Высокие статистические технологии

Форум сайта семьи Орловых

Текущее время: Сб июн 22, 2024 5:18 am

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 3 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Несколько слов о Дмитрии Васильевиче Реуте
СообщениеДобавлено: Пн июл 03, 2023 6:37 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 11376
Несколько слов о Дмитрии Васильевиче Реуте
(03 августа 1947 года - 22 мая 2023 года)

С Дмитрием Васильевичем мы с 2007 г. участвовали в конференциях по крупномасштабным системам, который проводил Институт проблем управления РАН. Важным достижением явилась книга Дмитрия Васильевича 2013 г. (Реут Д. В. Крупномасштабные системы: управление, методология, контроллинг. – М.: МГТУ им. Н.Э. Баумана, 2013. – 182 с.), в которой я был рецензентом. Следующий шаг - защита Дмитрием Васильевичем в том же году докторской диссертации по экономическим наукам.
С самого начала нашего знакомства меня интересовали идеи Московского методологического кружка, которые активно развивал Дмитрий Васильевич. Речь идет о научном направлении, созданном Г.П. Щедровицким, в котором важное место занимают деятельностные игры). . К сожалению, эти идеи так и остались лишь на горизонте моих интересов. Только в 2022 - 2023 гг. мы обратились к идее деятельностных игр, рассматривая их как одну из возможных технологий развития интуиции. Но уже нет возможности поговорить с Дмитрием Васильевичем...
Был небольшой опыт совместных научных исследований. Шесть дет назад мы с Дмитрием Васильевичем написали две статьи по контроллингу (Орлов А.И., Реут Д.В. О влиянии масштаба агропромышленной системы на задачи и аппарат подсистемы контроллинга в ее системе управления // Научный журнал КубГАУ. 2017. №05(129). С. 532–562; Орлов А.И., Реут Д.В. Системная парадигма как основание построения службы контроллинга агропромышленного комплекса // Научный журнал КубГАУ. 2017. №08(132). С. 518–548).
Как сказано на сайте кафедры ИБМ-2 МГТУ им. Н.Э. Баумана, Дмитрий Васильевич читал курсы:
Управление проектами;
Экономика промышленных предприятий;
Методология управления проектами;
Маркетинг и менеджмент в разработке медицинского оборудования,
Мы постоянно встречались с Дмитрием Васильевичем нв заседаниях научного семинара научно-исследовательской лаборатории "Экономико-математические методы в контроллинге" МГТУ им. Н.Э. Баумана и диссертационного совета по экономике и управлению в народном хозяйстве (направления: менеджмент, инновации). На заседаниях семинара обсуждались многие десятки работ молодых исследователей, которые затем защищались на диссертационных советах, прежде всего на том, куда входил Дмитрий Васильевич. (Были доклады на научные темы, не связанные с диссертациями.)
Дмитрий Васильевич был одним из наиболее активных участников семинара. Его вопросы к докладчикам и выступления по поводу работ всегда отличались точностью, глубиной, отработанными формулировками, благожелательностью. Эти слова можно повторить и относительно диссертационного совета.
Как горько говорить - был... Ничего не вернешь. Нам будет очень не хватать Вас, Дмитрий Васильевич.

А.И. Орлов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Несколько слов о Дмитрии Васильевиче Реуте
СообщениеДобавлено: Пт июл 07, 2023 1:35 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 11376
Когнитивно-структурный барьер развития: постмодерн как «мерцательная аритмия» культурного и философско-научного дискурса

Д.В. Реут

Московский государственный технический университет им. Баумана (МГТУ), Московский инженерно-физический институт (МИФИ), Московский педагогический государственный университет (МПГУ), Москва, Россия
Аннотация.
Обсуждается воспроизводящийся естественным путем барьер на пути развития человеческих цивилизационно-культурных общностей, например, мира Европейской (в широком смысле) культуры. Этот барьер есть побочный продукт функционирования человеческого мозга, структура которого сформировалась исторически. Он ограничивает эффективность процесса познания. Площадь граничной поверхности между знанием и незнанием при любой мыслимой топологии мира знаний растет быстрее объема. Граница есть вызов для ученых, философов, художников, которые непрерывно штурмуют ее в силу преобладающего положения подсистемы стратегического целеполагания и немотивированной поисковой активности по отношению к другим подсистемам мозга – согласно модели жизнеспособных систем С. Бира. Количество актов научного и художественного творчества растет. Благодаря глобализации и цифровизации научные и культурные новации стремительно становятся всеобщим достоянием, входят в учебники (приведен пример). Это происходит прежде, чем допускающие фальсификацию инвенции пройдут философскую, научную или/и культурную верификацию. Они некритически принимаются последующими генерациями творцов в качестве эталонов и оснований для новых инвенций. Постоянно снижается связность и взаимная адекватность суммарного объема накапливаемых продуктов науки и культуры. Скорость наработки знаний/артефактов и мощность средств массовой коммуникации достигают своих критических значений. Новизна становится самостоятельной ценностью. Наступает эпоха постмодерна. Мы полагаем, что описываемый механизм освоения мира, начиная с некоторого момента, тормозит развитие жизнеспособных систем и, учитывая исчерпанность планетарных ресурсов, снижает жизнеспособность вида Homo Sapience в целом. Заявленный автором когнитивно-структурный барьер развития цивилизационно-культурной общности не может быть преодолен без модификации ее институтов путем ревизии схемы С. Бира. Такая модификация проблематична, поскольку мозг создателей и обитателей указанных институтов построен по упомянутой схеме. Культурно-цивилизационная общность стагнирует, «капсулируется». Возможно, этим объясняется отсутствие контактов нашей цивилизации с высокоразвитыми собратьями по разуму. Их нет, поскольку развитие ограничено заявленным барьером. Осознать его и получить мотивацию для преодоления может помочь развитая рефлексия.

Ключевые слова: цивилизация, культура, активность, прогресс, барьер, Стаффорд Бир, жизнеспособная система, категориальная методология, аспирант, докторант, учебник.

Реут Дмитрий Васильевич – доктор экономических наук, кандидат технических наук, доцент, профессор кафедры экономики и организации производства МГТУ им. Баумана, профессор кафедры стратегического планирования и методологии управления МИФИ, профессор кафедры социальной педагогики и психологии МПГУ. Домашний адрес: РФ, 105094, Москва, Семеновская набережная, дом 3/1, корпус 2-А, кв. 53-А. +7-916-161-05-42. dmreut@gmail.com SPIN-код: 7976-5215, AuthorID: 181411, ORCID 0000-0003-3577-7373

«В своем стремлении что-то осуществить человек готов на все. Если где-нибудь в пещере поставить гигантский тумблер с табличкой “Рубильник Конца Света. РУКАМИ НЕ ТРОГАТЬ”, то краска даже не успеет высохнуть».
Терри Пратчет

«Some humans would do anything to see if it was possible to do it. If you put a large switch in some cave anywhere, with a sign on it saying “end of the World Switch. PLEASE DO NOT TOUCH”, the paint would not even have time to dry».
Terence Pratchett [Pratchett 2001, p. 105 – 106]

Введение
Переживаемый нами сегодня период постмодерна отражен во множестве публикаций А. Тойнби [Тойнби 1934–1961], Ж.Ф. Лиотара [Лиотар 1979], Ж. Деррида [Деррида 1967, Деррида 1972], М. Фуко [Фуко 1966] и др. Эти труды – признанная классика предмета. Данным перечислением мы обращаем внимание на датировки базовых разработок. Периодизация культурного процесса и раскрытие содержания его этапов продолжают уточняться, обрастать множеством трактовок. Остановимся на механизмах формирования, поддержания и возможно, преодоления широко трактуемого феномена постмодерна. Этот феномен понимается в современном философско-научном дискурсе как совокупность тенденций постмодернизма [Петровская, Померанц 2010], которые детализируются в вышеупомянутых работах.
Механизм формирования и воспроизводства феномена постмодерна
По нашему мнению, наступление данного этапа во всех областях культуры и науки – закономерно. И объясняется оно во многом нейрофизиологическими причинами. Британский кибернетик С. Бир детализировал в своих исследованиях структуру человеческого мозга. Она имеет пять уровней. Схема получила широкую известность как модель жизнеспособной системы (англ. viable system model, аббревиатура – VSM). Согласно исследованиям С. Бира [Beer 1968, Бир 1972, Beer 1984], система с такой организационной структурой приспособлена к выживанию ее обладателей в меняющейся среде. К ним могут быть отнесены «человеконаселенные» организации (фирмы, социальные институты, культурные единицы [Реут 2019]). Способность к выживанию популяций таких субъектов (организмов, особей, индивидуумов … – термин зависит от научной школы) подтверждается фактически пройденным эволюционным путем человечества.
Упомянутая модель жизнеспособной системы организована иерархически и включает пять взаимодействующих уровней (подсистем). Следуя С. Биру, перечислим их в порядке нарастания значимости и, соответственно, «властных полномочий»:
- Подсистема 1. Обеспечивает ключевые виды деятельности организации как таковые. Может наблюдаться структурная рекурсия, при которой каждый вид деятельности жизнеспособной системы обеспечивается подсистемой, которая сама по себе включает пять перечисляемых уровней.
- Подсистема 2. Представляет собой совокупность информационных каналов, обеспечивающих связь между системами 1 уровня и возможность для системы 3 уровня осуществлять координацию подчиненных систем.
Подсистема 3. Регламентирует деятельность систем 1 уровня, обеспечивает их ресурсами и обеспечивает взаимодействие с вышележащими системами.
Подсистема 4. Обеспечивает адаптацию целого во внешней среде.
Подсистема 5. Обеспечивает как стратегическое, так и немотивированное целеполагание, достижение целей на внешнем плацдарме.
Принципиальную важность имеет то обстоятельство, что свободная поисковая активность оказывается для человека и других жизнеспособных систем приоритетнее адаптации к окружающей среде (см. эпиграф). Исторически сложилась популятивная организация способа существования жизнеспособных систем. Описанным построением способа существования обеспечен широко понимаемый феномен прогресса цивилизационно-культурных общностей. Но, как известно, количественный рост показателей рано или поздно переходят в изменение качества. Ниже мы попытаемся показать, что прогресс в том виде, в каком он так долго существовал, не вечен и требует трансформации.
Торможение прогресса цивилизационно-культурной общности
Поясним сущность периода стагнации.
Принимаются следующие исходные посылки. Мотивированная и немотивированная творческая активность человека является его ведущей потребностью. Вследствие ее реализации объем его знаний об окружающем мире и структурных особенностях человеконаселенных организованностей, а также количество артефактов, создаваемых человеком как выражение его отношения к миру – растет.
Мы принимаем во внимание следующую нелинейную особенность окружающего мира. Площадь граничной многомерной поверхности между знанием и незнанием растет быстрее объема накапливаемых знаний. Широко понимаемая характеристика («площадь» или «длина») границы с непознанным увеличивается растущими темпами. А каждая точка этой границы является потенциальным вызовом для исследователей и творцов. Соответственно растет все возрастающими темпами число вырабатываемых в единицу времени научных и художественных новаций (инвенций, гипотез, концептов, картин, музыкальных произведений и т.д.).
Примем во внимание ключевой темпоральный аспект рассматриваемой мега-ситуации. Верификация или/и критическая оценка порождаемых инвенций, включающая проверку на адекватность ранее накопленной сумме знаний и культурному багажу эпохи – формирующейся веками культурной целостности – требует времени.
Учтем влияние на ситуацию достигнутого уровня научно-технического прогресса. Посредством совершенствующихся на глазах средств коммуникации свежеиспеченные новации мгновенно становятся доступны неограниченном кругу читателей, слушателей, зрителей прежде, чем пройдут верификацию институтами философско-научного или/и культурного сообщества. Время от времени происходят более или менее локальные перестройки накопленной суммы знаний – научные революции [Kuhn 1962, Lakatos 1978], а также переоценка возникающих, развивающихся и иссякающих художественных течений. Происходит непрерывная селекция артефактов на шедевры, посредственность, балласт. Произведения искусства входят в моду, пользуются популярностью, отвергаются, помещаются в запасники, «переоткрываются заново» и т.д. Аналогичный путь проходят научные концепции и направления (генетика, кибернетика, , травопольная система земледелия В.Р. Вильямса и противостоявшая ей мичуринская агробиоргия Т.Д. Лысенко). Те из новаций, которые предусматривают непосредственное практическое использование, попадают в руки предпринимателей и проходят проверку практикой с очевидными последствиями.
Мы усматриваем следующее следствие возрастающей научно-технической оснащенности современного общества. Инвенции, которые лежат в теоретической сфере и не могут претендовать на совершение научной революции или заметную роль в проверке фальсифицируемости того или иного наличного концепта, могут долго пребывать в неопределенном состоянии и становятся ловушками для последователей, принявших эти инвенции за чистую монету.
Механизм формирования структурного барьера на пути развития цивилизационно-культурной общности. Вследствие «рыхлости» оснований растет дефицит релевантности объектов изучения возникающим инвенциям, построенным на этих основаниях. Базой оценки этой релевантности мы полагаем суммарный объем наработанных данной цивилизационно-культурной общностью знаний и золотого фонда артефактов. Мейнстрим философско-научного и культурного дискурса засоряется полузнанием.
В эпоху постмодерна люди искусства, осваивающие мир художественными средствами, используют в качестве инструмента для выражения своего отношения к миру степень остранения («непохожести) изображаемого мира по отношению к создаваемому произведению [Шабоук 1976]. Они предлагают аудитории произведения дадаизма, сюрреализма, абстрактного экспрессионизма, деконструктивизма и т.д. в качестве личных «отчетов» о восприятии ими окружающей реальности (которые зритель может принять либо не принять) В этой атмосфере в философии и науке множатся «рыхлые» концепты, претендующие на роль инструментов познания мира (а не «отчетов» о попытках познания). Эти концепты могут быть лишены логической связности или/и рациональности в критически важной для их использования дисциплине. Их поток увеличивает неорганизованную сложность [Shannon, Weaver 1949] наличного философско-научного дискурса (комплементарную для пост-модернистского мировосприятия), но не увеличивает организованную сложность цивилизационных институтов. С ростом числа неверифицированных инвенций в пространстве философско-научного дискурса падает эффективность вновь предпринимаемых научных исследований, поскольку все большая часть их избирает для опоры ложные основания.
Результат: формирование когнитивно-структурного барьера. Постмодерн оказывается ограничивающим «кипящим» слоем для прогресса цивилизационно-культурной общности, через который не удается проникнуть без решения проблемы согласования темпов генерации инвенций и их последующей верификации в масштабах философско-научного и всего культурного сообщества. Нестационарность протекающих в нем процессов мы подчеркнули метафорой «мерцательная аритмия» в заглавии статьи.
В прошлом описанная проблема не возникала, поскольку программы научных исследований разворачивались относительно медленно, и процесс этот происходил в среде высококвалифицированных ученых и философов, скрупулезно руководствовавшихся императивом «Amicus Plato, sed magis arnica Veritas» («Платон мне друг, но истина дороже») [Сервантес, Т. 2, с. 293].
Рассмотрим реальный пример внедрения конкретного неверифицированного концепта в научный обиход.
Учебник эпохи постмодерна
Вышел в свет учебник Г.Д. Боуш и В.И. Разумова «Методология научного исследования (в кандидатских и докторских диссертациях)», 2021 [Боуш Разумов 2021]. Книга принадлежит серии «Высшее образование – аспирантура» и входит в электронно-библиотечную систему znanium.com. Она состоит из 4 разделов, разбитых на 17 глав. Первый, второй и четвертый разделы посвящены теоретическим основам научного исследования, нормативным требованиям ВАК, организации исследования, обработке и представлению результатов. Их мы не будем касаться. В третьем же разделе изложен малоизвестный авторский концепт «категориально-системной методологии (КСМ)», принадлежащий Омской философской школе.
Ореол доверия к официальным документам психологически распространяется на третий раздел учебника, к которому, однако, есть вопросы.
Начиная с первой страницы Введения, в учебнике используется термин «КСМ» как общеизвестный (заметим, что даже от студенческих работ мы ожидаем определения вновь вводимого термина при первом его упоминании). Свежий термин пафосного звучания привлекает внимание читателя и неизбежно активизирует поиск ассоциаций в личном когнитивном горизонте. Цель этой поисковой активности есть понимание, иначе говоря, обретение смысла, являющегося, как известно, совокупностью ассоциаций.
Читатель вынужден обдумывать составляющие обсуждаемого словесного новообразования и пытаться их комбинировать.
Термин «системный» распространен так широко, что пояснять его нет надобности. К нему мы вынуждены будем вернуться позднее.
«Методологии» в этом смысле «повезло» меньше. В современном научном дискурсе она на слуху, существует множество ее толкований. Сегодня распространены представления о том, что методология есть:
- «учение о методе» [Descartes 1637],
- «учение о структуре, логической организации, методах и средствах деятельности» [Советский энциклопедический словарь 1985],
- «система принципов и способов организации и построения теоретической и практической деятельности, а также учение об этой системе» [Спиркин, Юдин, Ярошевский 1983],
- «стратегия управления мышлением и деятельностью, стратегия их трансформации и развития» [Розин, Голубкова 2013, с. 83],
- «учение об организации деятельности» [Педагогика и логика 1993, с. 68],
- активность, предполагающая: 1) «не только исследование, но создание новых форм организации деятельности и мышления»; 2) «соединение знаний о деятельности и мышлении со знаниями об объектах 3) «учет различия и множественности разных позиций деятеля в отношении к объекту» [Щедровицкий 1995].
Интересная классификация методологий в современном плюралистичном дискурсе предложена в работе [Розин 2005].
Обсуждаемый учебник дает следующее определение методологии: «Любая профессиональная деятельность предполагает некую организованность, которая может быть спонтанной или упорядоченной. Упорядоченность организации подразумевает наличие определенных способов, приемов, методов, технологий, алгоритмов и процедур, которые позволяют осуществлять профессиональную деятельность в виде воспроизводящихся процессов. Такую организацию профессиональной деятельности называют методологией… Методология – учение о способах и организации деятельности» [Боуш, Разумов 2021, с. 12 – 13]. Если вынести за скобки феномен «спонтанной организованности», то приведенное представление лежит в русле современного дискурса.
С термином «категория» дело обстоит несколько сложнее.
В обыденном понимании категория – «наиболее общее или специальное априорное понятие, используемое при построении теорий» [Категория 2020]. Эта сентенция априорно настраивает на размышления о высоком и фундаментальном.
Как известно, Платон строил рассуждения, основываясь на 5 категориях (род-вид, идея-вещь, отличие, постоянство, изменчивость), Аристотель – на 10 (бытие, количество, качество, отношение, место, время, обладание, положение, действие, страдание), Кант – на 4 группах по 3 категории: количество (единство, множество, целокупность), качество (реальность, отрицание, ограничение), отношение (субстанция — акциденция, причина — действие, взаимодействие) и модальность (возможность — невозможность, существование — несуществование, необходимость — случайность. Не прибавляют однозначности относительно понятия категории и научные предметы нашего времени. В языкознании категория – то же, что часть речи. В педагогике категории – это различающиеся от монографии к монографии разделы педагогической науки. В психологии уживаются несколько не пересекающихся «джентльменских наборов» категорий.
Возникает вопрос: КСМ есть инструмент работы со всем этим многообразием? Читатель, не являющийся энциклопедистом, а принадлежащий к некоторой конкретной области науки, неизбежно составит себе зауженное априорное представление в предвосхищении расшифровки словесного новообразования, предлагаемого в учебнике [Боуш, Разумов 2021].
Итак, напомним: в качестве базы научного исследования в обсуждаемом учебнике предлагается использовать «категориально-системную методологию (КСМ)». Авторское определение термина мы встречаем только на стр. 64: «Категориально-системная методология (КСМ) – совокупность инструментов категориального мышления, включающая несколько классов онтологически осмысленных и развитых до уровня научных методов категориальных схем, применяемых как на этапе постановки задач и первичного осмысления предметной области, так и на этапе проведения ее исследования».
Т.е. КСМ есть «ящик» с инструментами категориального мышления?
Заметим, что необходимость, достаточность, полнота, границы этой совокупности не обсуждаются. Тогда, может быть, КСМ – это «общая теория всего», над которой работал еще прадед Ийона Тихого, персонажа научно-фантастических рассказов Станислава Лема [Лем 1994]? Заметим: ее научный аналог – единая теория поля – пока не вышел за пределы квантовой физики, причем ее научный статус остается спорным [Визгин 1985].
Может быть, ситуация прояснится, когда мы увидим авторское определение категориального мышления? Или хотя бы узнаем, к какому семантическому ряду этот термин принадлежит?
Но обсуждаемый учебник [Боуш, Разумов 2021] не дает ответа.
Пытаемся выяснить – что есть категориально-системная методология или категориальное мышление – из другой публикации представителя группы омских авторов [Медведовская 2010].
Этот автор, подобно упомянутому уже Станиславу Лему, предлагает закольцованную формулировку: «категориально-системная методология (КСМ) является инструментом научного исследования. Основой КСМ является проработка в ее структуре онтологических, метафизических, мировоззренческих проблем, а также учет психофизиологических особенностей познания» [Медведовская, с. 96].
Т.е. схема рассуждения В.Ф. Медведовской следующая: основа КСМ – это проработка некоторых (весьма важных!) видов проблем в структуре КСМ. Кто не понял – тому незачет?
Напомним, как Ийон Тихий ищет в «Космической энциклопедии» информацию о «сепульках», попадая при этом в цикл косвенной рекурсии:
«Нашёл следующие краткие сведения:
“СЕПУЛЬКИ – важный элемент цивилизации ардритов (см.) с планеты Энтеропия (см.). См. СЕПУЛЬКАРИИ”.
Я последовал этому совету и прочёл:
“СЕПУЛЬКАРИИ – устройства для сепуления (см.)”.
Я поискал “Сепуление”; там значилось:
“СЕПУЛЕНИЕ – занятие ардритов (см.) с планеты Энтеропия (см.). См. СЕПУЛЬКИ”». [Лем 1994, c. 103 – 124].
Вопрос о категориальном мышлении остался открытым. Обращаемся в качестве последней инстанции к работе главы Омской школы категориального мышления В.И. Разумова. В учебном пособии [Разумов 2004] сущность КСМ прямо не раскрывается. На стр. 19 находим только пояснение: «Особенностью КСМ является проработка в ее структуре онтологических, метафизических, мировоззренческих проблем, а также учет психофизиологических особенностей познания, образующих подоснову всякого научного исследования».
Особенностью – в сравнении с чем? – не поясняется. Примем на веру, что, в отличие от КСМ, существует нечто, в структуре чего онтологические, метафизические, мировоззренческие проблемы не прорабатываются, а психофизиологические особенности познания не учитываются. От этакого «нечто» мы и отталкиваемся? Неясно только, как это нас продвигает.
Добавим, что В.И. Разумов в упомянутом научном пособии вводит порядка восьмидесяти аббревиатур [Разумов 2004, с. 276-277], причем зашифровывает даже такие общеупотребительные термины, как «философия» (у В.И. Разумова это – «Фл»). Не все аббревиатуры расшифровываются в глоссарии, например, «Мф». Вспоминается практика религиозных сект, придумывающих собственные «новоязы» как средство изоляции своей паствы от общечеловеческой культуры. Кто возьмет на себя мартышкин труд запоминания 80 только ради прочтения учебного пособия (хотя бы и Омского университета) на 280 страницах?
Вопрос о категориальном мышлении остается в указанном учебном пособии без ответа. Обращаемся к классике с помощью всезнающего Интернета. Сразу же находим: категориальное мышление — это классификация различных связанных объектов и абстракций, облегчающая человеку существование в окружающем мире и управление им. Потеря категориального мышления означает ограничение ориентации и действия [Goldstein 1967].
Вот оно что! Тогда «в переводе на русский язык» категориальная методология – это всего лишь методология классификации? Что ж, вполне почтенная академическая дисциплина, во многом разработанная (см. например, [Беклемишев 1994]). Таким образом, рассматриваемый учебник В.И. Разумова под этикеткой категориального мышления скрывает технологию классификации? Чтобы подтвердить или опровергнуть эту гипотезу, обратимся к функционалу КСМ, описываемому в [Боуш, Разумов 2021].
Если не удается увидеть, что есть КСМ сущностно, возможно, представится возможность понять – что она представляет собой функционально? На стр. 5 обсуждаемого учебника [Боуш, Разумов 2021] читаем: «КСМ зарекомендовала себя как высокоэвристичная поисковая платформа, позволяющая генерировать новые знания в самых разных областях и упаковывать их в форматы, удобные для осмысления, передачи, применения». Мы видим, что функционал КСМ далеко выходит за пределы систематики. Таким образом, категориальное мышление в трактовке Омской школы – совсем не то, что категориальное мышление в трактовке классиков мировой психологии. Может быть, стоило на это обстоятельство указать? Но вернемся к рассмотрению функционала КСМ.
Какие инструменты входят в заявленную платформу? Каковы ее границы, архитектура и внутренние связи между элементами?
Согласно [Боуш, Разумов 2021], платформу наполняют: методологические подходы к исследованию объектов, распространенные схемы систем, методы исследования, основанные на идее триадичности, методы исследования активного качества в объектах, методы исследования объектов с внутренними противоречиями, методы категориальной символики, метод категориального маятника, методы теории динамических информационных систем. Этим вопросам посвящено восемь глав учебника [Боуш] из семнадцати. В них предлагаются авторские, а также перечисляются либо переинтерпретируются известные концепты науки или культуры в целом. И, по мысли авторов, они составляют платформу.
Должна ли платформа выстраиваться системно (ведь системность включена в явном виде в имя концепта КСМ)? Конечно, ДА, вопрос явно риторический. Как понимают систему авторы учебника? На стр. 60 [Боуш, Разумов 2021] читаем: «Система – совокупность взаимодействующих объектов, для которых задано хотя бы одно осмысленное отношение (в сравнении с кучей)». Каково же это осмысленное отношение, превращающее «кучу», поименованную в предыдущем абзаце, в обещанную «платформу»? Ответа на этот вопрос мы не находим.
Если ответа действительно НЕТ, то концепт категориально-системной методологии рассыпается в случайно набранную «кучу» инструментов, схем и методов. Каждый из этих элементов может быть ценным и эффективным сам по себе (см., например [Медведовская 2010]), но не принадлежащим единой целостности, кроме как к общечеловеческой культуре. Ее синонимом (или аллегорией – общей теорией всего?) и становится заявленная в рассматриваемом учебнике категориально-системная методология? Рука читателя невольно тянется к бритве Оккама [Смирнов 2010]. Вспомним слова И. Канта: «Мы не можем мыслить ни одного предмета иначе, как с помощью категорий» [Кант 1781]. Тогда риторическая фигура категориальное мышление есть скорее тавтология, чем новое слово в науке (ср.: масло масляное). Ведь никто не взялся обозначить границы «огорода» с вывеской КСМ. Опять получается «общая теория всего».
РЕЗЮМЕ
1. Поскольку потенциал поисковой активности человеконаселенной жизнеспособной системы ничем не ограничен кроме ранее наработанного фундамента, он может быть направлен и на совершенствование собственной организационной структуры. Она не обязательно должна совпадать с 5-уровневой моделью жизнеспособной системы С. Бира. Мысленные эксперименты в этом направлении предлагает научная фантастика: «Тагоряне. Цивилизация гипертрофированной предусмотрительности. Три четверти всех мощностей направлено у них на изучение вредных последствий, каковые могут проистечь из открытия, изобретения, нового технологического процесса и так далее. Эта цивилизация кажется нам странной только потому, что мы неспособны понять, настолько это интересно – предотвращать вредные последствия, какую массу интеллектуального и эмоционального наслаждения это даёт. Тормозить прогресс так же увлекательно, как и творить его – все зависит от исходной установки и от воспитания. В результате транспорт у них только общественный, авиации никакой, зато прекрасно развита проводная связь» [Стругацкие 1988, с.17].
Из научных программ, предлагающих пути преодоления описанного барьера на пути развития цивилизационно-культурной общности, укажем на становящуюся дисциплину «гигиена культуры», как «культурную проекцию системы превентивных защитных реакций осознающего себя социума» [Мадьяри-Бек, Сюч, Реут 2015, с. 9].
2. В качестве примера мы обсуждали третью главу учебника [Боуш, Разумов 2021]. Как нам представляется, «категориальная методология» есть эксперимент философско-логического конструктивизма, претендующий на интеграцию предметных методологий вопреки сложившимся в отдельных научных предметах традициям. Поскольку ревизия всего многообразия сложившихся структур предметных дискурсов – дело малоперспективное, Омская школа предлагает своим адептам строить прекрасный новый категориальный мир каждому – из своей локальной точки, не заботясь о том, как эти локальные построения в перспективе пересекутся (аллегория: мост, строительство которого ведется с множества скрытых в тумане берегов). Однако топология совокупности научных областей может быть гораздо сложнее обыденной плоскости, логика может значительно отличаться от классической, а философия может продвигаться не только от конкретного к абстрактному, но и от абстрактного к конкретному [Зиновьев 2000, Зиновьев 2002].
3. В постмодернизме «карта предшествует территории и создает территорию» [Петровская, Померанц 2010, с. 297]. Пока речь идет об искусстве, к таким экспериментам движения «вперед» можно относиться с более или менее отстраненным любопытством. Но в философии и науке использование «карточной демиургии» выливается по большому счету в «бег на месте». Исследователь не замечает непреодолимого имеющимися средствами когнитивно-структурного барьера. Каждый его шаг все в меньшей степени становится развитием и все в большей степени – заблуждением.
4. Как трансформируется в этом «дивном новом мире» квалификационная функция ВАКовских институций? Не примет ли кто-то из аспирантов и докторантов более чем спорный концепт из обсуждаемого учебника за руководство к действию?

Автор благодарит В.М. Розина за содержательное обсуждение темы.

ЛИТЕРАТУРА переставить по алфавиту!
Вначале дается фамилия и год (именно таким образом, как на эту работу будут даваться ссылки в тексте). Затем ставится тире и даются выходные данные книги: фамилия и инициалы авторы (выделяются курсивом), название, после него точка, затем тире, место издания (город), двоеточие, издательство, запятая, год издания. Если речь идет о статье в журнале или сборнике, то тогда: фамилия и инициалы авторы (выделяются курсивом), название, и через две косые – название журнала, год выпуска, том (если есть), номер выпуска, страницы статьи.

1. Pratchett 2001 – Pratchett T. Thief of time. – HarperCollins.
2. Тойнби 1934–1961 – Тойнби А.Дж. Постижение истории. – М.: Издательство «Прогресс», 1991.
3. Лиотар 1979 – Лиотар Ж.Ф. Состояние постмодерна. – М: Издательство «АЛЕТЕЙЯ», 1998.
4. Деррида 1967 – Деррида Ж. О грамматологии. – М.: Ad Marginem, 2000.
5. Деррида 1972 – Деррида Ж. Позиции. – М.: Академический проект, 2007.
6. Фуко 1966 – Фуко М. Слова и вещи. – СПб: A-cad, 1994.
7. Петровская, Померанц 2010 – Петровская Е.В., Померанц Г.С. Посмодернизм. Новая философская энциклопедия. Том 3. – М.: Мысль, 2010. С. 296—298.
8. Beer 1968 – Beer A.S. Management Science: The business use of operations research. – London: Aldus Books. New York: Doubleday, 1968.
9. Бир 1972 – Бир С. Мозг фирмы. – М.: Радио и связь, 1993.
10. Beer 1984 – Beer A.S. The Viable System Model: Its Provenance, Development, Methodology and Pathology. // The Journal of the Operational Research Society, 1984, 35 (1), p. 7–25.
11. Реут 2019 – Реут Д.В. О культурных единицах и совокупностях, создаваемых ими и самовоспроизводящихся // Мир психологии, 2019, № 3, с. 69–79.
12. Kuhn 1962 – Kuhn T.S. The Structure of Scientific Revolutions. – Chicago: University of Chicago Press.
13. Lakatos 1978 – Lakatos I. The Methodology of Scientific Research Programmes // Philosophical Papers Volume 1. Cambridge: Cambridge University Press, 1978.
14. Shannon, Weaver 1949 – Shannon C.E., Weaver W. The Mathematical Theory of Communication. – Urbana: The University of Illinois Press.
15. Шабоук 1976 – Шабоук С. Искусство – система – отражение. – М.: Прогресс.
16. Сервантес 1615 – Сервантес М. Дон Кихот, Т. 2. – М.: ГИХЛ, 1954, 440 с.
17. Боуш, Разумов 2021 – Боуш Г.Д., Разумов В.И. Методология научного исследования (в кандидатских и докторских диссертациях). – М.: ИНФРА-М.
18. Descartes 1637 – Descartes R. Discours de la méthode pour bien conduire sa raison, et chercher la verité dans les sciences. – Leyde
19. Советский энциклопедический словарь 1985 – Советский энциклопедический словарь. – М.: Советская энциклопедия.
20. Спиркин, Юдин, Ярошевский 1983 – Спиркин А.Г., Юдин Э.Г., Ярошевский М.Г. Методология // Философский энциклопедический словарь / Ред. Л.Ф. Ильичев [и др.]. – М.: Сов. энциклопедия.
21. Розин, Голубкова 2013 – Розин В.М., Голубкова Л.Г. Управление в мировом и российском трендах. – М.: URSS.
22. Педагогика и логика 1993 – Педагогика и логика / Г.П. Щедровицкий [и др.]. – М.: Касталь.
23. Щедровицкий 1995 – Щедровицкий Г.П. Избранные труды – М.: Школа культурной политики.
24. Розин 2005 – Розин В.М. Методология: становление и современное состояние. – М.: Московский психолого-социальный институт.
25. Категория 2020 – Категория / Википедия. https://ru.wikipedia.org/wiki/Категория
26. Лем 1994. – Лем. С. «Звёздные дневники Ийона Тихого. Путешествие четырнадцатое» / Лем С. Звездные дневники Ийона Тихого. Из воспоминаний Ийона Тихого. / Собрание сочинений в дести томах. Том 7 – М.: Текст.
27. Разумов В.И. 2004 – Разумов В.И. Категориально-системная методология в подготовке ученых – Омск: ОмГУ.
28. Визгин 1985 – Визгин В. П. Единые теории в 1-й трети XX в. – М.: Наука.
29. Медведовская 2010 – Медведовская В.Ф. Категориальные схемы гомеостат и ряд информационных критериев при изучении семьи как системного объекта / Омский научный вестник, 2010, № 5, с. 96 – 99.
30. Разумов 2004 – Разумов В.И. Категориально-системная методология в подготовке ученых – Омск: ОмГУ.
31. Goldstein 1967 – Goldstein K. Selected writings. Editors: Gurwitsch, Aron, Goldstein-Haudek, E.M., Haudek, R.W. (Eds.). – Springer.
32. Беклемишев 1994 – Беклемишев В.Н. Методология систематики. М.: Изд-во КМК.
33. Смирнов 2010 – Смирнов Г.А. Оккам, Уильям // Новая философская энциклопедия / Ин-т философии РАН; Нац. обществ.-науч. фонд; Предс. научно-ред. Совета В.С. Стёпин, заместители предс.: А.А. Гусейнов, Г.Ю. Семигин – 2-е изд. – М.: Мысль.
34. Кант И. 1781 – Кант И. Критика чистого разума. М.: Мысль, 1994.
35. Стругацкие 1988 – Стругацкие А., Б. Волны гасят ветер // Сборник научной фантастики, вып. 23, М.: Знание, с. 10 – 126.
36. Мадьяри-Бек, Сюч, Реут 2015 – Мадьяри-Бек И., Сюч О., Реут Д.В. Гигиена культуры как «сильная» версия ее экологии / Международный журнал исследований культуры. 2015. № 1 (18). С. 5-12. http://www.culturalresearch.ru/ru/curr-issue
37. Зиновьев 2000 – Зиновьев А.А. Очерки комплексной логики. М.: Эдиториал УРСС.
38. Зиновьев 2002 – Зиновьев А.А. Восхождение от абстрактного к конкретному (на материале «Капитала» К. Маркса). – М.: Институт философии РАН.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Несколько слов о Дмитрии Васильевиче Реуте
СообщениеДобавлено: Вс май 12, 2024 2:04 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 11376
Здравствуйте, Александр Иванович.
Приглашаю Вас вспомнить Дмитрия Васильевича здесь:

https://dszn.ru/department/subordinate/2341
--

Для остальных желающих мы написали следующее приглашение:

Дорогие друзья, родные, коллеги и ученики Дмитрия Васильевича Реута!

Круглый стол в честь его памяти состоится в Останкино в районе Ракетного бульвара
25 мая (суббота)
в 14:00

У всех желающих есть возможность выступить с небольшим докладом, презентацией или перформансом.
Основной критерий – чтобы всем было нескучно.
Ведь все, кто любил Дмитрия Васильевича – люди чрезвычайно интересные, неординарные и талантливые.

Широкий круг интересов Дмитрия Васильевича, охватывающих самые разные области, найдет отражение в ваших выступлениях.

Наши воспоминания о Дмитрии Васильевиче очень светлые и зовущие вперёд, к новым свершениям.
Давайте вместе создадим тёплую атмосферу, чтобы поделиться ими, и отдадим дань уважения замечательному человеку, почтив его добрую память.

Оргвзнос – 700 руб
на карту Сбер:
2202200695049849
или по номеру телефона:
8(903)228-88-86
Елене Владимировне Ф
В комментарии к переводу обязательно укажите "на поминки" и свою фамилию.

Для подтверждения участия и получения адреса встречи напишите нам здесь или в Ватсап по телефону Елене Владимировне.

Ждем всех, кому дорог Дмитрий Васильевич Реут!
--

С уважением,

Елена Фокина


Вернуться наверх
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 3 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB