать весь процесс демократизации…»
Проблема создания рабочих мест (помимо таких важнейших вопросов, как амнистия противников Франко, отмена забастовок и пр.) стала одним из пунктов беспрецедентных переговоров о национальном согласии, которые были начаты в конце 1977 г. по инициативе коммунистической партии Испании, бывшей в тот момент главной организованной силой антифранкистской оппозиции. В переговорах приняли участие: правительство Испании, все политические партии, представленные в парламенте (Кортесах), и два главных профсоюза.
Завершились переговоры заключением известных «Пактов Монклоа» (по названию дворца Монклоа, где было правительство и проходили переговоры). В Комплексном документе, принятом 27 октября 1977 г., были определены приоритеты государства в экономической политике.
За этими краткими формулировками стоит выработанная на очень трудных переговорах принципиальная концепция – выход из кризиса через массированную государственную поддержку малого предпринимательства.
Тогда было сохранено неустойчивое равновесие между постепенно сдающим свои позиции правящим слоем франкистского режима и разными течениями антифранкистской оппозиции. Но в результате преодоление кризиса прошло благополучно, и Испания вошла в число экономически высокоразвитых стран с высоким уровнем жизни и социальными гарантиями.
И вот в этой социокультуpной сpеде после смеpти Фpанко тоже пpоизошла «пеpестpойка». Никаких pеволюций, никакого демонтажа стpуктуp, никаких идеологических чисток или сведения политических счетов. Миpный и остоpожный, постепенный пеpеход к либеpальной экономике и откpытому обществу, а также федеpативному устpойству с постепенным увеличением пpав автономий.
К концу 80-х годов практически все испанцы, которые за 60-е годы эмигрировали в другие страны Западной Европы, вернулись в Испанию. Таким образом, в экономическую деятельность включились 3 млн человек, которые не только приобрели опыт и предпринимательские навыки за границей, но и привезли в страну значительные сбережения, которые и составили экономическую основу огромного числа малых и средних предприятий, созданных за десятилетие.
Соглашения, записанные в «Пактах Монклоа» и негласных приложениях, были реальными, фундаментальными и вполне конкретными. Взаимные уступки всех сторон были очень серьезны. Ключевым элементом «Пактов Монклоа» было выделение государством больших средств для создания массы рабочих мест через программу поддержки национальной сети малых предприятий как особого постиндустриального уклада. Для их создания (в основном увольняемыми при конверсии рабочими) давались прямые кредиты государства, учреждалась система институциональной поддержки, а также выдавались большие субсидии по безработице (они могли вкладываться в малое предприятие как «долевое участие» предпринимателя, под которое он получал субсидию государства). Государство на паях провело кампанию «Создай себе рабочее место сам» – а государство тебе поможет. Суть компромисса в том, что вся эта система формировалась как уже некапиталистический уклад. Так в Испании была создана промышленная ткань совершенно нового типа.
Создание широкой системы малых предприятий позволило Испании быстро преодолеть тяжелый структурный кризис и перейти к быстрому развитию и росту благосостояния. Так были сняты острые социальные противоречия, возникающие при отказе от патерналистской политики государства и конверсии тяжелой промышленности. Без больших капиталовложений малые предприятия предотвратили обеднение и маргинализацию крупных масс людей. Одновременно они приобщили к предпринимательству значительную часть населения (51% предпринимателей в Испании – бывшие рабочие), что стабилизировало демократию, лишив экстремистов социальной базы. Малые предприятия оживили «дремлющие» ресурсы и быстро насытили рынок вполне современными товарами технического назначения и широкого потребления.
В 1990-1991 гг. я в Испании изучал их программу создания системы малых и средних предприятий. Много говорил с идеологами этой программы, которые разработали ее после смерти Франко как условие либерализации и модернизации национальной экономики. Бывал на многих предприятиях, подружился с их хозяевами, обсуждал с профсоюзными деятелями, с коммунистами, социал-демократами и франкистами.
В Испании, прежде чем начать приватизацию (постепенную и выборочную), с помощью государства создали около миллиона предприятий, хозяевами которых стали рабочие и инженеры, уходящие при сокращении рабочих мест. В основном треть денег на создание фирмы давало государство, треть – беспроцентный кредит специального банка, треть – сам предприниматель. Была создана сеть региональных технических центров обслуживания с хорошим оборудованием и консультантами, сеть «инкубаторов», в которых можно было со своей идеей вырастить зародыш фирмы до жизнеспособного состояния, сеть институтов развития, выполняющих множество абсолютно необходимых функций, непосильных для малых фирм.
Среди малых предприятий были и наукоемкие. Промышленность электроники была сосредоточена в Мадриде. 90% работ выполнялось на малых предприятиях, 10% – на головных заводах. Так же и в большинстве других отраслей. А стоимость создания одного рабочего места на таких фирмах была в 10 раз меньше, чем такое же по уровню место на большом заводе. Сейчас, конечно, вся эта система там обновилась, хозяевами стали уже дети моих друзей, все с высшим образованием.
Важнейшая особенность малых предприятий – их способность поглощать и отпускать большое количество рабочей силы: предприятие с 5 работниками может легко расширить штат до 20 человек и так же легко сократить его до нормы. В стабильной ситуации на Западе малые фирмы создают 90–95% новых рабочих мест. В случае же резких колебаний на рынке рабочей силы (например, ликвидации крупного завода) малые предприятия служат «губкой», всасывающей избыточную рабочую силу, смягчающей социальные потрясения. Считается, что ни одно демократическое общество не может устоять при уровне безработицы 10% активного населения. В Испании же безработица достигала 17%. Но ее экономика и социальный порядок устойчивы потому, что на деле большинство безработных заняты на малых предприятиях (пусть и через «теневые» контракты). Они – главный механизм предотвращения массовой безработицы.
На малом предприятии собственник-предприниматель находится в постоянном и тесном личном контакте с работниками, так что их отношения во многом определены теми культурными нормами, которые доминируют в данной стране и даже в данной местности. Например, отношения авторитета, власти, контроля и санкций на малых предприятиях в Стране Басков или на юге Испании сильно различаются. Еще более усложняются социальные отношения внутри малого предприятия вследствие того, что значительная часть работников связана с предпринимателем отношениями родства, свойства или личной дружбы. Роль этих факторов настолько велика, что производственные отношения никак не могут быть сведены к купле-продаже рабочей силы, так что политэкономическая модель оказывается не вполне адекватной малому предприятию как экономическому укладу.
Что касается производственных отношений внутри малого предприятия между его собственниками и наемными работниками, то в большинстве опубликованных работ и в частных беседах отмечается большое влияние, которое оказывает на эти отношения неформальная структура. Иерархическая структура крупного предприятия практически полностью обезличивает отношения работника с собственниками, так что эти отношения «очищаются» до рыночных, до купли-продажи рабочей силы. Они приближаются к модели этих отношений, данных в политэкономии.
Этими особенностями во многом определяется очень незначительное вовлечение работников малых предприятий в профсоюзы, низкий уровень интенсивности трудовых конфликтов, широкое использование «теневых» трудовых отношений (работа без оформления контракта). Нередки случаи, когда предприятие довольно долгое время работает с убытком, который покрывается предпринимателем за счет побочных личных доходов, но при этом не увольняется персонал. Напротив, персонал нередко соглашается довольно долго работать, терпя невыплату или неполную выплату зарплаты, не увольняясь и не идя на трудовой конфликт.
Создание широкой системы малых предприятий позволило Испании быстро преодолеть тяжелый структурный кризис и перейти к быстрому развитию и росту благосостояния. Так были сняты острые социальные противоречия, возникающие при отказе от патерналистской политики государства и конверсии тяжелой промышленности. Без больших капиталовложений малые предприятия предотвратили обеднение и маргинализацию крупных масс людей.
Что говорить, было сделано великое дело – Испания за десять лет вырвалась в число высокоразвитых стран, она менялась прямо на глазах. С какой радостью работали люди, как приятно было бывать в этих дружных коллективах. Среди владельцев предприятий было много коммунистов. Их убеждения нисколько не мешали делу, ибо они были предпринимателями, а не капиталистами. Их положение не вызывало никакой классовой вражды, их уважали за мастерство и труд, а они не выгребали деньги из предприятия. Обычная их личная прибыль по величине была равна «второй зарплате».
И как они мечтали передать этот их опыт нам в Россию, сколько было предложений. Они были готовы вкладывать деньги в аналогичные предприятия у нас и вообще не вывозить прибыль, реинвестировать ее – в благодарность СССР за то, что мы приютили детей республиканцев. Я прикидывал, как бы это дело пошло у наших людей, примерял на своих знакомых инженеров, научных работников и рабочих – прекрасно пошло бы… Но тогда не сложилось, хотя какие-то отдельные моменты были позже использованы…
Сейчас задачей передачи нам своего опыта заинтересуются скорее вьетнамцы и китайцы, часть которых помнит нашу помощь. Но мы можем опираться на отдельные элементы описанных здесь подходов, зная, что там они успешно сработали.
Это – вариант консервативного проекта восстановления хозяйства, без революционного отказа от тех институтов и форм, которые сложились после 1991 года и показали свою жизнеспособность. Мы исходим из предположения, что в России возможен синтез части новых и «обновленных старых» хозяйственных структур, их взаимодействие на началах симбиоза, а не паразитизма.
Соглашения Монклоа сочетали и социально-психологические, и экономические компоненты, благодаря чему дали замечательный эффект для развития страны.
Сейчас в России во время обострившегося столкновения с Западом стране особенно нужно объединение. Для его достижения был бы важен заметный шаг от богатых навстречу бедным, в чем-то похожий на подписание «Пактов Монклоа»а в Испании. Сейчас в Госдуме идет обычная парламентская борьба методами невидимых для обычных людей компромиссов за продвижение различных законопроектов. Можно было бы часть таких компромиссов сделать явными и включить их в официальное соглашение между партиями Госдумы России.

15 марта 2023

https://vnnews.ru/sergey-kara-murza-isp ... -imeyushh/





«…Моя идея не погибнет вместе со мной»

Николай Пархитько, кандидат исторических наук, доцент РУДН.

Неподалёку от известного и популярного места досуга в Москве — ВДНХ в 1964 году был построен не менее известный монумент «Покорителям космоса», считающийся, кстати, одним из самых высоких в России — 107 метров. У подножия этого монумента был установлен памятник учёному — основоположнику науки о возможности полётов человека в космос Константину Циолковскому.
Справедливо было увековечить память великого учёного именно там? Вполне. Но ещё справедливее было бы установить возле взметнувшейся в небо космической стелы ещё один такой памятник — надолго забытому историей, в отличие от Циолковского, гению, который первым в мире стал мечтать о полётах человека к звёздам и создал за несколько десятилетий до Циолковского опять же первый в мире проект ракетного двигателя. Речь идёт о выдающемся русском инженере, учёном-самоучке, революционере-народовольце Николае Кибальчиче, казнённом в апреле 1881 года по приговору суда за активное участие в покушении на императора Александра II, закончившемся гибелью самодержца. 31 октября исполняется 170 лет со дня рождения первого русского учёного, мечтавшего о космических далях.
Тогда, в марте 1881 года, надзиратели тюрьмы, наблюдавшие за государственными преступниками, приговорёнными к смерти за участие в убийстве императора Александра II, всерьёз полагали, что один из их «подопечных» сошёл с ума. Молодой человек, которому оставалось жить всего несколько дней, был погружён в работу, поглотившую его целиком. Он сначала что-то непонятное для стороннего глаза чертил на стене тюремной камеры, затем, выпросив у тюремщиков бумагу, перо и чернила, много писал, но это были не прощальные приветы родным или прошения о помиловании. Смертник трудился над каким-то инженерным проектом.
Тюремщики не могли понять, о чём идёт речь. В то время суть идей этого увлечённого своей предсмертной работой заключённого во всей Российской империи были в состоянии оценить от силы несколько десятков человек. Да и те сочли бы его предложения фантастическими, поскольку трудился смертник над… проектом создания первого в истории человечества ракетного двигателя, способного, по его мнению, в случае его создания и необходимого усовершенствования позволить человечеству полететь в космос.
«Находясь в заключении, за несколько дней до своей смерти, я пишу этот проект. Я верю в осуществимость моей идеи, и эта вера поддерживает меня в моём ужасном положении. Если же моя идея, после тщательного обсуждения учёными и специалистами, будет признана исполнимой, то я буду счастлив тем, что окажу громадную услугу родине и человечеству. Я спокойно тогда встречу смерть, зная, что моя идея не погибнет вместе со мной, а будет существовать среди человечества, для которого я готов был пожертвовать своею жизнью. Поэтому я умоляю тех учёных, которые будут рассматривать мой проект, отнестись к нему как можно серьёзнее и добросовестнее и дать мне на него ответ как можно скорее», — писал приговорённый к смертной казни.
Но ответа он не дождался. Письмо, как и сам проект ракетного двигателя для воздухоплавательного аппарата с чертежами, сделанными на листках тюремной бумаги, на долгие годы оказались в архивах царской охранки. Россия не оценила тогда подвижничество талантливого учёного, чья жизнь прервалась по приговору суда всего в 27 лет. Следственная комиссия посчитала, что «некие выдумки» цареубийцы не должны рассматриваться членами Российской академии наук…
Пройдёт без малого 40 лет, и лишь в 1918 году проект Николая Кибальчича будет впервые опубликован в журнале «Былое». А спустя ещё несколько десятилетий, когда на орбите Земли окажутся первые спутники и совершит свой полёт Юрий Гагарин, учёные признают: предложения Кибальчича опередили своё время не менее чем на полвека. Свой судьбоносный для будущего ракетостроения проект — идею покорения пространства с помощью аппарата с реактивной тягой — он создал на 20 с лишним лет раньше Константина Циолковского, признанного патриарха мировой космонавтики.
Но как могло случиться, что столь талантливый молодой учёный-самоучка оказался в рядах революционеров-народовольцев и стал одним из главных действующих лиц в успешном покушении на царя?
Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо обратиться к главным вехам в биографии Николая Кибальчича. Судя по всему, тяга к свободомыслию и свободе вообще были заложены в нём на генетическом уровне.
Николай Кибальчич родился 31 октября 1853 года в городе Коропе Черниговской губернии. Его предок, сербский священник Грегор Кибальчич, был руководителем партизанского отряда, воевавшего с турками. После разгрома отряда янычарами он вынужден был бежать с семьёй в Россию, где и поселился на Черниговщине. Отец Николая продолжил династию священников, был очень образованным человеком и дал хорошее образование своим детям. Правда, его попытка направить сына Николая на ту же стезю священнослужения успехом не увенчалась. Юноша наотрез отказался стать служителем церкви.
При этом Николай, отличавшийся пытливым умом и склонностью к точным наукам, окончил гимназию с серебряной медалью, хотя мог получить и золотую. Помешало всё то же вольнодумство: гимназиста Кибальчича неоднократно ловили за чтением запрещённой литературы. Однако, несмотря на это, руководством гимназии были отмечены и высоко оценены способности молодого человека в области математики, физики, химии. Не осталось без внимания наставников и желание Кибальчича использовать полученные знания и талант на благо своей стране. Юноше было рекомендовано поступать для продолжения учёбы в один из столичных вузов. Так Николай оказался в Петербурге.
Там романтически настроенный Кибальчич в 1871 году поступил в столичный университет путей сообщения, по-прежнему мечтая принести пользу стране. Один из его друзей по университету позже вспоминал слова Кибальчича: «Вот почему я поступаю в Институт инженеров путей сообщения: чтобы быть потом строителем железных дорог, чтобы иметь потом право сказать, когда процветёт наша страна: «и моего тут капля мёда есть…»
Железные дороги в то время были вершиной прогресса, и институт готовил грамотных инженеров, не только давая теоретические знания, но и постоянно соединяя теорию с практикой. Многочисленные лабораторные работы по физике, химии и механике в будущем очень помогут Кибальчичу, получившему позже в организации «Народная воля» почётное прозвище «Главного техника».
Но это будет позднее. А сначала была учёба в вузе. Студенческая среда всегда была на острие политической жизни, и взгляды Кибальчича постепенно начинают меняться. Романтизм уступает место практицизму, а с ним — и желанию действовать на благо России, вступив в ряды революционеров. Через два года учёбы он бросает институт, поступив в Медицинскую академию. Возможно, на это его решение повлиял и брат Степан, военный врач, отличившийся в войне с Турцией (1878—1879). Но не исключено, что таким образом Кибальчич хотел приносить конкретную ежедневную пользу народу. Ведь он вступил в организацию «Земля и воля», участие в которой посредством популярного тогда «хождения в народ» с просветительскими и политическими целями предшествовало его вступлению в ряды более активно и агрессивно настроенных в отношении действующей власти народовольцев.
Как следствие участия в революционно-политической деятельности учёба Кибальчича в 1875 году прерывается арестом за хранение запрещённой литературы. Молодой студент почти три года проводит в тюрьме, ожидая суда. Однако суд оказался достаточно мягким в отношении Николая: его в итоге приговаривают к месяцу тюремного заключения и году полицейского надзора. При этом в восстановлении его в Медицинской академии было отказано царской охранкой — III отделением. Опасаясь нового ареста, Кибальчич переходит на нелегальное положение и живёт по поддельному паспорту. Тюрьма окончательно изменила романтика Кибальчича, теперь все его силы и знания были приложены к работе в «Народной воле».
«Специализацией» народовольцев была «охота» на представителей высшей власти, в первую очередь царя, с целью их физического устранения. Покушения на жизнь императора следовали одно за другим, всего их было одиннадцать и только последнее — успешным. Словно какие-то высшие силы уберегали императора Александра II от гибели. Вот уж действительно, чем не иллюстрация к российскому гимну того времени «Боже, царя храни»…
После очередного неудачного покушения на жизнь царя с использованием огнестрельного оружия (револьвера), когда стрелявший в него боевик Соловьёв просто промахнулся, народовольцы приняли решение использовать более надёжный способ убийства самодержца — с помощью начинённой динамитом бомбы. Тем более что после этого покушения охрана императора была усилена.
Именно в это время и наступает «звёздный час» Кибальчича, сделавший его «Главным техником» и одним из руководителей организации. Народовольцы попытались добыть взрывчатку с армейских или флотских складов, но путь оказался сложным и небезопасным. В итоге решено было наладить собственное производство взрывчатки. Николай, отлично разбиравшийся в химии, физике и механике, знал к тому же четыре иностранных языка, и для него не составило труда прочитать всю имеющуюся русскую и европейскую литературу. На основе полученных знаний он разработал свой собственный «рецепт» динамита.
В результате этого при помощи динамита Кибальчича был взорван свитский поезд под Москвой и произведён теракт в Зимнем дворце. Царь оказался словно в осаде в собственной стране. Покушения на Александра II следовали одно за другим с пугающей всех периодичностью…
В минно-взрывном деле Кибальчич проявил весь свой талант. Для фугасов и стационарных мин Кибальчич разработал один вид динамита, а для ручных бомб — другой, с меньшей чувствительностью. Не случайно в расследовании о последнем покушении на императора приводится следующая цитата изумлённых специалистов: «Особенного удивления наших химиков заслужило устройство запалов, составляющих по своему совершенству последнее слово смертоносной науки. Взрывчатое вещество, находящееся в мине, состоит из так называемого угольного (чёрного) динамита. Динамита особо сильного действия, который изготавливается насыщением угольного сахара нитроглицерином. Однако и этот вид динамита в случаях, когда он замерзает, может не взорваться, даже от гремучей ртути. Эта случайность, которая могла помешать взрыву, была предвидена преступниками. Они устроили такой запал, от которого загорался даже мёрзлый динамит».
Ручные бомбы или «разрывные снаряды» были лишь вспомогательным средством на случай, если царь уцелеет при взрыве, но именно при их разработке проявился в полной мере инженерный талант Кибальчича. При их проектировании и изготовлении Кибальчичу пришлось решить целый ряд технических задач, таких как достаточная мощность, компактность, простота изготовления, малая зона поражения, безопасность перевозки, простота и надёжность применения.
При этом, поскольку теракт был направлен против конкретного человека, Николай осознанно отказался от применения поражающих элементов. В современной классификации это было «безоболочечное взрывное устройство». Есть упоминания, что Кибальчич проводил под Петербургом опыты с целью определения оптимальной массы и мощности заряда такой бомбы, чтобы ограничить радиус её действия и не задеть случайных людей.
В феврале 1881 года охранка напала на след «Народной воли» и над организацией нависла угроза полного разгрома. За несколько дней до запланированного на 1 марта очередного покушения на царя Кибальчич успешно испытал бомбы под Петербургом в Парголово. Подготовка к теракту шла полным ходом, но 27 февраля был арестован руководитель организации Андрей Желябов, возникла опасность дальнейших арестов и срыва планов покушения. В таких условиях 28 февраля всего за 15 часов Кибальчич изготовил 4 бомбы. «Метальщики» были расставлены на набережной Екатерининского канала, где должна была проехать царская карета.
При появлении царского кортежа с расстояния около трёх метров боевик Рысаков бросил под карету первую бомбу. Карета царя была повреждена, обломками конструкции бомбы были смертельно ранены два казака конвоя, но сам Рысаков не получил серьёзных повреждений и был схвачен. Расчёты Кибальчича на минимальный ущерб окружающим оказались верны.
От взрыва на мостовой образовалась воронка диаметром метр и глубиной 20 см. Царь был контужен, но невредим. Несмотря на протесты охраны, Александр II стал лично осматривать место происшествия, в этот момент другой народоволец, Игнатий Гриневицкий, бросил под ноги себе и царю вторую бомбу. Смертельные ранения получили оба.
Вскоре арестованный на месте убийства царя Рысаков стал давать показания против своих товарищей по «Народной воле». Всё руководство организации было арестовано, сама она разгромлена. Николай Кибальчич был схвачен через две недели после покушения в тот момент, когда… выходил из библиотеки. Начался судебный процесс над народовольцами, по итогам которого все руководители организации, в том числе Кибальчич, были приговорены к повешению.
Но вот что удивительно: в ходе процесса у Кибальчича, объявленного цареубийцей, появился неожиданный шанс на спасение от смертной казни и замены её пожизненным заключением. И дело даже не в том, что знаменитый русский юрист Эдуард Фукс, который вёл судебный процесс по делу об убийстве Александра II, скрыто симпатизировал Кибальчичу и дал чрезвычайно лестную оценку его поведению в зале суда. Фукс, в частности, впоследствии писал, что «у него был замечательный ум, необыкновенная выдержка и поразительное спокойствие». Информация о том, что Кибальчич и в тюрьме занимается научными изысканиями, впечатляла, кстати, и многих других представителей власти, которые по долгу службы не должны были испытывать к цареубийце ничего, кроме отвращения.
Но дело оказалось вовсе не в симпатиях к Кибальчичу, а именно в его научных талантах. Как известно, относительно незадолго до этих событий, в 1867 году, знаменитый европейский учёный Альфред Нобель запатентовал взрывчатую смесь страшной разрушительной силы — динамит. А Николай Кибальчич всего через какие-то 10 лет после открытия Нобеля смог наладить производство подобной взрывчатки в кустарных условиях, обеспечивая единомышленников запасом, который позволял осуществлять масштабные диверсии. Ведь, действительно, не случайно он носил в своей организации почётный титул «Главного техника».
Однако, обеспечивая революционеров взрывчаткой и уникальными видами краски для подпольных лабораторий, Николай продолжал заниматься и чистой наукой, мечтая о времени, когда в новом справедливом обществе его талант будет служить людям. Именно тогда и созрела у него идея разработки проекта такого воздухоплавательного аппарата, который с помощью двигателя на реактивной тяге положит начало полётам в космос. Молодой инженер начал активную исследовательскую работу в этой области, которая, как сказано выше, продолжалась даже в тюрьме буквально до последних дней его жизни…
На процессе Кибальчич держался мужественно и прекрасно понимал, что его ждёт. При этом он был готов поделиться, что называется, секретами мастерства. Во время судебных слушаний обвинение, ссылаясь на мнение специалистов и некоторых военных, заявило, что такую качественную взрывчатку, какой пользовались террористы, изготовить в России в кустарных условиях невозможно, а значит, заговорщикам помогали иностранцы. Такую версию отстаивал на суде, в частности, военный эксперт генерал Мравинский, считавший нереальным изготовление динамита вне специальных лабораторных условий. Но оказавшийся в заключении молодой учёный спокойно разъяснил, как всё обстоит на самом деле, прочитав целую научную лекцию о динамите и частично превратив заседание суда в подобие научного диспута.
А по итогам этого обсуждения присутствовавшие в зале российские военные специалисты схватились за головы: выяснилось, что взрывчатка Кибальчича по своим характеристикам превосходила всемирно известную и всеми признанную продукцию Нобеля!
После такого неожиданного открытия среди влиятельных русских генералов во главе с известным военным специалистом, генералом инженерных войск Тотлебеном немедленно созрело мнение: «Главному технику» народовольцев необходимо сохранить жизнь. Посадив его в заключение пожизненно, надо создать ему все условия для того, чтобы он смог работать в интересах русской армии. Соответствующая петиция была тут же направлена вступившему на престол императору Александру III.
Но новый российский самодержец не слишком жаловал учёных вообще, а уж об учёных-революционерах он и вовсе ничего не хотел слышать. В голове государя в этот момент жила одна идея: показательное повешение цареубийц укрепит Россию на многие годы вперёд. Так страна лишилась молодого научного гения: смертный приговор Кибальчичу и другим руководителям «Народной воли» был приведён в исполнение 15 апреля 1881 года…
Как отмечалось выше, почти на 40 лет научная деятельность Николая Кибальчича, и в первую очередь его идея воздухоплавательного аппарата на ракетной тяге, была предана забвению. Но сначала Константин Циолковский, а затем и его многочисленные ученики дали высочайшие оценки идеям Кибальчича, не скрывая, что внимательно изучали тот самый написанный в тюрьме проект, который и дал старт великому делу, на начало которого так надеялся перед смертью казнённый революционер-народоволец и забытый на долгие десятилетия научный гений…
Исправить историческую ошибку и вернуть для науки и памяти потомков имя Николая Кибальчича удалось только в советское время. Помимо высокой оценки его научных разработок советскими учёными, в 60-е годы прошлого века в честь Николая Кибальчича была названа одна из улиц в Невском районе Ленинграда, в том же городе на Лиговском проспекте, на доме №83, где до ареста проживал Кибальчич, установлена мемориальная доска. Есть и памятник Николаю Кибальчичу: он установлен в его родном городе Короп на Черниговщине также в советское время и находится рядом с музеем, экспонаты которого рассказывают о короткой, но яркой жизни молодого учёного и революционера-народовольца.
И всё же остаётся какая-то недосказанность: проживший столь недолгую жизнь талантливый учёный-самоучка, первым в мире выдвинувший идею о возможности освоения космоса с помощью ракетных двигателей, безусловно, заслуживает большего внимания современников. Ведь своё собственное время, по мнению специалистов, он как учёный действительно смог опередить более чем на полвека.
Тем более что вместе с Циолковским, а это признавал и сам «патриарх» советской науки в этой области, Кибальчич стал одним из предвестников новой ракетно-космической эры. Ведь именно брошюра Кибальчича попалась в 1923 году в школьной библиотеке Одессы молодому любознательному парнишке и полностью изменила его жизнь. Звали того мальчика Сергей Королёв. Спустя десятилетия он станет первооткрывателем космической эры человечества, конструктором знаменитого корабля «Восток-1» и запустит на своём летательном аппарате в космос первого человека — Юрия Гагарина.

Газета "Правда" №119 (31468) 31 октября — 1 ноября 2023 года
4 полоса

https://gazeta-pravda.ru/issue/119-3146 ... e-so-mnoy/





Ради всего человечества

Дмитрий Аграновский, г. Электросталь, Московская обл.

Биография Альфреда Нобеля, которому 21 октября 2023 года исполнилось 190 лет, столь же удивительна и уникальна, как и оставленное им наследие. Альфред Нобель родился в Стокгольме 21 октября 1833 года в семье Эммануэля Нобеля, изобретателя и инженера. Интерес к химии, изобретательству и взрывчатым веществам Альфред перенял от отца. Эммануэль Нобель в 1837 году переехал в Санкт-Петербург, где достиг успеха как производитель станков и взрывчатых веществ. В то же время он, как и позднее его сын, тоже был успешным изобретателем – например, именно он изобрел фанеру – ведь многие совершенно привычные и кажущиеся нам простыми вещи были когда-то плодом чьего-то, порой гениального, открытия или изобретения.
Впоследствии большая часть жизни Альфреда Нобеля была связана с Россией, и он свободно разговаривал на русском языке, как еще и на английском, французском и немецком. Нобель учился в России, Европе и США, побывал во множестве стран, приобрел широкий кругозор и жизненный опыт. В общей сложности Нобель получил 355 патентов на свои изобретения, среди которых самым известным, вероятно, являются динамит и детонатор. Отмечу, что сфера применения динамита, как и других изобретений Нобеля, далеко не ограничивалась военными технологиями. Тот же динамит активно применялся в горнорудной промышленности или при прокладке дорог.
Основной капитал Альфред Нобель создал на военных заказах и разработке нефтяных месторождений в Баку. Бизнес развивался настолько успешно, что в конце концов Нобель стал задумываться о том, какую память оставит потомках, как его будут оценивать. Вероятно, к решительным действиям в этом направлении его подтолкнул курьезный и печальный случай – в 1888 году в газетах был опубликован некролог по нему, поскольку газетчики спутали его с умершим братом, Людвигом Нобелем.
Многие некрологи были выдержаны в совершенно не печальных тонах, напротив! Говорилось, что мир избавился от «динамитного короля» и «миллионера на крови». А один из некрологов назывался: «Торговец смертью мертв. Доктор Альфред Нобель, который разбогател, найдя способы убить больше людей быстрее, чем когда-либо прежде, вчера умер». Эти некрологи произвели на Нобеля самое угнетающее впечатление, при том, что сам он, как это ни удивительно, был по своим взглядам пацифистом и мечтал изобрести оружие, которое положит конец войнам.
«Война – это ужас из ужасов, это самое страшное преступление. Мне бы хотелось изобрести вещество или машину такой разрушительной силы, чтобы всякая война вообще стала бы невозможной… Возможно, мои заводы положат конец войне раньше, чем ваши конгрессы: в тот день, когда два армейских корпуса смогут взаимно уничтожить друг друга за секунду, все цивилизованные нации наверняка в ужасе отшатнутся и распустят свои войска». И Альфред Нобель оказался абсолютно прав, опередив свое время почти на столетие. Изобретение ядерного оружия, особенно после получения ядерного паритета Советским Союзом, положило конец крупным войнам и сделало третью мировую войну, которая теоретически должна была последовать за первыми двумя и стать еще более разрушительной, очень маловероятной. Даже сейчас, когда США и Запад переживают крайне болезненное для них крушение их гегемонии, ядерное оружие остается надежным сдерживающим фактором и не позволяет Западу превратить весь мир за их границами в большой сектор Газа.
Альфред Нобель, как и многие выдающиеся изобретатели и ученые, на мой взгляд, совершенно обоснованно не чувствовал ответственности за свои открытия и изобретения, так как он ставил для себя задачу совершить благо для человечества, а уже конкретные люди могут превратить во зло практически любое изобретение, любое достижение прогресса. Мы это наглядно видим на примере цифровизации, которая сделала возможным потрясающий скачок человеческой цивилизации, превратив при этом человеческую жизнь в ад, когда любому ребенку, имеющему смартфон, доступна вся мерзость, до которой только додумались люди, а жизнь совершенно обычного человека стала подвергаться такому тотальному контролю во всех сферах, какой и не снился авторам самых смелых антиутопий прошлого. Более того, стремительное развитие технологий, авторы которых хотели облегчить нам жизнь, поместили в антиутопию уже наше поколение, не говоря о наших детях.
Увы, примерно такая же участь постигла и самый главный дар Нобеля человечеству – Нобелевскую премию, но об этом чуть ниже.
Итак, Нобель, ужаснувшись радостному тону некрологов по себе, решил срочно что-то предпринять. А поскольку состояние его уже тогда было огромным, на него работало около сотни заводов в 20 странах, он решил, что оно должно работать на будущее всего человечества. В своем завещании он написал: «Я, нижеподписавшийся, Альфред Бернхард Нобель, обдумав и решив, настоящим объявляю мое завещание по поводу имущества, нажитого мною… Капитал мои душеприказчики должны перевести в ценные бумаги, создав фонд, проценты с которого будут выдаваться в виде премии тем, кто в течение предшествующего года принес наибольшую пользу человечеству.
Указанные проценты следует разделить на пять равных частей, которые предназначаются: первая часть тому, кто сделал наиболее важное открытие или изобретение в области физики, вторая – в области химии, третья – в области физиологии или медицины, четвертая – создавшему наиболее значительное литературное произведение, отражающее человеческие идеалы, пятая – тому, кто внесет весомый вклад в сплочение народов, уничтожение рабства, снижение численности существующих армий и содействие мирной договоренности…
Мое особое желание заключается в том, чтобы на присуждение премий не влияла национальность кандидата, чтобы премию получали наиболее достойные».
В 2023 году размер Нобелевской премии составил 11 миллионов шведских крон, или около 1 миллиона долларов США.
На мой взгляд, длительное время идея Нобеля работала блестяще, способствуя техническому и нравственному прогрессу, хотя, разумеется, не без ангажированности и перекосов. Так, количество премий, присужденных представителям США, составило 411, а представителям СССР и позже Российской Федерации – всего лишь 30, хотя по развитию науки, и особенно фундаментальной науки, пропорция должна быть обратной. Отчасти это объясняется имевшейся с самого начала ангажированностью и политизированностью Нобелевского комитета, которая с годами стала просто вопиющей, а отчасти тем, что присуждавшиеся в СССР Ленинская и Государственная премии, хотя формально по сумме и были заметно меньше Нобелевской, однако по почету и реальным материальным благам были с ней вполне сопоставимы.
Нобелевский комитет, будучи по своей сути и по составу абсолютно буржуазной и прозападной структурой, тем не менее, в XX веке прошел ту же эволюцию, что и большинство организаций в мире. В начале XX века запрос на социальную справедливость был необычайно велик, Великая Октябрьская революция перевернула весь мир и заставила, по крайней мере внешне, уважать людей труда во всем мире. А стремительное развитие СССР и его Победа в Великой Отечественной войне вознесли авторитет нашей страны на небывалую высоту. Поэтому лауреатами Нобелевской премии становились как наши великие ученые, чьи открытия Нобелевский комитет, при всей своей врожденной политической близорукости, не мог не замечать, так и великие деятели культуры левых взглядов – Михаил Шолохов, немец Герман Гессе, французы Жан-Поль Сартр, Андре Жид, Ромен Роллан, Альбер Камю и другие. Увы, думаю, ни у кого из перечисленных сейчас не было бы ни малейших шансов получить Нобелевскую премию. Кстати, Жан-Поль Сартр, известный своими весьма категоричными антикапиталистическими высказываниями, отказался от Нобелевской премии.
Впрочем, уже тогда Нобелевская премия по литературе и Нобелевская премия мира стали политическими инструментами для продвижения Западом своего влияния в социалистических странах. Лично я совершенно не понимаю, за какие такие великие достижения была присуждена в 1958 году Нобелевская премия Борису Пастернаку – думаю, просто чтобы добавить ему скандальности и противопоставить руководству СССР. В 1970 году премия была присуждена, на мой взгляд, абсолютно никчемному писателю Александру Солженицыну (я сейчас даже не обсуждаю его политические взгляды, заявления и правдивость или неправдивость его книг). На мой взгляд, читать его – сущее мучение, он, кроме всего прочего, скучнейший и неинтересный. Зато он был весьма пассионарный враг СССР. Хотя история вообще не без чувства юмора – закончил свои дни Александр Солженицын уже в постсоветской России, отстраненный практически от всех средств массовой информации, и незадолго до смерти сделал признание, что, по его мнению, в Советское время простые люди жили лучше, чем в пореформенной России. Согласитесь, это дорого стоило в устах человека, всю жизнь потратившего на борьбу с Советским Союзом.
В 1975 году Нобелевская премия мира была присуждена Андрею Сахарову, личности, на мой взгляд, крайне неприятной и, по моему мнению, полностью укладывающейся в нынешнее понятие «иноагент». А дальше, что называется, пошло-поехало. В 1987 году премия была присуждена Иосифу Бродскому. Почитайте его стихотворение «Набросок», найдите в интернете, не поленитесь. Дальше ничего и говорить об этом человеке не нужно.
После разрушения СССР Нобелевская премия, на мой взгляд, стала не просто активно деградировать, а превратилась в свою противоположность, стала просто инструментом по продвижению американского и западного влияния. Нобелевская премия превратилась в такое же оружие, как и динамит, и попала как раз в те самые неправильные руки. Думаю, вряд ли Альфред Нобель одобрил бы присуждение премии мира Михаилу Горбачеву. Трудно придумать человека, который бы сделал больше для разрушения не только исторической России-СССР, но и всей мировой системы, сложившейся по результатам Второй мировой войны. На Горбачеве, на мой взгляд, лежит вина за абсолютное большинство погибших в конфликтах по всему миру, начиная с 1985 года.
И уж точно Нобель пришел бы в ужас от присуждения Нобелевской премии мира – мира! – Бараку Обаме. И наверняка не понял бы, за что премию по литературе присудили Светлане Алексиевич – это после Ромена Роллана, Михаила Шолохова и Альбера Камю! И, на мой взгляд, жирной точкой в истории Нобелевской премии мира можно считать ее присуждение организации, специализирующейся на фальсификации истории нашей страны, – иностранному агенту, нежелательной в России организации, ликвидированной решением Верховного суда РФ, «Мемориал» и иностранному агенту Дмитрию Муратову. Что они сделали для дела мира?! На мой взгляд, ровно ничего и даже напротив.
Да, конечно, авторитет Нобелевской премии после всех этих, мягко говоря, спорных решений, сильно потускнел. Но это точно не вина Альфреда Нобеля, который явно хотел как лучше. Просто, как я уже сказал, с его Нобелевской премией отчасти случилось то же, что и с изобретенным им динамитом – попав в нечистые руки, даже лучшие изобретения могут причинять зло. Но мир стремительно меняется, и я считаю, что меняется к лучшему – и вновь, кстати, усилиями нашей страны. И я думаю, рано или поздно и Нобелевская премия окажется в гораздо более чистых руках, а завещание Альфреда Нобеля, чей 190-летний юбилей мы будем отмечать со всем уважением, будет выполнено на благо всего человечества.

https://sovross.ru/2023/10/18/radi-vseg ... vechestva/


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Полные тексты выпусков еженедельника "Эконометрика"
СообщениеДобавлено: Сб июн 15, 2024 7:50 am 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 11373
Электронный еженедельник «Эконометрика» No.1221 от 17 июня 2024 г.

Электронная газета кафедры "Экономика и организация производства" научно-учебного комплекса "Инженерный бизнес и менеджмент" МГТУ им.Н.Э. Баумана. Выходит с 2000 г.

Уважаемые подписчики!

Познакомьтесь с обобщающей статьей А.И. Орлова "О требованиях к статистическим методам анализа данных".
Как демонстрирует Скотт Джонсон (Bloomberg, США) в статье "Мир из кирпичиков БРИКС", т.н. «Большая семерка» уступает мировое лидерство.




УДК 519.2

О требованиях к статистическим методам анализа данных
(обобщающая статья)

© Александр Иванович Орлов
Московский государственный технический университет им. Н.Э. Баумана,
Россия, 105005, Москва, Бауманская 2-я, д. 5; e-mail: prof-orlov@mail.ru

Постоянное консультирование в течение полувека научных работников различных специальностей, рецензирование их статей и книг, оппонирование диссертаций дало возможность познакомиться с сотнями конкретных исследований по разработке и применению статистических методов. Выявлены разнообразные недостатки при проведении исследований и публикации их результатов, которые мешают их восприятию, а в ряде случаев ставят под сомнение адекватность выводов. Целесообразно выработать естественные требования к методам обработки данных и представлению результатов статистического анализа данных. Настоящая статья посвящена первоначальному рассмотрению ряда формулировок таких требований. Исходим из современной парадигмы прикладной статистики, основанной на непараметрической и нечисловой статистике и сменившей примитивную парадигму XIX в. и парадигму середины XX в., использующую параметрические системы распределений. При описании и обсуждении процедур анализа статистических данных начинать надо с вероятностно-статистических моделей порождения изучаемых данных. Анализ многообразия моделей регрессионного анализа приводит к выводу, что не существует единой "стандартной модели". Необходимо исходить из теории измерений, согласно которой первый шаг при анализе данных - выявление шкал, в которых они измерены. Статистические выводы должны быть инвариантны относительно допустимых преобразований шкал измерения данных. Поскольку практически все распределения реальных данных ненормальны, предпочтения следует отдавать непараметрическим постановкам. Возможность применения параметрических семейств распределений должны быть тщательно обоснована. В соответствии с теорией проверки статистических гипотез должны быть указаны как нулевая, так и альтернативная гипотезы. Необходимо изучение устойчивости выводов, получаемых на основе модели, относительно допустимых изменений исходных данных и предпосылок модели. Проблемам разработки системы требований к статистическим моделям и методам будет посвящен ряд дальнейших публикаций автора.
Ключевые слова: математические методы исследования, статистические методы, анализ данных, вероятностно-статистическая модель, прикладная статистика, непараметрика, нечисловая статистика, теория измерений, регрессионный анализ.

On requirements for statistical methods of data analysis (generating article)

© Alexander I. Orlov
Bauman Moscow State Technical University, 5, 2-ya Baumanskaya ul., Moscow, 105005, Russia; e-mail: prof-orlov@mail.ru

Constant consulting for half a century of scientific workers of various specialties, reviewing their articles and books, opposing dissertations made it possible to get acquainted with hundreds of specific studies on the development and application of statistical methods. A variety of shortcomings have been identified in conducting research and publishing their results, which hinder their perception, and in some cases cast doubt on the adequacy of the conclusions. It is advisable to develop natural requirements for data processing methods and presentation of the results of statistical data analysis. This article is devoted to the initial consideration of a number of formulations of such requirements. We proceed from the modern paradigm of applied statistics, based on non-parametric and non-numerical statistics and replacing the primitive paradigm of the 19th century. and the paradigm of the middle of the 20th century, using parametric distribution systems. When describing and discussing the procedures for analyzing statistical data, it is necessary to start with probabilistic-statistical models for generating the data under study. An analysis of the diversity of regression analysis models leads to the conclusion that there is no single "standard model". It is necessary to proceed from the theory of measurement, according to which the first step in the analysis of data is to identify the scales in which they are measured. Statistical inference must be invariant under the allowable transformations of data measurement scales. Since almost all distributions of real data are non-normal, preference should be given to non-parametric formulations. The possibility of using parametric families of distributions must be carefully justified. In accordance with the theory of statistical hypothesis testing, both the null and alternative hypotheses must be specified. It is necessary to study the stability of the conclusions drawn from the model with respect to acceptable changes in the initial data and assumptions of the model. A number of further publications of the author will be devoted to the problems of developing a system of requirements for statistical models and methods.
Keywords: mathematical research methods, statistical methods, data analysis, probabilistic-statistical model, applied statistics, non-parametrics, non-numerical statistics, measurement theory, regression analysis.

Введение
Постоянное консультирование в течение полувека научных работников различных специальностей, рецензирование их статей и книг, оппонирование диссертаций дало возможность познакомиться с сотнями конкретных исследований по разработке и применению статистических методов. Критический анализ накопленного материала позволил разработать общий подход к проведению таких исследований и ряд частных методов [1]. Выявлены разнообразные недостатки при проведении исследований и публикации их результатов, которые мешают их восприятию, а в ряде случаев ставят под сомнение адекватность выводов. По нашему мнению, целесообразно сформулировать и обсудить естественные требования к методам обработки данных и представлению результатов статистического анализа конкретных данных. В статье [2] сделана попытка выделить основные характеристики методов прикладной статистики и сформулировать требования к этим методам (т.е. к значениям упомянутых характеристик методов). Например, одно из требований: статистические выводы должны быть инвариантны относительно допустимых преобразований шкал измерения.
С целью стандартизации математических орудий (пользуемся терминологией Н. Бурбаки [3, с.253]) представляется целесообразным развернуть работу по сертификации статистических методов и соответствующих пакетов программ, а также учебных курсов и материалов. Однако стандартизация полезна только тогда, когда она проводится квалифицированными специалистами, в противном случае вместо пользы имеем вред. Примером является печальная судьба многообразия стандартов по статистическим методам управления качеством, большую часть которых пришлось отменить из-за ошибок разработчиков.
Настоящая статья посвящена первоначальному рассмотрению ряда формулировок требований к методам обработки данных и представлению результатов статистического анализа конкретных данных.

Постановка проблемы
Отечественная научная школа в области статистических методов анализа данных опирается на аксиоматику теории вероятностей А.Н. Колмогорова [4]. В послевоенные годы исследователи исходили из монографии Г. Крамера [5]. В состав Академии наук СССР входили только два специалиста по математической статистики - члены-корреспонденты Н.В. Смирнов и Л.Н. Большев. Они выпустили "Таблицы математической статистики" [6] - одно из двух высших достижений отечественной статистики ХХ в. Название обманчиво - помимо таблиц эта монография содержит развернутые пояснения (более 100 страниц большого формата). Второе высшее достижение - фундаментальная энциклопедия "Вероятность и математическая статистика" [7]. Для будущих математиков предназначены учебники акад. А.А. Боровкова [8, 9], задачник [10], для студентов высших технических учебных заведений - учебные пособия [11, 12]. Были выпущены сотни добротных отечественных изданий и переводов.
Казалось бы, на этой базе могут быть подготовлены учебные издания по статистическим методам анализа данных, соответствующие современному научному уровню. К сожалению, реальность готовит об обратном. Этот печальный вывод сделан на основе анализа учебных изданий, информация о которых появляется при поисковом запросе "Теория вероятностей и математическая статистика"[13 - 18]. Приведем некоторые обнаруженные нами недостатки, сопоставляя их с соответствующими разделами учебника [1] (первое издание вышло в 2006 г.).
Часто игнорируется необходимость формирования и обоснования вероятностно-статистических моделей порождения данных [1, разд. 5.1]. В частности, не видят [13, 14] принципиальной разницы между двумя моделями выборки - как представительной выборки из конечной совокупности и как последовательности независимых одинаково распределенных случайных величин [1, разд.2.4]. Не понимают [16] разницы между регрессионной моделью с детерминированной независимой переменной и моделью, в которой исходные данные - выборка из двумерного нормального распределения, разъясненной в [1, гл. 9]. Метод наименьших квадратов дается на рецептурном уровне, без вывода формул для оценок параметров [14] и без доверительных оценок для зависимости [13]. О существовании непараметрической регрессии не подозревают [14].
Поражает вера в нормальное распределение результатов измерений. В основополагающей книге В.В. Налимова [19], выпущенной в 1960 г., разъяснено, что распределения реальных данных, как правило, не являются нормальными. Более подробно это фундаментальное положение обсуждается в [1, разд. 5.1]. Однако в [16 - 18] принимают нормальность данных без какого-либо обоснования. Авторы [14] не понимают даже, что применение критерия Стьюдента основано на предположении нормальности распределения элементов выборки, и тем более не пытаются проверить это предположение. Согласно [14] "предположение о нормальности основывается на центральной предельной теореме, в соответствии с которой случайные величины, являющиеся суммой большого числа других случайных факторов (здесь пропущено условие независимости факторов - А.О.), ни один из которых не является доминирующим, имеют приближенно нормальное распределение", не подозревая, что если факторы действуют не аддитивно, а мультипликативно, то согласно той же центральной предельной теореме результирующая величина имеет логарифмически нормальное распределение, а не нормальное [1, разд.5.1].
Разбирают построение безнадежно устаревших гистограмм [14], хотя уже с середины ХХ в. для оценивания плотности используют непараметрические ядерные оценки [1, разд. 5.6]. Не замечают, что переход от вариационного ряда к гистограммам (группировка) приводит к потере информации [16]. Приверженность к гистограммам приводит к тому, что проверку согласия опытного распределения с теоретическим производят с помощью критерия хи-квадрат [14, 15, 17], т.е. проверяется более слабая гипотеза о вероятностях попадания в интервалы группирования. .
В анализируемых методических материалах много сравнительно мелких ошибок. Так, в них даны неправильные определения выборочной медианы [14, с.67], эмпирической функции распределения ([14, с.73], [16, с.22], интервальной оценки [14, с.79], параметрической и непараметрической гипотез [16, с.28], Авторы [14] даже не знают, как выглядит график плотности нормального распределения, кроме того, они ошибочно полагают, что из равенства 0 коэффициента корреляции между двумя случайными величинами следует их независимость [14, с.105]. Профессионал пишет "теория вероятностей", профан - "теория вероятности" [16, с.39].
Есть сомнительные места и у более квалифицированных авторов. Для оценки параметров распределения рекомендуют метод максимального правдоподобия [15, 18], хотя с современной точки зрения следует применять метод одношаговых оценок [1, разд.6.2]. В [13] приведен доверительный интервал для математического ожидания, но не указано, что он является асимптотическим, и без ссылки на центральную предельную теорему. Не разъяснено, в чем специфика использования квантилей нормального закона и распределения Стьюдента. Авторы [13] не знают, какие критические значения следует использовать [1, разд. 2.6] при применении критерия Колмогорова для проверки согласия с нормальным семейством распределения (и тем более не знают, например, про критерий Шапиро-Уилка для проверки нормальности). Им неизвестно, как строить доверительный интервал для коэффициента корреляции в общем случае [1, разд. 9.1], предложенный еще Г. Крамером [5]. Они не знают, что для проверки равенства математических ожиданий по двум независимым выборкам надо использовать не критерий Стьюдента, критерий Крамера-Уэлча [1, разд. 8.2]. Вопреки [13], с помощью критерия Вилкоксона нельзя проверить гипотезу о совпадении функций распределения [1, разд. 8.3].
В настоящее время для описания неопределенности используют три математические инструмента - вероятностно-статистический, нечеткий (основанный на теории нечетких множеств [1, разд. 11.5]), интервальный (развита статистика интервальных данных [1, глава 12]. Авторы анализируемых методических материалов знают только про вероятностно-статистический подход [16].
Таким образом, методические материалы [13 - 18] имеют многочисленные недостатки и далеко отстоят от современного научного уровня в области статистических методов анализа данных. И не только они. Например, публикации [20 - 22] также имеют различные недостатки.
Ясно, что ситуацию надо исправлять. По нашему мнению, в настоящее время необходимы прежде всего современные требования к методам обработки данных и представлению результатов статистического анализа конкретных данных. На основе таких требований следует, в частности, разрабатывать учебники и учебные пособия. Обсудим ряд требований, о которых идет речь.

О новой парадигме прикладной статистики
Исходим из современной парадигмы прикладной статистики [23], о которой необходимо сказать несколько слов.
Статистические методы анализа данных широко применяются исследователями в различных областях науки. Обсудим смену парадигм прикладной статистики - изменения основ общепринятой модели действий в этой области математических методов исследования. Рассмотрим три реально используемых парадигмы - примитивную, устаревшую, современную.
Поясним на примере. Исходя из примитивной парадигмы, наивные авторы применяют широко известные расчетные формулы критерия Стьюдента для проверки равенства 0 математического ожидания без какого-либо обоснования. Согласно устаревшей парадигме констатируют (без строгого обоснования), что результаты измерений имеют нормальное распределение, затем применяют критерий Стьюдента (в предположениях нормальности это обосновано). В современной парадигме используют непараметрические методы (в рассматриваемой постановке - основанные на центральной предельной теореме) [1].
Очевидно, обоснованность статистических выводов возрастает при переходе от примитивной парадигмы к устаревшей и далее к современной. Констатируем, что в настоящее время в практике научной работы в различных областях используются все три парадигмы. Обсудим, как это влияет на качество результатов исследовательской деятельности.
Примитивная парадигма - это парадигма поваренной книги, т.е. следования составленным кем-то рецептам. Программные продукты часто провоцируют такие расчеты. Довольно часто итоговые выводы оказываются полезными с позиций прикладной области. Но иногда они могут быть и грубо ошибочными. Об опасности бездумного применения программных продуктов предупреждал еще проф. В.В. Налимов [24], выдающийся исследователь в области статистических методов.
Устаревшая парадигма - это парадигма середины ХХ в. В ней элементы выборки рассматриваются как независимые случайные величины, распределения которых входят в то или иное параметрическое семейство распределений - нормальных, логистических, экспоненциальных, Вейбулла - Гнеденко, Коши, Лапласа, гамма-распределений, бета-распределений и др. Все эти семейства входят в четырехпараметрическое семейство распределений, введенное основателем математической статистики К. Пирсоном в начале ХХ в. С целью упорядочения результатов измерений (наблюдений, анализов, испытаний, опытов, обследований) он принял рабочую гипотезу, что распределения реальных данных всегда совпадают с каким-то элементом его четырехпараметрического семейства. Затем началось развитие теории параметрической математической статистики, в которой задачи оценивания и проверки гипотез решались для выборок из тех или иных параметрических семейств. Был получен ряд замечательных математических моделей и результатов, например, связанных с методом максимального правдоподобия, критериями Пирсона (хи-квадрат), Пирсона, неравенством Рао - Крамера и др. Многомерное нормальное распределение оказалось весьма полезным для развития регрессионного и дискриминантного анализа.
Параметрической математической статистике посвящено основное содержание распространенных вузовских учебников по математической статистике. В отличие от примитивной парадигмы, имеется строгая математическая теория, позволяющая получать расчетные алгоритмы и на их основе - полезные практические рекомендации. Есть только один недостаток - распределения реальных данных, как правило, не являются нормальными и вообще не входят в четырехпараметрическое семейство Пирсона [1]. Делают попытки проверить нормальность или, например, экспоненциальность реальных данных. Зачастую отклонить гипотезу нормальности не удается. Но это нельзя рассматривать как подтверждение нормальности распределения рассматриваемых данных, поскольку для тех же данных обычно не удается отклонить гипотезу о том, что распределение данных соответствует другому популярному распределению. Причина очевидна - малый объем выборки. Например, для того, чтобы выяснить, какому распределению соответствуют анализируемые данные - нормальному или логистическому, необходимо не менее 2500 наблюдений [1]. Реальные объемы выборок обычно значительно меньше.
Развитие теории параметрической математической статистики продолжается и в настоящее время. В частности, сравнительно недавно выяснено, что вместо оценок максимального правдоподобия целесообразно использовать одношаговые оценки, разработаны методы доверительного оценивания для параметров гамма-распределения и др. С помощью параметрической математической статистики решено много прикладных задач в конкретных областях исследования. Но в ряде случаев получены ошибочные выводы, хотя доля таких случаев заметно меньше, чем опоре на примитивную парадигму.
Современная парадигма прикладной статистики и, шире, математических методов исследования [23] основана на непараметрической и нечисловой статистике. В отличие от параметрической статистики, элементы выборки с числовыми значениями предполагаются имеющими произвольную непрерывную функцию распределения (во многих случаях добавляют еще условие непрерывности). Центральной областью прикладной статистики стала статистика нечисловых данных [1, главы 5, 11], позволяющая единообразно подходить к анализу статистических данных произвольной природы.
Современную парадигму математических методов исследования называем новой, хотя ее основы сформировались еще в 1980-х годах, когда во время подготовки к созданию Всесоюзной статистической ассоциации (учредительный съезд прошел в 1990 г.) понадобилось проанализировать состояние и перспективы прикладной статистики.
К настоящему времени непараметрическими методами можно решать практически тот же круг задач анализа данных, что и параметрическими. Преимущество непараметрической статистики в том, что нет необходимости принимать необоснованные предположения о виде функции распределения. Недостатком является то, что реальные данные часто содержат совпадения. Если функция распределения элементов выборки непрерывна, то вероятность их совпадения равна 0. Противоречие возникает из-за того, что свойства прагматических чисел, используемых для записи результатов измерений (наблюдений, испытаний, опытов, анализов, обследований), отличаются от свойств математических чисел (например, прагматические числа записываются с помощью конечного числа цифр, а почти все действительные числа требуют - в теории - бесконечного ряда цифр). Разработаны подходы к анализу совпадений при применении непараметрических статистик, позволяющие снять рассматриваемое противоречие [25].
Необходимо отметить, что в некоторых случаях параметрические методы позволяют обнаружить и предварительно изучить важные эффекты непараметрической статистики. Так, хорошо известно, что распределения реальных данных, как правило, не являются нормальными. Однако математический аппарат в случае нормальности зачастую является более простым. Согласно устаревшей парадигме в математической статистике широко используются многомерные нормальные распределения. Именно для таких распределений найдены явные формулы для различных характеристик в многомерном статистическом анализе, прежде всего в регрессионных постановках. Это связано с тем, что глубоко развита теория квадратичных форм в евклидовом пространстве (квадратичные формы стоят в степени экспоненты, описывающей плотность многомерного нормального распределения). Используя развитый математический аппарат, основанный на многомерной нормальности, удается, например, разработать и изучить методы оценивания размерности вероятностно-статистической модели [1, гл. 9] с целью переноса полученных результатов на непараметрические постановки.
К настоящему времени теоретические исследования по прикладной статистике проводятся в основном в соответствии с современной парадигмой. Так, статистике нечисловых данных посвящено 63% работ по прикладной статистике, опубликованных в разделе "Математические методы исследования" журнала "Заводская лаборатория. Диагностика материалов" в 2006 - 2015 гг. Однако значительная доля прикладных работ осуществляется в традициях устаревшей или даже примитивной парадигм. Такие работы нецелесообразно огульно отрицать. Они могут приносить пользу в конкретных областях. Однако бесспорно, что переход на современную парадигму прикладной статистики повысит научный уровень исследований, а также позволит получить важные результаты в конкретных областях. Приходится констатировать, что исследователи, связанных с анализом данных, недостаточно знакомы с непараметрической и нечисловой статистикой. Необходимо шире распространять информацию о современной парадигме прикладной статистики.
Опора на подходы и результаты непараметрической и нечисловой статистики - одно из основных требований к статистическим методам анализа данных.

Вероятностно-статистические модели данных - основа методов прикладной статистики
При описании и обсуждении процедур анализа статистических данных обычно сосредотачивают внимание на расчетных формулах. Причина очевидна - не зная формул, нельзя провести расчеты. Однако начинать надо с вероятностно-статистических моделей порождения изучаемых данных.
Например, в прикладной статистике наиболее распространенная модель выборки - это конечная последовательность независимых одинаково распределенных случайных величин [1], моделирующих результаты измерений (наблюдений, испытаний, опытов, анализов, обследований). Если общая функция распределения этих случайных величин является произвольной, то необходимо обратиться к методам непараметрической статистики. Для реальных данных совпадения результатов встречаются достаточно часто. Следовательно, в таких случаях наблюдается отклонения от непараметрической модели. Как уже отмечалось выше, модель анализа совпадений при расчете непараметрических ранговых статистик предложена в работе [25]. Статистика интервальных данных была создана для обработки округленных данных и данных с совпадениями [1, гл. 12].
Отметим устойчивость предрассудков. Например, до сих пор пропагандируется использование метода максимального правдоподобия, хотя одношаговые оценки имеют столь же хорошие свойства, что и оценки максимального правдоподобия. Однако во многих случаях система уравнений максимального правдоподобия не имеет явного решения, и соответствующие оценки рекомендуется находить итерационными методами, сходимость которых не изучают, хотя есть примеры, в которых отсутствие сходимости продемонстрировано. Между тем одношаговые оценки вычисляются по конечным формулам, без всяких итераций [1].
Особенно заметна любовь теоретиков в области прикладной статистики к многомерным нормальным распределениям. Именно для таких распределений найдены явные формулы для различных характеристик в многомерном статистическом анализе, прежде всего в регрессионном. По нашей экспертной оценке, причина в том, что удается использовать хорошо развитую в линейной алгебре теорию квадратичных форм.
Известно, что распределения почти всех реальных данных ненормальны. Это утверждение хорошо обосновано экспериментально, путем анализа результатов измерений [1]. Теоретические аргументы в пользу нормального распределения также не выдерживают критики. Например, говорят, что зависимость значения случайной величины от многих факторов влечет нормальность. Иногда добавляют, что факторы являются независимыми и сравнимыми по величине. Однако нормальность распределения можно ожидать лишь в случае аддитивной модели, когда факторы складываются (в силу Центральной предельной теоремы). Если же случайная величина формируется путем перемножения (мультипликативная модель), то ее распределение является (в асимптотике) логарифмически нормальным. Если справедлива модель "самого слабого" звена (или "самого сильного"), т.е. значение случайной величины равно крайнему члену вариационного ряда значений факторов (соответственно минимуму или максимуму), то имеем в пределе распределение Вейбулла - Гнеденко.
Модель на основе семейства нормальных распределений или распределений из иного параметрического семейства можно сравнить с моделью поиска под фонарем потерянных в темных кустах ключей. Очевидно, под фонарем искать легче. Можно продемонстрировать активность. Однако надеяться на благоприятный исход поисков нельзя.
Из проведенного анализа вытекает необходимость использования непараметрических моделей распределений результатов измерений. Отметим, что интервалы их возможных значений, как правило, ограничены, т.е распределения являются финитными. Следовательно, все моменты рассматриваемых случайных величин существуют, и их выборочные аналоги могут использоваться в вычислениях.
Сформулируем вытекающее из сказанного требование к статистическим методам обработки данных: если по каким-либо причинам применяется параметрическое семейство распределений, его использование должно быть тщательно обосновано путем проверки гипотезы согласия как с рассматриваемым семейством, так и с альтернативными семействами.

Роль вероятностно-статистических моделей в многомерном статистическом анализе
Начнем с регрессионного анализа. Используют четыре основные класса регрессионных моделей.
Распространены модели метода наименьших квадратов с детерминированной независимой переменной и параметрической зависимостью (линейной, квадратической и т.п.). Распределение отклонений произвольно (т.е. модель является непараметрической), для получения предельных распределений оценок параметров и регрессионной зависимости предполагаем выполнение условий центральной предельной теоремы.
Второй тип моделей основан на выборке случайных векторов. Зависимость является параметрической, распределение двумерного вектора - произвольным. Об оценке дисперсии независимой переменной можно говорить только в модели на основе выборки случайных векторов, равно как и о коэффициенте детерминации как критерии качества модели.
Третий тип моделей регрессионного анализа, основанный на выборке случайных векторов - непараметрическая регрессия, в которой как зависимость, так и отклонения от нее являются непараметрическими. Зависимость (как условное среднее) оценивается с помощью непараметрических оценок плотности.
Промежуточный вариант - модель, в которой тренд линеен, а периодическая и случайная составляющие и отклонения от них являются непараметрическими.
В моделях четвертого типа малые погрешности имеются как в значениях зависимой переменной, так и в значениях независимой переменной. В прошлом этот раздел прикладной статистики назывался конфлюэнтным анализом, сейчас он входит в статистику интервальных данных [1, гл. 12].
К регрессионному анализу примыкают задачи сглаживания временных рядов и статистики случайных процессов, в которых отклонения от функции времени зависимы (в отличие от регрессионного анализа, в котором такие отклонения - независимые случайные величины).
Анализ многообразия моделей регрессионного анализа приводит к выводу, что не существует единой "стандартной модели". Другими словами, при решении задачи восстановления зависимости необходимо начинать с выбора и обоснования той или иной вероятностно-статистической модели.

Теория измерений как основа построения вероятностно-статистических моделей
Необходимо исходить из теории измерений [1, гл. 5], согласно которой первый шаг при анализе данных - выявление шкал, в которых они измерены. Применяемые статистические методы должны соответствовать шкалам, в которых измерены данные.
Так, известно, что для данных, измеренных в порядковой шкале, в качестве средних величин можно использовать только члены вариационного ряда, прежде всего медиану (при нечетном объеме данных, а при четном - левую медиану или правую медиану), а применение среднего арифметического или среднего геометрического недопустимо. Как следствие, поскольку ранги или баллы, как правило, измерены в порядковой шкале, складывать их нельзя. В частности, нельзя оценивать успеваемость учащихся по среднему баллу экзаменационных оценок.
Статистические выводы должны быть инвариантны относительно допустимых преобразований шкал измерения данных. Значит, для каждой шкалы можно выяснить, какими алгоритмами анализа данных из рассматриваемого семейства можно пользоваться в этой шкале. Выше описаны выводы относительно семейства средних по Коши. Обратная задача - для определенного алгоритма анализа данных выяснить, в какой шкале можно им пользоваться. Коэффициент линейной парной корреляции Пирсона соответствует шкале интервалов, а непараметрические ранговые коэффициенты корреляции Спирмена и Кендалла позволяют изучать взаимосвязи порядковых переменных.
С позиций теории измерений обсудим довольно широко известный метод анализа иерархий. Исходные данные - результаты парных сравнений, они измерены в порядковых шкалах. А результаты расчетов метод анализа иерархий выражены в шкале интервалов. С точки зрения теории измерений такое недопустимо. Следовательно, методом анализа иерархий пользоваться не следует. Рекомендуем применять адекватные метода анализа экспертных оценок, в частности, методы средних арифметических рангов, медиан рангов, согласования кластеризованных ранжировок [26].

Теория классификации, обучающие выборки и нейросети
Вполне естественно распространить разрабатываемые требования на смежную (близкородственную) область – нейросетевую обработку данных. Учитывая значительное взаимопроникновение вероятностно-статистических и нейросетевых методов, это представляется весьма полезно.
С целью реализации этой идеи рассмотрим конкретную область прикладной статистики - теорию классификации. В ней выделяют три области - построение классификаций, изучение классификаций, применение классификаций [1, гл. 9]. Если изучение классификаций - это однозначно часть статистики нечисловых данных, то две другие области имеют в литературе самые разные названия.
Построение классификаций - это то же самое, что кластер-анализ (кластерный анализ), распознавание образов без учителя, типология, таксономия, группировка, классификация без учителя, дихотомия ...
Применение классификаций - это то же самое, что дискриминация (дискриминантный анализ), диагностика, распознавание образов с учителем, автоматическая классификация с учителем, статистическая классификация ...
"Учитель", о котором здесь идет речь, - это использование обучающих выборок. В этом случае классы заданы обучающими выборками, и на их основе правила формируется правило принятия решений о том, к какому классу отнести вновь поступающий объект. Когда говорят об алгоритмах без учителя, то это значит, что речь идет о построении классификации на основе анализа данных единой обучающей выборки.
В настоящее время популярный термин - нейросети. Речь идет о математических моделях (и разработанных на их основе программной или аппаратной реализации), построенных по аналогии с сетями нервных клеток живого организма. Эти модели возникли в середине ХХ в. при изучении процессов, протекающих в мозге, и при попытке смоделировать эти процессы (на уровне знаний того времени).
Если вникнуть в суть нейросетевых методов, то становится очевидным, что эти модели предназначены прежде всего для решения задач классификации на основе анализа обучающих выборок. При этом нейросетевые алгоритмы, как правило, не являются оптимальными. Например, доказано, что для отнесения вновь поступающего объекта в один из двух классов, заданных обучающими выборками, (асимптотически) оптимальным является решающее правило, основанное на непараметрических оценках плотностей распределений вероятностей, соответствующих классам [1]. Нейросетевые методы не могут дать лучшего результата, чем это решающее правило. Однако частое упоминание нейросетей в современной литературе приводит к забвению оптимальных методов и алгоритмов, что, естественно, снижает эффективность технологических решений искусственного интеллекта.
Констатируем, что нейросети, методы распознавания образов, и, например, генетические алгоритмы, - это другие названия ряда давно разрабатываемых разделов прикладной статистики (статистических методов анализа данных) [1]. Новая терминология вынесена на передний план внимания научной общественности по вненаучным причинам.

Выводы
Как следует из сказанного выше, необходима разработка системы требований к статистическим моделям и методам при их создании, применении и преподавании, в том числе при их описании в публикациях.
Прежде всего, должна быть представлена и обоснована вероятностно-статистическая модель порождения данных. Иерархия понятия "модель" и потенциальные источники ошибок при построении вероятностно-статистической модели реальных данных проанализированы в [27].
Приведем ряд требований к статистическим методам, проанализированных выше.
Поскольку практически все распределения реальных данных ненормальны, предпочтения следует отдавать непараметрическим постановкам. Возможность применения параметрических семейств распределений должны быть тщательно обоснована.
В соответствии с теорией проверки статистических гипотез должны быть указаны не только нулевая гипотеза, но и альтернативная, только тогда можно обсуждать мощность критерия.
Необходимо изучение устойчивости выводов, получаемых на основе организационно-экономической модели, относительно допустимых изменений исходных данных и предпосылок модели [1, разд. 4.7]. В частности, статистические выводы должны быть инвариантны относительно допустимых преобразований шкал.
Проблемам разработки системы требований к статистическим моделям и методам будет посвящен ряд дальнейших публикаций. Автор благодарен В.О. Толчееву за полезные замечания.

ЛИТЕРАТУРА
1. Орлов А. И. Прикладной статистический анализ. — М.: Ай Пи Ар Медиа, 2022. — 812 c. https://doi.org/10.23682/117038
2. Orlov A. I. Basic requirements for statistical methods of data analysis / Polythematic Online Scientific Journal of Kuban State Agrarian University. 2022. N 181. P. 316-343. – DOI 10.21515/1990-4665-181-026. – EDN OKGBOS.
3. Бурбаки Н. Очерки по истории математики. — М.: Изд-во иностранной литературы, 1963. — 292 с.
4. Колмогоров А. Н. Основные понятия теории вероятностей. 2-е изд. — М.: Наука, 1974. — 120 с.
5. Крамер Г. Математические методы статистики. 2-е изд. — М.: Мир, 1975. — 648 с.
6. Большев Л. Н., Смирнов Н. В. Таблицы математической статистики. 3-е изд. — М.: Наука. 1983. — 416 с.
7. Вероятность и математическая статистика : Энциклопедия / Гл. ред. акад. Ю. В. Прохоров. — М. : Большая Рос. Энцикл., 1999. — 910 с.
8. Боровков А. А. Математическая статистика. 5-е изд., стер. — Санкт-Петербург : Лань, 2021. — 704 с.
9. Боровков А. А. Математическая статистика. Дополнительные главы. — М.: Наука, 1984. — 144 с.
10. Чибисов Д. М., Пагурова В. И. Задачи по математической статистике. — М.: Изд-во Московского университета, 1990. —171 с.
11. Смирнов Н. В., Дунин-Барковский И. В. Курс теории вероятностей и математической статистики для технических приложений. — М.: Наука, 1969. — 512 с.
12. Ивченко Г. И., Медведев Ю. И. Математическая статистика: Учебник. — М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2014. — 352 с.
13. Волковец А. И., Гуринович А. Б. Теория вероятностей и математическая статистика. Конспект лекций. — Мн.: БГУИР, 2003. — 84 с.
14. Губарь Л. Н., Ермоленко А. В. Теория вероятностей и математическая статистика : учебное пособие. — Сыктывкар: Изд-во СГУ имени Питирима Сорокина, 2015. —– 120 с.
15. Кибзун А. И., Горяинова Е. Р., Наумов А. В., Сиротин А. Н. Теория вероятностей и математическая статистика. Базовый курс с примерами и задачами. — М.: Физматлит, 2002. — 224 с.
16. Симонова И. Э., Симонов А. Б., Сагателова Л. С. Теория вероятностей и математическая статистика. — Волгоград : Волгоградский государственный технический университет, 2022. — 96 с.
17. Трофимова Е. А., Кисляк Н. В., Гилёв Д. В. Теория вероятностей и математическая статистика : учеб. пособие. — Екатеринбург : Изд-во Урал. ун-та, 2018. — 160 с.
18. Чебоксаров А. Б., Иванова И. Б. Теория вероятностей и математическая статистика : Учебное пособие. — Пятигорск : ООО «Рекламно-информационное агентство на КМВ», 2020. — 80 с.
19. Налимов В. В. Применение математической статистики при анализе вещества. — М.: Физматлит, 1960. — 430 с.
20. Гмурман В. Е. Теория вероятностей и математическая статистика: учебник для вузов. 12-е изд. — М.: ЮРАЙТ, 2021. — 479 с.
21. Кремер Н. Ш. Теория вероятностей и математическая статистика : учебник. —– М.: Юнити, 2012. — 551 с.
22. Кобзарь А. И. Прикладная математическая статистика : для инженеров и научных работников. — М.: Физматлит, 2006. — 816 с.
23. Орлов А. И. Новая парадигма прикладной статистики / Заводская лаборатория. Диагностика материалов. 2012. Т.78. №1. С. 87-93.
24. Налимов В. В. Теория эксперимента. — М.: Наука, 1971. — 208 с.
25. Орлов А. И. Модель анализа совпадений при расчете непараметрических ранговых статистик / Заводская лаборатория. Диагностика материалов. 2017. Т.83. №11. С. 66-72. https://doi.org/10.26896/1028-6861-2017-83-11-66-72
26. Орлов А. И. Искусственный интеллект: экспертные оценки. — М.: Ай Пи Ар Медиа, 2022. — 436 c. https://doi.org/10.23682/117030
27. Савельев О. Ю. Модель: иерархия понятия и потенциальный источник ошибок / Инновации в менеджменте. 2021. №28. С. 54-58.

REFERENCES
1. Orlov A. I. Applied Statistical Analysis. — M.: Aj Pi Ar Media, 2022. — 812 p. [in Russian]. https://doi.org/10.23682/117038
2. Orlov A. I. Basic requirements for statistical methods of data analysis / Polythematic Online Scientific Journal of Kuban State Agrarian University. 2022. N 181. P. 316-343. — DOI 10.21515/1990-4665-181-026. — EDN OKGBOS.
3. Burbaki N. Essays on the history of mathematics. — M.: Izd-vo inostrannoj literatury, 1963. — 292 p. [in Russian].
4. Kolmogorov A. N. Basic concepts of probability theory. 2nd ed.— M.: Nauka, 1974. — 120 p. [in Russian].
5. Kramer G. Mathematical methods of statistics. 2nd ed. — M.: Mir, 1975. — 648 p. [in Russian].
6. Bol'shev L. N., Smirnov N. V. Tables of mathematical statistics. 3rd ed. — M.: Nauka. 1983. — 416 p. [in Russian].
7. Probability and Mathematical Statistics: Encyclopedia / Ch. ed. acad. Yu. V. Prokhorov. — M. : Bol'shaya Ros. Encikl., 1999. — 910 p. [in Russian].
8. Borovkov A. A. Mathematical statistics. 5th ed., ster.— Sankt-Peterburg : Lan', 2021. — 704 p. [in Russian].
9. Borovkov A. A. Mathematical statistics. Additional chapters. —M.: Nauka, 1984. — 144 p. [in Russian].
10. CHibisov D. M., Pagurova V. I. Problems in mathematical statistics. — M.: Izd-vo Moskovskogo universiteta, 1990. — 171 p. [in Russian].
11. Smirnov N. V., Dunin-Barkovskij I. V. Course of Probability Theory and Mathematical Statistics for Technical Applications. — M.: Nauka, 1969. — 512 p. [in Russian].
12. Ivchenko G. I., Medvedev YU. I. Mathematical Statistics: Textbook. — M.: Knizhnyj dom «LIBROKOM», 2014. — 352 p. [in Russian].
13. Volkovec A. I., Gurinovich A. B. Theory of Probability and Mathematical Statistics. Lecture notes. — Mn.: BGUIR, 2003. — 84 p. [in Russian].
14. Gubar' L. N., Ermolenko A. V. Theory of Probability and Mathematical Statistics: Tutorial. — Syktyvkar: Izd-vo SGU imeni Pitirima Sorokina, 2015. — 120 p. [in Russian].
15. Kibzun A. I., Goryainova E. R., Naumov A. V., Sirotin A. N. Theory of Probability and Mathematical Statistics. Basic course with examples and tasks.— M.: Fizmatlit, 2002. —224 p. [in Russian].
16. Simonova I. E., Simonov A. B., Sagatelova L. S. Theory of Probability and Mathematical Statistics. — Volgograd : Volgogradskij gosudarstvennyj tekhnicheskij universitet, 2022. — 96 p. [in Russian].
17. Trofimova E. A., Kislyak N. V., Gilyov D. V. Theory of Probability and Mathematical Statistics: Tutorial. — Ekaterinburg : Izd-vo Ural. un-ta, 2018. — 160 p. [in Russian].
18. CHeboksarov A. B., Ivanova I. B. Theory of Probability and Mathematical Statistics: Tutorial. — Pyatigorsk : OOO «Reklamno-informacionnoe agentstvo na KMV», 2020. — 80 p. [in Russian].
19. Nalimov V. V. Application of mathematical statistics in the analysis of substances. — M.: Fizmatlit, 1960. — 430 p. [in Russian].
20. Gmurman V. E. Probability theory and mathematical statistics: a textbook for universities. 12th ed. — M.: YURAJT, 2021. — 479 p. [in Russian].
21. Kremer N. SH. Probability Theory and Mathematical Statistics: textbook. — M.: YUniti, 2012. — 551 p. [in Russian].
22. Kobzar' A. I. Applied Mathematical Statistics: for engineers and scientists. — M.: Fizmatlit, 2006. — 816 p. [in Russian].
23. Orlov A. I. The New Paradigm of Applied Statistics / Zavodskaya laboratoriya. Diagnostika materialov. 2012. T.78. №1. P.87-93.
24. Nalimov V. V. Theory of experiment. - M.: Nauka, 1971. - 208 p. [in Russian].
25. Orlov A. I. The model of coincidence analysis in the calculation of nonparametric rank statistics / Zavodskaya laboratoriya. Diagnostika materialov. 2017. T.83. №11. P. 66-72 [in Russian]. https://doi.org/10.26896/1028-6861-2017-83-11-66-72
26. Orlov A. I. Artificial intelligence: expert estimations. — M.: Aj Pi Ar Media, 2022. — 436 p. [in Russian]. https://doi.org/10.23682/117030
30. Savel'ev O. YU. Model: Concept Hierarchy and Potential Error Source./ Innovacii v menedzhmente. 2021. №.28. P. 54-58 [in Russian].





Мир из кирпичиков БРИКС
«Большая семерка» уступает мировое лидерство

Скотт Джонсон, Bloomberg (США)

В 2001 году на долю объединения БРИКС в составе стран с формирующимися рынками: Бразилии, России, Индии, Китая и ЮАР – приходилось 19% мирового ВВП, измеряемого по паритету покупательной способности. Сегодня эта доля составляет 36%, если считать страны, готовящиеся к вступлению в данный блок. К 2040 году она должна увеличиться до 45%. Это в два раза больше совокупного веса самых передовых и крупных экономик из «группы семи».
Быстрое усиление БРИКС преображает мировую экономику. Члены объединения в целом менее демократические по сравнению с передовыми экономиками, и свободного рынка там меньше. Но увеличение экономического веса БРИКС может привести к существенному усилению его влияния. Однако блоку не хватает сплоченности, и это мешает некоторым членам объединения добиваться своих амбициозных целей – скажем, бросить вызов господству доллара.
Объединение БРИКС начинало свое существование довольно просто. Главный экономист Goldman Sachs Джим О`Нил изложил два критерия членства. У страны-претендента должна быть крупная экономика и высокие темпы роста. Бразилия, Россия, Индия и Китай вполне им соответствовали. Был и дополнительный бонус: первые буквы названий этих стран создали легко запоминающуюся и броскую аббревиатуру.
Идея оказалась чрезвычайно успешной. В первом десятилетии нынешнего столетия страны БРИКС отличились выдающимся ростом. Они объединили усилия и сформировали свой блок, куда в 2010 году вступила Южная Африка. Это был необычный пример того, как геополитика формируется на базе аналитической записки банка с Уолл-стрит.
В августе этого года БРИКС пригласил в свои ряды еще шесть стран: Аргентину, Египет, Эфиопию, Иран, Саудовскую Аравию и ОАЭ. Новой аббревиатуры не будет, но объединение, скорее всего, переименуют в БРИКС+. Первоначальные критерии членства О`Нила тоже изменятся, ведь более достойные кандидаты остались за бортом этого блока.
Например, Индонезия пока не вступает в БРИКС+, хотя ее экономика крупнее, чем у Египта, Саудовской Аравии и ОАЭ, и она наверняка опередит две из трех стран по темпам роста. Нигерия и Таиланд опережают Иран по обоим критериям О`Нила. Мексика и Турция впереди Аргентины. Точно так же и Бангладеш в сравнении с Эфиопией.
Смысл всего этого понятен. Расширение БРИКС больше связано с политикой, чем с экономикой. Цели этого расширения следующие: бросить вызов американскому господству, развенчать доллар как главную мировую валюту и создать альтернативные институты в противовес ориентированным на Вашингтон Международному валютному фонду и Всемирному банку.

Экономический вес = политическое влияние?
Сумеет ли БРИКС достичь своих целей? У объединения есть определенные преимущества. Это размер, разнообразие и амбиции.
Во-первых, расширенный БРИКС уже крупнее, чем «большая семерка» в составе Канады, Франции, Германии, Италии, Японии, Британии и США. В 2022 году на долю блока приходилось 36% мировой экономики, а на долю G7 – 30%. Наши прогнозы говорят о том, что благодаря увеличению трудовых ресурсов и огромному потенциалу технологического роста доля БРИКС+ к 2045 году увеличится до 45%, в то время как доля экономик G7 составит 21%. По сути дела, БРИКС+ и «большая семерка» в период с 2001 по 2040 год поменяются местами по размерам экономики. Экономический вес означает политическое влияние.
Во-вторых, в состав блока будут входить крупнейшие в мире экспортеры нефти (Саудовская Аравия, Россия, ОАЭ и Иран), а также крупнейшие ее импортеры (Китай и Индия). Если ему удастся перейти к расчетам за нефть в других валютах, это окажет опосредованное воздействие на долю доллара в международной торговле и на мировые валютные резервы.
В-третьих, ослабление господства американской валюты – это явно одно из главных намерений БРИКС+. Китай давно уже стремится повысить роль юаня в мировой торговле. Президент Бразилии Луис Инасиу Лула да Силва призвал блок создать альтернативу доллару. Россия в сближении с Китаем и в отдалении от Европы видит единственный разумный для себя курс действий, пока она проводит военную операцию на Украине. Подвергшись санкциям, она уже продает нефть Китаю за юани.
Но если заглянуть под поверхность, то мы увидим, что впереди БРИКС+ ждет немало трудностей. Да, объединение БРИКС+ большое, и оно расширяется. Но у Китая серьезные проблемы с долгом, и ему приходится исправлять ситуацию на рынке недвижимости. А это значит, что один из главных стимулов объединения ослабевает. Усиление блока в XXI веке – это в основном история невероятного развития Китая, у которого темпы роста в 2000–2019 годах составлялись в среднем 9% ежегодно. В 2020-х годах они должны снизиться до 4,5%, в 2030-х годах до 3%, а в 2040-х – до 2%. Индия может отчасти компенсировать это ослабление. Но ее экономический подъем и политические амбиции вряд ли выйдут на уровень китайских.
Да, БРИКС собрал за одним столом экспортеров и импортеров нефти, но часть из них сохраняет свою приверженность нефтедолларам. Саудовская Аравия и ОАЭ привязали свои валюты к доллару, и для их обеспечения им нужны долларовые резервы. Даже без такой привязки большинство стран предпочитает рассчитываться в долларах, так как это самое распространенное средство расчетов в мировой торговле (если, конечно, против них не введены санкции, как против Ирана и России).
Внутри БРИКС налицо нежелание создавать единую альтернативу. России не нужны индийские рупии в оплату за поставляемую туда нефть, потому что она не хочет накапливать в этой стране свои сбережения. А если Индия будет платить России китайскими юанями? Геополитическое соперничество Нью-Дели с Пекином ведет к тому, что Индия не хочет содействовать усилению роли юаня в мировой торговле.
И наконец, расширяющемуся блоку не хватает единодушия и сплоченности. У Индии регулярно возникают пограничные споры с Китаем. Эта напряженность может обостриться, потому что Индия на подъеме, а Китай замедляет свои темпы роста. Саудовская Аравия и Иран уже давно ведут опосредованные войны, что говорит о существующем между ними глубоком расколе. И даже восстановленные недавно дипломатические отношения между ними вряд ли помогут навести мосты. Нью-Дели, Эр-Рияд и ОАЭ подписали с США и Европой протокол о намерениях создать экономический коридор, который будет конкурировать с китайской инициативой «Один пояс – один путь».
А как насчет альтернативы МВФ и Всемирному банку? Опять же, это скорее из области мечтаний, нежели реальности. Новый банк развития, ставший ответом БРИКС Всемирному банку, распределяет очень мало средств. Пул условных валютных резервов БРИКС, задуманный как конкурент МВФ, невелик, и пользы от него немного.
Идея создания единой валюты БРИКС, равно как и идея формирования единой кредитно-денежной политики, сегодня особенно далека от реальности. Бразилия сокращает процентные ставки, Россия активно их поднимает, а ОАЭ с Саудовской Аравией повторяют то, что делает Федеральный резерв США. Если даже еврозона сталкивается с серьезными трудностями, связанными с единой валютой и кредитно-денежной политикой, то что уж говорить о БРИКС. Он явно не найдет благодатную почву для создания такой единой валюты.
При этом нельзя сказать, что невероятный подъем БРИКС пройдет без последствий для мировой экономики. Центр тяжести будет смещаться на Восток и на Юг, где представительная власть не в почете, и где государство намного решительнее вмешивается в дела рынка, чем на Западе.
Freedom House в прошлом году назвал «свободными» политические системы только таких членов БРИКС+, как Аргентина, Бразилия и ЮАР. Индия оказалась «частично свободной», а Китай, Египет, Эфиопию, Иран, Россию, Саудовскую Аравию и ОАЭ эта неправительственная организация занесла в категорию «несвободных». Доля «частично свободных» и «несвободных» стран в общемировом ВВП увеличилась с 24% в 1990-м до 49% в 2022 году. Согласно нашим прогнозам, к 2040 году она вырастет до 62%.
У сторонников ничем не стесненного рынка перспективы еще более мрачные. Американский консервативный аналитический центр Heritage Foundation относит почти все экономики БРИКС+ к категории «в основном несвободных» или еще хуже. Экономики G7 он называет «в основном свободными» или «умеренно свободными». Доля экономик, отнесенных к категории «в основном несвободных» или «подавляемых», с 1995 по 2022 год увеличилась с 27% до 44%. Согласно нашим прогнозам, к 2040 году она вырастет до 56%.
БРИКС изменит мир в основном из-за роста своей доли в мировом ВВП и разнообразия политических и экономических систем, но не благодаря реализации грандиозных планов своих политических руководителей.

https://sovross.ru/2023/11/10/mir-iz-kirpichikov-briks/


Вернуться наверх
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 406 ]  На страницу Пред.  1 ... 7, 8, 9, 10, 11

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB